Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ПОСОЛЬСКАЯ КНИГА ПО СВЯЗЯМ РОССИИ С НОГАЙСКОЙ ОРДОЙ

1557-1561 гг.

Память Петру Григорьеву сыну Совина. Как, ож Бог даст, приедет Петр в Нагаи к Исмаилю князю и кого князь пришлет к нему встречю, а велит ему подворье указати и корм ему от Исмаиля привезут, и Петру тому дати что пригоже: шуба белья лехка или однорятка, а не в пошлину. А в пошлину Петру /л. 142об./ никому никак ничего не дати. А хто ему двор укажет, а корму не явит, и ему тому не давати ничего. А как велит ему Исмаиль князь быти у себя и кого по него пришлет, и Петру тому человеку не давати ничего. А как поидет к Исмаилю князю, и хто у него учнет каких пошлин просити, и ему пошлин не давати никаких.

А нечто батог покинут да учнут пошлин просити у батога (в рукописи: батого), и Петру пошлин никак не давати. А у двереи учнут просити пошлины, ино не давати ж. И нечто его не пустят к Исмаилю князю, ино прочь поити, а пошлины никак не давати. А опричь /л. 143/ того хто Петра чем почтит, и Петру тому за его добро дати что пригоже, а не в пошлину. А в пошлину Петру не давати никому ничего. А велит Исмаиль князь ити прямо к себе, и зацепки ему никоторые не учинят, и о пошлинах ему не учнут говорити, и Петру ити прямо к Исмаилю князю. И от царя и великого князя ему поклон правити и грамота подати и поминки явити по Исмаилеву приказу, что велит себе явити и речь говорити по записи по царя и великого князя наказу.

Да память Петру. Нечто учнет Исмаиль говорити: писал яз ко царю и великому /л. 143об./ князю, чтоб мне у Астарахани город поставил или б в Астарахани мне половину тамги дал, и царь и великии князь мне о том ничего не оказал? И Петру говорити: в Астарахани, господине, что тамги ни придет, и то все дают людем жалованье, да ещо тое тамги из десятои жеребеи не придет, что людем дати. Ино, господине, ис тамги что тебе давати? А нечто вперед учнет у лютцкова жалованья тамги оставатися, и государь тогды тебе велит давати, что ся учнет оставати у людцкои дачи. А города, господине, блиско Астарахани ставити не пригоже. А город Астарахань готов, что твои же. /л.144/ Похошь в нем жити не со многими людми, и ты живи. А воеводам о том приказано накрепко, велено им тебя держати по твоеи любви, сколко захочешь, столко живи. Что тебе надобе, и государевы воеводы все тебе дают. А со мною, господине, ныне что государю нашему о своих делех прикажешь, и яз то все государю своему скажу. [303]

А нечто Исмаиль князь или иные мирзы учнут говорити, чтоб царь и великии князь (слово князь в рукописи пропущено) казаком красти у них и грабити (слова: и грабити написаны по чищенному) их не велел. И Петру говорити: государь наш ныне заповедь великую казаком учинил, чтоб улусом вашим лиха никак не делать. А которые казаки воровали, послов и гостеи грабили, и лошади у вас в улусех крали /л. 144об./ и людеи били, и государь наш тех казаков многих казнил, а иные от государя нашего опалы збежали в Азов и в Крым.

Да память Петру. Говорити ему Исмаилю князю накрепко, чтоб одноконечно перешел за Волгу на Крымскую сторону и стал бы на усть Медведицы или где хочет. Да отпустил бы Крыма (слово Крыма написано по чищенному) воевати детеи своих и племянников. А царя и великого князя люди на Дону готовы, а в головах у них Истома Изволскои. А приказано ему накрепко з детми его дело делати заодин и перевоз им держати. А на Днепре наместник черниговской дьяк Ржевской со многими людми готов стоит. А в Черкасех князь Дмитреи /л. 145/ Вишневетцкои со многими ж людми. А послал их царь и великии князь по его Исмаилеву приказу и он бы своего приказу не переменил, рать бы свою на Крым одноконечно послал, чтоб Вишневетцкого и дьяково стоянье не безлеп было.

И поидет Исмаиль х Крыму, ино велми добро. И учнет Петру говорити, чтоб Петр с ним шел вместе, и Петру говорити, чтоб его Исмаиль отпустил про себя с вестью ко царю и великому князю да и своего бы человека с ним послал. И царю и великому князю то дело (слово дело написано над строкой), от него будет за честь. И отпустит его Исмаиль с вестью, и Петру ити ко царю и великому князю наспех. А не отпустит его Исмаиль, а учнет ему говорити накрепко, чтоб с ним шел, /л. 145об./ и Петру с ним ити. А ко царю и великому князю прислати с вестью татар служилых. А не поидет Исмаиль сам, а учнет сам от ходу отговариватися, и Петру ему о его ходу не велми стужати. А говорити о том накрепко, чтоб одноконечно послал детеи своих и племянников всех со всеми людми. А не похочет и детеи послати, и Петру (в слове Петру буква п исправлена по буквам го) говорити: не пошлешь, господине, ныне детеи своих х Крыму ратью, и государю нашему на тебя будет велми гневно за то, что государь наш по твоему приказу людеи своих многих послал. И толко ныне свое слово переменишь, ино и дружба меж вас порушитца. Государю нашему как будет мочно тебе вперед верити, коли ныне твое слово /л. 146/ будет непрямо. И говорити о том накрепко, сколко мочно, чтоб одноконечно детеи своих послал. А не пошлет детеи своих (в слове своих буква с исправлена по букве ф) и Петра вборзе не отпустит, и Петру одноконечно (слово одноконечно» написано по стертому «говорити) о том царя и великого князя без вести не держати и отписати о том подлинно, зачем Исмаиль детеи своих не послал, чтоб о всем о том царю и великому князю ведомо было. [304]

Да память Петру. Будучи ему у Исмаиля князя, розведывати себе таино, как Исмаиль живет с мурзами, за кого ся люди имают и кого себе вперед прочат. И с крымским у него после воины детеи его ссылки бывали ли и что про Крым думает. О всем (должно быть: всем) о том доведыватися подлинно. /л. 146об./

А нечто Исмаиль князь или которые мирзы похотят ити ратью на царя и великого князя украины, и Петру о том царя и великого князя без вести не держати, а послати с теми вестми татарина служилово да вожа, которые с ним на то посланы. А нелзе будет татарина, послати полоненика, добыв. А одноконечно царя и великого князя без вести не учинити.

А нечто поидет крымскои царь к Астарахани и ведомо будет (в слове будет слог бу исправлен по ранее написанному то) то в Нагаех, и Петру говорити, чтоб Исмаиль князь на крымского сам пошол и искал бы над ним дела как пригоже. А в Астарахань бы к царя и великого князя воеводам весть послал, чтоб жили бережно. /л. 147/

И о всем Петру делати дело царя и великого князя по царя и великого князя наказу и смотря по тамошнему делу как будет пригоже и как ево Бог вразумит. А царя и великого князя о всем без вести не держати, чтоб однолично царь и великии князь от него о всяких делех безвестен не был.

Да память Петру. Нечто, недошед (в рукописи: нешед) нагаиских улусов, учинитца (в слове учинитца вторая и исправлена по ранее написанному) Петру весть про которое дело про крымское или про нагаиское о царя и великого князя украинах или про Казань, или будет Исмаиля дополна (в слове дополна буква п исправлена по ранее написанному) не станет.

И Петру часа того с теми вестми прислати ко царю и великому князю татар, которые с ним посланы. /л. 147об./ И отписати с ними ко царю и великому князю о всех тех вестех подлинно. А будет великое дело, и Петру после того (в слове после буква е, в слове того слог то исправлены по ранее написанному) спустя день или два и иного татарина послати с теми ж вестми притчи для и вожа ему дати: любо первых на дороге розгоняют и возмут, ино другои доедет. А нечто в Нагаех Петра задержат, и Петру, будучи в Нагаех, посылати с вестми ко царю и великому князю тех татар, которые с ним на то посланы, чтоб однолично царь и великии князь безвестен не был. И о всем дело царя и великого князя делати по царя и великого князя наказу и посмотря по делу как будет пригоже и как ево Бог вразумит. А царя и великого князя о всем без вести не держати. /л. 148/

А нечто у Исмаиля князя будут которые казанские (в слове казанские слог ка исправлен по ранее написанному лю и над строкой стерты буквы ди) люди беглые или присылкою, и Петру говорити Исмаилю князю, чтоб Исмаиль князь велел их [305] побити перед ним или б ему их выдал (в рукописи: выда). То (слово то было исправлено по буквам ть ранее написанного и частично сохранившегося в строке слова выдать) его и правда ко царю и великому князю, что их побьет или выдаст.

Да память Петру. Будут в Нагаех Акклычевы княжие братья или дети, которые прибежали ис Крыма или иные которые князи и мирзы крымские, и Петру их звати ко царю и великому князю, а князю об них говорити, чтоб их отпустил.

Да память Петру. Придет в Астарахань, а Исмаиля будет не стало, а учинился будет на юрте сын его или инои хто мирза, и Петру к ним не ходити, /л. 148об./ а отписати о том подлинно ко царю и великому князю и дожидатися в Астарахани от царя и великого князя указу. А без указу из Астарахани не ехати.

А се грамота к Урус мирзе.
Божиею милостию от царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Руси слово Урус мирзе. Писал к нам отец твои, что сего лета отец твои хочет сам Крым воевати. И вы б сего лета с отцом своим одноконечно неотступно Крым воевали. А яз отца для вашего Исмаиля князя и вас для послал на Днепр наместника своего черниговского Диака Ржевского /л. 149/ да Тягриберди кипчака, которои к нам приехал ис Крыма. А велел есми им с Днепра (в слове Днепра буква д исправлена по букве е) неотступно Крым воевати. А с Черкасскую сторону послал есми Крыма воевати князя Дмитрея Вишневетцкого да черкасских князеи Амашика да Сибока со многими людми. А на Дон послал есми Истому Изволсково со многими людми. А велел есми ему на Дону вам перевозы держати и с вами вместе Крым воевати. И вы б одноконечно сего лета неотступно Крым воевали. A надобны (далее в рукописи над строкой стерта буква б) будут (в слове будут вторая у исправлена по букве е) вам стрелцы из Астарахани, и яз вам велел дати из Астарахани (слова: и яз вам велел дати из Астарахани - написаны дважды) пятдесят стрелцов и к Ивану Выродкову есми о том писал. И толко сего лета неотступно учнете Крым воевати, /л. 149об./ и яз вам жалованья своего и свыше прибавлю. Молвя, с любовным своим жалованьем сю свою грамоту к тебе (слова: к тебе написаны над строкой) послал есми. Лета 7068-го марта.

А к Тинбаи мирзе да к Якшисаат (в слове Якшисаат буквы кши исправлены по ранее написанному) мирзе да к Тинахмат мирзе посланы (слово посланы написано над строкой) с Петром (в рукописи: Петро) грамоты таковы ж.

А к Тиналеи мирзе послана грамота такова.
Божиею милостию царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии слово Тиналеи мирзе. Писал еси к нам с Кулчаном (в слове Кулчаном буквы ку исправлены по ранее написанному), что еси по нашему слову [306] пошел к Исмаилю князю, а крымсково есте воевали и лошадеи много взяли и впе (в рукописи явный смысловой пробел, хоты нумерация листов не нарушена) /л. 150/ сего лета неотступно (в слове неотступно буквы неотс написаны по чищенному) хотите воевати. А нам бы вам велети дати из Астарахани пятдесят человек стрелцов и на Дон бы вам х казаком грамота дати, чтоб вам никакова лиха не учинили. А Исмаиль князь писал к нам с своим послом с Темирем, что хочет сам ити Крыма воевати. И мы для Исмаиля князя и вас для послали на Дон Истому Изволсково со многими казаки, а велели ему вам перевозы держати и беречи вас велели (в слове велели слог ве исправлен по ранее написанному) ото всякого лиха. И с послы вашими велели ему говорити, где ему вас ждати. И Истома с послы вашими договор учинил, что ему вас ждати на Дону на усть Медведицы, и вы б одноконечно сего лета Крым воевали неотступно. /л. 150об./ А мы послали на Днепр наместника своего Дьяка Ржевского со многими людми да Тягрибердея кипчака, которои к нам пришел ис Крыма. А велели им с Днепра неотступно Крым воевати. А с Черкасскую сторону послали есмя Крыма воевати князя Дмитрея Вишневетцкого да черкасских князеи Амашика да Сибока со многими людми. И вы б одноконечно сего лета Крым воевали. А надобны вам будут стрелцы, и вы б стрелцов взяли у Ивана у Выродкова пятдесят человек. А мы к Ивану писали, велели вам стрелцов дати. А что еси (в рукописи: си) писал к нам о Асанак мирзине жене, и мы ее и з дочерью к тебе отпустили да и жалованье свое доброе и запасу к тебе /л. 151/ послали. И ты б наше жалованье к себе паметовал. А то твоеи службе и знамя: толко сего лета неотступно учнешь Крым воевати. Так бы еси ведал. Писана на Москве лета 7068-го марта.

А се речь к Магмет мирзе Смаилеву сыну с Семеном Мальцевым.

Говорити от царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии Магмет мирзе Семену Мальцову.

Царь и великии князь Иван Васильевич всеа Русии велел тебе поклонитися. /л. 151 об./

Да поминки подати.

А после поминков, приступясь к мирзе, молвити: есть, господине, от государя моего к тебе речи таиные, и ты как их велишь себе говорити?

И молвит мирза: те мне люди верны, говори при них, и Семену говорити ему речь по записи. А не велит ему речи говорити, и Семену ему речи не говорити. Да как ему велит говорити, и ему речи говорити по его веленью и запись шертная подати, татарское писмо.

Царь и великии князь велел тебе говорити. Писал к нам отец твои Исмаиль князь, чтобы /л. 152/ нам тебя жаловати и любовь своя к тебе держати по тому ж, как и к отцу твоему. А не станет отца твоего, и нам бы тебя держати с собою в дружбе по тому ж, как и отца твоего. И мы для отца твоего Исмаиля [307] князя хотим тебя своею любовью жаловати. А не станет отца твоего, и мы после отца твоего хотим тебя себе другом учинити. А ты ведаешь и сам, какова нам дружба с отцом твоим. И ты бы отца своего слушал во всем и наказ ево паметовал. И к нам бы еси службу свою прямую держал и другово бы слова в твоеи душе не было. Как отец твои (в слове твои буква и исправлена по букве е) живет с нами правдою и на недругов стоит заодин, и твое бы дело по тому же иноко не было. И будет тебе потому любо /л. 152об./ в нашеи любви быти, и ты бы перед нашим послом Семеном и правду к нам учинил на шертнои записи, которую есмя запись послали к тебе с своим послом Семеном. И учиня правду, и печать бы еси свою к тои шертнои записи приложил. И ту запись дал послу нашему Семену. И посла бы еси нашего Семена с тою записью (в слове тою буква ю, в слове записью буква з исправлены по буквам бою, ранее написанного слова тобою) к нам отпустил. Да и своего бы еси посла с нашим (в слове нашимъ буква ъ исправлена по букве и) послом Семеном вместе к нам прислал. И от тово дни вперед наше добро и любовь к тебе не умалитца.

