Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ЛЕТОПИСЕЦ РУССКИЙ

(МОСКОВСКАЯ ЛЕТОПИСЬ)

О отписке от воевод из Ываня города. Того же месяца писали к царю и великому князю с Ываня города князь Григорей Куракин да Иван Бутурлин, что Немцы из Ругодива на Иване городской посад стреляют из наряду, а они не смеют без царева государева веленья (вар.: ведома, Л. и Т.). И царь и великий князь послал жилца своего Ивана Михнева во Псков, а велел итти воевати в Немцы с Изборска (вар.: с Зборска, Л.) князю Григорию Темкину, да Богдану Сабурову, да с Вышегорода князю Григорию, голове Звенигороцкому, да Ушатому Чеглокову, да с Красного городка Фоме Третьякову, да Попадье Вышеславцову. И князь Григорей, по цареву и великого князя наказу (вар.: слову, Л.), сшедчися с товарыщи, воевали /л. 204/ в Ливонских немцах город Влех, город Резицу (вар.: Резицы, Л.) город Лужу, город (вар.: и город Л.) Чесвин (вар.: Чеспяки, Л., Часвани, Т.), села и волости многие, и полону поймали, и побили многих. И были воеводы в [86] земле четыри дни, и, как пошли из земли, и встретили их немцы конные нарядные и пешие (с) нарядом (вар.: с нарядом, Л.). И Божиим милосердием воеводы их всех побили на голову и наряд поймали, взяли четыре пушки и с зелием и с ядры. И прислали воеводы ко государю князь Григорей с товарыщи Ждана Вешнякова, да Ивана Михнева, да дватцать шесть немчинов и в доспесех, да четыре пушки со всем нарядом. А воеводы вышли со всеми людми, дал Бог, здорово и стали по своим местом. А на Ивань-город государь послал дьяка своего Шестака Воронина, а велел изо всего наряду стрелять в Ругодив.

О присылке от маистра Ливонского ко государю с челобитьем. Того ж месяца прислал маистр, и арцыбискуп, и бискуп, и вся земля ко царю и государю великому князю бити челом немчина Степана Лыстарева о опасной грамоте /л. 205/ на послы и чтобы государь пожаловал, велел рать свою уняти и дати покой, в вое время во всем (вар.: всем, Л.) перед государем исправитца. И царь и великий князь к маистру и ко всей земли отписал, что опасную послал наперед сего и им самим (вар.: сами, Л.) по той опасной быти и послов прислати за свои вины бити челом дорога чиста. И приехати и отехати и рать в то время уняти велел государь.

О приезде из Литвы Романа Олферьева. Месяца апреля приехал из Литвы от короля посланник царя и великого князя Роман Васильевич сын Олферьева (вар.: Олфреев, Л.). А посылал ево царь и великий князь с тем, как царевич Крымской воевал Литву, и король бы то собе розсудил, во многие лета кровь крестьянская льется от рук бусурманских; а дань Крымской царь всегда на короле емлет; и что в том прибыль, что крестьянство (вар.: христианство, Л.) от бусурман гинет. А царь и великий князь во многие лета со всеми послы и посланники /л. 206/ его напоминает, чтобы с ним похотел заедин стати о свободе крестьянской. И король к царю и великому князю отписал, что всякова покою христианского хочет и любо ему царя и великого князя присылка, а пришлет своих посланников вскоре, а с ними о всем подлинно прикажет, как ся у них тому делу делать. А Роман сказывал, велел ему с собою видется в Пречистой Моршалок Королев Остап Валович (вар.: Оставолович, Л.), а в другие костели воевода Виленский да тот же Остап. А говорили о (вар.: во, Л.) многих делех [87] государьских, что король их добре хочет вечным миром мирится и на Крымского заодин стояти, и выпрашивали о всем Романа, как ныне царь и великий князь с Крымским живет. И Роман сказывал, что Крымской царь посла государя нашего отпустил, и своего прислал, и писал ко царю и великому князю, что короля воевати учал; а царь бы и великий князь /л. 207/ с королем не мирился же; и для христианства царь и великий князь со царем миру не похотел и посла своего не послал, а послал Вишневецково на Днепр с своими людми и с казаки (вар.: казаками, Л.) и с стрелцы Крымскому недружбу делати и мстити кровь християнскую. Царевич Волынь воевал королеву, а на Волыни все живут крестьяне; то (вар.: по, Т.) Государя нашего правде и начало, что стоит о покое о християнском. И воевода (вар.: воеводы, Л.) и Остап Моршалок говорили, что королю то добре любо, и посылает король о всем (вар.: нем, Л.) своих посланников к царю и великому князю.

О отписке с Ываня города от воевод. Того ж месяца писали с Ываня города воеводы, что из Ругодива безпрестани стреляют на Иван город и людей убивают многих. И посылали в Ругодив с ызветом, что через опасную грамоту стреляют и роздор делают, а сами сроку упросили на две недели, а все (вар.: всю, Л.) две недели из наряду стреляют и людей убивают. И немцы отказали: князь де стреляет, нам деи его не уняти. И царь и великий /л. 208/ князь писал к воеводам и к дьяку, к Шестакову к Воронину, а велел стреляти изо всего наряду по Ругодиву, а по иным по всем Украйным воевати не велел. И стреляли неделю изо всего наряду из прямо того (вар.: и с прямого, Л.) бою, из верхнево, камеными ядры и огнеными, и нужу им учиняли великую, и людей побили многих. И в великую суботу выехали к ним Рогодивские посадники и били челом воеводам, чтобы им государь милость показал, вины отдал и взял в свое имя; а за князца они не стоят: воровал к своей голове; а от маистра они и ото всей земли Ливонской отстали, чтобы им освободили ко государю ехати; а воеводам в то время заклад дадут иных людей. И воеводы князь Григорей Андреевич Куракин да Иван Андреевич Бутурлин да дьяк Шестак Воронин прислали с тем Богдана Ржаникова (вар.: Русанинова, Л.) что Ругодивцы государю бьют челом, и даются во всю свою /л. 209/ государеву волю, и послали (вар.: послали посланника, Л.) ко государю [88] бити челом ратманы, и посадники, и бурмистры, и полатники свою братью посадников Якима Кромыша да Захара Вандина с товарищи, а на Иване городе посадили в закладе у воевод полатников своих лучших людей Ивана Белого (вар.: Бела вода, Л.) да Ашпира (вар.: Ашнира, Л.) Чермного, что им в то время, на чом их государь пожалует, а им в то время с маистром не ссылатца и помочи собе не искати, а быти им в воле государеве.

О посылке воевод на Ивань-город. И царь и великий князь по тем вестем посла на Ивань город воевод своих боярина Алексия Даниловича Басманова да воеводу Данила Федоровича Адашева, а с ними велел быти детям боярским, новогородцем Вотцские пятины; да послал с ними же голов стрелецких Тимофея Тетерина да Андрея Кошкарова, а стрелцов с обема послал пятьсот человек. И толко Ругодивцы не солжут (вар.: солгут, Л.), и царь и великий князь /л. 210/ Алексею и Данилу велел бити в Ругодиве; а солжут, им и (вар.: и им, Л.) государь велел делом своим земским промышляти, сколико милосердый Бог поможет. И мая в 1 день, Яким и Захар к Москве приехали. И царь и великий князь велел околничему своему Алексею Федоровичу Адашеву да дьяку своему Ивану Михайлову ругодивским посадником Якиму да Захару быти у себя и выпросити их челобитье, что их (вар.: что их челобитье, Л.) и какова государева жалованья хотят на себе видети. И Яким и Захар били челом сперва о том, чтобы им от маистра не отстати, а государь их чем пожалует, и они государю тем челом бьют. И Алексей и Иван то им отмолыли, что они через опасную грамоту стреляли на государев город и по людем и сами за свою нужу били челом, что от маистра отстали (вар.: отстав, Л.) и хотели быти во всей воле государеве. И ныне /л. 211/ воля государеву выдати вам князьца с Вышегорода и городок (вар.: город, Л.) вам Вышегород здати государя нашего воеводам, а вас Государь пожалует, из домов из ваших не розведет и старины вашей и торгу у вас не порушит. А владеют царя государя воеводы Вышегородом, и Ругодивом, и всеми землями Ругодивскими, как маистр и князец у вас владели, а инако тому делу не бывати. И Яким и Захар добили челом на всем на том государю. И царь и великий князь велел им у собя быти и били челом государю о том, чтобы их государь взял в свое имя, [89] Вышгород, и Ругодив, в всю землю Ругодивскую, а о князце государь как пожалует, к себе ли его велит взяти или пожалует его, велит выпустити. И царь и ведши князь Ругодивцов, ратманов, и посадников, и бурмистров, и полатников, и всю землю Ливонскую (вар.: Ругодивскую, Л.) пожаловал, взял в свое имя и на том дал свою жалованную грамоту, какову (вар.: каковы, Л.) быти в /л. 212/ ним государеву жалованью. А Яким и Захар за всю землю Ругодивскую государю крест целовали, что им служити государю, и городы здати, и иного государя не искати мимо царя и великого князя и детей его. И царь и великий князь их пожаловал, отпустил на Иван-город с Федором с Писемским, а к воеводам писал, чтобы его жалованье и земле сказали Ругодивской, на чом государь их пожаловал, и от маистра их велел беречи.

О отписке с Ывани-города Данила Адашева. И того ж меcяца писал с Иваня города Дан идо Адашев, что он посылал в Ругодив сказати государьское жалованье, что их государь, по их челобитью, пожаловал, и от маистра беречи велел. И пришли с Ругодива от посадников ратман Ромашко сам пять с товарищи: о том деи мы не посылывали, что нам от маистра отстал; и Данило их до Якима и до Захара с /л. 213/ Ываня-города не отпустил; приехав Яким и Захар с ними договор учинять.

О отписке с Ываня-города Алексея Басманова. Того ж месяца писали с Ываня города боярин Алексей Данилович Басманов с товарыщи, с Андрюшкою с Зачесдомским: стояли от воевод сторожи за Ругодивом по Колыванской дороге, и подстерегли многих людей, и по Колыванской дороге идут с снарядом многие люди конные и пещие в Ругодив. И Алексей с товарищи отпустил (вар.: и воеводы послали, Л.) за реку (вар.: отпустили за реку, с иных городов к ним пришли, Т.) воевод Афонасия Михайлова сына Бутурлина, да Паука (вар.: дьяка, Т.) Заболоцково, да Ивана Шарапова сына Замыцкого, да голов стрелецких Тимофея и Андрея, чтобы сторожей истоптати не дати и отвести бы (вар.: отвести бы им, Л.) сторожей к собе за реку. И воеводы (вар.: Афонасей с товарищи, Л.), ответчи сторожей за реку, возятся на Иван-городскую сторону и учали возится ниже Ругодива на пять верст. А немцы наряд весь в Ругоднв отпустили, а сами конные и пешие пришли к перевозу на Офонасия /л. 214/ с товарыщи; а всего осталося на их стороне, которые не успели (вар.: поспели, Л.) перевестися, человек со ста, а немец пришло [90] на них человек с тысячю и коных и пеших. И Бог милосердие свое показал, побили немец многих и гоняли пять верст по самой Ругодив, а взяли у них тритцать трех человек. И языки воеводам сказывали, что ругодивцы царю и великому князю изменили и царю и великому князю Якима и Захара послали, а к маистру тот же час послали (вар.: а послов царю и великому князю Якима и Захара, послом к маистру тотчас, Л.), чтобы их не выдавал (вар.: выдал, Л.). И маистр прислал князца Колыванского да другово Веля некого, а с ними (вар.: ним, Л.) тысяча человек конных, да пеших с пищальми сем сот чело-век, да с снарядом. Люди и ругодивцы промеж собою и крест целовали, что им царю и великому князю не здатца.

О присылке с Иваня-города с сеунчом от воевод. Месяца того же и дни прислали из Ругодива воеводы, боярин Алексей Данилович (вар.: боярина Алексея Даниловича Плещеева, Басманов с товарищи, Л.) и Данило Федорович с товарыщи, Андрея Ивановича Сабурова, да князя Ивана Петровича Охлябинина (вар.: охлебина, Л.), да голову /л. 215/ стрелецкого Андрея Кашкарова с сеунчом возвестити величие Божие, как милосердый Бог показал милость свою государю нашему над Ругодивом и с Вышегородом и сказывали от воевод государю Андрей с товарыщи.

Взятие Ругодивское. Мая в 11 день, в среду, загорелося в Ругодиве и почало горети во многих местех. И воеводы к ним послали, на чом били челом государю, чтобы на том слове стоили, и государю добили челом, и их в город пустили. И немцы отказали: на чом за них Яким и Захар крест целовали, того не нохотели учинити. И воеводы к городу приступали со всеми людми: в Руские ворота велели приступати головам стрелецким Тимофею да Андрею с стрелцы, а в Колыванские — воевода Иван Андреевич Бутурлин да с ним головы с детми с боярскими. И немцы билися с ними жестоко. И головы стрелецкие ворота у них те взяли и на горок (вар.: город, Л.) взошли, и в те ворота /л. 216/ вошли Алексей и Данило, а в Колыванские Иван Бутурлин, и немец побили многих. И собралися все в Вышгород. И к Вышгороду воеводы приступали до вечера (вар.: пришли и до вечера, Л.7) со всех сторон и из норяду с Иваня-города и из Ругодива из их же наряду стреляли по Вышегороду. И прислали немцы бити челом, чтобы воеводы пожаловали, их князца выпустили с прибыльными людми. И воеводы князца и [91] немец выпустили, а Вышегород и Ругодив, Божиим милосердием и царя и великого князя государя нашего у Бога прошением и правдою его, взяли и со всем нарядом, пушек болших и менших 230, и с пищалми, и животы с немецкими (вар.: а пушек ваяли больших и малых 230, Л.). А (вар.: А, Л.) черные люди все добили челом и правду государю дали, что им быти в холопех у царя и великого князя и у его детей во веки.

Чюдо ото образа Николина. А загорелся, сказывают, ород: варил немчин пива, да исколол Николы чюдотворца образ, да /л. 217/ тем огонь подгнечал. И исшел пламень и пожег всех (вар.: все Л.) домы. А как воеводы взяли ворота и в город вошли, и увидели, на великом пламени образ Пречистые лежит лйцом на огонь, и образ взяли ничем неврежен (вар.: невредим, Л.), а в другом месте нашли образ Никодин Чюдотворца. И от того времени, как образы понашли (вар.: понашли, Л.) огонь учал тишать. И (вар.: и немец многих побили, и иные немцы, Л.) немцы в Вышегород побежали (вар.: поутекали, Л.) побиты. И взять бысть Ругодив на Обновдение Царя-града и на память святого мученика Мокея, в среду на пятой недели по Пасце. И царь и великий князь, о сем Богу хвалу воздав (вар.: воздал, Л.), прииде в церковь в Пречистую Соборную и Пречистой Богоматери и великим чюдотворцом молебная сотворил о таковом (вар.: такове, Л.), неизреченном даре и чюдесе Христа Бога нашего, и Пречистые его Богоматере, и великих чюдотворцов.

Освящение града Ругодива. А в Ругодив государь послати велел архиепископу Ноугороцкому архимарита Юрьевского и /л. 218/ протопопа Софейского, а велел город освящати во имя Божие, Святые Живоначальные Троицы, Отца и Сына и Святого Духа, и церковь в Вышгороде воздвигнути Воскресение Христа Бога нашего, а в Ругодиве храм Пречистые Одигитрея соборную и иные храмы ставити, и со кресты по городу и кругом (вар.: круг, Л.) города ходити, и обновити от веры латинские и люторовы, и утвердити в вере непорочной християнской православной.

