Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ИЗ ИСТОРИИ МЕСТНИЧЕСТВА XVI ВЕКА

Сложное и интересное явление истории Русского государства XV-XVII вв. — местничество не раз привлекало к себе внимание исследователей. В дореволюционной историографии были выяснены многие вопросы его истории 1, было начато издание местнических дел 2. В советской исторической литературе местничеству уделялось значительно меньшее внимание; только в последнее время появилось несколько работ, где прямо или косвенно затрагивается его история 3, издание же местнических дел — важного источника для изучения не только самого местничества, но и политической, военной и дипломатической истории — прекратилось.

От XVI в. до нас дошли сведения о целом ряде местнических столкновений, однако самих местнических дел и правых грамот по ним известно крайне мало.

Предметом публикации является правая грамота по местническому делу между опричным думным дворянином Романом Васильевичем Алферьевым-Нащекиным и земским человеком, казначеем кн. Василием Васильевичем Мосальским в январе 1572 г. вместе с введением и заключением, внесенными составителем пространной редакции разрядных книг. Отрывок грамоты в сильно сокращенной редакции, причем по дефектному списку, публиковался Н. П. Лихачевым, для которого было важно лишь упоминание в подписи дьяка А. Ф. Клобукова, а не само дело 4. Естественно, при такой публикации суть дела оставалась неясной, а многие важные подробности оказались опущенными. Кратко упоминал об этом деле В. О. Ключевский, не [215] разбирая его подробно; ему осталась неизвестна приписка, читаемая в некоторых списках (о ней речь ниже) 5. А. И. Маркевичу дело было известно только на основании упоминания о нем у В. О. Ключевского 6. Исследователи не заметили, что это дело содержит важные сведения по истории опричнины.

Поводом для начала дела послужило назначение Р. В. Алферьева 7 на совместную с казначеем кн. В. В. Мосальским службу на Казенный двор “в менших товарыщех”, т. е. вторым казначеем. Сам по себе факт назначения на совместную службу земского опричника характерен для начала 1572 г. Если для более раннего времени мы знаем только один, причем специально оговоренный, случай такой совместной службы — В. И. Умного-Колычев и И. П. Хирон-Яковля 8, то уже весной 1572 г. опричные и земские войска вместе шли в поход на шведов, а летом того же года вместе сражались под общим командованием земского воеводы кн. М. И. Воротынского на Молодях против полчищ Девлет-Гирея 9. Это обилие совместных назначений было, думается, связано с подготовкой ликвидации опричного двора осенью 1572 г. и с некоторым недоверием царя к опричникам после разгрома русских войск Девлет-Гиреем в 1571 г. 10 Важно отметить, что в данном случае мы встречаем не совместное участие опричных и земских полков в боевых операциях, а нечто большее — деятельность в одном и том же учреждении, в государевой Казне. Пополняются и наши сведения о казначеях XVI в. — Р. В. Алферьев как казначей до сих пор не упоминался 11. Из дела видно, что при таких совместных назначениях местнический суд состоял из представителей двух ведомств — земщины и опричнины (своего рода смесный суд): судьями по делу выступают опричный боярин кн. С. Д. Пронский и земский боярин М. Я. Морозов при земском дьяке А. Ф. Клобукове 12.

Само дело имеет некоторые выделяющие его из остальной массы местнических дел особенности, на которые лишь частично обращалось внимание в литературе. Это пока единственный известный случай, когда в местническом деле ответчик признал, и притом без пререканий, правоту истца: после челобитья Р. В. Алферьева В. В. Мосальский заявил, что “Роман человек великой, а я человек молодой, и счету он с Романом не держит никоторова”. Казалось бы, после такого заявления дело могло легко прекратиться вынесением решения в пользу Алферьева. Однако Алферьев ведет себя на первый взгляд несколько странно: он продолжает приводить многочисленные доказательства своей правоты, причем переходит к типичным местническим “обвинениям” против всего рода князей Мосальских, ставя даже под сомнение их княжеский титул. В любом местническом деле такое заявление вызвало бы челобитье о бесчестье, но Мосальский неожиданно спокойно и хладнокровно реагирует на выпады Алферьева, заявляя, “что он Романова и своево родства Мосальских князей не помнит, потому что он родился в Литве и счоту он с Романом не держит”.

