Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

«ВЗЯТЬЕ ПОЛОЦКОЕ ЛИТОВСКИЕ ЗЕМЛИ» — ОПИСАНИЕ ПОХОДА 1563 Г. В РАЗРЯДНОЙ КНИГЕ МУЗЕЙНОГО СОБРАНИЯ

Публикуется по обычным правилам издания документов XVI—XVII вв. с соблюдением орфографии подлинника, с заменой «ять» на е; «ъ» в конце слов опускается. Буквы, добавленные публикатором при внесении в строку выносных букв, заключены в угловые скобки. Расстановка знаков препинания, обозначения цифровых данных (в рукописи они передаются буквами) даются по современным правилам.

Исправления отдельных ошибочных чтений давался ло Эрмитажному описку обозначение в подстрючных примечаниях — Э) и по тексту разряда полоцкого похода 1563 г., изданному А. Сапуновым (обозначение — С), а в некоторых случаях по сходному с Эрмитажным Щукинскому списку (обозначение — Щ) 1.


ТЕКСТ

/л. 136/ Лета 7071-го генваря в 3 день великий государь нашь царь и великий княз<ь> Иван Васил<ь>евичь всеа Русии божиим милосердием и пречистые его богоматери милостию и всех росийских чюдотворцов помощию и царьских его родителей молитвами и отца своего и богомол<ь>ца Макария митрополита всеа Русии благословением поиде на свое государево дело под Полотецк.

И благоволением бога отца и споспешением единородна сына его господа нашего Исуса Христа и действом пресвятаго и животворящаго 2 духа того единого в троицы славимаго бога нашего неизреченным его милосердием и молитвами и щедротами християнские заступницы и непоборимой воеводы преблагословенныя владычицы нашея богородицы, к ея ж<е> мол<ь>бам призирая единочадный сын слово божие, иже из нея прошед неизреченно, преклонися неизреченным своим милосердием на нас, недостойных раб своих. Хвалим бога за премногую его милость, бывшу на нас, пророчества ради угодника своего державы Руские, иже во святых отца нашего Петра чюдотворца и молитвы его ради, еже рече Москве: «Взыдут руки его на плещие враг<а> его»; иже во святых отца нашего Алексея и Ионы чюдотворцов, и Никиты, и Еуфимия, Ионы, ноугородцких чюдотворцов, и равно апостолом великаго князя Владимера, иже просветившаго землю Рускую святым крещением, и святых страстотерпець Христовых Бориса и Глеба, и святых великомученик великого князя Михаила Черниговского /136об./ и боярина его Феодора, и преподобных и богоносных отець наших Сергия и Варлама, и Пафнотия, и Никиты, и Михаила Клопского, Дмитрея Прилуцкого, и Павла Обнорского, и Александра Сверскаго, и всех святых молитвами, иже в Руской земли восиявших, и родителей наших молитвами, и благословением отца нашего и богомол<ь>ца Макария, митрополита всеа Русии, и всего освященного [214] собора молитвами всеа Руския митрополия господь нашь Исус Христос, истинный бог нашь, к матерним мол<ь>бам призирая, излия на нас, недостойных великого дара, несказанную свою милость, вотчину нашу город Полотеск нам в руки дал. И нареченный полотцкий владыка Арсеней и воевода полотцкий пан Довойны и з женою у нас; и Яков сын Юрьевича Глебова, что у нас в послех бывал, у нас же в руках и иные многие дети боярские у нас в руках. И мы благодарим бога и рождьшую его приснодевую богородицу, заступницу християном, и всех святых о неисказанном его даре, еже нам дарова. И вы б протопопом и попом, протодияконом и дияконом в соборных церквах пели молебны з звоном и молили бога и пречистую его матерь и всех святых о благостоянии святых божиих церквах и о устроение земском; и возвысил бы бог род християнский и даровал бы нам и всему православному християнству свыше победу на вся видимыя враги наша и православное бы християнское царство разширил и подаровал бы тишину и мир со всеми странами и гобину плодом, изообитьство ва /л. 137/ всем, а нам с царицею и з детми и братье нашей и всему православному християнству душевное спасение и телесное здравие.

И царь и великий княз<ь> Иван Васил<ь>евич<ь> всеа Русии для своего дела земского пришел в недруга своего в королеву землю за стан к Полотцку генваря в 30 день. А с ним брат его княз<ь> Володимер Ондреевич<ь> да царь Семион, да царевичь Кайбола 3, да бояре и воеводы все и рат<ь> вся московская и ноугородцкая, и татарове все. А наряд пришол меншой, потому што чаят<ь> было за болшим нарядом мешкан<ь>я, доколе уставливатися и наряду стояти даром, и то учинено для поспешенья делу 4.

Царь и великий княз<ь> ездил смотрети города Полотцка, а с собою велел ехат<и> дворовым воеводам боярину <Ивану> 5 Петровичю Яковлеву да князю Петру Ивановичю Горенскому с выборными дворяны. И генваря в 31 день царь и великий княз<ь>, прося у бога помочи, пошол к городу к Плотцку, а послал ко князю Володимеру Ондреевичю стол<ь>ника своего князя Андрея Ивановича Стригина и в болшой полк ко князю Ивану Дмитреевичю Бел<ь>скому с товарыщи, а приказал царь и великий княз<ь> ко князю Володимеру Ондреевичю и в болшой полк и во все полки к бояром и воеводам, чтоб, прося у бога помочи, шли к городу /л. 137об./ к Полотцку, а, вышед, у города у Полотцка знамена бы розвертели и пели молебны и молили бога и пречистую богородицу и великих чюдотворцов. И, пев молебны и стояв, итти князю Володимеру Ондреевичю и бояром и воеводам князю Ивану Дмитреевичю Белскому с товарыщи и на свое место к 6 Спасу в Сершково 6.

