Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

14. ПРОЕКТ РЕСКРИПТА ДЕЙСТВИТЕЛЬНОМУ ТАЙНОМУ СОВЕТНИКУ ГРАФУ КЕЙЗЕРЛИНГУ

(Помета: Сей рескрипт набело переписан и к высоч. подписанию Ее Имп. В-ву поднесен е. с-вом канцлером 8 августа 1762 г. )

(АВПРИ. Ф. "Сношения России с Польшей". Оп. 79/6. Д. 789. Л. 1-15об. ; опубл. в: Сборник РИО. Т. 48. СПб., 1885. С. 59-66)

8 августа 1762 года

По несостоятельству назначенного в Аугсбурге конгресса хотя и повелено было вам приехать сюда, но в то же время и дано вам знать о назначении вашем к Королевско-польскому двору и Республике Польской в характере здешняго посла.

Мы, вступая на всероссийский императорский престол, признали за потребно для престережения интересов Наших отправить к польскому двору в характере нашего чрезвычайного и полномочного посла искусную и о тамошних делах довольно сведущую персону, к чему мы за способнейшего избрали вас, и потому прилагая при сем кредитивную нашу грамоту к Его в-ву королю польскому купно с копиею для известия вашего, повелеваем вам выехать в Варшаву.

Мы весьма уверены как о искусстве вашем в министерских делах, так и о вашей к службе нашей ревности и потому всемилостивейше возлагаем на вас надеяние, что вы в бытность вашу при польском дворе по совершенному сведению тамошних обстоятельств не оставите противное интересам нашим отвращать, наблюдая и престерегая притом нашу и подданных наших пользу. Между тем однакож за потребно находим мы следующее предписать вам в наставление:

1. По приезду вашему в Варшаву имеете вы Его Величеству королю, при подаче кредитивной нашей грамоты, учинить именем нашим обнадеживание о непременном намерении нашем соблюдать с Его в-вом соседственную дружбу и доброе согласие и что мы весьма сожалеем о претерпеваемых поныне наследственными Его в-ва саксонскими землями разорениях и не оставим с нашей стороны возможнейшее о том прилагать старание, дабы Его в-во при будущем, дай, Боже, вскоре! - генеральном замирении за все понесенные убытки хотя [528] некоторые удовлетворения получить мог, в чем, надеемся мы, не отрекутся способствовать и другие с Его Величеством союзные дворы.

2. О доброжелательных к нашему двору польских вельможах вы довольно известны, ибо должно думать, что они самые те же, кои и во время пребывания вашего напредь сего в Польше были; правда, что доброжелательство к здешнему двору оных поляков состояло в одних только пустых словах, а самым делом они никогда еще усердия своего не оказали, со всем тем надобно однакож склонность и преданность их к нашему двору сколько возможно питать; и потому имеете вы старых доброжелательных, из которых прежде главные бывали князья Чарторижские с их фамилиею, також и других обнадеживать императорскою нашею милостью и благоволеньем. А как Его в-во владеющий ныне король по своей старости и по имевших во продолжающуюся войну великих печалях не обещает уже долгой жизни, то имеете вы тамошних магнатов, особливо же доброжелательных нашему двору, в разговорах искусным образом зондировать, кто бы по их мнению преемником быть мог польской короны в случае кончины нынешнего короля. В чем мнения их состоять будут, о том станем мы ожидать ваших обстоятельных доношений.

3. В бытность вашу здесь вы довольно уже сведали о намерении нашем, чтоб прежнему герцогу курляндскому Эрнсту Иоганну способствовать в получении им паки герцогскаго стула. Какая по сему случаю отправлена уже грамота к королю польскому, також и какие здесь распоряжения с герцогом Бироном учинены, при сем прилагаются вам копии.

4. Известно вам также, что предкам нашим блаженныя памяти от всех европейских держав императорской титул уже давно признан, да и вся римская империя оной титул по старанию вашему признала и от курфюрстскаго собрания прислана была с тем грамота к Ея имп. Величеству государыне Елисавете Петровне, вселюбезнейшей нашей тетке блаженныя и вечной славы достойная памяти; но одна только Республика польская поныне в том некстати упорствовала. Мы сие дело особливо ревностному вашему старанию поручаем, в несомненной надежде, что вы не упустите удобного случая преклонить Республику не только к признанию принадлежащего нам императорского титула, но и учинить по желанию нашему касательно точного исполнения заключенного между здешнею империею и Республикою польскою в 1686-м году вечного мирного трактата, как то вы ниже сего усмотрите и показав нам чрез то новой опыт вашей ревности к службе нашей.