Все дело разъясняет небольшая приписка, читающаяся в части списков разрядных книг пространной редакции. Оказывается, правую грамоту Алферьев получил, когда Мосальские были в опале, а после смерти Ивана IV кн. В. В. Мосальскому [216] удалось (в 1588/89 г.) добиться пересмотра дела и аннулирования правой грамоты 13. Таким образом, дело обстояло, видимо, так: опальный земский человек кн. В. В. Мосальский 14, понимая, что спора, в котором его противником выступает видный опричник, ему не выиграть, решил уступить, но так, чтобы впоследствии иметь возможность снова начать дело. Именно поэтому он и не должен был приводить никаких аргументов в свою пользу: опытный местник Р. В. Алферьев 15 без труда бы их опроверг, и это вошло в правую грамоту и затруднило бы последующий пересмотр дела. Алферьев, видимо, разгадал тактику своего противника и, несмотря на его кажущееся смирение, старался привести как можно больше доказательств своей правоты и помешать тем самым пересмотру дела в будущем 16. Перед нами любопытный бытовой штрих из местнической практики XVI в.

Немаловажным обстоятельством является то, что вопрос о пересмотре дела был поднят Мосальским уже после смерти Ивана IV, в конце 80-х годов. В. И. Корецким на других материалах уже было прослежено изменение в правительственной политике после смерти Ивана IV 17; пересмотр дела Мосальский — Алферьев, тот факт, что составитель разрядной книги специально подчеркнул, что дело пересматривалось “после царя Ивана блаженныя памяти”, подтверждают это наблюдение. Кстати, тогда же, в 1589 г., Р. В. Алферьев проиграл другое местническое дело, попал в связи с этим в опалу и был выдан головой своему противнику кн. Г. Засекину 18.

Отметим, что в публикуемой грамоте содержатся ценные сведения об организации управления в Верейско-Белозерском удельном княжестве XV в.

Значительный интерес представляют для истории местничества содержащиеся в деле аргументы, которые приводил Алферьев в споре. Он, как это уже подметил В. О. Ключевский 19, главным образом апеллирует к тому, что его род искони служил московским государям 20. Таким образом, в данном случае несколько неожиданно служба оказывается для местничества ценнее “породы”. Прав был В. О. Ключевский, предостерегавший от упрощенного понимания местничества: “надобно строго отличать старинные общие основания местничества от своеобразного строя местнических отношений, сложившегося в служилом обществе Московского государства” 21. Видимо, [217] во второй половине XVI в. местничество, уже несколько ограниченное, еще уживалось с интересами централизованного государства.

Из публикуемой грамоты видно, какой разнообразный исторический материал могут содержать местнические дела — источник, к сожалению, слишком редко привлекаемый для исследования в нашей литературе.

Документ извлечен из пространной редакции разрядных книг и публикуется по Эрмитажному списку 390 Государственной публичной библиотеки им. М. Е. Салтыкова-Щедрина с подведением вариантов по Щукинскому списку 496 Государственного исторического музея (в подстрочных примечаниях “Щ”) 22. Правила передачи текста обычные для документов XV-XVII вв. При подведении вариантов орфографические разночтения во внимание не принимались.

В. Б. Кобрин


Правая грамота по местническому делу между думным дворянином и печатником Романом Васильевичем Алферьевым-Нащекиным и казначеем кн. Василием Васильевичем Литвиновым-Мосальским

1-7 января 1572 г.