А правой руке царю Семиону и бояром и воеводам князю Ивану Федоровичю Мстисловскому с товарыщи, пев молебны и стояв у города, итти на свое место мимо города за Двину за реку на Чесвятцкую 7 дорогу против острова и Кривцовские 8 слободы. [215]

А передовому полку царевичю Бекбулату да боярину и воеводе князю Васил<ь>ю Михайловичю Глинскому с товарыщи, пев молебны и стояв у города, итти мимо города на свое место за Двину реку на Виленскую 9 дорогу против Якиманские 10 слободы.

А ертоулскому полку воеводе князю Андрею Петровичю Телятевскому да Ивану Ондреевичю Бутурлину, пев молебны, стояв против города, итти мимо города на свое место по Двину реку усть Полоты против ложных 11ворот 11 над Черною горою 11а.

А царь и великий княз<ь>, прося у бога помочи, пошел с последнего стану к городу к Полотцку и вышед к Егор<ь>ю страстотерпцу на поле /л. 138/ против города Полотцка, поставя свой полк, поставя перед своим полком многих голов стрелетцких с стрелцы. Увидя в городе в Полотцке верх Софеи Премудрости божий и велел развертеть знамена, а владыке Коломенскому, и архимариту Чюдовскому, и игумену Осифовскому со всеми соборы пети молебны и молит<и> бога и пречистую богородицу и великих чюдотворцов. А, пев молебны, пошол царь и великий княз<ь> к городу к Полотцку. А пришод к озеру к Волову 12, поставя полк против города, велел в сурны играти и трубити и по накром бити; а в те поры коши уставливалися. И стоял царь и великий княз<ь> весь ден<ь>, за два часа до вечера и пошол царь и великий княз<ь> и стал на свое место в монастыре у Бориса и Глеба генваря в 31 день. И учали на царя и великого князя полк стрелят<и> ис пушек из острогу от Полотцка. И царь и великий княз<ь> приказал поставити от своего стану пят<ь> пищалей полуторных да пищал<ь> болшую, а велел по острогу по тем местом стреляти, ис которых мест стреляли литовские люди, пушкарю Ивану Бартлову 13, а стояти у них велел Полуехту Тимофееву. А на Двину реку послал царь и великий княз<ь> против острогу и посаду голову стрелетцкого Ивана Голохвастова сь его стрел<ь>цы со всеми, а велел закопатис<я> по берегу Двины реки и стрелят<и> по посаду и по острогу. И того же дни ис пищали 14, а за ис полуторных 14 Иван Голохвастов <с> стрел<ь>цы пушкарей с пушками збили и многих литовских людей побили из пищалей. А в левой руке воеводы боярин и воевода княз<ь> Иван Иванович<ь> Пронской с товарыщи. /л. 138об./

Да в сторожевом полку воеводы боярин княз<ь> Петр Михайлович<ь> Щенятев с товарыщи.

Да с нарядом боярин и воевода Михайло Иванович<ь> Вороного да Шестак Вороний. Те два полку 15 и наряд к Полотцку пришол генваря в 31 день и около города стали по своим местом в вечеру февраля в 1 день. Приказал царь и великий княз<ь> сказат<и> князем и детем боярским в своем полку и во всех полкех, что смотру конному быти февраля в 2 день, да наказати велел всем детем боярским в своем полку и во всех полкех по своему приговору, чтоб у них у всех готовы были туры, на десять человек тура.

Того ж<е> дни приказал царь и великий княз<ь> дворовому воеводе князю Петру Ивановичю Горенскому послати на остров на [216] Двине реке против города две головы стрелетцкие Васил<ь>я Пивова да Ивана Мячкова с своими стрелцы, а велел им закопатис<я> по острову и стреляти по посаду. Февраля в 2 день приказал государь дворовым воеводам боярину Ивану Петровичю Яковлева да князю Петру Ивановичю Горенскому боярских и воеводцких людей и приказных людей, иным бояром велел смотрети князей, детей боярских своего <полку> 16, а во всех полкех бояре и воеводы смотрели князей, детей боярских коиж<до> в своем полку. А сам государь того же дни /л. 139/ ездил круг города и смотрил круг города крепостей.

Февраля в 3 день царь и великий княз<ь> со всем своим полком пошол за Двину реку к Егорью Великому и стал у Егор<ь>я Великого для того, что Двина река учалас<я> портити, и для своего болшого дела и стоянья до весны у Егор<ь>я святаго и стал.

А в левой руке царевичю Кайбуле да бояром и воеводам князю Ивану Ивановичю Пронскому с товарыщи 17 царь и великий княз<ь> велел итти за реку за Двину к Борису и Глебу и стояти, где царя и великого князя полк стоял.

Февраля ж<е> в 3 день с середы против четверга велел царь и великий княз<ь> боярину и воеводе Ивану Васил<ь>евичю Шереметеву Мен<ь>шому поставити туры за Двиною на Иванском острове. А Иван те туры поставил, а с ним стояли у тур дети боярские его полчане и стрел<ь>цы и казаки Василей Пивов да Иван Мячков, стрелцы своим прибором и с атаманы и с казаки.

Февраля в 4 день приказал царь и великий княз<ь> в ночи копати и туры ставити от Двины реки от Волотоков, от курганов боярину и воеводе князю Василью Семеновичю Серебряному, а с ним головы стрелетцкие Федор Булгаков да Григорей Кавтырев, да Будай Болтин с своими сотники и стрел<ь>цы, да головы и дети боярские з боярскими люд<ь>ми; и многие туры поставили; а сына боярского одного убили с острогу да человек с пятнатцат<ь> боярских людей убили и ранили; да торопетцкого /л. 139об./ помещика казанского атамана Кислово Подчертова убили.

