Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

СБОРНИК ПОСЛЕДНЕЙ ЧЕТВЕРТИ XV — НАЧАЛА XVI в. ИЗ МУЗЕЙНОГО СОБРАНИЯ

Материалы к исследованию

Никаноровская летопись до 1472 года сходна с летописью Вологодско-Пермской 122 и в этой части, — а она укладывается во время, охваченное Кратким летописцем (за исключением последних записей), — тесно связана с московскими летописями. Нельзя не отметить и тот факт, что в трех случаях известия встречаются только в летописи Софийской II, которая, несомненно, московского происхождения.

В результате становится очевидным, что составитель Краткого летописца использовал в своем отборе и сокращении тексты, вошедшие в Московские летописи и в Вологодско-Пермскую. Последняя, в свою очередь, опирается на те же московские летописи 123. Весьма [249] вероятно, что при составлении Краткого летописца был использован Московский великокняжеский свод редакции 1472 года.

Для истории создания Краткого летописца, а следовательно, и всего Сборника, важно проследить не только что отбирал его составитель, но и что он не включал в свой текст, что казалось ему ненужным. При сличении Летописца с текстами Вологодско-Пермской и Никаноровской (и Симеоновской) летописей — а мы видели, как близок он к этим текстам, — можно видеть все пропущенные события, не отразившиеся в Летописце.

Под 6923 годом не указаны пожары Москвы и Смоленска и поездка в Москву Симеона для поставления в архиепископа Новгородского. Под 6924 — исцеления у гроба митрополита Петра. Под 6925 — поход новгородцев и вятчан на Заволоцкую землю, мор в Новгороде, Пскове, Ладоге, Твери и др. городах, деятельность Григория Цамблака и его поездка в Рим. Под 6926 — захват Витовтом Кременца, знамение иконы богородицы в Новгороде, преставление княгини Анастасии в Звенигороде, пожар в Москве. Под 6928-6932 — поход Ягайла и Витовта в Немецкую землю, нашествие хана Куидадата и битва, к которой опоздала московская сила. Под 6933 — поездка митрополита Фотия в Галич, когда встречавшую его бедно одетую толпу он «в глум себе вмени». Под 6936 — нападение Витовта на Новгород и откуп новгородцев. Под 6938 — съезд князей у Витовта в Тороцех, вокняжение Свидригайла, расторжение мира между великим князем и кн. Юрием Дмитриевичем. Под 6939 — знамение перед смертью митрополита Фотия, пребывание великого князя и кн. Юрия в Орде. Под 6941 — отъезд от великого князя боярина Ивана Дмитриевича, эпизод с поясом на московской свадьбе и его последствия. Под 6942 — отъезд кн. Ивана Михайловича в Тверь, поход великого князя к Нижнему Новгороду, вокняжение Василия Дмитриевича. Под 6945 — протест великого князя против желания митрополита Исидора идти на Ферраро-Флорентийский собор. Под 6946 — грабеж русского населения великокняжеским войском, выступившим против татар, победы и поражение войска. Под 6949 — приезд новгородского архиепископа с посадником и уплата великому князю 8 000 рублей. Под 6953 — поход Махмета к Курмышу, происки Дмитрия Шемяки. Под 6954 — «потрясение» града Москвы. Под 6955 — обручение княжича Ивана (будущего Ивана III) с тверской княжной, освобождение матери Василия Темного. Под 6956 — поход Мамотяка на Владимир и Муром, поход на Дмитрия Шемяку, мир и возвращение великого князя из Костромы. Под 6958 — основание церкви Владимиром Ховриным и палат и церкви митрополитом Ионой, буря. Под 6959 — приезд в Москву Семена Олельковича. Под 6994 — заточение Михаила Холмского.

Из этого перечня видно, что в Краткий летописец не попали многие известия о новгородских и московских событиях и прежде всего о событиях, компрометирующих Москву. Можно, следовательно, с большой уверенностью утверждать, что составлялся Летописец не в Новгороде и даже не в Москве, хотя он и несет явные следы московской ориентации.

Еще большую ясность в историю нашего летописца вносит очень близкий к нему «Летописец русский» за 859-1490 гг., [250] опубликованный А. Н. Насоновым по двум спискам: кон. XV — перв. пол. XVI в. (рукопись Синодального собрания № 941) и втор. четв. XVI в. (рукопись Музейного собрания ГБЛ № 3841) 124. Тексты летописцев в значительной части совпадают дословно. Однако наш список — иная редакция «Летописца русского», более краткая и с совершенно иным концом.

Основным источником опубликованного летописца 125 А. Н. Насонов считает текст, восходящий к Ростовской летописи. Действительно, до начала XV в. (до 1419 г.) содержание Летописца подтверждает это, но дальше его приходится связывать, как мы видели, с другими летописными сводами 126.

Проследим, каковы отличия Краткого летописца из Сборника М. 3271 от летописца, опубликованного А. Н. Насоновым. Можно с полной уверенностью сказать, что оба они восходят к общему протографу, но писались (точнее, составлялись) в разных местах и имеют различные тенденции. Тяготение к большей краткости писца-составителя нашего летописца, не стремившегося к большой аккуратности изложения, заставляло его не только обозначать годы через две последние цифры и не дописывать названия месяцев и дней недели, но и отбрасывать слова и целые фразы, которые не давали существенных дополнений к основному известию. Так, например, в опубликованном «Летописце русском» мы читаем: «И Аидар тогды же приходил на Русь» (6938 г.), в нашей рукописи — «И Аидар тогда был» (ст. 13); в печатном тексте — «...князь велики Василеи Васильевичь... засуха велика, сухменно лето...» (6939 г.), ркп — «...князь великыи... засуха велика...» (ст. 14); печ. — «...князь Дмитреи Шемяка да князь Иван Можайский поймали князя великого Василья Васильевича у Троици и очи выимали...» (6954 г.), ркп — «...Шемяка да Можайской поймали князя великого да и ослепили...» (ст. 33) и др. 127.

Ряд известий «Летописца русского» совсем не вошел в наш летописец. К ним относятся известия: о смерти кн. Константина Ростовского (6923), о поставлении Симеона, епископа Новгородского, о приезде новгородских князей в Москву и основании Костромы [251] (6924 г.), о приезде в Москву кн. Данилы Борисовича (6925 г.), об отъезде новгородских князей из Москвы (6926 г.), о смерти княгини Анастасии (Звенигородской?) (6927), о смерти игумена Троице-Сергиева монастыря Никона (6936 г.) и о том, что полонили княгинь Оболенских, «да Григорьеву жену Козлову» (6957 г.). Как видим, в Кратком летописце опять не включаются даже и краткие новгородские и отчасти московские известия.

Характерны добавления нашего летописца. Это известия о поставлении в Литве митрополитом Григория Цамблака (6923 г., ст. 2) и иноческих именах князей Ивана Михайловича и Михаила Александровича Тверских (6933 г., ст. 8) и Семена Владимировича Ярославского (6934 г., ст. 9).

Из известий «Летописца русского» за 1461-1485 гг., отсутствующих (из-за утраты текста) в нашем летописце, следует особенно отметить распространенную повесть о строительстве Успенского собора и перенесении в новый собор мощей святителей. Повесть связывает Летописец с Московским летописным сводом кон. XV в. (и Симеоновской летописью).

Конец нашего летописца, отделенный от остального текста значительным перерывом (из-за утери листов), совершенно иной, чем в летописце, опубликованном А. Н. Насоновым. В последнем известия кончаются 1482 годом, за ними лишь следует приписка о поставлении митрополита Зосимы (под 1490 г.), в нашем — 1486 годом, и известия за этот год касаются Пермского епископа Филофея и Вологды, куда Филофей переехал в 1492 году.

Таким образом, приведенное соотношение текстов кратких летописцев позволяет утверждать, что если опубликованную редакцию Краткого летописца можно связывать с Москвой, то редакцию, представленную в Сборнике М. 3271, следует связывать с Пермью и Вологдой, точнее, с двором епископа Филофея. Это подтверждается и концом Летописца и теми добавлениями, которые мы находим в нем. Правильность такого вывода доказывается и еще одним существенным фактом: текст конца Краткого летописца (ст. 42-44) полностью совпадает с концом Вологодско-Пермской летописи в редакции Воронцовского сборника 128.

Укажем еще на одну очень характерную запись в первой части Сборника, касающуюся Вологды (Сед. — в составе № 39): «В лето 6711 създана быс<ть> на Вологде церкви въ имя пресвятыа богородица и священа быс<ть> благоверным епископом Новогородскым Феоктистом при благоверном князе Андреи и сыне его Михаиле и священа быс<ть> в 15 день августа на памят<ь> Успениа» (л. 39 об.). Статья следует за списком новгородских архиепископов, о котором говорилось выше.

Архиепископ Феоктист, возведенный на новгородскую кафедру 29 июня 1300 года, в конце 1308 года отошел в Благовещенский монастырь, где раньше был игуменом, и умер в 1310 году 129. Даже и в перечне новгородских архиепископов, помещенном перед этой записью, значится возведение его «лета 6788». Освящать церковь в [252] Вологде он мог в 6811, а не в 6711 году. Князь Андрей (Дмитриевич) и сын его Михаил — князья Белозерские — действовали в кон. XIV — нач. XV в. Здесь имеются в виду, надо полагать, вел. кн. Новгородский Андрей Александрович (умер в 6812 г.), после которого княжил Михаил Ярославич. Составитель, следовательно, путает и дату, и отношения князей.

Приписать освящение Вологодского собора Феоктисту или вспомнить об этом факте имело смысл. Феоктист почитался святым уже давно 130. Этот не совсем, может быть, удачный экскурс в историю, вероятно, не был случайным: он должен был укрепить авторитет епископской кафедры, установившейся в Вологде с 1492 года 131. Если это так, то запись, надо полагать, и делалась при Вологодском епископском доме.

В первую часть Сборника М. 3271 вошел и еще ряд статей исторического характера, но они уже выходят за рамки летописных текстов. Укажем их.

1. Выпись [из послания Ивану III?] о покорении Балканских государств (Сед. — № 19): «Колко государьства было: Грецкое, и не одно, и Сербьское, и Болгорьское, и Арбанаское, и Босна — той уже бог покорил под поганство наших грехов деля. А топерь турци переступили Чермное море, заньже взял Кафу. Ино осмотримся рано» (л. 15 об.).

Более полный текст Послания имеется в сборнике БАН-4.3.15 (об этом сборнике упоминалось выше). Текст этот опубликован Я. С. Лурье 132, который предполагает, что «адресат памятника — Иван III («великий государь» — современник завоевания турками Кафы; «богом дарованный сын» — это Иван Молодой, умерший в 1490 г.), а государь, от которого исходит дипломатический документ — Стефан III Молдавский (единоверец Ивана III, страна которого была окружена «от двою сторон» «поганством» — Крымом и Турцией, а «от трех сторон» враждебными ему христианскими государствами — Венгрией и владениями Ягеллонов). Сношения Ивана III с Молдавией относятся к 1482-1483 гг., когда русские послы привезли на Русь дочь Стефана Елену, ставшую женой Ивана Ивановича, и к 1484-1485 гг., когда Молдавию посетил русский посол Федор Курицын» 133.

Предположение Я. С. Лурье нам кажется вполне правдоподобным, хотя время появления этого памятника может быть и несколько иным: Кафа была взята в 1475 году, в Послании же значится: «А топерь турци переступили Чермное море, заньже взяли Кафу». С другой стороны, сношения со Стефаном продолжались и после 1485 года. Так, например, в феврале 1492 года пришел к Ивану III «от Стефана от Воложского посол именем Мушат» 134. [253]

Выпись о нерусских событиях, включенных в наш сборник, известным образом характеризует составителя: из Послания взяты не приветствия адресату и не жалобы корреспондента, оставшегося «в сей стороне» единственным христианским государем, окруженным «поганьством тяжким», а указание на падение многочисленных государств «наших грехов деля» и предостережение — «Ино осмотримся рано». Выпись связывает Сборник с документальными источниками, может быть, из великокняжеского архива — это также следует отметить 135.

2. Венчание на царство царя Мануила (Сед. — № 37). Нач.: «В лето 6900 месяца февруариа в 11, в неделю о блуднем, венчан быс<ть> царь Мануил на царство...» Кон.: «... народи ж<е> похваташа кождо руками своими» (лл. 37-38 об.). Текст сходен (за незначительными разночтениями) со списком XVI в. из Собрания Спб духовной академии № 1464 (Софийский список), опубликованным С. В. Арсеньевым в составе «Хождения Игнатия Смолнянина» 136. Список Венчания помещен также в сборнике сер. XVI в. БАН — 4.3.15 137, о котором упоминалось выше, но имеется и более ранний список этого произведения — в рукописи собрания Троице-Сергиевой лавры № 224, писанной в том же монастыре иноком Елисеем и датированной 1474 годом 138. Список Сборника М. 3271 во всем совпадает с Елисеевским, за [254] исключением одного разночтения, где писец (составитель?) нашего сборника исправил ошибку протографа 139.

Чем вызван интерес к этой статье? Почему она попала в состав нашего сборника? 140. Быть может, интерес к подобного рода вещам возник после второй женитьбы Ивана III (1472 г.) — так появилась эта статья в 1474 году. В начале 1490-х гг. интерес этот мог усилиться: Москва стала единственным центром русской государственности. Венчание на царство, которое практически осуществилось только при Иване IV, могло быть идеей, уже приемлемой. Недаром в начале 1498 года Иван III совершает обряд венчания на великое княжение над внуком Дмитрием.

В летописные тексты «Венчание царя Мануила» включено не было. Здесь мы имеем как бы дополнение к ним.

3. Отреченная грамота Иоасафа, архиепископа Ростовского, конца 1488 г. (Сед. — № 25). Нач.: «Се яз, Иасаф, смиреный архиепископ Ростовский и Ярославскыи, прошу и молю и челом бью господину и отцю своему Геронтию, митрополиту всея Руси...» Кон.: «...Смиреный Иасаф, преж<е> бывший архиепископ Ростовский и Ярославский, сие подписал своею рукою» (лл. 17 об.-18).

