Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

БИТВА ПОД ВЕНОЙ В 1683 г. И РУССКО-ПОЛЬСКИЕ ОТНОШЕНИЯ

(Документы Посольского приказа о приезде в Москву польского посланника Яна Окрасы)

Вторая половина XVII в. ознаменована резким усилением турецкой агрессии против стран Центральной и Восточной Европы. Натиск султанской Турции особенно усилился в последней четверти этого века, когда турецкие феодалы в союзе с Крымским ханством попытались овладеть Украиной и вторглись в пределы Австрии. Агрессия султанской Турции представляла очень серьезную угрозу как для России и Речи Посполитой, так и для империи Габсбургов.

Однако объединению сил европейских государств мешали серьезные противоречия между ними. Особенно важное значение имели противоречия, разделявшие два величайших восточноевропейских государства — быстро усиливавшуюся и готовившуюся к широким экономическим и политическим преобразованиям абсолютистскую Россию и начавшую уже клониться к упадку, но все еще сильную магнатско-шляхетскую Речь Посполитую, страдавшую от отсутствия централизованной власти. Главной причиной, мешавшей в это время заключению польско-русского союза против турок, было стремление во влиятельных кругах польско-литовских феодалов пересмотреть условия Андрусовского перемирия и добиться возвращения Смоленска и Киева (Подробнее об этом см.: И. Б. Греков. Вечный мир 1686 г. КСИС, № 2. М., 1951, стр. 85-98).

Публикуемые ниже документы (грамота Яна Собеского к царям Иоанну и Петру Алексеевичу и послание польского подканцлера к В. В. Голицыну в древнерусских переводах) ярко и достаточно объективно описывают ход известной в истории битвы под Веной. Интересен и запротоколированный московскими дьяками рассказ очевидца битвы польского посланника Яна Окрасы. Командовавший союзной армией король Ян Собеский, его подканцлер и посланник имели все основания гордиться одержанной [184] победой, подчеркивая решающее значение действий польской армии. Также думали и рядовые участники боя, о чем ярко свидетельствуют замечательные мемуары Яна Хризостома Пасека (J. Рasek. Pamigtniki. Warszawa, 1952).

Не менее интересна и другая группа документов (ответные грамоты царей королю, письмо Голицына подканцлеру, а также протокольная запись бесед русских дипломатов с Яном Окрасой). В Москве, разумеется, с интересом встретили сообщение о венской битве и не могли не порадоваться тяжкому поражению такого опасного противника России, как Турция. Соглашаясь на пересылку королевской грамоты персидскому шаху, русские дипломаты выражали как бы свое положительное отношение к усилиям Яна Собеского организовать совместное и согласованное с Персией наступление на Турцию ( A. Sliwinsкi. Jan Sobieski. Warszawa, 1924, str. 153).

Нетрудно заметить, однако, что предложение польского короля о немедленном вступлении России в антитурецкий союз не нашло отклика при московском дворе. Здесь по-прежнему считали, что заключению русско-польского союза против турок должно предшествовать заключение вечного мира между Россией и Речью Посполитой, который бы дипломатическим образом оформил зафиксированные Андрусовским перемирием достижения России. Попытка польской дипломатии использовать венскую победу для того, чтобы изменить русскую политику в этом вопросе, не дала результатов, как определенно свидетельствует об этом наказ, данный именно в это время направляемым для переговоров с польскими представителями Я. Одоевскому, И. Бутурлину и М. Ромодановскому (H. H. Бантыш - Каменский. Обзор внешних сношении России, ч. III. М., 1897, стр. 154-155.). Русское правительство согласилось вступить в союз против турок с Речью Посполитой только тогда, когда его предварительные условия были в основном приняты польско-литовской стороной. А это произошло лишь в 1686 г., ознаменовавшемся заключением «Вечного мира». Таким образом, именно 1686 г. оказался переломным в развитии русско-польских отношений второй половины XVII в.

* * *

Публикуемые материалы хранятся в Польских делах Посольского приказа Центрального Государственного Архива древних актов (фонд 79, 1683 г., № 18), при публикации опущены некоторые, не представляющие интереса или не относящиеся к сюжету, документы.

В предисловии и примечаниях, в отличие от публикации, даты даны по новому стилю. [185]


/л. 3./ Перевод с проезжаго королевского листа

Ян Третий, божией милостью король польский, великий князь литовский, русский, прусский, мазовецкий, жмудский, киевский, волынский, подольский, подляский, смоленский, северский и черниговский.

Братии нашей божией милостию великим государем, царем и великим князем Иоанну Алексеевичю, Петру Алексеевичу всеа Великия и Малыя и Белыя России самодержцем и многих государств и земель восточных, западных и северных отчичем и дедичем, наследником государем и обладателем; тождо всем бояром и воеводам на городех остающим, полковником, офицером и всему воинству их царских величеств, братии нашей; також всим судьям гороцким и всем начальником, бурмистром в городех, пригородках и в селах повещаем.

Яко по изясливой никогда же неслыхаемой победе на полях Венденских милостию вышняго господа, а справою нашею над всеми войски християнъскими соглашением таковой ожидательной вести посылаем уроженного Яна Окрасу дворянина нашего покоевого 1, посланника нашего до великих государей их царских величеств, верюще ему, дабы при грамоте нашей, которую мы ему дали, ту славную победу во уши их доложил, оглосил и известил. А пачее, да исправит нам вся, яже на ползу християном и общему случении подобает ответом их царских величеств. Прилежно ибо желаем, да везде ему належащее друголюбие и приятство воздано будет. И о сих всех веровали ему и о сем ими верьствия ради печать корунную приложить велели.

