Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ПОСОЛЬСКАЯ КНИГА ПО СВЯЗЯМ РОССИИ С НОГАЙСКОЙ ОРДОЙ

1557-1561 гг.

И того дни нагаиские послы Темир с таварищи у царя и великого князя ели, а стол был в Столовои избе в брусянои.

А се грамота Исмаилева с его послом Теребердеем.
Всеа Русии государю царю и великому князю от силы находца Исмаиля князя многом много поклон. Мы поздорову (слово поздорову написано по стертому - по добру), /л. 78об./ и ты б на многие лета [274] здоров был. После слово то. Что есмя оголодали и излюбивели, потому есмя ходили были, чтоб из гор купити нам хлеба и рыбы, и потому есмя по леду реки Терки и Волги не перелезли, что голод изымал. А ныне недавно пришли есмя к Волге, ож в Волге вода велика, за тем за Волгу не перелезли есмя. А Крыму нас сево лета воевати, и ты б ныне рать послал Доном. Будет крымскои до (в предлоге до буква д исправлена по ранее написанной букве п) них перелез наперед, и они б берегли тово, как он поидет назад. А будет ещо не прошол, и они б приходу ево берегли. А мы, даст Бог, как вода сольет, за Волгу перелезем. А ты за тою ратью, которая послана к Астарахани, пошли человека. /л. 79/ Прикажи им, что голодных и нужных наших людеи перевозили даром, а не имали б с них ничево. И толко они нас в судех не перевезут, и крымскои нас возмет, и по том лихо будет и тобе, и нам. Так бы еси ведал. А мы на берегу Волги на Хандыкове юрте 24 хотим город поставити. И ныне городу без денег и без хлеба (в слове хлеба буква б исправлена по ранее написанному), и без всяково живота, без кун не быти. И ты б ныне нам прислал денег много и живота, куны многие пришли. Да на семена во многих судех хлеба пришли, а кочевати нам мочи нет. А на (предлог на написан над строкой) Сараичике уставим дарагу. А которая рать твоя стоит в Кунгуле, и ты б к ним приказал, где ни буди нашеи воине быти, и они бы заодин с нами воевали. И коли ни буди от нас наши /л. 79об./ люди посылкою к тебе придут, и ты б все отпущал их воденым путем. А которои ныне пошел к тебе Тягрибердеи багатырь, и ты б ево отпустил водяным путем. Да прислал бы еси чернилницу золочену и с чернилы. Да прислал бы еси печать золоту, а вырезано б на нем мое имя. Да чтоб еси приказал астараханским людем, чтоб мои княжои город зделали. Да прислал бы еси лесу доброво, в чем хоромы ставити, однолично не забудь. Была у меня дочь меншая, и яз дал ее замуж, и ты б прислал сто золотых, да толко назовешь меня себе братом. И мне опричь Юнуса мирзы рати нет, и ты ево вели, об ту сторону себя в кое место /л. 80/ сведши, беречи 25. Молвя, лета 966-го месяца апреля 26. А отпущаи людеи летом, а до зимы не хотят. Да однолично (слово однолично написано дважды) пришли мне шубу бархат з золотом на соболех.

Того ж лета августа 18. Прислал ко царю и великому князю ис Темникова Еникеи князь Тинишев служилово татарина Карамыша Зенебекова да вожа Сююндюка Адышева (в слове Адышева буквы Ады исправлены по ранее написанному). А писал, что они приехали из Нагаи от Елизарья Мальцова да с ними ж приехали нагаи/л. 80об./ских (в слове нагаиских буква х исправлена по букве е) гонцов четыре человеки, Исмаилев гонец Каркмаз с таварищи. А послы идут ко царю и великому князю: от Исмаиля князя посол его Келдиураз, от Магмет мирзы посол его Баимагмет, Урус мирзин посол Покичю, Кутум мирзин посол Кугуш, Кимбаи мирзин посол Ибреим, Дадюш мирзин посол Бишим, Тулум мирзин посол Утемеш, да Исмаилева сына меншово [275] посол Бурец, и от иных мурз послы идут их люди. А всех послов и гостеи и их людеи 40 человек, а лошадеи с ними 370 лошадеи.

И царь и великии князь велел нагаиских гонцов поставити на Нагаиском дворе и корм им /л. 81/ велел давати по указу.

А против нагаиских послов велел послати Григорья Прокудина (в слове Прокудина буквы ку исправлены по ранее написанному).

Августа 28 в неделю Григореи Прокудин с нагаискими послы с Келдиуразом (в слове Кельдиуразом буква д исправлена по букве у) с таварищи к Москве пришли.

И царь и великии князь велел нагаиских послов Келдиураза с таварищи поставити на Нагаиском дворе и корм им велел давати по указу. /л. 81об./

Лета 7067-го сентября 9 27 в пятницу. Велел царь и великии князь нагаиским послом Теребердею с таварищи и Келдиуразу с таварищи быти на дворе.

И того дни Теребердеи и Келдиураз с таварищи на дворе (в слове дворе буква е написана по чищенному) у царя и великого князя были. А царь и великии князь сидел в Столовои избе в брусянои. А как послы (в слове послы буква л исправлена по ранее написанному) вошли в ызбу, и явил их царю и великому князю челом ударити казначеи Федор Сукин.

И послы Келдиураз с таварищи правили царю и великому князю от Исмаиля князя /л. 82/ и от мурз челобитье, да подали грамоты. И царь и великии князь велел у них грамоты взяти диаку своему Ивану Михаилову.

А послов того дни (слова: того дни написаны по стертому звал ести) ести не звал, велел им дати корм в стола места. И отпустил нагаиских послов (слова: нагаиских послов написаны в продолжение строки с выходом на правое поле) Теребердея и Келдиураза с таварищи к Исмаилю князю. А с Теребердеем и с Келдиуразом вместе велел послати к Исмаилю князю з грамотою станицу служилых татар Нагая Сююндюкова с таварищи, 5 человек.

И сентября 15 нагаиские послы Теребердеи и Келдиураз с таварищи и служилые татарове /л. 82об./ Нагаи Сююндюков с таварищи с Москвы поехали, а ехали в судех. (Далее эта страница и не пронумерованный следующий лист с оборотом без записи). /л. 83/ (На верхнем поле помета: 67-го).

Сентября 1. Прислал ко царю и великому князю из Нагаи Елизар Мальцов з грамотою сына своего Володю да служилых татар, Сенку Тутаева. Да с Володею ж и с Сенкою приехали ко царю и великому князю Смаилев гонец Исенгилдеи Бекчюрин да Магмет мирзин гонец Тугеикелди, Тинахмат мирзин гонец Карагман, Урус мирзин гонец Карамыш. А писал Елизар, что с ним идут [276] ко царю и великому князю из Нагаи послы от Исмаиля князя посол его Бекчюра, Магмет мирзин посол Кулуш, Тинахмат мирзин посол Карсак, Урус мирзин посол Янгула, Тахтар мирзин посол Чермаш (в слове Чермаш буква ш исправлена по ранее написанному), Кутум мирзин посол Нагаи и Камбаи мирзин посол Исмаилева сына Канбахты. Всех послов и гонцов и их людей 32 человека. /л. 83об./

И царь и великии князь велел нагаиских гонцов Исенгилдея с таварищи поставити на Нагаиском дворе и корм им велел давати по указу.

А се грамота Елизара Мальцова с его сыном с Володею.
Государю царю и великому князю Ивану Васильевичю всеа Русии холоп твои Елизарец Мальцов челом бью. Писал есми к тебе государю преже сего с служилым татарином с Карамышом да с вожом с Сююндюком, которых есми послал к тебе, государю, с Смаилевым гонцом с Келдиуразом и з детми Смаилевых гонцов, что Смаилевы (в слове Смаилевы буквы е и ы написаны по чищенному) два(слово два исправлено по ранее написанному сына и далее в продолжение строки приписано слово сына повторно) сына /л. 84/ Кулбаи мирза да Тинбаи мирза от отца откочевали. И мы, государь, о том Смаилю говорили, чтоб их воротил. Исмаиль, государь, послал за ними, и они его не послушали, пошли в Крым. Перевезлись Дон, сказывают, усть Чыру 28. А Арслан, государь, погонил, сказывают, за Кулбаем за Дон же, а собралось, государь, с ним много людеи, и толко, государь, их догонит, ино у них быти бою великому. А пошли, государь, сказывают, Исмаилевы дети по ссылке со царем, дети, государь, они Исламовы сестры. А наиманы, государь, от Исмаиля мало, не все пошли с Кулбаем 29. А Белек Булат, государь, пошел на Куму к Аисе мирзе. А Смаиль князь, государь, отпустил меня к тебе, государю, июля 28 да послал посла (слово посла исправлено по ранее написанному сослал) своего со мною Бекчюру, а Магмет мирза послал своего посла Кулуша, да Тинахмат мирза /л. 84об./ послал посла (в слове посла буква а исправлена по ранее написанному) своего Карсака, да Урус мирза послал посла Янгулу, да Тахтар мирза послал посла Черманом зовут, да Кутум мирзин посол Нагаем зовут (в слове зовут буква о написана по стертой букве), да Канбаи мирзин посол Исмаилева сына Конгахты, Шабаз мирзин посол Исмаилева внука Янбаи мирзина сына. Да сараичитцкого болшово человека Карагозин посол Ченешем зовут, Смаилева зятя, пришел государь из Сараичика к Исмаилю города делать. А Смаиль, государь, отпустя меня, пошел со всеми людми города делать на Урунгуле на (предлог на исправлен по буквам ле) реке на Бузане, к Сараичику на пути полднище от Астарахани. Плести, государь, им два плетеня да межи того земля сыпать. Блюдутца, государь, царя крымского: которые деи /л. 85/ наши люди там в Крыме, и те деи на нас приведут царя. Смаиль, государь, мне говорил: государь бы деи за нас постоял, призрил бы деи нас. Яз деи царя и [277] великого (в рукописи: велеликого) князя и с улусом. А коли бы деи яз не государева жалованья и правды не держался (в слове держался буква ж исправлена по букве в), и яз бы деи крымскому царю болшои брат был, так деи от меня добиваетца и бьет челом. А турскои деи салтан ко мне не одинова присылает, чтоб деи яз с крымским царем одиначен был. И яз деи на них на всех не гляжю, до смерти не отстану от царя и великого князя, ведаю его правду, что меня не покинет, хоти один остануся. А город, государь, иное и того для делает, что улусные люди все хотели от него и от детеи отоити, пробыти деи нам бес крепости немочно, быть деи в полону. И хотели, государь, ити /л. 85об./ многие в Бухары и в Ургенчи, а иные в Крым хотят. Да толко твоего к Исмаилю береженья не будет, ино, государь, улусом их розоитися. А людми, государь, Исмаиль князь и дети его ещо силны, улусов, государь, у них добре много. А всех мурз лутчи служит и вперед бьет челом тебе, государю, хочет холоп быти вековои Урус мирза, а к ратному, государь (в рукописи пропущена буква г, приведены лишь буквы сдрь), делу братьи всеи лутчи. Нынеча тебе, государю, бил челом и приказывал, где деи мне не велит быти на своеи службе, тут готов. Или деи государь пожалует, велит к себе ехати, и яз деи у государя буду. Да и правду, государь, мне на том учинил, что тебе ему везде холопом быти. А Исмаиля, государь (слово государь написано над строкой), князя о грамотах есми уговорил (в слове уговорил буква г исправлена по букве л) и навел, как ему писати к тебе, /л. 86/ государю. Писал есми, государь, то к тебе, государю, преже того. А ныне, государь, тебе все «государем» писал з Бекчюрою. Да и Баитерек о том ему добре ж говорил: не соромся деи князь Смаиль, пиши «государем», немцы деи посилнее тебя, да все деи у них государь городы поимал. Да и Бекчюра, государь, Смаилю говорил же, чтобы «государем» писал. Даи Бог, ты, государь, здоров был на многие лета. Смаиль князь тебе, государю, холоп со всеми нагаи (слова: всеми нагаи написаны по чищенному). Да Смаиль же, государь, говорит уже (слова: уже ж исправлены по ранее написанному же) ж деи, даст Бог, и крымскои (в слове крымской буква ы исправлена по ранее написанному) царь царя и (в рукописи союз и пропущен) великого князя «государем» же назовет. А которые деи наши нагаи в Крым пошли, и те деи Крыму ж на беду, Крым деи земля кормом несилная, а пошли деи люди все (в слове все буква е исправлена по букве «ять») голодные. Объетчи деи да все опять прибежат к нам. Или деи ещо сечю /л. 86об./ учинят с крымцы. Крымцы деи им не верят. Да говорил, государь, мне Иван Черемисинов да Михаило Колупаев, что им твоих государевых лошадеи перевозных да и своих послати не мочно, по Крымскои стороне казаков много нагаиских. И яз, государь, их проведу скозь улусы с собою. Обычаи, государь, у нагаи: толко не пословы хто ни будь, то пограбят. И яз, государь, с Смаилем договорился, что мне тех людеи астараханских и с лошедми провести без зацепки. И яз, государь, послал в Астарахань сына своего Володку, и [278] он привел ко мне твои государев аргамак, что к тебе прислал государю крымшавкаль 30 с твоим государевым служилым татарином с Ысенем да с своим послом /л. 87/ с Бекбулатом. Да и посла того, государь, ко мне ж привел. Да твои же государев аргамак - рыж лыс да полшестадесять лошадей. Да Черемисинова лошеди да Колупаева, да Данила Бортенева, да стрелетцкие лошеди, да казачьи и детеи боярских до нагаиских улусов провел здорово. И как, государь, будем прошед Аксараи Узюбек царя, не дошед Болших Сараи 31, пришел, государь на нас Тохта мирза да немного у нас лошадеи поотогнал да один и стан пограбил. И мы, государь, дал Бог (слова: дал Бог написаны над строкой) твоим здоровьем, людеи у него переимали, учали бить ис пищалеи и они, государь, поторопилися. Да опять, государь, сам ко мне приехал: яз деи не (в слове не буква е исправлена по букве «ять» ) ведал, чаял де яз, что шесть братов 32. Да рухлядь, государь, /л. 87об./ нашу и лошеди все поотдавал. И яз его людей поотдавал. А было, государь, с ним четыреста человек, ходил за Арслановым улусом ябытамою да кереити. То, государь, кошумовские силные были улусы ябытама да кереити, а они, государь, в Крым пошли. А перевезлись (в слове перевезлись третья е исправлена по ранее написанному), государь, повыше Переволоки на Коськочеве под Стрельчими горами 33. И Тахтар, государь, мурза их догонил за Комышлеем 34 да лошеди у них поимал. И они, государь, Тохтара побили, человек у него со сто убили и (союз и исправлен по буквам уб) ранили. А инои, государь, улус Арсланов же перевезся на усть Услана 35, Келечеи словет улус. Тахтар, государь, говорил: доселева деи царя великого князя были люди на Волге по перевозом, никому деи /л. 88/ было перевестись немочно. А нынеча деи никого нет по перевозом, почему деи так, ныне деи напрасно Крым наполнился улусы. А царевич, государь, Бекбулат розболелся перед моим поездом и ему, государь, было со мною ехати к тебе, к государю, немочно. А Семенова, государь, мать царева не поехала ж к сыну. (В рукописи далее без записи примерно семь строк).