И наутре в 4 день голова стрелетцкой Иван Голохвастов с стрел<ь>цы зажег у литовских людей у острога башенку над Двиною рекою. И стрел<ь>цы было влезли в башню и в острог многие люди. И царь и великий княз<ь> велел стрел<ь>цов Ивановых Голохвастова выслати из башни и из острогу для того, что, не умышля, пошли было к острогу, а туры ещо не поставлены во многих местех около города, а з города из затинных пищалей стреляют часто и убивают многих людей; а стрел<ь>цов тут убили пятинатцати человек.

Февраля в 5 день поехал государь около города мест россматривати, и пришли ко государю бояре и воеводы из бол<ь>шово полку княз<ь> Иван Дмитреевич<ь> Белской да княз<ь> Петр Иванович<ь> Шуйской; Васил<ь>я Розладина выслали к ним з города бити челом шляхта городничево Яцыка Быстренского 18, Луку 19 Халабурду, Васил<ь>я Буку 20, а бьют челом государю и великому князю, чтоб стреляти не велел и срока бы дал; а пан Довойно хочет к царю и великому князю. И царь [217] и великий княз<ь> послал Ивана Черемисинова с Васил<ь>ем с Розладиным, а велел с ними говорити. И Ятцко Быстренской о том же Ивану Черемисинову бил челом, чтоб государьских бояр донес их челобит<ь>е, а бояре бы били челом государю, чтоб царь и великий княз<ь> умилосердился на крестьяны, розлитие крови крестьянской велел уняти, а дал бы срока на неделю; а пан Довойно, со всею землею умысля, царю и великому князю хочет бит<и> челом. А Иван Черемисинов то сказал царю и великому /л. 140/ князю, а уже изымалося часа за два до вечера, ино так поздо. И царь и великый князь велел им дати срока до утра, а из наряду бити не велел. А на ту ноч<ь> против суботы велел царь и великий князь боярину и воеводе князю Ондрею Михайловичю Курбскому туры ставити против острогу от Полоты и Двины, сниматися з боярином и воеводою со князем Васил<ь>ем Семеновичем Серебряным. А з боярином и воеводою со князем Андреем Курбъским головы стрелетцкие Роман Пивов, Асан Гурьев с стрел<ь>цы своих приборов да и головы з боярскими людми. И боярин и воевода княз<ь> Ондрей Михайловичь Курбской тое ночи по цареву и великого князя наказу туры, дал бог, поставил. А на завтрее в суботу послал царь и великий княз<ь> под город Ивана Черемисинова, а велел ему говорити с полотцкими люд<ь>ми, — что их челобит<ь>е ко государю? И к Ивану выехал из города писар<ь> Лукашь Халабурда да Василей Грибун Ивану 21, что бьет челом государю пан Довойно и княжата, и хляхтыши, и ротмистры, и бумистры, и ляхи, и мещане, чтоб государь милость показал, дал сроку до вторника. И Иван говорил, что будет до государя донесут, и государьскую милость на собе увидят. И Лукашь и Грибун говорили Ивану, что им нынеча ехати к воеводам нелзе для того, что в городе многие люди, надобет<ь> со всеми с теми люд<ь>ми переговорит<ь> и уложити, как бит<ь> челом государю, занеже де, пане, то дело великое; не уговоряся со всеми людми, того делат<ь> нел<ь>зе. /л. 140об./ И 22 Иван с тем отсылал к царю государю. И тех было ссылок вес<ь> ден<ь>, и того дни в суботу переволокли, дела никоторого не учинили. И царь и великий княз<ь> велел им дати срока до утра. А в неделю февраля в 7 день послал царь и великий княз<ь> под город Ивана ж<е> Черемисинова. И выехал из города Василей Грибун и говорил сторожем, чтобы подождали из города панов. И Иван тут под городом подождал. И после того выехал из города писар<ь> Лукашь да Василей ж<е> Грибун 23, а бьют челом государю, чтоб государь пожаловал, дал срока до вторника. И в те поры по государеву приказу приехали от дворовых воевод от боярина от Ивана Петровича да от князя Петра Ивановича Горенского Михайло Безнин и учал говорити от воевод Ивану прытко: будет с полотцкими людми 24, и они бы делали ранее; а не будет дела, и они бы роз<ъ>ехалися и государевым делом промышляли; а государской рати без дела про что томитися. И Иван Черемисинов Михаилу Безнину говорил: вы, молодцы молодые, смышляете битися; и ты поеди проч<ь>, а дай нам с Лукашом поговорити; а крестьянской крови про что литися, нечто б<ы> дело зделалося без крови.

И Лукашь и Грибун говорили Ивану, чтоб им срока дали до обеда доехати в город до панов и с ними поговорити. [218]

И того ж<е> дни в неделю о вечерне выехали из города Лукаш<ь> Халабурда да Петр Хорожей 25, да Александр Шило 26, да Василей Грибун, а выехали в пансырех. И Иван говорил: что их челобит<ь>е ко государю. И Лукашь с товарищи говорил Ивану: не пожа/л. 141/лует де государь, срока не даст до вторника, и государь бы де пожаловал, дал срока до утра до понеделника. И ноч<ь>ю де пан со всеми люд<ь>ми переговорит; и на чем уложат, и завтро де паны из города к воеводам выедут; и на чем де пан со всеми люд<ь>ми уложит, и нас де завтро выедет к воеводам не столко.