О жаловании государьском к воеводам. А к воеводам и ко всем детем боярским послал с своим жалованием, а черных людей пожаловал, велел им жити по своим (вар.: своим местам, Л.) и полон Ругодивской отпустити велел, сыскав, которой был еще нероспродан по иным землям. [92]

О отписке от Вишневецкого с Ываном с Мячковым. Того ж месяца прислал князь Дмитрей Иванович Вишневецкой с Днепра к царю и великому князю жильца государева Ивана Мячнова, а писал с ним, что приходил к Перекопи и сторожей побил за шесть верст от /л. 219/ Перекопи; а люди ему встречю Крымские не бывал ни один человек; а стоял, и ночевал, и на завтрея до половины дня за десять верст от Перевопи; и пошол ко Днепру на Товянской перевоз ниже Ислам Кирмени полтретятцать (вар.: пол 30, Л.) верст и на перевозе стоял три дни; а Крымцы к нему не бывали и не явливалися, а сказывают, царь Крымской со всеми людми в осаде был; и пришол на Хортицкой остров, дал Бог со всеми людми здорово, и тут дождался Дияка Ржевского с суды, и встретил Дияка выше порогов, и кош с запасы оставил выше порогов на Монастырском (вар.: Мастырским, Л.) острову; а детей боярских перебрав, которые потомилися, отпустил к царю и великому князю с Онофреем Лашитцким, а у себя оставил немногих людей, детей боярских, да казаков, и стрелцов; а сам пошол летовати в Ыслам Кирмень и приходити на Крымского улусы за Перекоп /л. 220/ и под Ковлец хочет, сколко ему Бог поможет; а на Днепре улусов не застал, потому что король послал ко царю в Крым весть, что царь и великий князь послал рать на его улусы; и царь Крымской улусы все за Перекоп забил, а сам в осаде был. Анофрей Лашитцкой пришел ко царю и великому князю со всеми людми, дал Бог, здорово.

О посылке к Вишневецкому Никиты Карпова. И царь и великий князь послал ко князю Дмитрею Ивановичю Никиту Алексеева сына Карпова и к головам, Игнатию Заболоцкому и Ширяю Кобякову, Дияку Ржевскому, Ондрею Щепотеву, с своим жалованием, с золотыми. А князю Дмитрею, а с ним Игнатью Заболоцкому велел к собе ехати, а оставити велел на Днепре Ширая Кобякова, да Дьяка Ржевского да Андрея Щепотева, в коем месте пригоже, а с ними детей боярских немного да стрелцов; а с казаки государь велел оставити Данила Чюлкова /л. 221/ да Юрья Булгакова, помысля государь собе: хочет своим делом промышляти, как ему милосердый Бог поможет.

О послах от маистра Ливонского. Того же месяца пришли от маистра Ливонского и от бискупа Юрьевского к царю и [93] великому князю послы Федор Ферштир бертрех (вар.: Ферштер, Бетрех, Л., Ферштенберг, Т.) брат маистров, да Клаус, да Симон (вар.: Клауда Симон, Л.), да Мелхер, а Бискуповы Архимандртрист (вар.: архимандрит, Л.) Юрьевской Вельв, да Ганус Иван, да Влас Бека. И Клаус и архимандрит на дороге померли. А Федор с товарищи у царя и государя были и били челом государю, чтобы их посольства выслушати велел. И царь государь велел выслушати околничему своему Алексею Федоровичю Адашеву да дьяку Ивану Михайлову посольства их (вар.: посольства их выслушал, Л.). И били челом послы, что земля воевана, а дани им платитити немочно, нечим, чтобы государь пожаловал, дани имати (вар.: взять, Л.) на них не велел, а в иных данех вперед исправитца. И царь и великий князь велел послом /л. 222/ ответ учинить: царь и государь было их пожаловал и опас на (вар.: и опасна, Л.) послов дал, и Государь их после опасу воевати не велел; и они после опасу из Ругодива две недели стреляли (вар.: из пушек и из пищалей стреляли, Л.) по Ивану-городу и людей убивали; и царь и великий князь по Ругодиву стреляти, промышляти над ними велел, и (вар.: и государю, Л.) Бог милосердие свое послал: Ругодив воеводы взяли; и велел государь над ыными (вар.: над ними, Л.) городы промышляти, и сколько Бог поможет; а верити у них нечему: на чем правду дают, в том во всем лжут; и будет похочет маистр и, (вар.: и бискуп, Л.) он бы был сам да и бискуп, сами (вар.: и они б сами были, сами..., Л.) за свои вины били челом и дань положили и на всю свою землю. И отпустил государь послов безделных.

О посылке к Сыренску воевод (вар.: о взятье немецкого города Сыренска, Л.2). Того ж месяца велел государь из Ругодива итти в Сыренску воеводам своим, Данилу Федоровичю Адашеву, да Павлу Петровичю Заболотцкому /л. 223/, да Ивану Шарапову Замыцскому, да дьяку Шестаку (вар.: Шестакову, Л.) Воронину, с снарядом к Сыренску городу. И пришли к Данилу с товарыщи головы из Новагорода с людми Борис (вар.: Борис Степанович, Л.) Колычев да Василей Разладин Квашнин и пошли из Ругодива к Сыренску (вар.: Сыренску ж, Л.).

О приходе к Сыренску городу. Того же месяца майя, в 25 день, Данило Федорович Адашев с товарыщи пришел к Сыренску за пять верст на Скамию (вар.: Скаюм, рукопись № 1.) июня во вторый день (вар.: и пришли к Сыренску мая в 25 день и стали на Скайме, не доходя городя Сыренска пять верст, Л.). И по [94] государеву наказу к боярам во Псков (вар.: послали во Псков бояром, Л.) послал, а в Новгород ко князю Федору Троекурову, чтобы (вар.: что, Л.) они с людми и с снарядом к Сыренску (вар.: пошли к Сыренску, Л.) за пять верст (вар.: а стали не доходя Сыренска за пять верст, Л.) пришол, а (вар.: и, Л.) они бы, по государеву наказу, к Сыренску шли (вар.: ли к Сыренску в, Л.).

Приезд ко царю от воевод из Сыренска с сеунчом. Того же (вар.: и, Л.) месяца июня приехали ко царю и государю от воевод из Сыренска с сеунчем (вар.: из Сыренска с сеунчем от воевод, Л.); от князя Федора Троекурова и от Данила Адашева с товарыщи, голова стрелецкой Тимофей Тетерин да Бархат Плещеев, что Божиим милосердием город Сыренск взяли. Как пришел Данило с товарыщи за пять верст от Сыренска (вар.: пришли воеводы на Скаймью не сходя с Сыренска пять верст, Л.) на Скамию, и отпустил оттоле (вар.: и оттуда отпустили, Л.) воеводу Павла Заболоцково /л. 224/ да голову Ждана Вешнякого (вар.: Вешнякова, Л.), а приговорил (вар.: велели им засечи, Л.) Данило дороги от Колывани и от Риги позасечи для маистрова приходу. И Павел и Ждан дороги иззасекли и поставили по засекам голов с детми боярскими (вар.: и детей боярских Л.) и князей Казанских, и Острова и Бурнаша с товарыщи. И Данило к городу к Сыренску пришол (вар.: и пришли воеводы к Сыренску, Л.) и наряд из судов выняли и туры поставили. Из (вар.: а с, Л.) города из норяду изо много учали стреляти (вар.: учали; стреляти из многова наряду, Л.), а воеводы по городу (вар.: воеводы велели до городу бити из наряду, Л.) июня 5 в неделю (вар.: в 5 день в неделю всех святых, Л.). Отпустил (вар.: и послали воеводы, Л.) Данило с другую сторону туры ставити воеводу Ивана (вар.: Ивана Шарапова Л.) Замытцкого, да голов Григория Панина Сабурова да голову стрелецково Тимофея Тетерина, да царя и великого князя дьяка Шестака Воронина, да голов Афонасья Новокрещенова да Богдана Ржаникова. И туры круг города изставили и наряд по всем туром розставили, а (вар.: и, Л.) стрелцов с пищальми пред турами в закопех поставили. И учали по городу стреляти (вар.: бити Л.) изо всего наряду /л. 225/ из пищалей по вокном (вар.: и стрельцы учали из пищалей стреляти по окном, Л.). И того же дни из Новагорода пришел (вар.: пришел из Нова-города, Л.) воевода князь Федор Иванович Троекуров, а с ним поспели немногие люди. Князец (вар.: июня в 6 день князец..., Л.) Сыренской воеводам [95] добили (вар.: добил, Л.) челом, из города (вар.: и из города, Л.) выпросился не со многими людми, а животы ево, и доспехи, и наряд весь городовой воеводы поимали. А князца выпустили, обыскав, безо всякого живота. А которые немцы отстали (вар.: осталось, Л.), те все били челом и в холопстве учинилися царю (вар.: царю государю, Л.) и великому князю. А черные люди, Латыши и Баты и Чюхны, изо всего Сыренского уезду государю приложилися и правду дали (вар.: дали, что, Л.) неотступным им быти от государя и до века. А уезду Сыренского вдоль шездесят верст, а поперег инде пятдесят (вар.: пятдесят верст, Л.), а ин (вар.: инда, Л.) сорок. И Чюцкое озеро все очистил Бог (вар.: стало в государеве земле царя и великого князя, Л.) и Нерова река от верху и до моря царю и государю великому князю. И о сем царь (вар.: царь государь, Л.) и великий князь благодарение (вар.: хвалу Богу, Л.) воздал /л. 226/ и молебны велел пети и с звоном (вар.: повеле молебны пети с земением, Л.). А воеводам (вар.: к воеводам, Л.) послал с своим с золотым столника своево Григорья Колычева, и храмы в Сыренску православное велел воздвигнуть во имя Живоначальные Троицы, а придел Николы чюдотворца, а другой Иларион великих, на которой день Бог град поручил (вар.: стольника своего Григорья Колычева с своим жалованиеи с золотыми, а в Сыренску велел воздвигнути церкви во имя Живоначальные Троицы, придел Николы Чудотворца и преподобного Илариона Нового Игумена Далиацкого, на которой ему Бог град поручил, Л.). А воеводам велел итти ко Пскову и сниматися с бояры и воеводами, со князем Петром Ивановичем Шуйским и со князем Андреем Михайловичем Курбским, и промышляти над иными городы Немецкими. А в Сыренску государь велел оставити Павла Заболоцкого да Ждана Вешнякова, а с ними детей боярских да стрелцов, и нарядом и всеми крепостьми устроити государь велел.

О приезде ко царю и великому князю Юнуса князя Нагайского. Того ж месяца приехал ко царю и великому князю Юнус князь Нагайской (вар.: Ногайской князь Юнус, Юсуфов сын княжой, Л.) бити челом, чтобы его государь пожаловал, промыслил им и учинил его на государстве, на княжении /л. 227/ Нагайском, на отца его Юрте (вар.: юртенке, Л.) и на его, по старому.

О присылке из Ругодива от Алексея Басманова. Того ж месяца прислали (вар.: прислана к государю царю великому князю, Л.) из Ругодива боярин и намесник Алексей [96] Данилович Басманов да воевода Иван Ондреевич Бутурлин Карпа-Языкова да Григорья Мякинина из городка из Адежа: царю и государю добили челом и город здали (вар.: что Аденского городка немецкие люди царю и государю добили челом, и городок Адея здали, Л.). И воеводы послали (вар.: послали в Адееж, Л.) голов, Дмитрия Пушкина, да Дружину Караулова, да Мамыша Ододурова, да Истому Блаженкова, а с ними детей боярских и стрелцов. И головы к городу выехали, и устроили к городу наряд изставили, и запасы и наряды (вар.: в город ехали, к наряд и запас в городе переписали, Л.) переписали, и в городе оставили (вар.: к оставили в городе в Адежи, Л.) Дружину Караулова, а с ними (вар.: и с ним, Л.) детей боярских, и стрелцов. А черные люди многие приложились и Ракоборских волостей, которые (вар.: к которые, Л.) тут блиско.

Преставися царевна Евдокея. Тово ж /л. 228/ месяца, по грехом нашим, не стало царевны Евдокеи, дщери царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии, и того ж дни похоронена у Вознесения в монастыре у родителей царьских; а не стало ее дву годов и получетверта месяца (вар.: преставись дщерь царя государя великого князя Ивана Васильевича всея России царевна Евдокея, и того ж дня ее и схоронили в монастыре у Вознесения у родителей царских, а жила два года и полчетверта мисяца, Л.).

О посланнике из Литвы от короля Жигимонта. Того ж месяца пришли ко царю (вар.: царю государю Л.) и великому князю от короля Жигимонта Августа Литовского (вар.: от Литовского короля Жигимонта Августуса, Л.) посланники Ян Юрьевич Волчков, конюшей Виленской, да писарь Лука Харабурда (вар.: Горобурда, Л.0), а говорили от короля царю и великому князю, чтобы им быти в одиначестве против неверных царей бусурманских о свободе о христианской. И царь и великий князь Иван Васильевич всеа Русии, выслушав их посольства, к королю отпустил, и о любви и одиначестве на татар приказал (вар.: к королю приказал, Л.), и опасную на великих послов его посланником дал (вар.: тем посланником на больших послов дал, Л.).

О послании царя и великого князя в немцы к боярину князю Петру Ивановичю. Того ж месяца послал государь в немцы к боярину ко князю Петру Ивановичю (вар.: Петру Ивановичу Шуйскому) боярина князя /л. 229/ Василья Семеновича Серебреного, а велел быти (вар.: быть воеводаи, Л.) на пять полков: в Большом полку князь (вар.: боярин князь, Л.) Петр Иванович Шуйской да воевода [97] князь Федор Иванович Троекуров, да в Большом же со князем Петром Ивановичем воевода Андрей Иванович Шеин; в Передовом полку боярин князь Андрей Михайлович Курбской, Данило (вар.: да воевода Данило, Л.) Федорович Адашев, к правой руке боярин князь Василей Семенович Серебреной да Богдан Юрьев сын Сабурова, а в левой руке князь Петр Щепин-Оболенской да Василей Васильев сын Розладин-Квашнин; в Сторожевом полку князь Григорей Иванович Темкин да князь Григорей Голова-Звенигороцкой; а велел им итти к Нову-городку немецкому, и к Костру, и к Юрьеву, и промышляти, сколько милосердый Бог поможет.

О взятии Нова-городка. Месяца июля в 6 день, прислали к царю и великому князю бояре и воеводы /л. 230/ князь Петр Ивановичь Шуйской (вар.: Шуйской с товарищи, Л.) да князь Ондрей Михайлович Курбской и все воеводы князя Богдана Ромодановского, да Елизара Ржевского, да Федора Соловцова, что, Божиим милосердием, воеводы Новгородок взяли. А стояли под ним три недели, и билися немцы добре жестоко и сидели на смерть. И воеводы велели головам стрелецким Тимофею Тетерину да Андрею Кашкарову туры поставити блиско города и наряд подвинути (вар.: подвигнути, Л.) к городу, и из норяду збили стрелню, а города (вар.: и стены городные, Л.) розбили много. А головы стрелецкие туры поставили у города самово, и на город стрелцы взошли, и немцы (вар.: немец, Л.) из города выбили в Вышегород, и в Вышегороде из норяду немцы (вар.: немец, Л.) побили многих, и город взяли июня в 80 день, в четверг. А маистр и бискуп Юрьевской стояли в то время три недели у Керепети (вар.: Перекопы, Л.) собрався со всею землею, от Ново-городка тритцать верст. И воеводы, устроя Новгородок и людей в нем оставя, /л. 231/ хотели итти с маистром и с бискупом битца (вар.: на Маистра и на бискупа, Л.), искать над ними дела государева и земского, сколко милосердый Бог поможет. И (вар.: А, Л.) к воеводам государь с жалованьем — с золотым — послал Игнатию Заболоцкого.

О побезе маистра и бискупа. Того ж месяца прислали к царю и государю бояре и воеводы князь Петр Иванович Шуйской и все бояре и воеводы князя Федора Оболенского Черниговского (вар.: Черново, Л.) да Андрея Зачесламского: прибежали (вар.: что прибежали, Л.) к воеводам два латыша, а сказали, что маистр и бискуп, как услышали, что воеводы [98] новгородок взяли, от Керепети (вар.: и они от Керепети, Л.) и побежали, а в Керепети людей не много (вар.: люди не многие, Л.). Воеводы (вар.: и воеводы, Л.) отпустили наперед (вар.: наперед себя, Л.) воевод же Андрея Ивановича Шеина да Данила Федоровича Адашева к Керепети и про маистра проведати и поудержати их до воевод. А большие воеводы пошли за ними ж на спех.