Царь и великии князь велел тебе говорити. Писал к нам отец твои Исмаиль князь, что крымскои царь недружбу вам велекую (слово велекую исправлено по ранее написанному велено) показал. /л. 153/ И отец твои хочет на него сам ити. А нам бы от себя на крымского послати (в слове послати буква т исправлена по букве л) рать Днепром. И мы ныне на крымского послали рать свою Днепром наместника своего черниговского Диака Ржевского да Тягрибердея кипчака со многими людми. А на Дон послали есмя Истому Изволского со многими ж стрелцы (в слове стрельцы буква ы исправлена по буквам ов) и казаки. А велели есмя Истоме отцу вашему и вам перевозы держати и с вами х Крыму ходити. А в Черкасы Пятигорские послал есми князя Дмитрея Вишневетцкого да черкасских ж князеи Амашика да Сибока. А велел есми им с черкаскими князми ити х Крыму с Черкаскую сторону. И вы б одноконечно сего лета своим делом промышляли, чтоб нашим /л. 153об./ людем на Дону и в Черкасех и на Днепре безлеп не стояти. А будет Исмаилю князю самому ити невозможно, ино б вы одноконечно Крыма воевати (в рукописи: ваевати) и с нашими людми вместе над Крымом промышляли заодин, чтоб вам сего лета одноконечно не пропустити. Ведали б есте Крым неотступно (слово неотступно исправлено по ранее написанному воевати).

А се запись шертная.
Яз, Магмет мирза, даю шерть царю и великому князю Ивану Васильевичю всеа Русии на том. Хотети ми ему добра во всем и другу ми ево другом быти, а недругу недругом быти. А на (в предлоге на буква а исправлена по букве е) крымского царя /л. 154/ и на всякого ми ево [308] недруга с ним заодин быти. А не станет отца моего Исмаиля князя, и мне от царя и великого князя неотступну быти и до своего живота. И иново ми себе друга никово не искати. А о котором ми о своем деле царь и великии князь прикажет, и мне то дело делати вправду без хитрости по сеи шерти и по тому, как отец мои Исмаиль князь царя и великого князя дела делает без хитрости. А взведаю, хто иметь лихо мыслити царю и великому князю (слова: великому князю исправлены по ранее написанному великого князя) и его землям, и мне о том ко царю и великому князю весть послати. А к ним ми не приставати. Того для к сеи записи на утверженье яз, Магмет мирза, учиня крепкую шерть, и печать (в слове печать буква п исправлена по букве о) /л. 154об./ есми свою приложил лета 7068-го.

А память наказная Семену дана такова.
Память Семену Мальцову сыну Данилова. Как, ож Бог даст, придет Семен в Нагаи к Магмед мирзе, и кого Магмет мирза пришлет к нему встречю, а велит ему подворье указати и корм (в слове кормъ буква ъ исправлена по букве у) ему (в слове ему буква у исправлена по букве ъ) от Магмет мирзы привезут, и Семену тому дати что пригоже: шуба лехка или однорядка, а не в пошлину. А в пошлину Семену никому (в слове никому буква о исправлена по ранее написанному) никак ничего не дати. А хто ему двор укажет, а корму не явит, и ему тому человеку не давати ничего. А как велит ему /л. 155/ Магмет мирза быти у себя, и кого по него пришлет, и Семену тому человеку не давати ничего. А как поидет к Магмет мирзе, и хто у него станет каких пошлин просити, и ему пошлин не давати никаких.

А говорити ему. Прислал к государю нашему Исмаиль князь посла своего Темиря, а писал к государю нашему, чтоб государь наш к Магмед мирзе дружбы для прислал доброво своего человека. И государь наш для Исмаиля князя послал меня к Магмет мирзе, и мне ныне какая пошлина давати? А от государя нашего (в слове нашего после слогов наше в строке стерта буква г) х которым царем к его братье послы ходят, и там пошлин никаких не дают. А к государю нашему Исмаилевы княжие послы и иных мирз послы /л. 155об./ ходят, а пошлин с них не емлют же. И мне ныне здесе какие пошлины давати? Да в пошлину Семену однолично (слово однолично написано по чищенному) ничего никому не давати. А нечто батог покинут да учнут пошлин просити у батога, и Семену пошлин никак не давати. А у двереи учнут просити пошлины, ино не давати ж. И нечто его не пустят к Магмет мирзе, ино и прочь поити, а пошлины никак не давати. А опричь того хто Семена чем почтит, и Семену тому за его добро дати что пригоже, а не в пошлину. А в пошлину Семену не давати ничего. А велит ему Магмет мирза ити прямо к себе, и зацепки ему нико/л. 156/торые ни учинят и о пошлинах ему не учнут говорити, и Семену ити прямо к Магмет мирзе и от царя и великого князя ему поклон правити, и поминки подати и речь говорити по записи. И список шертнои подати по царя и великого князя наказу. [309]

Да память Семену. После посолства спустя ему дня два или три приказати к мирзе, чтоб ему велел быти у себя. И как мирза велит ему быти у себя, и Семену мирзе говорити. Говорил есми, господине, тебе от государя своего, чтоб еси ему на записи правду учинил и запись есми шертную тебе дал, на какове тебе пригоже к государю нашему /л. 156об./ правда учинити. И ты, господине, на тои записи учини правду к государю нашему (в слове нашему буква у исправлена по ранее написанному) передо мною, положа ее на Куране. И меня отпусти ранее к государю нашему. И своего посла со мною вместе к государю нашему пошли. А сам, господине, по государя нашего приказу поиди Крыма воевати того для, что государь по отца вашего (в слове вашего буква а исправлена по ранее написанному) приказу рать свою х Крыму послал. А Истома Изволскои ждет вас на Дону со многими казаки, велено ему вас перевозити и коши ваши беречи на Дону. И толко, господине, ныне поидете Крыма воевати, и государю нашему на вас то будет за честь, что государя нашего рать заидет х Крыму не безлеп. З Днепра, господине, велел государь наш Крым воевати князю Дмитрею Вишневетцкому да чер/л. 157/касским князем Амашику да Сибоку. А послал с ними многих людей (в слове людей буква л исправлена по ранее написанному). И вам, господине, в то ж (частица ж исправлена по букве м) время добро Крым воевати, в кое время государя нашего воеводы воюют. А послышит, господине, царь вас и государя нашего воевод, и он против вас и не станет.

И учинит Магмет мирза правду на записи перед Семеном и печать к тои записи приложит, и ту запись даст Семену, и Семену ее вести ко царю и великому князю бережно.

А учнет мирза от правды отговариватись, что он и так дружбу держит и без записи.

И Семену говорити. Не учинишь, господине, правды на записи, /л. 157 об./ и ты, господине, вперед на государя нашего не диви, бес правды государю нашему тебя в дружбе не держивать.

А учнет говорити, что он о том со отцом обошлетца или, сам ехав, с отцом вспроситца, и Семену у него того не отговаривати.

И учинит правду Магмет мирза, ино велми добро. А не учинит правды, и Семену говорити ему накрепко, чтоб на Крым шел, а его бы отпустил ко царю и великому князю.

А нечто Магмет мирза или иные которые мирзы учнут говорити, чтоб царь и великии /л. 158/ князь казаком на Волге стояти не велел и улусов бы их красти и грабити не велел, и Семену говорити. Государь наш ныне заповедь великую казаком учинил, чтобы улусом вашим лиха никак не делали. А которые казаки воровали, послов и гостеи грабили, и лошеди у вас в улусех крали и людеи били, и государь наш тех казаков многих казнил, а иные (слово иные написано по чищенному) от государя нашего опалы збежали в Азов и в Крым. [310]

И поидет Магмет мирза х Крыму, ино велми добро. И учнет Семену говорити, чтоб Семен с ним шел вместе, и Семену говорити, чтоб его Магмед мирза отпустил про себя с вестьми (в рукописи: весть) ко царю и великому князю да и своего бы человека с ним послал. /л. 158об./ И царю и великому князю то дело от него будет за честь. И отпустит его Магмет мирза с вестью, и Семену ити ко царю и великому князю наспех. А не отпустит его Магмет мирза, а учнет (в слове учнет буква у исправлена по букве о) ему говорити накрепко, чтоб с ним шел, и Семену с ним ити. А ко царю и великому князю прислати с вестью татар служилых. А не поидет Магмед мирза сам (слово сам написано по чищенному), а учнет от ходу отговариватися, и Семену говорити ему накрепко, чтоб одноконечно пошел со всею своею братьею и со всеми их людми. А не похочет Магмет поити, и Семену говорити: не поидешь, господине, х Крыму ратью, и государю нашему на тебя будет велми гневно за то, что государь наш /л. 159/ по отца твоего приказу людеи своих многих послал. И толко ныне свое слово перемените, ино и дружба меж вас порушитца. Государю нашему (в слове нашему буква у исправлена по ранее написанному) как будет мочно вам вперед верити, коли ныне не поидете на своего недруга? И говорити о том накрепко, сколко мочно, чтоб одноконечно с своею братьею Крыма воевати шел. А не поидет на Крым и Семена вборзе не отпустит, и Семену одноконечно о том царя и великого князя без вести не держати и отписати о том подлинно, зачем Магмет не пошел, чтоб о всем о том царю и великому князю ведомо было.

Да память Семену. Будучи ему у Магмет мирзы, розведывати себе таино, как Магмет мирза живет /л. 159об./ с отцом своим с Ысмаилем и как живет з братьею, и как они живут с крымским.

А нечто Магмет мирза и иные которые мирзы взволнуютца, похотят ити ратью на царя и великого князя украины, и Семену о том царя и великого князя без вести не держати. А послати с вестми татарина служилово да вожа, которые с ним на то посланы. А нелзе будет татарина послати, ино послати полоненика, добыв, а одноконечно царя и великого князя без вести не учинити.

А нечто поидет крымской царь к Астарахани, и ведомо то будет в Нагаех, и Семену /л. 160/ говорити, чтоб Магмет мирза на крымского пошел и искал бы над ним дела, как пригоже. А в Астрахань бы к царя и великого князя воеводам весть послал, чтоб жили бережно.

И о всем Семену делати дело царя и великого князя по царя и великого князя наказу и смотря по тамошнему делу как будет пригоже и как его Бог вразумит. А царя и великого князя о всем без вести не держати, чтоб однолично царь и великии князь от (в предлоге от буква т исправлена по букве д) него о всяких делех безвестен не был.

Да память Семену. Нечто, недошед нагаиских улусов, учинитца Семену весть [311] про которое (в слове которое буква т вставлена в строку позднее, а третья о исправлена по ранее написанному) дело /л. 160об./ про крымское или про нагаиское о царя и великого князя украинах или про Казань (слово Казань написано по чищенному).

И Семену часа того с теми вестми прислати ко царю и великому князю татарина, которые с ним на то посланы. И отписати с ними ко царю и великому князю о всех тех вестех подлинно. А будет великое дело, и Семену после того спустя день или два и иного татарина послати с теми ж вестми притчи для: любо первых на дороге розгоняют и возмут, ино другои доедет. А нечто в Нагаех Семена задержат, и Семену, будучи в Нагаех, посылати с вестми ко царю и великому князю тех татар, которые /л. 161/ с ним на то посланы, чтоб однолично царь и великии князь безвестен не был. И о всем дело царя и великого князя делати по царя и великого князя наказу и смотря по делу, как будет пригоже и как ево Бог вразумит. А царя и великого князя о всем без вести не держати.

А нечто у Магмет мирзы будут которые казанские (в слове казанские буква с вставлена в строку, а буква н над строкой позднее, а буква к исправлена по ранее написанному) люди беглые или присылкою, и Семену говорити Магмет мирзе, чтобы Магмет мирза велел их побити перед ним или б ему их отдал. То его и правда ко царю и великому князю, что их побьет или выдаст. /л. 161 об./

Да память Семену. Будут в Нагаех Алклычевы княжие братья или дети, которые прибежали ис Крыма, или иные которые князи и мирзы крымские, и Семену их звати ко царю и великому князю, а мурзе об них говорити, чтоб их отпустил ко царю и великому князю. (Далее половина страницы без записи). /л. 162/

Того же лета маия 6. Прислал ко царю и великому князю из Рязского (в слове Рязского буква з стерта) города 53 Иван Коробьин Ондрюшку Камышникова. А писал, что идет ко царю и великому князю служити нагаискои Акболтаи мирза Зенешев сын княжой.

И царь и великии князь велел послати против Акболтаи мирзы с платьем Василья (в рукописи: Василь) Яковлева сына Щелкалова.

И память Василью о встрече дана такова.
Лета 7068-го маия 7 54. Память Василью Яковлеву сыну Щелкалова. Ехати ему против Акболтаи мирзы Зенешева сына княжово. /л.162об./

А как встретит Акболтаи мирзу, и Василью молвити Акболтаи мирзе.

Царь и великии князь Иван Васильевич всеа Русии велел тебе поклонитися.

Царь и великии князь Иван Васильевич всеа Русии велел тебя о здоровье вспросити, как тебя Бог милует, и здорово ли еси дорогою ехал?

Да дати Василью Акболтаи мирзе государево жалованье - шубу. [312]

А молвити Василью Акболтаи мирзе: государь наш /л. 163/ Акболтаи мирзе государь наш (слова: Акболтаи мирзе: государь наш написаны дважды) царь и великии князь велел мне тебя встретить и к Москве с тобою ехати. Да ехати Василью к Москве. И корм Василью мирзе и людем его дорогою велети давати по записи. А как приедет с мурзою от Москвы на останошнои ям, и Василью о том отписати ко царю и великому князю, как ему царь и великии князь велит с мирзою быти к Москве. А без обсылки Василью с мурзою с останошного яму к Москве не ездити.

Маия ж 11. Писал ко царю и великому князю Василеи Щелкалов, что он с Акболтою мирзою на останошнои ям от Москвы приехал. И царь и великии князь велел к Василью отписать, чтоб он с мурзою /л. 163об./ был к Москве мая 12.

И маия 12 Василеи Щелкалов с нагаиским с Акболтою мирзою (в слове мирзою буква и исправлена по ранее написанному) к Москве приехал и поставил его (в слове его буква е исправлена по ранее написанному) за Москвою рекою на Мустофинском дворе.

Маия 17. Велел царь и великии князь Акболтаи мирзе быти на дворе.

И того дни Акболтаи мирза у царя и великого князя был и ел. А стол был в Столовой избе в брусянои (в слове брусянои буква у исправлена по ранее написанному).

А после стола посылал царь и великии князь Акболтаи мирзу на подворье подчивати с меды Богдана /л. 164/ Заболотцкого.

Июня. Бил челом царю и великому князю Акболтаи мирза нагаискои, чтоб государь (далее стерто слово его) его пожаловал, отпустил его жити в Астарахань.

Июня 27. Велел царь и великии князь Акболтаи мирзе быти на дворе. И того дни Акболта мирза у царя и великого князя был и ел. И отпустил его царь и великии князь в Астарахань того дни.

