Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

МАТЕРИАЛЫ ПО ИСТОРИИ ЗЕМСКОГО СОБОРА 1575 г.

И О ПОСТАВЛЕНИИ СИМЕОНА БЕКБУЛАТОВИЧА

«ВЕЛИКИМ КНЯЗЕМ ВСЕА РУСИИ»

Земский собор 1575 г. и поставление Симеона Бекбулатовича «великим князем всеа Русии» стали предметом специального изучения совсем недавно 14. Исследование их затруднено крайней малочисленностью источников. Настоящая публикация призвана в какой-то мере восполнить пробел в источниках и способствовать лучшему освещению неясных сторон этой проблемы.

Документы (№ 1-3) характеризуют сложную обстановку в стране, изнуренной опричниной и Ливонской войной, накануне созыва земского собора 1575 г. Выход из тяжелого финансового положения правительство Ивана Грозного пыталось найти, в частности, в продаже запустевших поместных земель в Московском уезде (док. № 1). При этом помимо финансовой цели преследовалась и политическая — иметь поближе к Москве верных царю людей. Князь Д. А. Друцкий и дьяк К. Ф. Горин продали в вотчину «государевому комнатному истопнику» Л. К. Быкову, упоминаемому в списке, обнаруженном Д. Н. Альшицем 15, пустоши в Московском уезде, которые были в поместье за «государевым столовым истопником» А. Лобановым и за «государевым поваром» М. Петровым. Земли эти, очевидно, запустели от набега крымского хана Девлет-Гирея 1570 г. («дворы сожгли крымские люди»).

Большой интерес для понимания правительственной политики по крестьянскому вопросу представляет грамота новгородского дьяка С. Ф. Мишурина причту новгородской церкви св. Дмитрия 1573/74 г. (док. № 2). Обеляя запустевшие церковные земли во Влажинском погосте Деревской пятины и оберегая «соборян» от попыток других землевладельцев, прежде всего помещиков, привлекать их к уплате своих податей, грамота вместе с тем предусматривает опасность утечки волостных и помещичьих крестьян в церковную вотчину, получившую льготы в уплате податей: «А будет которые крестьяне в том погосте или из ыных ис которых погостов или с поместей учнут бегати от всяких государевых податей в Дмитриевские деревни, отбываючи всяких государевых податей и посохи и мостового дела или иных каких государевых дел, надеяся на сю грамоту, и вы б тех людей, сыскав, имали. Да у кого имянем поимаете, и вы б тех беглых людей всякие подати, что на них довелосе взяти, доправливали на Дмитриевских крестьянех, у кого которого беглого крестьянина поимаете. А в государеве пене тех крестьян давати на поруки, а срочили им стати передо мною в Новегороде». Грамота свидетельствует об определенных противоречиях между церковными землевладельцами и помещиками в 70-х годах XVI в. и о зарождении в среде правительственной администрации мысли о церковных привилегиях как помехе в борьбе с незаконными крестьянскими выходами с помещичьих и волостных земель, позднее отчетливо прозвучавшей в соборном приговоре 1584 г. об отмене тарханов. Грамотой устанавливаются санкции («государева пеня») за прием беглых крестьян; предусматривается выплата государственных налогов теми, кто их принял; сыск беглых на местах вменяется представителям низших звеньев правительственной администрации. Всем этим подготовлялось введение «заповедных лет» в недалеком будущем.

Князь Д. А. Друцкий и дьяк С. Ф. Мишурин, видимо, приняли участие в работе земского собора и были казнены Грозным осенью 1575 г. 16 [297]

Грамота от 20 сентября 1575 г. (док. № 3), где упоминается боярин и воевода кн. И. Ю. Булгаков-Голицын, отозванный 30 сентября из Серпухова в Москву на земский собор, проявляет озабоченность по поводу возможного уклонения детей боярских южных городов от военной службы и их попыток укрыться в своих поместьях, что должно было решительно пресекаться.

Отрывки из приходо-расходных книг Иосифо-Волоколамского монастыря (док. № 4) позволяют заглянуть в предысторию земского собора 1575 г. 8 сентября 1575 г., согласно записи в них, собирались по монастырям деньги — «давати владыком на корм». Возможно, в первой половине сентября «владыки» уже были в Москве и земскому собору предшествовал церковный. Столкнувшись с сопротивлением духовных иерархов, царь в конце сентября пошел на созыв земского собора, но не получил поддержки и у него. Часть представителей дворянства и высшего духовенства, начавшая понимать всю гибельность политики Грозного для страны, выступила против его планов, вызвав у царя ярость. В 20-х числах октября произошли массовые казни как светских, так и духовных участников земского собора.

«Память разходная», поданная 30 декабря 1575 г. старцем Гурием Ступишиным, говорит об участии игумена Иосифо-Волоколамского монастыря Евфимия и его самого в работе земского собора («как жил на Москве с ыгуменом в соборе»).