И царь и великий князь ещо их пожаловал, дал им сроку до утра до понеделника. А того же дни в неделю о вечерне пришол з болшим нарядом боярин и воевода князь Михайло Петрович<ь> Репнин да воевода Борис Сукин и стали меж<ь> государева полку и бол<ь>шово полку у Волового 27 озерка 27. А на завтрее в понеделник февраля в 8 день царь и великий княз<ь> послал Ивана же Черемисинова, а велел дождатися в болшом полку у боярина и воеводы у князя Ивана Дмитреевича у Белского, а под город послал Михаила Безнина, а велел ему з города прикликати, — что их будет челобитье. И из города к Михаилу выехал один Василей Грибун, а сказал, что многие люди шатаютца, иные люди бит<ь> челом хотят, а иные не хотят. И государь бы пожаловал, дал сроку на неделю, было бы коли уговорити. И Михайло им учал говорит<и>: вчера есте били челом, а хотели свое дело совершено учинити, а ныне хотите переменити. И Василей Грибун Михаилу говорил: с чем меня из города высылали паны, и яз то и говорю. И учали ис пищалей на Михаила стреляти. И Михайло, приехав, то сказал царю и великому князю.

И царь и великий княз<ь> велел по болшому острогу и по городу из наряду стреляти. И в те поры воевода полотцкой Довойна и ляхи посады в болшом остроге /л. 141об./ зажгли во многих местех. И в те поры стрел<ь>цы и боярские люди изо всех полков в острог пошли. И учинилас<я> весть царю и великому князю, что многие люди палися на животех, а ляхи из города с ними бьютца. И царь и великий княз<ь> для того дела послал из своего полку голов князя Дмитрея Федоровича Овчинина да князя Дмитрея Ивановича Хворостинина, а велел тех людей поберечи. И те головы в остроге ляхов потоптали и в город вбили и, дал бог, людей отвели здорово, а с посаду, из острогу литовского полону взяли и писали их у государя в стану 12 060 28 человек, а по иным полком числа нет; а животов бесчисленно поймали.

И острог болшой вес<ь> згорел и дворы; а дворов згорело 3 000. А февраля в 9 день царь и великий князь велел боярину князю Михаилу Петровичю Репнину наряд бол<ь>шой поставити из-за Двины: Картуну 29 да Орел, да Медвед<ь> и иные пищали; ис того наряду в городе многих людей побили.

А февраля в 10 день с середы на четверг царь и великий князь велел боярину и воеводе Ивану Васил<ь>евичю Шереметеву Болшому да с ним воеводе Ивану Ондреевичю Бутурлину туры поставити против города из-за Полоты. И боярин и воевода Иван Васил<ь>евичь Шереметев [219] и Иван Бутурлин тое ночи туры из-за Полоты поставили. И тое ночи, как туры поставили, /л. 142/ и литовские люди конные и пешие из города на туры вылазили. И они тех литовских людей потоптали и в город вбили, и языка у них взяли конного ляха Станислава Фантелеева 30. А Ивана Шереметева стреляли ис пушки, и гладило Ивана тем ядром по уху. И царь и великий князь на Иваново место Шереметева велел быти князю Юрью Ивановичю Кашину.

А февраля в 11 день с четверга против пятницы велел царь и великий княз<ь> итти к городу от Двины из завалу боярину князю Васил<ь>ю Семеновичю Серебряному да окол<ь>ничему Михаилу Петровичю Головину, а велел им туры поставит<ь> против города от завалу, а с ним<и> велел итти стрелетцким головам Федору Булгакову, Темки сотцкому 31 Игнат<ь>ева 31, Григор<ь>ю Кавтыреву 32 да Будаю Болтину сы его прибором с стрел<ь>цы и многим головам з боярскими людми. А от Полоты под завал велел царь и великий князь под турами быти боярину князю Ондрею Михайловичю Курбскому да Петру Зайцеву. А на Ивановском острову у боярина у Ивана Шереметева у Мен<ь>шово велел поставити две пушки ушатые: бол<ь>шую 33 да Степанову 34. А за Полотою у боярина у князя Юрья у Ивановича у Кашина велел государь быти Борису Сукину, а пушку у них велел поставити ушатую старую. И тое ночи, дал бог, /л. 142об./ наряд круг города по всем местом исставили и стенной наряд и верхней.

А февраля в 13 день в суботу царь и великий князь велел поставити боярину князю Михаилу Петровичю Репнину против Великих ворот пушку Кашпиреву 35 да Степанову 36, да Павлин 37 и вес<ь> болшой наряд стенней и верхней. И учали бити изо всего наряду вес<ь> день февраля в 14 день в неделю и до ночи и во многих местех у города стену пробили и ворота Великие выбили и с обломков людей избили; а в городе многих людей из наряду побило.

И того же дни о вечерне приказал царь и великий княз<ь> дворовым воеводам боярину Ивану Петровичю Яковлева да князю Петру Ивановичю Горенскому, а велел послати к туром к бояром и к воеводам ко князю Васил<ь>ю Семеновичю Серебряному да ко князю Михаилу Петровичю Репину, чтоб они стрелцом велели городовую стену в местех в пяти и во шти зажечи, в которых местех будет пригоже, часы 38 за три и за четыре до света. И бояре и воеводы княз<ь> Василей Семеновичь и княз<ь> Михайло Петрович<ь> по государеву приказу стрел<ь>цов под город послали, а велели город зажечи. И стрел<ь>цы городовую стену во многих местех зажгли, и учала городовая стена горети и во многих местех загорелася. /л. 143/ И в те поры царь и великий князь велел владыке и архимариту, и игуменом пети молебны и сам учал наряжатися, а полку своему всему велел к своему стану збиратис<я>. А ко князю Володимеру Ондреевичю и к царю Семиону и по всем полком ко всем воеводам послал, а велел князю Володимеру Ондреевичю и царю Семиону и воеводам ставити полки и дожидатис<я> от государя вести. [220]

И после того часа за два до света прислали ко государю царю и великому князю бояре и воеводы княз<ь> Василей Серебреной да княз<ь> Михайло Репнин Шарапа 39 Федцова с тем, что з города кличют и город государю здают.

И царь и великий княз<ь> послал к городу Ивана Черемисинова, а велел говорити, чтоб вышол из города владыка полотцкой и воевода Довойно, и шляхты лутчие, и ротмистры и город бы государю здали; и государьская милость к ним будет.