О взятии града Керепети. И воеводы Андрей и Данило, Божиим милосердием, Керепеть город (вар.: городок, Л.) взяли и /л. 232/ в нем оставили воеводу Василья Розладина да Семена Нащокина, а сами тое же почи пошли за маистром, а князю (вар.: ко князю, Л.) Петру (вар.: Петру Шуйскому. Л.) и (ко) князю (вар.: ко князю, Л.) Андрею (вар.: Андрею Курбскому, Л.) с тем и послали.

О походе воевод за маистром. Того ж месяца приехали от воевод же от князя Петра (вар.: Петра Ивановича Шуйского, Л.) и от князя Андрея (вар.: Андрея Михайловича Курбского, Л.) Ушатой Чеглоков да Офонасей Новокрещенов. А сказывали государю: как воеводы Андрей Шеин и Данило Адашев пошли за маистром, и маистр пошол на лево, а бискуп пошол с своими людми к Юрьеву. И воеводы бискупа сошли за полтретьяцать верст на утре до Юрьева, и побили бискупа на голову, и гоняли по самой посад Юрьевской, и бискуп ушол (вар.: утек. Л.) в Юрьев не со многими людми. И взяли на том бою дватцать сем немчинов, посадников Юрьевских, и с бискупова двора лутчих людей, и телеги с доспехом (доспехи, Л.) и с зелием, и со всяким запасом поймали многие. И пошли воеводы /л. 233/ назад к Керепети, а от Керепети город Курслав десять верст. И воеводы Андрей Ивановичь Шеин и Данило Федорович Адашев ходили к городу к Курславу, и городок Курслав (вар.: город Курславль, Л.) взяли, и оставили в нем голов Микиту Новокрещенова да Тихона Тыртова. И черные люди в Керепети и в Курславе воеводам добили челом, и воеводы их велели всех к правде приводит А сами Андрей и Данило сошлися у Керепети с воеводами с большими, со князем Петром с товарыщи, а про маистра послали проведати Мамыша Одадурова. А к воеводам государь послал с жалованьем Федца Нагово — з золотыми.

Присылка от воевод. Того ж месяца прислали воеводы Мамыша Ододурова, что Маистра воеводы дошли. И Яртоул у воеводы (вар.: а Яртаул воевода, Л.) был Борис (вар.: Борис Степанович, Л.) Колычев да Тимофей Тетерин, а дошли (вар.: дошли его, Л.) в [99] великих крепостях. И Яртоулу велели воеводы с ним делати, а передовым /л. 234/ полком спешити к нему почали, а иные полки обходити крепость учали. И немцы, уведев люди да не дождався воевод, побежали, и Ертаулы за ними гоняли верст с пятняцать и не многих людей угонили и побили, а телеги и жеребцы многие поймали. И послали воеводы голов Григория Папина-Сабурова с товарыщи проведати про маистра. И ходили головы верст с пятдесят и языки поимали, и (вар.: и языки, Л.) сказывали, что маистр в Кес побежал, а люди от него розъхалися. И воеводы, взем Бога на помощь, пошли в Юрьеву.

Присылка от маистра. Того ж месяца прислал маистр Ливонской Гедирт (вар.: Гедарт) человека своего Индриха с тем, что старого маистра Виглима скинули, а его маистром учинили; и царь бы его государь пожаловал, рать свою унял. И царь и великий князь его отпустил к маистру и (вар.: и с ним, Л.) отписал: похочет маистр государева жалования, и он бы /л. 235/ сам был бити челом, и, по его челобитью посмотря, государь его пожалует та (вар.: (и повеле да)ти, Л.) ему грамота опасная.

Взятие Юрьевское. Месяца июля в 25 день, приехали от воевод князь Борис княж Васильев сын Семеновича Серебряного да голова стрелецкой Тимофей Тетерин, говорили от воевод, что, Божиим милосердием, город Юрьев взяли (вар.: взяли июля в 18 день, Л.), как пришли воеводы к Юрьеву и наряд из судов выняв (вар.: выняли, Л.) и стрелцы у города перед турами закопалися и с города немцов (вар.: немец, Л.) збили. И вылазили немцы на передовой полк, и головы с детми боярскими на них напустили и побили многих, а иных поймали. И иные выласки были и везде их, дал Бог, побивали. А из наряду били шесть день, в стену городовую розбили и в городе из наряду многих людей побили. И бискуп юрьевской, и все посадники, и ратмоны, и бояре бискупли (вар.: бискупов, Л.), и полатники /л. 236/, и мызники, и все черные люди воеводам добили челом, и город здали, и сами царю и государю в холопстве ся учинили на веки. И воеводы их пожаловали, и к правде привели, и в город въехали. Бискупа (вар.: и бискупа Л.) в монастырь жити в Муково отпустили, а Заморцов, которые были начеты против государя нашего, отпустили за море (вар.: Заморцы, которые были все наняты, рогнали, отпустили за море, Л.). А наряд переписали и животов (вар.: живот, Л.) бискупов и которых людей остался (вар.: достался, Л.) на государя поимали, пушек (вар.: а пушек, Л.) взяли больших и меньших пятьсот пятдесят [100] две пушки, а земля и иной животов (вар.: живот, Л.) многои поимали (вар.: взяли, Л.) на государя же. И царь и великий князь, о сем Богу благодарение воздав, и в воеводам с жалованием послал Ивана Чюлкова, а бискупу велел к себе ехати и посадников лутчих людей велел к себе же прислати. Того ж месяца прислал князь Петр князя Ивана Охлябинина с тем, что прислали бити челом из четырех городков, из Рынголя, да из городка из Конгота, да из Ковлета, да из Рянденя черные люди: князцы у них збежали. И государь пожаловал, не велел воевати. И князь Петр с товарища послал головы с детми боярскими, и головы городки все позасели и черных людей к правде привели.

О присылке от воевод из Свияги. Того ж месяца июля писали воеводы из Свияжского города: приходили Крымцы на Горнюю сторону войною и горние люди, Кочак князь с товарищи, собрався, побили на голову (вар.: на голову их, Л.) и полон /л. 237/ весь отполонили, а Крымцов было триста человек. Того ж месяца писал с Волги Иван Клушин: приходили Крымцы на рыболове (вар.: рыболов, Л.), и на Волге под Увеком Иван на них пришел, а с ним Вятяня (вар.: с Вятчаны и, Л.), побил их на голову; было Крымцов сто человек, а утекло их шесть человек, одна (вар.: одна шесть человек, Л.).

Месяца августа, в 9 день. О приходе чюдных образов из Ругодива к Москве, образ Пречистые Богоматери, а другой образ Николы Чюдотворца. Пришли две иконы из Ругодива к Москве: на одной иконе образ Пречистые Богоматере с превечным младенцем Одегитрея, да на другой иконе образ Николы Чюдотворца да Власия Великого епископа Севастийского, да Козмы и Домияна. А с теми святыми иконами архиепископ Пимен Ноугородцкой прислал архимандрита Юрьевского Барфоломея да протопопа Софейскаго Дмитрея, которые в Ругодиве и Бышегороде церкви и город освятили и с образы пришли. И царь и великий князь, и сын его царевич Иван Иванович, и брат ево князь Юрьи Васильевичу и митрополит Макарей со (вар.: и со, Л.) /л. 238/ всем освященным собором, и весь сунлит (вар.: сигклит, Л.) царьской, и множества народа встре-тили образы у Пятницы у Ржевские. И тут, молебная совершив, и воду святя, и чюдотворные образы любезно целовав, и Богу, и Пречистой его Матери, и великим чюдотворцом великое (вар.: велие, Л.) благодарение [101] воздав, и поидоша с образы в город. И встретила за городом за Ризположенскими вороты чюдотворны образы царица и великая княгиня Анастасия, а с нею княже Юрьева Васильевича княгиня Ульяна да с ними множество боярынь, и у образов Пречистые Богоматере и великих чюдотворцов знаменався и любезно целовав, и у всех образов и крестов честных (вар.: бывши, Л.), у митрополита благословение приняв (вар.: приимши, Л.), и поидоша за образы вкупе со царем и митрополитом во град. И в соборную Апостольскую церковь и к Пречистой Богоматери (вар.: Богоматери внидоша, Л.), и тут молебная совершив, и обедию митрополит /л. 239/ служил со всем собором. И царь, слушав обедни, иде в дом свой царьской, радуяся и благодаря Бога, и Пречистую Богородицу, и великих чюдотворцов.

Взятие Ракоборское и Порхолсное немецких городов (вар.: взятье городов Ракобори и Порховя, Л.). Того ж дни приехал от воевод из Юрьева князь Данило Ростовкой с товарыщи к царю и государю, а сказывали (вар.: добили челом, а сказывали, Л.): посылали бояре и воеводы князь Петр Иванович Шуйской с товарыщи голов Бориса (вар.: Бориса Степановича, Л.) Колычова и иных голов к Ракобору да к Порхолу. На головы Ракобор и Прохол (вар.: Порхов, Л.) взяли, а князцов из городов выпустили. А черные люди все государю приложилися и правду дали, что им неотступным быти и до века от государя. Да посылал Борис (вар.: Борис Степанович, Л.) Колычов с товарыщи от себя князя Микиту Приимкова с товарыщи воевати Колыванских мест, и князь Mикита воевал за десять верст от Колывани и поимал людей, живота много. И пришли в Ракобор здорова со всеми людми. /л. 240/

Взятие Лаюское, немецного города (вар.: взятье города Лаюса, Л.). Того ж месяца писал в царю и великому князю из Лаюса города Павел Заболоцкой да Ждан Вешняков: шли они из Сыренска (вар.: Сыренского, Л.), по государеву велению, к Ракобору и сказали, заставу немецкую из Лаюса стоит (вар.: стоят, Л.). И они на тех (вар.: тое заставу, Л.) немец пришли и побили на голову. И пришли в Лаюсу, и Лаюс взяли, а князца и иных немец из города выпустили. А черные люди все государю приложилися и правду дали изо всего уезда, что им от государя неотступным быти и до века. [102]

Писал по государю князь Михайло Репнин, что воевал Пайдуские, и Нолыванские, и Велиянские места, а людей немецких побивали, и город Хторчбор взяли (вар.: Взятье городов Потушина и Торчбора, Л.). Того ж месяца писал к царю и великому князю воевода князь Михайло Петрович Репнин, что, Божиим милосердием, взял он городок Потушин. Да ходил с ним Павел Заболоцкой да Ждан Вешняков к городу к Пандасу, и у Пандуса (вар.: к Пайдусу, и у Пайдуса, Л.) посад пожег (вар.: пожгли, Л.), и людей повили на посаде многих, и воевал Пандуские (вар.: Пайдуские, Л.) места, и Колыванские, и Вельянские (вар.: Вельядские, Л.), и людей побивал /л. 241/ во многих местех. И пришли князь Михайло с товарищи к морю, к городку х Торчь-Бору, по руски Белой город, и Белгород на море взяли, и людей побили. И князь Михайло с товарищи, город осадя, а сам пошол в Ракобор.

Писал князь Петр Шуйской, что воевал Кеские места и воевод немецких поимал Индрика да Кашпира и иных немцов. Того ж месяца прислали воеводы из Юрьева князь Петр Иванович с товарищи князя Никиту Кропоткина с товарищи: посылали князя Никиту воевати Кеских мест. И князь Никита иные (вар.: и иные, Л.) голови воевали многие места. И приходили на них немцы Ендрих да Кашпир (вар.: Гиндрик да Кашпар, Л.) со многими людми. И князь Микита с товарищи побил их на голову и воевод немецких Индрика да Кашпира (вар.: Гендрика и Кашпвра, Л.) поймали иных (вар.: и иных, Л.) немец, к (вар.: и к, Л.) воеводам привели (вар.: привез, Л.). Да посылали воеводы голов же к Говю (вар.: Говью, Л.) да к Голбину воевати. И головы воевали многие места и побивали (вар.: побили, Л.) многих немец, а сами головы сошлись в Юрьев к водам (вар.: воеводом, Л.), дал Бог, здорова.

Велел государь воеводам князю Петру Шуйскому с товарыщи у себе ехати. И царь /л. 242/ и великий князь велел бояром и воеводам ехати к собе князю Петру (вар.: Петру Ивановичу, Л.) с товарищи. А в Юрьев на год (вар.: город, Л.) государь послал воевод своих боярина князя Дмитрея Ивановича Курлятева да околничего Василья Дмитриевича Данилова да со князем же Дмитрием воевод, князя Петра Щепина, Михайла (вар.: да Михайла, Л.) Петрова Головина, Федора Ивановича Бутурлина, князя Онтона Ромодановского, и велел государь князю Дмитрею воеводам ворота [103] розделити и беречи своего дела и земского. И всего городов немецких государевы воеводы взяли в 66-м году дватцать городов, и с волостьми и с селы и во всех городех церкви крестьянские (вар.: Христианские, Л.) воздвигнули и православие и благочестие утвердили.

О приходе к царю и государю о милостыне из Александреи от патриарха Иоакима; приходил священник Иасай с товарыщи с грамотою. Того ж году, пришли изо Александреи от патриарха Иоакима старцы, священник Иасаф с товарищи, с грамотою о милостыне: преж того тем Иакимом патриархом Бог (вар.: Господь, Л.) чюдодейство великое /л. 243/ показал. Приходили (вар.: бысть же еще: приходили, Л.) жидове к паше Александрейскому (вар.: во Александрии к Турскому паше Л.) на патриарха и на всех крестьян, укарая веру и закон (вар.: христиан, укаряюще веру християнскую и закон, Л.) Христов, и присудил им паша искуситися зелием смертоносным пити. И патриарх Иаким просил срока на неделю. И, постяся неделю со всем собором и по монастырем заповедав пост, служил литоргию, и приносимся (вар.: причастився, Л.) святых и великих таин (вар.: безсмертных и мивотворящих таин, Л.) и пришед к паше во всем сану святительском. И жидовин нарядил в сосуд злово и смертоносново зелия, и приял (вар.: приим, Л.) патриарх, и воздев руце на небо, и рек: “сам Владыко пречистыми усты рекл еси: во имя Мое аще кто и смертно испиет, не вредит их”, и выпил христовых его сосуд (вар.: сосуд зелия, Л.) и стал ничем не врежен, токмо (вар.: точию, Л.) пот изыде велии из него, брада же и зубы выпаде (вар.: выпадоша, Л.), а зелие изыде пахом из под ребр и /л. 244/ просветися лице его, яко лице Ангелу, брада же опосле (вар.: последи, Л.) выросте (вар.: израсте, Л.) по первому, и во всем утвердися здрав и цел, ничем же не вредим, силою и действом святого Духа. И паша повеле патриарху нарядити жидовину зелия дати (вар.: зелие, и дати жидовину, Л.) и патриарх рече (вар.: рек, Л.): Владыка Христос, рече мне милость (вар.: месть, Л.) язь воздам, Его святая воля, а в тот (вар.: и тако в той же, Л.) сосуд налив воды простые, даде ему (вар.: и да жидовину, Л.) пити, и принесе жидовин воду ко устом, и разседеся жидовин на многие части. И видев (вар.: видевше ж, Л.) то людие Божия величия чюдесные содеяв, прославиша Христа, содеявша сея (вар.: творящего, Л.), и многие (вар.: мнози, Л.) вероваша во Христа и крестишася. А писал патриарх Иоаким ко царю и великому князю, похваляя [104] государя и содеянное им, и утвержая на благочестие, и на храбрость подвизая, и (вар.: а, Л.) в грамоте пишет.

