Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ФУ ВЭЙ-ЛИНЬ

ИСТОРИЯ ДИНАСТИИ МИН

МИН ШУ

КОММЕНТИРОВАННЫЙ ПЕРЕВОД 328 ЦЗЮАНИ «МИН ШИ»- «ОЙРАТЫ»

В статье дается комментированный перевод 328-го цзюаня официальной династийной истории «Мин ши», которая посвящена ойратам и их взаимоотношениям с китайской династией Мин (1368-1644). На русском языке данный источник публикуется впервые. Информация в данной статье позволяет проследить историю ойратов в неразрывной связи со сложными историческими процессами в Центральной Азии в XV-XVI вв.Как известно, исследование истории ойратов XIII-XVII вв. до создания Джунгарского ханства сопряжено с немалыми трудностями, поскольку эта часть истории относится к числу наиболее сложных тем в ранний период новой истории Азии.

Судьба ойратов и их взаимоотношений с соседними странами и народами в указанный период не привлекала к себе внимания исследователей, что объясняется наличием малого количества материалов по данной тематике. Однако исследователи не раз подчеркивали, что ойратам принадлежала видная роль в исторических событиях в цетральноазиатском регионе с момента гибели монгольской династии Юань и до середины XVIII в. Китайские и маньчжурские историки создали большую литературу об ойратах и их взаимоотношениях с Китаем. Значительная часть ее до сих пор не введена в научный оборот [1, с. 3-4].

Указанные трудности, вызванные недостаточной разработанностью источниковедческой базы по этому периоду истории ойратов, могли бы быть в значительной мере устранены при обращении ко всей доступной исследователю иностранной восточной литературе. Таким образом, актуальной задачей представляется выявление, отбор и введение в научный оборот в переводе на русский язык новых данных об ойратах из восточных источников, в первую очередь китайских [2, с. 215]. Поэтому задача исследователя должна заключаться в привлечении широкого круга источников, относящихся к истории тех стран и народов, с которыми сталкивались ойраты на протяжении многих столетий. Ведущее место по упоминаниям об ойратах занимают китайские источники.

Полная и концентрированная информация по интересующему нас периоду делает 328 цзюань официальной династийной истории «Мин ши» [3] незаменимым источником для изучения этой темы. На русский язык она по сей день никем не была переведена и не опубликована, не считая работу Д. Д. Покотилова «История восточных монголов в период династии Мин по китайским источникам» [4]. Благодаря Д. Д. Покотилову «Мин ши» была впервые введена в научный оборот в качестве источника по истории монголов и ойратов. Однако осуществленный им перевод на русский язык не был дословным. К тому же в нем имелось много пропусков, допущенных им в китайском тексте, и множество произвольно включенных добавлений.

«Мин ши» является династийной историей, описывающей события времен правления династии Мин в Китае (1368-1644) и относится к жанру так называемых «чжэн ши», то есть официальных династийных историй. В этих историях события и факты излагались и оценивались с официальной точки зрения, господствовавшей при той династии, при которой составлялась та или иная династийная история. «Мин ши» составлялась уже в период правления Цинской династии, пришедшей на смену династии Мин.

«Мин ши» составлена по императорскому указу от 1723 г. комиссией под председательством Чжан Тин-юя (1672-1755) и была представлена императору Цянь-луну в законченном виде в 1739 г. Она состоит из 322 глав («цзюань»), в которой 328 цзюань посвящается ойратам. [25]


«Ойраты-монгольское племя и находятся к западу от татар 1. После падения династии Юань, юаньский сильный сановник Мэн-кэ-тэ-му-эр [Менкэ-тимур] завладел ими. После его смерти народ разделился на 3 части: их вождей звали-Ма-ха-му [Махмуд], второй -Тай-пин, третьей-Ба-ту-бо-ло [Бату-Болот].