Публикация отрывков из приходо-расходных книг Иосифо-Волоколамского монастыря рассеивает сомнение Н. И. Павленко, увидевшего противоречие в том, что в первом случае «владыке» (нужно «владыком». — В. К.) «на корм» в Москву посылалось из монастыря 10 алтын, а в другом была предъявлена «память разходная» на «грандиозную сумму в 100 руб. 22 алт. 4 ден.» 17. Надо учесть, что во второй половине XVI в. в России насчитывалось, по данным С. Б. Веселовского, не менее 200 монастырей 18, так что, если деньги «на корм владыком», приехавшим на собор, поступили даже и не изо всех монастырей, то и тогда сумма по тем временам получилась бы немалая. Накануне собора 1580 г. монастыри также обеспечивали провиант для «владык». В приходо-расходных книгах Иосифо-Волоколамского монастыря под 14 декабря 1579 г. помещена следующая запись: «Куплено на Москве казанскому архиепископу и резанскому колачей на гривну. Посылали к ним с кормом» 19. В записи за 30 декабря из публикуемого отрывка видно, что деньги были потрачены игуменом и старцем, принимавшими участие в работе земского собора 1575 г., не столько на себя (на мелкую покупку разошлось всего 1 руб. 30 алт. 1 ден.), сколько на подарки Грозному (76 руб. 10 ден.) и монастырские нужды.

Н. И. Павленко пытается по-разному толковать выражения «для собору» в разрядных книгах пространной редакции, употребленное при вызове на земский собор воевод и «больших дворян», из войска и южных городов в Москву, и «в соборе» в приходо-расходных книгах Иосифо-Волоколамского монастыря. Он склонен понимать слова разрядной книги «для собору» как «сбор военачальников на совещание в Москву накануне наступления глубокой осени и зимы, когда практически исчезала опасность татарского вторжения» 20. И до 1575 г. и после военные совещания созывались. Вспомним хотя бы совещание кн. М. И. Воротынского, посвященное организации обороны южных границ, но термина «для собору» мы при этом не встречаем. Если бы Н. И. Павленко удалось отыскать в разрядных книгах какие-либо другие упоминания «для собору» при созыве военных совещаний, то его возражение получило бы обоснование. Выражение «в сабор» встречается в приходо-расходных книгах Иосифо-Волоколамского монастыря и под 26 декабря 1579 г. Тогда старец Гурий Ступишин также поехал с игуменом «в собор». М. Н. Тихомиров, впервые обративший внимание на эту запись, счел возможным пояснить выражение «в собор» как «на собор» 21, подразумевая собор 1580 г., ограничивший монастырское землевладение.

Н. И. Павленко указывает на употребление в Словаре И. И. Срезневского слова «собор» в 16 различных смыслах, но упускает из вида, что среди них нет употребления его в смысле земского собора. Это новшество второй половины XVI в. Соборная терминология во второй половине XVI в. еще не определилась, как не конституировалось окончательно и само учреждение. В одних случаях современники писали «на собор» (новгородский летописец), в других — «для собору» (официальная запись разрядной книги); для приходо-расходных книг Иосифо-Волоколамского монастыря характерны выражения «в собор», «в соборе».

Было бы полезно пристальнее присмотреться к «соборной» терминологии разрядных книг. В этом плане несомненный интерес представляет официальный «Государев разряд» [298] 1604 г. 22, где помещена запись о том, что «майя в 3 день [1601 г. — В. К.] у государя, царя и великаго князя Бориса Федоровича всеа Русии и у сына его у государя, царевича князя Федора Барисовича всеа Русии был в передней избе патриарх Иев и митрополиты, и архиепискупы, и епископы, и архимандриты, и игумены, и бояре все» 23. На этом совещании Борис Годунов упрекал бояр, которые против крымского хана Казы-Гирея «промышляют худо и оплошно», в нерадении. Было приговорено в предполагаемом южном походе служить «без мест».

В данном случае мы имеем дело с совещанием соборного типа, в котором принимали участие освященный собор и Боярская дума. Термин «собор» к этому совещанию не применяется. Запись о совещании 3 мая 1601 г. следует сравнить с помещенной там же записью от 15 мая 1604 г., остававшуюся до последнего времени вне поля зрения историков. По получении тревожных известий из Крыма от русских послов о готовящемся набеге на Русь Казы-Гирея: «И говорили государь, царь и великий князь Борис Федорович всеа Русии и его царсково величества сын государь, царевич Федор Борисович всеа Русии на соборе (курсив мой. — В. К.) отцу своему и богомолцу Иеву, патриарху Московскому и всеа Русии, и митрополитом, и архиепископом и епископом, и всему освященному (очевидно пропущено собору. — В. К.), и бояром, и приказным людем, и дворяном...» 24. Здесь упомянуты помимо участников предыдущего совещания 1601 г. не только приказные люди, но и дворяне. Именно присутствие последних и делает это совещание 1604 г. земским собором. Отсюда и появление в официальной разрядной книге термина «собор» уже в смысле земского.