Иоаким, милостию Божию папа и патриарх великого града Александреи и судителного вселенной (См. Степенная книга, ч. II, стр. 288). Самодержцу, Бого (вар.: Богом, Л.) венчанному, /л. 245/ и Богом почтенному, и Богом преславнейшему, и Богом пресвятейшему, и Богом возвеличайшему, победо поборнику великого истинного православия, святейшему царю нашему и самодержцу всея земли Богом утверженные и Богом хранимые благочестивые православные великия Росия, кроткому (вар.: и кроткому, Л.), и смиренномудрому, и согласнику утишному и мужественишему, и храброму государю вашему великому князю Ивану Васильевичю всеа Русии, пресветлейшему господину Ивану, сыну по плоти приснопамятного и иного государя и царя, иже в божественном чину ангельском нареченный во инокех Варлаам, о Святем же Духе возлюбленнейшему сыну нашего смирения, во православии радоватися о Господе. И радость да будет ти и мир, и милость, и победа на враги и на супостаты православные веры истинные; жизни (вар.: в жизни, Л.) живота безнаветно и безмятежно многалетеем здравствуй душевне /л. 246/ вкупе же и телесне и во всяких благопотребных и душеполезных спасении. Moлимтися царствию твоему наше смирение с боголюбивым архиепископом святые и богоследимые горы Синайские, со государем (вар.: господином, Л.) Maкарием, да имаши милость и благословение от Бога вседержителя Господа Спаса нашего Исуса Христа, и будет свыше помощь и крепость от Бога и одаление на враги и на супостаты храбре и по Бозе крепкому избраннику, и храброму поборнику, и заступнику теплому. И тако потщися всегда на нечистивые зборы и рассыпли их бури и мятежи, иже повсюду, и по Бозе, иже твоя благотворения на нечестие разорением добре устрои вещ (вар.: вещь, Л.), и твори добре, иже по вся дни, на нечестивых, побежая (вар.: побеждая, Л.) их с Божиею помощию. И слышахом твое храбрство и восплещем духовне в веселии радуяся (вар.: воскликнем духом в веселии радующесь, Л.) крепкому и кратчайшему и самодержавному царю, я ко же бо второе солнце нам светлейши /л. 247/ явился еси, и якоже небу чистителнейшу, такоже (вар.: такоже и, Л.) твое благочестие светится, и якоже бо (вар.: убо, Л.) воздух [105] красен и благовременне (вар.: благовремен, Л.) надежею благовествующая нам, о еже тобою избавитися нам и спастися благодатне от належащие руки нечестивых. И с Божиею помощию буди во вся дни возрастити (вар.: возрастати, Л.) твоя царская одоления, и супротивные силы побеждаемы будут, и возмятутся, и да умалятца. Яко от великие студени зимние области зелные, и бе (вар.: лету, Л.) ту убо приходящу, всяко убо животно, ини же (вар.: иже, Л.) на воздух летающу вопия (вар.: летающе вопиюще, Л.) гласом во градех (вар.: во оградех, Л.), тако и мы от великие дерзости (вар.: мерзости, Л.) и от зельные зимы студены, от неверных и неблагочестивых, и ожидаем лета (вар.: тя, Л.) сладчайшего и смиренно кротчайшего. Умирения царствия твоего зрим, и вопием, и отраду проповедуем. Живо образуют нам сердца наша о благодатней ти храбрости, и всякому воинству основание, и начатого, и поборник во истину ты еси. И попремногу /л. 248/ очи наши к тебе взирающе и и на тя надеямся, идеже да пребываещи, якоже прозябение земных летораслей от солнечного сияния грееми бываху, тако и мы радуемся, слышим твое царское имя, во благочестие преумноженный, в славе и похвалы достойны, и самодержавный в крепость (вар.: в крепости, Л.) и в силе. И кто ти достоин есть, слышав, благолепия твоя благообразия изречет. Советовав убо есмя (вар.: благолепие твоего благообразия изрещи советовал убо есмь, Л.) о толиких, и хотел словом и течением дати благообразне восписую твоих похвал достойных, благодетелные храбрости и Богом венчания (вар.: венчанные, Л.) и нем (вар.: несьмы, Л.) на се доволны противу благо (вар.: Богом, Л.) дарованнаго войска твоего и борения. Такоже и мне помощно (вар.: немощно, Л.) будет похвал твоих изрещи достойных о еже к тебе достойных похвалы изрещи, и глаголати царьских твоих победных удобрениих (вар.: удобрениях, Л.). Но мню, яко же изрещи хотя (вар.: хотел, Л.), но силы подобные ни имею (вар.: не имею, Л.), толико же несказанне превысочайшая благодать /л. 249/ преумножашеся в царьствии твоем, и невозможно нам к подобствию твоему изрещи словеса. Но ты, человеколюбивый сущий святый царю, прости неразумие мое и не сили (вар.: не шли, Л.) к тому ответу воздаяния моему и любовь не восприими, зане разумехом: Бог не требует похвал ото (вар.: от, Л.) уст недостойных, но (вар.: ко, Л.) истинне богожалеемых (вар.: благожелаемых, Л.) приемлет похвалы. И ты ныне, о царю, не возми о сих плетенных и необразных словесех обжение (вар.: обнажение, Л.), еже разума моего [106] избранне написах тебе, и вонми труды ваши и слово, с любовию великое збирающа похвалы достойны тебе, и молимтися, отверзи нам божественная и царьская ушеса твоя к смирению нашего прошения, просяща (вар.: просяще, Л.) от тебе и храняща, яко очи рабыня на руку госпожи своея. Ныне же (вар.: ныне ж, Л.) убо общая наша царьская обитель Синайская, иже в наших не имеем, да кто поможет и помилует нас, и вопием, и рыдаем, и плачюшеся глаголем: призри, /л. 250/ крепчайши и самодержьче на наше неможение, имаши бо, елико хощеши; ныне же убо всю надежу по Бозе на тебя единого царя возложихом и подщися ныне сам, божественейшии царю, и помоги дому Божию, да не в конец отпаднем (вар.: отпадыет, Л.) отнюдь; идеже бо лутче есть милостыню сотворити, и покажи нам царьских своих благостынь благодать со усердием великим. Но в ней же (вар.: но вне иже, Л.) написахом царьская и божественная имена родителей твоих почивших приснопамятных, на божественней трапезе Неопалимые Купины вопиюща, и глаголюща, и поминающа по вся дни архиереи и ереи на священных и совершенных литоргиях; не толика о сих, деда твоего великого князя Ивана Васильевича всеа Русии, и бабу твою великую княгиню Софию, и отца твоего благочестивого царя и государя нашего великого князя Василья Ивановича, во иноцех Варлама, и матерь твою благочестивую царицу Елену; а иже о твоем имени /л. 251/ царьском, помолимся Господу Богу благочинне вечер, и заутра, и в полудин (вар.: полудне, Л.) на священных и на совершенных службах. Яви (вар.: яви бо, Л.) нам Бог в нынешних (вар.: в нынешних временах, Л.) наших нового кормителя, и промышленника доброго, и поборника избранного, и Богом наставляемого здателя святей обители сей. Яко же убо иногда боговенчанный Костянтин (вар.: Константин, Л.) и равноапостольный; он бо основания начаток положи преж, потому же Иустиян (вар.: Иустиниян, Л.) великий царь, стены посовершив ныне же обетшало (вар.: обетша, Л.) и к концу прииде. И отнюду (вар.: отнедь, Л.) изгибелно (вар.: изгибе, Л.) здание, дабы неконочне дом Божии преславный и се (вар.: сей, Л.) великии опустением погибнет и от нашествия нечестивых да не будет зло поругаем, и се мы умыслихом избрати братию монастыря нашего, словом и делом достойных, и послахом в крепчайшему самодержавному царствию твоему. И егда же приидут в вам посланные от нас, и приими с любовию всех братов вместо лица /л. 252/ нашего; и достовернее [107] изрекут (вар.: изреку, Л.) царствию твоему, елико же писанием изнемогохом писати, преподобнейшей и честнейшей во священноиноцех и духовник кир Иосиф и старец Малахия, еже старейшии обители нашей, Иосаф и Паисия и брат с ними. И како тя наставит Бог и елико благо вразумит сотворити милостыню святому месту сию, зане проров Давид, вопия глаголет: “Господь в Синаи святем (вар.: во святем, Л.) своем и паки рече (вар.: речь, Л.) от лица Бога Синайска”. Яко память твоя имати быти непрестанна во дне и в нощи, благочиние со всяцем украшением и велегласием не в церковном едином (вар.: в церкви не в едином, Л.) правиле, но и на трапезах всех годин владычных нарочитых праздник с древними прежде бывшими цари, с великим царем и равноапостольным Костянтином (вар.: Константином, Л.). Посети гору сию милостынею твоею, занеже крови наши проливаеми бывают с яростию и убивством болезненне и злия (вар.: зли, Л.) и зверие удовляются и /л. 253/ насыщаютца кровми нашими. И ты ныне помози, яко же и преже почившии праотцы твои, да не в конец отнюдь опустеет славное наше и украшенное, иже, пророческими проречении, вечныя похвалы достойныя; яко же и Аввакум прорече: “гора учащенная (вар.: учащенная, Л.) и подкровнал” (вар.: подкровна, Л.); и иже освященное ме-сто, ибо к Моисею глаголание чюдное, оно видение Божие глаголюща (вар.: глаголющее, Л.) к нему: “Моисей, Моисей! не косни зде, но восклонися изуй (вар.: и изуй, Л.) сапог ногу твоею, место бо, на нем же стоиши, свято есть”, в ней же убо прообразовася велие и чюдное, иже во плоти строи Христа Бога нашего тайна, в ней же (вар.: иже, Л.) и богом писанный закон Моисеови прежде; в ней же и начертания вся, яже (вар.: еже о, Л.) Пречистые Богородицы и матерь (вар.: матери, Л.) тайного (вар.: и тайно, Л.) Божия слова знамения бытию, рекше (вар.: рек, Л.) жезл Ааронов, и ковчег заветы (вар.: завета, Л.), еже (вар.: еже и, Л.) трапеза, и кивот освящение (вар.: освящения, Л.), и священник (вар.: свещник, Л.) светоносный, и Купина (вар.: купино, A.) неопалимая, и всебожественная и благочестная святая наша тайна, в ней же (вар.: они ж, Л.) /л. 254/ яве сущи гора святая и место селения славы. Прочее (вар.: впрочее, Л.) убо в последняя времена сия божественная и благочестная гора сия изгубляема бе ото основания ее падаема бе отнюдь от нечестивых насилия, и области святая (вар.: святые, Л.) места опустеша, жертветвенники распадахуся (вар.: распадоша, Л.) от безаконных и нечестивых рук. И ныне кто явится нам вместо Иеремея, да восплачет о нас [108] рыданием зелным, яко еже (вар.: же, Л.) иногда о (вар.: в, Л.) Иеросалиме плачеся. И ныне та едина остася, яко же мала (вар.: малая, Л.) искра внусе, и поругаема убо ныне, изгасаема (вар.: изгасает и, Л.), изнеможе грех ради наших, и удолжися в три тысящи златых и болши. А надежи и отрады животу не имамы, откуды прияти; токмо надежу имамы на Бога, и на единого тебя, царя, возложихом святую сию и царьскую обитель святые и богоследимыя горы Синайския. А (вар.: и, Л.) иже царь царьствующим и вседержитель Господь, да будет милость его на державе благочестивого твоего царствия (вар.: царства, Л.), в долготу послет ти /л. 255/ ввеки и на век, здраствуя и весело, без вреда и без мятежа, цело, и с твоею благоверною царицею, и со благочестивыми (вар.: благословенными, Л.) твоими чады. Да будет покров и сохранение всем и служащих твоих, христо (Христос, Л.) избранного и христоименитого воинства, молитва всечюдные Неопалимые Купины, святых и великих пророк Моисея и Аарона, Илии и Елисея, и святые великомученицы всемудрые Екатерины, и преподобных и богоносных отец наших, иже в Синаи и Раифе избиенных, и всех святых, идеже благодать и радость Господа Бога нашего Исуса (вар.: Иисуса, Л.) Христа, и неисчстнаи его милость, и от нас моление, и благословение, и прощение да буди на твоем боговенчанном царьствии во веки. Аминь. В лето 7065, октября в 20 день.

Иаким, милостию Божиею папа и патриах великого града Александрия (вар.: Александрия, Л.) и судителного вселенней (вар.: вселенней, Л.).

Смиренный архиепискуп Макарей, иже в /л. 256/ Синаи святые и богоследимые горы синайские и Раифы.

И царь и великий князь, грамоту вычет, и Богу благодарение возда (вар.: воздав, Л.) о велиих чудесех (вар.: чудесе, Л.), патриархом содеянных, и о сем что (вар.: еже, Л.) изыде повсюду во вселенной о нем, государь, как ему Бог (вар.: Господь Бог, Л.) милость свою посылает, и о его благочестии, и подвизех, и о храбрости, и о мужестве. И к патриарху послал с милостынею Софейскаго архидьякона великого Нова-града Генадия да купца Васюка Поздякова, да и грамоту государь к патриарху с ними послал и писал, благодаря Бога и похваляя патриарха. А в грамоте государеве пишет сице.

Послание от благоверного царя великаго государя Ивана Васильевича всеа Русии самодержца и пресвятейшему патриарху Иакиму святые горы Синайские и судительного вселенней. Божиею [109] милостию царь и великий князь Иван Васильевич всеа Русии, /л. 257/ Владимерский, Московский, Ноногороцкий, царь Казанский, царь Астраханский, государь Псковский, великий князь Смоленский, великий князь Тверский, Югорский, Пермский, Вятцкий, Болгарский, и обладатель Ливонские земли града Юрьева и иных, государь и великии князь Новагорода Низовские земли, Черниговский, Резанский, Волотцкий (вар.: Вологодский, Л.) Ржевский, Бельский, Ростовский, Ярославский, Белозерский, Удорский, Обдорский, Кондинский, и иных, и всея Сибирские земли и Северные страны повелитель, чесному и пречесному о Бозе отцу, пастырю и учителю, православных велении, исповеднику Божия величия, реченного во святом Евангелии, смертное что пети (вар.: еще что и смертно пити, Л.), невредитися, страстотерпцу, непобедимому воину предоброму добропобедными венцы украшенному, знаменоносцу великому, в чюдесех от Бога прославленному, украшением Божия слова паче солнца сияющу, Иоакиму, превеликому папе и патриарху великого града Александрея, судителю вселен ней, /л. 258/ хваление приношу добродетели твоя, похваляю писание твоих доброт, присланное с старцы святые горы Синайские. С веселием принесли (вар.: принели, Л.) есмя и паче медоточных струй языка твоего словеси (вар.: словесы, Л.) напояемся (вар.: напаяемся, Л.), хвалам же, произшедшим от тебе нашему содержательству, недостаточествуем, единого бо Бога в чюдесех славное, им бо вся быша и без него ничтоже быст, творит, елико хощет. Его ж превеликие милости, на нас бываемые, щедроты поем и превозносим, славен бо прославися. Твое же святительство молим, да во дне и в нощи поменовены будем в молитвах твоих в Троицы славимому Господу нашему Исусу Христу, сотворшему всяческая, и ходатайце спасению нашему (вар.: спасения нашего, Л.) преславней Богородицы, и всем святым, яко да твоими молитвами сподоблени будем жизни вечные и избавлени будем ото враг видимых и невидимых, и сохранено будет царство наше ото всякого зла, християнскии /л. 259/ же род повсюду да избавлен будет от томительства иноплеменных Агарян, и возвысится рог (sic) православных и на первобытное пространствие (вар.: пространство, Л.) и тишину да обратится. Твоей же светлости многолюбезное нами честное лице да сподобит нас Бог видети и целовати руце твои со усердием, яко многоценен дар, и наказанием словес твоих насладитися паче меда и сота, желаем бо предобрый глас [110] твой слышати, яко жадательный елень, напитатися. Ныне же в дар Богу и на покой твоему святительству послал есми к тебе са архидияком (вар.: с архидиаконом, Л.) Софейским Ноугородцким (вар.: великого Нова-города, Л.) Генадием да с своим купцом с Васкою с Поздяковым рухледи на тысячу золотых Угорских, а, прошения ради твоего, Синайские горы архиепископу и всем иноком на строение монастырьское послал есми рухледи на тысячю золотых Угорских с тем же архидьяконом и с купцом /л. 260/ с Васкою. И ты бы, отче, сам и во всем своем архиерействе и в Синайской горе велел молити Господа Бога, и Пречистую его Матерь, и всех святых о нашем здравии и о сохранении и о моей царице Анастасие, и о наших детех, царевичех Иване и Феодоре, и о всем православном християнстве, яко же прежде воспомянуто есть. А отца бы еси нашего блаженные памяти (вар.: в блаженней памяти, Л.) великого государя Василия, во иноцех Варлама, и матерь пашу блаженные (вар.: во блаженной, Л.) памяти великую княгиню Елену велел написати во святых церквах во вседневное поминовение и наших бы еси посланников с своим благословением к нам отпустил, яко да пришедше возвестят нам твоего архиерейства благословение. Тогда радость наша исполнена будет. Аминь.