Писано во обозе в шатрех везырских 2 под Веною 1683-го году сентября в 3 день 3, владения нашего десятого 4.

У подлинного проезжаго королевского листа подписано: «Ян король» и печать королевская приложена. У печати Станислав Щука подчащей виски 5 его королевского величества руку приложил 6.

/л. 8/ Написано в доклад

Идет к великим государем, царем и великим князем Иоанну Алексеевичю, Петру Алексеевичю всеа Великия и Малыя и Белыя России самодержцам Польской посланник Ян Окраса, а с ним королевских дворян 3 человека, да ксендз, да его посланниковых 10 человек.

А кому его посланника под Москвою принять и в приставех у него быть и великих государей жалованья поденного корму и питья з дворяны и со всеми людми его также и конского корму по чему давать, о том великие государи что укажут 7.

/лл. 16-17/ Лета 7192, 8 ноября в 11 день по указу великих государей, царей и великих князей Иоанна Алекссеевича, Петра [186] Алексеевича всеа Великия и Малыя и Белыя России самодержцев думному дьяку 9 Феодору Леонтьевичю Шакловитому с товарищи. Идет к великим государем, царем и великим князем Иоанну Алексеевичю, Петру Алексеевичю всеа Великия и Малыя и Белыя России самодержцам полского Яна третиего короля Яна Окраса. И великие государи.... 10 указали на встрече быть против того посланника московским стрелцом конным против прежняго сту человеком, да у посланника же стоять на карауле ... 11 двор Николаева с того числа, как посланник к Москве приедет, капитану, а с ним московским стрелцом, переменяясь двадцати человеком. К Москве посланник будет вскоре.

/л. 17/ К приставу его к Смольянину

На первом часу дни, чтоб он с посланником с подхожего стану 12 ехал ко встречному месту в третьем или в четвертом часу дни. А как он с посланником пойдет, о том бы к нему, Ивану, прислал с вестью. А как учнет приближаться и ему, Ивану, отсылаться почасту.

Да как полской посланник по отсылкам учнет приближатца блиско встречного места, и столнику 13 и подполковнику Ивану Ушакову послати к посланнику изо встречников кого пригоже, а велеть ему сказать, что принять того посланника за тверскими вороты за земляным городом, и в приставех у него на Москве быти подполковнику московских стрелцов доброму и прислати того подполковника в государственной Посолской приказ к боярину ко князю Василию Васильевичи) Голицыну с товарыщи 14.

/л. 32/ 192-го ноября в 22 день 15 в Приказ Болшого Дворца 16.

Указали великие государи быти у себя великих государей на дворе на приезде полскому посланнику Яну Окрасе сего ноября 22 числа. А своего великих государей жалованья послать к нему в стола место ествы и питья з дворцов. В прошлом во 191 году майя в 21 день 17 по их великих государей указу послано их великих государей жалованья в стола место ествы и питья з дворцов к полскому посланнику Яну Зембоцкому 18, как он был у великих государей на дворе на приезде. А как посланник Ян Окраса будет у великих государей на дворе на отпуске, и в тот день послать к нему в стола место ествы и питья з дворцов против того же. А посылать Сытного дворца 19 с стряпчими 20. Питье послать в готовых судех. И по указу великих государей, царей и великих князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича всеа Великия и Малыя и Белыя России самодержцев боярину и дворецкому князю Василью Федоровичу Одоевскому с товарищи учинить о сем по указу великих государей.

/лл. 34-35/ 192-го ноября в 22 день великие государи, цари и великие князи Иоанн Алексеевич, Петр Алексеевич всеа Великия и Малыя и Белыя России самодержцы указали быть у себя [187] великих государей на дворе на приезде Яна Третияго короля полского посланнику Яну Окрасе.

А сани с санником под посланника послати великих государей ис конюшни.

А с ним посланником ехати приставу ево подполковнику Ивану Ушакову.

А перед посланником ехати в ездоках конюхом 20 человек.

А стрелцом стоять от Благовещенские паперти в Кремле-городе до Спаских ворот с ружьем и з знамены и з барабаны сколких полков великие государи укажут (было 2 полка полковников Прохоров пол Иевлева да Семенов полк Капустина) 21.

А по Красному крылцу 22 и до Благовещения 23 дворяном из городов и детем боярским.

А в сенях перед Столового стоять дворяном же и дьяком и гостем.

/л. 35/ А великим государем, царем и великим князем Иоанну Алексеевичу и Петру Алексеевичу всея Великий и Малыя и Белый России самодержцам сидети в Столовой в своих государских местех в чем они великие государи изволят. (При великих государех 24, у их государского места стоял царственные Большие печати и государственных великих и посолских дел сберегатель 25 ближней боярин и наместник новогородской Василей Васильевич Голицын). А при великих государех сидети бояром и околничим и думным дворяном в чем великие государи укажут. А рындам 26 при великих государех стояти столником. С правую сторону были Иван Яковлев сын Волынской да Дмитрей Парфеньев сын Сомов. С левою сторону были Михаиле Яковлев сын Волынской, Кирило Парфеньев сын Сомов..., 27.