Текст формуляра (исключая собственные имена) почти полностью совпадает с опубликованным отречением Сергия, архиепископа Новгородского и Псковского, 1484 года 141.

Грамота Иоасафа называет в обращении не одного Геронтия. Мы читаем здесь имена Геннадия, архиепископа Новгородского, епископов: Нифонта Суздальского, Симеона Рязанского, Вассиана Тверского, Герасима Коломенского, Прохора Сарского и Подонского и Филофея Пермского. Текст грамоты мог отложиться в делопроизводстве епископского дома каждого из них, а отпуск ее — в Ростовском архиепископском доме.

4. Соборное послание Ивану III на Угру (Сед. — № 26). Нач.: «Благословение Геронтиа, митрополита всея Руси, о святем дусе възлюбленному сыну...» Кон.: «...А писана на Москве в лето 89 месяца ноября в 13 день» (лл. 18-19 об.). С опубликованным текстом рукописи XVI в. из Синодального собрания № 562 142 разночтения весьма незначительны. Наш список, вероятно, древнейший. Кроме митрополичьей и великокняжеской канцелярий, этот текст также мог оказаться у каждого из иерархов, от имени которых писалось соборное послание.

Значительную группу первой части Сборника (и по количеству и по содержанию) составляют статьи, связанные с еретическим движением последней четв. XV в. — с ересью «жидовствующих». Среди них, как уже отмечалось, имеются документы, которые известны только из нашего сборника. Прибавим к этому, что рукопись, в которой они содержатся, современна событиям, отраженным в этих документах. [256]

Первый из них — Речи посла цесарева — рассказ об испанской инквизиции (Сед. — № 3). Нач.: «Сказывал посол цесарев Юрью про Шпанского короля, а имени ему не помнит...» Кон.: «...что на лихих крепко стоит, да уже де и в его землях лихих мало чюти» (лл. 4 об.-5 об.). Текст следует сразу за Кратким летописцем и от последнего отделяется чернильной чертой, по цвету совпадающей, как будто, с чернилами Летописца. Изданы А. Д. Седельниковым 143.

«Речи» касаются не только вопроса борьбы с еретиками, но (косвенно) и положения о законности монастырских и прежде всего епископских прав на земельные владения — в Испании, как то следует из «Речей», это не только не ставилось под сомнение, но даже передавались духовенству имения сожженных еретиков. Текст «Речей», как известно, был направлен Геннадием Гонзовым митрополиту Зосиме (с тем, чтобы активизировать его борьбу с еретиками): «Сказывал ми посол цесарев, — писал Геннадий митрополиту в октябре 1490 года, — про шпанского короля, как он свою очистил землю, и аз с тех речей и список к тебе послал» 144. Следовательно, список «Речей» был в Москве и даже, по всей вероятности, был доведен до сведения Ивана III: «И ты бы, господине, великому князю о том пристойно говорил, не токмо спасениа ради его, но и чести для государя великого князя, занеже не кому иному того разговорити государю, а лежит то на тебе, на отце нашем, да и на нас, на твоих детех» 145. Возможно, в связи с этим для великого князя был специально изготовлен список «Речей». Документ этот, без сомнения, знали и остальные «дети» «отца»-митрополита, члены собора, к которым Геннадий тогда же послал особое послание 146 с требованием жесточайшей расправы с еретиками. Каждый из них, начиная с архиепископа Ростовского Тихона и кончая епископом Пермским Филофеем мог знать текст «Речей», и для каждого из них мог быть сделан их список. Геннадий и сам мог послать каждому этот текст, направлял же он послания по поводу еретиков архиепископу Ростовскому и Прохору Подрельскому.

Этот интересный документ, относящийся к 1490 году и известный пока в единственном списке нашего сборника, не попал, однако в летописи 147. Он (и не единственный из нашего сборника) как бы дополняет летописные известия, например, Вологодско-Пермского свода.

2. Соборный приговор 1490 года («О еретикох». Сед. — № 16). Нач.: «Господин пресвященныи Зосима, митрополит всея Руси, и архиепископ, и епископи...» Кон.: «...и всех вкупе [257] от святыя церкви отлучиша» (лл. 11-12). Это также единственный известный список документа. Он издан С. О. Долговым 148 и Я. С. Лурье 149 .

Не решая здесь вопроса о значении Соборного приговора для истории ереси «жидовствующих» и русской общественной мысли конца XV в. вообще — см. об этом статьи и работы С. О. Долгова, А. Д. Седельникова, Я. С. Лурье и А. И. Клибанова, — укажем лишь в плане характеристики нашего сборника, что текст этого документа, как и предыдущих, мог быть не только у Геннадия, но и в канцелярии каждого иерарха — участника собора.

3. «Смиреннаг<о> Зосимы, митрополита всея Руси, и всег<о> священнаг<о> събора. Поучение всему православному христианьству. На ересникы обличение» (Сед. — № 17). Нач.: «Да есте ведуще вси православнии христиане, яко да увесте сие настоящее средостение...» Кон.: «...и те бы от всег<о> священнаго събора блюлис<ь> тягости церковныя» (лл. 12 об.-15 об.). Это единственный полный список Поучения. Издан также С. О. Долговым 150 и Я. С. Лурье 151.

Текст Обличения, как и текст предыдущих документов, мог отложиться не только в канцелярии архиепископа Новгородского Геннадия, но и в канцеляриях других епископов — членов собора. Больше того, оно обязательно поступило туда: из содержания документа видно, что его следовало довести до сведения всего духовенства каждой епархии.

Факт включения в Сборник Соборного приговора 1490 года и особенно «На ересникы обличения» митрополита Зосимы не служит ли доказательством, что эта (первая) часть Сборника составлялась не позднее 1494 года, когда Зосима был сведен с митрополичьей кафедры и сам обвинен в еретичестве 152.

Группа статей Сборника, связанных с еретическим движением кон. XV — нач. XVI в., не ограничивается приведенными документами. Предположительно к ней можно отнести еще ряд выписей, вызванных теми же проблемами. Приведем их.

1. Выпись (Сед. — № 18): «Соломон. Суетни бо человеци родом, в них же ес<ть> неразум<ь>е о бозе, як<о> попел сердца их и земля хуждьшая надежда их, як<о> не разумеша сътворшаг<о> их и вдохнувшему в них душу разумну и вдохнувша в них дух жив» (л. 15 об.). [258]

Выпись библейского текста 153 могла иметь в виду тех, кто, с точки зрения составителя, пытался пересмотреть религиозные догмы, учение о боге и т. д., то есть еретиков.

2. «О иконнописце святемь еуангелисте Луце» — выпись из проложного сказания (Сед. — № 28). Нач.: «Глаголют же о немь. Первее образ пресвятыя владычица нашеа богородица на руку носящую господа нашего Исуса Христа живописателным художеством написа...» Кон.: «...И списа благовестие по 15-тих летех Христова възнесениа» (л. 26) 154.

Вполне вероятно, что причины, заставившие составителя поместить эту выпись, определяются иконоборчеством «жидовствующих» — об этой стороне ереси красноречиво повествуют послания Геннадия Гонзова, Соборный приговор и другие документы о еретиках 155. А едва ли можно было найти более солидный аргумент против иконоборчества, чем указание на апостола и евангелиста Луку как на иконописца. Повесть эта, в глазах идеологических противников «жидовствующих», была даже более веским свидетельством их правоты, чем легенда о нерукотворном образе: его божественное происхождение могло и не утверждать созданий человека-иконописца. Творения же Луки, человека, как бы унаследовавшего божественное учение, утверждало законность (и необходимость) создания икон руками человека и поклонения им. Конец выписи подтверждает это: «...И от того показас<я> по всей вселенеи таковое доброе и всечестное дело 156. И убо списав благовестие известно, о пречистыа богородица научився и в тыя образь содела четыри иконы, и видевши их, пречистая богородица рече: благодать моя и с ними. И сей Лука апостол первый быс<ть> иконам художник и списа благовестие по 15-тих летех Христова възнесениа».

Повесть о иконописце Луке могла иметь и другую сторону в полемике с «жидовствующими». Здесь утверждается культ богородицы, которую еретики-христоборцы считали человекородицей.

3. Выпись из Поучения Сильвестра, папы Римского («Селистра, папы Римскаго» 157) (Сед. — № 41). Нач.: «Что се на святилищи рече...» Кон.: «...римляном же древеса ныне Августии» (лл. 39 об.-40 об.).

Выпись посвящена иконоборцам, против которых Поучение и направлено. Весьма вероятно, что помещение в Сборнике этой статьи, как и предыдущей, связано с иконоборческими выступлениями «жидовствующих» 158. [259]

4. «Молитва Иоанна Златоустаго» (Сед. — № 54). «Толкование от апостола молитве Исусове. Хотящу пять словес глаголати умом своим: Господи — 1, Исусе — 2, Христе — 3, сыне — 4, божий — 5. А се<и> прилож<ь>: помилуй мя» (л. 44).

Текст «Умной молитвы», возводимой к словам из послания апостола Павла — «Но в церкви хощу пять словес умом моим глаголати» 159, — по мнению А. С. Орлова, «составлен в среде исихастов, византийцев или южных славян, затем появился на Русь не позднее XV века (старший список Тип. № 59 — нач. XVI в.), когда на примере Нила Сорского ясно обозначились следы учения византийских исихастов, расцветшего в XIV веке» 160. Текст молитвы нашего сборника, едва ли не древнейший, А. С. Орлову известен не был. Помещение его в Сборнике весьма показательно. Прежде всего, не отражается ли в этом факте полемика с теми же еретиками по христологическому вопросу. Они, как известно, отрицали божественность Христа (и троичность божества). Здесь же божественность его провозглашалась не только отцом церкви 161, но и самим апостолом. Показательно и то, что взята молитва, прочно вошедшая в монашеский обиход. Это может определить круги, в которых составлялся Сборник. Наконец, здесь затрагивается идея христианской философии, принадлежащая «безмолвникам»-исихастам. Насколько составитель проникся ею? И как популярна была эта философия на Руси в последней четв. XV в.? Наш сборник может служить одним из источников для решения этих вопросов.

5. Выпись (или запись) о проскомидийных хлебах (Сед. — № 58). Нач.: «Изрядную, пресвятую...» Кон.: «...не повелеша творити того, но пшеничну поставляти трапезу» (лл. 44 об.-45). В статье связываются вопросы о богородице и проскомидийных хлебах (ржаных или пшеничных 162), говорится о еретике Нестории, который считал богородицу человекородицей. Вероятно, и эта выпись направлена против «жидовствующих».

6. Выпись — «В ветсей пасхе и новей» 163 (Сед. — № 59). Нач.: «И ногы учеником умы...» Кон.: «...жидове поймали его целованьем ученичьим» (л. 45) — и толкования отдельных текстов (Сед. — № 60). Нач.: «Кто не поклоняется исконному...» Кон.: «...ветхаа мимо идоша и сем быша вся нова» (лл. 45-45 об.). В статьях сопоставляются события ветхозаветные и новозаветные. Полемика с еретиками в плане таких сопоставлений и толкований шла по многим вопросам. Достаточно вспомнить для этого послания Иосифа Волоцкого.

7. Выписи (или записи) (Сед. — № № 61-62). Нач.: «Рекы, иж<е> глаголать новый инотариос (ино тариос?) имярек...»; Кон.: «...зри ж<е> толику прелес<ть> злую». Нач.: «Не чюдис<ь>, аще и благо нам бесове...»; Кон.: «...бесовское се<и> [260] богословие, пач<е> же богоборство познаваем» (л. 46). — Обе статьи имеют в виду «мудрствующих паче христовных, и апостолскых, и отеческых» установлений, философствующих, как «змея прелестница», и «прельщающих в ереси», то есть имеют в виду, надо полагать, «жидовствующих». Две последующие статьи (Сед. — № № 66 и 67): выписи — Нач : «[С]лыши златоречива Иоанна...»; Кон.: «...яко же сам весть» и (из Египетского патерика) «Глаголаше авва Марко...»; кон.: «...Колми пач<е> божьа сила не очистит ли стоящих пред славою его и служащих неизреченныим тайнам» (л. 47 об.) — также, видимо, вызваны выступлениями еретиков.

Как известно, еретики отвергали церковные обряды и одним из аргументов в своей полемике выдвигали тот факт, что очень часто обряды совершались людьми недостойными. Еще в начале XV в. это заявляли стригольники 164, отказывавшиеся от причастия. «Жидовствующие» выдвигали те же мотивы в отношении совершаемых обрядов. Обе приведенные статьи трактуют этот вопрос, явно полемизируя с еретиками. Смысл их таков: пусть даже пресвитер, совершающий обряд, грешный, недостойный человек, — таинство совершается силой божественной, очищающей служителя. Тема для конца XV в., как видим, злободневная.

Сборник содержит также ряд статей, отражающих, как и предыдущая группа, идейные движения того времени и богословско-теоретические споры, которые занимали многие умы. Статьи эти связаны с истечением седьмого тысячелетия от сотворения мира, ожиданием скончания мира и пришествия антихриста и необходимостью составления пасхалии на годы нового тысячелетия и календарных расчетов. Связь этих статей отразилась и в Сборнике, поэтому мы помещаем их в той последовательности, как они отложились в рукописи.

1. Выпись из послания Геннадия, архиепископа Новгородского, неизвестному (Сед. — № 4). Нач.: «А что о летех еретици смущают простых людей, что уже нашее сед<ь>мыя тысящи лета изошли...» Кон.: «...яже будет в той день безаконником» (лл. 5 об.-6). Опубликована Я. С. Лурье 165. До последнего времени текст был известен лишь в этом, единственном списке. Второй список (с незначительными разночтениями) обнаружен лишь недавно в сборнике XVI в. из собрания рукописей Пушкинского дома 166. Сборник этот был приобретен в Усть-Цилемском районе.