Лета 7067, сентября (вар.: Говья город взят, Л.). Писал ко государю Петр Иванович (вар.: князь Петр Иванович Шуйской, Л.) с товарыщи. Идучи они из Юрьева, /л. 261/ по государеву наказу посылали голов Бориса Колычова с товарыщи к Голбину, а стояли тут арцыбискуповы люди в заставе. И Борис, не дошед до Голбина, со всеми людми укрылся, а послал к городу Богдана Ржаникова не со многими людми. И Богдан пришол на посад, и немцы многие люди учали Богдана гоняти и мчали полком немцы Богдана да Бориса Колычова. И Борись с товарыщи, дождався (вар.: сождався, Л.) немец, да напустил, и побили многих немец и гоняли по самой Голбен город. И в походе побили многих и взяли живых 34 (вар.: 34 человека, Л.) лутчих немец, а наших (вар.: великого князя детей боярских, Л.) убили на том бою (вар.: деле, Л.) Богдана Ржаникова, да Семена Федорова сына Быкова, да Кололи мера Печатникова; да (вар.: да князь Петр с товарищи, Л.) голов же отпущал Григорья Папина-Сабурова с товарыщи под Говью город. И Григорей, пришед, Говию город взяли и многих [111] немец /л. 262/ побили, а люди государские, дал Бог, все здоровы. И велел государь воеводам ехати в себе.

О отписке из немец ко государю от князя Петра Ивановича Шуйского. И князь Петр Иванович с товарыщи государя наехали у Живоначальные Троицы в Сергееве монастыре. И царь и государь их жаловал любовными и приветными словесы, похваляя всемогущего Бога помочь и силу, и воздая благодарение всесильному Богу о неизреченном его даре, и их (вар.: воевод своих, Л.) праведную (вар.: праведну яве, Л.) прямую службу похваляя, и жалование великое им обещевая, и велел им ехати за собою в село свое в слободу Александровскую. И в слободе государь бояр и всех воевод жаловал шубами, и кубки, и аргамаки, и кони, и доспехи давал им, и землями и кормление (вар.: кормлений, Л.) их довольно (вар.: довольно их, Л.) пожаловал, и во всем им свое великое жалование показал. Такоже (вар.: такоже и, Л.) детей боярских всех многим своим (вар.: многим своим и великим, Л.) жалованием жаловал, шубами, и ковши, и камками, и денгами, и коньми, и доспехом, и кормлением (вар.: кормленьи, Л.), /л. 263/ и поместьи. И во всем всем государь жалование свое великое показал.

О отписке из немец но государю от князя Михайла. Месяца того ж писал ко государю князь Михайло Петрович, что от немецкой город Толчбор на море взял.

О отписке из немец ко государю от воевод (вар.: город Птивневель взят, Л.). Месяца октября писали воеводы (вар.: государю, Л.) князь Михайло Петрович (вар.: Михайло Петрович Репнин с товарищи, Л.) да Семен Ярцов, что взяли Киневель (вар.: Птивневель, Л.) город и людей (вар.: людей немецких, Л.) в нем многих немецких побили.

О отписке из немец ко государю от Павла Заболотцкого (вар.: город Полчев взят, Л.). Того ж месяца писал ко государю Павел Заболоцкой: ходил из Лаюса, да Полчев городок немецкой взял и выжег, и наряд из него и колокола в Лаюс вывез.

Из немец писали воеводы ко государю. Того ж месяца писали князь Михайло ж (вар.: Михайло Репнин, Л.) да Семен Ярцов, что ходили под Колывань на посад, и на посаде у Колывани немецких людей побили и и прочь отошли. И немцы их дошли (вар.: сошли, Л.), и они, воротяся, немецких людей потоптали и языки у них поймали, а сами со всеми людми здорово в Ракобор пришли (вар.: пришли, дал Бог, здорово, Л.). И государь к ним жалование послал (вар.: послал с жалованием, Л.). [112]

О отписке из Юрьева ко царю от князя Дмитрея Ивановича. Месяца (вар.: того ж месяца, Л.) октября писал из Юрьева князь (вар.: боярин и воевода князь, Л.) Дмитрей /л. 264/ Иванович Курлятев, что маистр (вар.: маистр и бискуп, Л.) собрався (вар.: собрался, Л.) и арцыбискуп со всеми людми и заморские люди с ними (вар.: с ними же, Л.) пришли к Рынголу городку, а в нем седит голова Русин Игнатьев, а (вар.: да, Л.) с ним сорок сынов (вар.: детей, Л.) боярских да пятдесят стрелцов. И царь и великий князь велел ити к Рынголу из Ракобора князю Михаилу (вар.: Михаилу Репнину, Л.) да Семену (вар.: Семену Ярцову, Л.), а изо Пскова Черкаским князем князю Ивану Маяшику (вар.: Баашину, Л.) да князю Василью Сибоку с братиею, а с Вышегорода Федору Шереметеву, а из Красной (вар.: Красного, Л.) Фоме Третьякову, а из Юрьева государь велел итти князю Петру Щепину, да Михайлу Головину и итти им велел (вар.: велел им быти, Л.) на три полки. В Болшом (вар.: большом полку, Л.) Михайло Петрович да князь Петр Щепин; в Передовом Федор Васильевич (вар.: Федор Васильевич Шереметев, Л.) да Семен Ярцов; в Сторожевом Фома Третьяков да Михайло Петров, а Черкаским князем велел быти в Передовом же полку. А велел воеводам сьезжатся в Передовой /л. 265/ полк ко князю Ивану Маашику (вар.: Баашину, Л.) Черкаскому (вар.: продолжение в издании Н. Львова: а с Москвы послал государь воеводу Бориса Степановича Колычова, а с ним велел быти детем боярским, Псковичем всем, дворовым и городовым, да Шолонские пятины детем боярским всем же, дворовым и городовым, а велел быти Борису Степановичу в Большом же полку со князем Михайлом Петровичем.). И писал (вар.: писал к государю.) князь Михайло Петрович с товарыщи, что сошлися все воеводы, по государеву приказу, и приходить на кормовшиков, и побивают во многих местех, и языки емлют, и языки сказывают, что маистр по городу бьет и приступает ежеден к Ринголу, и Русин Игнатьев в приступех у них людей побивает, а наряду с маистром много (вар.: многой, Л.) а стоит маистр, окопався великим рвом и обозом одернувся (вар.: обдернувся, Л.) кругом. И воеводы к станом к нему приходят и /л. 266/ людей побивают, и маистр и (вар.: из, Л.) станов бьет пушками и пищальми, а к воеводам не едет (вар.: нейдет, Л.), а приступает к Рынголу. А с воеводами люди не многие да и те истомны добре. Да языки ж сказывают, что юрьевские ратманы и посадники с маистром ссылаютца, по их ссылке [113] маистр и пришел. Приказали, что люди воинские отпущены все с воеводами с князьми с Петром с товарищи, а которые и есть, те истомны добре (вар.: и приказывают, что в Юрьеве воинские люди немногие, а все отпущены со князем Петром Ивановичем Шуйским с товарищи, а которые оставлены в Юрьеве, и те истомлены добре, и по их ссылке маистр и пришол, Л.).

Приезд в Москву детей князя Темрюка и вести из Астрахани (В рукописи этого заголовка нет). Того ж месяца приехали из Черкас ко царю и великому князю Темирюковы княжия дети Болшово князя из Кабарды (вар.: Черкаского дети Темрюковы, Л.) Булгерук мурза да Салнук (вар.: Салтанок, Л.) мурза бити челом (вар.: и били челом, Л.), чтобы государь их жаловал, своих холопей, и оборон учинил от Шевкальского государя. А с ними приехал посланник государской (вар.: государев из Асторохани, Л.), служивой татарин Байбера. Писал (вар.: а с ним писал, Л.) из Астрахани Иван Выродков, что от /л. 267/ Исмаила князя дети отступили Танбай мурза да Инбай (вар.: Екбай, Л.) мурза и с улусы пошли в Крым ко царю, и многие мурзы в Крым пошли служити и улусы с ними. А Исмаил князь ко царю и великому князю тож писал, что дети от него и многие мурзы со многими людми в Крым пошли, и царь (вар.: царь бы, Л.) и великий князь велел дела своего да него головы поберечь от Крымского.

О крещении Черкаских князей. И царь и великий князь Салтану (вар.: Салтану к, Л.) (к) мурзе, по их челобитью, велел жити у себя на дворе и крестити ево велел, и нарекли ему имя князь Михайло. И велел его государь грамоте учити, а Булгари мурзе велел молвить государь, что им оборон учинит от Шевкал, как его царьской доволь будет.

О послах из Юрчинча. Того ж месяца пришли ко царю и и великому князю из Юрчинча (вар.: послы из Юрченча, Л.) от царя Ходчима посол Тинши азей с товарищи с поминки и с великим челобитьем о любви, чтобы государь /л. 268/ (вар.: царь и государь, Л.) велел дорогу гостемь дати и его бы берег (вар.: беречь, Л.).

О послах из Бухар. Того ж месяца пришли послы из Бухарь, и с Шамарха (вар.: Шамархани, Л.), от царя Бухарского и Шамарханского, послы Азаш Ази (вар.: Азсий, Л.) да Ших с поминки и с любовным челобитьем, просячи дороги гостем и (вар.: и себе, Л.) обережение (вар.: бережения, Л.). [114]

О послах но государю из Тюмени от князя Тюменского. Того ж месяца пришли послы из Тюмени от князя Тюменского с поминки, а бьют челом (вар.: и с челобитием, Л.), чтобы царь и великий князь держал в своем имени.

О послах ко государю от Шевкала. Того ж месяца пришли послы от Шевкала с поминки и с челобитием, чтобы их царь и великий князь оборонил от холопей своих, от Черкаских князей.

О приезде ко государю из Сибири татарина. Ноября месяца приехал из Сибири служилой татарин Собана Ризанов да от того князя Едегеря Сибирскаго князя посол с данию, с собольми и с белками (вар.: с белкою, Л.), а с давною (вар.: с достальною, Л.) данью на зиме будут (вар.: сказали на зиме будут, Л.).

О отписке от воевод из немец ко государю. Того ж ме-сяца писали воеводы князь /л. 269/ Михайло (вар.: Михайло Петрович Репнин, Л.) с товарыщи. Послал маистр для кормов брата своего и заставу, Яган Кетлер и многих людей, немец, на бережение послал (вар.: послал маистр кормов для, и заставу послал брата своего Яган Кетлер, и многих людей, Л.). И воеводы на заставу пришли, и побили на голову немецкую заставу и брата маистрова Яган Кетлера взяли, да оружничева (вар.: оружейничево, Л.) маистрова, да конюшева, и многих князцов и мызников поймали; взяли на том бою (вар.: деле, Л.) живых сто да шесть человек; и во многих посылках маистровых людей побили (вар.: побивали, Л.) и взяли (вар.: взяли живых, Л.) во всех посылках двесте и шестьдесят человек и убили тысечи с три. И языки все сказывали, что маистр стену розбивает городную, а в городе зелия не стало.

О отписке ко государю из Юрьева от князя Дмитрея Курлятева (вар.: Рынголь город взят Ляфлиндцами, Л.). Того ж месяца писал из Юрьева князь Дмитрей (вар.: Дмитрей Иванович, Л.) Курлятев, что маистр Рынгол (вар.: городок Рынколь, Л.) взял, а стоял под ним шесть недель, А князь Михайло Репнин (вар.: Михайло Петрович Репнин с товарищи, Л.) тоже писал, что маистр Рынгол взял, и пришол на воевод (вар.: воеводу, Л.), и воеводы (вар.: воевода, Л.) князя (вар.: князь, Л.) Михайла (вар.: Михайлу, Л.) с товарыщи истоптал, убил (вар.: и убил, Л.) шти (вар.: шесть, Л.) сынов боярских /л. 270/ да дву человек боярских, а взял живых Ивана Ликова да Федора [115] Писемского; и пошол маистр в Кис, а Рынгол покинул; и черные люди приложили (вар.: приложилися, Л.) опять в царю и великому князю.

Отпуск воевод на войну с немцами. Того ж году, месяца декабря, отпустил царь и великий князь на Ливонских немец войною царевича Тахтамыша да бояр своих и воевод по полком. В Большом полку боярин и воевода князь Семен Иванович Микулинской-Пунков да боярин и воевода Петр Васильевич Морозов; в Передовом полку боярин и воевода князь Василей Семенович Серебреной да воевода Микита Романов (вар.: Романович, Л.) Юрьев, да в правой руке боярин и воевода (вар.: бояре и воеводы, Л.) князь Юрьи Иванович Кашин да боярин и воевода Иван Васильевич Шереметева (вар.: Шереметев, Л.) Меншой, в левой руке боярин и воевода князь Петр Семенович Серебреной да воевода Иван (вар.: Иван Андреевич, Л.) Бутурлин; в Сторожевом (вар.: а в Сторожевом, Л.) полку боярин и воевода Михайло Яковлевич Морозов да воевода Федор /л. 271/ Игнатьев сын Салтыков; а с ними дети боярские многие Московские земли и Новгороцкие и татарове Казанские и Городецкие. А князем Черкаским государь велел быти в Передовом (вар.: в Передовом же, Л.) полку (вар.: в издании Н. Львова после слов “в Передовом же полку” читается: “а князю Михаилу.... со князем Семеном же”, а затем уже следует: “и велел им государь.... помочи подаст”.). И велел им государь воевати дороги и, где маистр их встретит, велел дело свое земское с ним делати, сколко им милосердый Бог помочи подаст; а князю Михаилу Петровичю Репнину с товарыщи велел быти вместе со князем Семеном же.

Посылка от государя в Юрьев. Того ж месяца писал государь в Юрьев к боярину своему к воеводе князю Дмитрею Ивановичю Курлятеву с товарищи, а велел послати от собя к маистру, чтобы государю царю бил челом и исправился во всем, а кровь бы христианская неповинная в том не разлилася (вар.: проливалася, Л.). И в декабре от маистра ни с чем отписка не была (вар.: отписки ни с чем не бывали, Л.). И царь и великий князь велел воеводам своим князю Семену /л. 272/ Ивановичю с товарищи ити войною к Риге в генваре, и воеводы пошли за рубеж генваря в 17 день.

Дедилов город (Заглавие взято из издания летописи Н. Львова.). Месяца того ж на Дедилове городе [116] видел пономарь Николу Чюдотворца. Стоял перед церковью до завтрени свет велик за городом, и ворота ся городовые сами отворили, замки целы, ворота с пробоев и сняты отворилися, и вехал человек светообразен. И пономарь не мог взозрити, пал на землю, и приехал над ним от, светлый муж, рек ему: “встани, не бойся, гляди на мя”; и сие двожды молвим, и он от страху взрети не мог, токмо конь под ним видел (вар.: стоял пономарь перед церковью до завтрени, и виде свет велий за городом, и врата градные сани отворились сняты с пробоев, а замки целы, а веде в город человек светел, пономарь же не возможе зрети на него, и от страха паде на землю, и приехал к нему светлый он муж, и рече ему, встани, не бойся, и смотри на мене, и сие рек ему дважды, пономарь же от страху зрети на него не возможе, точию конь под ним виде, Л.). И рече к нему светлообразен (вар.: светлообразный, Л.) муж: “аз есми Никола, его (вар.: его же, Л.) вы нарицаете (вар.: наричете, Л.) чюдотворец, возяряся нечистивый и многи погани бусурмане пошли были (вар.: сеж веды буди, яко мнози нечестивы и погани бусурмане возъярившесь восхотеша прийти, Л.) на град ваш и на многие места христианский, и вы (вар.: вы же, Л.) не боитеся (вар.: не бойтеся и не ужасайтесь, Л.), аз убо сам зде, и /л. 273/ граду вашему и всему христианству погибель от нечестивых не будет”. И в церковь въехав, и в церкве явися (вар.: и не рек, въехал, в церкви також явись, Л.) свет велии.