И сентября 9 в пятницу Елизар Мальцов из Нагаи /л. 88об./ приехал и сказывал царю и великому князю Елизар (в рукописи: Езар) то ж, что в грамоте своеи писал наперед того.

Сентября 10 в суботу нагаиские послы Бекчюра с таварищи к Москве приехали. А царь и великии князь в те поры был в своеи богомолье у Троицы в Сергееве манастыре.

И по царя и великого князя приказу казначеи Федор Сукин да Хозяин Тютин велели послов поставити на Нагаиском дворе и корм им велели давати по указу.

И сентября 14 били челом казначеем /л. 89/ нагаиские послы Бекчюра с таварищи, что они царя и великого князя на Москве не заехали и казначеи б у них грамоты (в слове грамоты» буква «г» исправлена по ранее написанному) взяли и послали бы их ко государю, чтоб государь отпустил их [279] ранее к Исмаилю князю с прежними послы с Теребердеем и с Келдиуразом вместе.

И казначеи Бекчюрино челобитье писали ко царю и великому князю.

И царь и великии князь писал х казначеем (в слове казначеем буквы чее исправлены по ранее написанному), велел у нагаиских послов грамоты взяти (в рукописи: взявти) и, переведчи, прислати их к себе.

И казначеи, переведчи грамоты, послали ко царю и вели/л. 89об./кому князю.

А се грамота Исмаилева с его человеком з Бекчюрою.
Всево хрестьянства государю. Государю нашему царю и великому князю. От Исмаиля князя многом много поклон. Мы поздорову есмя. А и ты б много лет здоров был. После слово то. Отец и брат был мне стареишеи один Юсуф (в слове Юсуф буквы Юс написаны по чищенному) князь, и от тово тебя (в слове тебя буква т исправлена по букве о) для отстал есми. И от племяни есми отстал тебя ж для и от дву (в слове дву буква д исправлена по ранее написанному) сынов своих отстал есми тебя ж для. А молвили мне: ты деи будешь русин, да потому от меня отстали. А ино/л. 90/во дела никак не было. Учинил еси меня в укоре недругом моим. У людеи друг и брат таково ль бывает? Слово наше с тобою было то: взяв Астарахань, животы было имати тебе себе, а голову отдати было тебе мне. И ты тово не дал. А в Астарахань отовсюды хто ни придет гостеи, и с них бы тамгу розделити на три жеребьи: две доли было мне, а треть было тебе самому имати. Так был еси' (в рукописи: есми) молвил. И тово еси не дал же. А коли в Казани царь был, и яз имал по сту рублев денег да по сту батман меду, и тово не дошло ж 36. А коли в Астарахани коли царь был и царевичи, и яз имал по сороку тысяч алтын денег. И тово не дошло ж. А те слова все учинились ложны. И ныне о чом есми /л. 90об./ з Баитереком ни приказывал, и то все по моему хотенью не ссталося. И ныне, что яз имал (в рукописи: есми) с Казани сто рублев да сто батман меду, да что имал есми с Астарахани сорок тысяч алтын денег, и ты б то прислал ныне. А на улус наш голод пришол. И ты б прислал пять судов или пак три судна хлеба, а суды б впрок нам. А Баитерек нам судна не дал. А приказал был есми з Баитереком судна просить, и тот боярин, которои с ним пришел, сказал: судно деи послано, да (в слове да буква д исправлена по ранее написанному) не дал. А чево у тебя ныне прошу, дать ли тебе, не дат ли, чтоб еси ныне отказ учинил. А сего бы моего посла, что ныне к тебе пошел, недели однои не издержав, до леду, доброво боя/л. 91/рина прикошевав, отпустил бы еси. А крымскои и тебе и нам недруг. И будет ему ити воиною, и он будет на Астарахань зиме. А и мы у Астарахани ж город поставим. А ково боярина пришлешь, и ты б прислал с ним двесте стрелцов с своим [280] запасом на зиму, меня беречи. А сево моево посла, что ныне пошол, отпустил бы еси водою однолично до леду, чтоб не замерзл. А ныне пришло к нам (в рукописи: на) писмо татарское, а тово не ведаем зачем не пришло. И ныне колко чево пришлешь, и ты, татарским (в рукописи: тарским) писмом написав, пришли однолично. А Елизареи боярин и тобе и мне доброхот, ож он доброи человек, речи и нрав ево пригодился, ажио он иных бояр лутчи. А Юнуса б еси велел однолично крепко беречи. /л. 91об./ Улус мои в Крым попал от нево. А хотя еси верою рознился, а не чаял есми в тебе лжи. А от племянников и от детеи своих отстал есми в тебе, потому что была мне рота и правда с тобою. О сесь год приказывал есми, чтоб хлеба прислал еси много, и с Елизаром боярином двесте четвертеи хлеба пришло, а улус был голоднои и недостало тово. То правда, что человек мои Бекчюра ордабазарец, да толко яз с ним мысль свою таиную говорю, таков мои человек он. Тово для есми ево ныне и послал. Толко с ним поговоришь, ино то как со мною ж говорил еси. И сколко было моих таиных речеи, то есми Бекчюре сказал. И что бу/л. 92/дет белово царя слово таиное мне приказати, скажет Бекчюре, то как мне ж сказал. Людеи у меня было много, да Бекчюру есми послал тово для, что говорит с тобою. Что молвит Бекчюра, и то так. Бекбулат царевич у меня. А и х Касбулат царевичю послал же есми человека. А Бекчюру есми о том правды для послал. И ныне как от тебя одна весть придет, и он тотчас поедет. А Карыхозя человек святеишей (слово святеишеи написано по чищенному), а мне зять. И он воеван и граблен про меня ж. Как он наг и голоден пришел, и Елизар боярин то видел. И толко меня почтишь, и ты б ему прислал шубу, что ему зиме носити и что ему ести запасу хлеба прислал бы еси. Да Микитою зовут стрелец, пришед, на пере/л. 92об./возе у моих ардабазарцов их людеи взял пятнатцать человек. А ведомо Ивану Черемисинову и Бекчюре ведомо ж, и ты б их отдал или бы еси за них цену дал. Бекчюре дашь, то меня доидет. И что ни дашь Бекчюре, то меня доидет, яз Бекчюре верю. Потому ево и послал есми, что ему верю. Однолично бы еси, однолично иноко не молвил. Молвя, с печатью грамоту написал. Привез к нам Елизар боярин шубу отлас жолт, шубу кунью с сукном, шубу горностаину (в рукописи:горносталну), шубу белью с сукном, шубу белью нагольную, постав сукна, два добрые поставы сукна, две однорядки, зуб рыбеи, шубу горлотну с сукном, пансырь /л. 93/ да шолом. Да не от велика шафрану, да не от велика нашатырю, да пуд олова полуды, сто листов потали (в слове потали буква т исправлена по букве о), четыре тысечи гвоздеи седелных, да шубу бархат з золотом на соболех, да шубу с камкою, да шубу хрепты бельи под камкою жолтою, да два постава сукон, шубу челевью (в слове челевью буква л исправлена по букве р), шубу кунью, шубу горлотну, два постава сукон лунских, да полтретья постава плохих сукон. Елизар боярин по знаком во многих землях бывал, потому что к добрым добр, а к лихим крепок, а дело всякое разумеет. Да моево доброво [281] человека сына Иван Черемисинов взял с собою силно, а зовут ево Топасом, грамоте умеет, а отца ево зовут Кулсеитом. И толко /л. 93об./ меня почтишь, и ты б ево с нынешним (в рукописи: нешним) моим послом отпустил однолично. А что нам город ставити, и Елизар, то видев, поехал. Городским людем денег надобе много, и ты б денег много прислал. Да прислал бы пять судов с хлебом, а суды б впрок. Всякои, хто кому друг, тот тово денгами промышляет. А половина б тово хлеба семеннои бы хлеб был. Ежегод прошу пансыря, чтоб мне самому вздевать. И приходят пансыри да худы, по знатью сам ты, не смотря, посылаешь, чтоб еси прислал пансырь добр и с шеломом и с тегиляем однолично. А которои город мы поставим, то твои же город, и тебе в свои город денег /л. 94/ не прислать ли? И ты бы однолично дал денги Бекчюре в руки, которые куны доидут до Бекчюриных рук (в слове рук буква к исправлена по ранее написанному), и то до меня доидет. Так бы еси ведал.