Когда Чэн-цзу 2 взошел на престол, он отправил к ним своих послов, чтобы известить их об этом. В начале правления Юн-лэ [император] несколько раз посылал к Махмуду и др. чжэньфу 3 Да-ха-тимура и др., чтобы наставлять их своим указом и пожаловать им шелковые ткани всех сортов в зависимости от их положения. Зимой 6-го года правления [1408] Махмуд и др. отправили Ну-ань-да-ши [Нум-даш] и др., для того, чтобы сопровождать И-ла-сы, который прибыл ко двору, чтобы доставить дань лошадьми и просить о присвоении им звания. Летом следующего года [1409] Махмуду был присвоен титул шунь-нин-вана 4, Тайпину-сянь-и-вана 5, а Бату-Болоту титул ань-ло-вана 6 с выдачей им печатей и грамот. В соответствии с обычаем Нумдашу был устроен прием и преподнесены подарки.

Весной 8-го года правления [1410] ойраты вновь прислали дань лошадьми и благодарили за оказанные милости. С этих пор они ежегодно присылали дань.

В это время в северной части Гоби юаньский государь Бэнь-я-ши-ли [Пунияшри] жил вместе со своим вассалом А-лу-таем [Арук-тай], и в это время Махмуд напал и разбил его. В 8-ом году правления [1410] император сам лично возглавил [армию] и разбил войска Пунияшри и Аруктая; Махмуд испросил [для себя] план с целью как можно скорейшего уничтожения этих разбойников. Тогда в 10-м году правления [1412] Махмуд напал и убил Пунияшри. Он подал прошение, в котором говорилось, что хочет преподнести императору старую императорскую печать династии Юань, но боится, что Аруктай перехватит его по дороге, и поэтому он просит Китай уничтожить Аруктая. Поскольку сын То-то-бу-хуа [Токто-бухи] находился в то время в Китае, то он просил отослать его обратно. Так как его люди воевали [вместе с китайцами против монголов] и снискали много заслуг, он просил императора выдать им награды. К тому же ойратские войска становились сильнее, то он просил предоставить им воинское снаряжение. Император сказал: «Ойраты становятся заносчивы, но не стоит им придавать значение». В конце концов император выдал их послам жалование и отослал обратно. В следующем году [1413] Махмуд задержал у себя и не отпустил обратно присланного к нему посла. Он вновь просил вернуть ему татар [проживавших в] Ганьсу и Нинся, которые сделались подданными Китая. Император разгневался и приказал евнуху Хай-туну объявить ему решительное порицание. Зимой на реке Инь-ма-хэ 7 Махмуд и др. собрали свои войска, планируя вторжение [в Китай] и пустив слух о том, что идут, чтобы напасть на Аруктая. Кайпинский 8 шоуцзян 9 поставил в известность [императора], и император издал указ, что лично поведет войска [на Махмуда]. Летом следующего года [1414] император разбил свой походный лагерь в Ху-лань-ху-ши-вэнь [Хулан-хоши-уне]. Три племени вместе со своими людьми прибыли, чтобы сразиться. Император вручил флаг [знак права войны] ань-юань-хоу 10 Люшену и у-ань-хоу 11 Чжэн Хэну и др., чтобы они отправились на разведку. Император, лично командуя железной конницей, быстро продвигался вперед, атаковал и полностью их разгромил, отрубив головы более чем десяти князьям и многим тысячам [их] соплеменникам. Император преследовал их, и, пройдя через 2 высокие горные цепи, достиг реки Ту-ла [Толы ]. Махмуд и другие отступали, и император отозвал свои войска. Весной следующего года [1415] Махмуд и др. прислали дань лошадьми и принесли свои извинения, а также вернули ранее задержанного у себя посла. Содержание его послания было смиренным. Император сказал: «Ойраты не стоят того, чтобы тратить на них время. Примите их посла и разместите его, приняв дань». В следующем году [1416] у ойратов разгорелась война с Аруктаем, и они потерпели поражение. Через некоторое время умер Махмуд. Хайтун, вернувшийся ко Двору, доложил, что ойраты были непокорны из-за шунь-нин-вана, а теперь шунь-нин-ван умер, и сянь-и-вана и ань-ло-вана можно подчинить. Император снова отправил Хайтуна к Тайпину и Бату-болоту, чтобы поблагодарить за заслуги.