А поехал Акболта мирза с Москвы июня 30. /л. 164об./

Того ж лета майя 17. Прислал ко царю и великому князю ис Темникова Еникеи князь Тенишев (в рукописи: Тенишевев) Исмаилева гонца Ашекая Коккозева да Магмет мирзина гонца Алпича Бокаева (в слове Бокаева буква д исправлена по букве т) с астараханским гонцом с Юшкою Усовым. А писал, что пришли в Темников от Исмаиля князя посол Зенбахты Тоузаров да Магмет мирзин посол Аганаи и от иных мирз послы. А всех их послов и гостеи 17, а лошадей с ними с тысячю.

И царь и великии князь велел нагаиских (в слове нагаиских буква н исправлена по букве ц) гонцов поставити на Нагаиском дворе и корм им велел давати по указу. /л. 165/

Маия 28 нагаиские послы Зенбахты с таварищи к Москве пришли.

И царь и великии князь велел их поставити за посадом под Паншиным и корм послом велел давати по указу. [313]

Июня 5. Велел царь и великии князь нагаиским послом Исенбахтыю с таварищи быти на дворе.

И того дни нагаиские послы у царя и великого князя были. А царь и великии князь сидел в Столовои избе в брусянои. А как нагаиские послы (в слове послы буквы сл исправлены по ранее написанному) вошли в ызбу, и явил их царю и великому князю челом ударити казначеи Федор Сукин.

И послы Сенбахты (в слове Сенбахты буква с исправлена по ранее написанному) с таварищи правили царю и вели/л. 165об./кому князю от Исмаиля князя и от мурз челобитье, да подали грамоты.

И царь и великии князь велел у них грамоты взяти диаку Ивану Михаилову. Да звал послов ести. И того дни нагаиские послы Исенбахты с таварищи у царя и великого князя ели. А стол был в Столовои избе в брусянои.

А се грамота Исмаилева с его послом Исенбахтыем.
Всево хрестьянства государю брату моему белому царю от Исмаиля князя поклон. Мы здоровы. И ты бы на многие лета /л. 166/ здоров был. После слово то. Которые были отстали от меня братьи мои, и те со мною опять содиначилися. А которые улусы мои в Крым взяты были, и они от Крыма отступили и ко мне пришли. А крымские ныне таковы, что им на поле не выхаживать. И ныне как Крым воевать? И коли воевать, о том бы еси наборзе приказал ко мне. И ныне похочешь Крым воевать, и нам бы вместе заодин воевати. А ныне бы еси рати много послал. Полем бы наши люди ходили. А в Черкасы крепкое слово свое прикажи, зань же Казыево пристанище у них. Которые улусы к нам идут, а он их воюет. А которые гости шли из Азова в Астарахань, и он их повоевал же. И тем кунам, /л. 166 об./ которым было в твоеи казне (слово казне написано по чищенному) быти, много убытка учинил. А Юсуфову княжому сыну пристанище учинилось Шавкал 55. И тем дву отцов детем уж то воевати и вас и нас. И как на них воину учинити похочешь, то ты ведаешь. Дотолева с Казани мне надежа была, то не ссталась. А с Астарахани надежа была ж, и то не ссталося ж. О том уже и не говорю. А которые люди мои охудали, а осталися у меня, и Иван Выродков теми людми владети мне не дает. И базарские (в слове базарские буква з исправлена по ранее написанному) мои люди потому ж, охудав, остались. И Иван Выродков и теми владети мне не дает. И ныне бью челом, чтобы теми моими улусными людми /л. 167/ и базарными дал мне владети. Будет Ивану Выродкову тут жити, и ты б Ивану приказал, будет иному кому тут жить, и ты тому прикажи. Иван Выродков моево слова не чтит. Все свои речи тебе сказываю. Хто ко мне едет и от меня едет, тех воюет, конеи и аргамаков и доспехов не оставливает. А перевозов на Волге гораздо не бережет, з другой стороны приходят воинством да воину чинят. Приказал бы еси накрепко, чтоб перевозов гораздо берегли. А отца моего юрт был по трем рекам: по Волге да по Яику да Емь реке 56. И которые люди на реке на Еме, тех людеи астараханские люди воюют. А которые люди улусные в моем имени, и тех /л. 167об./ воюют, то они как меня воюют. Того не ведаем, Иван ли их посылает воевать [314] или собою воюют. И о том бы (слово бы написано по чищенному) еси (в слове еси буква е написана по чищенному) крепкую заповедь учинил. Да люди мои шли ис Крыма шестьдесят человек, взяли их на Дону русь. А в них Атаи мирзина жена да два сына да имилдеша моего Тумарова сына пятнатцать душ людеи взяли, и тех бы отдал же. Да посылал есми в Крым в яртоулех да по дружбе ехал из них к твоим людем поговорити два паробка моих добрые, и они их взяли. Один родом борлак, а зовут ево (в слове ево буква е исправлена по буквам уз) Узюбеком, а другово зовут Кармышем (в слове Кармышем буква ы исправлена по ранее написанному) Тогунчюев сын 57. Чтобы еси их с нынешним с моим послом ко мне отпустил. И ныне уж /л. 168/ мне Крым воевати самому собою почен. И ты б мне прислал пансырь самому вздевать со всем полным доспехом: и шелом, и саблю (далее стерта еще одна буква ю), и тегиляи, и седло, и шатер бы вместе ж. Да прислал бы набад с обе стороны оболочен, как бы мочно на лошади возити (в слове лошади буква а и слово возити написаны по чищенному), да сурну, да трубу ратную, да ястреб, да сокол (слово сокол написано по чищенному), да кречат, охото (так в рукописи) мя емлет зань же есмя на местех погожих со птицами, да ролдуги, да потали, да краски. Чтобы еси те вещи (в слове вещи буква в исправлена по букве е) не забыл, прислал. Да прислал бы еси шубы зимовные да на зиму запасу хлебного. А что присылаешь з болшим послом платья и запасу, и то при/л. 168об./гожаетца нашим убогим людем. Чтобы еси платья и запасу прислал с тем с Ысенбахтыем Тоузаровым, которого есми послал здоровья твоего отведать. И ныне уж на зиму иному послу моему не бывать, чтобы еси платье зимовное и запасу на зиму прислал с Ысенбахтыем. Да богомолца нашего сеитева дочь была за Тахтамышем царевичем, и он деи ее покинул. И ты б ее к нам отпустил да и Маматая б еси с нею к нам отпустил. А Ямгурчеи царь был недруг и тебе, брату моему белому царю, и нам. А Калкаман да Саркочкар, да Малтобар, да Булкуном зовут - четыре холопи твои /л. 169/ в Астарахани. И они делают все то, как бы тебя, брата моего, со мною ссорить. И яз хочю за то к ним приступитца за их ссору. И они моих же улусных людеи животы емлют и делятца з боярином и с толмачи. И боярин и толмачи им норовят. И толко, брат мои белои царь, назовешь себе меня братом, и ты тех четырех вели изымать. Которои там поедет, и ты там вели изымать, а которои здесе, и ты того вели здесе изымать. А Калкаман у меня взял силно пансырь да два коня. И ныне то у него. И ты то, взяв, ко мне пришли. А инои его живот вели взять себе в казну. На Дону нам надобе, чтобы с сроком на два году /л. 169об./ дал нам две пищали полуторные да десеть пищалников, да мастера доброго, кому стрелять, и зелья бы много, и со всею б снастью прислал. А сего бы еси посла моего, у себя подержав десеть день и в силах дватцать день, ко мне отпустил. Хотим, чтоб Боржая прислал еси. Да с теми ж послы пришли два судна: [315] одно болшое судно, а другое резвое, чтоб (в слове чтобы буква т исправлена по букве л) человек дватцать подняло. Да бумаги много пришли.

А се грамота Магмет мирзина с его человеком Аганаем.
Силы нашедшаго Магмет мирзы слово то. /л. 170/
Брату моему белому царю многом много поклон молвя. Послал есми имилдеша своего Аганая (в слове Аганая вторая а и н исправлены по ранее написанному), которои у четырехсот человек в головах ходил Крыма воевать. Белои бы царь к нам доброво ж своего человека прислал. Давати нам много и имати нам много же. Нужных голодных наших людеи к нам пришло много. Чтобы еси много кун прислал и меду много же прислал. Будет тебе Крым воевать, и ты послов наших наборзе к нам отпустил. А про крымские вести Аганаи имилдеша вспроси. Крым он воевал и изрушил. Да чтоб еси пожаловал нам на зиму, прислал запасу много. Что будет жалованье твое ко мне, и ты бы тому моему человеку дал. Тому дашь, и то до нас доидет. Воины нам много идет (в рукописи идем). Чтобы мне тегиляи доброй пожаловал (фраза убористо написана в конец абзаца и листа тем же почерком). /л. 170об./

Июня 10. Царь и великии князь нагаиских грамот слушал и приговорил нагаиских послов отпустити в Нагаи (в слове Нагаи буква и написана по стертым буквам ех). А к Исмаилю князю велел послати з грамотою станицу служилых татар Нагая Сююндюкова с таварищи.

Июня 27 в четверг. Велел царь и великии князь нагаиским послом быти на дворе. И того дни нагаиские послы Сенбахты (так в рукописи) с таварищи у царя и великого князя были и ели (в слове ели буква е исправлена по ранее написанному). А стол был в Столовой избе в брусянои. А после стола царь и великии князь подал послом Исенбахтыю с таварищи по ковшю меду и отпустил послов и служилых /л. 171/ татар в Нагаи того дни.

А поехали послы Исенбахты с таварищи и служилые татарове Нагаи Сююндюков с таварищы июня (по-видимому, описка - должно быть июля) 2.

А се грамота к Исмаилю князю с служилыми татары с Нагаем Сююндюковым с таварищи.
Божиею милостию от царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии другу моему Исмаилю князю слово то. Писал еси к нам с своим послом с Ысенбахтыем (в слове Ысенбахтыем буква ы исправлена по букве о). Которые были отстали от тебя братья твои, и те с тобою опять содиначилися, а которые в Крым отошли были, /л. 171 об./ и те опять к тебе пришли. И нам бы ныне Крым заодин воевати и рати бы на Крым много [316] послати. А к тебе бы с ствоим (так в рукописи) послом часа того приказати, как пригоже Крым воевати и коли его воевати. А в Черкасы бы крепкое слово приказати, чтобы тебе лиха не делали, зань же Казыево пристанище у них. И которые улусы к тебе идут, и которые гости из Азова (слова: из Азова написаны по стертому торговать) ходят в Астарахань, и он их грабит. А Юсуфовым княжим детем пристанище Шавкалы учинилося. И как будет пригоже, и нам бы над ними промышляти. А которые базарские и улусные люди охудали и осталися в Астара/л. 172/хани и Иван Выродков тебе над теми владети не даст. А которые люди к тебе едут или которые от тебя поедут, и Иван тех грабит, аргамаки и кони и доспехи отнимает и перевозов (в слове перевозов буква п исправлена по ранее написанному, а над словом стерта буква т) на Волге не бережет. И нам бы к Ивану приказати, чтоб перевозов берег накрепко (слово берег и слог на в слове накрепко написаны по стертому перевозов). А которые люди сидят по Еме реке, и астараханские люди тех людеи воюют. И нам бы заповедь крепкая учинити, чтобы астараханские люди твоим людем обид не делали. Да в тои же грамоте писал еси, что наши казаки взяли на Дону Атаи мирзину жену да два сына да имилдеша твоего Тумарова сына пятнатцать душ людеи взяли, и нам бы их тебе отдати. Да дву паробков своих, Узюбека да /л. 172об./ Карамыша послал был еси х Крыму в яртоулех, и наши казаки будтося их взяли. И нам бы их тебе отдати. А которая сеитева дочь была за Тахтамышем царевичем, и нам бы ее к тебе отпустити. А Калкоман да Саркочкар, да Малтобар, да Булкун, живучи в Астарахани, делают меж нас с тобою ссору, и улусных твоих людеи животы емлют и делятца з боярином и с толмачи, и того для боярин им норовит. И нам бы от Калкамана с таварищи тебе оборонь учинити. Да прислати бы нам к тебе две пищали и пищалников, и зелья, да судно болшое, а другое малое. Все есмя слова в твоеи (в слове твоеи буква е исправлена по букве и) грамоте выслушали (в слове выслушали буква и исправлена по букве ъ). И что еси писал к нам /л. 173/ о крымском деле. И наша мысль: Крым тебе пригоже неотступно воевати, детеи своих и племянников беспрестани посылати, чтобы недруг всегды истомен был, а ты бы безвестен не был. А самому тебе, будет возможно, жены свои и дети и улусных людеи всех жены и дети от недругов своих без себя уберечи, и ты б их посадил у Астарахани или в ыном месте, где пригоже, где бы их возможно от недругов уберечи. И устроя б еси юрт, шел х Крыму со всеми своими воинскими людми сее осени, чтоб тебе возможно назад отоити до большого снегу. А без береженья б еси юрта своего не метал, чтоб над твоим юртом недрузи твои которово лиха не учинили. Оставил бы еси /л. 173об./ без себя у юрту сына своего, которого пригоже. А в осень бы тебе ити того для, зань же крымским людем всем в Перекопи с лошадми и з животиною осеневати нелзе. То тебе и самому ведомо, что в Перекопи в два времена, середи лета и в осень, людем крымским всем с [317] лошадьми и з животиною прокормитися нелзе (в слове нелзе последняя буква исправлена по ранее написанному). Выходят за Перекоп и за Днепр, переходят к черному лесу 58 и тут стоят прокармливаютца. А будет тебе без себя юрту своего уберечи нелзе, и ты б сам х Крыму не ходил, стоял бы еси со всеми улусы блиско Астарахани или где пригоже в крепком месте. И послал б еси от себя детеи своих всех и племян/л. 174/ников со всеми воинскими людми Крыма воевати одноконечно сее ж осени. А мы по первому твоему слову, что еси писал к нам с своим послом Темирем и з Бекчюрою, что хотел еси сам ити Крыма воевати, и нам бы на Крым рать же своя послати. И мы по твоему слову сее весны послали в Черкасы князя Дмитрея Вишневетцкого да черкасских (в слове черкасских буква к исправлена по ранее написанному) князеи Амашика да Сибока. А велели им со всеми Черкасы с Черкасскую сторону Крым воевати. А на Дон послали есмя своих детеи боярских Данила Чюлкова да Юрья Булгакова, да Истому Изволсково, да Тягриберди мирзу кипчака, которой к нам приехал ис Крыму. Тех всех послали есмя со многими людми /л. 174об./ и с стрелцы. А велели есмя им з Дону Крым воевати. И тебе и твоим детем и племянником и всем твоим людем перевозы держати. А на Днепр послал есмя наместника своего черниговского Диака Ржевского (в слове Ржевского буквы Рж написаны по чищенному) со многими ж людми. А велели есмя ему з Днепра Крым же воевати. И велели есмя им ждати тебя и до зимы. А как поидешь ты или дети твои или племянники на Крым, и мы им велели с вами ж ходити и перевозы вам держати. А надобны будут (в слове будут вторая у исправлена по букве е) тебе на крымскую воину стрелцы, и мы тебе своим детем боярским Данилу Чюлкову с таварищи з Дону велели дати в полк /л. 175/ стрелцов, сколко тебе надобе. И о всем есмя о том деле приказывали к тебе подлинно с своим послом с Петром Совиным. И ты б над нашим недругом и над своим промышлял, не откладывая, как тебе будет вместно. А нас бы еси о всем без вести не держал. А в Шавкалы есми рать свою на своих недругов и на твоих послал же. И кабартинскому князю и людем (в слове людем буква ю исправлена по букве и) всем кабартинским велел есми ити на Шевкалы с своими людми вместе. То бы тебе ведомо было. А что еси писал к нам: которые люди от тебя ездят или к тебе едут, и Иван Выродков тех людеи грабит, кони и доспехи у них отнимает, а которые люди живут по Еме реке и астараханские люди их воюют, а которые твои базарские люди и улусные остались /л. 175об./ в Астарахани, и Иван Выродков тебе над ними владети не даст, и мы о тех о всех делех послали в Астарахань сыскивати своего сына боярского Игнатья Заболотцкого. И про Калкаманово дело и про таварищев его велели есмя ему обыскати, и Калкамана велели к себе взяти тому ж сыну боярскому. А преже сего Калкамана держали есмя в Астарахани тебя для. Ты к нам писал многижда, что Калкаман тебе в Астарахани надобен. По тому (в слове тому буква т исправлена по букве о) есмя Калкамана в Астарахани и держали. И перевозов есмя по Волге [318] Ивану велели беречи накрепко, чтоб на твои улусы недругов твоих не перепускали. И астараханским /л. 176/ людем велели есмя заповедь крепкую учинити, чтоб на Еме реке твоих людеи не воевали. А которые астараханские люди вперед учнут на Еме реке людеи твоих воевати, и мы их велели казнити. А которые базарские твои люди и улусные люди в Астарахани жили, и мы им всем велели дати волю. Которые к тебе похотят ити, и они бы к тебе шли, не уимали б их нихто никак ничем. Владел бы еси своими людми в своем юрте по старине. А в Астарахани толко твоим людем, приежжая, владети над ними, ино меж их ссора и бои будут, твои люди учнут их грабити и обиды им делати, и им будет жаловатися некому, и они учнут называтися астараханскими людми, и твоим /л. 176об./ людем владети над собою не дадут. Ино меж их никак (в слове никак обе буквы к исправлены по ранее написанному) без ссоры не будет. Того для есмя велели всем волю дати. И ты бы их велел к себе звати. А что еси писал к нам о Отаи мирзине жене з детми да о паробкех своих о Изюбеке да о Карамыше, что будтось на Дону наши казаки взяли, и нам про них слух никакое не бывал. И мы тебя (в слове тебя буква т исправлена по букве д) для послали их сыскивати. И как их сыщем, и мы их к тебе отпустим. А что еси писал к нам о сеитеве дочери, которая была за Тахтамышем царевичем, чтоб нам ее к тебе отпустити, и мы до твоеи грамоты отпустили ее к отцу по челобитью с ствоими (так в рукописи) послы вместе. И как приедет к тебе /л. 177/ сеитева дочь, и ты бы еи дал волю, куды она захочет.