Октября 9 в неделю. Царь и великии князь из своей богомольи от Троицы из Сергеева манастыря к Москве приехал и велел Исмаилевых послов Бекчюру с таварищи отпустити в Нагаи к Исмаилю князю. А з Бекчюрою велел послати в Нагаи к Исмаилю князю с (в рукописи: сз) грамотою станицу служилых татар Кадыря Кудинова с таварищи.

Октября 19. Велел царь и великии князь нагаиским послом Бекчюре с таварищи быти на дворе. /л. 94об./

И того дни Бекчюра с таварищи у царя и великого князя были.

А явил их царю и великому князю челом ударити казначеи Федор Сукин.

И Бекчюра с таварищи правили царю и великому князю от (предлог от написан по чищенному) Исмаиля князя и от мурз челобитье, да подали грамоты.

И царь и великии князь велел у них грамоты взяти диаку Ивану Михаилову.

А Бекчюру с таварищи звал ести. И того дни нагаиские послы Бекчюра с таварищи у царя и великого князя ели, а стол был в Столовои избе в брусянои. /л. 95/

А после стола царь и великии князь подал Бекчюре с таварищи по ковшу меду и отпустил их в Нагаи тово ж дни.

А поехали послы с (предлог с написан по букве б) Москвы Бекчюра с таварищи и служилые татарове Кадыр Кудинов с таварищи октября 29.

А се грамота к Исмаилю князю с Кадырем Кудиновым.
От царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии Исмаилю князю слово (в слове слово буква с исправлена по ранее написанному) то. Прислал еси к нам своего человека Бекчюру ардабазарца /л. 95об./ з грамотою. А в грамоте своеи к нам писал еси, что на тебя пришли великие незгоды, племянники твои от тебя отстали и дети твои от тебя отъехали в Крым [282] будтося тово для, что с нами в дружбе живешь (в слове живешь буква ж исправлена по ранее написанному). И ты себе сам розсуди гораздо (в слове гораздо буква г исправлена по букве р): как есмя тебя (в слове тебя буква я исправлена по букве е) себе другом учинили, и от того дни и по се время от нас тебе, опричь добра, каково лихо (слово лихо написано по чищенному) бывало (слово бывало исправлено по слову было: над строкой добавлен слог ва) ли? И будет каково лихо бывало, ино то и слово наше не прямо. А мы как учинили тебя себе в дружбе, и по тому своему прямому (слово прямому написано над строкой) слову от недругов твоих тебя бережем из Астарахани, сколко мочно. И стрелцы наши у тебя живут, сколко тебе надобе, и тебя и людеи твоих перевозят. И платьем /л. 96/ и денгами и всяким запасом тебя зделаем что ся у нас лучило. И от крымсково тебя бережем. И по се время наши люди в Ыслам Кермени стоят и крымскому недружбу делают тебя ж для. И то наше добро тебе в лихо показалося, ино то сам ведаешь. А мы как свое слово молвили, по тому ево и совершали. И похочешь вперед нашие к себе любви, и ты бы безделных речеи не говорил и не писал. А говорил бы еси те слова, как бы меж нас крепкая дружба не порушилась. А мы и ныне, видя твои незгоды, любовь свою к тебе болши делаем. И того для человека твоего Бекчюру к тебе отпустили и с ним послали есмя к тебе для любви своеи жалованье двесте рублев денег (в слове денег буква г исправлена по букве ъ) /л. 96об./ да две шубы зимовные. А из Астарахани велели есмя тебе дати запасу сто четвертеи муки да дватцать четвертеи круп, да дватцать четвертеи толокна, да судна болших. А будет еси город поставил, и мы тебе велим давати в твои город стрелцов на береженье, на всякои месец по пятидесят человек на своем корму. А переменяти есмя стрелцов велели по месецом тово (в слове тово буква т исправлена по букве о) для, чтобы им истомы не было. А почаешь на собя которых недругов, и мы тебе тогды велели дати стрелцов, сколко тебе надобе, как бы тебе мочно от своих недругов уберечися. А крымсково б еси зимою не боялся: нашие для рати ити ему нелзе. А что /л. 97/ еси писал к нам о Юнусе, и мы о Юнусе писали к тебе с своим казаком с Нагаем Сююндюковым. А положили есмя о Юнусе на твою волю, как тебе надобе. А то бы еси себе и на мысли не держал, что нам Юнуса отпустити на твое лихо. Как тебе надобе, так и учиним. Так бы еси ведал. А наша мысль, что пригоже вам помиритися, да то есмя положили на тобе. Что будет твоя мысль, и ты к нам отпиши ранее. Да писал еси к нам о Карахоже сеите, и мы тебя для послали ему (в слове ему буква м исправлена по ранее написанному) шубу зимовную. Писана на Москве лета 7067-го октября месяца 37. /л. 97об./

Toe ж осени.

Ноября 23. Прислал ко царю и великому князю из Городка Шигалеи царь Исмаилева гонца Качкунчея да Магмет мирзина человека Исмаилева сына Кара (далее в конце абзаца зачеркнута фраза: «да Белек Булатовых царевичевых людеи Акмагметя да Тлевбердея). [283]

И царь и великии князь велел Исмаилева гонца и Магмет мирзина гонца поставити на Нагаиском дворе и корм им велел давати по указу.

Ноября 29. Велел царь и великии князь нагаиским гонцом быти на дворе. И того дни нагаиские гонцы Кучкинчеи с таварищи /л. 98/ у царя и великого князя были. А явил их царю и великому князю челом ударити казначеи Федор Сукин. И гонцы правили правили (в рукописи: цравили) царю и великому князю от Исмаиля князя челобитье, да подали грамоты. А грамоты у них взял дьяк Иван Михаилов.

И царь и великии князь звал гонцов ести. И того дни Исмаилевы гонцы у царя и великого князя ели. А стол был в Столовои избе в брусянои.

А се грамота Исмаиля (в слове Исмаиля буква я исправлена по ранее написанному) князя с его гонцом Качкинчеем.
Всево хрестьянства государю белому царю от брата /л. 98об./ твоего Исмаиля князя многом много поклон. Мы здорово живем. А и ты б на многие лета здоров был. После слово то. С тобою есмя побратилися были, молвя, что един Бог, а и рота и шерть нам с тобою была (далее над словом была написана буква х). Поверил есми тебе по братству твоему и не хотел есми отступити от тебя. И того деля от родного брата своего от Юсуфа князя отстал есми да и от племяни отстал же есми, и от дву сынов своих отстал есми. И те все отстали от меня, потому что яз не похотел отстати от тебя. И ныне таки от тебя не отстану. Крымскои и тебе и мне недруг, а яз с племянником своим с Арыслан мирзою /л. 99/ сшелся. И Арыслан мирза от тебя не отстанет же. А Иван Выродков много живота моего взял да не отдаст. А тому животу числа не ведает нихто. Иван Выродков много лиха делает. А на Ивана Черемисинова погневался есми немного тово для, что мне ис таможново доходу не давал. Ажио он не давал по государя своего слову. И ныне на усть Волги быти пригож Иван Черемисинов. Чтоб еси на весне вборзе прислал Ивана ж Черемисинова. Тот разумеет языку татарскому, и тут пригоже быти Ивану Черемисинову. А у Ивана у Выродкова много живота моего есть, и ты б то, взяв, отдал. Однолично б еси иноко не учинил. А зимовати /л. 99об./ мне на сеи стороне Яика. А, ож Бог даст, на Волге летовати, то бы ведал еси. А сево моево человека на весне ранее вборзе отпусти. А которые люди меж Волги и Яика, те тебе и други. А Волги еси не велел беречи и Дону еси не велел же по тому: многие люди мои и отошли в Крым. А те многие мои улусы пошли от твоих казаков, тех, которые стояли по Волге и перевозов не берегли. А Иван Выродков не уберег перевозов так, как берег Иван Черемисинов. А животов и кун у меня нет и есть нечево, чтоб еси прислал много запасу хлебново и кун. А людеи некочевных у нас много и денег /л. 100/ пришли. Здоровья отведати послал есми Кочкунчю багатыря, и ты б ево санным путем в Казань отпустил, чтоб сел в судно. Ести нам нечево и животов, кун, у нас нет жо. Так бы еси [284] ведал. А с волжсково летовища, ож даст Бог, полем шед, яз повоюю. И ты тому верь. Слово мое прямое то. А от тебя не отстану. Молвя, с печатью грамоту написал. Кочкунчеи да (в рукописи: до) Шогаи - карачея (в слове карачея вторая буква а исправлена по букве «ять») моево дети тово для есми послал, чтоб с тобою гораздо поговорити. Всех тех моих людеи, тех, которые здесе живут, они лутчи. Так ведаи. У Юнус мирзы есть молодец, Янбунчеем зовут, слуга он мои, и отец и дядя ево у меня, а он одною головою там живет, и ты б однолично ево (в слове ево буква е исправлена по ранее написанному) /л. 100 об./ отпустил ко мне, однолично (в рукописи слово однолично написано дважды) иноко не молвил.

Апреля. Царь и великии князь Исмаилевы грамоты слушал и приговорил Исмаилева человека Качкунчея отпустити в Нагаи, а с ним вместе приговорил послати к Исмаилю князю посолством Елизара Мальцова. А с Елизаром велел послати две станицы служилых татар Кадыша Кудинова да Сенку Тутаева (в слове Тутаева буква у исправлена по букве а) с таварищи, 10 человек, да вожеи.

Апреля 23. Велел царь и великии князь /л. 101/ Исмаилеву гонцу Качкунчею быти на дворе.

И того дни Исмаилев гонец Качкунчеи с таварищи у царя и великого князя был и ел. А стол был в Столовой избе в брусянои. А после стола царь и великии князь подал Исмаилеву человеку Качкунчею ковш меду и отпустил его в Нагаи того дни.

А поехал Елизареи Мальцов и Исмаилев человек Качкунчеи и служилые татарове с Москвы (в слове Москвы буква к исправлена по букве в) мая 2.

А се грамота к Исмаилю князю с Елизаром Мальцевым. /л. 101об./
От царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии другу моему Исмаилю князю слово то. Писал еси ко мне наперед сего и не одинова и с своими людми приказывал, чтоб нам дела твоего беречи, а держати бы на Дону (в слове Дону буква н исправлена по букве д) многих людеи. И мы ныне на Дон послали воевод своих со многими людми, а велели есмя им стояти на (в предлоге на буква а исправлена по ранее написанному) Дону и дела твоего беречи. И будет тебе надобе детеи своих звати к собе, и ты б по них послал, а велел их звати к себе. А там деи им нужа великая. А крымские люди и дети твои сее зимы пошли были на наши украины и, недошед наших украин за два дни, послышев наших воевод, /л. 102/ побежали назад. И наши воеводы за ними ходили и многих людеи побили. И по нашеи мысли, пригоже тебе детеи своих взяти к себе, чтоб безлеп не погибли. И будет тебе возможно к детем своим опас послати, чтоб шли к тебе, а там бы безлеп не погибнули, а мы их на Дону велим перевести к тебе. А [285] шли б к нашим людем безо всякие боязни. А посла своего Елизарья послал есми твоего здоровья видети, и ты б посла нашего Елизарья к нам отпустил часа того. И с нашим послом Елизарьем к нам приказал о всех своих делех подлинно, как тебе вперед своими делы промышляти, и Юнус мирзу нам у себя ли держати или к тебе его отпустити, чтоб нам то было ведомо. /л. 102об./ И будет Юнус мирза тебе не надобен, и ты б жены его и дети, взяв из Сараичика, к нам прислал. И мы их у себя пожалуем. Молвя, с любовью сю свою грамоту к тебе послал есми. Писана на Москве лета 7067-го (буква «кси», обозначающая цифру 60, исправлена по букве ч ?) апреля месяца 38.