Того ж [7080] году велел государь царь и великий князь Иван Васильевичь всеа Русии быти на Казенном дворе в казначеях князь Василью князь Васильеву сыну Литвинову-Мосальскому да печатнику и думному дворенину Роману Васильеву сыну Олферьеву. И Роман Олферьев бил челом государю в отечестве о щете на казначея на князь Василья Иванинскова (Вероятно, прозвище Иванинский связано с именем его дяди кн. Ивана Семеновича Мосальского (Н. Е. Бранденбург. Род князей Мосальских. СПб., 1892, стр. 23)) Литвинова Масальского что ему, Роману, менши князь Василья быть невмесно. И государь приказал их судить бояром князю Семену Даниловичю Пронскому, да Михайлу Яковлевичи) Морозову, да дьяку Андрею Клобукову. И по суду и 23 по счету Романа Олферьева государь велел оправить, а князь Василья Литвинова Мосальскова велел государь обвинить и Роману велел государь дать на князь Василья правую грамоту 24.

Список с правые грамоты слово в слово 25

По государеву цареву и великаго князя Ивана Васильевича всеа Русии приказу бояре князь Семен Даниловичь Пронской, да Михайло Яковлевичь Морозов, да дьяк Андрей Клобуков сей суд судили Романа Олферьева со князь Васильем Мосальским.

Бил челом государю царю и великому князю Ивану Васильевичю всеа Русии 26 печатник Роман Васильевич Олферьев, а сказал: велел ему государь быть на своем на Казенном дворе с казначеем со князь Васильем Мосальским, и государь бы ево пожаловал, велел бы ему дать со князь Васильем в отечестве суд и зчет. Да подал Роман Олферьев на князь Василья Мосальскова бояром челобитную, а в челобитной пишет:

Царю государю и великому князю Ивану Васильевичю всеа Русии бьет челом холоп твой Романец Олферьев. Велел еси, государь, мне, холопу своему, быть у своего государева дела на Казенном дворе со князь Васильем Мосальским в менших товарыщех. Покажи, государь, милость, не выдай холопа, своего князю Василью Мосальскому, вели, государь, дать в моем отечестве с ним счет. А быть, государь, мне с ним невмесно 27. [218]

И бояре князя Василья Мосальскова спросили, выслушав Романову челобитную, и велели ему отвечать.

И князь Василей 28 боярам сказал, что Роман человек великой, а я человек молодой, и счету он с Романом не держит никоторова.

И Роман Олферьев подал бояром князю Семену Даниловичю да Михайлу Яковлевичи) родству своему и князь Васильеву родству Мосальских князей роспись. И бояре велели тое роспись честь. А в росписи пишет:

Потому, государь, мне, холопу твоему Ромашку, менши быть князь Василья Мосальскова нельзя, что прадед мой Филип служил у князя Михайла Андреевича Верейскова (Князь Михаил Андреевич — верейско-белозерский удельный князь (1432-1486). После его смерти удел был ликвидирован и вошел в состав великого княжества Московского), а был у него дворецкой. А было за ним жалованья Белоозеро, да Верея, и 29 иныя жалованья, и Угорския волости (Вероятно, речь идет о Югре; в составе Белозерского удела она была упомянута в духовной грамоте Ивана III (Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV-XVI вв. М.-Л., 1950, стр. 356)) даны в путь. А дед, государь, мой Юмран 30 Нащокин был послан 31 от отца твоего, государя нашего, во многих местех с воеводами: посыланы, государь, были воеводы в Литовскую землю к Витебску, и в той, государь, посылке дед мой Юмран 32 Нащокин был воевода в правой руке больши Меншика Плещеева и иных воевод (Речь идет о разряде, записанном под 7023 и 7027 гг., в котором Юмран Львов сын Нащокин назван вторым воеводой полка правой руки, а Мешок (не Меншик) Плещеев — левой руки (П. Н. Милюков. Древнейшая разрядная книга официальной редакции. М., 1902, стр. 60, 68)). Покажи, государь, милость, вели тем розрядом сыскати, кому был Юмран Нащокин в версту. А дед же 33 мой Олферей был послан от отца твоего, государя нашего, в Литовскую землю: в 34 большом полку князь Семен Мезецкой, в передовом полку дед мой Олферей, и грамота невместная деду моему на князь Семена дана (В разрядной книге, опубликованной Н. П. Милюковым, Алферий Нащекин не упоминается; кн. Семен [Романович] Мезецкий был в числе воевод Большого полка в разрядах 1512 г. (П. Н. Милюков. Ук. соч., стр. 45, 47)). А батько, государь мой от отца твоего, государя нашего, был во многих именных посылках в Крыму, и в Казани, и в Литву посольством, и в ыных во многих именных посылках. И было, государь, за отцом моим отца твоего, государя нашего, многия кормленья великие, деда твоего, государя нашего 35 жалованья, и в посылках во многих в 36 имянных бывали. А я, холоп твой, твоею государевою милостью был от тебя, государя, во многих посылках, и 37 в товарищах многим воеводам на твоих государевых службах, и от тебя, государя, головою во многих местех был 38 из твоего, государева, розряду, в послах к Жигимонту королю польскому и литовскому ходил (Р. В. Алферьев действительно был посланником в Литве в 1557/58 г. (Сб. РИО, т. 59, СПб., 1887, стр. 538.551; ПСРЛ, т. XIII, 1 пол., СПб., 1904, стр. 292)). А князь Василей Мосальской и род ево никто от тебя, государя, нигде в твоих государевых посылках не бывал, развел письма, и от твоих государевых воевод в городех нигде не бывали ж (Здесь Алферьев исказил факты. Сам В. В. Мосальский действительно не упоминался в разрядах до 1572 г., но его родственники занимали различные воеводские должности (П. Н. Милюков. Ук. соч., стр. 50, 191-193, 239, 245, 256, 257, 265)). А я, холоп твой 39, не ведаю, почему Мосальские — князи и хто они.

Да Роман же подал бояром память Мосальских князей родству, а в памяти пишет:

Мы холопи твои искони, вешные ваши государевы холопи, ни у ково не служивали, окроме 40 вас, государей. А Мосальские, государь, князи служили Воротынским князем: князь Иван Колода (В родословных росписях Мосальских такого прозвища обнаружить не удалось: может быть, речь идет о кн. Иване Семеновиче (см. выше примечание 1)) Мосальской служил князь Ивану Воротынскому (Вероятно, речь идет о кн. Иване Михайловиче Воротынском — воеводе первой половины XVI в.), были ему приказаны собаки (Это означает, что он, по вероятному предположению В. О. Ключевского, был ловчим (В. О. Ключевский. Боярская дума древней Руси. Пг., 1919, стр. 211)); да иные Мосальские князи служили у них же. Покажи, государь, милость, не выдай меня, холопа своего, князю Василью Мосальскому.

И князь Василей, выслушав роспись 41 Романову родству и своему родству Мосальских князей, сказал бояром, что он Романова 42 и своего родства [219] Мосальских князей не помнит 43, потому что он родился в Литве, и счоту он с Романом не держит.

И по государеву цареву и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии приказу бояре князь Семен Даниловичь Пронской, да Михайло Яковлевичь Морозов, да дьяк Андрей Клобуков печатника Романа Васильевича оправили, а казначея князь Василья Мосальского обвинили и сю правую грамоту Роману Олферьеву на князь Василья Мосальского дали.

Писано в Великом Новегороде, лета 7080-го году, генваря в 1 44 день.

А назади подпись у грамоты дьяка 45 Андрея Клобукова.

И сидел князь Василей Мосальской с Романом Олферьевым на Казенном дворе.