В Польше готовился к вторжению в Россию Лжедмитрий I. Внутри страны бояре объединялись против Бориса Годунова, — вступали в связи с самозванцем и поляками. В этой исключительно напряженной обстановке Борис Годунов решил созвать земский собор, пригласив на него приказных и дворян. Он хотел получить поддержку в 1604 г. у земского собора, так же как он получил ее в 1598 г., когда намеревался стать царем. Однако служилые люди в результате реализации указов 1601-1602 гг. о крестьянском выходе уже отшатнулись от него. Поэтому попытка Бориса Годунова укрепить свои позиции в стране путем апелляции к земскому собору в 1604 г. не удалась.

Уникально челобитье Ивана Грозного (док. № 5) «великому князю всеа Русии» Симеону Бекбулатовичу о деньгах, необходимых для проведения калужского похода против татар, чтобы обеспечить тыл для задуманного в 1577 г. решающего похода в Ливонию 25. До сего времени была известна лишь одна челобитная Грозного Симеону Бекбулатовичу от 30 октября 1575 г., посвященная перебору служилых людей и организация «удельного двора» 26. Это челобитье фигурирует как послание Грозного, хотя имеет, как и публикуемое, сугубо деловой характер. Новая челобитная свидетельствует об интересе Ивана IV к финансовой стороне дела. Очевидно, таких челобитных было много, но они не сохранились. Возможно, что они даже подверглись уничтожению после того, как Иван IV покончил с «политическим маскарадом» и сделал Симеона великим князем Тверским.

Калужский поход начался 28 апреля 1576 г. 27, следовательно, челобитная была подана ранее. Привлекают внимание слова о том, что деньги нужны «на подъем». С такой же мотивировкой мы встречаемся и при летописном изложении указа об учреждении опричнины в 1565 г., когда царь потребовал от земщины на свой «подъем» 100 000 руб. 28 Теперь же в 1576 г. земщина предоставила ему «на подъем» 40 000 руб. Но при этом надо иметь в виду, что эти деньги предназначались лишь для калужского похода, а предстоял еще грандиозный ливонский поход, на который нужны были уже поистине огромные траты. Третий чрезвычайный налог «на подъем» собирался в начале 80-х годов, когда обозначилось поражение в Ливонской войне 29.

Примечательно и обращение Грозного к Симеону Бекбулатовичу, — поступать так, «как тебе бог известит». В летописном изложении царской грамоты, присланной 3 января 1565 г. из Александровой слободы высшему духовенству, употреблен тот же оборот речи. Объясняя свой отъезд из Москвы, царь писал: «Не хотя их (бояр и высшего духовенства. — В. К.) многих изменных дел терпети, оставил свое государство и поехал, где вселитися, где же его, государя, бог наставит» 30. Даниил Сильвестр, передавая слова Грозного, [299] сказанные им во время второй аудиенции 29 января 1576 г., сообщает, что Иван IV намерен поступить с Симеоном Бекбулатовичем, «как бог нас наставит» 31.

Публикуемому челобитью присущ стиль Грозного. Но оно наиболее лапидарно из всех известных его сочинений. Когда речь заходила о деньгах, царь умел быть предельно кратким.

В середине 70-х годов страна уже стояла на краю хозяйственной катастрофы. Центральные и северо-западные районы были разорены, крестьяне разбредались, вотчины и поместья служилых людей пустели. Русский Север, еще экономически крепкий, попал в «удел», и о том, как там собирались подати, красноречиво говорит грамота Грозного на Двину от 19 ноября 1575 г. 32 Видимо, львиная доля платежей должна была пасть на духовенство, обладавшее большими богатствами. Сохранился отрывок из приходо-расходных книг Софийского дома 1577 г., согласно которому из казны казненного осенью 1575 г. новгородского архиепископа Леонида в «84 (1575/76) году» было взято государевыми дьяками Посником Хворощиным и Ильей Осеевым, находившимися в подчинении у Симеона Бекбулатовича, «полоняночных» денег на сумму 242 руб. 11 алт. 1/2 ден., возмещенных лишь в 1577 г. 33 Если даже допустить, что «полоняночные» деньги собирались и ранее каждый год, то следует признать необычный характер их взимания в 1575-1576 гг.: деньги были взяты прямо из софийской казны, а с крестьян они были доправлены почти два года спустя. С вводом в научный оборот нового челобитья Ивана Грозного с требованием денег у Симеона и указанного отрывка из приходо-расходных книг Софийского дома 1577 г. доверие к известиям Горсея и Флетчера об изъятии у церкви крупных сумм именно во время правления Симеона Бекбулатовича, которые пытается взять под сомнение С. М. Каштанов 34, повышается.