Весной 16-го года правления [1418] Хайтун вернулся вместе с ойратским послом, который доставил дань. Сын Махмуда, То-гуань [Тогон], просил утвердить [за ним] его наследственный титул, и император пожаловал ему титул шунь-нин-вана. Хайтун и дуду 12 Су-хо-эр-хо [Су-Хорхуй] и др. по приказу императора отправили вручать Тайпину и Бату-болоту и его младшему брату Ань-кэ [Энгке] свитки шелка. А также император отправил отдельно посланца помянуть покойного шунь-нин-вана. С этого момента ойраты вновь присылали дань.

В 20-м году правления [1422] ойраты [26] напали и разграбили Хами. Императорский двор осудил их, и ойраты прислали послов с извинениями. Зимой 22-го года правления [1424] ойратский подданный Са-ин-да-ли [Саилдари] прибыл ко двору изъявить покорность, и получил титул чжэньфу, он получил свитки шелка разных цветов, парадное платье, конскую сбрую и лошадей, а также было приказано чиновникам давать ему все, что необходимо. Затем, все кто приходил изъявить покорность, удостаивались того же.

В начале правления Сюань-дэ 13 [1426] умер Тайпин и преемство перешло к его сыну Не-ле-ху [Нэрэху]. В это время Тогон воевал с Аруктаем и разбил его, и разбитый [Аруктай] бежал в местность между горами Му-но-шань [горой Муна] и Ча-хань-но-ла [Цаган-нором]. В 9-м году правления [1434] Тогон внезапно напал на Аруктая и убил его, затем прислал послов ко двору и просил позволения преподнести императорскую яшмовую печать. Император ему ответил указом, который гласил: «Вы убили Аруктая, это значит, что Вы дали удовлетворение родовой мести, и я рад этому. Однако Вы говорите о [древности] этой печати, печать долго передавалась из поколения в поколение, вплоть до недавнего времени; это для меня неважно. Раз уж вы получили печать, то Вы можете ею пользоваться». Затем император велел выдать ему 50 кусков сатина.

В начале правления Чжэн-туна 14 [1436], зимой, чэн-го-гун 15 Чжу Юн докладывал: «Ныне войска ойратского Тогона настойчиво преследуют татарского До-эр-чжи-бо [Дорджибая], я сильно опасаюсь, что Тогон насильно присоединит его к себе. Тогон изо дня в день становится сильнее. Я предлагаю на всех приграничных территориях собрать силы и быть готовыми к неожиданности». Император принял и одобрил этот доклад. Вскоре, Тогон среди самих ойратов убил двух сянь-и-вана и ань-ло-вана и полностью завладел их людьми. Он желал называться хаганом, но народ не одобрил это, и он возвел на трон Токто-буху, отдав ему всех людей, ранее принадлежавших Аруктаю. Тогон объявил себя чэн-сяном 16 и поселился в северной части Гоби. Ему подчинились также Ха-ла-чжэнь [харачины] и другие племена. После того, как он напал и разбил Дорджибая, он угрозами и соблазнами переманил к себе все дояньские 17 караулы [приграничные монголы], для того чтобы следить за тем, что происходит за заставами.

На 4-й год правления [1434] умер Тогон, и ему наследовал его сын-Е-сянь [Эсэн], который объявил себя тайши и хуайваном 18. В это время Эсэну покорились все племена Севера [т. е. Монголии-Д. К.]. Токто-буха обладал пустым титулом, и он не контролировал их. Каждый раз, когда они присылали дань, то послы отправлялись и от хана, и от министра. Император также направлял им благодарственные послания каждому в отдельности и очень щедро одаривал их, а также их жен, детей и вождей подвластных им племен. Существовало обыкновение, что число членов ойратских посольств не должно было превышать 50 человек. Им [ойратам] было выгодно, чтобы Двор давал им титулы и подарки, поэтому с каждым годом численность членов посольств увеличивалась и превысила 2000 человек. Несмотря на многократные замечания Двора, посланцы не соблюдали предписаний. Посольства на обратном пути занимались грабежами и насилиями, забирали себе чужое имущество, настойчиво требовали дорогих и редких вещей из Китая. И достаточно было малейшего отказа, как они чинили беспорядки. Стоимость жалований с каждым годом увеличивалась. Эсэн напал на Хами, захватил вана [правителя-Д. К.] и мать вана. Позднее он отпустил их обратно. Затем [Эсэн] женился в Шачжоу [на женщине] из военного округа Чигил-Монггул. Он разгромил У-лян-ха [урянхайцев] и угрожал Чжао-Сяню. Бянь-цзяни 19 хорошо понимали, что он собирается совершить крупное вторжение; они много раз предупреждали об этом Двор, но Двор довольствовался только тем, что приказывал им быть наготове.