А что еси писал к нам о пищалех и о судех, и о запасе, и о ратном наряде, и о кречете, и о ястребе, и мы суды и запас и ратнои наряд и кречат и ястреб послали к тебе с прежними твоим (слова: послали к тебе с прежними твоими написаны дважды) послы с Темирем да з Бекчюрою с таварищи. А ныне есмя суды и запасу муки и меду послали к тебе с Ысенбахтыем. А с своими казаки с Нагаем с Тулусуповым послали есмя к тебе шелом да наручи, да шубу зимовную, да бумаги, да набад, да трубу, да сурну. А пищали готовы в Астарахани. И коли будет тебе в поход крымскои пищали надобе, и ты б имал пищали в Астарахани у Ивана Выродкова. /л. 177об./ А мы к Ивану Выродкову о том писали ж. И что будет против (слово против написано по чищенному) нашего слова твоя мысль о крымском деле, и ты б к нам отписал с нашими казаки с Нагаем Сююндюковым с таварищи часа того, которого есмя послали к тебе (слова: к тебе написаны по стертому есми) с сею своею грамотою. И мы по твоеи мысли учнем с своеи стороны над Крымом промышляти как пригоже. Писана на Москве лета 7068-го июня месяца.

А се другая грамота к Исмаилю с Нагаем же.
От царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии. Другу моему Исмаилю князю. /л. 178/ Бил нам челом посол твои Исенбахты Тоузаров (в слове Тоузаров» слог «Toy» написан по чищенному), что [319] люди твои ныне истомны и голодни, и нам бы их пожаловати на три годы тамги и иных пошлин имати у них не велети. И мы тобя для их пожаловали, дали им лготы на три годы. И которые твои люди вперед учнут ходити к Москве с лошедми и с тавары, и мы у тех твоих людеи с лошадеи и со всякого тавару, что с ними ни будет, тамги и иных пошлин имати не велели три годы. И тебе бы то было ведомо. И ты б всем своим людем нашего жалованье (в слове жалованье буква е написана по стертой букве я) сказал и сю им нашу жаловалную грамоту показал. Писана в государства нашего дворе града Москвы лета 7068-го июля. /л. 178об./

А се грамота к Магмет мирзе с Нагаем же Сююндюковым (в рукописи: Сююндюко, при этом слова: с Нагаем же Сююндюко стерты ?).
От царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии Магмет мирзе слово то. Писал еси к нам с своим имилдешем с Аганаем, что хотите Крым воевати. И нам бы послов ваших к вам вборзе отпустити и запасу бы к тебе прислати. И мы преже сего с своим послом с Семеном запасу и платье к тебе послали. А ныне есмя к тебе запасу (слово запасу написано по чищенному) послали лехким делом. А Крым бы есте одноконечно воевали неотступно по тому, как есмя к тебе приказывали с своим послом с Семеном. А (союз А исправлен по букве н) люди наши на Дону готовы /л. 179/ стоят и вас ждут. А з Днепра (в рукописи: з Дне) и ис Черкас Крым воевати велели ж есмя. Так бы еси ведал. Молвя, грамоту к тебе послал есми. А что еси писал к нам о тегиляе, и мы к тебе тегиляи послали с твоим человеком Аганаем. Писана на Москве лета 7068-го июня месяца.

Того ж лета июля (в слове июля» буква л исправлена по букве н). Прислал ко царю и великому князю из Астарахани Иван Выродков с Офонасьем Есиповым нагаиского Мустафу мирзу Тата мирзина сына Шиидякова внука. /л. 179об./ А людеи его с ним 12 человек. А писал, что он выехал на царя и великого князя имя.

Июля 6. Велел царь и великии князь Мустафе мирзе быти на дворе. И того дни Мустафа мирза у царя и великого князя был и ел. А стол был в Столовой избе в брусянои.

А лета 7069-го июля 59 писал ко царю и великому князю из Нагаи Исмаиль (слово Исмаиль исправлено по ранее написанному Муста) князь с своим послом с Темирем, что он понял Тотаи мирзину жену (в слове жену буква ж исправлена по букве м) Мустафину матерь. И государь бы его пожаловал (в слове пожаловал буквы по написаны над строкой), Мустафу (в слове Мустафу слог Мус написан по чищенному) мирзу к нему (слова: к нему написаны над строкой) отпустил. /л. 180/ [320]

И царь и великии князь по прошенью Исмаиля князя отпустил Мустафу мирзу в Нагаи к Исмаилю князю с его послом с Темирем да с служилыми татары с Собанею Резановым с таварищи.

И поехал Мустафа мирза с Москвы июля 12. (Далее почти половина страницы без записи). /л. 180об./

Лета 7069-го сентября 9 60. Прислал ко царю и великому князю из Городка Шигалеи царь Куземку Петрова сына Совина да служилово татарина Каибуллу з грамотою (слова: з грамотою написаны над строкой) да нагаиских гонцов Исенгилдея да Балфу, да Колубая.

Да царь же Шигалеи прислал ко царю и великому князю служилово татарина Кадыревы станицы Кудинова Баибулата Кадышева. А писал, что он приехал с украины от Семена Мальцова з грамотою ж.

А писал Петр Совин ко царю и великому князю с сыном своим с Куземкою, что Исмаиль отпу/л. 181/стил его ко царю и великому князю. А с ним вместе послал (слово послал написано по чищенному) ко царю и великому князю послов своих Исенея, а Урус мирза послал посла своего Янкулу, а Шабас мирза послал посла своего Булата, всех послов и гостеи и их людеи 80 человек, а лошадей с ними с 300. Да Петр же писал, что Исмаиль князь, изымав дву мирз нагаиских Уразлыевых (в слове Уразлыевых буква р исправлена по букве л) детеи Булат мирзу да Бобезян мирзу, послал ко царю и великому князю с Петром же. А жены их отпустил ко царю и великому князю судном. Да Исмаиль же князь послал крымских улусов воевати детеи своих Урус мирзу да Канбаи мирзу, а с ними 13 мирз. И перелезли за Волгу августа 13. А послал с ними Петр Совин в воину служилово татарина Таузара /л. 181об./ да вожа Зеная.

А Семен Мальцов писал ко царю и великому князю, что Магмет мирза на царя и великого князя шертнои записи правду царю и великому князю учинил и печать к тои записи приложил. И дал тое запись в руки ему, Семену, и отпустил его ко царю и великому князю. А послал с ним посла своего Табая с таварищи (слова: с таварищи написаны по чищенному). А всех послов и их людеи 40 человек, а лошадеи 200.

Да Семен же Мальцов писал ко царю и великому князю, что идет с ним из Нагаи ко царю и великому князю служити Темир мирза Уразлыев сын з женою. /л. 182/

И царь и великии князь велел нагаиских гонцов поставити на Нагаиском дворе и корм им велел давати по указу.

А против Темир мирзы и жены его велел послати с платьем Михаила Девятого сына Ржевского. А против нагаиских послов велел послати Григорья Прокудина. И Григореи (в слове Григореи буква р написана по чищенному) отпущен из Ямской избы 61.

А Михаилу о встрече память дана такова.
Лета 7069-го сентября 13 62. Память Михаилу Девятого сыну Ржевского. Ехати [321] ему против Темир мирзы Уразлыева сына. А как встретит /л. 182об./ Темир мирзу, и Михаилу молвити Темир мирзе.

Царь и великии князь Иван Васильевич всеа Русии велел тебе поклонитися.

Царь и великии князь Иван Васильевич всеа Русии велел тебя о здоровье вспросити, как тебя Бог милует, и здорово ли еси дорогою ехал?

Да дати Михаилу Темир мирзе государево жалованье - платье.

Да жене Темир мирзине дати государево жалованье - платье. /л. 183/

А молвити Михаилу (в слове Михаилу буква м исправлена по букве е) Темир мирзе. Государь наш царь и великии князь велел мне тебя встретити и к Москве с тобою ехати. Да ехати Михаилу с Темирем мирзою к Москве и корм Михаилу мирзе и жене его и людем его дорогою велети давати по записи. А как приедет с мирзою от Москвы на останошнои (в слове останошнои первая о исправлена по ранее написанному) ям, и (союз и написан по стертому от) Михаилу о том отписати ко царю и великому князю, как ему царь и великии князь велит с мирзою быти к Москве. А без обсылки Михаилу с мурзою с останошного яму к Москве не ездити.

Сентября 16 в понедельник Петр Совин и нагаиские мирзы, Булат мирза и Бобезан мирза, к Москве приехали. И сказывал Петр царю и вели/л. 183об./кому князю то ж, что в грамоте своеи писал.

И царь и великии князь велел нагаиских мурз поставити за Москвою рекою и корм им велел давати.

Сентября 19. Семен Мальцов из Нагаи приехал и запись шертную татарским (в слове татарским первая буква т исправлена по буквам пи) писмом с Магмет мирзиною печатью, на которой записи Магмет мирза царю и великому князю правду учинил, ко царю и великому князю привез.

А се запись шертная, что привез Семен Мальцов. /л. 184/ (Лист 184 без записи). /л. 184об./
Сентября 20 день. Велел царь и великии князь нагаиским Булат мирзе и Бобезян мирзе быти на дворе.

И того дни нагаиские мирзы у царя и великого князя были. И царь и великии князь звал их ести.

И того дни мирзы у царя и великого князя ели. А стол был в Столовои избе в брусянои.

Сентября 21. Михаило Девятово сын Ржевского с Темир мирзою к Москве приехал и поставили его за Москвою рекою.

А у царя и великого князя Темир мирза был и ел, и не одинова. /л. 185/ [322]

Сентября 22. Григореи Прокудин с нагаискими послы к Москве приехал. И поставили их на Нагаиском дворе и корм им велено давати по указу.

Октября. Прислал ко царю и великому князю с поля Урус мирза з братьею царя и великого князя служилово татарина Тоузара да вожа Зеная. И сказывал Тоузар, что Урус мирза и иные мирзы пошли были Крым воевати, да с Молочных вод 63 воротился к себе в Нагаи того для, что у них утек в Крым язык. А ко царю и великому князю отпустил с теми ж вестми отцова человека (слова: отцова человека написаны над строкой) Баитерека да своего посла Сулемана. А Асанак мирза послал человека своего Шабулата (слово Шабулата написано по чищенному), Каракесек (в слове Каракесек вторая к исправлена по букве с) мирза послал человека своего Ахмата, Шабас мирза /л. 185об./ послал человека своего Елболду. А все их 28 человек.

Октября. Баитерек с таварищи к Москве приехали. И царь и великии князь велел их поставити за (в предлоге за буква з исправлена по букве н) Москвою рекою в Кожевникех 64 и корм им велел давати по указу.

[Того же месяца октября 15. Нагаи Сююндюков из Нагаи к Москве приехал. А с Нагаем приехал ко царю и великому князю от Исмаиля князя гонец его Кулмагмет. А от Магмет мирзы человек его Дзиенчюра /л. 186/ с таварищи, 6 человек. И царь и великии князь велел их поставити на Нагаиском дворе] (Текст, заключенный нами в квадратные скобки, написан по чищенному. Первоначально было написано: Ноября в 18 день в понеделник царь и великии князь Исмаилевым послом Исенею и Урус мурзину послу Янаму и всех мирз послом Иштереку с таварищи, которые приехали с поля от Магмет мирзы, Урус мирзы з братьею, быти на дворе /л. 186/ И того дни нагаиские послы у царя и великого князя были и ели. А стол был в Столовой избе в брусянои) и корм им велел давати по указу. А грамоту Исмаилеву велел у них взяти (слова: А грамоту Исмаилеву велел у них взятии, написаны по стертому: А се грамота Исмаиля же с его послом Исенеем) диаку Ивану Михаилову.