/лл. 44-48/ 192-го ноября в 23 день по указу великих государей ... посылай к полскому посланнику к Яну Окрасе государственного посолского Приказу Подьячей Иван Волков. А велено ему посланника спросить: в ответех быть и о делех говорить от королевского величества ему посланнику наказано ли, и для чево в грамоте королевского величества имяни ево посланникова не написано и ни о каких делех полной мочи на него посланника не положено и рукою королевского величества у той грамоты не приписано, а приписано его королевского величества у проезжей грамоты и его посланниково имя ... 28 /л. 45/ имя написано только в проезжей и то для чего учинено непротив обыкновения.

И посланник говорил: на розговорех ему быть царского величества у ближняго боярина у князя Василья Васильевича Голицына с товарыщи от королевского величества наказано, а имеет от королевского величества приватное дело. А что де в грамоте королевского величества не приписано его, королевского величества, рукою и то для того, что и великие государи их царское величества грамотах подписывать не изволяют. А имени его [188] посланникова в той грамоте не написано и полной мочи на него не положено, потому что когда одержал королевское величество над неприятелем победу, и та грамота /л. 46/ писана в скорости на завтрее того числа 29, и он посланник тогда еще был не назначен. А назначен он в ту посылку и послан от королевского величества по написанию той грамоты. И для того и о делех доложено и имя ево посланниково написано королевского величества в проезжей грамоте и рукою его королевского величества у той грамоты приписано, чтоб ведомо было всему свету, с каковым делом к великим государем к их царскому величеству он послан, и чтоб королевское величество имел бы их царского величества одержат чрез любителную их царские величества грамоту ответ: изволят ли великие государи, их царские величества, войска свои с его королевского /л. 47/ величества войсками случать против неприятелей, и когда королевское величество одержит от их царского величества ответ. И то все напечатано будет в книгу, чтоб всему свету было то известно, и с какою честию у царского величества он посланник принят. А с такими де королевского величества грамотами посланы в окрестные государства посланников 9 человек.

/л. 48/ Посланник же объявил, что царского величества к ближнему боярину ко князю Василью Васильевичю Голицыну писал с ним посланником лист подканцлер корунной 30 Ян Гнинской, и тот де лист подаст он посланник будучи на разговоре.

/лл. 50-55/ Перевод с польского писма з грамоты, какову писал к великим государем, царем и великим князем Иоанну Алексеевичю, Петру Алексеевичи) всеа Великия и Малыя и Белыя России самодержцем к их царскому величеству королевское величество полской с посланником своим с Яном Окрасою, а тое грамоту подал он посланник их великим государем будучи на дворе на приезде в нынешнем во 192-м году ноября в 22 день.

Ян Третий божиею милостию король Полский и великий князь литовский, руский, пруский и иных братьи нашей божиею милостию великим государем царем и великим князем Иоанну Алексеевичю, Петру Алексеевичю /л. 51/ всеа Великия и Малыя и Белыя России самодержцем и многих иных государств и земель восточных и западных и северных отчичем и дедичем и наследником и государем и обладетелем, здравия доброго и помысленных благополучен поведения.

/л. 52/ Той господь бог, в его же власти и силе всех государств и монархов счастие, так нам великому государю, нашему королевскому величеству, и войскам християнским наяснейшаго цесаря римского, брата нашего, и наяснейших баварского и саксонского курфистров 31, под владением и вручением нашего королевского величества обретающихся, дня вчерашняго на полях Венских посчастил и поблагословил, что все войска численные и знатные великого салтана турского с везирем и татарские с ханом 32, на [189] пагубу и на разорение християнству вредною и тяжкою осадаю Вену утесняющие 33, весь день находящим боем бьючись 34, при конце преломаны с стыдом ис-под Вены, где толко око и страх нести их мог, убегати и уступати принуждены были. Обоз со всеми добычами болши нежели на пять верст широкий и долгий оставили 35. Пушек сто и несколко десят со всеми великими оружии покинули. Янычар в обозе оставили /л. 53/ и подлинно на убиение их лишили. Вену совершенно уже потерчнную 36 ис тяжесной осады освободили. Мнится, что толико гордый и дедичный креста святого неприятель и все войско потеряти принужден был, ест ли б для толико великой победы день был болший. Но, что нощь наступила, под темностью нощною ушел путем в Венгры. Однако же идем за ним, гоняясь, и уже наши первые подъезды на шеях их подлинно сидят так совершенно, что великими купами их или рубят или живыя к нам ведут.

Надежда в крепком бозе, что тот народ бусурманской, когда ни есть рукою християнскою при благословении высочайшего укротитца и преломитца, токмо б вси государи християнские остеречись восхотели и то рассудили, колико /л. 54/ великие и никогда неслыханные подает господь бог радостные на вечную хулу неприятелю случаи, что все мы великий государь, наше королевское величество, вам великим государем, вашему царскому величеству, не иным намерением доносим, токмо дабы есте о благополучных всего християнства радуяся поведениях, и вы сами ваше царское величество думали о том, дабы есте к впредь будущей имяни християнского славе и по множению храбрыми своими силами пособили и тот час своими любителными грамотами к тому же делу наяснейшаго шаха Персидцкого 37 призвали, х которому листы нашего королевского величества дабы вы великие государи, царское величество послати изволили, братцки желаем.