5. Что принадлежит до здешних с Польшею дел происшедших и поныне происходящих явных нарушений заключенного вышеозначенного вечного мирного трактата, то вы об оном по приезду вашем в Варшаву главное попечение, яко о деле, много нам на сердце лежащем, приложите и по находящимся в министерском тамо архиве [529] делам достаточное известие получить можете, а между тем и здесь вкратце вам о том сообщается.

6. В 9 Артикуле онаго трактата хотя точно выговорено, чтоб греко-российского закона четырем епископиям Луцкой, Премышльской, Львовской и Белорусской монастырям, архимандриям, игуменствам, братствам и всем живущим в Польше и Литве людям иметь свободное благочестивое греко-российской веры отправление, не чиня никакого утеснения и к вере римской и к унии принуждения; но первые три епархии от поляков в унию давно уже превращены, а ныне остались только одна белорусская и несколько монастырей, но и сия последняя с теми монастырями, церквами и людьми от тамошняго римского закона, духовенства и шляхетства непрестанно жестокия обиды претерпевает не только в противность онаго вечного мира, но и собственных польских прав и конституций, так что под разными протестами духовных персон греко-российского закона в гражданский суд берут, а прочих бьют, церкви запирают и вовсе отнимают, ветхих поправлять и вновь строить не дозволяют, на привилегии королевские ни мало не смотреть, но каждый из поляков по своей воле с обывателями, православную греко-российскую веру исповедующими, поступает и оных непрестанными гонениями и побоями унию принять принуждают и собственное имение у них насильством отнимают, а употребленные с здешней стороны от времени до времени при королевском польском дворе и у министерства о должном обиженных во всем том удовольствовании, представления и домогательства без всякого успеха и поправления остаются. И понеже за сих бедствующих людей (кои кроме нашей помощи иной никакой не имеют) хотя бы и обязательства с Республикой польскою не было, однакож мы по единоверию заступать и от насильства их избавлять всегда довольную и справедливую причину имеем; того ради вам рекомендуем о всех сих обидах, как старых, так и новых при королевском польском дворе письменно и словесно наисильнейшие жалобы произвести и прямо у самого Его вел-ва короля и у всего польского и литовского министерства при каждом случае наиприлежнейше домогаться, чтоб сие дело без всякого отлагательства поправлено было, а именно: взятыя на унию епископства, монастыри, церкви и люди от оной свобожены, отнятыя имения возвращены, постройка вновь погорелых и починка старых церквей беспрепятственно допущаема и наикрепчайше под жестоким штрафом своевольникам о непринуждении впредь никого в унию, запрещение учинено было, не приемля никаких вымышляемых на то их отговорок, разве формально на письме вам декларируют, для чего именно и по каким основательным резонам должного тому удовольствия учинить им не можно; о чем вы тоща сюда с присовокуплением мнения вашего, каким образом в том лучше поступить надобно, доносить не оставите. [530]