А (союз А исправлен по букве в) се грамота Исмаилева княжая (слово княжая исправлено по слову князь) с его человеком (слово человеком написано по чищенному) Кулмагметем.
Всево хрестьянства государю великому князю белому царю от Исмаиля князя многом много поклон. Мы поздорову. А и ты б на многие лета здоров был. После слово то. Опричь брата моего белово царя иново наиденово друга /л. 186об./ у меня нет. Потому что для белово царя одново отца и матери, и брата своего, и племянников своих, и детеи, и улусов своих отстал есми в тебе. И ныне толко мне тебе солгати, да кому же мне правдою говорити? Перед Петром Совиным послал есми на Крым деветь мирз. И многие свои полки, дав, [323] отпустил есми в головах Урус мирзу, а после ещо (в слове ещо буква о исправлена по ранее написанному) полк отпустил есми. И еще перед зимою полк отпущу. То бы еси ведал. Яз и день и ночь твоего недруга воевати посылаю. А твои боярин, которой зде в Астарахани живет, Иван Выродков, моих недругов Юсуфовых детеи у себя держит. А мои лошеди и день и ночь отгоняют. А Иван Выродков мою животину /л. 187/ емлет и едят (в слове едят буква я исправлена по букве е), над моим животом насилство делают. С твоего ли то ведома или не с твоего ведома воюет Иван Выродков? А Иван Черемисинов да Иван Выродков тех людеи речми, которые мне недрузи, взвели на меня слово, говорил, едучи, что будтося яз сего лета отпустил беглеца в Шавкалы. И мне толко тебе недружба делати, да кому уже мне делати дружба? И коли ужо остать тебя для ото всего (слово всего написано дважды) роду и от другое своих, как же мне тебе недружба делати? И ты потому и ведай: Ивана Черемисинова слово ложное. И толко буду яз отпустил беглеца или буду ведаю про то хто отпустил беглеца, и буди в сем веце и в будущем мое лицо черно теми чернилы, которыми ся грамота /л. 187об./ писана. А хто се ложное слово затеел, тот и тебе и мне недруг. Что ни учинишь, то ты ведаешь. А те ложные речи затеяли Юсуфовы дети да деветь братов Токтар мирза, что пак их к тобе добродетелство. Коли был Дервиш царь, толды не они ль згонили твоего боярина и людеи твоих побили? Которое ты от них добродетелство их видел, и которое лихо от меня еси видел (в слове видел буква е исправлена по ранее написанному)? Ото всех другое своих и ото всего роду своего отстал есми тебя для. И мне как тебе недружбу (в слове недружбу вторая у исправлена по букве о) делати? Так бы еси меня ведал. Верь тому, что с крымским царем Казы мирза содиначился 65. Да и тому верь, что Юсуфовы княжие дети и Токтар мирза с Казы мирзою /л. 188/ содиначилися. И как мы похотим воевати Казы мирзу, и он от нас убегает к черкасом. И толко похошь воевати, и пришлешь рать, и мы б к тои рати пристали да воевали. А крымскои царь присылал к нему Суртаи аталыка и он, с ним о дружбе уверився, пошел. И Казы мирза послал Илдебола (в слове Илдебола буква е исправлена по ранее написанному) да Ян мирзу на уверенье. А Казы мирзе и Юсуфовым княжим детем и Токтар мирзе всем с крымским царем заодин быти да тебя и меня воевати. Так бы еси ведал и верил тому. А которую грамоту послал есми с Ысенбак имилдешем (в слове Исенбак буква к написана под выносной буквой х над строкой же, а буквы имилд в слове имилдешем написаны по стертому Исенбахтыем), и в тои грамоте написати пропаметовал есми, чтоб еси прислал ко мне кречат да сокол розмыть, да ястреб розмыть. Однолично бы еси те три птицы прислал. А коли /л. 188об./ в кое время нам стрелцы понадобетца, и Иван Выродков нам не дает. И ты бы прислал к нам десеть стрелцов, чтоб год-другои у нас побыли. А Шидяковы княжие дети и Солтанахмат мирзины дети ялися приехати. То бы еси ведал. А Юсуфовых княжих детеи к себе взяв, нам недружбу делает. И то б еси ведал. А Казы мирза, содиначився с крымским царем, ищет над моими [324] людми над теми, которые посланы Крыма воевати. И тому верь. Да Сатымом зовут, доброи мои слуга о сесь год пошел з гостми, да там у тебя и остался. Гнев ему на нас был, и ныне мы гнев его утолили. И ты б нас почтил, того Сатыма нас для к нам отпустил, доброи был /л. 189/ наш слуга. А Иван Выродков и день и ночь нас воюет. И того его дела не ведаем, тех мирз у себя держит да велит животы наши имати им, и сам емлет. Прошу, и он не отдает. И будет твое дело, и мы б ведали. А будет его дело, и ты б о том крепкую заповедь учинил. А Юсуфова княжово сына посылал есми звать, и он не поехал. И тот миньят с меня сшел. Юсуфова княжова сына Иван Выродков к себе взял да меня воевал, и делают воину славную. И будет то с твоего ведома, и ты то подлинно прикажи. А будет не с твоего ведома, и ты б, вборзе заповедь учинив, прислал к Ивану Выродкову человека водою. А будет водою послати нелзе (слова: человека водою. А будет водою послати нелзе - написаны по чищенному), и ты б на ртах прислал к Ивану Выродкову наборзе. И будет те воины с твоего ведома, /л. 189об./ и яз у тебя прошу свою шерть и роту, и правду. А то мне не выстерп, что Иван Выродков и день и ночь воюет. Чтоб еси о том слове ответ наборзе учинил. Здоровья отведати паробка своего Кулмагметя послал есми. А от которых от своего родства отстал есми тебя для, и яз тем учинился в просмех, все они мне смеютца, видя воину Ивана Выродкова. Недругом своим учинился есми в укоре. Однолично тому слову ответ учини, наборзе прикажи.

И ноября (в слове ноября буквы ября написаны по чищенному) 18 в понеделник. Велел царь и великии князь Исмаилеву гонцу Кулмагме/л. 190/тю (слово гонцу и в слове Кулмагметю буквы Кулмагме написаны по чищенному) и Исмаилевым послом (так в рукописи, следует: Исмаилеву послу ?) Исенею, и Магмет (в слове Магмет первая м исправлена по ранее написанному) мирзину послу Зиенчюре, и Урус мирзину человеку Сулеиману с таварищи, которые приехали с поля от Урус мирзы з братьею (слова: которые приехали с поля от Урус мирзы з братьею - убористо написаны на верхнем поле после знака вставки тем же почерком), быти на дворе.

И того дни Исмаилев посол Исенеи (слово Исенеи написано по стертому Исенбахты) и мирзины послы у царя и великого князя были и челобитье правили (слова: и челобитье правили убористо и мелко написаны над строкой тем же почерком), и грамоты подали. И царь и великии князь велел у них грамоты взяти диаку Ивану Михаилову. Да звал послов ести.

И того дни нагаиские послы у царя и великого князя ели. А стол был в Столовои избе в брусянои.

А се грамота Исмаилева с его послом Исенеем.
Всего хрестьянства государю брату (в слове брату буквы рат исправлены по ранее написанному) моему белому царю. /л. 190об./ И всем татаром государя от Исмаиля князя многом много поклон. Мы здорово живем. А и ты б на многие лета здоров был. После слово то. На [325] сем свете опричь тебя у меня иново нашедшаго брата нет. То бы еси ведал слова моего прямость. Одново отца и матери стареишего своего брата Юсуфа князя отстал есми тебя для и сына своего и улусов своих отстал есми тебя для. И потому тебе мочно мою правду ведати, чтоб еси брат мои тому моему слову верил. А недрузи мне четыре люди: крымской да Казыи мирза, да Юсуфовы княжие дети и их слуги, да астараханские люди. И ты б тем четверых мест людем не верил. Тем людем тебя с нами ссорити, то бы еси ведал. А Девлеткиреи деи царь с Казы мирзою /л. 191/ хотят зговоритись на устье Донца, верь тому. И как похотим всеми людми (в рукописи слово людми написано дважды) ити на Крым воиною, и он домы наши воюет. И похотим половиною людми ити и он на пути нашу рать воюет. И ныне бы с тово места (в слове тово слог во и в слове места буква м исправлены по ранее написанному) с промежка, как тово Казыя мирзу сослати которым обычаем, и ты б то учинил. А Черкасы в твоеи воле, что тебе к ним приказати, то сам ты гораздо ведаешь. Да приказал еси, что Доном и Днепром послал еси многую рать, и мне б, брату твоему князю, племянников своих и детеи с ними ж послати. И яз сына своего Урус мирзу и рать свою с ним послал и Кошумова сына со всеми с его людми послал есми. А Мамаева(в слове «Мамаева буква е исправлена по ранее написанному) сына с половиною его людми послал есми. Асанова сына княжово, Аидар мирзыных братью и детеи послал есми. Все они при Петре Совине на Крым пошли. То бы ведал еси. По два года присылал еси по двесте рублев денег и отовсюды племянники /л. 191 об./ и дети и слуги наши к нам съехалися. А что ты прислал денег и запасу, и тово мало - не доставаетца. И ныне б еси, брат мои белои царь, денег учинил триста рублев. А запасу б еси учинил триста ж четвертей (в слове четвертеи первая е исправлена по ранее написанному). А что ежегод шло шуб, и тех ныне четыре шубы не пришли: шубы горлатны с поволокою, да шубы горностаины с поволокою да две шубы бельих с поволоками ж - те четыре шубы не пришли. А ежегод шли. И ныне бы еси тех шуб, которые шли ежегод, не оскудил. Как роздаю голодным или бивым племянником и детем своим, и мне самому не останетца. То б еси ведал. Да ежегод же шло по четыре поставу сукон, и то /л. 192/ не пришло ж. А сего лета прислал еси однорядки шитые, и они не пригодились носить. А Иван Выродков да Халкаман, которые слуги наши кое откуды шли к нам, и они у них животы поимали да не отдали. А сараичюковские животы мои ж были, и он у нево взял, да не отдал же. А в Сараичюк посылал людеи воиною ертоул да поимали полон татарскои, а калматцких людей 66 много и к себе привели. Просили есмя, и они не отдали. Да мои пансырь доброи взял, да не отдал. А яз был сам Халкамана уставил при Иване Черемисинове, и его голова и животы его - мое. И ты б живот его весь сполна отдал, бью челом однолично. Толко меня назовешь себе братом, и ты б Халкаманов живот сполна отдал. И толко (в слове толко первая о и выносная л исправлены по буквам ы и б соответственно) не отдашь мне Халка/л. 192об./мана, самого его в Астарахань не отпущаи. И толко он будет [326] зде, и ему не перестать (далее зачеркнуто слово меня) воевать меня. А в племянникех моих леты старее Аидар мирза. И яз ему велел Сараичюка беречи, и ты б его почтил. Да слышали есмя, что Ивана Борисова посылаешь в Астарахань, и ты б ево прислал. Человек он такои, что ему говорить с нами о добре. Да послал есми к тебе Булат мирзу да Бобезян мирзу. А брата их болшово Тохтар мирзино лихо дошло, с Юсуфовыми княжими детми содиначився, меня воевал. И ныне Булат в Токтарово место. Болшово посла своего Исень имилдеша послал есми. А кипчак Тягрибердеи багатырь /л. 193/ доброи был наш человек. И ты б его нас для гораздо почтил. А Семена яз сам отпустил с Токтамыш царевичем. И ныне б еси меня для отпустил его. И будет тебе прислати к нам боярина, которои был у нас того лета, коли Касым мирзу убили 67, или того боярина пришли, которои Дервиша царя привел в Астарахань однолично 68. Умру яз и в мое место будет сын мои Магмед мирза. Почтишь меня, назовешь себе братом, и ты к нему пришли те поминки, что еси присылал ко мне, коли был яз в мирзах и в нурадынех. Умру яз и сын мои Магмет мирза также учнет тебя смотрить, как и яз же. И ты мне в том верь. Да прислал бы еси мне накры да сурну, да трубу, да кречат, да ястреб, да сокол. Да чтоб еси /л. 193об./ вправду ведал то, что Казы мирза з Девлеткиреем царем содиначились. Казы мирзе деи Крыму недружбы никак не делывати (в слове делывати буква ы исправлена по букве а), то б еси ведал. А яз х Казы мирзе по два года посылал. А приказывал есми к нему, чтоб нам с ним заодин Крым воевати. И он моему слову не поверил, а Крыма воевати не похотел. И ныне деи он з Девлеткиреем царем зговорился, верь тому. И которого б дни он с промежка того сшел, и мы б того ж дни Крым воевали, верь тому. Однолично б еси то дело учинил, как бы его с то (так в рукописи, думается, должно быть: того) места с промежка сослати. Да и Иван Выродков много нашего живота взял, да не отдал. А которые попали в Астарахань наш татарскои /л. 194/ полон, и он их продавал многих во многие земли. Что чаяли есмя так делает со государя своего белово царя ведома, и мы то ныне сведали, что не с ведома он то делал, и мы ныне о том говорим. А от Ивана Выродкова видели есмя многие безчестные дела. Иван же Выродков взял у сараичиковских живота на десять тысеч алтын (в слове алтын буква а исправлена по ранее написанному), да не отдал. Да на Коломне слуги нашего (в слове нашего буква е исправлена по ранее написанному) Бердибек богатыревы (в слове богатыревы буква е написана по стертой букве я) две жены да два сына есть, и ты б их, сыскав, отдал. Да нашего ж паробка брат меншеи есть, а зовут (в рукописи: зоут) его Досмагметем, и ты б его отдал. Да дале то. Пошел с торгом паробок мои, Сатымом зовут (в рукописи: зоут), там и остался, на нас розгневался. И ты б его отдал и отпустил. А пошлои он паробок мои. А живет деи у твоего паробка у Азия. Да что еси меня пожаловал ис Казани медом годовым, грудь у меня больна. А опричь тово /л. 194об./ [327] не пью ничего. А опричь тово. Да Урус мирзу по одному их ертоулом воиною посылаю, и ты б к ним поминки посылал ровно. Да слугу своего Баитерек багатыря (в слове багатыря буква б исправлена по ранее написанному) в головах послал есми. Да чтоб еси х Кошум мирзину сыну к Тинбаи мирзе прислал тово боярина (в слове боярина буква я исправлена по ранее написанному), которово еси присылывал к Арыслан мирзе. А опричь того племянника у меня на посылки нет. Брата ево меншово Шабаз мирзу (в рукописи: мирзе), полководцом учинив, послал есми. Которого дни не будет Токтар мирзы, того ж дни (в словах: того ж дни буквы го ж дни исправлены по ранее написанному Токтар) прошу Булат мирзу. А доколе не изгинет Токтар, и ты ево держи в доброй чти. Булат мирзинои вины не было, прилнуло к нему брата его лихо, Токтар мирзино. Так бы еси ведал. /л. 195/ Да у Шигалея царя есть Асанак мирзина жена, и ты ее отпусти к нам. Да ис Крыма попали мои три паробки, [одному имя у грамоты подралося - не знать как его зовут] (текст, заключенный нами в квадратные скобки, представляет собой примечание переписчика), а другово зовут Илкычием, а третьего Чюваком (в слове Чюваком буква а исправлена по ранее написанному). И брат бы мои белои царь ко мне их отпустил, инако б не молвил. Да был мои холоп, мастер серебрянои, а зовут его Союром. И он сел в судно и пошел вверх, и он, чаю, там. Чтоб его, допытався, отпустил еси.

А се грамота Магмет мирзина с его человеком Зиенчюрою.
Всего хрестьянства государю брату моему /л. 195об./ белому царю от Магмет мирзы многом много поклон. Как еси с отцем нашим со князем в братстве учинился, и мы до своего живота на тои дружбе есмя. А меж себя с тобою есмя хто нам с тобою друг, тому друзи есмя, а хто нам недруг, тому недрузи есмя. Лете и зиме и день и ночь дело наше - воевати Крыма. Болшого посла своего послал есми с Петром Совиным з боярином. А ныне здоровья твоего отведати паробка своего Зиенчюру послал есми. Молвя, с печатью грамоту послал есми.