А се посолство к Исмаилю князю с Елизарьем Мальцовым.

Говорити от царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии Исмаилю князю Елизару Мальцову. /л. 103/

Царь и великии князь Иван Васильевич всеа Русии тебе, другу своему Исмаилю князю, велел поклонитися.

Царь и великии князь Иван Васильевич всеа Русии велел тебя о здоровье вспросити, как тебя Бог милует?

Да явити (в слове явити буква я исправлена по ранее написанному) поминки.

А после поминков подати грамота.

А после грамоты речь говорити.

Царь и великии князь велел тебе говорити. Писал /л. 103об./ еси к нам наперед сего и не одинова и с своими людми приказывал, чтобы нам дела твоего беречи. А держати бы на Дону многих людеи. И мы ныне на Дон послали воевод своих со многими людми, а велели есмя им стояти на Дону и дела твоего беречи.

Царь и великии князь велел тебе говорити. И будет тебе надобе детеи своих звати к себе, и ты б по них послал, а велел их звати к себе, а там деи им нужа великая. А крымские люди и дети твои сее зимы пошли были на наши украины и, недошед /л. 104/ наших украин за два дни, послышев наших воевод, побежали назад. И наши воеводы за ними ходили и многих людеи побили. И по нашеи мысли пригоже тебе детеи своих взяти к себе, чтоб безлеп не погибли.

Царь и великий князь велел тебе говорити. И будет тебе возможно к детем своим опас послати, и ты б им опас послал, чтоб шли к тебе, а там бы безлеп не погинули. А мы их на Дону велим перевести к тебе, а шли б к нашим людем безо всякие боязни.

Царь и великии князь велел тебе говорити. Послал есми к тебе посла своего Елизарья твоего /л. 104об./ здоровья видети, и ты бы посла нашего Елизарья к нам отпустил часа того. И с нашим послом Елизарьем к нам приказал о всех своих делех подлинно, как тебе вперед своими делы промышляти.

Царь и великии князь велел тебе говорити. А о Юнус мирзе приказал бы еси к нам с нашим послом с Елизарьем, у себя ли ево нам держати или к тебе ево отпустити, чтоб нам то было ведомо. А будет Юнус мирза тебе не надобен, и ты б жены ево и дети, взяв из Сараичика, к нам прислал. И мы их у себя пожалуем. /л. 105/ [286]

А память наказная Елизарью дана такова.

Память Елизарью Мальцеву сыну Данилова.
Как, ож Бог даст, придет Елизареи в Нагаи к Исмаилю князю, и кого князь пришлет к нему встречю, а велит ему подворье указати, и корм ему от Исмаиля князя привезут, и Елизарью тому дати что пригоже: шуба белья лехка или однорядка, а не в пошлину. А в пошлину Елизарью никому никак ничего не дати. А хто ему двор укажет, а корму не явит, и ему тому не давати ничего. А как велит ему Исмаиль князь быти у себя, и кого по него /л. 105об./ пришлет, и Елизарью тому человеку не давати ничего. А как поидет к Исмаилю князю и хто у него станет каких пошлин просити, и ему пошлин не давати никаких.

А нечто батог покинут да учнут пошлин просити у батога, и Елизарью пошлины никак не давати. А у двереи учнут просити пошлины, ино не давати же. И нечто его не пустят к Исмаилю князю, ино и прочь поити, а пошлины никак не давати. А опричь того хто Елизарья почтит, и Елизарью тому дати за его добро что пригоже, а не в пошлину. А в пошлину Елизарью не давати никому ничего. А велит Исмаиль /л. 106/ князь ити прямо к себе, и зацепки ему никоторые не учинят и о пошлинах не учнут говорити, и Елизарью ити прямо к Исмаилю князю и от царя и великого князя ему поклон правити. Да поминки подати. И речь говорити по записи по царя и великого князя наказу. А о поминках обослатися с Ысмаилем князем, что ему поминков явити перед людми и что ему отослати таино. А велит Исмаиль поминки все вместе (слова: все вместе написаны по стертому явити все) явити, ино их отдати все вместе. Как ему велит Исмаиль, по тому и учинити.

Да память Елизарью. Похочет Исмаиль князь к детем послати грамоту (в слове грамоту буква у исправлена по ранее написанному), а Елизару учнет говорити, /л. 106об./ чтоб Елизар с его людми послал к донским воеводам человека (слово человека написано над строкой) з грамотою, чтоб донские воеводы человека его через Дон перепровадили в Крым. И Елизару со княжими людми послати от себя на Дон к постелничему к Игнатью Михаиловичю Вешнякову (в слове Вешнякову буква я исправлена по букве е) татарина служилово з грамотою. И отписати, чтоб их Игнатеи отпустил в Крым к Исмаилевым детям. А поидут Исмаилевы дети ко отцу, и он бы их велел перевести часа того.

А вопросит Исмаиль, кого царь и великии князь послал на Дон воевод, и Елизару говорити. Послал, господине, государь на Дон постелничего своего /л. 107/ Игнатья Михайловича (в слове Михаиловича вторая а исправлена по букве я) Вешнякова со многими людми и велел ему крымские улусы воевати, которые блиско Дону и которые кочюют у моря около Керчи 39. И того ему велел беречи, чтоб крымские люди на вашу сторону не переходили. Да и мест ему велел смотрити на Дону, где пригоже город поставити.

И вопросит Исмаиль, чего для хочет (слово хочет написано над строкой) царь и великии князь город ставити, и Елизару говорити. Город, господине, хочет государь поставити на Дону того для, чтоб из того города блиско ходити х Крыму воевати и твоим бы улусом береженье было. [287]

Да память Елизарью. Учнет ему Исмаиль говорити, /л. 107об./ чтобы царь и великии князь Юнуса к нему не отпускал, а велел бы его на Москве убити.

И Елизарью говорити. Государь наш, господине, без вины никакова человека не убьет, а Юнусовы вины перед ним нет. И того никак не учинит, что ему Юнуса убити. А твоеи для дружбы не отпустит его никуды. А ты, господине, похочешь свое дело крепко зделати, и ты Юнусовы жены и дети пошли со мною к государю моему. И яз их к Юнусу допроважу и они все вместе живут у государя нашего, а государь их у себя пожалует, устрои им учинит.

И даст Исмаиль Юнусовы жены и дети, /л. 108/ и Елизарью ехати с ними в Астарахань и из Астарахани ехати с ними к Москве судном. А на береженье взяти из Астарахани людей, сколко надобе, чтоб как ехати с ними безстрашно. А молвит Исмаиль, что ему дати их нелзе, и Елизарью за то крепко не стояти.

Да память Елизарью. Нечто учнет Исмаиль говорити: писал яз ко царю и великому князю, чтоб мне у Астарахани город поставил или б в Астарахани мне половину тамги дал, и царь и великии князь мне о том ничего не отказал.

И Елизарью говорити. В Астарахани, господине, что /л. 108об./ тамги не придет, и то все дают людем жалованье. И того и з десятои жеребеи не придет, что дати. И государь посылает денги многие с Москвы. И ныне тебе тамги давати нечего. А нечто вперед учнет у людского жалованья тамги оставатися, и государь тебе тогды велит давати, что ся учнет оставати. А у города другои город как ставити? В Астарахани, господине, государевы воеводы, а приказано им накрепко: похочешь жити не со многими людми, как им мочно тебя (слово тебя написано над строкой) прокормити (в рукописи: прокормитися, буквы ся стерты), и им велено тебя держати в Астарахани по твоеи любви, как захочешь. А похочешь и ныне жити в Астарахани не со многими людми, /л. 109/ и ты живи, а государевы воеводы тебя покоят во всем. А похошь куды из Астарахани ехати, и ты едешь государя нашего приказом, воля тебе во всем, не держит тебя в неволю нихто. И тебе иной город на что? Астарахань государя нашего веленьем - что твои же город, да ещо и лутчи: что (в рукописи: чте) тебе надобе, и государевы воеводы все тебе дают. А со мною что к государю нашему прикажешь, и яз то все государю своему скажю.

А нечто Исмаиль князь или иные мирзы учнут говорити, чтоб царь и великии князь казаком красти у них и грабити их не велел.

И Елизарью говорити. Государь наш ныне заповедь /л. 109об./ великую казаком учинил, чтоб улусом вашим лиха никак не делали. А которые казаки воровали, послов и гостеи грабили, и лошади у вас в улусех крали и людеи били, и государь наш тех казаков многих казнил, а иные от государя нашего опалы збежали в Азов и в Крым.

Да память Елизарью. Будучи ему у Исмаиля князя, розведывати себе таино, [288] как Исмаиль живет с мирзами, за кого ся люди имают, и кого себе вперед прочат? И как Исмаиль живет с крымским? О всем о том доведыватися подлинно. /л. 110/

А нечто Исмаиль князь или которые мирзы похотят ити ратью на царя и великого князя украины, и Елизарью о том царя и великого князя без вести не держати. А послати с теми вестми татарина служилово да вожа, которые с ним на то посланы. А нелзе будет татарина послати, ино послати полоненика, добыв. А одноконечно царя и великого князя без вести не учинити.

А нечто поидет крымской царь к Астарахани и ведомо то будет в Нагаех, и Елизарью говорити, чтоб Исмаиль князь на крымского сам пошел и искал бы над ним дела как пригоже. А в Астарахань бы к царя и великого князя воеводам весть послал, /л. 110об./ чтоб жили бережно.

Да память Елизарью. Будучи в Нагаех, пытати себе таино, есть (в рукописи: ест) ли князю и мирзам с крымским царем ныне ссылка о миру? И будет у них о миру ссылка есть, ино доведатися того подлинно, на чом у них слово. Да что отведает, и Елизарью то себе записывати да, приехав, сказати то царю и великому князю.

И о всем Елизарью делати дело царя и великого князя по царя и великого князя наказу и смотря по тамошнему делу как будет пригоже и как ево Бог вразумит. А царя и вели/л. 111/кого князя о всем без вести не держати, чтоб однолично царь и великии князь от него о всяких делех безвестен не был.

Да память Елизарью. Нечто, недошед нагаиских улусов, учинитца Елизарью весть про которое дело про крымское или про нагаиское о царя и великого князя украинах, или про Казань, или будет Исмаиля дополна не станет.

И Елизарью часа того с теми вестми прислати ко царю и великому князю татар, которые с ним посланы, и отписати с ними ко царю и великому князю о всех тех вестех подлинно. А будет /л. 111об./ великое дело, и Елизарью после того спустя день или два и иного татарина послати с теми ж вестми притчи для и вожа ему дати: любо первого на дорозе розгоняют и возмут, ино другои доедет.

А нечто в Нагаех (слово Нагаех написано над строкой) Елизарья взадержат. И Елизарью, будучи в Нагаех, посылати с вестми ко царю и великому князю тех татар, которые с ним на то посланы, чтоб однолично царь и великии князь безвестен не был. И о всем дело царя и великого князя делати по царя и великого князя наказу и посмотря по тамошнему (в рукописи слово тамошнему зачеркнуто) делу как будет пригоже и как ево Бог вразумит. А царя и великого /л. 112/ князя о всем без вести не держати.

А нечто у Исмаиля князя будут которые казанские люди беглые или присылкою, и Елизарью говорити Исмаилю князю, чтоб Исмаиль князь велел их побити перед ним или б ему их отдал. То его и правда ко царю и великому князю, что их побьет или выдаст.