Того ж месяца в 21 день, на память Петра чюдотворца, Киевского (вар.: митрополита Киевского и, Л.) всеа Руси, приехали ко царю и великому князю два черкашенина, Асак (вар.: Асан, Л.) да Али, да два крымца, Сар да Колмак (вар.: Сардакол, Мак, Л.), а сказывали царю и государю, что царю Крымскому вести пришли полные, что царь и великий князь пошол на Ливонские немцы со всеми людми (вар.: Ливонцов; а Немцы изыдоша со всеми людьми, Л.), и он, умысля злое християнству, хотя (вар.: и хоть, Л.) пленити православную державу государя нашего и внезапу похитити христианство, яко дивии звери рыкающе, помышляюще (вар.: и помышление, Л.) свое хотение лукавством и татем получити (вар.: получити татьбою и лукавством, Л.) и потребити христианство без возбранения, яко же (вар.: яко же пред малом, Л.) и Литве сотвори, отпусти войною сына своего царевича Магмет Кирея (вар.: Гирея, Л.), а с ним послал Акмагметя (вар.: Акмата, Л.) улана, да Спата (вар.: Сыпата, Л.) князя, да Чегилика /л. 274/ князя, да Аталыка своего, да дву сынов Сулеша (вар.: Сулешевых, Л.), князя Мурат (вар.: Мурата, Л.) [117] мурзу с братом, да Ширинских всех князей, и всех с ними Крымцов, да со царевичем же отпустил Нагайских мурз, которые к нему из Нагаи пришли, Аису мурзу Уразлыева с братиею, да Девай мурзу с братиею, да дву сынов Исмаилевых княжих Тинба и Даинба и мурзы (вар.: Такбай мурзу да Енбай мирзу, Л.), и со всеми их людми Нагайскими. И всех Крымских людей было и Нагайских сто тысяч. И приказал (вар.: приказывал, Л.) Крымской царь сыну своему и всем с ним князем и мурзам, итти им велел, таяся от станичников и от сторожей. И Донец перевезлися ниско, да к Дону пришли, да шли Доном вверх и прити было царевичю на Рязань Акмагмету (вар.: а Магмет, Л.) улану на Тулу, а Нагайским мурзам (вар.: князем мурзам, Л.) и Ширинским князем на Коширу, и воевати розделяся. И как пришли на речку на Мечю за два дни (вар.: днища, Л.) до Украины, и тут /л. 275/ поймали (вар.: взяли, Л.) рыболовей пяти человек. И те рыболове сказали, что царь и великий князь на Москве, а в Немцы послал (вар.: послал воевод, Л.). И спрашивал царевич о Вишнсвецком князе Дмитрее (вар.: князе Дмитрее Вишневецком, Л.8) да о Иване Шереметеве, в Немцех ли. И рыболове сказали Ивана на Рязани, а Вишневецково на Туле (вар.: в Белеве, Л.), а князя Михайла Воротынского в Колуге. И Божиим милосердием и Пречистые его Богоматери и великих чюдотворцов молитвами, приде на них страх и трепет, вскоре (вар.: и вскоре, Л.) воротяся назад, на бегство устремилися. И (вар.: О, Л.) превелие чюдо щедрот владычних! ни царя нашего близ собя слышавше, ни полков царских видевше, но токмо имя ево слышав (вар.: слышавше, Л.), иже пребывает на своем престоле во (вар.: в Л.) царьствующем граде Moскве, и спасение (вар.: опасение, Л.) имеюще (вар.: имеюща, Л.) от овресных враг, и врази (вар.: тогда врази наши, Л.) смесишися (вар.: смесвшась, Л.), и победишася, и вспять возвратишася, и на бегство устремишася (вар.: устранившем, Л.8), никим же гоними, гневом (вар.: но гневом, Л.) Божиим, и /л. 276/ имянем царя нашего благоверного и его праведными труды, и попечением о порученых ему от Бога християн, и теплою верою к Богу, и со усердием, молитвою (вар.: и молитвою, Л.) и исправлением закона християнства (вар.: християнского, Л.). И слышав то благоверный царь, Божия велия чюдеса содеяшася (вар.: содеявшаяся велия Божие чудеса, Л.) над ним, государем и над ево державою, соблюдение (вар.: и соблюдение державы, Л.) от нахожения иноплеменных (вар.: иноплененным, Л.), и враги посрамлены быша, [118] велие Богу благодарение воздавше со отцем своим, Макарием митрополитом, и со всеми православными християны молитву сотворше (вар.: молитвою, Л.), и милостыню (вар.: милостыню довольну, Л.) по всем святым местам (вар.: местом, Л.) разославшу (вар.: разослаша, Л.). А за царевичем велел итти воеводам наспех из Колуги (вар.: из Калуги на сиех) в Болшом полку слуги (вар.: слуге и, Л.) князю Михаилу Ивановичю Воротынскому да князю Данилу (вар.: Данилу Семеновичу, Л.) Одоевскому, в Передовом полку воеводам князю Ивану Ивановичю Кашину да Василью Ивановичю Умного-Колычову, в Оторожевом полку князю Федору Васильевичу Сисиеву да князю Андрею (вар.: Андрею Петровичу, Л.) Охлебинину. И князь /л. 277/ Михайло с товарыщи пришол на сокму на царевичеву, и шол за ним до Оскола, и к Донцу перед собою посылал голов князя Микиту княж Ромодановского (вар.: князя Никиту Одоевского, Л.), да Игнатия (вар.: Игнатия Борисова сына, Л.) Блудова. И царевича не угонили, шел на спех, и на сокме его несколко тысящ мертвых лошадей и верблюдов пометано, и нужу собе сотворили великую (вар.: на сокме найде его мертвых лошадей многие тысящи число превосходяще, також и верблюдов множество, и сами нечестиви велию нужу подъяша, Л.). А християне избавлены быша Божиим промыслом, а князь Михайло Иванович с товарыщи пришол на Украину со всеми людми, дал Бог, здорово, без нужи. Того ж месяца прислал с поля Данило Чюлков четыре языки Крымских, а побил их на поле, которые у царевича осталися. А те языки тож сказывали, что и Асан (вар.: Асон с товарищи, Л.), которые от царевича приехали (вар.: приехали к государю, да сказывали нужу великую Крымским людем, Л.). Того ж месяца привел с поля языки Крымские от Капусты Яковля, /л. 278/ атамана (вар.: от атамана, Л.) Путимльского, а побил царевичевых остальцов за Донцом (вар.: Доном, Л.) два дни (вар.: днища, Л.) и лошеди отгонил многие. И те языки называли (вар.: сказывали, Л.), что царевич пошол в Крым истомен добре (вар.: добре истомен, Л.), и люди от нужи мерли, и лошади померли у всея рати многие (вар.: многие у всей рати, Л.). Того ж месяца привели языки из под Крыма Черкаские атаманы Васка Рожен да Рыхлик (Рыхлика, Л.) а взяли их на Ирчыке (вар.: Орчике, Л.) за два дни (вар.: днища, Л.) до Перекопи. А приходили Васка и Рыхлек на улусы Нагайские и Крымские в то время, как царевич к Руси ходил, и взяли лошадей тысяч с пятьнадцать и с иными атаманы и людей улусных побили многих. [119]

Прибытие гонца от Датского короля (Этого заголовка в рукописи нет). Месяца генваря в 27 день, прислал ко царю и великому князю король Христин (вар.: Христиан, Л.) Датцкой гонца Власа: бьют (вар.: бити, Л.) челом о опасной грамоте на послов, чтобы их государь пожаловал, велел к собе ими послом к великим людем (вар.: послом его итти к себе великий его людей, Л.) бити челом о Ливонской земле /л. 279/. И царь и великий князь гонца того отпустил, послом (вар.: а послом, Л.) итти в собе велел, и опасную грамоту на них дал.

О отпуске Вишневецково на Донец. Месяца февраля отпустил царь и великий князь воеводу своего князя Дмитрея Ивановича Вишневецково на Донец, а велел ему приходити (вар.: суды поделав приходити, Л.) на Крымские улусы, суды поделав, от Азова под Керчь и под иные улусы.

О отпуске Данила Одашева на Днепр. Того ж месяца отпустил царь и великий князь воевод своих на Днепр в Большом полку околничего своего и воеводу Данила Федоровича Адашева, да воеводу Игнатия Григорьевича Заболоцкого, да Ширяя Васильевича Кобякова, да голов стрелецких с стрелцы, да голов с детми боярскими, да атаманов с казаки (вар.: окольничей воевода Данила Федорович Адашев, да Ширяй Васильевич Кобяков, да голова стрелецкой Яков Бундов, в Передовом Игнатей Григорьев Заболотцкой, да голова стрелецкой, и Дьяк Ржевской, в Сторожевом Тенка Игнатьев да голова стрелецкой Василей Пивов, а с воеводами дети боярские и атаманы с казаки, Л.). А велел государь дела своего беречи на Днепре и промышляти на Крымские улусы. Били на три полки: в Болшом полку воеводы Данило да Ширяй Кобяков да голова Яков Бундов; в Передовом полку воевода Игнатей Заболоцкой да голова Дияк Ржевской; в Сторожевом полку голова Тимка Игнатьев да Василей Пивов.

Прибытие казачьего атамана Петра Пронева (Idem). Того ж месяца приехал из немец /л. 280/ атаман казачей Петруша Пронев (вар.: Юренев, Л.). Ходили казаки с ним, собрався своею (вар.: с своею, Л.) охотою, за воеводами, пять сот стрелцов человек, и воевали многие места немецкие, и пришли к городку к Смелтину (вар.: к юроду Кымелтину, Л.), и на посаде немец побили, и к [120] городку (вар.: городу, Л.) приступали, и билиса с ними до половины дни, и казаки стену каменую розломили (вар.: разломали, Л.) ломы в дву местех, и в город влезли и немец побили, и город взяли со всем нарядом, а немец взяли живых двадцать человек да двести Латышей со всеми животы. И царь и государь атаманов и казаков за их службу пожаловал.

О послах из Литвы. Того ж месяца пришли послы (вар.: послы из Литвы.) ко царю и великому князю от короля Жигимонта Августа Василей Тишкович, воевода Подляшской, староста Менской, да маршалок Миколай Шимкович Пошюншенский (вар.: Шамкович Пошуншенский, Л.) да писарь Сангайко (вар.: Янгайко, Л.) А говорили от короля о вечном миру, запрашивая городов Смоленска и иных, да о Немцех о /л. 281/ Ливонских, чтобы им царь и великий князь гнев свой утолил и воевати их не велел. И царь и великий князь посылал к ним с ответом околничего своего Алексея Федоровича Адашева да казначея своего Федора Ивановича, да дьяка Ивана Михайлова, то им велел отмолвити (вар.: отмолыть, Л.), что городов, своих вотчин, отступится государь наш не хочет, а для покою християнского и свободы християном от рук бусурманских хочет миру вечного, оставя все свои старинные вотчины, Киева и прочих (вар.: прочая, Л.), и что в нове у него отец его взял Годеей, и учинити бы вечной мир, как рубеж написан в перемирных грамотах. И послы говорили, что им наказу нет болши того о вечном миру, чтобы перемирия прибавити. И то им отмолвено, перемирия еще три годы есть, коли государем, промеж собою правду узнав избава християнству учинити от поганых. А то были перемирия многие и в те перемирия государь (вар.: государи, Л.) на перемирных /л. 282/ грамотах животворящий крест целуют на том, что им в те лета слати промеж собою великих послов о вечном миру м о доброй смолве (вар.: смолке, Л.) к покою християнскому и ко обороне, от поганых разхищения многие (вар.: многие, Л.), кровь христианская бес правды проливаема от бусурман за их государьскими неизгодами и несогласием. И государь наш царь и великий князь во все лета напоминал (вар.: поминал, Л.) брата своего, короля Августа, послы и посланники, чтобы брат его с ним учинился в веч-ном миру и в добром согласие на избаву бедным християном. А от брата своего, от короля, государь наш во все лета те ни одново слова не слыхал г (вар.: к, Л.) добру, ино что (вар.: што, Л.) прибыл в перемирие, на [121] всякой год король в Крым посылает дань и дары великие, накупая его на православие; и Крымцы дары емлют многие, а в державе его королевской ежелеть воюют, и городы емлют, и бедных крестьян неповинную /л. 283/ кровь без правды проливают, и в плен расхищают, и разсевают по лицу всея земля; и тех кровей крестьянских от чьих (вар.: их, Л.) рук Бог взыщет — не на пастырех ли, им же от Бога дана держава? А государь наш царь и великий князь, как и возрасту своего дошел, и сел на свой конь, так всем бусурманским государем супротивен (вар.: спротивен, Л.) за православие и несогласен поганым на православных крестьян. И за то ему, государю, Бог над ними и милосердие свое по се время даровал и вперед, что милосердый Бог устроит, в том Его святая воля. И послы говорили, что, слышав то, скажут своему государю, а иного за ними наказу нет. И царь и великий князь, почтив послов, отпустил, а своих не послал к королю, а перемирие старое додержати крепко государь хочет.

О рожении сына у князя Юрья Васильевича (вар.: Рождение кн. Василья Юрьевича, Л.). Того ж месяца родился сын у князя Юрья Васильевича Московскаго, Углецкого /л. 284/ и Колузского (вар.: Колужского, Л.) от княгини ево Ульянии, княж Дмитриевы тщери (вар.: дочери, Л.) Федоровича Палецкого; князь Василей Юрьевич. А крестил его у Чюда Архистратиха Михаила, а принял (вар.: принял его, Л.) от купели Макарей митрополит. А на крещении был царь и великий князь Иван Васильерич всеа Руси, да князь Юрьи Васильевич, да князь Володимер (вар.: Володимир Андреевич, Л.).

О присылке от воевод ко государю из Немец от князя Семена Ивановича Микулинского с товарыщи. Месяца марта приехал ко царю и великому князю из Немец от бояр его и воевод, от князя Семена Ивановича Микулинского с товарыщи, Федор Андреев сын Карпов, а от царевича Тахтамыша Семен мурза Китай, а сказывали государю, что ходили в немецкую землю воевати (вар.: повоевал, Л.), по его государьскому наказу, к Риге, и шли в Лемецкую землю (вар.: шли в Немецкую землю с рубежа от Красного городка, Л.) к Алысту, Немецкому городку, и к Голбину, и к Чесвину, и воевали поперег верстах на семидесяти (вар.: верст на семдесят, Л.), инде и на сто. И от Чесвина пришли /л. 285/ Немецкие люди на Передовой полк и [122] Передовым полком побили их на голову, и воевод немецких, Гедерта и Гануса, побили, а третьево Янатува (вар.: третьего Инатува, Л.) взяли печатника Арцыбискупова, и всех мызников лутчих взяли живых (вар.: живых лучших людей, Л.) тритцать четыре человека. Да (вар.: да оттуды, Л.) шли к Ровному да мимо Кесь, и Веские места воевали, да (вар.: да пришли, Л.) к Риге. Да у Риги стояли три дни, а воевали подле моря по обе стороны Риги, да пошли вверх по Двине, по обе стороны Двины, к Курконосу (вар.: к Куконосу, Л.), а воинские люди шли подле Прускую землю и подле Литовскую землю рубежом. А вышли воеводы подле Литовской рубеж к Опочке, а война их была вдоль к Риге и от Риги к рубежу на шти сот верстах, а поперег на полуторе сте (вар.: полуторе сте, Л.), а инде на дву сот верстах, а городков немецких взяли: город Миклин, город Реконь (вар.: Рекоть, Л.), город Пиболда, город Зербин, город Шуян (вар.: Скуян, Л.), город Ерль, город Радопож, город Нитоур (вар.: Китур, Л.), город Сундеж (вар.: Суйдеж, Л.) город Малополсь (вар.: Малой Полс, Л.), /л. 286/ город Новой городок. И покинули Немцы (вар.: покипули немцы одинадцать городков, Л.), а сами выбежали (вар.: побежали, Л.) одинатцать городков, а городки воеводы выжгли, а наряд, и колоколы, и иной всякой скарб вывезли, а городки пусты пометали, потому что не с рубежа. И вышли воеводы со всеми людми, дал Бог, здорово, и государь к воеводам послал с жалованием.