И того же дни прислали ко государю бояре и воеводы княз<ь> Василей Серебряной да княз<ь> Михайло Репнин Ивана Кобылина с тем, что владыка и воевода полотцкой Довойно государю город здают; да и знамя городцкое /л. 143об./ государю здали. И прислали воеводы то знамя с Иваном с Кобылиным ко государю.

А после того за час 40 до света ж<е> приехал ко государю Иван Черемисинов, а сказал, что владыка из города вышол к воеводам со кресты и с собором, а просят у государя милости. И царь и великий княз<ь> послал Ивана ж<е> Черемисинова, а велел говорити под городом с полчаны: тол<ь>ко не выйдет из города воевода Довойно, и стрел<ь>ба в городе не престанет. И как чисы отдают ночные февраля в 15 день, на памят<ь> святаго апостола Анисима, приехал ко государю от воевод Васка Яковлев сын Измайлов с тем, что владыка и воевода Довойно, и дворяне королевские к боярам и к воеводам ко князю Васил<ь>ю Семеновичю и ко князю 41 Михаилу Петровичю из города вышли.

И царь и великий князь со владыкою и с Довойном, и з дворяны велел к себе ехати Ивану Черемисинову. А в шатре в болшом у ворот велел быти дворовым воеводам боярину Ивану Петровичю Яковлеву да князю Петру Ивановичю Горенскому, да дияку Ондрею Васильеву. И Иван Черемисинов со владыкою и з Довойном итти 42 в шатер к дворовым воеводам. А дворовым воеводам боярину Ивану Петровичю и князю /л. 144/ Петру Ивановичю велел владыки и Довойна выпросити, что их ко государю челобит<ь>е. И нареченные владыка Арсеней и воевода Довойно били челом дворовым 43. А как царь и великий княз<ь> Полотеск взял, и государь тогда оставил в Полотцку бояр и воевод князя Петра Ивановича Шуйского да князя Василья да князя Петра Семеновичев Серебряных, да Ивана Васильевича Шереметева Меншово.

А на выласке государь велел быти воеводе князю Александру Ивановичю Прозоровскому.

А в остроге были за Полотою воеводы Захар<ь>я Ивановичь Плещеев да княз<ь> Дав<ы>д Ондреевичь Гундоров.

А городничие были Василей Петрович<ь> Головин да Василей Костянтинович<ь> Замытцкой.

А на княж<ь> Петрово место на Шуйсково государь велел быти в Полотцку князю Петру Михайловичю Щенятеву да князю Ондрею Ивановичю Ногтеву Суздал<ь>скому, да Семену Васил<ь>евичю Яковлеву, да Васил<ь>ю Дмитреевичю Данилову 44, да воеводе князю [221] Александру Ивановичю Прозоровскому, да воеводе князю Ондрею /л. 144об./ Ивановичю Татеву, да воеводе князю Роману Васил<ь>евичю Охлябинину, да Офонас<ь>ю Бутурлину.

А в городничих были Григорей Ивановичь Нагой да Григорей Никитин Сукин. А как в Полотцку был князь Петр Михайловичь Щенятев, и государь к нему з золотыми прислал Васил<ь>я Яковлевича Волынского.


* * *

Одним из ценнейших источников по истории Ливонской войны 1658-1582 гг. является подробный разряд похода русского войска во главе с царем Иваном IV на Полоцк в 1563 г., изданный А. Сапуновым 45. Помимо подробного описания пути следования войска, осады и взятия Полоцка, в нем приводятся детальные сведения о количественном составе русских полков. Извлечения из этого источника мы встречаем в ряде разрядных книг, в частности в опубликованной Д. Валуевым сокращенной редакции 1605 г. и «Государевых разрядах» за 1475-1565 и 1556-1586 гг. 46 Выдержки различной степени полноты из того же памятника приводятся в ряде разрядных книг с древнейшими записями (т. н. пространная редакция) 47.

Большой интерес представляет описание полоцкого похода 1563 г., дополняющее текст, изданный Сапуновым, и находящееся в составе одной из разрядных книг Музейного собрания ГБЛ 48. Эта рукопись, содержащая разряды за 1493-1608 гг., в 1°, 250 лл. (л. 1 + 249 лл. + л. 6-а, пропущен л. 189), написана скорописью второй четверти XVII в. Водяные знаки на лл.1-249: кувшинчики разной формы с двумя ручками, полумесяцами и розеткой наверху с буквами MP, а также знак в виде «восьмерок», поставленных на прямоугольники; кувшинчики датируются по приблизительным аналогиям 1618-1629 тт. 49, «восьмерки» — 1627-1628 гг. 50. На л. 145об. владельческая запись почерком XVII в.: «Сия книга розрядная акол[ь]ничего Алексея Ивановича Зузина». На л. 1 об.: «Сия книга принадлежит мне, Сергею Федоровичу Вындомскому. № 576-й». Рукопись относится к числу разрядных книг с древнейшими записями; в текст разрядов вставлены неразрядные записи, в частности описание похода в Югорскую землю в 1499-1500 гг. (лл. 15об.-16) и повествовательные записи об осаде и взятии Казани в 1552 г. (лл. 117-122 об.). В известной мере является вставкой и описание полоцкого похода 1563 г., ибо в отличие от выдержек из подробного разряда этого похода, приводимых в других рукописях, в списке С. Ф. Вындомского описание имеет черты, позволяющие говорить о нем как о памятнике, имеющем самостоятельный характер.