Да память Елизарью. Будут в Нагаех Алклычевы княжие братья или дети, [289] которые прибежали ис Крыма, или иные которые князи и мирзы крымские, и Елизарью их звати ко царю и великому князю, а князю об них говорити, чтоб их отпустил. /л. 112об./

Тово ж году и декабря 25. Прислал ко царю и великому князю из Астарахани Иван Выродков Ибак царевича (в слове царевича буквы ц и р исправлены по ранее написанному). А взяли его казаки на Волге Митином с Ываном с Офонасьевым сыном Выродкова. А писал, что взяли его казаки на Волге.

И царь и великии князь велел Ибак царевича поставити на Рожественскои улице 40 на крестьянском дворе и корм ему велел давати.

Декабря 30. Велел царь и великии князь Ибак царевичю быти на дворе.

И того дни Ибак царевич у царя и великого князя /л. 113/ был. А царь и великии князь сидел в Столовои избе в брусянои.

А как царевич вшел в ызбу, и явил его царю и великому князю челом ударити казначеи Федор Сукин.

И царь и великии князь звал Ибак царевича карашеватца. И царевич, быв у корошеванья, отшед, челом ударил. И царь и великии князь велел царевичю сести да звал его ести.

И того дни Ибак царевич у царя и великого князя ел. А стол был в Столовой избе в брусянои.

А после стола царь и великии князь посылал Ибак царевича подчивати на подворье с меды Василья Яковлева (в слове Яковлева буква я исправлена по букве в) сына Волынсково. /л. 113об./

Того ж году майя 31. Прислал ко царю и великому князю из Астарахани Иван Выродков нагаисково Маметеи мирзу Юсуфова сына з Данилом Хохловым. А писал, что его взял на Волге Данило Хохлов.

И царь и великии князь велел его поставити на Литовском дворе 41 и корм ему велел давати.

Июня 5 в неделю. Велел царь и великии князь нагаискому Маметеи мирзе быти на дворе.

И того дни Маметеи мирза у царя и великого князя был.

А как Маметеи вшел в ызбу, и явил его царю и вели/л. 114/кому князю челом ударити казначеи Федор Сукин.

И царь и великии князь звал Маметея карошеватца. И Маметеи, быв у корошеванья, отшед, челом ударил. И царь и великии князь велел (в слове князь буква з и слово велел написаны по чищенному) Маметею сести да звал его ести.

И того дни Маметеи мирза у царя и великого князя ел. А стол был в Столовой избе в брусянои.

A лета (в слове лета буква л исправлена по букве п) 7070-го 42. Писал ко царю и великому князю из Нагаи Исмаиль князь с [290] послы своими, с Темирем да з Бекчюрою, чтобы царь и великии князь его пожаловал, прошенья его не оставил, отпустил бы /л. 114об./ племянника его Магметеи мирзу Юсуфова сына княжово.

И царь и великии князь по прошенью Исмаиля князя племянника его Магметея мирзу отпустил в Нагаи и з женами к Исмаилю князю с своим послом с Ыгнатьем Загрязским да с Ысмаилевыми послы с Темирем да з Бекчюрою. (Далее половина страницы без записи). /л. 115/

Того ж лета июня 14. Прислал ко царю и великому князю из Городка Шигалеи царь служилых татар Нагая Сююндюкова с таварищи да Юнусова человека Курманалея, да Исмаилева гонца Тягрибердея с таварищи, 3-х человек. А посылан Нагаи к Исмаилю князю з грамотою, а Курманалеи посылан к Исмаилю от Юнуса с Нагаем же вместе.

И царь и великии князь велел нагаиских гонцов поставити на Нагаиском дворе и корм им велел давати по указу.

Июня 18. Велел царь и великии князь нагаиским гонцом быти на дворе.

И того дни нагаиские (в слове нагаиские буква е исправлена по ранее написанному) гонцы у царя и великого князя были. /л. 115об./

А царь и великии князь сидел в Столовои избе в брусянои. А явил (в рукописи: вил) гонцов царю и великому князю челом ударити казначеи Хозяин Тютин. И гонцы Теребердеи с таварищи правил царю и великому князю от Исмаиля князя челобитье. Да подал грамоту.

И царь и великии князь велел у них грамоту взяти диаку своему Ивану Михаилову. А гонцов Теребердея с таварищи звал ести.

И того дни нагаиские (в рукописи: нагаиски) гонцы у царя и великого князя ели. А стол был в Столовой избе в брусянои.

Июня ж. Царь и великии князь приговорил (слово приговорил написано по чищенному) Асанова человека /л. 116/ Кошумова сына Кулчана отпустити. А с Кулчаном велел послати к Асану з братьею з грамотою станицу (в слове станицу буква и исправлена по ранее написанному) служилых татар Баигилдея Розгозина с таварищи.

А Исмаилева (в слове Исмаилева буквы Ис написаны по буквам по) человека Теребердея велел отпустити после в Казань. А ис (предлог ис вставлен в строку в промежуток между словами) Казани, велел ево отпустити в Астарахань, как будут ездоки. А из Астарахани велел ево отпустити в Нагаи к Исмаилю князю. А грамота с ним к Исмаилю не послана потому, отпущен к Исмаилю князю царя и великого князя посол Елизареи Мальцов.

И поехали с Москвы служилые татарове Баигилдеи с таварищи и Асанов человек Кулчан /л. 116об./ июля 30. [291]

А Теребердеи (слово Теребердеи написано по чищенному) с таварищи отпущен с Москвы в Казань на подводах августа 17 (буква з, обозначающая цифру 7, исправлена по букве д).

А се грамота Асан мирзе Кошумову з братьею с служилым татарином з Баигилдеем Розгозиным с таварищи.
Царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии слово. Асанак мирзе да Тиналеи мирзе, да Козелеи мирзе, да Досаи мирзе, да Салтангазы мирзе. Сказывали нам, что есте с Ысмаилем князем в недружбе учинилися. А бра/л.117/та деи вашего Арслан мирзу (в слове мирзу буква у исправлена по букве а) Исмаиль князь убил. А вы ныне, юртов своих отбыв, ходите без пристанища и похотите к себе нашего жалованья. И вы б поехали к нам со всеми своими людми, которые ныне с вами. А мы вам всем и вашим людем дадим место на украине в Мещере, где вам пригоже кочевати. И пожалуем вас великим своим жалованьем и устрои вам учиним, как вам мочно быти бескорбным. А лиха б есте от нас не боялись никоторого. Видя ваши незгоды, попаметовали есмя ваши прежние дружбы. Того для вам и вашим людем хотим помочь учинити, чтоб от ваших нуж вас избавити. И не хотя тое беды над вами слышати, как крым/л. 117об./скои над вашею братьею учинил 43, жалея о вас, того для сю свою грамоту к вам послал есми. И опричь жалованья нашего, слово иноко не будет. Писана на Москве лета 7067-го июля.

Августа 25 в пятницу. Прислал ко царю и великому князю из Городка Шигалеи царь служилых татар Кадыря Кудинова с таварищи да нагаиского татарина Исмаилева человека Сасыка. А писал, что идут ко царю и великому князю от (в предлоге от буква о исправлена по букве и) Исмаиля князя послы Амангилдеи с таварищи, всех 20 человек, а лошадеи с ними 60. /л. 118/

И царь и великии князь велел Исмаилевых гонцов поставити на Нагаиском дворе и корм им велел давати по (в предлоге по буква о исправлена по ранее написанному) указу.

Лета 7068-го сентября 4 44. Исмаилев посол Аманьгилдеи с таварищи к Москве пришли. И царь и великии князь велел их поставити на Нагаиском дворе и корм им велел давати по указу.

Сентября 5. Исмаилев посол Амангилдеи с таварищи был в дьячье избе 45 у дьяка у Ивана /л. 118об./ у Михаилова. И грамоту Исмаилеву (в слове Исмаилеву первая и написана по стертому слову взял) взял у него диак Иван Михаилов.

Сентября. Царь и великии князь Исмаилевы грамо… (в рукописи фраза на этом обрывается).
Всего крестьянства государю брату моему белому царю многом много поклон. Детеи моих дву сынов, которые в Крыме были, люди их же, изымав, свели [292] были. И ныне был, их там поимал же. А прибежал, а с ним людеи его человек с пятнатцать, слава Богу. И дотуды (в слове дотуды буква о исправлена по букве е) ль Девлеткиреи царь с нами был ратен, а ныне и достоль заратился, как сех послов /л. 119/ отпустил есми. И после их девети братов, головами учинив, лехким делом воиною в Крым послал есми. Та моя ратная посылка без урыву учнет ходити. Так бы еси ведал. А отеческое наше родство братья моя все при мне, все, пришедши, ноги мои обняли: мы деи в мало время от неразумья своего от тебя отстали есмя. И ныне деи до смерти до своеи ис твоего повеленья не выступим. Исуповых детеи мне к себе не имывать того для: толко мне их взять к себе, и тем моим племянником, которым от меня неотступным быти, шти братом и девети братом, вместе с ними не живать. Потому Юнуса к себе не емлю. И ты бы о том не покручинился, /л. 119об./ что яз его не возму. А Арслановы братьи не возму к себе, потому что они с крымским заодин. А Арслан мирза осенесь посылал в Крым посла. А приказывал: князь деи до смерти своеи от белово царя неотступен, а яз деи князя убью. Докудова то он делал, и Бог то над ним над самим учинил. И по тем речам Тиналеи мирзу яз к себе не возму. Опричь тех дву отцов детеи, все мое родство со мною заодин, и из моего слова не выступны. А мне и (союз и написан по стертому от) до своеи смерти опричь тебя брата нет и до смерти от тебя неотступлю. Умру яз, ино дети мои от тебя неотступны. Как мне веришь, так бы и детем моим (в слове моим первая буква м исправлена по ранее написанному) /л. 120/ верил еси. А астараханские люди нас с Ываном Выродковым ссаривают. И как мы похотим кочевати подле Волги, и они говорят: хотят деи за Волгу лесть да в Крым отоити. А как похотим ити на отца своего юрт на Яик, и они сказывают, будто мы в Ургенч (в слове Ургенчь буква е исправлена по букве н) хотим отоити. Астараханские (в слове Астараханские буква е исправлена по ранее написанному) люди Ивану Выродкову сказывают да нас ссорят (в рукописи: сорят). И ты б про то к астараханским людем приказал з грозою накрепко. А на Волге не зимую потому: как Волга станет, по леду перелезут люди мои да в Крым поидут, того для на Яике зимуем. Где я ни буду, блиско ли, далече (слог че исправлен по ранее написанному) ли, доколе яз и умру, а мысль моя с тобою. Тому слову моему верь. /л. 120об./ Зимовал бы на Волге, да блюдуся (в слове блюдуся буква л исправлена по ранее написанному) людеи своих того для: у иных отец там, а дети у меня, у иных отцы у меня, а дети там. Потому на Яике зимую. А крымская рать в ту пору не будет на Астарахань, доколе яз жив (в слове живъ буква ъ исправлена по букве у). А придет, и он здоров не отоидет от меня. Верь тому. Толко меня себе братом назовешь, и мы голодни и либивы, что ты прислал денег и запасу, то есмя меж себя розделили да тем и с улусы своими питаемся. А откуды (в слове откуды буква т исправлена по ранее написанному) получить неотколе ничево. Наперед сего ис Казани да из Астарахани кунь (слово куны исправлено по ранее написанному) нам шли, а ныне того нет. А [293] берегут меня самого деветь братов /л. 121/ да Салтанов сын Якшисаат (в слове Якшисаат выносная буква т написана по чищенному) мырза. И тем яз тово ж уделяю, что ты присылаешь денег и запасу (в слове запасу вторая а исправлена по ранее написанному). И ты б ныне на всяк год посылал ко мне запасу и денег и свыше того, что ко мне посылаешь. А людеи у нас ныне умножело - с кем нам делити (в слове делити буквы дел исправлены по буквам по), что ты присылаешь. А после девети братов Якшисаат мирзу хочю послать. Да будет что иное ис казны пришлешь, и ты бы болши прежнево прислал. Сех слуг своих держу у себя тем, что ты присылаешь. А те денги присылаи ко мне все с послы, которые к тебе поидут. Здоровья отведати послал есми к тебе доброво слугу Амангилдеи имилдеша. Кои час доидет, тотчас, не издержав, отпустил бы еси /л. 121 об./ судном. А про твое здоровье слышал есми у твоево человека у Кадыря, обвеселился есми. Толко похочешь Крыма воевать, чтоб до зимы водяным путем ити будет вам, а полем (в слове полем буква л исправлена по букве с) ити будет нам. И ты б часа того человека прислал. А мы тово слова от тебя ждем, стоим готовы. Толко нас увидя (в слове увидя буквы уви исправлены по ранее написанному) в поле, и тамошние деи наши улусы хотят отступити к нам, а те речи все будут на лето.