А се грамота Урус мирзина с его человеком с Сулеиманом. /л. 196/
Бог богатый.
Царю великому князю многово хрестьянства государю брату белому князю. В раю места достигшаго счастливого великого сына государского от Урус мирзы тау салам. Молвя, слово то. Наперед нас отец наш и дяди наши нашли тебя в братстве. И ныне у нас опричь тебя нашедшаго брата нет. А сего лета около нас в четырех странах недруги нам были. И от тебя повеление твое к нам пришло. А велел еси нам недруга своего Крыма воевати. И мы, иных своих недругов отставя, пошли есмя на Крым воиною. А людеи было с нами две тысячи человек. А ты к нам приказал, что еси послал Данила /л. 196об./ да [328] Тягрибердея в головах со многими людми. И мы на Дон пришли, а те полки тут нашли есмя. И ис тех твоих людеи пристали к нам двесте тритцать человек. И мы, с теми людми содиначася, блиско Перекопи на Молочные пришли. И тут урочище, словет Уюнташ, тут пять ночеи начевали и воротилися есмя. А к Перекопи есмя послали людеи языков для. И доколе ещо те наши люди к нам не приехали (в слове приехали буква а исправлена по ранее написанному), и ззади нас, четырех человек изымав, к нам привели. Трех есми дал крепити своим людем, а одного есми дал твоему человеку в руки. А велел его крепити. И твои человек не умел его крепити да упустил - Истомин брат Иван. И как тот беглец там прибежал, /л. 197/ и там рать собралася. Царь и царевич пришли к Перекопи. И нас мало было, полку было нашему быть побиту. Потому есмя не смели итти и воротилися. И ныне толко здоровы будет, и ты здоров будешь, бью челом, прошу на весну б еси дал рать полки многие Крыма самого воевать. А сего лета еси посылал нас не со многими людми. А болших еси воротил, нас истомил, и яз гневаюся. А мы были нужны (в слове нужны буква у исправлена по ранее написанному) и голодни. Что мы ни делали, тому послухи Данило да Тягрибердеи мирза. А иные которые ни будут наших речеи, и ты б о том, отца нашего слуги Баитерек богатыря и моего имилдеша Салтан богатыря (в слове богатыря буквы ыря написаны по чищенному) вопросив (в слове вспросив буквы вспро написаны по чищенному), уведаи. Ежегод послов посылаем, и они у тебя медлеют и от тебя /л. 197об./ нам вести и повеление твое приходит поздно (в рукописи: поздо). А сего бы еси моего человека, которой к тебе ныне послан, вборзе (в слове вборзе буква р исправлена по ранее написанному) отпустил. Бью челом, чтоб он в Казани зимовал да ранее пришел (в слове пришел буква р исправлена по ранее написанному), чтобы нам на Крым итти не опоздати. Да ещо челобитье мое то. Опрично отца моего и братьи моеи, толко меня братом себе назовешь, и яз при своем животе, где ни будет недруг твои, учну его воевать. Толко тебе меня братом себе звати, и тому знамя то. Государство учинишь, с сего году почень. Опричь отца моего и братьи с моим человеком боярина посла ко мне пришлешь. И яз по тому узнаю, что ты меня прямо братом себе назовешь. Бью челом, в сем ходу (в слове ходу буква у исправлена по ранее написанному) конми есмя истомился. И яз бью челом, прошу конеи /л. 198/ да приправы мужеские. Сего лета из Нагаи повели три кони, и яз бью челом ис тех об одном: или аргамак лысой, или Ибряим мирзин аргамак серои. Да о доспехе о добром бью челом, о пансыре. Да бью челом о тягиляе о бархатном з золотом, что мне самому вздевать. Да чтоб мне зиме вздевать шубу кунью под бархатом золотным да саблю з золотом, да седло з золотом, да саадака з золотом, бью челом, прошу. Да шатер пожалуешь, государь, еси ты ведаешь. Да в Асторохани есть пошлина взимок, караснап словет, праотцу нашему Нурадын мирзе пожаловал Темир Кутлуев царев сын, в жалованье давывал 69. /л. 198об./ И яз [329] о том бью челом. Да ещо слово то. В дому моем ни от которого (в слове которого последняя о исправлена по ранее написанному) запасу подвореннои рухляди нет. И яз бью челом о многих денгах. Ещо слово то. Осенесь с нашею ратью в головах ходили кыпчак Ишим афыз да кыят Кармыш богатырь, да (в слове да буква а исправлена по ранее написанному) келечи Иштуру богатырь ходили в Крым и воевали. И многих людеи побили и пришли. А сего лета перед нами ходили к Перекопи и языки привели они ж. Твою воину воюют, а к нашему делу пригожаютца. Богатыри молодцы у нас таковы есть. И которые такие дела делают, и тем бы молодцом государство б еси учинил, жалованье бы еси прислал. Государь еси ты ведаешь, другу и недругу слы/л. 199/шати пригоже. Молвя, бью челом. Да ещо слово то. Кыпчак Кулушем зовут над слугами нашими болшеи, а по матери нашего роду старшеи, человек наш доброи, животом, конми опал, голод и нужа его изымала. И мы его ныне с послы вместе послали. И толко тебе нас чтить, и ты б его во всяком его деле призрел и чтил. И нам будет в том велми много за честь. Да ещо слово то. Туумин сын Чюван имилдеш, имилдеш был наш, и коли он шел из с Крыма, и которые русь стояли на Дону, и те русаки у него взяли восмь (в слове восмь буква о исправлена по ранее написанному) душ полону. А казаки те у него взяли, которые стояли усть Салы реки 70. А отамана их зовут Бурун. А которои у него тот полон взял, и того зовут /л. 199об./ Клименом. А кипчак Кошум - то мои слуга, и его брат меншеи у казака у Бурнака, а тот казак у Данила. И яз о всех о тех полоняникех бью челом. И о чем яз бью челом, в сеи грамоте писал. И толко ты государьски не учинишь, а тем не пожалуешь, и что еси с отцом нашим и з братьею с моею и со мною о чем говорил, и ты того нам поступися, в кою пору ты государствуешь. А яз толко тебе в своем слове не устою, и та правда буди на моеи шее. Ещо челобитье наше то. Сем ходом полки наши лошадми обмерли. У моих людеи триста лошадей пало. Я (далее над строкой написана буква х) о тех лошадех бью челом. Толко государски учинишь, и толко пожалуешь, дашь мне рать и пищали, /л. 200/ и ты Данила и Тягриберди богатыря пошли. И толко меня пожалуешь, пришлешь ко мне боярина, и ты бы Тоузара над толмачи в головах прислал. А Яная бы с ним же прислал. А Тоузар здесь к твоеи службе пригодился. Да и нам пригодился. А кони у них померли, государь еси, ты ведаешь. А которая рать тебе с нами послать, и тои бы рати соитися с нами на Волге. Урочище есть Колкечюв перевоз 71, тут бы и соитися. Молвя, твоего здоровья отведати карачея своего и приближеннаго человека, имилдеша своего, доброго своего человека Сулеиман богатыря послом послал. И ты б его смотрил не как иных людеи. И назовешь /л. 200об./ меня себе братом, и ты б его гораздо почтил. То твоя ко мне и честь, по тому и узнаю. И толко тебе меня пожаловать, прислати ко мне боярина посла. Что ни учинишь жалованье свое, и ты бы то дал Сулеиман богатырю. Молвя, грамоту написал месяца августа в десятый. [330]

И ноября 19 день. Писал к царю и великому князю из Асторохани Иван Выродков, что Исмаиль князь от Асторохани пошел прочь. А в Крым отпустил крымских послов и своих послов послал с Кашаидаром вместе и хочет с крымским царем над Астороханью промышляти /л. 201/ заодин. И царь и великии князь велел послати к Исмаилю князю з грамотою Василья Иванова сына Вышеславцова да станицу служилых татар Кадыря Кудинова с товарищы.

Да с Васильем же велел отпустити Исмаилевых гонцов Кулмагметя да таварищев его Алтансарыя да Караная, да Исенеева человека Яллагаша. /л. 201об./

И ноября ж 23. Велел царь и великии князь Исмаилеву гонцу Кулмагметю с товарищы быти на дворе.

И того дни Кулмагмет с товарищы у царя и великого князя были.

И царь и великии князь Кулмагметя с товарищы отпустил к Исмаилю князю. А с Кулмагметем послал Василья Вышеславцова да служилых татар Кадыря Кудинова с товарищы. /л. 202/

А поехали с Москвы Исмаилевы гонцы Кулмагмет с товарищы и служилые татарове Кадыр Кудинов с товарищы ноября ж 28. А отпущены на Казань. А Василья им Вышеславцова наехати в Нижнем Новегороде. А грамота и память наказная послана к Василью с Кадырем же Кудиновым.

А се грамота послана к Исмаилю князю с Васильем Вышеславцовым.
От царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии. Другу моему Исмаилю князю слово то. Прислал еси к нам с своим паробком /л. 202об./ с Кулмагметем свою грамоту. А тои своеи грамоте к нам писал еси, что Иван Выродков взял к себе в Асторохань Юнусову братью. И Юнусовы братья стоят у Асторохани, улусы твои грабят. И нам бы о том тебе ведомо учинити, по нашему ли веленью Иван то учинил или не по нашему, чтоб тебе то ведомо было. Да Иван же на тебя затеел, что будто ты к шавкалу человека с вестью послал. А ты того никак не делывал. И нам бы тому Иванову слову не верити и на тебя бы в том мненья не держати. И наше слово тебе то. Как есмя преж сего у тебя о дружбе правду и роту взяли, и по тои твоеи /л. 203/ шерти тебе и верим во всем. А хто на тебя какое лихое слово нам ни сказывает, и в том никому не верим. А преже сего Юнусову братью велели есмя Ивану звати к Асторохани того для, чтобы они к нам ехали. А не поедут, и мы их велели Ивану, взяв, к себе прислати. А делали есмя то тебя для, чтоб от них твоим улусом лиха никакова не было. Ивану Выродкову велели были есмя про то дело тебе известити, чтоб тебе то дело было ведомо, чего для их зовем к Асторохани. И Иван к нам ныне писал, что Юнусовы братья в город не едут и к нам не едут же. А у тебя в улусех лошади крадут, а его не слушают. А ныне к нам /л. 203об./ писали из Асторохани (в слове Асторохани буква с исправлена по букве р), что еси крымских послов в Крым [331] отпустил. А с крымскими послы вместе послал еси в Крым своего посла с Кошаидаром вместе. И Иван Выродков велел тех твоих послов и крымских послов Кошаидара изымати Тактар мирзе з братьею. И мне уж то знатно учинилося, что Иван Выродков не гораздо делает и меня с тобою сорит. И яз тебя для на Ивана Выродкова опалу свою положил, велел есми его изымати и держати до весны скована. А на весне велел есми его к себе привести. А в Асторохани велел есми дела свои делати до весны Игнатью Заболот/л. 204/цкому да Григорью Злобину. А о всяких делех велел есми им с тобою обсылатися. И дела твои велел есми им делати по твоему наказу, как тебе надобе. А Ибряим мирзу з братьею и Тактар мирзу з братьею велел есми им звати в город. И нечто приедут в город, и яз их, изымав, велел к себе прислати. А нечто в город не поедут, и ты бы на них рать послал часа того. И нечто их изымут, и ты б их к нам прислал или там их велел побити. А прибежат в город, и мы их велели, изымав, к себе ж прислати. А, Бог даст, на весне посылаю в Асторохань своих добрых воевод, которые бы в Асторохани берегли наших дел и твоих дел заодно /л. 204об./ с тобою. И наказ им крепко учиню, чтоб тебя слушали во всем. А что еси писал к нам о пищалникех, и мы тебе пищалников велели дати десеть человек. И ты б их держал у себя, сколко тебе надобе. А Сатыма есмя к тебе же отпустили. А кречат и ястреб, Бог даст, пришлю тебе весне рано. А ныне скорым делом вести было к тебе нелзе. Молвя, грамоту послал есми. Писана на Москве лета 7069-го октября 25 72.

А се такова память наказная дана Василью Вышеславцову. /л. 205/

Память Василью Вышеславцову.
Писал к царю и великому князю из Нагаи Исмаиль князь с своим человеком Кулмагметем, что Иван Выродков Юнусову братью да Токтар (в слове Токтар буквы то написаны над строкой более мелким почерком) мирзу з братьею взял к Асторохани. И они, приходя, в его улусех лошади крадут и улусы его (в слове его буква е исправлена по ранее написанному) грабят, и людеи его побивают. А после того писал к царю и великому князю из Асторохани Иван Выродков, что Исмаиль князь отпустил в Крым крымских послов и своих послов послал в Крым с крымскими послы и с Кошаидаром вместе. И Иван Выродков послал Тактар мирзу и велел их переимати. И Василью Вышеславцову ехати в Нагаи к Исмаилю князю с Ысмаилевым человеком с Кулмагметем вместе. А приехав к Исмаилю князю, молвити ему Исма/л. 205об./илю князю.

Царь и великии князь Иван Васильевич всеа Русии велел тебе поклонитися.

Да грамота подати.

А после грамоты говорити.

Царь и великии князь велел тебе говорити. Писал еси ко мне, что Иван Выродков Юнусову братью да Тактар мирзу з братьею взял к Асторохани. И [332] держат их /л. 206/ у Асторохани. И они приходят в твои улусы, лошади крадут и улусы твои грабят, и многое лихо твоим улусом делают. И нам бы тебе от Ивана оборонь учинити. А ныне писали к нам из Асторохани, что ты, друг наш, отпустил от себя в Крым крымских послов и своих послов послал еси в Крым с крымскими послы вместе да с Кошаидаром. И Иван Выродков послал на твоих послов и на крымских послов Тактар мирзу з братьею, а велел их переимати. И мы то узнали гораздо, что Иван Выродков делает неправду и меня с тобою сорит. И мы ныне за то на Ивана Выродкова опалу свою положили. Велели есмя его изымати Василью Выщеслав/л. 206об./цову перед твоими людми и держати его скована в Асторохани до весны. А на весне велели есмя его Василью к себе привести скована 73. А в Ываново место в Асторохани велели есмя дела свои делати Игнатью Заболотцкому да Григорью Злобину. А(союз А исправлен по ранее написанному) приказали есмя им накрепко, чтоб они всякие твои дела делали, как тебе надобет. А, Бог даст, на весне пришлем в Асторохань своих добрых воевод, которые могут наши дела и твои делати и беречи по нашему наказу. /л. 207/ Царь и великии князь велел тебе говорити. А того бы еси себе и в мысли не держал, что нам тебе какое лихо помыслити или зделати. Сколко ты сам себе хочешь добра, столко и мы о твоем добре всегды промышляем. И вперед о твоем добре по тому ж промышляти хотим, сколко нам Бог поможет. А как есмя свое слово тебе молвили, и мы на том своем слове и стоим. А ты б на своеи правде по тому ж крепко стоял, как еси к нам правду учинил. А хто ни учнет нас чем сорити, и ты б тем людем не потакал по тому ж, как и мы их речем веры не имеем. А о тех бы еси ссорах к нам отписывал. И мы тех лихих людеи, которые нас сорят, учнем уимати и опалу свою /л. 207об./ на них класти по тому же, как и на Ивана Выродкова. А о Юнусове братье и о Тактар мирзе писали есмя к тебе в своеи грамоте. И ты б те дела делал по нашеи грамоте, как есми к тебе писал в своеи грамоте.