Док. № 6 — лист, потерянный из писцовой книги Шелонской пятины 1576 г., составленной в связи с отходом в «удел» части ее земель и организации «государевой пашни». В опубликованной в V томе «Новгородских писцовых книг» писцовой книге Шелонской пятины 1576 г. л, 35 отсутствует (см. стб. 584). Но что-то было утрачено еще, ибо связного текста и при наличии л. 35 не получается. Публикуемый текст содержит точную дату описания Порховского уезда Шелонской пятины — 30 марта 1576 г. Дата эта важна, ибо начало книги не сохранилось, и она датировалась по другим документам приблизительно. Любопытна правка, произведенная на листе. Сначала лицо, составлявшее книгу, написало «государевы царевы села», но затем, вспомнив о «маскараде» и возможной каре за оплошность, исправило слово «царевы» на «дворцовые». И действительно, как заметил еще П. А. Садиков, в писцовой книге Шелонской пятины «нет названий "царево и великого князя село, пашня" и т. п., а просто пишется "государево" село, "государева" пашня...» 35. Публикуемый отрывок из писцовой книги Шелонской пятины уточняет время включения части ее в «удел». Это произошло, по крайней мере, в марте 1576 г., тогда как до сих пор назывался май 1576 г. 36

Последний из публикуемых документов (док. № 7) — челобитье Григория Левашова от 26 февраля 1647 г. царю Алексею Михайловичу с известием об опалах и казнях, обрушившихся на их родственников при Иване Грозном, и о «закоснении», в которое они попали после этого. Левашовы происходили из тверских бояр. Их ближайшими родственниками были Яхонтовы 37. И те и другие стали служить московским государям после присоединения Твери. Выходцам из тверских бояр Грозный особенно не доверял, подозревая их в связях с кн. В. А. Старицким. А. В. Левашов, о котором говорится в челобитье, упомянут в синодиках Грозного 38. М. И. Левашов в синодиках отсутствует. Казнь A. B. Левашова следует отнести, по-видимому, к началу опричнины. Последний раз он упоминается в источниках в 1562 г. как поручитель по кн. И. Бельском 39. При учреждении опричнины, как видно из челобитья, Левашовы и Яхонтовы были сосланы в Казань и «в иные города». О времени казни М. И. Левашова известий нет. Зато казнь Н. Ф. Яхонтова можно [300] датировать осенью 1575 г. Он фигурирует в источниках вплоть до этого времени. В 1575 г. он описывает Арзамас, а по осенним назначениям 1575 г. послан, очевидно, воеводой на Курмыш вместе с В. Приклонским 40. По-видимому, он принял участие в выступлении части дворянства и высшего духовенства против Грозного на земском соборе 1575 г. и был казнен вместе с А. П. Куракиным, П. В. Юрьевым, И. А. Бутурлиным, Н. В. Борисовым и другими.

Последствия опал и казней Грозного продолжали сказываться долго. Левашовы и Яхонтовы не были реабилитированы вплоть до воцарения Алексея Михайловича и терпели притеснения и «на государевой службе» и «в чинах».

Документы публикуются по «Правилам издания документов XVI-XVII вв.» (М., 1960).

В. И. Корецкий


№ 1

1574 г. августа 31. — Купчая Л. К. Быкова на проданные ему « по государеву указу» в вотчину кн. Д. А. Друцким и дьяком К. Ф. Гориным запустевшие поместные земли в Московском уезде

Список с купчей слово в слово, а подлинная отдана исцу Василью Аргичеву.

По государеву цареву и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии указу князь Данило Ондреевич Друцкой да дьяк Кирей Федоров сын Горин продали государеву комнатному истопнику Луке Костентинову сыну Быкову в вотчину ему и его детем государевых царевых и великого князя порожних земель в Московском уезде в Сосенском стану пустошь, что была деревня Минина, на речке на Ракитне, что была в поместье за государевым столовым истопником за Ортемом, за Лобановым, да пустошь, что была деревня Скобеево, на речке на Сосенке, что была в поместье за царевичевым поваром за Михаилом Петровым. А по книгам Московского уезда писма Ивана Очина Плещеева да дьяка Семейки Иванова лета 7074-го в тех деревнях написано пашни доброю землею сто чети в поле, а в дву потому ж, сошново писма пол-четверти сохи, сена триста пятьдесят копен, лесу пашенново шестнадцать чети. А в отдельных книгах, что отделял Луке Быкову по государеве грамоте Меншой Воеков 82-го году, написано: пустошь Минина, что была за государевым столовым истопником за Ортемом за Лобановым, дворы сожгли крымские люди, сошного писма пол-пол-полтрети сохи, да пустошь Скобеево, что была за государевым поваром за Михаилом Петровым, дворы сожгли крымские люди, сошново писма пол-полтрети сохи, четвертные пашни в обеих пустошах сто чети. А взяли у государева у комнатнова истопника у Луки Быкова и у его детей за те пустоши, что была деревня Минина да Скобеево, за пашню за сто четей по государеву указу в государеву казну тритцеть три рубли с полтиною, по три чети за рубль в поле, а в дву потому ж. А продали Луке Быкову и его детем те пустоши, что были деревня Минина да Скобеево, со всеми угодьи и с лесы и с пожнями по старине, как были преже тово за помещиками: волен Лука в той своей вотчине хоромы ставити, и землю роспахивати, и пруды делати, и всякое строение устраивати, и волен в своей вотчине жити и детем и внучатом, сыновним детем и дочерем, в приданые дати. А по душе и в заклад и в мену и в продажю мимо себя и своих детей и сыновей и дочерей и внучат тое вотчины не отдати.