О послах Датцкого короля Фредерика. Того ж месяца пришли послы Датцково короля Фредерика Клаус (вар.: Далус, Л.) Вернем Билтемверской, да Водислав Бобичеров (вар.: Бобисеров.) да Петр Билдень, дохтор Ероним Тенер. И послы государю от короля челобитье правили, и поминки явили, и били челом, чтобы государь велел посольства их выслушати. И царь и великий князь послал к ним посольства выслушати и о всем учинити околничего своего Алексея Федоровича Адашева, да дьяка Ивана Михайлова, да Казарина Дубровского и велел о всем договор учинити. И били челом царю государю послы от короля Фредерика /л. 287/ Датцкого, чтобы царь и великий князь учинился (вар.: учинил, Л.) короля Фредерика с собою в любви, и (вар.: а, Л.) велел людем своим и с его людми торговати на обе стороны невозбранно, да пожаловал бы царь и государь, для челобитья королева, гнев отложил, маистру Ливонскому и всей земле Ливонской дал бы, хотя не на много, покою их земле, а маистр в то время сам ко [123] государю приедет, или послов пришлете, или за свои вины добьет (вар.: побить, Л.) челом государю; и (вар.: а, Л.) государь бы его пожаловал, как его государеву величеству пригоже. Да били челом о Колывани, а называли Колывань Дацким королем (вар.: Дауком королю, Л.) прислушну, и государь бы пожаловал Колывани воевати не велел. А (вар.: в, Л.) Олексей и дьяки государю королево челобитье сказали, и царь и государь Фредерика короля пожаловал, от любви его от своея не отставил (вар.: оставил, Л.), и людем его своими (вар.: с своими, Л.) людми торговати велел во всех своих городех в Руских /л. 288/ и в Немецких, в Юрьеве, и в Ругодиве, и в Нове-городе (вар.: великом, Л.), и во Пскове, а маистру, и Арцыбискупу Ризскому, и бискупу Колыванскому, для королева челобитья Датцкого дал (вар.: да, Л.) кроткого предстояния, воевати ж (вар.: их, Л.) не велел на шесть месяц, от мая до ноября, а в то время самому маистру приехати или послов своих лутчих людей прислати да за своя вины добити челом на всем на том, как их государь пожалует. И грамоту опасную государю (sic) послом Датцкого короля на маистра Ливонского и на послов его дал приехати и отехати без задержания. А о Колывани государь велел отмолвити, что безлеп король называет Колывань и Вирлянскую землю своею, то данщики извечные их царьские, и ныне их хочет государь держати в своем имяни и в даннном предлежание (вар.: предлежании, Л.), и король бы ся в Колывань и в Бирлянь (вар.: Вирляннев, Л.) не вступал (вар.: вступался, Л.), а в том непожитья со государем не /л. 289/ хотел. И послы били челом на всом (вар.: всем, Л.) государьском жалованье, что государское жалованье так к королю все любо. И царь и государь и отпустил к королю послов, пожаловал честно.

О присылке с поля князя Дмитрея Ивановича Вишневсково. Того ж году месяца апреля, прислал с поля ко царю и великому князю воевода его князь Дмитрей Иванович Вишневской крымских языков четырнатнать человек, а писал, что побил Крымцов на Айдаре блиско Азова. Было (вар.: а было, Л.) их полтретья ста человек, а хотели итти под Казанские места войною. И князь Дмитрей их побил на голову, а дватцать шесть (вар.: двадцать шесть человек, Л.) живых взял, и государю четырнатцать человек прислал, а двенатцать в вожи у себя оставили. И сказывали, что царевич в Крым пришол добре истомен, омер (вар.: обмер, Л.) конми и людми. Да шол Мишка Черкашенин ко князю Дмитрею ж [124] и побил Крымцов вверх Донца Сиверского, а (вар.: и, Л.) четырех языков Крымских ко (вар.: к, Л.) государю прислал. Те (вар.: и те, Л.) языки тож сказывали.

О послах во Юргинч. Того /л. 290/ ж месяца в 20 (вар.: 24, Л.) день, отпустил государь послов во Юргинч (вар.: Юргенческих; Л.) ко царю, и в Шамархань, и в Бухары ко царю их же людей (вар.: Шамарконских и Бухарских, к их государем, Л.).

О посылке от царя в Литву Романа Пивова. Тою ж году посылал государь в Литву к Жигимонту Августу королю Романа Пивова о управных делех. И Роман у короля был, и приехал назад в том же году, и грамоты ко государю от короля приветь. А в грамотах король писал, что хочет ко государю прислати своего человека.

А к Пронску приходили Крымские татаровя. Того же году приходили к Пронску Крымские татаровя, и Василей их Бутурлин побил и ко государю шестнадцать языков прислал.

О отписке ко государю с Днепра от Данила. Месяца июля приехали ко царю и великому князю от воевод с моря от Данила от Адашева, от Игнатия Заболотцкого с товарыщи, князь Федор княж Иванов сын Хворостинина да Сава Товарыщев с сеунчом, а говорили (вар.: сказывали, Л.) государю от воевод, что они, по государьскому наказу, ходили на /л. 291/ Крымские улусы морем, и, как пришли под Очаков, и тут корабль взяли, и турок (вар.: турчан, Л.) и татар побили, а иных людей поймали с собою в важи на море. И пришли на Чюлю остров на море и тут на протокех другой корабль взяли, и тех всех людей в вожи же с собою поймали. И пришли на Крымские улусы на Ярлагаш остров и тут многие верблужие стада поймали и побили. И оттоле пришли на улусы, на сидячих людей, на Кременчик, да на Кошкарлы, да на Коголник, от Перекопи за пятнатцать верст, и послал перед собою князя Федора Хворостинина, и сами пришли на многие места, разделяся, и, дал Бог, повоевали и поймали многие улусы, и многих людей побили и поймали, и, которые татарове, собрався, приходили на них, и тех многих из пищалей побили, и отошли на Озибек остров, дал Бог здорово. И царь (вар.: царь Крымской, Л.) с детми с своими, и со князьми, и с /л. 292/ мурзами, пошол за Данилом, собрався; а многие люди к нему не иоспешили збиратися, прииде бо на них от Божия промысла и от царя [125] православного, государя вашего, страх и ужас. И Данило с товарыщи пришол с моря под Очаков, на усть Днепра, дал, Бог здорово со всеми людми и с полоном с Крымским, и с Руским, и с Литовским, которой отполонил и в вулусех поимал; а в Очаков Турскою людей, которых на кораблех и на перевозех поимал, отпустил и приказал к ним, что царь и государь посылал воевати недруга своего Крымского царя улусов и вперед на Крым дороги проведывати, а с Турским государь нам в дружбе и воевати его не велел. И Данило сыскал, что есть в тех Турские люди, которых на кораблех поимали. И Турского люди, Очаковские державцы, Аги (вар.: Агай, Л.) и Санчаки к Данилу с товарыщи приехали (вар.: ехали, Л.), и привезли в ним кормы многие, и почесть учинили великую государским людем, и государьскому жалованию /л. 293/ и справедливству добре рады. И оттоле пошли (вар.: Данило с товарыщи, Л.) вверх Днепром, а царь Крымской учал на них приходити во многих тесных местех и не доспе им (вар.: но не успе, Л.) ничтоже, и, дал Бог их из пищалей везде побивали (вар.: везде их побивали из пищалей, Л.). И хотел царь притти (вар.: притти на них, Л.) на перевозех на Данила с обе стороны, и Данила с товарыщи, дал Бог, и (вар.: перевозы и, Л.) пороги прошел здорово, а царь ему ничтоже успе зла сотворити. И прошол Данило на Монастырской остров (вар.: пришли на Монастырский остров со всеми людми, Л.), дал Бог, здорово ж. И тут г Данилу (вар.: к Данилу с товарыщи, Л.) от царя прибежал Федка Ершовской, а служил у царя в Крыму, а сказал, что царь за Данилом ходит (вар.: ходит за воеводами, за Данилом с товарыщи, Л.) шестую неделю, а везде хотел на Данила (вар.: искал на них, Л.) приходити, и Бог ево нехотения (sic) (вар.: хотения его, Л.) злово не исполнил. И царь, возяряся, и ныне хочет на Монастырьской остров приходити, а люди со царем Крымские и Нагайские все в собрание. И Данило (вар.: Данило с товарыщи, Л.) послал про царя проведати Нечая Ртищева с товарыщи, и Нечай наехал царевы станы /л. 294/ за пятнатцать верст от Монастырского острова, и как Федка (вар.: Федка Ершовской, Л.) от него побежал, и царь пошел прочь наспех. И царь и великий князь, сия слышав, Богу благодарение воздаде, видев его неизреченные щедроты на роде крестьянском, возвестив (вар.: и тако возвестив, Л.) митрополиту, велел (вар.: повеле, Л.) молебная совершити. Преж бо сего начала, как и Юрт Крымской стал, как [126] и (вар.: и как, Л.) в тот Корсунской остров нечестивые бусурманы вдворилися (вар.: водворишась, Л.), Руская сабля в нечестивых жилищех тех (вар.: тех жилищех, Л.) по се время кровова (вар.: очервлена, Л.) не была ни трубе (вар.: и по се время их трубе, Л.) преж сего гласяще, православных воинство ззывающе. Ныне же государя нашего у Бога (вар.: Бога нашего, Л.) прошением, и мудрым и крепким разумом, и подвигом, и невместимое Христово (вар.: Христос, Л.) чюдо вместил, морем (вар.: морем убо, Л.) его царское воинство в малых челнех полтретьи недели, якоже в кораблех ходяще (вар.: воююще, Л.) и кораблие емлюще (вар.: взимающе, Л.), и воюючи, и воздух бо им, по государеве /л. 395/ вере к Богу, служаше, и не множество воинства на великую Орду внезапу нападще (вар.: попадше, Л.), и повоеваша и мстя (вар.: отмщение воздаше, Л.) кровь крестьянскую (вар.: за пролитие крови християнские, Л.) поганым, здорова (вар.: и здрави, Л.) отидоша. И царь множество вой собрал с Крымцы и с Наган, в шесть недель ходя подле их берегом, не возможе им ничто же зла воспретити (вар.: сотворити, Л.): Бог бо им способствовал по царя нашего православного у Господа (вар.: Бога, Л.) прошением, и храбрством его и мужества (вар.: мужеством, Л.) и твердого разума наказом, всем подручным его (вар.: ему, Л.) благодатию милость и утвержение. И послал государь на Монастырской остров к Данилу с товарыщи с своим жалованием в золотым князя Федора Ростовского-Лобанова и велел им ехати к собе. Данило ж писал ко государю, что царь Крымской Нагайских мурз в Крыму побил у собя многих, а Исуфовы дети от него побежали и утекли ко отцу.

Ко государю отписка с Дону от Игнатия Вешнякова. Того ж году прислал ко государю /л. 296/ с Дону постелничей его воевода (вар.: и воевода, Л.) Игнатей Михайлович Вешняков с товарыщи Булгака Онучина, а писал с ним ко государю, что шли в Крым Нагайские мырзы, Арослановы братия, Тиналей мурза с братиею, пять их, и Игнатей за ними ходил и сшел их на Усть Днепра (вар.: Хопра, Л.) и поимал у них улусы многие с женами и здетми, и людей у них побил многих.

Присылка ко государю из Нагаи от Исмаиля князя. Того ж году приехал ко государю из Нагаи от Исмаиля князя с грамотами служивой татарин Кадыр Кудинов. А писал Исмаил ко государю [127] челобитьем, что дети (вар.: сын, Л.) его к нему из Крыму пришли здорово, и в (вар.: из, Л.) Астрохани Иван Выродков детей его чтил и отпустил к нему здорово, не издержав, и что (вар.: чтобы, Л.) государь учинил (вар.: пожаловал, учинил, Л.) им помочь на Крым (вар.: Крымского, Л.) за их обиду. И Иван Выродков писал ко государю о том же.

О поезде великого князя и Троице и в объезд лета 7068, месяца сентября. Поехал царь и великий князь Иван Васильевич всеа /л. 297/ Русии в объезд в монастырь к Троице и к преподобному Сергию чюдотворцу молитися (вар.: помолитися, Л.) и по селам, а с ним его царица, и царевичь Иван, и царевич Федор, и брат ево князь Юрий. И в монастыре моляся, братию (вар.: и братию, Л.) удоволя всяким покоем, и в селех был, к (вар.: и к, Л.) Москве приехал того ж месяца. А в обезде его наехали воеводы с Днепра околничей его Данило Федорович Адашев, а с Дону постелничей Игнатей Михайлович Вешняков с товарищи, И государь их за службу пожаловал,

О приезде Вишневецкого с Дону. Того ж месяца пришел (вар.: пришел с Дону князь Дмитрей Иванович, Л.) Вишневецкой с Дону, а с ним прислали (вар.: пришол и, Л.) черкасы и Чюрука мырзу Черкаскою (вар.: за Черкаского, Л.): все Черкасы бьют челом (вар.: и бил челом ото всех черкас, Л.), чтобы их государь пожаловал, дал бы им воеводу своего в черкасы в велел бы их всех крестити.

Освящение церквей новых. Месяца октября в 1 день, священы церкви приделы в новом городе у /л. 298/ Фроловского мосту, которые ставлены на возвещение чюдес Божиих о Казанском взятье, в которые дни Божия помочь и победа была православному царю над бусурманами: храм Живоначальные Троицы, Вход во Иерусалим, Николае (вар.: да Николае, Л.) Великорецкий, Киприян и Устинья (вар.: Устини, Л.), Варлаам Футынский (вар.: Хутынской, Л.), Олександр Свирский, Григорей (епископ) великие Арменей (вар.: епископ великий Арменеи, Александр, и Иоанн, и Павел новий, патриархи цареградские, Л.). А на священие (вар.: освящении, Л.) был царь и великий князь, и царица его, и царевичи Иван да Федор Ивановичи, и брат его князь Юрьи Васильевич, и цари казанские Александр и Семион, и множество бояр. А свещал Макарей митрополит всеа Русии со всем священным собором. А болшая церковь средняя, Покров Богородицы (вар.: Пресвятые Богородицы, Л.) того году (вар.: тогды, Л.) не совершена. [128]

Вобезд великого князя в Можаеск. Того ж месяца поехал царь и великий князь в Можаеск к Николе чудотворцу, /л. 299/ и в монастыри помолитца (вар.: помолитись, Л.), и по селам прохладится, а с ним его царица и дети его, царевичи Иван и Федор (вар.: Иван и Федор Ивановичи, Л.).

Присылка из Юрьева от воевод. Того ж месяца писал из Юрьева ко царю и великому князю боярин князь (вар.: князь в воевода, Л.) Андрей Иванович Ростовской с товарыщи, что маистр Ливонской собрался с людми своими, и заморских немец нанял, и, недождався сроку, на колько их государь пожаловал (вар.: пожаловал, по челобитью Дацкого короля, Л.), за месяц до ноября первого числа пришел в государеву землю, в Юрьевской уезд, в Сангацкую мызу войною. И царь и великий князь послал боярина своего Алексея Даниловича Басманова во Псков к боярину и воеводе, ко князю Юрью Ивановичю Темкину, а велел отпустити изо Пскова воевод. Захарью Плещеева, Григория Нагово, а с Красного городки и с Вышегорода Замятию Сабурова да Алексея Скрябина, а велел быти (вар.: быти им, Л.) под /л. 300/ людми и приходити на загонщиков, и доволна (вар.: дополна, Л.) проведывати, коим обычаем маистр изменил и, перемирия сроку не дождався, войною пришел? А в Юрьев писал (вар.: писал государь, Л.), велел в городе бережние держати, а под люди послал (вар.: послать, Л.) воевод князя Александра Прозоровского да Василья Сабурова.