А ныне мы великий государь, наше королевское вели/л. 55/чество, вам великим государем, вашему царскому величеству, доброго здравия и счастливых радостей от господа бога желаем.

Дан в обозе турском в наметах везирских в 13 день сентября месяца лета господня 1683, государствования же нашего 10-го году.

У подлинной грамоты королевскою рукою не приписано.

Печать корунная меншая.

/л. 80-99/ 192-го ноября в 25 день великие государи, цари и великие князи Иоанн Алексеевнчь, Петр Алексеевичь всеа Великия и Малыя и Белыя России самодержцы указали быть в Ответной палате царственные Болшие Печати и государственных великих посольских дел у сберегателя у ближняго боярина и наместника Новгородского, у князя Василья Васильевича [190] Голицына, у ближняго боярина и наместника Галицкого у Бориса Васильевича Бутурлина, у околничего и наместника Можайского у Семена Федоровича Волочанова 38 государственных посолских дел у думного дьяка у Емельяна Игнатьевича Украинцова с товарищи королевского величества полского посланнику Яну Окрасе.

И того дни посланник в ответе был. Посылан по него и в город с ним ехал пристав его полуполковник Иван Ушаков.

/л. 81/ А сани с санником посыланы под него з государевы конюшни, да в ездоках было 20 человек конюхов, да на стойке стоял приказ стрелцов з знамены и с ружьем.

А как посланник во ответную полату вшел, и ближней боярин с товарыщи встали и явил их посланнику дьяк Прокофей Возницын. А говорил: великих государей ... их царского величества царствованные большие печати и государственных великих посолских дел оберегатель ближней боярин и наместник Новгородской, князь Василей Васильевичь Голицын, ближней боярин /л. 82/ и наместник Галицкой Борис Васильевич Бутурлин, околничей и наместник Можайской Семен Федоровичь Толочанов, думной дьяк Емельян Игнатьевичь Украинцов с товарищи. А как он речь изговорил, и ближней боярин с товарыщи с посланником витались, а витався сели по местом, а, посидев немного говорил ближней боярин Василей Васильевичь: «Нынешняго 192-го году ноября в 22 день у великих государей, у их царского величества, будучи на дворе и на приезде его королевского величества грамоту подал ты королевского величества посланник. И по переводу с той грамоты великим государем, их царскому величеству известно. И великие государи, их царское величество, указали им, ближнему боярину с товарыщи, ему королевского величества посланнику говорить, что великие государи, их царское величество, то королевского величества объявление о победе над неприятелем приемляют в любовь и желают /л. 83/ его королевскому величеству всякого добра и приятства. А что к ним царского величества, ближнему боярину, с товарыщи доносил он, королевского величества посланник, чтоб великие государи, их царское величество, указали ему быть на розговоре, а имеет он королевского величества приватное дело. И хотя в грамоте королевского величества о делех ему вручения так же и имеии ево и не написано и учинено не по обыкновению и того для и на розговорех быть был было ему, королевского величества посланнику, не довелось, однако ж по братцкой королевскому величеству дружбе и любви указали великие государи, их царское величество, у них своего царского величества ближняго боярина с товарыщи на розговоре ему быть и дел, о которых ему от королевского величества наказано, им своего царского величества [191] /л. 84/ ближнему боярину с товарищи у него выслушать. И он бы королевского величества посланник наказанные ему дела его царского величества ближнему боярину с товарищи объявлял»

/л. 85/ И посланник говорил: «Великим де государем их, царскому величеству, за их государскую милость, что изволил у него наказанных дел им своего царского величества бояром выслушать, он королевского величества посланник благодарствует и челом бьет. А в грамоте де королевского величества имяни ево посланника не написано для того, что королевское величество изволил ево послать к их царскому величеству по взятии турского обоза вскоре из наметов везирских, и на силу бумаги и чернил добыть было мочно. А писана та королевского величества грамота при самом королевском величестве. И того де для в том скором времяни имя ево посланниково и не написано. Однакож де в проезжей его королевского величества грамоте, какова ему дана за его королевского величества рукою, имя ево посланниково и о делех, для чего он к их царскому величеству послан, написано имянно.

/л. 86/ А государь, его королевское величество, послыша всех християн неприятеля турского салтана наступление войск цесарского величества на землю, изволил учинить сь его цесарским величеством и с курфисты з баварским и саксонским и с волными князи союз 39, и сам своею особою пришел под Вену., совокупись с немецкими войски, помощию вышняго бога город Вену от осады свободил и неприятелей побил и везирской обоз, запасы и пушки и намета побрали из добыч и победу над неприятелем получили такую, какой издавна неслыхано. И по той победе его королевское величество с курфирстры и с войски пошел за неприятельскими досталными войски в Венгерскую землю и ныне пребывает в тех трудех.