Зимой 11-го года правления [1446] Эсэн напал на урянхайцев и направил посла в Датун 20 с просьбой о провианте, и к тому же просил чтобы его принял у себя шоубэй 21 евнух Го Цзинь. Император приказал Го Цзиню не встречаться с ним и не давать ему провиант, и тот не дал. В следующем году [1447] [Эсэн] снова послал письмо Сюаньфускому 22 шоуцзяну Ян Хуну. Ян Хун доложил [об этом] императору и получил приказ в соответствии с ритуалом принять послов Эсэна и затем известить императора. Через какое-то время некоторые люди из его племени пришли [ко Двору], чтобы изъявить покорность. Они сообщили, что Эсэн собирается вторгнуться с грабежами, Токто-бука отговаривает его, но Эсэн ничего не слушает и заключил союз со всеми варварами, чтобы вместе взбунтоваться против Китая. Император направил [Эсэну] послание, чтобы спросить [о причине его бунта], но не получил ответа. В это время Двор отправил посла к ойратам спросить Эсэна и др. о том, что они просят, и не было [из их требований [27] ничего], что не могло быть разрешено [ойратам]. Кончилось тем, что ойратские посланцы снова прибыли огромной толпой, насчитывавшей 3000 человек, и с целью получения большого количества казенного добра [т.е. жалования и подарков-Д. К. ] заявили, что численность еще больше. Департамент ритуалов предоставил им жалование в соответствии с их реальным количеством, и им выдали всего только одну пятую часть того, что они просили. Эсэн был пристыжен и пришел в ярость. В 14-м году в 7-й месяц [1449] Эсэн, действуя обманом и угрозами на всех варваров, совершил крупномасштабное вторжение по разным дорогам. Токто-буха послал урянхайцев взять Ляодун 23, Ала чжиюань ограбил Сюаньфу, осадил Ичэн 24, и, кроме того. отправил отдельный кавалерийский отряд разграбить Ганьчжоу 25, Эсэн самолично напал на Датун. Срочный призыв о помощи [дошел до столицы], цаньцзян 26 У Хао погиб в сражении при Маоэрчжуане. Евнух Ван Чжэнь убедил императора лично идти в поход, министры пали ниц перед дворцом, чтобы помешать [это сделать], но успеха не имели. Датунский шоуцзян Сун Ин, у-цзинь-бо 27 У Мянь, дуду Ши Хэн и др. сразились с Эсэном в Янхэ 28, всеми действиями генералов командовал евнух Го Цзин, но поскольку не было дисциплины, то армия потерпела поражение. Все генералы были взяты в плен Эсэном, и был беспорядок. Ин и Мянь погибли, Цзин спасся и затаился в траве, Хэн бежал и вернулся обратно. Экипаж императора находился в Датуне, а в течение нескольких дней подряд шел сильный дождь, [и дул] ветер, в войске объявлялись частые ночные тревоги; люди дрожали от страха. Го Цзин в тайне предложил Ван Чжэню повернуть войска назад. На обратном пути, когда колесница Императора прибыла в Сюаньфу, вражеские войска внезапно атаковали армию с тыла. Хунь-шунь-хоу 29 У Кэ-чжун отважно сопротивлялся врагу, но потерпел поражение и погиб. Чэн-го-гун Чжу Юн, юн-шунь-бо 30 Се Шоу с 40-тыс. войском отправились на смену и, прибыв в Яоэрлин, они попали в засаду и были полностью уничтожены. На следующий день [император] прибыл в Туму 31. Все сановники склонялись к тому, чтобы вернуться [внутрь Великой стены] и добраться до Хуайлая. Ван Чжэнь, напротив, пожалел оставить армейские обозы, и по этой причине армия остановилась. Эсэну удалось догнать ее. Поскольку Туму находилась на возвышенности, то стали копать колодцы глубиной в 2 чжэна, но воды не находили. Все дороги, ведущие к источнику воды, были захвачены врагом. Войска испытывали жажду; количество вражеских всадников росло. На следующий день противник обнаружил, что императорская армия остановилась и не двигается, и притворно отступил. Ван Чжэнь приказал перенести лагерь к югу. Когда императорская армия начала перемещаться, то Эсэн атаковал ее со всех четырех сторон. Весь командный и рядовой состав убегал наперегонки, и ряды войск пришли в большое смятение. Враг прорвал [оборонительные] линии и проник внутрь [лагеря]. Все шесть армий обратились в бегство, сто тысяч человек было убито и ранено. Ин-го-гун 32 Чжан Фу, фума дувэй 33 Цзин Юань, шаншу 34 Гуан Е и Ван Цзо, чиновники из личной охраны Цао-Най, Дин Сюань, всего свыше 50 человек погибли, также погиб и [Ван] Чжэнь. Император попал в плен. Когда чжун-гуань Си нин узнал от Эсэна о прибытии императорского экипажа, то был очень изумлен и не мог этому поверить. Когда позднее он предстал перед императором, он низко ему поклонился и стал служить ему. Пленный император жил в ставке у младшего брата [Эсэна] Бо-янь-тэ-му-эра [Баян-тэмура]. Тот приставил ранее захваченного в плен сяовэя 35 Юань Лина прислуживать императору. Эсэн имел замысел [лишить жизни императора], но случилась гроза, и молния поразила лошадь Эсэна. Это было предзнаменованием, и Эсэн отказался от своих замыслов. Эсэн принудил императора отправиться в г. Датун и потребовать золота и шелка. Дуду (командующий гарнизоном) Го Дэн выдал 30 тысяч лян серебра, замыслив отбить с бою экипаж императора, чтобы вывезти его в город, но император отговорил его. Тогда Эсэн заставил императора направиться на север.