Описание похода на Полоцк в списке С. Ф. Вындомского, в отличие от всех разрядных книг (даже от подробного разряда, изданного А. Сапуновым), имеет заголовок: «Взятье полоцкое Литовские земли». Вслед за ним говорится о том, что 3-го января 1563 (7071) г. «великий Государь нашь ... поиде на свое государево дело под Полотецк». Другие источники сообщают, что Иван Грозный начал поход под Полоцк 30 ноября (вышел из Москвы), затем имел остановку с 4 по 18 дек. в Можайске, откуда вышел 18 дек. к Великим Лукам, где находился с 5 по 14 янв.; в Невле царь стоял два дня (49-20 янв.). Остальное время Иван IV и войско были в походе, не считая кратких остановок (однодневных) на различных станах; к Полоцку Грозный подошел 30 янв. 51. Составитель рассматриваемого источника, сообщая о том, что царь пошел под Полоцк 3 янв., возможно, имел в виду выход Грозного из Великих Лук, но ошибся в хронологии. Впрочем, возможно, что виной этой хронологической неувязки является просто ошибка переписчика. Приведенная выше начальная фраза [222] «Взятья полоцкого», по-видимому, является единственным «авторским» текстом составителя описания, две основные части которого являются, как увидим ниже, пересказом, переработкой двух источников.

В записях первой части приводится почти полный текст сеунча, (вести о победе), посланного Иваном Грозным 18 февр. 1563 г., вскоре после взятия Полоцка, в Москву к царице Марии Темрюковне, митрополиту Макарию, царевичам Ивану и Федору и брату Юрию Васильевичу. В разрядных книгах приводится запись о посылке сеунча 52; в «Летописце русском», изданном А. Н. Лебедевым, приводится его текст 53. В передаче сеунча издаваемое описание и «Летописец русский» дополняют друг друга, взаимно исправляют ошибки. Так, в результате сокращения в «летописце» Лебедева московские святые митрополиты Алексей и Иона превратились в новгородских чудотворцев, имена же последних отсутствуют. Во «Взятье» исправляется эта ошибка, называются новгородские чудотворцы Никита, Евфимий, Иона. Вместо ошибочного чтения летописца: Иисус Христос «поклонися неизреченно своим милосердием на нас» в описании приводится более правильное: «Преклонися неизреченным своим милосердием на нас». Обе редакции сеунча сообщают о пленении полоцкого владыки Арсения, воеводы Довойно и других, но только во «Взятье» приводится фраза: «И иные многие дети боярские у нас в руках» и т. д. Конец сеунча более подробен в летописце.

Вторую и основную часть «Взятья» составляет описание осады и взятия Полоцка, представляющее в основном сокращение подробного разряда полоцкого похода 1563 г. составленного, несомненно, во время самого похода. Следует иметь в виду, что протограф, которым пользовался составитель этой части описания, а также составители соответствующих описаний в составе других разрядных книг с древнейшими записями (см. выше), не сохранился. Текст разряда полоцкого похода 1563 г., изданный А. Сапуновым, таковым не является, поскольку он издан по копии XVI в., сохранившейся в составе Литовской метрики. Несмотря на несравненно большую подробность текста А. Сапунова и на близость (часто текстуальные совпадения) соответствующих мест последнего с текстом описания в составе разрядных книг, источником для последних, служил более подробный протограф, так как в их составе сохранился ряд известий, отсутствующих в рукописи, опубликованной в «Витебской старине».

Обращает на себя внимание и следующее: несмотря на то, что текст второй части «Взятья полоцкого» в общем сходен с описанием победы 1563 г. в других разрядных книгах 54, между ними имеются и различия, заключающиеся во взаимных дополнениях. Отметим главное отличие, которое позволяет, как кажется, судить о составителе (-лях) «Взятья полоцкого». Дело в том, что в указанных разрядных книгах передаются интересные подробности о переговорах между осаждавшими и осажденными (в тексте А. Сапунова они большей частью отсутствуют).

Переговоры начались 5 февр.; известия о переговорах во «Взятье полоцком» передаются более подробно по сравнению с Эрмитажным и другими списками, причем в несколько иной редакции. В Эрмитажном списке говорится, что для переговоров с литовцами (Янком Быстринским, Лукашем Халабурдой и Васильем Бухой) воеводы большого полка бояре кн. И. Д. Бельский и кн. П. И. Шуйский послали трех дворян: Василия Розладина, Ивана Черемисинова и Михаила Безнина: с «речью», сказанной литовскими уполномоченными русским представителям, поехал к Ивану Грозному один из них — Иван Черемисинов. Во «Взятье полоцком» говорится, что Бельский и Шуйский послали к литовцам не трех дворян, а одного, именно В. Розладина (причем изложено, это как-то неясно и небрежно); после его переговоров к литовцам был послан Иван Черемисинов, причем по указанию не бояр, а самого царя. В. Розладин, который в Эрмитажном списке называется первым, здесь называется вторым («...царь и великий княз[ь] послал Ивана Черемисинова с Васил[ь]ем с Розладиным...»); упоминание о М. Безнине опускается совсем. О своих переговорах И. Черемисинов («сказал царю, и великому князю» (в Эрм.: «И с тою речью поехал к царю Иван Черемисинов») 55.

Переговоры И. Черемисинова 6, 7 февр. излагаются сходно 56, причем на этот раз М. Безнин упоминается и во «Взятье полоцком», но это упоминание было вызвано, очевидно, отнюдь не заботой о славе известного опричника. Дело в том, что М. Безнин «учал говорити от воевод (от имени дворовых воевод боярина кн. И. П. Яковлева и [223] кн. П. И. Горенского. — В. Б.) Ивану (Черемисинову. — В. Б.) прытко», предлагая последнему, если с «полотцкими людми» (переговоры не продвигаются достаточно быстро, прекратить их с тем, чтобы русское войско продолжало военные действия («...а не будет дела, и они бы роз[ъ]ехалися и государевым делом промышляли; а государской рати без дела про что томитися»). В ответ М. Безнин получил резкую отповедь царского посланца: «И Иван Черемисинов Михаилу Безнину говорил: вы, молодцы молодые, смышляете битися; и ты поеди прочь, а дай нам с Лукашом поговорити; а крестьянской крови про что литися, нечто б[ы] дело зделалося без крови».