А ево посланника к великим государем к их царскому величеству изволил королевское величество послать о той радостной над неприятелем креста святаго победе донести, а при том их царскому величеству желания свое королевского величества и прошение предложить, чтоб великие государи их царское величество изволили для имени християнского против того всех християн неприятеля /л. 87/ с его цесарским величеством и с королевским величеством учинить соединение и послать на помочь королевскому величеству хотя весною 40 свои царского величества рати, потому что в нынешнее де зимнее время их царского величества ратем итти невозможно. А ныне б изволили их царское величество с ним, посланником, в грамоте своей государской написать имянно и его королевское величество обнадежить, что они великие государи с его королевским величеством против того креста святаго неприятеля соединенье учинить изволяют, чтоб королевскому величеству за тою царского величества обнадежностию мочно способнее [192] с тем неприятелем войны вести и в его земли войною вступать, а не к миру с ним желание иметь. И того де для королевское величество ево посланника изволил послать наскоро.

А государь де ево, королевское величество ту войну с тем неприятелем всчал не для своих земель, но за все християнство, видя то, что тот враг креста святаго многие земли и городы у християн силою своею бусурманскою завладел и неудово/л. 88/лився тем, дале роспространитись похотел.

А как де королевскому величеству о том их царского величества обнадеживании будет ведомо, тогда де для договаривания того дела изволит цесарское величество к великим государем, к их царскому величеству прислать послов своих. А ныне де чрез их царского величества грамоту тою помочью королевское величество толко б обнадежить, а не войска послать. И то дело малое.

И ближние бояре с товарыщи говорили, что то дело самое великое, а не малое, и надо к тому делу королевскому величеству приступить зело чистым и правдивым сердцем и всякие противности и вымыслы и трудности отложить 41. А великие государи, их царское величество, тою государскую братцкую дружбу и любовь к королевскому величеству имеют неотменную, как о том к его королевскому величеству писано вь их царского величества грамоте с его королевского величества посланником с Яном Зембоцким. Однако ж и тогда королевское величество царского величества при великих послех обещание пред святым Евангелием на подтверждение грамоте учинить не изволил, а изволил то обещание отложить 42 до того времени, естли ... комиссии даст .. 43 /л. 90/ против того креста святаго неприятеля договор учинится и тогда его королевское величество присягу учинить обещал. И ныне того для, великие государи, их царское величество, указали той комисии быть, и послы на ту комисию совсем отпущены 44, ис Москвы пойдут вскоре. А ныне уже отпущены и к назначенному месту пришли. И то дело с обоих сторон послы, сьехався, постановят. А с ним, посланником, о таком великом деле мимо той комисии им царского величества ближним бояром не токмо в договор, но и в розговор вступать не для чего.

И посланник говорил: «Ныне де государь ево его королевское величество желает от их царского величества о том с лучении и помочи чрез их царского величества /л. 91/ грамоту с ним посланником обнадеживания до комисии, чтоб по тому обнадеживанию прислать для того договору к их царскому величеству цесарского посла. А на комисии даст бог учинить может меж великим государи и королевским величеством вечной мир. Однакож де та комисия, чает он, продлитца на целой год, и пройдет в том время не мало и весна минует, как и ныне той комисии уже постановленной срок прошол. И тогда де царского величества против того неприятеля и помочи учинить [193] будет некогда. И того де для надобно о соединении и помочи договор учинить преж скончания комисии для того, что, чает он, на комисии в договоре вечного миру трудности будут немалые и вскоре их привести будет невозможно 45.

Да ближние ж бояре спрашивали о поведении, как у королевского величества с везирем бой был и каким подобием обоз турской взят и станет ли королевское величество там зимовать и много ль с ним полских войск и сколко немецких было.

И посланник говорил о том пространно тоже, что и по вестовым письмам великим государем известно. А про короля сказал, что станет зимовать в Волоской 46 или в Седмиградцкой земле, потому что те владетели королевскому величеству поддались. А войска де с королевским величеством под Вену пришло корунного толко с 15 тысяч человек или менши, а литовского не было, а цесарского было /л. 99/ с 30 тысяч человек да саксонского курфистра 12 тысяч да розных князей войск з 10 тыс. человек, а болши де того не было 47. А неприятелского де войска с татары было с 300 тысяч 48. Толко де над ними победу христианское войско одержало помощию божиею, а не собою. Ту де победу все они приписуют милосердию божию. А в обозе де турецком взято 160 пушек, да з двесте можар. А он де посланник на том бою сам был. А что де после ево отъезду у королевского величества с турки учинилось и какие бои были, и о том де к нему писано в дорогу и для подлинной де ведомости, естли они царского величества ближние бояре изволят, то писмо пришлет он в Государственной Посолской приказ.

/лл. 105-115/ Перевод с польского писма с листа, каков царского величества к ближнему боярину и наместнику Новгородцкому ко князю Василью Васильевичю Голицыну, корунный подканцлер Ян Гнинский писал. А подал тот лист королевского величества посланник Ян Окраса в нынешнем во 192-м году октября в 26 день у него, ближнего боярина, будучи на дворе.

/л. 106/ Когда великие монархи, государи наши, любително с собою пересылки чинят, пристойно, дабы и мы, их началные люди и рада, братцкое между нами поновляли приятство. Чнтатн, милость Ваша будеш, яко бог добродетельный поблаговолил милостиво благоговейное наяснейшаго его милости королевского величества государя моего милостивого намерение и благоговейное случение, которое /л. 107/ к добру всего християнства с наяснейшим его цесарским величеством учинил, которого також де меж собою блаженные памяти великий государь царь 49 его царское величество не только во днех своих желал, но и душею и истинною блаженные памяти с великим государем царем, его царского величества сыном 50 закрепил, х которому случению многожды мы призывали. В четыредесяти днях от первой ведомости 51 не токмо с войски, которые вскоре собрал, по и особою своею его королевское [194] величество, государь мой милостивой, под Вену пришел, отогнал и побил неприятеля.