В 9-м месяце правления [1449] на престол императора взошел Чэн-ван 36, который прежде был Цзяньго 37. Он пожаловал императору-пленнику [титул] Тайшан-хуанди 38. Эсэн обманывал, говоря, что он прибыл, чтобы вернуть императора, и пройдя через Датунский Янхэ, добрался до прохода Цзыцзингуань 39 и атаковал его. Затем он напал на столицу. Бинбу шаншу 40 Юй Цянь отдал приказ уцинбо 41 Ши Хэну, дуду Сунь Тану отразить его наступление. Эсэн пригласил высших чиновников прибыть на встречу с бывшим императором, но не имел успеха. Хэн и др. вступили с ним в сражение и сражались с ним несколько раз. Ночью Эсэн обратился в бегство и от Лянсяна 42 до Цзыцзина сильно грабил и уходил. Дуду Ян Хун полностью разгромил остатки войск Эсэна в местности Цзюйюн. Эсэн продолжал возить с собой бывшего императора, направляясь на север. Эсэн однажды ночью увидел над императорской юртой красный свет похожий на [28] дракона. Эсэн сильно испугался. Эсэн затем хотел выдать за экс-императора свою младшую сестру, но император отказался. Его [Эсэна] почтение и уважение к нему еще больше возросли. Он время от времени приказывал забивать баранов и лошадей и устраивал пиры, во время которых преподносил вино с пожеланиями долголетия императора; он вставал перед ним на колени, следуя ритуалу поведения вассала в отношении своего сюзерена.