Сентября ж. Царь и великии князь велел (слово велел написано над строкой) Исмаилева человека Амангилдея с таварищи отпустить в (далее текст до конца листа выполнен по чищенному) Нагаи к Исмаилю князю. А послать с ним велел к Исмаилю князю грамоту (далее на строке стерто слово Володьку). /л. 122/

А поехал Исмаилев человек Амангилдеи с таварищи с Москвы сентября 23.

А се грамота к Исмаилю князю с его человеком Амангилдеем.
От царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии. Другу моему Исмаилю князю слово то. Прислал еси к нам человека своего Амангилдея з грамотою. И мы твою грамоту выслушали и оставити тебя от своеи любви не хотим, доколе, Бог даст, и живы будем. И ты б безлепичным речам ничьим не верил. Как есми свое слово молвил, по тому его и совершити хочю. А о крымском /л. 122об./ хочю мыслити гораздо, как над ним промышляти. И что будет моя мысль как тому делу быти, и яз тебе о том ведомо учиню. С твоим послом с Темирем, молвя, грамоту послал есми лета 7068-го сентября.

Того месяца 12-го дня прислал ко царю и великому князю Елизар Мальцов сына своего Володку з грамотою. Да с Володею ж прислал служилых татар Сенку Тутаева /л. 123/ с таварищи, 3-х человек. Да с Володею ж приехали Исмаилев человек Исмаиль Янгарыев с таварищи, 3 человеки.

А писал Елизар Мальцов, что идут ко царю и великому князю послы. От Исмаиля князя посол его Теребердеи наиман (слово наиман написано по чищенному) да человек его Бекчюра, от детеи [294] Исмаилевых идут послы: от Магмет мирзы человек его Чюра алчин, от Тинахмет мирзы Мелга имилдеш, от Урус мирзы Терек, и от иных мирз послы, всех их 30 человек, а лошадеи с ними 90.

И царь и великии князь велел нагаиских гонцов поставити на Нагаиском дворе и корм им велел давати по указу. /л. 123об./

А се грамота Елизара Мальцова с его сыном с Володею.
Государю царю и великому князю Ивану Васильевичю всеа Русии холоп твои Елизарец Мальцов челом бьет. Писал есми, государь, к тебе, ко государю, вести крымские с Сафатом с Ясановым июля 25. И того, государь, Сафата розгоняли татарове. И яз к тебе, государю, в другой писал те ж вести с Алсупою да с вожом с Кулсеитем августа 1. Да и про Нагаи есми, государь, писал же, что Исмаиль князь был болен и мало владел собою и люди, государь, его просили пошлин, как были, сказывают, при Едигее се. И Исмаиль то ж /л. 124/ говорил. Да и о тамге и о казанской пошлине и о астараханскои, что им, сказывают, шло со всех цареи. И яз, государь, им то отговаривал и встречал их речми по твоему государеву наказу. А Исмаил, государь, с люди не сможет, и дети его не слушают. И при людех, государь, Исмаиль князь то же говорит, что и люди, а ночи со мною говорит: Бога деля деи тому не потачь, того деи царю и великому князю не сказывай, лихо (в рукописи: люхо) деи мне, кое не могу, а буду деи здоров, и яз с лихими и з детми управлюсь. Ещо деи старово волка з болную собаку станут, и не над такими деи яз промышливал, а с теми деи, как Бог даст. А как, государь, обмогся, и он меня часа того (слова: часа того написаны над строкой) отпустил, а сам поехал был воевать /л. 124об./ Исуповых детеи да меня с собою взял. И шел до Аксарая до Алтын кешени да отпустил сына своего Тинахмата на них, а сам назад воротился. Яз деи ходил тебя для, чтоб хто тебя не ограбил, улусы деи наши мешаютца, в Крым хотят, а яз деи до века царя и великого князя, чтоб деи мне дал срок на весну, и яз бы деи пошол сам х Крыму воевати. А нагаи, государь, все пропали, немного их с Смаилем осталось да з детми, да и те в розни. Дети Исмаиля не слушают. А шесть братов, государь, Шихмамаевы дети на Яике, а с Смаилем не в миру. А Кошумовы дети Арсланова братья перевезлись Волгу на Крымскую /л. 125/ сторону 46 и з женами и з детми да в Крым пошли. А всех их шестьсот человек. И пошол был, государь, в Крым воевати Тахтар мирза, а с ним триста человек, Исмаиль его князь послал. И он, государь, Тиналея дошел на Дону да (в рукописи: до) лошади у Тиналея мирзы поимал, у Арслановы братьи. И Тиналеи, государь, сказывают, ходил за Тахтаром в погоню да половину своих лошадеи у Тахтара (слово Тахтара исправлено по ранее написанному Тиналея) отнял. А другую Тохтар угнал. Да прибежал, государь, Исмаилев человек ис Крыму, Карачюрою зовут, после Тинбаи мирзы и после Кутумова сына. А сказывает, что Кангулу князя царь убил и иных князеи, а Сюлеша деи не убил. И славу деи царь пущает, хочет ити на твою государеву украину. А сам деи блюдетца /л. 125об./ твоих государевых людеи, которые на [295] Дону и на Днепре. Да и нагаем, государь, не верит, никако деи ему никуды не бывать. А у турского деи, государь, на тобя всегды просит помочи, моеи деи мочи нет, жить от него не мочно. И салтан деи ему отказал: мне деи самому недосуг. А которых, государь, людеи прислал турскои салтан Азову на береженье, и яз к тебе, государю, писал те вести подлинно. А Исмаиль тебе, государю, приказывал и бил челом и з болшою женою, чтоб ты, государь, пожаловал, прислал к нему сына его Кулбая. Слух, государь, в Нагаех, что Кулбая мурзу взяли твои государевы люди на Дону, ис Крыму он утек, а в Нагаи /л. 126/ не бывал. А Смаиль, государь, отпущаючи меня к тебе, государю, говорил: до смерти деи есми холоп царя великого князя. Да бога деля бы деи царь князь великии князь Юнуса держал крепко, не отпущал ево меня для никуды. А боитца, государь, ево необычно и з детми. А улусные, государь, люди (в слове люди буква ю написана по чищенному) все Юнуса необычно (в слове необычно буква ы исправлена по букве а) любят и жадают: видать ли бы деи Юноса на юрте, ещо бы деи нагаи собрались отовселе к Юнусу. А опричь деи Юнуса юрта держати некому, а Исмаиль деи не юртнои человек, хочет один быть. Да и тот деи при старости. То, государь, улусных людеи слово. А сыну, государь, своему болшому, Магмет мирзе, нурадынство дал. А улусы, государь, у Исмаиля мешаютца, грозят ему, хотят /л. 126об./ в Крым бежать. И толко, государь, Исмаиль и дети его не поидут от Волги, и как лед станет, многие поидут в Крым. Исмаиль, государь, о том и со мною думал, хочет ити ранее на Карадуваньи 47 (слово Карадуваньи написано над строкой, возможно иное прочтение букв ваньи, исправленных по ранее написанному) к Сараичику. А Тиналеи (в рукописи: Тиналеи), государь, перевезся Волгу усть Керешки на Змеине камени, а нынеча, государь, на Дону, а в Крым деи, государь, не хочет ити. Да улусные люди, государь, о том с ним бранятца: тут деи нам пропасть, идем деи в Крым. И по ся места, государь, ещо не пошли. Да Смаиль же, государь, говорил: доселева (в слове доселева буква а исправлена по ранее написанному) деи у царя и великого князя там нихто не (в слове не буква е исправлена по ранее написанному) смел перевестися Волгу, а нынеча деи и вверху, где его люди стоят, тут Тиналеи перевезся, /л. 127/ три дни деи возился. И яз, государь, с теми вестми послал к тебе, государю, сына своего Володку да служилых татар. А Исуповы, государь, дети, Юнусовы братья Ибреим мирза, Ак мирза, Ель мирза волочатца на Таллыке у (предлог у исправлен по буквам ве) Шахматовых, государь. А всех, государь людеи с ними 300 человек, а нет, государь у них уж ничего.

Сентября 16 в суботу Елизареи Мальцов из Нагаи к Москве приехал. И сказывал царю и великому князю то ж, что в грамоте своеи писал.

Сентября 22 в пятницу Исмаилевы /л. 127об./ послы Темир (ср.: на л. 123 - Теребердеи) и Бекчюра к [296] Москве шли. И царь и великии князь велел их поставити на Нагаиском дворе и корм послом велел давати по указу.

Октября 3 велел царь и великии князь нагаиским послом Темирю да Бекчюре с таварищи быти на дворе.

И того дни нагаиские послы Темир и Бекчюра с таварищи у царя и великого князя были. А как вошли в ызбу, и явил их царю и великому князю челом ударити казначеи Федор Сукин. /л. 128/

И царь и великии князь звал послов карашеватца. И послы, быв у карашеванья, отшед, став на коленях, правили царю и великому князю от Исмаиля князя и от мурз челобитье, да подали грамоты.

Царь и великии князь велел у них грамоты взяти диаку Ивану Михаилову да звал послов ести и велел им ити на Казенной двор дожидатися стола.

И того дни нагаиские послы у царя и великого князя ели, а стол был в Столовой избе в брусянои.