А. Д. Седельников делит этот отрывок на две самостоятельные части и считает первую из них «особой редакцией соответствующего места из грамот Геннадия Гонзова к Прохору, еп. Сарскому (кон. 1487 г.) и к Иоасафу, архиеп. Ростовско-Ярославскому (кон. 1489 г.)» 167. Вторую часть он датирует временем не ранее 1489 года (год смерти протопопа Алексея) и не позднее 1491 года [261] (дата первой части рукописи, принятая Седельниковым) 168. Я. С. Лурье отмечает, что текст первой части отрывка мог быть взят из послания Геннадия к иному адресату (не к Прохору Подрельскому или Иоасафу Ростовскому, как утверждает А. Д. Седельников), и справедливо отодвигает дату его до времени не ранее 1492 года 169.

Вопрос о составлении новой пасхалии касался в то время более широких кругов, чем принято считать, и не только Геннадий Гонзов и митрополит Зосима принимали в нем участие. Так, например, в Вологодско-Пермской летописи под 1492 годом значится: «В лето 7001, ноября в 27, Зосима, митрополит всеа Русии, на Москве соборне изложил паскалью на дватцать лет, прислал на Вологду владыце Филофею Пермьскому и Вологодцкому за своею подписью, а владыце Филофею тако же соборне велел о том поискати. И владыка, пообыскав, ино пришли по митрополичи же паскальи, и послал к митрополиту Зосиме свою паскалью на 19 лет за своею подписью за пермьскою» (ПСРЛ, т. XXVI, стр. 288).

Если авторство Геннадия в отношении Послания сомнений почти не вызывает, то кто был адресатом его? Не был ли им Филофей, епископ Пермский и (с февраля 1492 г.) Вологодский? На эту мысль наталкивает ряд статей сборника.

2. Выпись из послания Геннадия, архиепископа Новгородского, [Прохору Подрельскому?] (Сед. — № 5). Нач.: «А что числа поставлены в Шестокриле 276 девятнадесятиць, ино то учинили на прелес<ть> христиан-ску<ю>...» Кон.: «... но стане<т> век един и проч<а>я пач<е> не невеси» (лл. 6-7 об.) 170. Текст отрывка привлечен Я. С. Лурье при издании Послания 171.

В выписи воспроизводятся рассуждения о пасхалии и определение количества лет от сотворения мира, то есть текст, касающийся вопросов календаря, которые, видимо, интересовали составителя Сборника М.3271 больше, чем брань Геннадия по адресу новгородских еретиков. Статья в этом отношении тесно примыкает к предыдущей. Обе они связываются скорее не с новгородским епископским двором, а с Москвою или с одним из епископских (не московских) дворов. Отрывок этот включен в Усть-Цилемский сборник XVI в., о котором мы упоминали выше 172.

Сравнение посланий Геннадия Гонзова к Прохору Подрельскому и Иоасафу, бывшему архиепископу Ростовскому, — текст нашего отрывка совпадает с посланием к первому 173 и близок к тексту второго 174 — позволяет предположить третьего адресата. Не является ли отрывок выписью из того же послания Геннадия [262] к неизвестному (см. предыдущую статью), в котором часть текста была одинакова с текстом послания к Прохору.

3. Выпись о пришествии антихриста, с толкованием (Сед. — № 7). Нач.: «Приидет бо время, егда царствовати начнет кляпышь...» Кон.: «... ова зла зело, ова ж<е> легчайший» (лл. 7 об.-8 об.). Подобная статья помещена в Сборнике БАН — 4.3.15 175 и в Усть-Цилемском сборнике 176.

4. Имена антихриста (Сед. — № 24): «Тевта<н>, Лампетис, Ведиктос, Какос-Одигос, Лифиас-Влаверос, Амнос-Адикос» (л. 17). Некоторые имена искажены, последние шесть имен слагаются попарно, чтобы выразить число 666. Упражнения составителя сборника в этом очень показательны 177.

5. Выпись (Сед. — № 64): «От житиа Стефанов а, епископа Пермс<каго>. Слышах от етера дидаскала слово глаголемое, но не вем, аще истиньствует или ни, еже реч<е>: Егда вес<ь> мир приобрящем, тогда во гроб вселимся, си<и>речь вес<ь> мир возвержес<я> 178 и поряду вси языци крестятся в последняа времена, вся земля, и все страны, и вси языци веровати начнут» (л. 46 об.).

Оптимистическое решение вопроса о кончине мира, предложенное Епифанием Премудрым — второе пришествие откладывается до времени, когда все жители земли станут христианами, — характерно для составителя Сборника. Оно ощущается и в других статьях на эту тему.

Следует отметить, что, хотя Житие Стефана Пермского было написано Епифанием еще в конце XIV или в самом начале XV в., пристальное внимание к просветителю зырян проявилось только во времена Филофея, епископа пермского. В. О. Ключевский указывает, что ему «не удалось найти житие в сп. XV в.; даже в XVI в. полные списки его редки». «Самый ранний нам известный список, — добавляет он, — начала XVI в. в Синод, ч.-мин. до-Макарьевсксго состава, № 91, л. 650-777» 179. «В конце же XV в., — пишет В. Васильев, — мы находим первые следы церковного прославления и св. Стефана, еп. Пермского» 180.

В Трефолое русским святым — рукопись кон. XVI — нач. XVII вв. из собрания Троице-Сергиевой лавры, № 624 — помещена память Стефану Пермскому. Перед первым каноном в ней отмечено: «Канон господина ермонаха Святыа горы», а начальные слова, слоги и буквы тропарей, начиная с 7 песни, составляют текст: «Повелением владыкы Филофия епископа рукою [263] многогрешнаго и непотребнаго раба Пахомыя Сербина» 181. Укажем еще, что интерес к Стефану Пермскому при дворе Филофея отразился, видимо, в тексте Вологодско-Пермской летописи. В Академическом списке ее — а к нему, как мы знаем, во многом близок текст второй части нашего сборника, — помещены (в конце) Похвальное слово и служба Стефану Пермскому 182.

Все это заставляет предполагать, что и наш Сборник мог составляться в тех же кругах.

6. 3апись (или выпись) календарного характера (Сед. — № 79): «Волю имеючи о Христе разчести сие, от Адама ли или от потопа нынешнее лето идет. По евреискыи число 5246, а по христьанскы от Адама идет нынешнее число 6999, а по фряжскыи под нарожением лет господних нынешнее число» (л. 54).

Статья имеет большое значение. Она, прежде всего, указывает на «нынешнее число» «от Адама» — 6999 год, что соответствует 1490-91 сентябрьскому и 1491-92 мартовскому году. 5246 — «по евреискыи число» соответствует 1485-86 году 183. Разумеется, писец-составитель был больше ориентирован в русском летоисчислении, и расхождение в годах следует относить за счет ошибки (быть может, описки) во второй цифре. Более позднюю дату (1490-91 г.) удостоверяет и содержание статей Сборника. К сожалению, дата «фряжского» летоисчисления осталась невписанной. А. Д. Седельников считает, что само указание на «фряжский» счет свидетельствует о новгородском происхождении рукописи. Нам кажется, что отсутствие цифры годов «по фряжскому» счету, который хорошо знали в Новгороде, свидетельствует об обратном» 184.

7. Выписи об антихристе (Сед. — № № 80-89): «Слово о антихристе известно» 185 (нач.: «От обрезаниа приводит некоег<о> человека влъхва...»), «О том же» (нач.: «Царствовати яко три лета имат<ь> и пол-лета...»), «О антихристе» 186 (нач.: «Вси убо святии пророци глаголют...»), «На скончании явится сын погыбелный...», «Даниил. Инаку бо кончина не может прийти [264] миру...», «Иоан Богослов. От Христова въплощениа до антихристова пришествиа богу единому се весто...», «В селуняном 1-е послание глава 271...», «Никако ж<е> мнети уже быти пришествию...», «Святаго Василиа. Не мози глаголати...», «От Зерцала. Многажды въпросиша Христа его апостоли и ученици...» 187 (лл. 54 об.-58).

Высказывания о пришествии антихриста и скончании мира, о приметах пришествия антихриста и второго пришествия расположены в Сборнике в порядке восхождения ко все большим авторитетам, кончая словами самого Христа. Вопрос решается для конца XV в. оптимистически: время пришествия неизвестно, и человек не может его знать.

Перед нами не механическое нанизывание цитат, а целое богословское (и философское) построение, которое могло принадлежать и самому Филофею Пермскому.

8. Календарные записи (Сед. — № 94). Нач.: «В 7000 лет месяцеи 8[0] и 4000, а недель 36000, а дни 248 и 5000 окроме весикостных...» Кон.: «...А водный за 70 лет» (л. 61). В запись включены и указания на времена года, лунные месяцы, индикты и круг небесный.

9. Запись (или выпись) о пасхалии (Сед. — № 96) 188. Нач.: «Сию убо паскалию на осмую тысящу писах из алфы рук...» Кон.: «...ожидающи страшнаго смертнаго часа и втораго грознаго пришествиа Христова» (л. 61 об.).

А. Д. Седельников предполагает, что это «предисловие или послесловие к пасхалии, составлявшейся кем-то незадолго до наступления 1492 г.». «Эту работу, добавляет он, по поручению и образцу, полученным от митр. Зосимы, выполнял Геннадий, который и составил пасхалию на 70 лет, выведя ее из «альфы»... Описываемая статья относится, по всей вероятности, к его же предыдущему опыту в той же области» 189.

Текст статьи составлен в том же направлении, как в «Изложении пасхалии на осьмую тысящу лет» митрополита Зосимы 190, но такого текста в нем нет. Нет его и в грамоте Геннадия Гонзова соборному духовенству 191, где между прочим указывается: «И вы бы те пасхальи велели переписывати всем священником, також бы есте и всему православному христианьству велели исписывати, дабы им о том мятежа не было» 192. Епископы рассылали пасхалию и, весьма вероятно, сопровождали ее каким-то предисловием или даже особым сопроводительным посланием. Поэтому предположение А. Д. Седельникова, что текст статьи принадлежит Геннадию, [265] требует более убедительных доказательств. Мы предполагаем, что это предисловие (или часть послания при пасхалии) могло быть составлено каким-либо другим епископом (или при дворе епископа) и вероятнее всего Филофеем Пермским, с двором которого связывается ряд статей Сборника. О том же, что Филофей Пермский не только получил новую пасхалию, но и принимал участие в ее составлении, уже говорилось выше.

10. «Обиход године. Настатье часом» (Сед. — № 97). Нач.: «В Филипово говение приходит в нощи чясом 17 да три четверти...» Кон.: «...а от Индреева(!) дни три четверти идуть в нощи до Спиридоньева дни» (лл. 62-62 об.). Учитывается увеличение и уменьшение дня, приуроченные к праздникам.

11. «Иже въ святых отца нашего Григориа Богослова втораво слова» 193 (Сед. — № 98). Нач.: «Отсюде смешение кваса седмодневно, се бо таинеише числ...» Кон.: «...да исполнит се<и> дом мои и сиа убо сице» (лл. 62 об.-64). Тут наряду с решением вопросов догматических говорится и о кончине мира по истечении семи тысяч лет: «поеже седми денми мир съвершис<я> и поеже седмотысущными леты будет кончина».

К этой же группе статей Сборника примыкает «Притча о истинне» (Сед. — № 43); «Некто, ходя по пустыни и обрете жену едину, стоящу печалну, и рече к ней: Ты кто еси? Она же рече: Аз есмь истинна. И рече ей человек: Которыа ради вины оставлявши град и в пустыни живеши? Она же рече: В перваа лета в малых бе лжа, ныне же въ всех человецех. Сказ[ание?]. — Яко злое житие лукавое будет человеком, егда лжа лучши истинны будет» (л. 40 об.).

Текст сходен с помещенным в Воскресенской летописи 194, где притча находится рядом с родословием, подобным родословию из Типографской летописи — о последнем см. выше. «Лжа», объявшая всех людей, — тема довольно обычная во все века, но в конце XV в. в ожидании второго пришествия она имела особенно острое звучание 195.

Интересы составителя Сборника М.3271 характеризуются также рядом статей по истории церкви. Среди них выписи общего характера и такие, которые затрагивают конкретные вопросы. К первым можно отнести: краткие записи об отцах церкви, апостолах и праздниках (нач.: «Великий Василий жил 45 лет...» Кон.: «...Крещение в чет<верг>»; л. 9; Сед. — № 9), выписи о городах («Византиа старей Вавилона 39 леты, Рим старей Византиа 30 леты, Иерусалим старей Рима 500 леты без 30»; л. 40 об.; Сед. — № 44) 196 и патриархах («Патриархы великиа 4: 1 в Костянтинеграде, 2 в Александрии, 3 в Иерусалиме, 4 в Антиохии»; [266] л. 40 об.; Сед. — № 45), перечень чинов греческой церкви с греческими их названиями (в русской транскрипции) и значением («Санове церковник Великиа церкве». Нач.: «Чин первый. 1 великыи иконом...» Кон.: «Дидаскор другой толкует псалтырь»; лл. 41 об.-42; Сед. — № 47), запись из истории церковного пения (нач.: «При Костянтине Велицем Флавьян Антиохийскыи надвое певческие ликы разделил...» Кон.: «...и оттуду предание оно въ вся церкви распространис<я>»; л. 44 об.; Сед. — № 56), запись о хождении «посолонь» или против солнца (нач.: «Подобает ведати и се, яко внегда обходят церковь миросающе...» Кон.: «...яко единомысленици с ними осудятся»; л. 44 об.; Сед. — № 57), выпись «От Криници» 197 (нач.: «Бо Улии кесарь первее един обладайте Римскым царством...» Кон.: «...а яви нам Христово на землю пришествие» 198; л. 53; Сед. — № 77), запись о вселенских соборах (нач.: «[От] Възнесениа Христова до перваг<о> собора лет 318...» Кон.: «...неции бо от сих събор и прежде бытия христианскых царей снидошас<я>»; лл. 59-60; Сед. — № 91).

Правда, и в этих статьях общего характера можно отметить сообщения, которые заставляют предполагать, что они включены в Сборник не случайно. Например, запись о порядке хождения в церкви — идти следует не как латиняне и еретики, а как ходят со св. дарами, одесную. А. Д. Седельников указывает на связь статьи со спорами при митрополите Геронтии о хождении «посолонь» 199. Это вполне возможно. Отметим кстати, что точка зрения на этот вопрос, выраженная в записи, противоположна Геннадиевой 200.