/л. 108/ С начала монархии Турской нет такова прикладу, чтоб толико их множества войска было побито в один день, к тому же на месте толико крепком и им счастливом, что их со всякой горы и со всякой ограды как из крепкого города выгонял их. Стены венские толиким огнем и приступом разорили, что целым войском и строем город принудить и разорить готовились и начаялись.

/л. 109/ А Дунай переправив шли есмы к ним три дни чрез великие горы и чрез каменные трудные пути и провалины, аки чрез пропасти. Аннибалские при конце телеги и тяжести оставив, конницею пришли есмы к ним. Левое крыло от Дуная держали войски немецкие с полскими полки, которых они особо наняли себе. К ним же несколько хоругвей гусарских придано было, чтоб тем скорее при Дунае Вене помощь учинить. Правое крыло от поль держал его королевское величество, государь мой милостивой. Там же и множество татар с ханом было.

Потом начался бой от немецких войск. Однако же, когда крыло наше разширятися почало, всю силу тогда на пас обратили и пушки исправили. Однако же де в девяти часах обоз на великие пять верст длиною и шириною со всею казною и достатки с пушками и наряды воинскими драгоценными оставив, пропали, кроме тех, которых нощь укрыла. Пашей пять человек убито и кегай везирский 52

[л. 110] убит же. Догоняли их панцерны 53 наши хоругви, и поля трупом покрылись. Великий есть приклад, како бог неправдивых наказует. Счастие прежних лет, понеже чюжего бес причины желали, последнею разделкою опечалил, что и гадателство себе имели, понеже где ни есть явилися с 15 числа июля везде малые наши войски великие их войски побивали и много их на Дунае под Пашпурком 54 с пашею потонуло, и продолжают победу все войски. И уже под Прешпурком 55 в Венгерской земле лист сей пишу, где чрез Дунай разделяются, дабы различные городы имали есмы, аще и Будин 56 со всеми венгры даст нам господь бог в руки и хлеба того чрез зиму ести даст нам, который саблею закроити милосердно повелел нам. А на весну морем и землею совокупит бог верных своих, дабы отомъстил обиду церквей своих и невинных душ, в чем осмотритись. И великим народом русским, от сердца желаю, дабы бог за ленность не разгневался, которых чины /л. 111/ веру святую тот неприятель искоренил. Но в том прозорливость Вашей милости, брата моего, и наяснейшей рады слутчей исправляется, когда бог добродетелный очи и разум озарити милостиво изволит, мне доволно приятство доброе с Вашею милостию братом моим поновив, и во учиненни ведома истину предложив, желати даров духа святаго, как совершеннейших. [195]

Усилственно притом прошу, дабы тот лист, который его королевское величество, государь мой милостивой, к шаху персидскому написати изволил 57, промыслом Вашей милости брата моего к резидентом королевского величества, государя моего милостивого, в престолной город персидцкой 58 послан был. И как придет к нам ведомость о том, что тот лист отослан будет, я то дело во всяких случаях воздавати буду.

И ныне /л. 112/ Вашей милости, брату моему, желаю от господа бога добраго здравия.

Дан во обозе под Прешпорком сентября 20 дня 1683 года. Внизу того листа написано: «Вашей милости, брату моему, усердно желателный брат и приятель Ян Гнинский, подканцлер корунный. А на обертке того листа написано: «Ясновелможнейшему князю, его милости Василыо Васильевичю Голицыну ближнему боярину и наместнику Новгородцкому, моему зело милостивому господину, брату и приятелю».

И против того листа боярин князь Василей Васильевич писал к нему подскарбню 59 лист с тем же посланником таков:

/л. 113/ Божиею милостию великих государей царей и великих князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича ..., их царского величества царственные Болшие печати и государственных великих посолских дел оберегатель ближней боярин и наместник новгородцкой князь Василей /л. 113а/ Васильевич Голицын к наяснейшаго и великого государя Яна Третияго, божиею милостию короля полского и великого князя литовского, русского и иных, его королевского величества ясневелеможному Яну Гнинскому, подканцлеру корунному братцкое поздравление.

/л. 114/ Великим государем нашим их царскому величеству по обыкновенном подании грамоты великого государя Вашего его королевского величества, будучи на разговоре подал мне их царского величества ближнему боярину его королевского величества посланник Ян Окраса лист Вашей милости, которого листа из переводу восприял есмь объявление о приключившихся делех и о том о всем до великих государей наших до их царского величества донесено, за которую ведомость благодарствую и взаимно братцки тебе объявляю, желая того, да исправит всесилный господь бог то настоящее дело к прибыли всему христианству и междо великими государи нашими, их царским величеством, и великим государем Вашим, его королевским величеством, утвердит их государскую братцкую дружбу и любовь, чего я усердно желаю.

А что объявляешь, Ваша милость, в листу своем о грамоте королевского /л. 115/ величества писанной к персидцкому шаху, желая того, чтоб та королевского величества грамота послана была к его королевского величества резиденту в Перейду, и о том до [196] великих государей наших до их царского величества донесено же. И по указу великих государей наших, их царского величества, вышеимянованная его королевского величества грамота к его королевского величества резидентом будет послана, для чего надеюся, что и ваша милость взаимную братцкую любовь указывати учнешь.