А се грамота Исмаилева с его послом с Темирем. /л. 128об./
Всево хрестьянства государю брату моему белому царю от Исмаиля князя поклон. Мы здорово живем. А и ты бы на многие лета здоров был. После слово то. Ото всех людеи тебя для есми отстал. Изначалные наших четырех царев дети и нашего Отечества дети, братья наши, отстали от меня потому, что яз от тебя не отстал. А ныне крымскои и тебе, и мне недруг. И будет ныне ево воевати, дву сынов моих улусные люди оманкою в Крым отвели. И, сведав царево лихо к себе, один ко мне прибежал, а другой, едучи, на Дону твоим казаком попал, отвели деи ево к тебе, что он у тебя. /л. 129/ И он как бы к нам же приехал, тому велми порадовался есми. И ныне бы другу и недругу нас в укоре не учинил еси. Как сесь мои человек доедет (в слове доедет буква о исправлена по ранее написанному), тот бы час ко мне ево отпустил еси. А тому, что он у тобя, яз ся тому порадован. Знамя тому то: как сесь человек доедет до тебя, и ты ево отпустишь. А то мы дополна ведаем, что он там у вас. Однолично бы еси иноко не молыл. Толко тебе ево отпустити, и ты ево отпусти судном. А Волга и Яик оак в рукописи, по-видимому, хотел написать отца или то) мое, то отца моево юрт, потому что отец мои князь великии 48 на Яике, а другои отец же мне Нурадын мирза 49 на Волге, то ведаешь. И ныне Волга у тебя, как у нас же, потому что /л. 129об./ есмя в братстве. А братен живот з братом вопче бывает. Мы по хотенью мысли своеи, по делу смотря, иногды на Волге, а иногды на Яике живем. Где ни будем, а мысль наша у тебя. Астараханских лихих людеи словом нам лихую истому делает. А на усть Волги люди брата нашего белово царя, и то как наши ж люди. Потому есмя улусных людеи своих голодных и нужных там пооставили были. И Иван Выродков теми людми нашими нам владети не дает да тех людеи в ясак поворотил, с пахотных хлебом емлет, а с ловцов рыбою [297] емлет, а нам не дает. И услышат други /л. 130/ и недруги, да учнут говорити: ево же деи людми да ему ж владети не дает, добро ль то слышети твоему имени и моему имени, что не дает владети Иван Выродков? И будет то с твоево ведома, и ты в грамоте отпиши. Будет же не с твоево ведома, и ты меня к Ивану Выродкову с лаею прикажи, чтоб друг и недруг слышали, что то без с твоего ведома. Нас ты не видишь ли, что мы и день и ночь у Астарахани с астараханскими людми вместе живем да куряти одному есмя их недоточны, потому что они люди твои. Всем людем то ведомо. А ныне на Крым лехкою воиною Мамаи мирзина сына Якшисат мирзу отпущаю з братьею с его /л. 130об./ и с племянники. А даю ему полк свои. А наперед сего отпустил есми на Крым девети братов легкою ж воиною и зиме и лете беспрестани на Крым воиною учну посылати. А большои ход наш будет толды, коли мы меж себя срок учиним. А Шихмамаеву есми сыну Баи мирзе кекуватство дал и Яик есми велел беречи ему. А сыну своему Магмет мирзе нурадынство дал есми перед Елизаром и конь есми ево велел провести 50. Так бы еси ведал. А братству знамя то: умру яз, и ты сына моего, как и меня ж, смотри. И как тебе сына моего в мое место смотрити, и знамя тому то: коли яз был в мирзах, толды какова боярина /л. 131/ присылал еси ко мне, и ты ныне такова боярина присылаи к сыну моему к Магмет мирзе. А какова еси боярина посылывал ко князю, и ты такова ко мне присылаи. Однолично толко меня собе (далее на строке зачеркнуто слово: назовешь) братом назовешь, и ты к Магмет мирзе боярина пришли. А которово еси боярина ко мне прислал, и ты тово опять ко мне не посылаи, и ныне сущее Кадыша ко мне не посылаи, речи наши гораздо не согласуютца. А посол мои большой Темир - здоровья отведати, тово послал есми. А из базарских людеи Бекчюра, то казначеи мои. Что ты мне даешь денег годовое, и по то послал есми Бекчюру, годовые денги однолично бы еси прислал з Бекчюрою. /л. 131 об./ А то и сам ведаешь, что улусы голодни и нужны. Чтобы еси прислал запасу хлебного и платья много. И суды да двесте рублев денег без оскуденья прислал бы еси, и запасу на зиму. Обое то бы еси прислал з Бекчюрою. А посол мои Темир, и тебе боярина прикошевати к нему. Так бы еси ведал. А правда твоя и братство ко мне то, чтобы еси сего году двусот рублев и полутораста чети хлебного запасу и шубы и однорядки, не изоскудил еси, однолично (в рукописи слово однолично написано дважды) на всяк год суды к нам присылал еси. И тех судов назад у нас не имывали о сесь год и по ся места, которые суды /л. 132/ от тебя к нам приходили. И Иван Выродков тех судов нам не дает. И ныне которые суды пришлешь к нам, и ты в грамоте напиши, чтобы те суды (в рукописи : су) нам поотдавали. Что ни пришлешь, то в грамоте напиши однолично. Да прислал бы еси потали да бумаги писчие, да шафрану, да краски. А Юнус мирзу толко на се улусы выпустишь, и сему улусу не устроити, и нам будет в досаду. Есипов Офонасеи боярин нехудои у тебя холоп, к нам приезжает, а говорит: тебе деи друг. Да братью мою Токтар мирзу да дву братов его - Булат мирзу да Яубичень мирзу - на твоего и на своего недруга на крымсково [298] вои/л. 132об./ною послал есми. И ты б их гораздо чтил. А сех бы людеи моих отпустил еси санми, чтобы они сели (слово сели написано над строкой) в (предлог в вставлен в строку позднее) суды в Казани. Кулбаи мирза у тебя. Толко меня себе братом назовешь, и ты бы однолично на сеи осени отпустил ево в судне. А коли был здесь Иван Черемисинов, и тогды без нашего ведома ни один коннои человек за Волгу не переежживал. И как пришел Иван Выродков, по вся дни в Крым многие-многие улусы отходят. А ис Крыма приезжаючи, лошадеи отгоняют. И на воде в судех таких дел не бережет в Астарахань к Ивану Выродкову накрепко з грозою бы еси приказал, чтобы Волгу на/л. 133/крепко берег, людеи бы не перевозил, крепко з грозою прикажи. Хто похочет за Волгу перевестися или на сю сторону перевестися, и ты о том прикажи: безо княжова лцы (так в рукописи) ведома (в слове ведома буква о исправлена по ранее написанному), не вози никово. А яз ведаю (в рукописи: ведою) тех людеи, чьеи недружбе белому князю (в рукописи слово царю пропущено) и ко мне доити. А которые мои люди улусные голодом и нужею меня остали, и те как опочинут, будут ко мне, тех бы не уимал. О том бы еси приказал к Ивану Выродкову. А Кутум мирза брат был мне старешеи, и он не велике на (в рукописи над предлогом написана буква м, исправленная по ранее написанному) меня погневался да, шед, у Астарахани блиско стал был. И он ныне с нами помирился. И похочет он к нам ехати, и ты к Ивану /л. 133об./ прикажи, чтобы ему волю дал. Да от нас холопи и робы многие бегают, а Иван Выродков нам их не отдает, и ты и (союз и исправлен по ранее написанному) о том вели написати. Боярин те поминки, что ко мне посланы с Кадышем, два их завладели. А мне не дал. А что будет тебе ко мне прислати поминков, денег ли или что ни буди, твои бы люди то видели и посол бы мои Темир то видел же, что пошлешь. Да пришли кречат да ястреб 51. Чтобы еси Темиря и боярина и Бекчюру на весне, как лед проидет, в судне отпустил. У великого князя у белово царя прошу, что Юнус мирзы человек, Янаем зовут, чтобы /л. 134/ ево ко мне отпустил. Жена и дети ево есть, а ныне живут в убожестве. Хочет он у нас живет (в слове живет» буква «и» исправлена по ранее написанному), хочет к тебе поиди, для Бога отдаи ево, к тебе поидет.

И царь и великии князь Исмаилевы княжие грамоты слушал и приговорил Исмаилевых послов Темиря с таварищи и мирзиных людеи отпустити в Нагаи. А послати в Нагаи с нагаискими послы вместе к Исмаилю князю посла своего Петра Григорьева сына Совина, а с ним две станицы служилых татар Мамкея Девлечарова да Баигилдея Розго/л. 134об./зина с таварищи. А к Магмет мирзе к Исмаилеву сыну приговорил послати посолством Семена Мальцова сына Данилова сына да с ним станицу служилых татар Кадыря Кудинова с таварищи да вожеи.

Марта 28 в четверг велел царь и великии князь Исмаилевым послом Темирю и Магмед мирзину человеку Чюре алчину с таварищи (предлог с и первая буква слова таварищи исправлены по ранее написанному) быти на дворе. [299]

И того дни нагаиские послы Темир с таварищи на дворе были и ели. А стол /л. 135/ был в Столовой избе в брусянои.

А после стола царь и великии князь подал нагаиским (в слове нагаиским буква м исправлена по букве х) послом Темирю с таварищи по ковшу меду и отпустил их в Нагаи.

А поехали нагаиские послы Темир с таварищи и Петр Совин, и Семен Мальцов апреля 25.

А се речь к Исмаилю князю да грамота с послом с Петром Совиным.

Говорити от царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии Исмаилю князю Петру Григорьеву сыну Совину. /л. 135об./

Царь и великии князь Иван Васильевич всеа Русии тебе, другу своему Исмаилю князю, велел поклонитися (в слове поклонитися буква к исправлена по букве с).

Царь и великии князь велел тебя о здоровье вспросити, как тебя Бог милует?

Да явити поминки явные. А обослатися о том с Ысмаилем князем и память Исмаилю послати, что ему всего послано. И что Исмаиль поминков велит себе явити перед людми, и что велит принести к себе поминков наодине, и как прикажет Исмаиль, и по тому Петру /л. 136/ по тому Петру поминки ему и явити. А что велит себе принести наодине, и Петру то отдати ему наодине.

А после поминков грамота подати.

А после грамоты речь говорити.

Царь и великии князь велел тебе говорити. Писал еси к нам с своим послом Темирем и с своим человеком Бекчюрою, что крымскои нам недруг, и тебе недруг. И будет ево сево лета воевати, ино бы срок учинити да по сроку воевати. И на Днепр бы нам людеи своих послати, а на (в предлоге на буква а исправлена по ранее написанному) Дону бы наши люди были ж. А дву сынов твоих улусные /л. 136об./ люди в Крым отвели были. И они, послышев царево лихо, один к тебе прибежал, а о другом тебе ведома прямово нет. И будет (далее на строке зачеркнуто слово тебе) наши казаки сына твоего, на Дону взяв, к нам привели, и нам бы ево к тебе отпустити. А ныне еси сына своего Магмед мирзу нурадыном учинил, и нам бы к нему человека прислати. И тебя бы нам дружбою своею не забывати. А после бы тебя сына твоего Магмед мирзу по тому ж, как и тебя, смотрити. А ныне бы тебе денег и платья (слова и платья написаны дважды) прислати зань же ещо и ныне люди твои голодни и истому многую терпят. А которые люди твои голодные в Астарахани осталися, /л. 137/ и нам бы приказати Ивану Выродкову: как те люди похотят к тебе, и он бы им волю дал. И на Волге бы по перевозом велети нам Ивану береженье держати. А которые суды пошлем к тебе з запасом, и нам бы те суды велети тебе ж дати. Да и потали б и бумаги писчие, и шафрану, и краски к тебе [300] прислати. А Якшисаата мирзу (в слове мирзу буква у исправлена по ранее написанному) Мамаева сына и детеи своих послал еси на Крым, и нам бы то было ведомо. И те все твои речи в грамоте твоеи гораздо выслушали есмя. И твоего здоровья видети посла своего Петра Совина к тебе послал есми. И твоих послов Темиря и Бекчюру с таварищи с Петром вместе к тебе отпу/л. 137об./стил есми. А к сыну твоему Магмет мирзе тебя для посла своего Семена Мальцева послал есми.