Все приведенные статьи по истории церкви общего характера дают возможность, кажется, выделить и другое, более важное предположение, что Сборник, по крайней мере первая часть его, составлялся при дворе епископа 201. Более определенно свидетельствуют об этом следующие статьи:

1. «О владыках» 202 (Сед. — № 29). Нач.: «Держати ми вся христианская церковная преданиа...» Кон.: «...Подписах сие своею рукою в лет<о>» (лл. 26 об.-27). Текст представляет собой выпись из «Исповедания Даниила, епископа Владимирского и Берестинского» 203. Выписаны только общие места 204, в большей части совпадающие, с текстом Чина избрания и поставления в епископы 205. Составитель как бы выделил формуляр, нужный при поставлении епископа. (Об этом стремлении к формулярам мы говорили выше в связи с другими документами) .

2. «Закон правоверного царя Иустиниана Великаго о обычных проторех, даемых от [267] поставленых на епископьство. 53» 206* (Сед. — № 46). Нач.: «От поставленых епископ та токмо повелеваем давати, яже ес<ть> вь сем законе...» Кон.: «...поставляющего епископа обычным да разделяють» (лл. 41-41 об.). Эта выпись из Кормчей может не только свидетельствовать о принадлежности составителя к епископскому двору, но и вызвать предположение, что интерес к узаконению и точному определению мзды за поставление епископов (в зависимости от богатства епархии и количества церквей в ней) связан с полемикой, направленной против еретиков.

3. «От сказаниа историческаго о поставлении святительстем» 206 (Сед. — № 55). Нач.: «Егда поставляему хотящу быти иерарху...» Кон.: «...Се аз, господи, и дети моя, яже ми еси дал» (лл. 44-44 об.). Текст относится к чину поставления епископа 207.

Все три статьи настойчиво, как нам кажется, указывают на то, что включение их в Сборник определяется интересами, связанными с двором епископа. Как сильно занимали составителя тексты подобного рода, видно еще яснее из статьи «Кирила мниха, О преступлении божиа заповеди и о изгнании Адама из рая» 206 (Сед. — № 75). Нач.: «Смотри зде и разумей от бытиискых книг...» Кон.: «...но обратити велит, и живу быти ему» (лл. 52-52 об.). Текст представляет собой фрагменты из Притчи о слепце и хромце Кирилла Туровского. Совпадает (за редким исключением) с текстом списка XIV в. из собрания Чудова монастыря, № 20 208. Из Притчи составитель берет только то, что касается церковнослужителей — иерея и епископа, — и возможности их владеть саном.

Ту же принадлежность составителя двору епископа подтверждают, как будто, и еще две статьи. Одна из них — «Правило святых отець Великаго нашего града» (Сед. — № 15). Нач.: «С пресвятыми твоими архиепископы 209 1 65...» Кон.: «...да повинни будут по святых же правилех да будут прокляти в сии век и в будущий» (лл. 10-10 об.). Подобная запись включена в Сборник БАН — 4.3.15, схожий в некоторых частях с нашим 210. Текст, известный как «Правило на обидящих церкви и духовную иерархию, приписываемое Пятому вселенскому собору», издан по пергаменному сборнику XIV в. из собрания Чудова монастыря, № 21 (л. 95) 211. Документ этот подтверждал право монастырей и [268] церквей на владение селами и земельными угодьями. Он был весьма популярным и действенным оружием в борьбе с еретиками и нестяжателями. Недаром на него ссылается Геннадий Гонзов в Послании к князю Борису Волоцкому 212. Позиция составителя Сборника М.3271, включившего эту статью в рукопись, кажется довольно ясной. Он придерживается взглядов церковных иерархов, отстаивающих это право. Опять и опять подтверждается предположение, что Сборник составлен при дворе епископа.

Вторая статья на тему, связанную с владением землей, представляет собой выпись из Земледельческого устава («Закони земледелнии от Устиановых книг»), входящего в состав «Книг законных, ими же годится всякое дело исправляти всем православным князем» 213, «Десятина нивы. Сеавшему девят<ь> снопов, а имеющему землю десятый сноп. Аще ли кто инако разделит, богом проклят будет. Мзды бо и дарове ослепляют мудрых очи, отнуду ж<е> таковаг<о> сквернаг<о> прибытка отложение всяческы творити тщимся, да не гнева божиа привлечем на ся, заповедей преступници бывше» (л. 40 об.).

В Земледельческом уставе девятая статья («Десятина нивы...») оканчивается словами: «...богом проклят будет» 214. Приписка к ней, вошедшая в Сборник М.3271, почти совпадает с библейским текстом 215, но взята она из того же источника — из «Предисловия Книг законных», где соответствующий текст помещен в разных местах: в середине предисловия — «мьзды бо и дарове ослепляють мудрых очи, отнудуже таковаго сквернаго прибытка отложение всячьскы творити тщимся» 216 — и в конце — «да... и гнева божия привлечем на ся, заповедей преступници бывше» 217.

Каждое слово предисловия относится ко всем «Книгам законным» и, следовательно, к Уставу и каждой его статье в отдельности. Показательно, что именно выбрал из предисловия составитель Сборника. Видимо, в окружающей действительности он мог наблюдать примеры сдачи земель в обработку и, несомненно, на значительно более выгодных условиях для землевладельца, чем условля, определяемые Земледельческим уставом.

Вся запись в Сборнике вызывает некоторое недоумение. Как она могла попасть в рукопись, которая, по нашему предположению, связана с двором пермского епископа Филофея? Свидетельств сочувственного отношения этого иерарха к крестьянам мы не знаем. Наоборот, известны документы, в которых Филофей выступает как захватчик земельных угодий. Мы имеем в виду [269] жалованную грамоту Ивана III, данную в 1485 году пермякам, которые били челом князю на великие обиды «от владыки Пермскова и владычни слуги и от межволостных людей: поимают у них ссильно их дедины и отчины печища реки и озера и курьи участи» 218, и жалованную грамоту того же великого князя, данную в 1490 году Филофею на земли с указом вернуть земли, захваченные у государственных крестьян: «А написал сей список великого князя диак Федор Курицын лета девять десят девятого ноября 19 день» 219.

Из этого можно сделать предположительный вывод, что острие выписи было направлено против светских землевладельцев, которые могли сдавать земли в работу монастырским крестьянам. Однако практическая целесообразность помещения выписи в нашем сборнике может быть уяснена лишь после тщательного изучения поземельных отношений в Пермской епархии.

Интерес составителя к данной выписи мог быть и более общим, более отвлеченным. Статья Устава, включенная в Сборник, имеет отличия. Во всех других статьях помещены правила и указаны реальные наказания и штрафы за нарушение этих правил, здесь же за нарушение правил сулится проклятие божие. К этому определению, как мы видели, приписаны составителем соответствующие извлечения из предисловия к «Книгам законным» — и то, и другое свидетельствует в какой-то мере, что составитель был лицом духовным.

Следует отметить еще одно обстоятельство, связанное с выписью «Десятина нивы...» Русский текст «Книг законных» известен в очень незначительном количестве списков. К XV в. относятся списки Кирилловский № 1086 и Уваровский № 162 (264) 220, по которому А. С. Павлов и издал текст Книг. Рукопись из Уваровского собрания № 162 содержит творения Дионисия Ареопагита и приписанный к ним текст «Книг законных». По листам рукописи запись: «Сиа книга святого Благовещениа на Устьвыми, глаголемая святый Дионисий Ареопагит, а положил сию книгу священномученик епископ Питирим, убиены от нахожениа сыроядцов Вогуличь за православную веру, идеже лежит многострадалное и тръпеливое тело его». В конце записи слово, написанное пермскими письменами 221. [270]

Итак, один из двух известных древнейших списков «Книг законных» входил в состав рукописи, принадлежавшей епископу Пермскому Питириму, а затем Благовещенскому кафедральному собору в Устьвыми, где находилась резиденция пермских епископов. Вполне вероятно, что именно из этой рукописи и была сделана та выпись, которая вошла в наш Сборник. Полное сходство текстов это подтверждает. Наличие Устава в списке XV в. в Устьвыми — косвенное, но, кажется, очень убедительное доказательство, что наш Сборник составлялся при дворе пермского епископа.

О принадлежности составителя Сборника двору епископа говорит, кажется, и еще ряд статей, отражающих своеобразный интерес его к храмостроительству. К этой группе относятся:

1. Выпись из Хождения архимандрита Грефения (Сед. — № 14): «Церковь святое Въскресение в Иерусалиме на третей части града Иерусалима от горы велика в два верха: един над гробом божыим не покрыт, а другыи над престолом святыя трапезы покрыт» (л. 10 ) 222. Выпись вместе с выписью из того же Хождения «О Иерусалиме граде» помещена также в Сборнике БАН — 4.3.15 223.

2. Запись о строении Соломонова храма (Сед. — № 36): «Творение храма Соломонова. 70 тысящь сечаху камен<ь>е в горе, 70 тысящь сечаху древье, 30 тысящь ношаху камение, 300 и 6 тысящь предстоаху работе, и в 40 и 6 лет съвершис<я> дело» (л. 37) и запись «А се имена древодел: Веселеил, Иелиав. Первое колено Июдово. Створшим Скинию и скрижали, и херувим, и серафим» (л. 42 об.; Сед. — № 49).

Сравнение библейских текстов на эту тему 224 с текстами Сборника показывает, что перед нами выборки, сделанные составителем (или кем-то до него, если он взял их из другого источника), заинтересованным широким размахом строительства библейского царя Соломона. Интерес же к строительству церкви или даже кафедрального собора вполне объясним. Вспомним, что в 1479 году был достроен и освящен Московский Успенский собор, в 1485 году (31 августа) была освящена церковь Положение ризы на митрополичьем дворе 225, в 1489 году — церковь Благовещения в Москве, «на великого князя дворе» — освящали Вассиан, епископ Тверской, и Прохор, ерхиепископ Сарский и Подонский 226, в 1492 году архиепископом ростовским Тихоном поставлена на месте [271] сгоревшей соборная церковь в Устюге 227, наконец, в 1493 году (12 мая) «владыка Филофей Пермьский и Вологодцкый заложил церковь вверх святое Вознесение... в своем монастыре на Вологде в слободке, и свершена того же лета месяца сентября, а мастер тое церкви Мишак Володин Гулынского, а стала 22 рубля, опроче мосту круг церкви и кровли» 228.

Приведенные статьи первой части Сборника М.3271 дают представление и об источниках, на которые опирался составитель, и о интересовавших его злободневных вопросах. Однако характеристика составителя этим не исчерпывается. В Сборник включены статьи и философского, и естественнонаучного 229, и литературного направления. За ними стоит человек книжный и пытливый. Так, мы находим там выпись о сотворении человека по образу и подобию божию (Сед. — № 73): «Въпрос. Что ес<ть>, якоже глаголют божиа книгы, сътворим человека по образу нашему и по подобию. Т<о>лък. Се глаголеть не 230 о внешнем видении человека, но о невидимом, ибо внешнее видение человека сложено ес<ть>, бог же прост и несложен ес<ть>и убо по образу божью еже въ человеце невидимое человека ес<ть>: ум, слово, дух — сие три равни суть в человеце, ибо ум ражает слово, слово же подвизаеть ум, ниж<е> ум ес<ть> без слова, ниж<е> слово без ума. Тако ж<е> и слово от духа, сущаг<о> в нас, исходит от ума. Сии убо три равна сут<ь> в нас и разделитис<ь> друг от друга не могут. Ум убо пребывает ум, ражаа слово, и слово пребывая сл[ово], и дух пребывает дух. Тако убо и божественому существу подобает разумети. Раждает убо отець сына и [...] отец и сын родився ес<ть> слово и пребывает сын, також<е> и дух святыи, иже от отца исходит и ес<ть> дух свят...» Далее о соотношении физического и духовного в человеке. Кон.: «...Зде яко не пщуют, изшедши тела своего до въскресениа общаг<о> и по въскресении общем обжени (облажени?) будут и съ душами их и телеса и бесмертна будут в векы непроходимыа увы страсти» (лл. 51-52) 231.

В статье, как видно уже из ее начала, делается попытка решить вопрос о Троице на примере человеческого мышления и выражения мысли словом. Вопрос о Троице в учении «жидовствующих» был едва ли не одним из самых главных 232.

Вторая статья — выпись на философскую тему (Сед. — № 38). Нач.: «Адам падес<я>, и вси мы под прелестию быхом...» Кон.: «...яж<е> уготовал бог любящим его» (л. 38 об.). Постановка вопроса в статье — «Аще увемы ся, кто есмы, то и бога познаем и творцу поклонимся, владыце поработаем...» — носит, видимо, не только чисто богословский (то есть философский) характер, но и социально-политический.

Третья статья — выпись о воплощении Христовом (Сед. — № 78). Нач.: «Аще бо ищеши, коеа ради вины Христово [272] пришествие...» Кон.: «...и с ним венец мучениа прият» (лл. 53-54). Здесь решается вопрос, почему воплотился Христос.

Включение в Сборник этих трех статей говорит, как будто, тоже о том, что составитель его был связан с кругом людей, которые должны были задумываться над подобными вопросами, а необходимость этого вызывалась еретиками 233.

Очень интересны статьи Сборника, которые мы условно назвали естественнонаучными.

Одна из таких статей — Сказаниео человецех незнаемых в восточней стране»] (Сед. — № 21). Нач.: «На въсточной стране за Югорьскою землею над морем живут люди самоедь...» Кон.: «...а за ними идет велик человек, поганяа их палицею железною» (лл. 16-17). Сказание это, известное по нескольким спискам, издано Д. Н. Анучиным 234, который считал, что оно возникло не позднее конца XV или самого начала XVI в. 235.