А вышеимянованный его королевского величества посланник с любителною великих государей наших, их царского величества грамотою пожалован их царского величества жалованьем х королевскому величеству немедленно отпущен.

При сем от господа бога желаю Вашей милости многолетного здоровья и счастливого поведения.

Писан великих государей наших их царского величества в царствующем велицем граде Москве лета от создания мира 7192, месяца ноября 29 дня.

/лл. 130-139/ Грамота царей Яну Собескому 60.

Мы великие государи, цари и великие князи Иоанн Алексеевичь. Петр Алексеевичь всеа великия и Малыя и Белыя России самодержцы и многих государств и земель восточных и западных и северных отчичи и додичи и наследники и государи и обладатели брату нашему наяснейшему и великому государю Яну Третиему, Божиею милостию королю полскому и великому князю литовскому, русскому, братцкое поздравление.

/л. 131/ Сего настоящего году ноября 22 дня к нам великим государем к нашему царскому величеству, присылали Вы брат наш великий государь, Ваше королевское величество, посланника своего урожденного Яна Окрасу дворянина покоевого с своею королевского величества грамотою. И мы великие государи, наше царское величество, тому Вашего королевского величества вышеимянованному посланнику повелели нашего царского величества очи на приезде видеть вскоре и Вашу брата нашего великого государя Вашего королевского величества грамоту приняли любително. И по переводу с Вашего королевского величества гра/л. 133/моте писано о победе над неприятели.

/л. 136/ И вышеимянованной Вашего королевского величества посланник будучи нашего царского величества у ближних бояр и думных людей на разговоре объявил о тех же /л. 137/ делех, о которых к нам великим государем к нашему царскому величеству писано в Вашей королевского величества грамоте. И наши царского величества ближние бояре и думные люди ему объявили, что мы великие государи, наше царское величество то, Вас брата нашего великого государя, Вашего королевского величества, объявление приемлем в любовь и желаем вашему королевскому величеству над неприятели и впредь вящего одоления, чтоб милосердием всесилнаго бога и ходатайством [197] заступницы христианские пресвятыя его богоматере то дело не токмо ныне, но впредь благословенно было и славно.

А что к нам великим государем, к нашему царскому величеству /л. 138/ вашей брата нашего великого государя вашего королевского величества грамоте писано и нашего, царского величества вышеимяннованным ближним бояром и думным людем тот же вышеимяннованной вашего королевского величества посланник объявил, чтоб мы великие государи наше царское величество любителною нашею грамотою и шаха персидцкого обьслать изволили. И нашего царского величества ближние бояре и думные люди тому вашего королевского величества и о том пристойное объявление.

И указали мы великие государи наше царское величество того вашего королевского величества посланника пожаловали /л. 139/ нашим царского величества жалованьем к вам брату нашему, великому государю к Вашему королевскому величеству, отпустить.

По сем от господа бога мы великие государи, наше царское величество, Вам брату нашему великому государю Вашему королевскому величеству многолетного здравия и счаствливого в государствах Ваших государствования желаем.

Писан государствия нашего во дворе в царствующем граде Москве лета от создания мира 7192 месяца ноября 28 дня.

* * *

Белая 61 великих государей грамота писана на листу александрийские середние бумаги. Кайма фигуры, богословие и великих государей имянование и титла по многих писано золотом. Начало слово «Иже» написан золотом, а королевское титло по полского писано золотом же. Запечатана государственною болшою печатью. Писал в лист подъячей Михайло Родостамов. И за то письмо дано пять рублей. Грамота послана в тафте червчатой. Тафта взята из малороссийского приказу.

Комментарии

1 Дворянин покоевый (dworzanin pokojowy) — придворный польский чин.

2 Речь идет об огромном палаточном городке турецкой армии, который был захвачен победителями. Яну Собескому досталось все имущество, сокровища и знаки достоинства главнокомандующего турецкой армией визиря Кара-Мустафы, а также знамя султана, полученное визирем перед походом на Вену.

3 Дата поставлена ошибочно. В действительности битва произошла 12 сентября 1683 г. Настоящая грамота была, очевидно, составлена 13 сентября (см. прим. 29), т.е. на следующий день после победы. Король, вероятно, очень торопился уведомить Москву о своем успехе, ибо его первое письмо к любимой жене Марии Казимире (Марысеньке) помечено: «Xamiotach wezyrskich 13 Septembra w nocy».

4 Ян Собеский вступил на престол 5 июня 1674 г.

5 Подчашей виски (podczaszy wiski) — королевский секретарь.

6 Далее (лл. 6-7) следует документ, озаглавленный «Роспись людей его милости господина Окрасы дворянина покоевого и посланника его королевского величества».

7 Далее (лл. 9-15) следует выписка о «поденном корме и питье» и сопровождении предыдущих посланников.

8 7192 г. — 1683 г.

9 Думный дьяк — начальник приказа.

10 Здесь и далее отточия означают пропуск царского титула.

11 Здесь несколько слов не разобрано.

12 Подхожий стан — место встречи послов.

13 Стольник — высокий придворный чин.

14 Далее (лл. 18-31 об.) следуют подробные инструкции о церемонии встречи посланника.

15 192 г. — 1683 г.