7. По силе 17 Артикула помянутого трактата давно надлежало между обоих государств разграничение учинить, токмо онаго и поныне не сделано: сколько ни было о том с здешней стороны представлений и домогательств, но от поляков на то в ответ предъявляется, что того учинить не можно затем, что де сие дело ни от короля, ни от сената, но от единого сейма зависит; а в самом деле они отбывают от того наипаче в таком намерении, дабы тем свободнее была им принадлежащая земля от здешней стороны; ибо по освидетельствованию явилось за поляками во владении здешних земель на 988 верст квадратных, кое как по силе 3-го Артикула того трактата, так по крепостям и по старинному между подданными обоих сторон владению действительно в здешнюю сторону, а именно разным малороссийского, стародубского, черниговского и киевского полков обывателям принадлежат, о чем для лучшего известия найдете вы в тамошнем министерском архиве с сочиненных ландкарт копии, а именно: с генеральной и шести специальных, и дабы происходящие с польской стороны на границе всякие наглости несколько пресечены быть могли, то с здешней стороны учинено такое распоряжение, что по границе все излишние дороги опричь знатных и назначенных к проезду, велено засечь лесом или заставить рогатками, укрепя оныя надолбами, или же перекопать рвом и учредить заставы и пограничныя таможни, а бывшие внутри здешней границы форпосты вывесть и учредить в неспорных с поляками местах на самой границе, а в спорных местах до будущаго впредь об них с обоих сторон разсмотрения и соглашения форпосты учредить, уступя внутрь границы до 2-х сажень, равномерно при них засеку вести и рвы копать и прочия укрепления чинить, уступая ж от спорных земель; о чем, також и какия от поляков в том препятствия и мало слыханныя наглости и озорничества приключены, можете вы обстоятельно сведомы быть от резидента Ржичевскаго, и потом министерству польскому предложить, что понеже вышеупомянутое о разграничении между обоих государств земель дело весьма нужно по самой справедливости окончать и чтоб для того определены были с польской стороны нарочные комиссары или поручено бы было оное исправить пограничным комиссарам, напротивну чего и с здешней стороны равномерно поступлено быть имеет; а до воспоследования того имеете вы с польским министерством изъясняться, что хотя по вышеозначенному распоряжению в некоторых местах, уступая от настоящей границы внутрь здешних земель к пресечению побегов и прочих непорядков укрепления сделать и велено, но сие токмо до разсмотрения и соглашения впредь о спорных землях без малейшаго в том права здешняго ослабления или ущерба быть имееть, и чтоб между тем однакож пограничные польские владельцы не думали такия в спор находящияся земли за свои собственныя почитать и их себе присвоивать, но старались бы настоящие об оных споры с здешними подданными владельцами справедливо разобрать и [531] полюбовно развестись, дабы каждый в своем владении безобидно и спокойно пребывал.

8. Понеже 1-м Артикулом онагож трактата определено от местечка Стаск вниз по Днепру до реки Тясмины городам и местам, которыя до заключения онаго трактата были разорены, а именно Ржищеву, Трехтемирову, Каневу, Мошнам, Сокалне, Черкасам, Боровищу, Бужину, Воронкову, Крылову и Чигирину быть с обеих сторон впредь до соглашения без поселения пустым; но с польской стороны, несмотря на оной трактат, означенныя места все населили, да еще не своими, но уходящими с сей стороны Днепра малороссийскаго народа и другими здешними людьми, так что оными и до ныне действительно владеют, причиняя притом великия обиды безпрестанным нападением в наши земли, грабительством, разорением и смертными убийствами; того ради имеете вы домогаться, чтоб вышеозначенные барьерные места по силе трактата испражнены и впусте оставлены и живущие в оных наши подданные беглые люди неотменно высланы и выданы были, давая притом уразуметь, что ежели того учинено не будет, то по причине происходящих из тех мест от поляков мало слыханных наглостей к пресечению оных с здешней стороны уже принуждено будет на сопротивныя меры принять.

9. Что касается генерально до происходящих с польской стороны всегда многих обид, то хотя для порядочного оных разобрания и взаимного удовольствия обиженных людей учреждены с обоих сторон на границе нарочная комиссия (а где и кто именно здешние комиссары, о том прилагается при сем известие), но токмо в том ни малейшего успеха нет, кроме всегдашних от польских и литовских комиссаров затруднений, так что совсем не слушая даваемых им от их собственного начальства повелений, поступают самопроизвольно, некоторые из них в постановленные сроки на съезд совсем не бывают, а которые хотя и приезжают, но в отправление дел ни мало не вступают, а особливо литовские комиссары весьма упорствуют и настоять только в том, чтоб российские обыватели в обидах своих жалобы наперед приносили в их городах с платежем за труды канцеляриям и городским генералам за позывы, предъявляя притом, что они без того за кем беглые российские люди також воры и разбойники жительство имеют собою ничего учинить не могут, да и кто из обывателей виновные сысканы будут, то де они комиссары должны тогда одни суды производить, более никакого удовольствия сделать и поляков к выдаче беглецов принуждать не могут; то имеете вы у Его в-ва короля и министерства неотступно домогаться о немедленном всего того поправлении и о надежном установлении для отвращения и совершенного пресечения происходящих толь многих здешней стороны обид и разорений и чтоб на сей, а в случае несостоятельства онаго, на держимом сенатус-консилиум именно определено и способы к тому предписаны были, дабы как учрежденные на границах суды чрез польских и литовских комиссаров при съездах с здешними для разобрания обоюдных сторон жалоб [532] порядочно, а не так как от них до ныне было, производимы и ко удовольствию обеих сторон решены, обиженные справедливостью удовольствованы, а виноватые в страх другим надлежащие штрафованы быть могли; также чтоб особо российские подданные беглые люди (которых многие тысячи в Польше и Литве по деревням и домам у шляхетства и особыми великими слободами жительство имеют и несмотря ни на какия здешния домогательства своевольно и в противность мирнаго трактата удерживаются, так что о должной оных в Россию выдаче и высылке никто из поляков и слышать не хочет, ибо в том многие из самих магнатов более прочаго шляхетства интересованы и потому разные отговорки без всякаго основания в пользу свою вымышляют и другим к тому же повод подавать не стыдятся, а особливо литовской канцлер князь Чарторижской, от которого по его предъявляемой к интересам здешним усердности, более других вспоможения ожидать надобно было, крайне не стыдится, к удержанию в своих местностях многих здешних людей, предъявляя весьма слабые и не основательные резоны, что де поселившихся у них простых беглецов здешних надлежит оставить до дальнейшего Речи Посполитой соглашения для того, что от выдачи оных могут произойти между шляхетством замешательства (и тому подобное единственно для своей корысти) без всякого прекословия и изъятия дезертир ли, вор ли или просто ушедший кто, однакож все яко российские подданные изменники своего отечества в здешнюю выдаваемы были.