Издатель Сказания старается доказать (и не безуспешно), что в произведении отразились реальные черты торговых взаимоотношений новгородцев с сибирскими племенами и все большего ознакомления с жизнью последних, которое наблюдалось в русском обществе конца XV в. Действительно, во второй половине XV в. и особенно, пожалуй, в 80-х годах политика Московского государства была направлена в сторону Сибири. Об этом мы находим сведения в летописях и прежде всего в летописи Вологодско-Пермской. В 1467, 1483, 1499-1500 гг. московские воеводы ходили на «югорских», «кодских», «пелымских» и др. князей. Большую роль в установлении русского влияния на остяцкие, вогульские и другие сибирские племена сыграл пермский епископ Филофей. Тщательно исследовавший этот вопрос С. В. Бахрушин пишет: «В 1485 г. при посредничестве пермского владыки кодские князья заключили под Вымским городком мир с вымскими князьями и с вычегодцами... В 1483 г. владыка Филофей выхлопотал для пелымского князя Юмшана великокняжескую опасную грамоту для приезда в Москву и послал с этой опасной грамотой к нему своего слугу Леваша... В 1485 г. под владычным городком на Выми тот же Леваш от имени владыки участвовал в заключении мира между вымичами и вычегодцами, с одной стороны, и кодскими князьями — с другой. В том же году сам владыка сопровождал в Москву прибывшего к нему по опасу Юмшана» 236. В [273] 1480-х гг. кодские князья вторгались в пермские пределы, между ними и пермским епископом были дипломатические сношения, к ним посылались экспедиции 237.

Сказание, таким образом, не было случайностью для пермских кругов. Кто-то записал эти легенды (не Леваш ли?), услышав их или непосредственно от инородцев, или от лиц, общавшихся с последними. Такие сказания не могли не интересовать лицо или круг лиц, работавших над летописью 238.

2. «О неясыти» (Сед. — № 13). «Неясыт<ь> чадолюбива птица ес<ть>. Прокливает же ребра своя мати их, тако ж<е> и отець прокливает ребра своя, видя птинца своя мертвы, и наквапит крови своя на них и оживут. Тако и господу 239 прободены быша ребра его от жидов и изыде кров<ь> и вода и оживи вселеную, сиреч<ь> умершая. Сего ради пророк рече: Уподобихся неясыти пустынному» (л. 10). Эта выпись из Физиолога 240 интересна и потому, что дает один из древнейших русских текстов Физиолога этой редакции 241, и потому, что трактует христологический вопрос, такой острый в полемике с еретиками. Видимо, составитель не принадлежал к их кругу.

3. «Григории Богослов от неведомых (Сед. — № 90). Иже реч<е> о лиричьскыи пиндарь бес конца и непроходимо, Гидирь бо место ес<ть> о вечерних чястех начало имыи плавающаго моря, а еже далнее не плавающе никто ж<е>, яко мрачно и течно и зверокормимо. О гигантех. Яко ж<е> басни глаголют о гигантех, бают бо як<о> Кодмос в Афинех живым, змиевы зубы насеа, от них же быша Болотове, гиганти мужи въоружени от главу и до ногу, и так<о> биющес<я> друг от друга погыбоша. А Омире. Амир, ему ж<е> убо дышущу огнем опариискым рече хемире трисложеному звери, пред его львов, зад же змиев, среда ж<е> химерова. О Авариде. Аварид же на западе севера язык полунощный и внутрь скиф глаголеть(?) насадите древо и стрелу от того взем и тою волхвоваше обьходя Еладу и ту стрелу посылаше по въздуху. О Пигace. Пигас же бают коню быти крилату и дану афиняны Велерофонтию, на нем же седя, по аеру ношашес<я>. О Ахиле. Яко Ахиль все не от коег<о> коня Китовраса именуемаг<о>, ему же от пупа человеку быти, долнее ж<е> конь, и жива в пещере горы Феталиискиа и пойма Ахилиа и всад<и> на конную чясть, учяше и стреляти зверь, кормляше и не млеком, но мозгы заячими и Львовыми, яко баснь глаголеть, тем Ахилес<ь> именовас<я>, за необщи<е> (зане общие?) необычныа пища, Ахиль бо брашно глаголеться, и учим бе от нег<о>. О Гигисе. О перстни и о Миде о злате поведаю. Гигису перстень обрести и [274] егда хотети не видитис<я>, обращати перстень храня ему ж<е> сохранену быти. Некогда убо се<и> сотворив и вшед в царскаа утаи вся приати царство, царя убив Миданьска. О Мидасе. Мидаса же рекоша фригом царствовавша, толма быв златолюбив, иже и помолис<я> ему ж<е> и прикоснется будет злато и услышан быв ясти не могыи брашно и пит<ь>е, ему ж<е> косняшес<я> будяше злато» (лл. 58-59).

Обращение к легендарным сведениям, которые мы условно назвали естественнонаучными, расширяется здесь и выходит за пределы русских и близких к ним. Это следует отметить при попытках представить себе лицо составителя Сборника. Знакомство с понятиями и мифологией античного мира — пусть даже по сочинениям Григория Богослова 242 — говорит о многом. Понятнее становится и включение в Сборник легенды «о человецех незнаемых в восточней стране»: в сочинениях отца церкви составитель получил подкрепление своим позициям восприятия мира.

4. «Подобает ведати, колико есть талант» (Сед. — № 48). Нач.: «Талант имат<ь> 125 литр...» Кон.: «...на трапезе расходилось на 50 златиць, рекше на обеде» (л. 42 об.). Соотношение мер, изложенное в статье, включает в себя и «рубли московские». Составитель Сборника, возможно, выступает здесь и в роли составителя таблицы соотношения мер.

К этой же группе статей можно, пожалуй, присоединить еще одну (5-ю) — «Святаго Генадиа, патриарха Костянтинаграда, о дузе небесней, яко подобие божие есть» 243 (Сед. — № 72). Нач.: «Дуга есть образ божественаго подобна...» Кон.: «...тогда явися господь бог нашь въ плоти видим человеком» (лл. 50 об.-51). Текст сходен со списком из Хронографа Чудова монастыря, № 53/355 244.

Речь идет здесь о радуге как постоянном явлении, через которое бог смиренно связывает себя с землей. Объяснение природного явления в духе апокрифа не чуждо составителю. Но здесь важнее отметить то, что радуга, в трактовке Геннадия, прообразует троичность божества: «черлено, зелено, желто существом», «не смесно, ни разделно», как Троица, и является свидетельством воплощения Христа. Как известно, и то и другое «жидовствующими» бралось под сомнение.

Несколько статей Сборника М.3271 указывают на интерес составителя к фольклору или литературе, связанной с ним. Укажем их, хотя все они, пожалуй, книжного происхождения.

1. Загадка с толкованием (Сед. — № 8). Нач.: «Еже что ес<ть> седит человек старос<ть>ю одержим и в месте темне, а на нем риза черлвена, и венець царскыи на главе его, в руках же своих имеа убрус бел, а в нем 12 свитков. Толк...» Кон.: [275] «...апостоли учением своим вес<ь> мир просветиша» (лл. 8 об.-9) 245. «Толкование» раскрывает значение загадки — непросвещенное языческое общество, обагренное кровью жертвоприношений и погрязшее в грехах, спасается учением апостольским.

2. Запись (выпись?) о чашах (Сед. — № 22): «Первую чашю испити здрав<ь>ю, 2-ю весел<ь>ю, 3-ю сытости, 4-ю бесованию, 5-ю к [с]рамослов<ь>ю, 6-ю горцеи муце» (л. 17) 246.

3. Выпись, сходная с текстом Моления Даниила Заточника (Сед. — № 23): «Псом и свиньям не надобе злато ни сребро, ни безумному мудрая словеса» 247 (л. 17). Выпись эта представляет собой один из древнейших текстов Моления 248. Трудно, конечно, сказать, чем вызван интерес составителя именно к этому афоризму Моления. Общее значение его для книжника, каким был составитель, понятно, но вполне вероятно, что были и конкретные; условия, вызвавшие эту запись.

4. К этой же группе можно присоединить и еще одну во многом показательную статью: «Начаток днем, о них же достоит хранитис<я> врачеваниа человеком и скотом ни крове пущати» (Сед. — № № 92-93). Нач.: «Блюстися их всегда: месяца генваря 1 да 15...» Кон.: «...на все подобии и все стройно» (лл. 60-60 об.). В статье указываются удачные и неудачные дни не только в отношении врачевания и кровопускания, но и в отношении посевов. Что подобного рода литература была очень распространена в конце XV в. и охватывала многочисленные круги, свидетельствует список отреченных книг, указанный митрополитом Зосимой. В этом списке — «богоотметныа и ненавидимыа книги: громовник, колядник, мартолог, цареве сносудцы, воронограй птичь, мышеписк, стенотруск. Се суть имена им: астрономиа, сиречь звездосказание, окомиг, мысленик, естественик, метаниа» 249. Составитель Сборника, несмотря на свою грамотность и, можно сказать, широкую образованность, выступает здесь как сын своего времени, серьезно отмечающий «дни врачевания», угодные судьбе.

Эрудиция составителя характеризуется также статьями:

1.О чтении книжном (Сед. — № 10): «Приими книгу и прочитай чясто знаемое, а не ведом<о>, иди к мудрейшием (?) себе въпрошяти. Аще от человеческаго ума не приимеши разума, да бог видит подвизание твое и подас<ть> ти разум и исполнит желание твое» (л.9 об.). [276]

2. «О хуле на словенскую грамоту» 250 (Сед. — № 63) — выпись из жития Мефодия Первоучителя. Нач.: «Неции ж<е> начата хулити словенскыа книгы, глаголюще...» Кон.: «...наказал Мефодии учитель вашь» (лл. 46-46 об.). Указываются латиняне, которые, ссылаясь на узаконенные подписями на кресте языки (еврейский, греческий, латинский), отрицают славянскую грамоту.

3. Запись о риторстве (Сед. — № 74): «Се<и> же чин риторства, речеточства, за еж<е> разумеет и писати, и глаголати» (л. 52).

4. Запись словарного характера (Сед. — № 9 — приписка в конце): «Зерно горушично. — Горчичное» (л. 9) 251.

5. «Слова блаженаго Зоровавеля» (Сед. — № 99). Нач.: «Егда же оседе Иерусалима Тит...» Кон.: «...Но идеж<е> ес<ть> царь верен и люди учит закону божию правому, то нес<ть> того града кому пленити, аща и мало людей в нем ес<ть>, но верою крепок ес<ть>» (лл. 64-65) 252.

Литературный вкус составителя отразился, пожалуй, наиболее ярко в двух статьях Сборника:

1. Выпись (Сед. — № 20): «Златоуст. Озеро остави и вселенную улови, трос<ть> сломи и крест же украси, струну прерви и блаточестье проповеждь, поверзи уду и недугы исцели, мрежа възненавид<и> и небесныа ключа скуи» (л. 15 об.).

Эту выпись о первозванных апостолах-рыбаках следует отметить особо. Замечательная по поэтической насыщенности и риторическому мастерству выпись характеризует составителя Сборника как человека не только склонного к литературным красотам, но и человека, обладающего подлинным поэтическим чутьем.

2. Краткое изложение повести о воеводе Евстратии (Сед. — № 100) — последняя статья в этой (первой) части Сборника. Нач.: «В Царьскых книгах писано: Аз есмь Еустрат<ь>е...» Кон.: «...но яз сежду в целомудрие мудрым, а в наказание безумным» (л. 65). Текст, как уже указывалось выше, был издан П. Н. Сакулиным.

Вероятно, не только литературная сторона произведения, его взволнованность и общечеловечность привлекли к нему внимание составителя. В русской действительности видел он то, что составляет основу повести — забвение воинских заслуг и опалу верных сынов государства. Примеров этого было немало. Достаточно указать на имена Даниила Холмского или Федора Басенка.

Из первой части Сборника М.3271 осталось очень незначительное число статей, не указанных нами 253, но и среди них, вероятно, нет ни одной, в которой хотя бы предположительно нельзя было отметить те или иные мотивы, заставившие составителя поместить статью в рукопись. [277]

Так, в выписи «О Езекии цари, егда боле и рече ему Исаиа пророк» 254 (Сед. — № 53; лл. 43 об.-44) 255 составителя могла привлечь своеобразная календарная аномалия, связанная с историческими (для него) событиями: «Се аз обращу стень степени дому отца твоего яж<е> снидет солнце десят<ь> степени, да будет день той чясов 32, солнцу бо прешедшу на десятый час пришедшу и съ степени их храму съшедшу и възвратис<я> паки солнце десят<ь> степении въспят<ь> по словеси господню, и бышя часи 20 и паки своим ходом по своему чину обходив солнце, иде на запы, и быша часи 32, а тое ж<е> нощи изшед аггел господень и уби от полка асурииска 100 и 80 и 5000 и въставше, обретоша трупиа мертва». В Сказании о соблудившем пресвитере («Обретохом бо сказание некое сице бывшее, еж<е> и разсудивше написавше предати». Сед. — № 65; лл. 46 об.-47), возможно, отразилась позиция епископского двора, трактующего о нормах поведения духовенства. О достоинствах и сане священнослужителя говорится и в выписях из Апостола, Златоуста (Сед. — № № 69-70) и др.

В результате просмотра состава первой части Сборника М.3271 мы можем сделать некоторые выводы.

Прежде всего следует отметить несомненную связь в содержании первой и второй частей рукописи. Как уже отмечалось выше, об этом свидетельствует ряд статей, которые в одной из редакций Вологодско-Пермской летописи (Лондонский список), близкой к нашей, были вынесены в начало текста. К ним мы можем прибавить еще Послание Вассиана Рыло Ивану III на Угру — оно входит в состав Вологодско-Пермской летописи и здесь помещено в первой части Сборника 256, Сказание «О Митяи архимандрите» и «Притчу о истине».

Из документальных и летописных источников, на которые опирался составитель (или составители) первой части Сборника, многие вошли в московские летописи и в летопись Вологодско-Пермскую, использовавшую в большей части те же источники, что и летописи московские. Особенно следует отметить Краткий летописец (вторая статья Сборника), конец которого находит аналогию только в Вологодско-Пермской летописи, полностью совпадая с одной из ее редакций (Воронцовский список).