К сей купчей князь Данило Ондреевич Друцкой печать свою приложил лета 7082-го августа в 31 день. А у купчей припись дьяка Кирея Федорова сына Горина.

А назади списка написано: Василей Аргичев к сей купчей руку приложыл, а подлинную купчую взял.

ЦГАДА, ф. 1209 (Поместного приказа), г. Суздаль, стб. 27693, ч. III, лл. 161, 32. [301]

№ 2

1573/74 г. — Грамота дьяка С. Ф. Мишурина причту церкви св. Дмитрия в Новгороде об обелении запустевших церковных земель во Влажинском погосте Деревской пятины и о запрещении принимать на них беглых крестьян

По государеву цареву и великого князя Ивана Васильевича всеа Росии приказу от государева царева и великого князя дьяка от Семена Федорова сына Мишурина в Деревскую пятину во Влажинской погост выборным денежным зборщиком и посошным нарятчиком и ямским устройщиком и всяким государевым посланником.

Били челом государю царю и великому князю Дмитриевские попы с Лавковы улицы поп Семен да поп Иван и все соборяне Дмитрия святаго: было-де государева жалованья Дмитрия святаго вотчины в Деревской пятине во Влажинском погосте тритцать семь обеж, и те деревни Дмитрия святаго запустели давно, непаханы и некошены и хоромы на них розвожены и в пуст по обыском написаны. И ныне-де на них правят тое волости дети боярские и прикащики их и крестьяне с полупятинатцаты обжи государевы ямские и приметные деньги и посохи и всякие волостные розрубы с тех с пустых деревень, с полупятинацати обжи, а государева жалованья — руги хлебные и денежные нет, и государю бы их пожаловать, не велеть с пуста имати. А по платежным книгам выборного денежного сборщика Бражника Хвостова 79-го году написано: Дмитрия святаго с Лавковы улицы живущих пол-пяты сохи, а обеж по сошному писму четырнатцать обеж с полуобжею, а пусто по Бражникову обыску Хвостова 79-го году пол-осмы сохи, а обеж по сошному письму двадцать две обжи с полуобжею. А по платежным книгам денежного 41 зброщика Василья Чюдова 80-го году написано: в Деревской пятине во Влажинском погосте Дмитрия святаго с Лавковы улицы всего двенатцать сох с третью, а обеж по сошному письму иметца тритцать семь обеж по обыску Василья Чюдова пусто. Да в обыскных же книгах денежного сборщика Василья Чюдова 81-го году написано: в Деревской пятине во Влажинском погосте Дмитрия святаго с Лавковы улицы деревни Воднех, две обжи бес четверти, деревня Костянтиново, три обжи, Заборье, две обжи бес четверти, деревня Мосягино, обжа, деревня Залесье, обжа, деревня Харино, полобжи, деревня Репище, обжа, в Лахине, пол-обжи, деревня Бутаково, обжа, в Новом дворе, полторы обжи, на Бору обжа, а запустели те деревни от государьских податей, от голоду и от худобы тому одиннатцать лет. Да в деревне в Новом Бору полторы обжи пусты, да в Старом дворе, обжа, деревня Гостижа, обжа, на Москве, пол-обжи, деревня Залесье, пол-обжи, на Новинке, пол-обжи, на Якурине, пол-обжи, в Старом дворе, две обжи, на Хвисту, обжа, деревня на Сохине, пол-обжи, на Москве, пол-обжи, деревня на Торопчарове, обжа, Мяницы, две обжи, деревня Валина, две обжи, Подборовно, полтретьи обжи, Залесье, полторы обжи, в Гостижи, обжа, Тверитянка, обжа, — все те деревни пусты, непаханы и некошены, а запустели от государевых податей и от худобы и от мору тому четыре годы. И всего в тех деревнях написано в пусте тритцать семь обеж.