Царь и великии князь велел тебе говорити. Чтобы еси послал в Асторохань с Васильем с Вышеславцовым своих добрых людеи человека два или три, кому веришь. И велел Василью Вышеславцову перед своими людми Ивана Выродкова изымати и, сковав, держати его до весны в Асторохани. А яз о том Василью приказал. Велел Ивана Вырод/л. 208/кова, перед твоими людми изымав, держати скована в Асторохани до весны. А на весне велел есми его привести скована к Москве.

Апреля 20 день. Царь и великии князь нагаиских грамот слушал, которые привез Исмаилев посол Исенеи с товарищы и велел к Исмаилю князю да к Магмет мирзе да к Урус мирзе послати з грамотами по станице служилых татар: к Исмаилю князю Нагая Сююндюкова, к Магмет мирзе Исеня Килдишева, к Урус мирзе Баигилдея Розгозина. А к Исламгазы мирзе да х Казы мирзе велел послати /л. 208об./ грамоты с их послы. И велел нагаиских послов отпустити. [333]

А Исмаилева ж человека Баитерека не стало на Москве апреля 7 день.

Апреля 30 в середу. Велел царь и великии князь нагаиским послом быти на дворе (в слове дворе буква д исправлена по ранее написанному).

И того дни нагаиские послы, Исмаилев человек Исенеи и Магмет мирзин человек Табаи и Зиенчюра, и Урус мирзин человек Сулеиман, и Исламгазин и Казы мир/л. 209/зины люди Аккула да Капланды, у царя и великого князя были. А царь и великии князь сидел в столовои избе в брусянои.

А как вошли в ызбу, и явил их царю и великому князю челом ударити казначеи Микита Фуников.

И царь и великии князь отпустил их к их государем. А ести их не звал, подавал им мед в ковшех.

И поехали послы с Москвы и служилые татарове маия 2 дни. /л. 209 об./

А се грамота к Исмаилю князю с служилым татарином (в слове татарином буквы ино убористо вставлены в строку в промежуток между буквами) с Нагаем Сююндюковым с товарищы.
От царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии. Другу моему Исмаилю князю слово то. Прислал еси к нам своего посла Исенея имилдеша з грамотою. А в грамоте своеи к нам писал еси, чтобы нам недругом твоим ни в какой ссоре не верити. А верити бы во всем тому, как еси нам правду учинил. А ты дружбы для сына своего Урус мирзу и иных мурз Крыму недружбу делати по/л. 210/сылал еси. И нам бы ныне дружбы для прислати к тебе триста рублев денег да триста четвертеи запасу, чем бы тебе с своими детми и с племянникы поделитися. Да и меду б к тебе прислати того для, что у тебя грудь болна. А от Ивана б от Выродкова тебе оборонь учинити и Калкамана б назад не отпущати. А что Казы мирза стоит на поле и твоим людем пакость делает, и нам бы его с того места согнати. Те есмя твои слова все в твоеи грамоте выслушали и дружбу твою памятуем. И которое свое слово с тобою о дружбе молвили /л. 210об./ есмя, и мы на том и стоим. А ссорам ничьим не потакаем. И твоего добра везде ищем, сколко нам мочно. И твоеи для правды ныне по твоему прошенью послали есмя к тебе триста рублев денег да триста четьи запасу, да тритцать пуд меду, да и иную рухлядь послали есмя к тебе. А что есмя к тебе рухляди послали, и мы тому послали к тебе список с своими казаки с Нагаем Сююндюковым в сеи же грамоте. А что еси писал о Казы мирзе, и мы велели з Дону казаком своим над ним промышляти, как вместно. А на Ивана Выродкова тебя для опалу есмя свою положили и велели его из Асторохани привести /л. 211/ к себе. А Калкамана есмя тебя же для отослали в Великии Новгород. И все твои дела делаем, как тебе надобет. И ты б нашу дружбу [334] памятовал. И наши бы еси дела по тому ж делал, как нам надобет. А что еси посылал крымскому недружбу делати сына своего Урус мирзу, и нам то от тебя за честь учинилося. И ты б и вперед над Крымом промышлял, как будет тебе мочно. А что будет у тебя крымских вестеи, и ты б к нам наборзе отписал с нашим казаком с Нагаем Сююндюковым с товарищы. Да и о всех бы еси о своих делех отписал к нам подлинно с Нагаем же, как ся у тебя твои дела делают. А мы с своеи стороны крымскому недружбу /л. 211об./ делаем, сколко нам мочно. То бы тебе ведомо было. Да писал еси к нам о Сатыме, и мы его к тебе отпустили. Молвя, грамоту послал есми лета 7069-го апреля.

А се грамота к Магмет мирзе с Ысенем с Келдишевым с товарищы.
От царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии Магмет мирзе слово то. Писал еси к нам с своим человеком Зиенчюрою, чтобы нам тебя в дружбе держати по тому ж, как и отца твоего. А хто нам недруг, /л. 212/ и ты тому недруг же. И мы как свое слово о добре молвили, так его и совершити хотим. И ныне есмя твоих людеи к тебе отпустили. А с ними есмя послали к тебе своих казаков Исеня Келдишева с товарищы. И для любви свое жалованье послали есмя к тебе с своими ж казаки с Ысенем Келдишевым с товарищы. И ты б наших казаков, не издержав, к нам отпустил. А будет вам возможно Крыма воевати, и вы б воевали, как вам мочно. А мы от себя Крыма воевать Днепром послали же своих казаков. Писана на Москве лета 7069-го апреля. /л. 212 об./

А се грамота к Урус мирзе з Баигилдеем Розгозиным с товарищы.
От царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии. Урус мирзе слово то. Писал еси к нам, что еси по нашему слову ходил Крыма воевати. И тое еси учинил гораздо, что еси нашего недруга воевал. И мы ныне, видя твою прямую службу, того для послали есмя к тебе свое жалованье доброе с своими казаки з Баигилдеем Розгозиным с товарищы. И ты б и вперед нашего недруга и своего воевал. А мы тебя за твою службу пожа/л. 213/луем своим добрым жалованьем. Молвя, с любовью жаловалнои свои ярлык к тебе послал есми лета 7069-го апреля.

А се грамота к Исламгазы мирзе с его человеком Аккулою.
От царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии Исламгазы мирзе слово то. Прислал еси к нам грамоту с своим человеком с Аккулою. И которые в неи речи писаны, то есмя все уведали. И ныне для любви лехкое свое жалованье к тебе /л. 213об./ есмя послали с твоим человеком с Аккулою. А похочешь к себе нашего великого жалованья, и ты б к нам правду свою показал. А правде твоеи знамя то: с Крымом бы завоевался еси. И учинишь то по нашему слову, и мы тогды тебе пришлем свое доброе жалованье. Молвя, крепким своим словом сю свою грамоту к тебе послал есми лета 7069-го апреля месяца. [335]

А се грамота х Казы мирзе с его человеком Капландыем.
От царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии Казы мирзе слово то. Писал еси /л. 214/ к нам, что вы ныне казаком живете. И нам бы к тебе свое жалованье послати с твоим человеком Капландыем. И мы к тебе свое жалованье послали с твоим человеком Капландыем что ся у нас лучило. А похочешь к себе нашего добра, и ты бы ехал к нам. И мы тебя пожалуем своим великим жалованьем. Писана на Москве лета 7069-го апреля.

Того ж лета июня 14 день. Прислал к царю и великому князю из с (так в рукописи) Темникова Еникеи князь Тенишев служилого татарина Кадыря Кудинова да (в слове да буква д исправлена по ранее написанному) нагаиских гонцов: Исмаилева гонца Тортая да от Исмаиля ж гонец /л. 214об./ ко царевичю Ивану Баигонда, а от Магмет мирзы гонец Зянболду, от Тинехмат мирзы гонец Тохкозю, от Урус (в слове Урус вторая у исправлена по ранее написанному) мирзы гонец Елболду, да с ними выехали из Нагаи на царя и великого князя имя четыре человеки.

А в послех идут ко царю и великому князю от Исмаиля князя посол его Тягрибердеи, от Магмет мирзы посол его Исуп, от Аидар мирзы посол его Кошмардан. А к царевичю Ивану от Исмаиля князя посол его Али багатырь.

А всех послов и гостей и их людей 800 человек, а лошадей 5000. /л. 215/

И царь и великий князь велел нагаиских гонцов поставити на Нагаиском дворе и корм им велел давати по указу.

А встречю послом велел послати Ермолу Клобукова.

Июня ж 23 день в понеделник Ермола Сотницын сын Клобукова с нагаискими послы к Москве приехал. А поставили нагаиских послов под Паншиным.

Июля 12 день. Велел царь и великии князь нагаиским послом Тягрибердею с товарищы быти на дворе. И того дни /л. 215об./ нагаиские послы у царя и великого князя были. А царь и великии князь сидел в Столовои избе в брусянои.

А как послы вошли в ызбу, и явил их царю и великому князю челом ударити казначеи.

И царь и великии князь звал послов карашеватца. И послы, быв у карашеванья, отшед, став на коленех челом ударили. Да правили царю и великому князю от Исмаиля князя и от мирз челобитье, да подали грамоты. /л. 216/

И царь и великии князь велел у них грамоты взяти диаку Ивану Михаилову.

Да велел послом сести. Да звал их ести.

И того дни нагаиские послы у царя и великого князя ели. А стол был в Столовои избе в брусянои.

А после стола посылал царь и великий князь к нагаиским послом с меды. [336]

А се грамота Исмаилева княжая с его послом Тягрибердеем. /л. 216 об./
Всего крестьянства (в слове хрестьянства буква р исправлена по ранее написанному) государю брату белому царю. От Исмаиля князя многом много поклон. А после поклона, что мы зде ведаем вести наши то. Казыи мирза с крымским царем крепко уговорился, ялся деи Казыю мирзе рать дати. А он деи ялся воевати меня. А потом деи и тебя ялся воевати. Верь тому. И Токтар мирза х Казыю ж пристал. А Казыи деи мирза просит Девеи мирзу на то, что ему тебя и меня воевати. Верь тому. И толко ты не велишь Казыи мирзу воевати, и он то и тебя извоевал и меня извоевал. Так бы (далее пропущено слово еси) ведал. А которым людем нашим воевати /л. 217/ Крыма, и Казыи тем людем нашим ходити не даст. И ты б как ни иметца згонил оттоле Казыя, мы бы взяли Крым да опасаемся того, что Казыи людеи наших и жены наши поемлет. Так бы еси ведал. Чтоб еси вскоре промыслил, как бы Казыя с того места згонити. И коего часу он с того места соидет, и мы то Крым взяли. А пошлешь людеи своих Казыя воевати, ино и яз рать к твоим людем прикошую. А которого еси боярина поставил, и мы от него лиха никоторого не видали 74. И сколко лиха ни есть, на все на то учат восмь их человек астарханские: в начале Достаи афыз /л. 217об./ да Тиниш князь, да Чалым улан, да Иванча князь, да Девеш, да Девлеткилдеи, да Коурьян князь, да Кудаибердеи. Те восмь человек делают всякое лихо, чтоб им крепко угрозил. И послал бы еси своего афыза, кому грамоты прочитать татарские. А Достаи афыз нашего слова бояром в дружбе не ставит. А которые куны ты к нам присылаешь, ино у нас голодных и нужных племяни и слуг много, тем роздаем. И ныне бы еси прислал платья зимнево и запасу на зиму много. Да меду б еси пресного много прислал. По вся дни на Крым воиною посылаю. А лошади и корм им даю яз. Да что вздеть в рати /л. 218/ одному человеку пансырь да шелом, да тягиляи, да саблю прислал бы еси себя для, и седло, и узду пришли. Коли ни буди поидем на воину, и ты б прислал сто стрелцов с своим запасом. И все то, чего ни прошу, то яз все про себя прошу, а не на люди. Да делаю кладбищо, и ты б прислал краски и олова, и нашатырю, и потали. Да есть там у тебя Мустофа мирза, и ты б его к нам отпустил. Да взяли имилдеша моего трех их человек. А взял деи их Дмитреи. А ходили они на Крым воиною, имяна им: Келдимагмет да Баиту, да Аитхозя. Да человека моего жену взяли. А тот деи боярин ведает, которого /л. 218об./ еси присылал с сем нашим послом. Которых есми людеи своих послал был в Крым, и твои деи паробок Мишкаю зовут, которои был на алдареи на черном жеребце, взял человека моего да шестьдесят лошадеи моих. И ты б то, сыскав, отдал. И за тем люди наши в Крым воиною ходити не смеют. Да казаки деи Выродкова на Волге побили трехнатцати человек тумаков 75 да девятинатцати человек наших людеи с собою свели. Да Иванов сын Выродкова моих дву паробков с собою свел. И ты б однолично, взяв, прислал. Да Явлукарина сына свел деи с собою посол твои тот, что ходил в Ургенчь 76. И того бы еси, взяв, прислал. /л. 219/ Да чтобы еси послов наших наборзе отпустил. Да прислал бы еси два судна. [337] Здоровья твоего отведати послал есми Тягрибердеи баатыря. Да там же деи паробок мои Досмагметем зовут (в рукописи: зоут), и того б еси прислал. Агышев княжой сын Мамашаи мирза ис Крыма отвел улусы и пришел ко мне, а живет у меня. И на сем лете на Крым воиною его в головах посылаю. И ты бы нас для почтил его. Асановы княжые дети да Мамаи мирзины дети, и Кошум мирзины дети, и Агышовы княжые дети все у меня. Учну их на Крым посылати иным лете, а иным в осень. Так бы еси ведал. Толко до снегу Казыя /л. 219об./ извоюешь, и мы на зиме Крым возмем. Да живет в Астархани, Табичем зовут (в рукописи: зоут), холоп. А истари он был холоп наш и ныне он тебе служит (в рукописи: служыт) и нам служит же. И яз его прошу опроче, чтобы мне он служил. А он пост держит (в рукописи: держыт) и намаз правит, а в вере он в нашеи. И ты б о нем приказал. Да меня бы для шубу добру да однорядку добру. А Мустофы мирзина мати мне была своякина, и яз ее взял за себя. И мирза ныне сыном мне учинился. И моему сыну в твоих руках быти не пригоже. Однолично бы еси Мустофу мирзу с Тягриберди баатырем отпустил. Да баиулу словет /л. 220/ улус, и ис тово улуса Янкарою зовут (в рукописи: зоут) в руках деи у сына боярского (в рукописи: боарского) у Доста. И ты б его, взяв, отпустил однолично. Однолично сам тешуся, чтоб еси прислал мне кречат молодик однолично. Да брату моему белому царю челобитье мое о том. Сын мои учинился нурадыном, а другои учинился кекуватом. Коли пошлешь ко мне сына боярского (в рукописи: боарского), и ты б к двема сыном моим прислал детеи же боярских (в рукописи: боарских) однолично. Во взятье казанское мои слуга взят, а ныне деи у тебя. А родом уишун, Туючке баатырь словет, пожаловал бы еси его, отпустил. Юсуфовых княжых детеи к себе взял есми. А в родстве (в рукописи: родсвесте) Ак мирза мне, как сын же. /л. 220об./ И тех трех мирз жены, дети в Асторхани, прошу их у тебя. Однолично б еси в Асторохань к боярину приказал о тех трех мирзиных женах, что их яз прошу, мужы их к нам пришли. Чтоб еси о женах их однолично иноко не молвил, дал их. Да которые в Асторохани живут (слово живут написано по чищенному) тумаки слуги наши, и все те улусы, которые от нас отстали, и те (в слове те буква т исправлена по ранее написанному) все наши. После одного другому оставаютца. Наши то слуги. Чтоб еси ныне приказал о них, что еси всех отдал князю. А мы их от астороханских улусов отведем, есть место, словет Хандак. И мы им велим тут быти, однолично в тои грамоте прикажи, которую к нам пошлешь. /л. 221/

А се грамота Исмаилева ж княжая к царевичю Ивану с послом его имилдешем Али баатырем. [338]
Брата моего белого царя сыну князю Ивану царевичю. От Исмаиля князя многом много поклон. Слышав, возрадовался есми тому, что деи брата моего царев сын взросл гораздо велик уже (в слове уже буква е написана по чищенному) молодец. И яз здоровья отведати и видети послал имилдеша своего Али баатыря. Есть в нашем улусе пословица, чеи деи отец наидет себе брата и друга, то деи и детем его. И нынешние дела к тому, что ныне люди ходят и туда и сюда. И нам бы людми /л. 221 об./ ссылатися меж себя, о здоровье проведывати, чтоб ся доспеет, чтоб еси меня для имилдеша моего, почтив, отпустил. Молвя, грамота писана.