Первая часть Сборника содержит ряд материалов, дополняющих летопись. Одни из них касаются русских, вологодских событий: сообщение Краткого летописца о пожаре в Вологде в 1486 году, отмеченное только в Воронцовском списке, и запись о завершении и освящении епископом новгородским Феоктистом богородичной церкви «на Вологде» в лето 6711; другие содержат известия, имеющие к русским событиям как бы косвенное отношение и потому отстраненные при составлении летописного свода. Это выпись [278] о покорении турками балканских государств с выразительным призывом: «Ино осмотримся рано!»; это «Венчание на царство царя Мануила», рассказ об испанской инквизиции и другие.

Первая часть Сборника составлялась, по всей вероятности, при дворе епископа, точнее, при дворе Филофея, епископа Пермского (и Вологодского), причем можно думать, что это происходило сразу или вскоре после присоединения Вологды к его епархии в 1492 году, когда интерес к городу был повышенным, и не позднее 1494 года — года падения митрополита Зосимы. О том, что Сборник составлялся именно при дворе епископа, свидетельствуют многочисленные статьи. Среди них группа статей, связанных с историей русской церкви, представленных здесь или как формуляры и образцы церковно-учительной публицистики (Отреченная грамота Иоасафа, Соборное послание Ивану III и Послание Вассиана Рыло, Духовная митрополита Киприана, выпись из Исповедания Даниила), или как статьи, регламентирующие деятельность церковнослужителей и, в первую очередь, епископов (Закон царя Иустиниана, «О поставлении святителстем», фрагменты из «Притчи о слепце и хромце»), или как статьи, свидетельствующие об интересе к храмозданию (выписи из Хождения архимандрита Грефения, выписи из Библии о строительстве Соломонова храма и Скинии), или как статьи, связанные с составлением новой пасхалии, и календарные. Об этой же принадлежности Сборника двору епископа говорят и статьи, касающиеся монастырских и церковных владений («Правило на обидящих церкви и духовную иерархию», «Десятина нивы...», отчасти — «Речи посла цесарева». Они должны быть отмечены нами и потому еще, что отражают борьбу за эти владения в самом начале громкой и долгой полемики нестяжателей и иосифлян), и даже Краткий летописец, включенный в Сборник.

Значительное количество статей первой части Сборника относится к идеологическому движению последней четверти XV в., связанному с еретиками, известными под названием «жидовствующих». Наличие этих статей и обусловило вывод А. Д. Седельникова, а за ним и других, о принадлежности Сборника Геннадиеву кружку. Однако ни одна из них, как мы видели, не противоречит нашему предположению о принадлежности рукописи двору другого иерарха, епископа Филофея. С другой стороны, отбор известий в Кратком летописце — одной из существеннейших для истории рукописи статей, ошибки в записи об освящении церкви архиепископом новгородским Феоктистом, ошибочный список новгородских архиепископов, отсутствие лет «фряжского» счета, московские (а не новгородские) рубли в статье «О таланте», наконец, все промосковское направление сборника и особенно его несомненная связь с Вологодско-Пермской летописью не дают возможности согласиться с выводом А. Д. Седельникова.

Статьи, вызванные полемикой с еретиками и попавшие в Сборник, свидетельствуют — и это главное, — что вопросы, затронутые в них, переживались и дебатировались не только в Новгороде, Москве и Иосифо-Волоколамском монастыре. Интерес к ним захватывал и другие города и монастыри, что, конечно, вполне [280] закономерно, так как не только в названных центрах были для этого экономические и социальные предпосылки.

На основании статей первой части Сборника мы можем сделать некоторые выводы, характеризующие и самого составителя (или составителей). Тут прежде всего следует отметить значительный круг его интересов, его начитанность и известную эрудицию. Весь комплекс статей этой части дает понятие не только о разносторонности и широте его интересов, но и об активном способе усвоения тех или иных сведений, которые он черпает из многочисленных источников. Достаточно указать на Краткий летописец, на записи о строительстве Соломонова храма, о древоделах, на фрагменты из Хожения за три моря Афанасия Никитина, на выпись из Земледельческого византийского устава и другие. Мы отмечали выше литературные интересы составителя, его книжность и поэтическую одаренность. Можно говорить и о его патриотических устремлениях. Они выражаются и в отдельных статьях, например, выпись из Послания к Ивану III о захвате турками балканских государств, и в общем интересе к истории Русского государства, к летописным записям, во множестве использованным составителем, к архивным материалам, касающимся отдельных фактов русской и зарубежной истории.

Сборник достаточно рельефно рисует нам и мировоззрение составителя первой его части и его ориентацию в «естественных науках». Он — сын своего века и своего времени, когда остро ставился вопрос о пришествии антихриста и кончине мира. В статьях на эту тему можно наблюдать тот же активный метод работы над материалом, о котором говорилось выше, при этом составитель выступает как оптимист, не лишенный дара наблюдательности как над простыми явлениями природы, так и над литературными фактами, точнее, над фактами письменности. Но мировоззрение составителя строится не на одних текстах священного писания и отеческих и апокрифических сочинениях, оно питается и античной мифологией (выписи из Григория Богослова), и сообщениями о природных явлениях, отраженных в Физиологе, и даже современными местными фантастическими легендами («Сказание о человецех незнаемых в восточней стране»), связанными с окружающей его действительностью.

Подбор текстов в первой части Сборника дает понятие и о социальной позиции составителя. Он солидаризируется с теми иерархами, которые отстаивали право на монастырские и церковные владения, хотя и является, видимо, сторонником умеренных в этом отношении действий (см. ст. «Десятина нивы...»). Кроме того, он убежденный противник «жидовствующих».

* * *

Третья часть Сборника М.3271, как уже отмечалось нами, содержит неполный текст V и VI книг Истории Иудейской войны Иосифа Флавия.

Текст начинается с конца 1-й главы V книги со слов: «...возлюби о<т>ца его и смыслен быс<ть> возрастом и искушением [281] воинскым надо всеми» (л. 256; по изд. Истрина 257 — стр. 66; по изданию Мещерского 258 — стр. 361). Обрывается из-за утери 2-х листов на словах 3-й главы: «...Тит же сумняшеся внезапному званию и повеле» (л. 260 об.; стр.: Истр. — 74, Мещ. — 365). Далее со слов 4-й главы: «...[непристу]пно и починается от Коннаго столпа...» (л. 261; стр.: Истр. — 78, Мещ. — 367). Обрывается из-за утери 4-х листов на словах 5-й главы: «...и архиереи вхожаху с ними не по вся дни, но в суботы и в новыя месяца...» (л. 265 об.; стр.: Истр. — 86, Мещ. — 372). Далее со слов 6-й главы: «...своим. Въскую не отложим вражды...» (л. 266; стр.: Истр. — 92, Мещ. — 375). Обрывается из-за утери 2-х листов на словах 6-й же главы: «...и всем бы зажженым быти, аще быша не...» (л. 266 об.; стр.: Истр. — 94, Мещ. — 376). Далее со слов 7-й главы: «...и стыдяшеся срамоты мягку быти...» (л. 267; стр.: Истр. — 96, Мещ. — 378). Обрывается из-за утери 4-х листов на словах 7-й же главы: «...Николи же поработихомся ри[мляном]...» (л. 267 об.; стр.: Истр. — 98, Мещ. — 378). Далее со слов 9-й главы: «...острейша суть оружья, сего бо ради и прадед нашь...» (л. 268; стр.: Истр. — 1Q4, Мещ. — 382). Обрывается из-за утери 4-х(?) листов на словах 13-й главы: «...узрев прескоча от мотылы и злато беру[ще]...» (л. 282 об.; стр.: Истр. — 126, Мещ. — 394).

Далее с 1-й главы VI книги, со слов: «...[ору]жником неискусным июдеи к римляном...» (л. 283; стр.: Истр. — 134, Мещ. 398). Обрывается из-за утери 2-х листов на словах 1-й же главы: «...обыкше прежеи работе быти за свободу ныне...» (л. 284 об.; стр.: Истр. — 138, Мещ. — 400). Далее со слов 1-й же главы: «...[возде]ржеваяся от стремлениа дондеже возлезе на верх...» (л. 285; стр.: Истр. — 140, Мещ. — 401). Обрывается из-за утери 3-х листов на словах той же главы: «...кесар<ь> же слышав знамение...» (л. 285 об.; стр.: Истр. — 142, Мещ. — 402). Далее со слов 2-й главы: «...[отда]вати жертвы, отрезанныа тобою...» (л. 286; стр.: Истр. — 146, Мещ. — 405). Обрывается из-за утери 5-ти(?) листов на словах той же главы: «...яко и римляне гневахуся, зряще на ня с трепетом кла[няхуся]...» (л. 287 об.; стр.: Истр. — 148, Мещ. — 406). Далее со слов 3-й главы: «...комару межю Соломонем верхом исполниша хвороста смолою и серою...» (л. 288; стр.: Истр. — 156, Мещ. — 410). Обрывается на начале 4-й главы VI книги на словах: «...биаше непрестанно победник сте[ны]...» (л. 291 об.; стр.: Истр; — 162, Мещ. — 414).

Мы убедились уже в несомненной связи первой и второй частей нашего сборника. Можно ли сказать что-нибудь в этом плане о третьей части? Бумага ее та же, что и во второй. К этой чисто внешней, но достаточно убедительной особенности следует добавить, что начало особой редакции Вологодско-Пермской летописи (вторая часть Сборника) слагается преимущественно из воинских повестей, к которым составитель был особенно внимателен. С другой стороны, мы видели, что в первую часть Сборника включены статьи, как бы дополняющие Летописи. Часть из них касается [282] нерусских событий. Возможно, что таким же дополнительным материалом к Летописи представлялся и текст Истории Иудейской войны Иосифа Флавия. Замысел включить его в свод не является чем-то исключительным. Достаточно вспомнить, что часть списков этого произведения входит в состав хронографов и даже летописного свода 259.

К сожалению, нельзя сказать, что представлял собой текст «Истории» нашего сборника до утери листов. Был ли он полным или содержал только V и VI книги повести. Последнее не исключено. Две эти книги и содержат собственно рассказ об осаде и падении Иерусалима 260. Если это так, то связь третьей и второй частей Сборника становится еще более ощутимой: мы могли наблюдать, что воинские повести составляют начало Вологодско-Пермской летописи в редакции Сборника М.3271.

История иудейской войны, переведенная задолго до этого 261, во второй половине XV в. получила новое и довольно широкое распространение 262. Такой повышенный интерес к «Истории» в это время вызывался, по всей вероятности, тем, «что она оказалась включенной в круг произведений, способствовавших осмыслению и обоснованию всемирно-исторической роли централизованного Московского государства» 263. Таким образом, включение в рукопись повести Иосифа Флавия (напомним — в древнейшем его списке) вполне соответствует всему духу Сборника, в котором отразились не только (точнее, не столько) местные интересы Вологодско-Пермского края, но главным образом интересы общегосударственные, свидетельствующие о вполне созревшей идее централизованного государства и в кругах, достаточно удаленных от Москвы.

* * *

Общие выводы по составу Сборника М.3271 могут быть, по нашему мнению, таковы:

Три части рукописи, на первый взгляд совершенно самостоятельные, связаны между собой не только механически, но и своим содержанием. Особенно ясно вырисовывается связь первой и второй частей, и если вторую часть Сборника составляет особая (хотя и в неполком списке) редакция Вологодско-Пермской летописи, то в первой имеются ее фрагменты и добавления к ней.

Статьи первой части в своей совокупности указывают, что Сборник составлялся при дворе Филофея, епископа пермского, а прочная связь этой части с последующей заставляет нас соотнести с этим двором и вторую часть рукописи. Таким образом, предположение М. Н. Тихомирова, что Вологодско-Пермская летопись составлялась при дворе Филофея Пермского, находит в этом [283] сборнике очень убедительное подтверждение. Можно предполагать даже, что в составлении Сборника принимали участие те же лица 264, причем в работе над составлением первой части Сборника, вероятно, принимало участие лицо (или лица) духовное.

Содержание первой части Сборника помогает установить время ее составления (1492-1494 гг.), но не только это. Оно прочно связано с литературной историей Вологодско-Пермской летописи и вместе со второй (а может быть, и с третьей) частью рукописи дает возможность разработки этой истории. Можно сказать с полной убежденностью, что ни один исследователь истории Вологодско-Пермской летописи (и русских летописей вообще) не должен пройти мимо нашего сборника и не только потому, что в нем содержится древнейший из известных нам ее списков, но прежде всего из-за возможности больше, чем по любому из этих списков, углубиться в историю Летописи. Это придает Сборнику очень большую ценность. Однако значение его шире.

В Сборнике отразились идеологические движения и общественные интересы и волнения того времени. Значительная доля статей первой части рукописи воспроизводит документы и тексты современные или сложившиеся около того времени. Не все они попали в летописи и, оставаясь за пределами их, могли погибнуть. Сборник донес их до нас.

В этом же плане близости к событиям и сохранения отдельных известий существенна и вторая часть Сборника, где помещен текст если не современный созданию Вологодско-Пермского свода, то очень близкий к этому времени. Здесь отразился отбор статей, включаемый в летописный текст, как в первой части отразился процесс собирания документов и текстов, связанных с историческими событиями и, возможно, предназначенных первоначально для летописного текста 265.

В XV в. пермские епископы, сосредоточившие в своих руках значительные владения, являлись проводниками московского влияния в северо-восточных областях слагавшегося централизованного государства, и «владычень город Усть-Вымский», основанный первым пермским епископом и создателем пермской азбуки Стефаном Храпом, был не просто центром Пермской епархии, он был форпостом в наступлении московской государственности на разрозненные северные народности и край, богатый пушниной и рудами. В обстановке этого наступления, ложившегося тяжкими поборами на крестьян, ремесленников и промысловых охотников, острее и глубже переживались идеи сопротивления феодальному [284] гнету, в какой бы форме они ни выражались. Нет сомнения, что и идеи еретиков-«жидовствующих» находили там своих сторонников, как находились и противники московского влияния. Закономерно и противодействие этому сопротивлению. Его можно наблюдать и в отдельных статьях сборника, и в направлении Вологодско-Пермской летописи, ранняя редакция которой вошла в Сборник, и, возможно, даже в избранных главах о покорении мятежных иудеев из Истории Иудейской войны Иосифа Флавия, составивших третью часть сборника.