И та правая грамота дана Роману Олферьеву на князь Василья Мосальского в государеву опалу. И князь Василей Мосальской бил челом после царя Ивана блаженныя памяти государю царю и великому князю Федору Ивановичю всеа Русии, что отец ево государь царь и великий князь Иван Васильевичь всеа Русии опалился на них, Мосальских князей, и дал Роману Олферьеву на него, князь Василья Мосальского, правую грамоту. И государь царь и великий князь Федор Ивановичь всеа Русии Мосальских князей пожаловал, велел у Романа Олферьева правую грамоту взять и в Розряде велел записать, что та грамота не в грамоту Роману. А подлинно пишет Мосальских челобитья царю Федору Ивановичю 7097-го 46 году на Романа Олферьева.

ГПБ им. М. Е. Салтыкова-Щедрина, Эрмитажное собрание, № 390, Разрядная книга, лл. 455.457.Список.


Комментарии

1. Д. Валуев. Разрядная книга от 7067 до 7112 года. Введение. "Синбирский сборник". М., 1844; А. И. Маркевич. О местничестве, ч. I. Русская историография в отношении к местничеству. Киев, 1879; его же. История местничества в Московском государстве в XV-XVII веке. Одесса, 1883; В. О. Ключевский. Боярская дума древней Руси., 1957, стр. 139-156; его же. Соч., т. 2. Курс Русской истории, ч. 2. М., 1957, стр. 139-156; Н. П. Лихачев. Разрядные дьяки XVI века. СПб., 1888, и др.

2. Русский исторический сборник, изданный М. П. Погодиным, тт. II, V. М., 1838, 1842; Н. П. Лихачев. Местнические дела 1563-1605 гг. СПб., 1894.

3. Е. А. Василевская. Терминология местничества и родства. "Труды Историко-архивного института", т. II. М., 1946, стр. 155-179; А. А. Зимин. К истории военных реформ 50-х годов XVI в. "Исторические записки", т. 55. М., 1956, стр. 344-359; Д. Н. Альшиц. Разрядная книга московских государей XVI в. (официальный текст). "Проблемы источниковедения", сб. VI. М., 1958, стр. 135-138; И. И. Смирнов. Очерки политической истории Русского государства 30-50-х годов XVI века М., 1958, стр. 399-406, 489-495.

4. Н. П. Лихачев. Разрядные дьяки XVI века, стр. 463-465.

5. В. О. Ключевский. Боярская дума древней Руси. Пг., 1919, стр. 211-212.

6. А. И. Маркевич. История местничества, стр. 461.

7. Обоснование принадлежности Р. В. Алферьева к опричнине указано в нашей статье "Состав опричного двора Ивана Грозного", принятой к печати "Археографическим ежегодником".

8. "Синбирский сборник", стр. 26.

9. Отдел рукописей ГИМ. Щукинское собрание, № 496, лл. 481/512 об.-438/514; Отдел рукописей ГПБ им. М. Е. Салтыкова-Щедрина, Эрмитажное собрание, № 390, л. 464 об.; Г. Штаден. О Москве Ивана Грозного. Записки немца-опричника. М., 1925, стр. 151.

10. С. Б. Веселовский. Учреждение опричного двора в 1565 г. и отмена его в 1572 г. "Вопросы истории", № 1, 1946.

11. Алферьев был, вероятно, вторым "смесным" казначеем; о существовании смесных казначеев см. А. А. Зимин. О составе дворцовых учреждений Русского государства конца XV-XVI вв. "Исторические записки", т. 63. М., 1958, стр. 187.

12. О принадлежности С. Д. Пронского к опричнине см. указанную выше нашу работу; о принадлежности к земщине М. Я. Морозова и А. Ф. Клобукова см. "Синбирский сборник", стр. 31.