О присылке воевод в Можаеск. Месяца ноября, прислали к царю и государю (вар.: и государю и великому князю, Л.) в Можаеск воеводы Захарей Плещеев с товарыщи Михаила Бурцова (вар.: Курцова, а с ним писали, Л.), что они приходили на немецких людей и не в одном месте, и немецких людей побили (вар.: побивали, Л.), и языки поймали (вар.: имали у них, Л.) трожды. И языки сказывают, что пришол Трегородской (вар.: Треградской, Л.) князец Мошкалко, а с ним немецкие люди и заморские; маистра (вар.: а маистра, Л.) и арцыбискупа им дожидатца в тех мызах; а маистр, собрався с досталными, будет у них и с нарядом со многим; а итти им к Юрьеву и стояти у Юрьева зима вся; не (вар.: и не, Л.) /л. 301/ взяв Юрьева, прочь не итти. А изменил маистр и завоевал по Юрьевских людей ссылке. А от Юрьева присылали и не одни языки, которые имали у немецких людей, и те языка то ж сказывали. [129]

Князь великий велел итти воеводам и Юрьеву. А царь и великий князь велел бояром князю Юрью (вар.: Юрью Темкину, Л.) и Алексею (вар.: Алексею Басманову, Л.) итти к Юрьеву, а Захарие с товарищи велел сниматца с ними же, а стрелцов многих послал (вар.: послал государь, Л.) в Юрьев. Того ж месяца писал Захария с товарищи, что приходили немцы на них Мошкалка (вар.: Треградцкой князец Мошкалка, Л.) со многими людми, да их истоптали, и воеводу Алексея Ивановича Скрябина убили, и детей боярских дватцать человек убили да тритцать человек боярских людей. А (вар.: и, Л.) царь и великий князь велел итти с Москвы бояром и воеводам князю Ивану Федоровичю Мстиславскому, да князю Петру Ивановичю Шуйскому, и иным многим бояром, и воеводам, и /л. 302/ детем боярским многим Московские земли и Новогороцкой на спех во Псков. И, по грехом, пришла груда великая и безпута, кроме обычая, и в нужу рать пришла великую, а спешить невозможно. Того ж месяца приехали ко государю в Можаеск два татарина крымские, а сказывали, что пришол Девай (вар.: Диви, Л.) мурза Нагайской из Крыму да с ним мурзы Ширинские, а с ними три тысячи человек, а пришли войною на Украйну. Того ж месяца писал воевода князь Федор Иванович Татев, что приходил Дивей мурза с товары щи на Ростовскую волость (вар.: и воевали Ростовскую волость, Л.), а пришли безвестно. И князь Федор на них приходил, и языки у них поимал, а за ними не ходил (вар.: ходил, что, Л.): люди к нему вскоре не собралися. Того ж месяца писали бояре и воеводы князь Юрий (вар.: Юрий Темкин, Л.) да Алексей (вар.: Алексей Басманов, Л.), что они пришли в Выбореск (вар.: Избореск, Л.), в /л. 303/ Юрьевской уезд, а Захария с товарыщи (вар.: Захария с товарыщи не поспел с ними сойтися и пришел на Захарью с товарищи, Л.) маистр и арцыбискуп Ризской со многими людми немецкими и с наемными безвесно, и побили многих людей, убили семдесят (вар.: семдесят человек, Л.) сынов боярских да тысяч (вар.: с тысячю, Л.) боярских людей, а многих ранили, а кош у них весь немцы взяли. А стояли воеводы оплошно, подещиков и сторожей у них не было, зашли их немцы всех на станех, потому их по грехом побили. А царь и государь хотел ехати вскоре к Москве (вар.: из Можайска к Москве, Л.), да невозможно было ни верхом, ни в санех: беспута была, кроме обычая, на много время. А се грех ради наших царица не домогла. Того ж [130] месяца писал из Юрьева 6оярин (вар.: боярин и воевода, Л.) князь Алексей (вар.: Андрей, Л.) Иванович с товарищи, что маистр и арцыбискуп со всеми немецкими людми и со многим нарядом пришол к Юрьеву. /л. 304/

О поезде великого князя из Можайска. Того ж месяца, царь и великий князь поехал из Можаииска в Москве и приехал со царицею и с детми своими, с царевичи, в Москве декабря в 30 день. Месяца декабря писали из Юрьева (вар.: писал из Юрьева боярин и воевода князь Андрей Иванович Ростовской с товарищи, Л.), что маистр от Юрьева пошол, а стоял у Юрьева десять (вар.: пятдесять, Л.) день, из наряду по городу стрелял издал; и стоял с полки от Юрьева с версту, а к городу его близко не припустили, из наряду с города у маистра побивали людей в полку. А приходил маистр полки (вар.: с полки, Л.) к городу, и вылазили на него конные дети боярские (вар.: дети боярские из города, Л.) и стрелцы, и убили у маистра стрелцы из пищалей и дети боярские человек со ста, а стрелцов государевых убили с полтараста человев, а иные дети боярские, и боярские люди, и стрелцы, дал Бог, все здорово. И пошли немцы прочь, а городом и людем государевым не успели ничто зла сотворити. /л. 305/

Отпущали воеводы из Юрьева. Того ж месяца писал из Юрьева князь Ондрей: отпущал от (вар.: писал князь Ондрей с товарищи, что он посылал, Л.) Федора Ивановича Чулкова с товарищи (вар.: за маистром, Л.), и они людей (вар.: немецких людей, Л.) на Омже (вар.: Омовже, Л.) немецких у маистра побили и языки (вар.: у маистра, Л.) поймали. Да после того посылал голов за маистром князя Дмитрея Кропоткина, Григория (вар.: да Григорья, Л.) Кафтырева, Дмитрея (вар.: да Дмитрея, Л.) Елсуфьева. И они дошли последних людей (вар.: людей маистровых, Л.) и тех побили (вар.: их, а живых, Л.) и взяли (вар.: немец, Л.) тритцать сем языков (вар.: человек, Л.).

Отписка из Юрьева. Того ж месяца писал (боярин) князь Андрей (вар.: Ростовской, Л.) с товарыщи: посылали (вар.: что они посылали, Л.) голов князя Глеба Оболенского да Тимофея Тетерина за маистром. И они дошли последних людей да тех немец побили, а взяли живых дватцать три (вар.: человек, Л.). И те все языки сказывали, что маистр пошол к Лаюсу приступати. И князь Андрей, по тем вестем, послал в Лаюс голову стрелецково [131] /л. 306/ Андрея Кошкарова, а с ним его стрелцов сто человек; а в Лаюсе были головы князь Андрей Бабичев да Ондрей Соловцов, а с ними сто сынов боярских да двесте стрелцов.

Присылка из Асторохани. В декабре же (вар.: того ж месяца, Л.) прислал из Астарохани Иван Выродков сына своего Васку, а писал ко царю государю, что Тюменской Мамай мырза Агишов княжей (вар.: сын княжей, Л.), приехал ко царю государю бити челом, чтобы пожаловал государь его, дал рать на дядю его, на Тюменского князя, и учинил (вар.: учинил бы, Л.) его на Тюмени; а он, холоп государев, неотступен во веки. Да из Шевкал ко государю приказывают, чтобы прислал рать на Крым Шевкала, а им дал иново, а они всею землею холопи государевы неотступно. Да Иван же писал, что Исмаил отпустил на Брым сына своего Тинбай мурзу и иных племянников своих, а Иван с ними отпустил /л. 307/ дву мырз нагайских, Тумовых (вар.: Кутумовых, Л.) детей, которые в Астарохани не живут, служат царю государю, а с ними (вар.: о том послал, Л.) Астороханских людей вместе с Тинбай мырзою, Исмаилевым сыном.

Приехал гонец от Литовского короля. Того ж месяца приехал гонец от Литовского короля Андрей Иванов с грамотою ко царю и великому князю о бедных делех да, быв у государя на завтрее просился: от панов, сказал, приказ о государских делех к околничему к Олексею Федоровичю Адашеву, да к казначею к Федору Ивановичю Сукину, да к диаку к Ивану Михайлову. И царь и государь велел ему быти в дьячьей избе у Алексея с товарищи. И гонец говорил Алексею с товарищи от Маршалка королева Дворного, от Остапа Воловича, чтобы они порадели о християнстве и своим дядем, и братие, и бояром поговорили, чтобы государю помянули, чтобы похотел с их государем королем миру, и любви, и доброго согласия. И, по государеву веленью, Алексей с товарищи ему молил: мы государя своего вссгди слышим, что всем християном государь ищет покоя и государя вашего многижды напоминал о добрех покою крестиянскому, и государь ваш того не хочет. А ныне нам говоришь от Остапа словом, а писма к нам от панов рады королевские ни от одново нет, и на том тому верити нечему и братии своей и дядям того сказывати нечего; будет от панов рады писмо о том, и мы тогды ради помогати всякому добру крестьяном; то от нас скажи Остапу. [132]

Отпустил гонца Литовского. А царь и великий князь королева гонца отпустил к королю, а с ним послал грамоты к королю о тех же о бедных делах.

Пришли с Днепра Черкасы. Того ж месяца пришли с Днепра атаманы Черкаские Гаврила Слепетцкой (вар.: да Семен Высотцкой и, Л.), которых оставливал (вар.: останавливал их на поле, Л.) околничей и воевода Данило Адашев с товарыщи; а привели с собою мырз Нагайских Кипчашского улусу Тагри Верден (вар.: Тегра бер Дея, Л.) мурзу с братом, и с матерью, и с женами, и с детми, да семдесят человек Нагай с женами ж и с детми и со всем улусом. А приходили, сказывают (вар.: а сказывают атаманы, Л.) после Данилова в осень на Крымские улусы, многыжды (вар.: и многимды, Л.) имали Крымские и Нагайские улусы, и на тот Кипчатцкой улус пришли и взяли у них жены их и дети. И мырзы в ним приехали сами на государя нашего царя и великого князя имя; а, уверяся с ними, ходил того (вар.: Тягри, Л.) Бердеи мырза, а с ним атаманы и казаки Черкаские, /л. 308/ которые служат царю и великому князю, на Крымские улусы (вар.: пришли все на Крымские улусы, Л.) и повоевали многие улусы, и бой им с Крымцы был великой, а побили многих людей Крымских и Нагайских, убили семь мырз и поймали многие улусы (вар.: и пришли ко государю, Л.). И царь и государь мырзы Тягри бердея с братом и атаманов пожаловал великим своим жалованием за их службу, а царю, сказывают, Крымскому с Нагаи рознь великая и голод в Крыме великой.

Присылка из Юрьева от воевод. Месяца генваря приехал ко царю и великому князю (вар.: приехал... из Юрьева, Л.) от князя Ондрея (вар.: Ростовского, Л.) с товарыщи голова стрелецкой Андрей Башкаров, а сказывал (вар.: сказывал что, Л.): приходил маистр к Лаюсу со многими людми немецкими и с нарядом со многим, и, поставя туры, бил по городу из наряду, и розбил город до основания на пятнатцати саженях, и приступал по два дни всеми людми в розбитое место и к иным местом. /л. 309/ И Божиим милосерди-ем и его государьскою правдою (вар.: государя нашего православного царя правдою, Л.) побили у маистра многих людей, и поимали в городи доспехи, и орудие ратное всякое многое поимали, из города из наряда у маистра две пушки розбили. И пошол маистр от Лаюса посрамлен (вар.: прочь с срамом, Л.), ничто же зла успел (вар.: сотвори, Л.) государьским людем; Ондрея государь за его прямую и добрую службу [133] пожаловал. А в немцы государь отпустил рать и воевод своих за их измену: в Болшом полку боярин и воевода князя Ивана Федоровича Мстиславского, да князя Василья Семеновича Серебреного, да воеводу князя Ивана Ивановича Кашина, да в Болшом же полку со князем Иваном же Федоровичем боярин и воевода Михайло Яковлев Морозов, да и наряд с Михайлом же, а у наряду Григорей Нагой (вар.: Григорей Нагой, да с князем Иваном же Федоровичем царевич Ибак Астороханский, Л.), в Передовом полку бояре и воеводы Иван /л. 310/ Петрович Яковля да Иван Васильевич Шереметев (меншой), в правой руке бояре и воеводы князь Петр Иванович Шуйской да Микита Васильевич Шереметев, в левой руке боярин и воевода князь Михайло Петрович Репнин да Дмитровской дворецкой и воевода Петр Петрович Головин; в Сторожевом полку воевода князь Андрей Иванович Ногтев Суздалской, да околничей и воевода Микита Романович Юрьев, да со князем Иваном же Федоровичем царевич Ибак Астороханский.

Посланник от Литовского короля. В генваре же (вар.: того ж месяца, Л.) пришол посланник от Литовского короля Мартын Волотков и подал грамоту царю и великому князю и речию говорил о Ливонских немцех, чтобы государь воевати их не велел: истари, сказал, от цысаря приказ им беречи их и ныне маистр ему же бьет челом, и о тех бы о всех делех им и о покое крестьянском послы сослатца. Да быв у государя на завтрее, просился к околничему к Олексею Адашеву /л. 311/ да к дияку к Ивану Михайлову, а сказал приказ от панов. И государь велел ему быти у них в дьячьей избе. И Мартин говорил Алексею от себя, а не от панов, что он от государя своего говорил царю и государю и грамоту подал о немцех, потому что из начала к их государем прикладу держат, ныне на иных городкех король урядников своих посажал, а государь их (вар.: государь их король, Л.) хочет со царем и великим князем о том послы сослатися (вар.: послатцы, Л.) и договор учинити. И, по государеву велению, Алексей и Иван ему говорили, что Ливонская земля изначала государей наших данщики, от Великаго Ярослава Володимеровича и по се время, и коли проступят, и государи их ваши казнят, и в них ся по се время никто у государей наших не вступливал, и в грамотах своих пишут, что им ни х кому не приступати, и король их имянно отписан /л. 312/, что к нему не прикладыватца и не [134] приступати, и грамоты Мартыну перемирные казали. И царь и великий князь Мартына к королю отпустил, а приказал с ним государь сам своим царьским словом, о котором деле он от короля грамоту привез и речь говорил, и те речи государь его выслушал, и грамоту вычел, и о тех делех обошлет брата своего своим посланником, да к королю поклон приказал, и иных речей к королю с ним послал.

Присылка о Крымского царя. Того ж месяца прислал царь Крымской Девлет Кирей (вар.: ко царю и великому князю, Л.) царева и великого князя гонца служилого татарина Тавкея Темыева с товарищи, а писал о своих послех и о дружбе, чтобы ся с царем и великим князем помирити. И царь и великий князь к царю послал служивых татар Софку Тутаева с товарыщи с грамотою. Да у послов крымских взял одново татарина /л. 313/ да к царю послал, а писал: толко царь оставит безлепицу и будет чему верити, и царь и великий князь с ним помирится; а что с моря посылал дорог отведывати и из Асторохани приходил Тимба мырза с товарыщи, и о том бы си не мнил: коли будут добрые дела, и тогды те дела отстанут, а потому бы рассудил (вар.: себе рассудил, Л.), кое ему прибыльнее — мирится ли, или воеватся, то он положил на него волю, лутчее изберет себе. С тем в Крым отпустил.

Приход Тинбай мырзы на Молочные воды. А Тавкей сказывал: приходил Тинбай мырза Исмаилев сын с товарыщи на Молочные воды, и на Овечьи воды, и на Конские, и повоевали многие улусы. И Нагаи к нему пристали многие. И царевич Колга Магмет Кирей за ними гонял (вар.: ходил, Л.). Нагаи у царевича побили многих людей и отошли сами здорово, тысяч с сорок лошадей отогнали. А коли Данило смотря приходил на улусы, и тогды у них /л. 314/ страх был великой от царя и великого князя приходу; и все бегали в горы, чаяли, что государь пришел; и вперед на них страх великой от государя: с моря и с поля многими месты приход на Брым, уберечися им нелзе. И всею землею приходили ко царю, чтобы ся с царем и великим князем помирил. А от Днепра улусом нужа великая.

Отпустил государь Вишневецково на государьство в Черкасы. Месяца февраля отпустил царь и великий князь в Черкасы, по их челобитью, воеводу своего князя Дмитрея Ивановича Вишневецково, а с ним отпустил вместе князей Черкаских, князя Ивана Омашука (вар.: Баашика, Л.) да князя Василья Сибока с братьею, и попов с ними [135] крестьянских отпустил, а велел их крестити, по их обещанию, и по челобитью, и промышляти над Крымским царем.

Отпустил государь воеводу. Отпустил царь и великий князь, по челобитью Кабардинских князей и по неправдам Шевкаловым, воеводу Ивана Семеновича /л. 315/ Черемисинова с товарищи на Шевкал и на Тюмень и с Ываном отпустил попы крестьянские, по их обещанию и челобитью, крестити их, Кабардинских черкас.

Текст воспроизведен по изданию: Летописец Русский (Московская летопись) // Чтения в Императорском Обществе Истории  и Древностей Российских, Книга 3. 1895

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.