События и идеи, нашедшие отражение в Сборнике, — разной значимости и направления: кончина мира, еретическое движение конца XV в., вопросы монастырского землевладения и др. — и более широкие: централизация Русского государства и роль Москвы в этом процессе — все они характеризуют идеологическую жизнь и борьбу одного из окраинных центров древней Руси последи, четв. XV в., мало изученного с этой стороны, и в этом, быть может, главное значение Сборника.

* * *

Приступая к характеристике рукописи М. 3271, мы ставили перед собой задачу, во-первых, указать исследователям на чрезвычайную ценность этого рукописного источника, во-вторых, попытаться путем размышления над отдельными статьями и их циклом понять историю ее создания и причины, побудившие составителя или составителей проделать такую интересную для нас работу.

Характеристику эту мы строили на основании не только содержания статей, представленных в Сборнике, но и на основании текстологических связей этих статей и, конечно, привлекая палеографические и другие внешние данные о рукописи. Такой разносторонний обзор, если дает в своем синтезе что-то единое, если лишен противоречий, является всегда более убедительным и объективно более справедливым.

Само собой разумеется, что, поставив вопрос о необходимости более детального и пристального разбора источников, подобного Сборнику М. 3271, и пытаясь сделать это в отношении последнего, мы ни в какой мере не считаем, что проделали все, что нужно для выявления всех особенностей и примет, позволяющих с возможной точностью охарактеризовать этот замечательный сборник. Можно уже и сейчас сказать, где и в каком направлении следовало бы продолжить эту работу, и если эта статья заставит исследователей древнерусской письменности задуматься над возможностью (и необходимостью) более углубленных обследований подобного рода источников, мы будем считать, что выполнили поставленную перед собой задачу. [285]

Комментарии

122. Лихачев Д. С. Русские летописи и их культурно-историческое значение. М.-Л., 1947, стр. 471.

123. Тихомиров М. Н. О Вологодско-Пермской летописи. — Проблемы источниковедения. Сб. третий. М.-Л., 1940, стр. 225-244.

124. Насонов А. Н. Летописный свод XV века (по двум спискам). — Материалы по истории СССР. II. Документы по истории XV-XVII вв. М., 1955, стр. 273-321 (текст — стр. 284-320).

125. А. Н. Насонов называет его Летописным сводом конца XV в. Вернее было бы назвать его кратким летописцем. Издатель сам указывает, что в Летописце «текст систематически сокращен» (стр. 279), что «подобного типа краткие летописцы были в ходу в XV в.» (стр. 282).

126. Впрочем, и Ростовская летопись с этого времени растворяется в других, преимущественно московских летописных сводах.

127. При чтении Краткого летописца нельзя не обратить внимания на предельный лаконизм некоторых записей. Большая часть их, правда, сохраняет при этом законченность мысли как целого предложения: «В лето 29 была коркота» (ст. 5), «В лето 30 была меженина» (ст. 6). Но встречаются записи, в которых форма принимает конспективный характер, когда составитель отмечает какие-то события в виде сигнала, за которым скрываются значительные факты известной ему истории: «А на весну Рудино» (ст. 37), «Крещенской бой» (ст. 22), «Мустофа» (ст. 31). Рабочий характер Летописца подтверждается и правописанием этой статьи, где больше, чем в других, выступают черты разговорного языка: постоянно в окончаниях имен-ей (а не-ий), в окончании отчеств — еевич (а не-иевич), в прилагательных-ого,-ой (а не-аго,-ий, ый); «тогды» (л. 3), «Михайло» (л. 4) и т. д.

128. ПСРЛ, т. XXVI, стр. 327. Разночтения совершенно незначительны, и указывать их нет смысла.

129. Строев П. Списки иерархов, стлб. 34.

130. «Новгородская I летопись, — пишет Е. Е. Голубинский, — в таких выражениях говорит о нем по поводу его кончины, что заставляет предполагать раннее установление его почитания». — Голубинский Е. История канонизации святых в русской церкви. М, 1903, стр. 142; ПСРЛ, т. III. Спб., 1841, стр. 69.

131. В Вологодско-Пермской летописи указано, что Вологда была придана Пермской епископии в 1492 г. (марта 1), а под 1491 г. (этот год повторяется дважды) значится: «Того же месяца марта в 27 день... владыка Филофеи наехал на свою епископью на Вологду». — ПСРЛ, т. XXVI, стр. 287-288.

132. Казакова Н. А. и Лурье Я. С. Указ. соч., стр. 388.

133. Там же.

134. ПСРЛ, т. XXVI, стр. 287.

135. Запись о захваченных турками прибалканских странах с похожим выводом имеется в летописных текстах. Я имею в виду одну из приписок, которая следует за повестью о нашествии Ахмата в 1460 году — «О храбрии, мужественни сынове русьстии, потщитеся сохранити свое отечество, Русьскую землю, от поганых!...». Здесь указывается, как «пострадаша инии велиции славнии земли от Турков, еже Болгаре глаголю и рекомии Греци, и Трапизонь, и Амория, и Арбанасы, и Хорваты, и Босна, и Манкуп, и Кафа, и инии мнозии земли, иже не сташа мужествени и погибоша и отечьство свое изгубиша и землю и государьство и скитаются по чюжим странам бедни воистинну и странни» (ПСРЛ, т. VI, стр. 232). Вопрос об авторстве этой приписки дебатируется давно. См.: Шахматов А. А. Ермолинская летопись и Ростовский владычный свод. Спб., 1904, стр. 82-83; Иконников В. С. Опыт русской историографии. Т. II, кн. 1. Киев, 1908, стр. 912; Тихомиров М. Н. Исторические связи русского народа с южными славянами с древнейших времен до половины XVII в. — Славянский сборник. М., 1947, стр. 185; Кудрявцев И. М. «Угорщина» в памятниках древнерусской литературы (Летописные повести о нашествии Ахмата и их литературная история). — Исследования и материалы по древнерусской литературе. Сборник статей под ред. В. Д. Кузьминой. М., 1961, стр. 58-60. Текст Послания может пролить свет на этот вопрос. Общее направление текстов — «Ино осмотримся рано» и «потщитеся сохраните свое отечество, Русьскую землю, от поганых!» — и сходный перечень стран кажутся фактом не случайным, хотя летописная приписка, как нам кажется, и принадлежит перу русского человека, который, конечно, мог пользоваться документацией, направляемой Московскому великокняжескому двору. Софийская II летопись, например, содержит достаточное количество подробностей, свидетельствующих о знании составителями летописных записей правительственной документации того времени.

136. Православный Палестинский сборник, т. IV, вып. 3. Спб., 1887, стр. 14-18. Укажем сколько-нибудь значительные разночтения: ркп — «в святей Софии, еже есть сказаемо Премудрости божиа», печ. — «в святей Софии»; ркп — «оскрилци остры», печ. — «оскрилци»; ркп — «бе муж<ь> красен», печ. — «бе красен»; ркп — «и положи патриарх венець на, царя» («венец» написано после зачеркнутого «крест»), печ. — «...крест на царя».

137. Казакова Н. А. и Лурье Я. С. Указ. соч., стр. 388.

138. ГБЛ. Ф. 304, № 224, лл. 174-175 об. См. также: Описание славянских рукописей Библиотеки св. Троицкой Сергиевой лавры. Ч. II. М., 1878, стр. 6-9

139. В Елисеевской ркп — «крест на паря», в ркп М. 3271 — «венец на царя».

140. Вероятно, она взята из того же источника, что и ст. № 30 — выписи из Хождения Игнатия Смольнянина.

141. РИБ, т. VI. Спб., 1880, стлб. 749-751.

142. АИ, т. I. Спб., 1841, стр. 137-138.

143. Седельников А. Д. Указ. соч., стр. 49-50. Текст издан точно. Единственная ошибка (опечатка?): «а за те королем» (стр. 49); следует: «а за тем королем» (л. 4 об.).

144. РИБ, т. VI, стлб. 775; Казакова Н. А. и Лурье Я. С. Указ соч., стр. 378. (Разрядка моя. — И. К).

145. Там же, стлб. 775-776; стр. 378.

146. См. Послание Геннадия собору епископов. — РИБ, т. VI, стлб. 778-784; Казакова Н. А. и Лурье Я. С. Указ. соч., стр. 379-382.

147. Возможно, что в последнем обстоятельстве сыграла роль позиция Ивана III в отношении еретиков и Геннадия, а может быть и настроение тех составителей и редакторов московских сводов, которые сочувствовали еретикам.

148. Чтения ОИДР, 1902, кн. 3 (202), стр. 123-125.

149. Казакова Н. А. и Лурье Я. С. Указ. соч., стр. 382-384. Оба издания достаточно точны.

150. ЧтенияОИДР, 1902, кн. 3 (202), стр. 118-122.

151. Казакова Н. А. и Лурье Я. С. Указ. соч., стр. 384-386. Неточности, вернее опечатки, обоих изданий совершенно незначительны. Укажем лишь на одну из них: «в дом свой да приимет» (Долгов — стр. 121, Лурье — стр. 385), следует: «...да не приимет» (л. 15).

В «Памятниках канонического права» издано начало Поучения по списку (Чудовского сборника) XVI в. — РИБ, т. VI, стлб. 785-788. С. О. Долгов привлекал этот отрывок при издании полного текста.

152. Зосима отрекся от кафедры 17 мая 1494 г., а 9 февраля 1495 г. был лишен сана и сослан в Троице-Сергиев монастырь. — Строев П. Списки иерархов, стлб. 5.

153. Книга Премудрости Соломона, гл. 13, ст. 1. В позднейших переводах читается так: «Суетни убо вси человецы естественне, в них же обретается неведение о бозе, и от видимых благ не возмогоша уразумети сущаго, ни делом внемлюще познаша хитреца».

154. См. конец проложного сказания за 18 октября. Статья помещена также в рукописи БАН — 4.3.15. См.: Казакова Н. А. и Лурье Я. С. Указ. соч., стр. 387.

155. Последние искали даже документально-исторического обоснования своих позиций, указывая, например, на Шестой собор, который ввел икопопочитание. См.: Клибанов А. И. Указ. соч., стр. 230-232.

156. На этом обычно кончается проложный текст.

157. Киноварный заголовок на нижнем поле.

158. Геннадий Гонзов в своем послании к Иоасафу Ростовскому указывает, какой литературой пользовались еретики. Им указываются и сочинения папы Сильвестра (Казакова Н. А. и Лурье Я. С. Указ. соч., стр. 320).

159. Первое послание к Коринфяном, гл. 14, стр. 19.

160. Орлов А. С. Иисусова молитва на Руси в XVI веке. — Памятники древней письменности и искусства, CLXXXV. Спб., 1914, стр. 31.

161. В действительности авторство Златоуста сомнительно. См.: Орлов А. С. Указ. соч., стр. 21.

162. Вопрос, перенесенный с Востока, где речь шла о кислом или пресном тесте, на русской почве перешел в вопрос о ржаных или пшеничных хлебах.

163. «И новей» — на полях.

164. См. Послание митрополита Фотия. — РИБ, т. VI, стлб. 365-376.

165. Казакова Н. А. и Лурье Я. С. Указ. соч., стр. 388-391.

166. Малышев В И. Усть-Цилемские рукописные сборники XVI-XX вв. Сыктывкар, 1960, стр. 48, 35 и 42.

167. Седельников А. Д. Указ. соч., стр. 37.

168. Там же. По поводу второй части А. Д. Седельников намеревался дать дополнительные разъяснения: «Литературная перипетия, вызвавшая описываемую разновидность аргументации Геннадия, разъясняется, а самый текст печатается в другом месте». — Там же. Кажется, им не было это выполнено.

169. Казакова Н. А. и Лурье Я. С. Указ. соч., стр. 389-390.

170. На л. 7 против строки: «А о летех скончаниа богу мощно» — надпись: «зри», повторенная позднейшей скорописью.

171. Казакова Н. А. и Лурье Я. С. Указ. соч., стр. 309-312.

172. Малышев В. И. Указ. соч., стр. 48, 35.

173. Казакова Н. А. и Лурье Я. С. Указ. соч., стр. 311-312.

174. Там же, стр. 319-320

175. Казакова Н. А. и Лурье Я. С. Указ. соч., стр. 388.

176. Малышев В. И. Указ. соч., стр. 48.

177. Как известно, еще Ипполит, папа Римский, занимался подобными именами (Латинянин, Титан, Еванфас). См.: Малинин В. Старец Елеазарова монастыря Филофей и его послания. Киев, 1901, стр. 397.

178. Возвержет?

179. Ключевский В. О. Древнерусские жития святых как исторический источник. М., 1871, стр. 92. Издатели Жития Стефана Пермского относят этот список к концу XV или началу XVI в. См.: Житие св. Стефана, епископа Пермского, написанное Епифанием Премудрым. Спб., 1897, стр. V.

180. Васильев В. История канонизации русских снятых. М., 1893, стр. 114. (Разрядка моя. — И. К.).

181. Описание славянских рукописей библиотеки Свято-Троицкой Сергиевой лавры. Ч. II. М., 1878, стр. 204-205.

182. ПСРЛ, т. XXVI, стр. 6. Можно предполагать, что интерес к Стефану Пермскому при дворе Филофея во времена «жидовствующих» вызывался не только тем, что этот иерарх был основателем Пермской епархии, но и потому, что в свое время он выступал против еретиков — стригольников.

183. Святский Д. О. Астрономическая книга «Шестокрыл» на Руси XV в. — Журн. «Мироведение», т. XVI, 1927, № 2 (май), стр. 74.