И оже будет так, как государю Дмитрия святаго с Лавковы улицы поп Семен да поп Иван били челом, а те будет деревни пусты, непаханы и некошены, и как к вам ся грамота прийдет, и вы б, денежные сборщики и посошные нарятчики и ямские устройщики и всякие государевы посланники и волостные люди, государевых ямских и приметных денег и посох и всяких государевых податей с их церковных обеж Дмитрия святаго с Лавковы улицы не имали, потому что те деревни пусты и непаханы и некошены. А за чюжие б естя за помещиковы и за монастырские и за земетцкие, за живущие и за пустые обжи, Дмитрия светаго на попе на Семене да на попе на Иване и на всех соборянех государевых ямских и приметных денег и посох и на ям [302] подвод и кормов и никоторых государевых податей не правили. А прочитав 42 бы сю грамоту, списав с нее слово в слово, отдали ее назад, а они ее у себя держат для иных денежных зборщиков и всяких государевых посланников. А будет которые крестьяне в том погосте или из ыных ис которых погостов, или с поместей учнут бегати от всяких государевых податей в Дмитриевские деревни, избываючи всяких государевых податей и посохи и мостового дела или иных каких государевых дел, надеяся на сю грамоту, и вы б тех людей, сыскав, имали. Да у кого имянем поимаете, и вы б тех беглых людей всякие подати, что на них довелосе взяти, доправливали на Дмитриевских крестьянех, у кого которого беглого крестьянина поимаете. А в государеве пене тех крестьян давати на поруки, а срочили им стати передо мною в Новегороде. А посулов бы естя и поминков от того ни у кого не имали. А учнете от того посулы и поминки имати или въпредь учнете на их прикащиках и на крестьянех за чюжие поместья всякие государевы подати правити, и вам быти от государя царя и великого князя 43 в опале.

А к подлинной грамоте государев царев и великого князя дияк Семен Федоров сын Мишурин печать свою приложил.

Писано в Новегороде лета 7082[-го].

А у подлинной грамоты рука дьяка Семена Федорова сына Мишурина.

А с подлинной грамоты список писал дмитреевской церковной дьячек Тимошка Гарасимов.

На обороте по склейкам лл. 33, 34: Подлинную память Дмитреевской поп с Лавковы улицы Иванище Мартемьянов себе взял; лл. 34, 35: А к сему списку руку приложил дь (далее рукоприкладство дьяка, ведшего дело во второй половине XVII в.).

ЦГАДА, ф. 1209 (Поместного приказа) г. Новгород, стб. 43580, ч.1, д. 10/1, лл. 33-35.

№ 3

1575 г. сентября 20. — Грамота в Шацк наместнику С. Г. Приклонскому о присылке к нему детей боярских для сторожевой службы и о пресечении их попыток укрыться «по домам»

От царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии в Шацкой наместнику нашему Суслу Гавриловичю Приклонскому.

Писал еси к нам, что у тебя детей боярских нет и на сторожи посылати тебе некаго. А которые дети боярские с меньших статей бывали в Шатцком с намесники и с осадными головами, и те дети боярские ныне на нашей службе на берегу. И мы писали в Серпухов к боярину и воеводе ко князю Ивану Юрьевичю Булгакову, а велели тех детей боярских, которые бывали преже сего в Шатцком для осады, отпустити к тебе в Шатцкой. А которым детем боярским велели есмя быти с тобою, и мы послали к тебе детей боярских имян их список. И те б дети боярские по тому списку с тобою и были. А которые дети боярские по тому списку к тебе не поедут, а учнут жити по домом, и ты б по них посылал, а велел их приводити к себе, и велел им быти на нашей службе с собою и нашим делом промышлял по нашему наказу.

Писана на Москве лета 7084-го сентября в 20 день.

ЦГАДА, ф. 170 (Акты, пожертвованные разными лицами), рубр. III, № 4. [303]

№4

1575 г. сентябрь-декабрь. — Отрывки из приходо-расходных книг Иосифо-Волоколамского монастыря с известиями о посылке к Мосте денег та корм» «владыком», приехавшим на собор, и об участии в работе земского собора игумена Евфимия и соборного старца Гурия Ступишина

Тово ж дни (сентября 8) послано к Москве с Невом с Русиным 10 алтын на колачи давати владыком на корм да 2 гривны на окончины во государскую келью...