А се грамота Магмет мирзина с его человеком Кучеем.
Бог богат.
Брату моему белому царю всеа Русии государю от Магмет мирзы тау салам 77. После поклона, какова меня ведаешь, так и здоров есми. А и ты б на многие лета здоров был. Опричь тебя у нас брата нам нет. Хто будет те/л. 222/бе недруг, тот и нам недруг. И зиме и лете братью свою и детеи своих посылаем воевати, на том и стоим: тебе недруг - и нам недруг. Какову честь отцу нашему делаешь, такову честь и нам бы еси делал. Чем пожалуешь его посла, и нас бы тем же пожаловал. И ныне челобитье наше тебе то. Чтоб еси прислал мне пансырь да тягиляи бархатен золотнои, да кречат, да седло писано золотом, да шубу зимовную, да что пити зимою меду, да юфть ролдуги, да запасу хлебного. О всем о том бью челом, посылаю для братства. В том челобитье еще есть, наше челобитье от прошлого лета по ся место. /л. 222об./ Взяли у меня двесте лошадеи моих те люди, которые в твоем имяни. И толко меня назовешь себе братом, и ты то отдаи назад, бью челом. И ныне твоего здоровья отведати послал есми имилдеша своего Кучея. А он таков у меня человек, твои речи до меня и мои речи до тебя прямо доносит. Недругов у нас много, чтобы еси наборзе отпустил. С поклоном грамота писана. Да пожалуй судном болшим.

И августа. Царь и великии князь нагаиских (в слове нагаиских буквы наг исправлены по ранее написанному) грамот слушал /л. 223/ и приговорил нагаиских послов и гонцов отпустити в Нагаи к их государем. А велел послати к Исмаилю з грамотою служилых татар Собаню Рязанова сына Баимакова с товарищы, пять человек. А к Исмаилевым детем: к Магмет мирзе велел послати Бигилдея Розгозина с товарищы, а к Урус мирзе Баикеша Темеева с товарищы.

И августа же 8 день в пятницу велел царь и великии князь нагаиским послом Тягрибердею с товарищы быти на дворе.

И того дни нагаиские послы у царя и великого /л. 223об./ князя были. И царь и великии князь нагаиских послов и служилых татар отпустил в Нагаи. А на отпуске нагаиских послов ести не звал, подавал (в слове подавал буква д исправлена по ранее написанному) им мед в ковшех.

И поехали нагаиские послы и служилые татарове с Москвы августа ж 10 дни. [339]

А се такова грамота послана к Исмаилю с Собанею Рязановым с товарищы.
Божиею милостию от царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии другу моему Исмаилю князю слово то. Писал еси /л. 224/ к нам с своим послом Тягрибердеем, что Казы мирза сложился с крымским царем, а хочет нам и тебе недружбу делати, и нам бы над ним велети промышляти. А посла бы твоего Тягрибердея нам к тебе наборзе отпустити. И свое бы жалованье, платье зимовное и доспех, и запас, и меду к тебе прислати. А Мустофу мирзу к тебе отпустити того для, что мать еси его понял. А Юсуфовых княжых (так в рукописи) детеи Ибреим мирзу и Ак мирзу и Ель мирзу взял еси к себе. И нам бы жены их иза (так в рукописи) Асторохани велети им отдати тебя для. А тумаков бы из Асторохани тебе отдати. И мы тебе /л. 224об./ о тумакех преж сего писали, и не одинова, что тумаков в неволю не держим. А похотят итти к тебе, и мы им дали волю и ты б их звал к себе. А мы к воеводам своим писали, чтоб их отпустили к тебе. А не похотят к тебе итти, и ты б их в неволю не имал. Зань же того нигде не бывает, что в неволю людеи имати. Знаешь и сам: люди они вольные - кому хотят, тому и служат. И нам те дела как делати, которые от начала не бывали? А твоеи для дружбы волю есмя им дали к тебе ити, и ты бы их звал к себе гораздо. А о Казы мирзе есмя в Черкасы приказали, /л. 225/ велели над ним промышляти. А будет он в котором месте на поле, и мы казаком своим приказали. А велели над ним промышляти же, как будет мочно. А Мустофу мирзу для твоего прошенья к тебе есмя отпустили с твоим послом Тягрибердеем. А что еси писал к нам, чтоб нам Ибряим мирзины и Ак мирзины жены велети тебе отдати того для, что Ибряим мирза и Ак мирза ныне у тебя. И Ибреим мирза, и Ак мирза поимали наши аргамаки и кони, которые вели к нам из Черкас, и мы ныне за то жен их отдати не велели. И ты б им велел наши аргамаки и кони отдати в Асторохань нашим /л. 225об./ воеводам. И отдадут они наши аргамаки и кони, и мы тебя для жены их и дети велим им отдати. А что еси писал к нам о запасе, и мы по твоему прошенью запасу муки и меду (в слове меду буква д исправлена по ранее написанному), и платье, и доспех к тебе послали с своими казаки с Собанею Рязановым с товарищы. А что еси писал к нам, чтобы нам детей твоих, Магмет мирзу и Урус мирзу, тебя для не отставити, прислати бы нам к ним людеи своих. И мы тебя для к детем твоим, к Магмет мирзе и к Урус мирзе, послали татар служилых по тому ж, как и к тебе. Да здесе посол твои Тягрибердеи … Текст на этом обрывается. Следующий не пронумерованный лист без записи.


Комментарии

53. Рязский город - Ряжск (ныне в Рязанской области), в XVI в. крепость на волоке между Окой и Доном.

54. Дата соответствует 7 мая 1560 г. 7068 год от СМ охватывает период с 1 сентября 1559 г. По 31 августа 1560 г. по РХ.

55. Под «Шавкалью» здесь подразумеваются владения казикумукского шамхала - скорее всего Тюменское княжество на нижнем Тереке (см. комм. 32 к книге 4).

56. Емь - река Эмба в западном Казахстане.

57. Тогунчюев сын - буквально понятое переводчиком название ногайского племени тогунчи-улы. Речь идет о некоем Кармыше из этого племени.

58. Черный лес - идентифицировать не удалось.

59. Дата соответствует июлю 1561 г. 7069 год от СМ охватывает период с 1 сентября 1560 г. По 31 августа 1561 г. по РХ.

60. Дата соответствует 9 сентября 1560 г. 7069 год от СМ охватывает период с 1 сентября 1560 г. по 31 августа 1561 г. по РХ.

61. Ямская изба - правительственное учреждение, ведавшее делами ямской службы (т.е. организации почтовых и транзитных перевозок). Впервые упоминается в 1550 г.; в 1570-х гг. Функции Ямской избы перенял Ямской приказ (Ерошкин, с. 40, 41).

62. Дата соответствует 13 сентября 1560 г. 7069 год от СМ охватывает период с 1 сентября 1560 г. по 31 августа 1561 г. по РХ.

63. Молочные воды - река Молочная (в Запорожской области Украины), впадающая в Молочное озеро, лиман Азовского моря.

64. Кожевники, Кожевенная слобода - местность в восточном Замоскворечье, ныне между рекой Москвой, Садовым кольцом и Павелецкой железной дорогой. В районе Кожевников в XVI в. находился Ногайский посольский двор (см. комм. 11 к книге 4).

65. В 1560-70-х гг. выходцы из Ногайской Орды во главе с мирзой Гази б. Ураком образовали на Северо-Западном Кавказе Малую Ногайскую Орду (Малые Ногаи, Казыев улус - по имени основателя). Очутившись «на поле меж Черкас и Азова», переселенцы из-за Волги поневоле оказались субъектами сложных международных отношений. Гази и его окружению пришлось налаживать сложные отношения с Крымом, Турцией, Россией и кавказскими княжествами. В западном Дешт-и Кипчаке второй половины XVI в. безраздельным гегемоном стало Крымское ханство, и одной из главных задач Гази должно было стать установление контактов с Гиреями. Первое время, до конца 1550-х годов, он, очевидно, не испытывал пиетета перед ними. Наверняка сказывалась традиционная неприязнь ногаев к крымцам. Еще в 1555 г. Гази поднял свои отряды против астраханского хана, поддерживаемого Девлет-Гиреем. Однако впоследствии пошли вести, будто «Казы мирза с крымским царем заодин», «Казыи... с товарищи во всеи цареве воле» (РГАДА. Ф. 123. Оп. 1. Д. 14. Л. 23; Ф. 127. Оп. 1. Д. 6. Л. 7об.). В 1560 г. Гази заключил с Девлет-Гиреем шертный договор, одним из пунктов которого значилось «Казы мирзе... Крыму недружбы никак не делывати» (см. в комментируемой книге, л. 193 об.; см. также: РГАДА. Ф. 127. Оп. 1.Д. 6. Л. 235). В Крымском юрте само появление новой Орды ногаев считали заслугой бахчисарайской дипломатии. «А Казыев улус - еще отца моего, Девлеть Киреева царева величества, устроенье», - писал в 1588 г. хан Гази-Гирей б. Девлет-Гирей (РГАДА. Ф. 123. Оп. 1. Д. 17. Л. 192об.-193).

66. О калмаках см. комм. 181 к книге 4.

67. Убийство мирзы Касима б. Шейх-Мамая произошло летом 1555 г., во время междоусобной смуты. В то время в кочевой ставке Исмаила находился русский посол И. Т. Загрязский (Загряжский).

68. В июле 1554 г. Дервиш-Али воцарился в Астрахани в результате занятия города войском Ю. И. Шемякина Пронского (см. комм. 1).

69. Под Темир-Кутлуевым царевым сыном здесь, очевидно, подразумевается хан Золотой Орды Тимур б. Тимур-Кутлуг, правивший в 1410-1412 гг. В других ногайских документах пожалования Hyp ад-Дину связываются с ханом Тимур-Кутлугом б. Тимур-Меликом (правил в 1391-1399 гг.) (Трепавлов. История, с. 83, 84). Что такое «караснап», достоверно выяснить не удалось.

70. Сал - река в Калмыкии и Ростовской области, левый приток Дона.

71. Колькечув перевоз - идентифицировать не удалось.

72. Дата соответствует 25 октября 1561 г. 7069 год от СМ охватывает период с 1 сентября 1560 г. по 31 августа 1561 г. по РХ.

73. Астраханский воевода Иван Черемисинов был заменен Иваном Выродковым в 1558 г. У нового воеводы складывались довольно сложные отношения с ногаями. В отличие от своего предшественника, он позволял беженцам из Орды переправляться на правобережье через астраханскую переправу. Многие (в том числе сыновья Юсуфа) оседали в Астрахани, и воевода отказывался выдавать (высылать) их обратно в степи. Те ногаи, что селились в пределах действия его власти, начинали платить ясак хлебом и рыбой в городскую казну, а не в ставку бия. Все это вызывало возмущение Исмаила. Он требовал от царя выговорить наместнику «с лаею» и перестать действовать против его, Исмаила, выгоды. Но наиболее вопиющими оказались грабительские вылазки астраханских стрельцов в ногайские кочевья. Они доходили вплоть до Эмбы, повоевали окрестности Сарайчука. Отстранение И. Выродкова в 1561 г. произошло по просьбе Исмаила, но сам воевода, как считал П.Х.Хлебников, был мало причастен к грабежам ногайских улусов. Здесь скорее сказались интриги астраханской татарской знати (Хлебников, с. 152).

74. Летом 1561 г. на И.Выродкова была наложена опала, и его, арестованного, увезли в Москву. Астраханские дела возложили на Игнатия Заболоцкого и Григория Злобина. Через несколко месяцев Ивану IV была доставлена грамота Исмаила, в которой он обвинял новых наместников в организации угона астраханцами ногайских лошадей (см.: РГАДА. Ф. 127. Оп. 1. Д. 6. Л. 8).

75. Тумаки - категория податного оседлого населения Ногайской Орды. Их происхождение, социальный статус и род занятий до конца не выяснены. М. Г. Сафаргалиев считал, что это были «скорее всего потомки военнопленных, смешавшиеся с ногайцами». Само слово «тумак» он возводил к тугмак (плести [сети]) или тутулмак (захватывать в плен), или тутмак (задолжать) (Сафаргалиев. Ногайская, с. 73, 74). Подчиненной бию «феодально зависимой категорией населения», живущей оседло и занимающейся примитивным хлебопашеством и рыболовством, считает тумаков Е. А. Поноженко (Поноженко, с. 15). В. М. Викторин сопоставляет их название с понятиями тума, тумак, тумат, обозначающими на Северном Кавказе, в Крыму и у донских казаков «сына чужеродки, невольницы; неполноценного». В ногайских тумаках В. М. Викторин видит оседлых земледельцев, которые проживали на границе Ногайской Орды и Астраханского ханства, обеспечивая выращиваемым ими просом основную массу кочевников (Викторин, с. 24, 25). По некоторым сведениям, тумаки, кроме земледелия и рыбного промысла, занимались также и торговлей. Наиболее существенным смысловым оттенком слова «тумак» представляется их подчиненность патрону, осуществление тума - какой-то разновидности (наследственных?) обязанностей по отношению к сеньору (подробнее см.: Трепавлов. История, с. 301, 521, 522).

76. Имя этого посла и время московского посольства в Хорезм выяснить не удалось. Вероятно, оно было отправлено в ответ на посольство хорезмского хана Хаджи-Мухаммеда б. Агатая, которое прибыло в Москву в октябре 1558 г. (см.: Карамзин, примеч., стб. 60).

77. Тау салам - приветствие (см. комм. 180 к книге 4).

Текст воспроизведен по изданию: Посольские книги по связям России с Ногайской Ордой. 1551-1561 гг. Казань. Татарское книжное издательство. 2006

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.