Первый тур переговоров закончился в понедельник 8 февр.; этот день не был успешным для русской стороны: по сообщению Эрмитажной разрядной книги, посланному Грозным И. Черемисинову литовский посланец В. Грибун сказал, что в Полоцке «многие люди шатаютца», не желая сдавать город русским, и просил дать недельный срок, «было б коли уговоритца». Переговоры на данном этапе потерпели провал, литовцы даже обстреляли И. Черемисинова из пищалей. Сразу же возобновились военные действия, к чему в сущности примерно сутки назад (7 февр.) и призывал Безнин Черемисинова. Казалось бы, последний попал в довольно неловкое для дипломата положение; тем не менее во «Взятье» он выходит из этой ситуации довольно оригинальным образом, связывая провал переговоров 8 февр. с именем... М. Безнина! В интерпретации составителя, которым был, как можно полагать, один из Черемисиновых, именно М. Безнин вел неудачные переговоры с В. Трибуном и попал под обстрел, а самому И. Черемисинову царь «велел дождатися (вероятно, результата миссии М. Безнина! — В. Б.) в большом полку...» 57.

Накануне сдачи Полоцка, явившейся результатом успешной осады города русским войском, переговоры возобновились; на этот раз они окончились полным успехом. Воеводы дважды присылали к царю известия о желании полоцких властей сдать город; Иван Грозный послал для переговоров, по показаниям Эрмитажной и других рукописей, тех же В. Розладина, И. Черемисинова и М. Безнина, которые все вместе приехали к царю с докладом. Во «Взятье» говорится только об одном И. Черемисинове. Пленных полоцкого владыку Арсения, воеводу Довойно и других сопровождал от города к царскому шатру и вводил в шатер к Грозному, по словам Эрмитажной разрядной книги, дворянин И. Я. Ерш Линев; «Взятье», оставаясь верным себе, и это приписывает И. Черемисинову 58. Между прочим в сходной со «Взятьем» редакции излагаются известия о переговорах 5-8 и 15 февр. в летописи, изданной А. Н. Лебедевым 59; это обстоятельство является важным моментом для выяснения вопроса о времени и инициаторах составления Александро-Невской летописи.

Все это, можно думать, указывает на опричника Ивана Семеновича Черемисинова или его детей как составителя (-лей) этого описания. И. С. Черемисинов, отец известного деятеля времени Ивана Грозного, Деменши Ивановича Черемисинова, участвовал во взятии Казани в 1552 г. и Астрахани в 1556 г.; во время полоцкого похода 1563 г. он должен был в числе других «за государем ездити» (т. е. состоять при царской особе); в мае 1570 г., будучи опричником, имел чин думного дворянина, т. е. был членом опричной Боярской думы; в сентябре того же года числился в числе дворян в «стану у государя»: в 1570 и 1572 гг. исполнял дипломатические поручения в Александровой слободе и Москве и т. д. 60; таким образом, И. С. Черемисинов находился в числе лиц, входивших в ближайшее окружение доверенных деятелей опричного двора Ивана Грозного. И. С. Черемисинов умер, вероятно, в начале 70-х гг., последнее упоминание о нем относится к 1572/73 г. Если составление «Взятья» приписывать самому И. С. Черемисинову (вовсе не обязательно, конечно, чтобы он сам именно писал его; это дело могло быть поручено другому лицу, например, писцу, подъячему), то ее составление можно отнести к 1560 — нач. 1570-х гг. (от 1563 до 1572/73 гг.). Всего же вероятней, что она была составлена по инициативе его сына, Деменши Ивановича Черемисинова, бывшего в 1570-1580-е гг. думным дворянином и казначеем, т. е. лицом, имевшим, несомненно, доступ к материалам царского архива. Составление описания в таком случае можно было бы связать с опалой в 1576/77 г. М. А. Безнина 61, роль которого в переговорах под Полоцком 1563 г. так сильно преуменьшена и в известной степени искажена в описании Черемисиновых. Во всяком случае, ее составление относится ко времени до 1584 г., поскольку о Грозном в ней говорится как о живом («государь нашь»). [224]

В текст «Взятья полоцкого» не попали из разряда полоцкого похода 1563 г.; изданного Сапуновым, весьма ценные известия, в том числе данные о продвижении царя Ивана с войском от Москвы к Полоцку, его возвращении в Москву после победы и даже записи о «речах» Ивана Грозного, его въезде в побежденный город и др. Но, с другой стороны, «Взятье» содержит немало новых известий. Центром его повествования является описание переговоров с осажденными, в котором определенную и немалую роль сыграл опричник И. С. Черемисинов. Об этом говорится во многих разрядных книгах, но в этом описании, исходившем, по всей вероятности, от Черемисиновых, его фигура явно выдвинута на первый план, в ущерб некоторым другим (В. Розладин, М. Безнин, И. Я. Ерш-Линев). Записи о событиях, предшествовавших осаде Полоцка, переговорам с осажденными, и событиях, последовавших за сдачей литовцев, интересовали составителя гораздо меньше, чем записи о событиях, в которых он сыграл (что упорно стремится подчеркнуть) будто бы одну из главных ролей.

Основное значение «Взятья полоцкого» заключается в том, что оно сохранило в своем составе выдержки из разряда полоцкого похода, имеющие ряд дополнений по сравнению с другими источниками (разрядными книгами с древнейшими записями и даже подробным разрядом полоцкого похода 1563 г.) и почти полный текст сеунча Ивана Грозного, направленный в Москву после взятия Полоцка.