184. По поводу этой статьи Сборника А. Д. Седельников указывает: «Дата, как это очевидно из соображений палеографических и литературных (состав статей), относится ко всей описываемой части рукописи: 6999, т. е. 1491 г. «Число по-еврейски» требовало для себя справки — конечно, дата 5246 самостоятельно для настоящей заметки не вычислялась и взята готовою, причем ее источник мог восходить к 1486 г.: ср. хронологию «от жидовских книг» с 1466 г., у А. И. Соболевского, Переводная лит-ра..., стр. 418, а «число по-фряжски» так и осталось невычисленным. Координирование счета лет с еврейским счетом характерно для кон. XV в., а с фряжским в частности для Новгорода. Недоумение по поводу счета у «латинян» сквозит в послании Геннадия к Иоасафу; оно же разрешается в послании, к Геннадию же, Дмитрия Грека Старого, о «летах седьмой тысящи». Седельников А. Д. Указ. соч., стр. 44-45.

185. Заголовок на верхнем поле, над текстом.

186. Заголовок написан на полях.

187. Выпись из Диоптры Филиппа Философа, вошедшая также в Сказание о скончании седьмой тысящи. См.: Казакова Н. А. и Лурье Я. С. Указ. соч., стр. 399-400. См. также: Просветитель Иосифа Волоцкого, Слово 8-е.

188. А. Д. Седельниковым текст приведен полностью.

189. Седельников А. Д. Указ. соч., стр. 46.

190. В «Изложении» значится: «О летех же и о временех несть наше искати, но подобаеть намь молити господа бога вседержителя о устроении всего мира... И аще где обряшутся иныя слоты, кроме отечьскых преданий и не по благословению нашего смиренна и всего освященънаго събора, сим несъгласны и развратны, да отвратятся и не приемлются, и от святыя съборныя и апостольскыя церкве отлучятся таковаа мудръствующие». РИБ, т. VI, стлб. 800-802.

191. РИБ, т. VI, стлб. 801-820.

192. Там же, стлб. 805.

193. На полях киноварная запись: «Б» в круге и цифра «31».

194. ПСРЛ, т. VII, стр. 253.

195. «Притча о истине» не единственное произведение подобного рода. Можно указать еще на известное в списке XV в. «Слово о правде и неправде». См.: Памятники старинной русской литературы, издаваемые гр. Кушелевым-Безбородко. Вып. IV. Спб., 1862, стр. 213.

196. В Воскресенской летописи: «А се писаны из Царств: Рим старее Византеи тритцатьми леты, Иеросалим старее Рима 500 леты без 30 лет, Византия старее Вавилона леты 40 без лета». ПСРЛ, т. VII, стр. 239.

197. Заголовок киноварный.

198. «А яви... пришествие» — приписано сбоку.

199. Седельников А. Д. Указ. соч., стр. 42.

200. Там же.

201. Некоторые источники, использованные составителем, вошли в московские летописи (выпись о городах).

202. Заголовок киноварный, написан на верхнем поле.

203. В некоторых рукописях называется: «Рукописание Даниила...»

204. См.: РИБ, т. VI, стлб. 587-588.

205. Там же, стлб. 452 и след. А.Д.Седельников отсылает к этому документу.

206. Заголовок киноварный.

207. Сравни текст, опубликованный по списку Мерила праведного МДА, № 187/578 XV в. РИБ, т. VI, стлб. 449, со слов: «на помосте церковнем написуеть кто уметель орла единоглавна...»

208. Еремин И. П. Литературное наследие Кирилла Туровского. — ТОДРЛ, т. XII. М.-Л., 1956, стр. 342-344. Отмечаем, что текст фрагментов принадлежит к древнейшим спискам Притчи. Древнее И. П. Еремин указывает только три: указанный Чудовской сборник (лл. 286 об.-294 об.), изданный В. Н. Щепкиным. — Чтения ОИДР, 1889, кн. III, отд. 1, стр. 127-146; Сборник XIV-XV вв. из Софийского собрания, № 1262 (лл. 1-4; лишь отрывок); сводный патерик Соловецкого монастыря, № 485 (452) (22) — рукопись кон. XIV в. (лл. 231-243). — ТОДРЛ, т. XI. М.-Л., 1955, стр. 343.

209. Архи написано сверху.

210. Казакова Н. А. и Лурье Я. С. Указ. соч., стр. 387.

211. РИБ, т. VI, стлб. 145-146. С изданным текстом имеются некоторые разночтения: в Сборнике М. 3271 незначительные пропуски; самый большой из них — пропуск части заголовка и начальной строки, повторяющий уже указанные сведения.

212. РИБ, т. VI, стлб. 756-758.

213. Полный текст Устава см.: Павлов А. «Книги законные», содержащие в себе, в древнерусском переводе, византийские законы земледельческие, уголовные, брачные и судебные. — Сборник ОРЯС АН. т. XXXVIII, № 3. Спб., 1885, стр. 42-62. В исследовании А. С. Павлова указаны и предшествующие (менее удачные — И. К.) публикации Устава. Считаю своим долгом выразить благодарность Я. Н. Щапову за указание на эту публикацию.

214. Павлов А. С. Указ. соч., стр. 44,

215. «Дары бо ослепляют очи мудрых и отмещут словеса праведных» (Второзаконие, гл. 16, ст. 19); «Мзда и дарове ослепляют очи премудрых и яко же бразды на устех отвращают обличения» (Книга Иисуса Сираха, гл. 20, ст. 29).

216. Павлов А. С. Указ. соч., стр. 41.

217. Там же, стр. 42.

218. Кузнецова З. И. Обзор памятников коми письменности XVIII в. Приложение. (Документы по истории коми). — Историко-филологический сборник Коми филиала АН СССР, вып. 4. Сыктывкар, 1958, стр. 243-247.

219. Там же, стр. 248-252. Автор публикации отмечает, что «жалованная грамота... от 1485 года, как видно, была вызвана в результате острого конфликта, возникшего между государственными крестьянами и пермскими епископами из-за общинных земель. Пермские епископы, владея огромными земельными участками в бассейне Вычегды, продолжали систематически захватывать общинные земли, рыболовные и охотничьи угодья, принадлежавшие крестьянам. По этой причине пермские сотники подали челобитную в Москву... Жалованная грамота Ивана III пермскому епископу Филофею от 1490 года вызвана той же самой причиной, что и выше рассмотренная жалованная грамота. В сущности она не является жалованной грамотой, а, вернее всего, предупредительной грамотой, по которой ничего нового не «жалюется» епископу Филофею, а отбирается все то, что им было захвачено у крестьян» (там же, стр. 242).

220. Павлов А. С. Указ. соч., стр. 8.

221. Леонид, архимандрит. Систематическое описание славяно-российских рукописей собрания графа А. С. Уварова. Часть I. М., 1893, стр. 101. Леонид относит запись к XVI в., а слово пермской азбуки читает как «аминь» (там же).

222. Текст Хождения опубликован по единственному списку из Хронографа — рукопись XV и XVI вв. Церковно-Археологического музея при Киевской духовной академии, № 174 Я. И. Горожанским (Русский филологический вестник, 1884 и отдельно: Хождение архимандрита Грефенья во Св. землю. Варшава, 1885), а затем архимандритом Леонидом (Православный Палестинский сборник, вып. 48 (т. XVI, вып. 3). Спб., 1896), доказывающим, что Хождение было написано в 1370-х гг., а не в XV в., как считал Горожанский (там же, стр. III-X). Разночтения текста нашего Сборника с публикацией арх. Леонида лишь в начертаниях отдельных слов (см. там же, стр. 2).

223. Казакова Н. А. и Лурье Я. С. Указ. соч., стр. 387.

224. В первом случае: Третья книга царств, гл. 5, ст. 15-16; там же, ст. 1-14; Вторая книга Паралипоменон, гл. 2, ст. 1-2; там же, ст. 17-18. Во втором: Исход, гл. 31, ст. 1-7, гл. 35, ст. 30-33.

225. ПСРЛ, т. XXVI, стр. 277.

226. Там же, стр. 279.

227. ПСРЛ, т. XXVI, стр. 288.

228. Там же.

229. Название это, конечно, сугубо условно.

230. Не вписано над строкой, кажется, другими чернилами.

231. Между листами, может быть, пропуск из-за утери листов.

232. Сравни рассуждения Иосифа Волоцкого о Троице в «Просветителе».

233. Следует отметить, что все три статьи перекликаются с Посланием Иосифа Волоцкого о Троице.

234. Анучин Д. Н. К истории ознакомления с Сибирью до Ермака. Древнее русское сказание «О человецех незнаемых в восточней стране». — «Древности». Труды Московского археологического общества. Т. 14. М., 1890, стр. 227-313 (текст стр. 230-236).

235. Издателем указаны и известные ему списки Сказания. Текст нашего списка ближе всего примыкает к Софийскому (Собрание Спб. духовной академии, № 1642), который датируется Тихонравовым XV-XVI вв. Незначительных разночтений с печатным текстом довольно много, значительное — одно: в списке Сборника М. 3271 не помещено известие о «Линной самояди» (Анучин Д. Н. Указ. соч., стр. 231).

236. Бахрушин С. В. Остяцкие и вогульские княжества в XVI-XVII веках. Л., 1935, стр. 38-39. М. Н. Тихомиров предполагает, что Леваш был составителем Вологодско-Пермской летописи. См.: Тихомиров М. Н. О Вологодско-Пермской летописи. — Проблемы источниковедения. Сборник III. М.-Л., 1940, стр. 241.

237. Бахрушин С. В. Указ. соч., стр. 40.

238. Текст Сказания помещен также в Сборнике БАН — 4. 3. 15, во многом схожем с нашим (Казакова Н. А. и Лурье Я. С. Указ. соч., стр. 387).

239. Слово подправлено другими чернилами.

240. Текст статьи очень близок к тексту Физиолога, помещенному в сборнике XVI в. из Собрания Царского и опубликованному А. Карнеевым (Материалы и заметки по литературной истории Физиолога. Изд. ОЛДП, ХСII, 1890. Приложения, стр. VIII).

241. Другая редакция имеется, например, в Палее XV в. из Собрания Троице-Сергиевой лавры, № 729.

242. См., например, обличительные слова Григория на царя Юлиана.

243. Заголовок киноварный.

244. Чтения ОИДР, 1889, кн. 3(150), Хронографы Чудова монастырт. стр. 16-17.

245. Подобная загадка помещена в Апостоле — рукопись из собрания П. А. Овчинникова (ГБЛ, ф. 209, № 42) того же времени, что и Сборник М. 3271, — где на обороте листа (л. 52) — миниатюра на сюжет загадки. Эта же загадка в Усть-Цилемском сборнике. Малышев В. И. Указ. соч., стр. 48. В сборнике БАН — 4. 3. 15 имеется другая.загадка: «Твой отец — мой отец...» Не из одного ли источника черпали их составители того и другого сборника?

246. Подобный текст имеется и в сборнике БАН — 4. 3. 15. Казакова Н. А. и Лурье Я. С. Указ. соч., стр. 387.

247. В Толстовском списке «Слова о Даниле Заточнике»: «Псом бо и свиниам не надобе злато и сребро, ни безумному мудрая словеса». — Миндалев П. Моление Даниила Заточника и связанные с ним памятники. Казань, 1914, стр. 110.

248. Список Моления из рукописи собрания В. М. Ундольского № 195, многими исследователями относимый к XV в., в действительности относится к XVI в.

249. «Сказание Изосимы, митрополита Русъскаго, о отреченных книгах» — РИБ, т. VI, стлб. 792-793.

250. Заголовок киноварный.

251. Вероятно, разъясняются евангельские слова о вере (хотя бы с горчичное зерно), которая может сдвигать горы.

252. О Зоровавеле см. Книги Ездры и Неемии.

253. В перечне А. Д. Седельникова — № № 6, 30, 40, 51, 52, 53, 65, 68, 69, 70, 71, 76

254. Заголовок киноварный.

255. См.: Книга пророка Исайи, гл. 38, ст. 5-8; Книга четвертая Царств, гл. 20, ст. 5-11.

256. Делаем оговорку: текст Летописи обрывается в рукописи раньше, чем следует Послание, поэтому нельзя сказать с уверенностью, что во второй части его не было. Духовная митрополита Киприана, как мы видели, помещена и в той и в другой части.

257. Istrin V. La Prise de Jerusalem de Josephe le Juif... Tome second. Paris, 1938.

258. Мещерский H. А. История Иудейской войны Иосифа Флавия в древнерусском переводе. М.-Л., 1958.

259. Мещерский Н. А. Указ. соч., стр. 15-18.

260. Книги I-IV содержат предысторию осады, а в книге VII содержится рассказ о триумфе Веспасиана и Тита и последующих событиях.

261. Н. А. Мещерский считает, что «История» была переведена на русский язык в XI веке. См. Указ. соч., стр. 132, 154 и др.

262. Существует даже гипотеза, что повесть была переведена еретиками и распространялась в среде «жидовствующих». Мещерский Н. А. Указ. соч., стр. 155.

263. Там же, стр. 158-159.

264. М. Н. Тихомиров указывает, что в составлении летописи принимал участие «владычный слуга Леваш» (Тихомиров М. Н. Указ. соч., стр. 241). Нам кажется, что и сам Филофей мог принимать участие и в составлении летописи, и в составлении Сборника.

265. При анализе текстов нашего Сборника нельзя не обратить внимания на то, что часть аналогичных статей в каком-то сложившемся комплексе попала и в другие сборники. Один из них (XVI в.), приобретенный на севере, в Усть-Цилемском районе, теперь хранится в Институте русской литературы Академии наук СССР (Пушкинский дом) в Ленинграде (Малышев В. И. Усть-Цилемские рукописные сборники XVI-XX вв. Сыктывкар, 1960, стр. 35-48); другой, вероятно, тоже северного происхождения и того же времени, что и наш — в БАН — 4. 3. 15, в Ленинграде же.

 

Текст воспроизведен по изданию: Сборник последней четверти XV—начала XVI в. из Музейного собрания. Материалы к исследованию // Записки отдела рукописей, Вып 25. М. Государственная библиотека СССР им В. И. Ленина. 1962

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.