Царь и великии князь велел тебе говорити. И мы ныне по тому, как еси к нам писал, посылаем на сеи весне на Днепр намесника своего черниговского Диака Ржевского со многими людми да Тягрибердеи мирзу кипчака, которои к нам приехал служити из Крыму. А велели есмя им с Днепра (в слове Днепра буква н исправлена по ранее написанному) крымскому царю недружбу делати, сколко им Бог поможет. А на Дон есми послал твоего для дела Истому Изволского со многими ж людми и с ствоими (так в рукописи) послы с Теми/л. 138/рем и з Бекчюрою. Приказал есми Истоме с очеи на очи накрепко. Поидешь ты, друг наш, сам на Крым или детеи своих и племянников с своими людми пошлешь, и мы тебе и детем твоим и племянником велели ему перевозы держати и помогати во всем. А в Черкасы есми в Пятигорские сее зимы (слово сее написано над строкой, а слог зи в слове зимы исправлен по ранее написанному) послал князя Дмитрея Вишневетцкого да черкасских князеи Амашика да Сибока (в слове Сибока буква о написана по стертой букве е) з братьею и многих своих людеи с ними послал. А велел есми им с Черкасскую сторону со всеми Черкасы крымскому недружбу делати и над Крымом промышляти, сколко мочно 52. А ты, друг наш, и сам ведаешь гораздо, толко тебе ныне над крымским не промышляти, /л. 138об./ и вперед от крымского которого добра ждати. И будет тебе возможно, и ты б над крымским сам промышлял. А будет ныне самому тебе за которым делом невозможно на Крым ити, и ты б одноконечно детеи своих и племянников всех со всеми своими людми послал Крыма воевати, чтоб нашим людем на Дону и на Днепре и в Черкасех небезлеп стояти. Зань же наши люди стрелцы тебя самово и детеи твоих и племянников ждут готовы на Дону, и с тобою или с ствоими (так в рукописи) детми и племянники вместе над крымским промышляют и недружбу делают, как им будет мочно. /л. 139/ А наша мысль, что тебе самому пригоже ити за Волгу на Крымскую сторону и стати тебе на усть Медведицы и с усть Медведицы детеи своих и племянников на Крым отпустити тово для: которые ваши люди ещо в Крыме остались, и те люди, послышев тебя, что ты сам стоишь на Медведице, все у тебя будут. А крымской (в слове крымской буква к исправлена по ранее написанному), послышев тебя, что ты сам идешь, а Вишневецкои с Черкасские стороны с Черкасы идет, а з Днепра рать же идет, и он против детеи твоих и племянников и наших людеи не станет же. И ты б однолично безо всякого [301] переводу сево лета над Крымом промышлял безотступно /л. 139об./ по тому, как есми к тебе свою мысль приказал. Зань же коли время настоит, тогды ево пригоже и делати. А коли время проидет, и тогды (в слове тогды буква ы исправлена по букве а) тово дела зделати будет немочно. А что еси писал к нам о денгах и о платье и о запасе, и мы к тебе денег и платья и запасу послали с своим послом с Петром. И суды есмя запасные велели ему тебе ж дати. А что еси писал к нам о своем сыне о Кулбаи мирзе, и мы про него посылали много проведывати и никак (в слове никак вторая к исправлена по ранее написанному) про нево не доведались (в слове доведались буква о написана по стертой букве е). А толко бы к нам приехал, и мы б ево с любовью приняли и, тебя б для пожаловав, часа того к те/л. 140)бе ево отпустили. А ныне о нем и сами скорбим, что, не слушая тебя, своею молодостью безлеп погиб.

Царь и великии князь велел тебе говорити. А что еси писал к нам, которые твои люди голодные остались в Астарахани, и нам бы приказати Ивану Выродкову: которые похотят к тебе ити, и тем бы дать воля. И мы приказали Ивану Выродкову накрепко. Которые твои люди похотят к тебе ити, и мы ему тех людеи велели отпускати к тебе безо всякого задержанья и на Волге по перевозом (в слове перевозом первая е исправлена по ранее написанному) велели есмя Ивану Выродкову держати сторожи /л. 140об./ крепкие, и дела твоего велели есмя ему беречи по твоему приказу, как тебе надобе. А как поидешь ты на Крым и детеи своих и племянников пошлешь, и мы ему велели перевоз держати готов. А ты б Ивана тогды без вести не держал, х которому дни тебе и детем твоим перевоз надобе. Да и потали есмя и бумаги писчие, и шафрану, и краски к тебе послали. Да писал еси к нам, что еси Якшисаат мирзу и детеи своих с людми на Крым послал. И к нам сее зимы приехали из Крыма наши казаки, Тафкеи Тимеев с товарищы. И сказывали нам, что (в слове что буква о исправлена по ранее написанному) Якшисаат мирза и дети твои приходили на /л. 141/ крымские татары (в рукописи: атары) и лошадеи много поимали. Ино то еси учинил гораздо, что недруга нашего и своего воюешь. И ты б и сево лета одноконечно над своим недругом над крымским безотступно промышлял по тому, как есмя к тебе свою мысль приказывал. А мы ныне по тому ж с свою сторону тем делом учнем промышляти безотступно. А сыну твоему Тинбаи мирзе и Якшисаат мирзе и Тиналеи мирзе за их службу жалованье свое есмя им послали. Да писал к нам Тинали мирза. Как поидут они с тобою Крыма воевати, и нам бы велети им давати из Астарахани по пятидесят стрелцов. И Асанак мирзину жену /л. 141об./ и з дочерью пожаловати бы нам, к ним отпустити. А как ты, друг наш, поидешь на Крым или детеи своих и племянников пошлешь, а надобны будет тебе стрелцы на крымскую воину или детем твоим, и ты бы велел имати из Астарахани у Ивана у (предлог у исправлен по букве в) Выродкова стрелцов по пятидесят человек. А мы к Ивану Выродкову о том [302] писали ж, как ты пришлешь к нему по стрелцы на крымскую воину, и мы ему стрелцов велели тебе и детем твоим дати пятдесят человек. А которые наши казаки и стрелцы на Дону, и ты б тех имал, сколко надобе. А мы Истоме Изволскому о том приказали ж накрепко. /л. 142/

А грамота послана к Исмаилю с Петром Совиным с речью слово в слово.


Комментарии

24. Хандыков юрт (ниже: Хандак) - идентифицировать не удалось.

25. Весной 1558 г. произошло очередное обострение отношений Исмаила с племянниками. Разгромленный Юнус явился в Астрахань и высказал желание поступить на службу к царю. Тот согласился, и 5 июня 1558 г. мирза прибыл в Москву (см. л. 71-76 об.). Он удостоился не только благосклонной аудиенции и жалованья, но и получил высокий статус: Иван IV «учинил его на государстве, на княжении нагайском, на отца его юрте и на его, по старине». Следовательно, при живом бие Исмаиле, верном союзнике российского монарха, Иван пошел на инвеституру еще одного ногайского правителя (по всей вероятности, в соответствии с привычной практикой посажения вассальных ханов). Правда, Исмаил не давал никаких поводов для его замены. 10 мая 1561 г. Юнус скончался в Москве и был увезен на захоронение в Сарайчук. Похоронная процессия была снаряжена с подобающей пышностью за счет казны (Летописец, с. 95, 147; ПСРЛ, т. 13, ч. 2, с. 299, 332).

26. Дата соответствует апрелю 1559 г. Порядковый номер года приведен по лунной хиджре. 966 год хиджры охватывает период с 14 октября 1558 г. по 2 октября 1559 г. юлианского календаря.

27. Дата соответствует 9 сентября 1558 г. 7067 год от СМ охватывает период с 1 сентября 1558 г. по 31 августа 1559 г. по РХ.

28. Чир - река в Ростовской и Волгоградской областях, правый приток Дона.

29. Во время междоусобной смуты середины 1550-х гг. два сына Исмаила, Динбай и Кутлугбай (Кулбай), вместе со своими улусами, отъехали в Крым. Возможно, они надеялись на родственный прием со стороны хана Девлет-Гирея, которому доводились двоюродными внучатыми племянниками по матери. Если так, то они жестоко просчитались. Динбай и Кутлугбай подверглись разграблению и едва унесли ноги из таврических степей. Последний по пути попал в плен к донским казакам. В конце-концов оба вернулись к отцу, приведя с собой из своих многочисленных подданных найманского эля толко пятнадцать человек.

30. Крым-шамхал - титул наследника шамхала (см. комм. 32 к книге 4).

31. Упоминаемые здесь названия являются уникальными свидетельствами (неофициальных?) наименований-обозначений золотоордынских столиц, которые к XVI в. уже лежали в развалинах. «Ак Сарай Узюбек-царя» (т.е. Белый Дворец хана Узбека) - это, по-видимому, Сарай ал-Джедид, основанный ханом Узбеком в 1330-х гг. Иногда этот город в литературе называется Сарай-Берке и Новым Сараем. В таком случае «Большие Сараи» (Улуг Сарай) - это прежняя столица Золотой Орды Сарай ал-Махруса (Сарай-Бату, Старый Сарай), основанная ханом Бату в начале 1250-х годов. О Сараях см.: Егоров, с. 112-117; Федоров-Давыдов.

32. Шесть братьев - мирзы Шихмамаевы, потомки Шейх-Мамая (бия приблизительно в 1540-1549 гг.).

33. Коськочев и Стрельчие горы - идентифицировать не удалось. Возможно, Коськочев и Колькечюв - это один и тот же перевоз у Девичьих гор.

34. Комышлей - точно идентифицировать не удалось. В Самарской области на реке Сок, правом притоке Волги, есть селение Камышла.

35. Услан - возможно, речь идет о Еруслане, реке в Самарской и Волгоградской областях, правом притоке Волги.

36. О выплатах из Казанского ханства в Ногайскую Орду см. комм. 60 к книге 4.

37. Дата соответствует октябрю 1558 г. 7067 год от СМ охватывает период с 1 сентября 1558 г. по 31 августа 1559 г. по РХ.

38. 7067 год от СМ соответствует периоду 1 сентября 1558 г. - 31 августа 1559 г. по РХ.

39. Керчь - город на западном берегу Керченского пролива. В период Крымского ханства небольшая крепость в составе Кафинского эялета (провинции) Османской империи. Описание Керчи того времени см.: Книга путешествия, с. 97, 98.

40. Рождественская улица в центре Москвы существует и поныне, идет от Охотного ряда к Рождественскому бульвару; получила название от Рождественского монастыря, к которому по ней в XVI в. шла дорога из Кремля.

41. О Литовском посольском дворе см. комм. 117 к книге 4.

42. 7070 год от СМ соответствует периоду 1 сентября 1561 г. - 31 августа 1562 г. по РХ.

43. Очевидно, имеется в виду разрыв хана Девлет-Гирея с его ногайскими союзниками – теми мирзами, которые переселились в Крым во время конфронтации с Исмаилом. После победоносного нападения на крымские владения русских войск по главе с Вишневецким и Адашевым в начале 1559 г. (см. комм. 34) хан, раздосадованный поражениями, «нагайских мурз у себя в Крыму побил многих» (Книга глаголемая, с. 144).

44. Дата соответствует 4 сентября 1559 г. 7068 год от СМ охватывает период с 1 сентября 1559 г. по 31 августа 1560 г. по РХ.

45. О Дьячьей избе см. комм. 126 к книге 4.

46. О Крымской стороне см. комм. 56 к книге 4.

47. Караду - идентифицировать не удалось.

48. Речь об Эдиге (о нем см. комм. 23 к книге 4).

49. Hyp ад-Дин - старший сын Эдиге; в начале XV в. состоял беклербеком при нескольких ханах Золотой Орды.

50. Проведение коня при назначении (избрании) государя, наследника престола или вассального правителя было традиционным для мусульманского Востока, в том числе для Золотой Орды (см.: Арапов).

51. Соколы, кречеты и ястребы, приученные к охоте на диких птиц и на мелких зверей, постоянно посылались из России правителям стран Востока в качестве даров (поминков). Торговля ими находилась в руках правительства; частные купцы не занимались ею, так как перевозка и содержание птиц в дороге было очень хлопотным и трудоемким делом (Фехнер, с. 62, 63).

52. В начале 1559 г. Д. И. Вишневецкий (о нем см. комм. 15) с пятью тысячами ратников был послан воевать крымцев на Дон. Под Азовом им был разгромлен крымский отряд. Одновременно из Москвы вышло войско окольничего Д. Ф. Адашева, который на судах вышел по Днепру в Черное море и разорил татарские улусы, высадившись в Крыму (Соловьев, с. 480).

Текст воспроизведен по изданию: Посольские книги по связям России с Ногайской Ордой. 1551-1561 гг. Казань. Татарское книжное издательство. 2006

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.