Инициатива составления «Взятья» принадлежит, вероятно, одному из Черемисиновых, скорее всего Деменше Ивановичу Черемисинову, ее составление можно датировать 1570 — нач. 1580-х гг. (возможно, в середине 1570-х гг.). Этот памятник представляет большой научный интерес и с точки зрения того, как представители отдельных дворянских фамилий, используя текст официальных документов, в данном случае разрядных книг, обрабатывали, перерабатывали его в интересах своего рода. Они использовали при этом свое высокое положение, фавор при царском дворе, опалы возможных противников в борьбе за власть и влияние. Подобные операции с различными текстами, документами — явление довольно распространенное в XVI-XVII вв. с их местническими претензиями и сварами, придворными интригами и борьбой за высокое положение при царских особах. «Взятье полоцкое» — одно из красноречивых свидетельств этих нравов эпохи, тех приемов, к которым прибегали русские политики или попросту местники-честолюбцы. Нельзя не отметить, что оно дает также любопытный материал для изучения и приемов «текстологической» работы древних составителей-сводчиков, методов переработки исходного текста, а иногда и приемов фальсификации исторических данных для пользы своей родовой гордыни.

Комментарии

1. Государственный исторический музей (ГИМ), отдел рукописей, собрание Щукина, № 496; описание рукописи см.: В. И. Буганов. Разрядные книги последней четверти XV — начала XVIII вв. М., 1962, стр. 35.

1a. Слово написано над строкой.

2. «А» написано по букве «е».

. Переделано из «христианство».

3. Написано над строкой.

4. Далее зачеркнуто «и стал от Полотцка».

5. Ошибочно пропущено, но оставлено чистое место; имеется в виду И. П. Яковлев, ср. л. 138 об.

. Исправлено из «Яковлевич».

6-6. В Э у Спаса в Серешкове, в С у Спаса на Шерешкове.

7. В Э Усвятцкую.

8. В Э Крицовския, в Ш Кривцовские.

9. В Э великую.

10. В Э Емские.

11-11. В Э Лужных ворот; в С ложных дорог.

11а. Слово исправлено.

12. В Э нет.

13. В Э Бурлову.

14-14. Так в рукописи.

15. Так в рукописи.

16. Ошибочно пропущено.

17. Далее оставлено чистое место.

18. Ошибочно «быка стрелепщкого», ср. ниже; в Э Бестриновскова.

19. В Э Лукаша.

20. В Э Буху.

21. Вставлено над строкой; очевидно, не дописано «говорили»

22. Далее написано «в».

23. Далее написано: «и го».

24. В Э «людми дело»

25. В Э Хоружей.

26. В Э Жило.

27-27. В Э Балована озера.

28. В С 11 060.

29. Так в рукописи и Щ; в Э на Ортуну.

30. В Э Пантелеева.

31-31. Так в рукописи, в Э Игнатьеву.

32. Первое «в» вставлено над строкой более темными чернилами.

33. В Э нет.

34. Так в рукописи, в Э стеновую.

35. В Э Шашпирову.

36. Так в рукописи и Э.

37. Так в рукописи и Щ: в Э Плавлин.

38. В этом слове «ч» переделано из «з».

39. В рукописи «Шара», исправлено по Э, Ш.

40. В этом слове буквы «ча» переделаны из «то».

41. Ошибочно «государю».

42. Так в рукописи.

43. Предложение не закончено.

44. Далее зачеркнуто: «да воеводе князю Александру Семеновичю Трубетцкому»; над этими словами другим почерком написано «чисто».

45. «Витебская старина», 1885, т. IV, ч. 1, № 3, стр. 27-70.

46. Синбирский сборник. М., 1844, стр. 3-5; Н. Н. Милюков. Древнейшая разрядная книга официальной редакции (по 1565 г.). М., 1901 (далее ДРК), стр. 232-237; Древняя Российская вивлиофика. Ч. 13. М., 1790, стр. 328-335.

47. См.: В. И. Буганов. Указ. соч., стр. 35, 36, 37, 38 и др.

48. ГБЛ, ф. 178, № 5256, лл. 136-144об., описание рукописи см.: В. И. Буганов. Указ. соч., стр. 56.

49. А. А. Гераклитов. Филиграни XVII века на бумаге рукописных и печатных документов русского происхождения. М., 1963, № 437-452, 867-879.

50. Там же, № 1501-1504.

51. «Витебская старина», 1885, т. IV, стр. 32, 45-49.

52. ГПБ, Эрм. 390, л. 298-298об.

53. Летописец русский (Московская летопись). Приготовил к изданию А. Н. Лебедев. М., 1895, стр. 187-189; ср.: ГБЛ, ф. 178, № 5256, лл. 136-137.

54. В дальнейшем используется для сравнения один из лучших списков разрядных книг с древнейшими записями — Эрмитажный (ГПБ им. М. Е. Салтыкова-Щедрина, отдел рукописей, Эрмитажное собрание, № 390).

55. ГПБ, Эрм. 390, л. 292 об.; ГБЛ, М. 5256, лл. 139 об.-140.

56. ГПБ, Эрм. 390, лл. 293-294; ГБЛ, М. 5256, лл. 140-141.

57. ГПБ, Эрм. 390, л. 294-294 об.; ГБЛ, М. 5256, л. 141.

58. ГПБ. Эрм. 390, лл. 296 об. - 297 об.; ГБЛ. М. 5256, лл. 143-144.

59. См.: Летописец русский (Московская летопись). Приготовил к изданию А. Н. Лебедев. М., 1895, стр. 180-181, 183-184.

60. ДРК, стр. 236. В. Б. Кобрин. Состав, опричного двора Ивана Грозного. Археографический ежегодник за 1959 г. М., 1960, стр. 84-85.

61. См. В. Б. Кобрин. Указ соч.

 

Текст воспроизведен по изданию: "Взятье полоцкое Литовские земли" - описание похода 1563 г. в разрядной книге Музейного собрания // Записки отдела рукописей, Вып 31. М. Государственная библиотека СССР им В. И. Ленина. 1969

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.