Тово ж дни (декабря 30) дал старец Гурей Ступишин память резходную, как жил на Москве с ыгуменом в соборе, выменил про государя 11 образов, промены дали 6 рублев и 10 денег, да про государя ж куплено три сорока соболей, дано 70 рублев, куплено на братью 10 осетров, дано 4 рубли з гривною, да 50 косяков белужи, дано 2 рубли, куплено лубья на служню избу да на сенницю, дано 3 рубли и пол-3 алтына, да в служней избе от печи от кладенья 3 рубли денег, да плотником Якиму да Палке да Грише дано пол-2 рубли, дьяку московскому жалованья дана полтина. Олова куплено на 14 алтын з деньгою, нашатырю куплено на 16 алтын, да с Ангилова заплачено корму татарсково рубль, ото 16-цат от дела и за золото дано 20 алтын, меду пресного куплено на 2 рубли, да в Обобурово дано Мисюрю от обыскной грамоты пол-50 алтын, пол-2 стопы бумаги, дано 19 алтын, гвоздья поверенного и побойного гвоздья и ременья на 12 алтын, плотником дано 10 алтын, делали у сенници и у конюшни двери, да 6 окончин куплено стекольчатых в столову келию, дано 8 алтын без деньги, бывшему игумену Савинскому Иоилу милостины дано гривна, сыну боярскому нищему Леонтию Сакулину дано милостины гривна, да отрокам да халдеем дана гривна, да на мелкую покупку розошлося рубль и 30 алтын 7 денег. И всего розошлося 100 рублев 22 алтына 4 деньги.

ЛОИИ СССР, Коллекция рукописных книг, № 1028, лл. 71 об., 89-90.

№ 5

1576, ранее 28 апреля. — Челобитье Ивана Васильевича, «князя Московского», «великому князю всеа Русии Симеону Бекбулатовичу

А на завтрее подал челобитную, а в челобитной пишет:

Государю великому князю Симеону Бекбулатовичю всеа Русии бьют челом князь Иван Васильевич Московской и сын мой князь Иван Иванович: Сказана нам твоя государева служба на берег, и тебе нас пожаловать на подъем, как тебе бог известит.

ГБЛ, Муз. (2377), № 6033, л. 250.

№ 6

1576, марта 30. — Отрывок из писцовых книг Шелонской пятины Порховского уезда

Лета 7084-го марта в 30 день по наказу и по росписи за приписью государевых князя Ивана Васильевича Московского диаков Инозема Жихорева да Третьяка Петрова Володимер Матвеевич Безобразов да с ним же Вешняк Мшохин да подьячей Петруша Иванов, приехав в Порховской уезд в Карачюницкой погост в Дружининское поместье Караулова, да в Ясенской погост в Криковское поместье Тыртова, да в Ляцкой погост в Казариновское поместье Дубровского, что было за Василием Умного, писали государевы дворцовые 44 [304] села десятинную пашню и крестьянские выти, которым государь князь Иван Васильевич прислал роспись, а велел устроити свои дворцовые села и которые по государеву указу велено прибрати и устроити к тем селом дворцовые же села, которые пришли к тем селом смежно и содново. А писаны те дворцовые села...

По низу л. 35 дьячья скрепа: «дия».

ЛОИИ СССР, Коллекция рукописных книг, № 901, л. 35-35 об.

№ 7

1647 г. февраля 26. — Челобитье Григория Левашова царю Алексею Михайловичу с известиями о казнях и опалах, постигших их родственников во времена Ивана Грозного

Лета 7155-го году февраля в 26 день челобитье Григорья Левашова з детми с Микитою да с Богданом да с Яковом, а в челобитной их пишет:

Царю государю и великому князю Алексею Михайловичю всеа Русии бьет челом холоп твой Гришка Левашов з детишками своими с Микиткою да з Богдашком, с Якункою.

Блаженные, государь, памяти государь, царь и великий князь Иван Васильевич всеа Русии казнил роду нашего трех человек — Матвея Иванова сына да Алексея Васильева сына Левашевых да Микиту Федорова сына Яхонтова. А деда моево роднова Василья и иных родителей наших Левашовых и Яхонтовых сослал в опалу в Казань и в иные городы. А деда, государь, моего в опале и не стало. А дети ево — дядя мой Андрей, и отец мой Федор, и я, холоп твой Гришка, в опале и в закоснение родились и взросли. И будучи, государь, в городех и на службах и на Москве у ваших государевых дел и в чинех, не ведая закоснением отечество своего, бывали со многими хуже себя. И ныне нас, холопей твоих, тем наша братья, которые нам в версту, упрекают и ставят нам перед собою в позор и в потерю.

Милосердый государь, царь и великий князь Алексей Михайлович всеа Русии! Пожалуй меня, холопа своего, и детишек моих, вели, государь, челобитье наша в Розряде записать и не вели, государь, нам впредь тех наших случаев в вину ставить, потому что мы, холопи твои, делали то закоснением, не ведая отечества своего. И вели, государь, нам в отечестве нашем впредь быть и щет с своею братьею держать по старым розрядом, каковы родители наши были преж сего до 45 Ивана Васильевича опалы.

Царь, государь, смилуйся, пожалуй!

И назади на челобитной помета думного дьяка Михайла Волошенинова: 155-го февраля в 26 день государь пожаловал, велел челобитье записать и впредь им в вину и в случай ставить не велел. А челобитную взял к себе в ящик Иван Неверов.

ГИМ, Муз. № 3257, лл. 477 об. —478.