13. В Шереметевском боярском списке кн. В. В. Мосальский показан умершим в 1576/77 г. (ДРВ, ч. XIII. М., 1791, стр. 55), однако сведения этого списка неточны (А. А. 3имин. Состав Боярской думы в XV-XVI веках. "Археографический ежегодник за 1957 год". М., 1958, стр. 41-42), а кн. В. В. Мосальский упоминался позднее: в начале 80-х годов был послом в Крыму кн. Василий (без отчества) Мосальский (Н. Е. Бранденбург. Род князей Мосальских. СПб., 1895, стр. 103-105), а в 1584 г. кн. Василий Васильевич Мосальский был начальником Разбойной избы (А. И. Юшков. Акты XIII-XVII вв., представленные в Разрядный приказ представителями служилых фамилий после отмены местничества, ч. 1. М., 1898, стр. 216, 221). Таким образом, в 1588/89 г. В. В. Мосальский мог быть еще жив. Из дела, кстати, видно, что казначеем был В. В. Литвинов-Мосальский, а не его двоюродный дядя В. В. Кольцо-Мосальский, как ошибочно полагали некоторые исследователи (Н. Е. Бранденбург. Ук. соч., стр. 21-22; J. Wolff. Kniaziowie litewsko-ruscy od konza XIV wieku. Warszawa, 1854, str. 232).

14. Что для В. В. Мосальского назначение в казначеи было "потерькой" и поэтому было, вероятно, действительно связано с опалой, видно из того, что он был единственным казначеем XVI-XVII вв., носившим княжеский титул (А. А. Зимин. О составе дворцовых учреждений, стр. 204).

15. Только в исследовании А. И. Маркевича зарегистрировано 12 местнических дел Алферьева (История местничества..., стр. LVII).

16. Если предположить (что вполне вероятно), что Алферьев заранее приготовил свои "памяти", дело не меняется: они были пущены в ход, когда это уже было для исхода дела излишним, после отказа Мосальского от возражений.

17. В. И. Корецкий. Правая грамота от 30 ноября 1618 г. Троице-Сергиеву монастырю (Из истории монастырского землевладения XIV-XVI вв.). "Записки Отдела рукописей" Гос. библ. СССР им. В. И. Ленина, вып. 21. М., 1959, стр. 190-192.

18. "Синбирский сборник", стр. 106.

19. В. О. Ключевский. Боярская дума..., стр. 211.

20. Здесь Алферьев намеренно неточен: Нащекины до 1328 г. были тверскими боярами, а один из предков Алферьева, как он сам заявил на суде, служил верейско-белозерскому удельному князю.

21. В. О. Ключевский. Боярская дума..., стр. 212.

22. Описание рукописей: В. И. Буганов. Обзор списков разрядных книг последней четверти XV - начала XVII в. "Проблемы источниковедения", сб. VI. М. 1958, стр. 167-168 (№№ 10, 13).

23. Щ: "и" нет.

24. Щ: "а в грамоте пишет".

25. Щ: фраза отсутствует.

26. Щ: "Ивану Васильевичу всеа Русии" нет.

27. Щ: "не мочно".

28. Щ: "Василей Мосальский".

29. Щ: "и" нет.

30. Щ: "Юрман".

31. Щ: в рукописи ошибочно "послом", исправлено по Щ.

32. Щ: "Юмьран".

33. Щ: вставлено: "государь".

34. Щ: в рукописи: "в" киноварное, абзац.

35. Щ: вставлено: "и отца твоего, государя нашего".

36. Щ: "в" нет.

37. Щ: "и" нет.

38. Щ: "бывал".

39. Щ: вставлено "того".

40. Щ: "кромее".

41. Щ: "росписи".

42. Щ: вставлено: "родства".

43. Щ: в рукописи ошибочно "помнят", исправлено по Щ.

44. Щ: "7".

45. Щ: в рукописи ошибочно "дьячка", исправлено по Щ.

46. Щ: "седьмыя тысящи в девяносто седьмом".

Текст воспроизведен по изданию: Из истории местничества XVI в. // Исторический архив, № 1. 1960

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.