10. Дабы вы о всех здешних на самой справедливости основанных претензиях порядочные и доказательные предлагать в состоянии быть могли, то можете поручить резиденту Ржичевскому об оном особливые пункты на письме изготовить и оные министрам польским в конференциях или инако, как то за удобное разсудите вруча, ревностно домогаться, чтоб во всем том удовольствие учинено было, а особливо чтоб без всякаго прекословия в здешнюю сторону возвращены были, предъявляя министрам польским, что напрасно опасаются они от выдачи беглецов между шляхетством замешательств, но можно им напротив того в разсуждение принять, что когда к защищению и обережению российских подданных в претерпеваемых ими от своевольных поляков несносных обидах иного способа не остается, как только по самой справедливости у них, поляков, здешних беглых людей силою в свою сторону возвращать, а с своевольниками и ослушниками точных повелений их государя достаточным образом к сокращению их поступать, то при сих обстоятельствах и больше замешательств неминуемо возбуждено будет.

11. Буде кто из тамошних магнатов о тех заднепрских местах (на коих выходящие из сербской и прочих наций в здешнее вечное подданство народы поселяются) к вам отзываться станут таким же образом, как от некоторых из них магнатов впредь сего предлагаемо было, что будто бы оныя места по трактату должны оставаться впусте, то вы имеете такие неосновательные их отзывы опровергать тем же самым [533] трактатом, что сим местам кроме вышеописанных в 3-м пункте, не постановлено быть впусте, а имеют по силе того трактата принадлежать действительно Российской империи. И понеже приезжающим туда означенной сербской и других наций людям в разных польских местах наичувствительная обида учинена и до ныне чинятся непропущением и удерживанием их под караулом, грабежом и отнятием имения их, то вы не оставите при удобных случаях ревностные ваши домогательства, вследствие прежде учиненных, министерству польскому возобновить, чтоб от онаго сие дело наилучшим образом поправлено и в причиненных обидах неотложное удовольствие сделано было.

12. По приезду вашем в Варшаву имеете вы от находящегося там нашим резидентом канцелярии советника Ржичевского принять весь министерский архив и цифирные ключи, так и уже находящихся при нем канцелярских служителей, о чем и к нему Ржичевскому отсюда писано.

А к находящимся при других дворах нашим министрам об отправлении вашем в Варшаву рескрипты уже посланы, с тем чтоб они и по востребованию нужды корреспонденцию с вами производили.

Кавалерами посольства определили мы при вас нашей гвардии прапорщика Орлова и двора нашего каммер-пажа Аргамакова. Вы имеете старание приложить, дабы они к министерским делам сделали привычку и могли бы со временем с пользою при оных употреблены быть. Для исправления же канцелярских дел посылаются с вами находившиеся впредь сего при вас секретарь посольства Аш, которого мы жалуем советником посольства, да переводчик Гензер.

Жалованья нашего определили мы вам по 15 000 р., да почтовых по 800 р. на год, а на проезд 2 000 р.

Впрочем ожидаем мы, что вы по прибытии вашем в Варшаву не оставите о всем там происходящем почасту нам доносить.

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.