Комментарии

14. В. И. Корецкий. Земский собор 1575 г. и поставление Симеона Бекбулатовича «великим князем всеа Руси». — «Исторический архив», 1959, № 2, стр. 148-156; он же. Земский собор 1575 г. и частичное возрождение опричнины. — «Вопросы истории», 1967, № 5, стр. 32-50; Н. И. Павленко. К истории земских соборов XVI в. — «Вопросы истории», 1968, № 5.

15. Д. Н. Альшиц. Новый документ о людях и приказах опричного двора Ивана Грозного после 1572 г. — «Исторический архив», т. IV. М., 1949, стр. 30.

16. В. И. Корецкий. Земский собор 1575 г. и частичное возрождение опричнины, стр. 36-37.

17. Н. И. Павленко. К истории земских соборов XVI в. — «Вопросы истории», 1968, № 5, стр. 99. Следом за. Н. И. Павленко в отрицании земского собора 1575 г. идет А. А. Зимин, не прибавляя ни новых источников, ни сколько-нибудь существенных аргументов (см. А. А. Зимин. Иван Грозный и Симеон Бекбулатович в 1575 г. — «Из истории Татарии», вып. 4. Казань, 1970).

18. С. Б. Веселовский. Монастырское землевладение в Московской Руси во второй половине XVI в. — «Исторические записки», т. 16. М., 1941, стр. 100.

19. ЛОИИ СССР, Коллекция рукописных книг. Приходно-расходная книга Иосифо-Волоколамского монастыря № 3, л. 132. На эту запись указал мне Б. Н. Флоря.

20. Н. И. Павленко. Указ. соч., стр. 99.

21. М. Н. Тихомиров. Монастырь — вотчинник XVI в. — «Исторические записки», т. 3. М., 1938, стр. 143.

22. ЦГАДА, ф. 181, д. 100. «Государев разряд» 1604 г. Подготовлен к печати В. И. Бугановым.

23. Там же, л. 75; см. В. И. Буганов. Разрядные книги последней четверти XV — начала XVII в. М., 1962, стр. 155, прим. 207.

24. ЦГАДА, ф. 181, д. 100, л. 120.

25. Челобитье сохранилось в составе одного из летописцев XVII в. (В. И. Буганов и В. И. Корецкий. Неизвестный московский летописец XVII века из Музейного собрания ГБЛ. — «Записки Отдела рукописей Государственной библиотеки им. В. И. Ленина», вып. 32. М., 1971, стр. 127-167).

26. «Послания Ивана Грозного». М.-Л., 1951, стр. 195-196.

27. В. И. Корецкий. Земский собор 1575 г. и поставление Симеона Бекбулатовича «великим князем всеа Руси», стр. 151.

28. ПСРЛ, т. XIII, вторая половина. СПб., 1906, стр. 396.

29. В. И. Корецкий. Хозяйственное разорение русской деревни во второй половине XVI в. и правительственная политика. — «Ежегодник по аграрной истории Восточной Европы. 1935 г.» М., 1970, стр. 62-70.

30. ПСРЛ, т. XIII, вторая половина, стр. 391-392.

31. Ю. Толстой. Первые сорок лет сношений между Россиею и Англией 1553-1593. СПб., 1875, стр. 187-188.

32. С. О. Шмидт. Неизвестные документы XVI в. — «Исторический архив», 1961, № 4, стр. 155-156.

33. «Временник Московского общества истории и древностей Российских», кн. 25. М., 1857. Смесь, стр. 1-2.

34. С. М. Каштанов. О внутренней политике Ивана Грозного в период «великого княжения» Семиона Бекбулатовича. — «Труды Московского государственного историко-архивного института», т. 16. М., 1961, стр. 427-462; он же. К вопросу об отмене тарханов в 1575/76 г. — «Исторические записки», т. 77. М., 1965, стр. 209-235; он же. Финансовая проблема в период проведения Грозным политики «удела» — «Исторические записки», т. 82. М., 1968, стр. 243-272.

35. П. А. Садиков. Очерки по истории опричнины. М.-Л., 1950, стр. 177.

36. В. И. Корецкий. Земский собор 1575 г. и частичное возрождение опричнины, стр. 41.

37. С. Б. Веселовский. Исследования по истории опричнины. М., 1963, стр. 406- 407, 477.

38. Там же, стр. 406.

39. «Собрание государственных грамот и договоров», т. I. М., 1813, стр. 478.

40. «Лета 7084-го году написан на Курмыш Микита Яхонтов да Василей Приклонской». — Государственный исторический музей, № 3257, л. 476 об.

41. В рукописи сденежного.

42. В рукописи ошибочно прочитае.

43. Далее повторено быти.

44. Исправлено из царевы.

45. Далее, очевидно, пропущено царя.

Текст воспроизведен по изданию: Материалы по истории земского собора 1575 г. и о поставлении Симеона Бекбулатовича «великим князем всеа Русии» // Археографический ежегодник за 1969 год. М. 1971

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.