16 Приказ Большого Дворца — государственная казна.

17 21 мая 191 г. — 1683 г.

18 Посольство Яна Зембецкого имело целью ускорить вступление России в союз против Турции.

19 Сытный дворец ведал снабжением царского двора.

20 Стряпчий — чиновник.

21 В скобках заключен текст, вставленный другой рукой между строк.

22 Красное крыльцо вело в Грановитую палату, где устраивались царские приемы иностранных послов.

23 Благовещенье — имеется в виду Благовещенский собор в Кремле.

24 В скобках заключен текст, вставленный той же рукой, которой сделана первая приписка (см. прим. 21).

25 Царственные Большие печати и государственных великих и посольских дел оберегатель — титул канцлера В. В. Голицына, персонально пожалованный ему царевной Софьей Алексеевной.

26 Рынды — царская почетная стража.

27 Далее следуют образцы обычных в таких случаях речей при приеме послов.

28 Далее лист оборван.

29 Т. е. 13 сентября.

30 Подканцлер корунной (podkanczlerz korony) — один из самых высоких государственных чинов в Польше. Подканцлер был помощником и заместителем канцлера и имел почти те же обязанности, что и канцлер. Важнейшей из них было скрепление королевских грамот печатью, что делало их официальным государственным документом.

31 Цесарь Римский — император Леопольд (1658 -1705). Курфюрст Баварский — Максимилиан II Эммануил (1679-1726). Курфюрст Саксонский — Иоанн Георг III (1647-1691).

32 Крымский хан — Мурат-Гирей I (1668-1683).

33 Осада Вены началась 14 июля 1683 г.

34 Битва под Веной началась около 6 часов утра 12 сентября.

35 По свидетельству поляков — участников сражения — турецкий лагерь был «столь обширным, как Варшава или Львов в пределах городских стен» (Т. Коrzоn. Dzieje wojen i wojskowosci w Polsce, t. II. Krakow, 1912, str. 519).

36 Действительно, к моменту прихода польских войск Вена находилась в отчаянном положении. Турецким войскам удалось даже сделать в городских укреплениях пролом, через который могло пройти 40 человек. Город защищало всего-навсего 4000 солдат и 3000 вооруженных горожан, тогда как турецкое войско, готовившееся к решающему штурму, насчитывало около 140 тыс. человек (Т. Коrzоn Указ. соч., стр. 519).

37 Шах Персицкий — Сефи II Сулейман (1666-1694 гг.).

38 Здесь очевидная описка: правильно дано ниже — Толочанов (см. С. К. Богоявленский. Приказные судьи XVII в. М.-Л., 1946, стр. 302).

39 Союз Речи Посполитой с империей был заключен 31 марта 1683 г.

40 Т. е. в 1684 г.

41 Речь идет о польско-русских переговорах по вопросам об условиях союзного договора против Турции, которые велись в конце 70-начале 80-х годов между польскими и русскими представителями (подробнее см. Н. Н. Бантыш-Каменский. Обзор внешних сношений России, ч. III. M., 1897, стр. 150-154).

42 Речь идет о неудачном посольстве в Варшаву во главе с ближним окольничьим Иваном Чаадаевым, которое отбыло 31 (21) января, вступило в Москву 11 (1) сентября 1683 г.

43 Здесь текст неразборчив.

44 Имеется в виду посольство в составе Якова Одоевского, Ивана Бутурлина, Михаила Ромодановского и др., отправленное из Москвы только 7 декабря (27 ноября) 1683 г. (подробнее об этом посольстве см. Н. Н. Бантыш-Каменский. Указ. соч., стр. 154-155).

45 Далее в документе приводится ответ бояр о том, что комиссия скоро начнет работу, а договор можно будет заключить и в «полмесяца».

46 Волосская земля — Молдавия.

47 Таким образом, согласно этим данным, союзные войска насчитывали 67 тыс. человек. Корзон, однако, считает наиболее правдоподобной цифру в 76 тыс. человек (Т. Коrzоn. Указ. соч., стр. 513), из них польских войск было около 30 тыс. человек.

48 В литературе принимается обычно цифра 140-180 тыс. человек (A. Sliwinski. Jan Sobieski. Warszawa, str. 147).

49 Имеется в виду царь Алексей Михайлович.

50 Имеется в виду царь Федор Алексеевич.

51 Речь идет о получении в Варшаве известия об осаде Вены.

52 Кегай визирский — турецкий чиновник.

53 Панцерны — тяжело вооруженная конница, гусары.

54 Пашпурк — Пресбург, ныне Братислава.

55 Прешпурк то же, что Пашпурк (см. выше).

56 Будин — г. Буда.

57 В делах Посольского приказа перевода грамоты Яна Собеского персидскому шаху нет.

58 В XVII в. столицей Персии (Ирана) был город Исфаган.

59 Подскарбии — здесь ошибочно; должно быть подканцлер. Подскарбий (podskarbi) — одна из высших государственных должностей, чиновник, ведавший государственной казной.

60 Заголовок публикаторов.

61 Отсюда вся эта помета — другой рукой.

Текст воспроизведен по изданию: Битва под Веной в 1683 г. и русско-польские отношения. (Документы Посольского приказа о приезде в Москву польского посланника Яна Окрасы) // Австро-Венгрия и славяно-германские отношения. М. Наука. 1965

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.