В начале правления Цзинь-тая [1450] Эсэн снова с экс-императором дошел до Датуна, но Го Дэн не захотел его принять, и к тому же он пытался силой захватить бывшего императора. Однако Эсэн догадался о его плане и отступил. Сначала Эсэн недооценивал Китай, но после своего нападения на столицу он стал отдавать себе отчет в военном могуществе Китая, в том, что городские стены и ров укреплены. Он пал духом еще и потому, что в это время китайцы хитростью взяли в плен и казнили [его союзника] бандита Ян Си-нина. Эсэн потерял таким образом своего лучшего шпиона. Кроме того, Токто-буха и чжи-юань Алак, направив послов ко Двору для переговоров о мире, отозвали свои войска. Сам Эсэн также решил прекратить военные действия. Осенью император послал шилана 43 Ли Ши и шоуцзян 44 Ло И и управляющего войсками Ма Чжэна доставить грамоты с императорской печатью к Токто-бухе и Эсэну. В то время Токто-буха и Эсэн сами послали Пи-эр-ма-хэй-ма [Пир-Махмуд] и др. в столицу, а император послал снова к ойратам дуюйши 45 Ян Шаня, шилана Чжао Юн-лю во главе посольства, которое состояло из чжихуэев 46, цяньху 47 и др. Эсэн сказал [Ли] Ши, что было бы полезно для обоих государств побыстрее восстановить мир, что как только [китайские] посланцы предстанут вечером перед экс-императором, то на следующее же утро уедет [на родину], но только [за ним] следует прислать двух высокопоставленных чиновников. Сразу же после возвращения [Ли] Ши, [Ян] Шань и др. прибыли для того, чтобы потребовать возвращения бывшего императора. Эсэн спросил: «Прежний император, однажды вернувшись, взойдет ли снова на престол в качестве Сына Неба?» [Ян] Шань отвечал: «Небесный трон уже занят; ничего нельзя изменить». Эсэн повел [Ян] Шаня на аудиенцию к экс-императору, а затем устроил прощальный банкет в честь бывшего императора. Эсэн сидел на земле и играл на лютне, его жены и наложницы подносили чаши с вином. [Ян] Шаню было сказано: «Дуюйши, садитесь». Но [Ян] Шань не осмелился сесть [в присутствии] прежнего императора, но тот сказал: «Поскольку тайши приглашает вас сесть, то садитесь». [Ян] Шань, повинуясь приказу императора, присел на мгновение, затем встал. Он ходил взад и вперед между Эсэном и бывшим императором. Эсэн, глядя на [Ян] Шаня, сказал ему: «Вы знаете ритуалы». Баян и другие, со своей стороны, также устроили прощальные пиры. Эсэн приказал соорудить земляную площадку, на которую он усадил бывшего императора. Сам он во главе своих жен, наложниц и племенных вождей встали вокруг него на колени. Каждый из них преподнес всякие вещи и съестные припасы. При отъезде бывшего императора Эсэн, Баян и сопровождали его на расстояние полдня пути. Они сошли тогда с лошадей, встали на земле на колени и говорили плача: «Император уезжает, когда мы сможем снова встретиться?» Вскоре они уехали, но вместе с ним послали 70 своих знатных людей сопровождать бывшего императора до столицы.

После того, как экс-император вернулся [на родину], ойраты ежегодно присылали дань ко Двору, и они выдавали экс-императору подарки, которые специально предназначались ему. Затем действующий император захотел порвать отношения с ойратами и не хотел снова отправлять к ним ответные посольства. Эсэн протестовал. Шаншу Ван Чжи, Цзин Цзянь, Хоу Юн и др. все время говорили, что если порвать отношения с ойратами и не посылать больше посольств, то они возобновят военные действия. Император говорил: «Если я отправлю к ним послов, то все будет как прежде и только буду их подстрекать. Когда ойраты совершали набеги, разве я не отправлял к ним послов?» Вот почему он отправил письмо к Эсэну, в котором говорилось: «Прежде, когда я посылал послов к вам, наши добрые отношения страдали от болтовни маленьких людей, это и привело к концу дружбы. Я [император] не буду сейчас посылать к вам послов, но и вы, тайши, не просите меня принимать ваших [представителей]. Нет никакой выгоды делать это». Эсэн и Токто-буха не доверяли друг другу. Жена Токто-бухи была старшей сестрой Эсэна. Эсэн хотел, чтобы сын его старшей сестры стал наследником [монгольского] престола, но Токто-буха на это не согласился. Эсэн заподозрил Токто-буху в связях с Китаем и в том, что [Токто-буха] готовит заговор против [Эсэна], и тогда он повел армию и напал на него [ Токта-буху]. Токто-буха проиграл [сражение] и бежал, но Эсэн догнал и убил его. Эсэн захватил его жен, сыновей и раздал его людей и скот своим подчиненным. Потом он, воспользовавшись победой, стал [29] угрожать всем варварам. На востоке [его войска] доходили до Цзяньчжоу и урянхайцев, а на западе-до Чигильских монголов и Хами.

Зимой 3-го года правления [1452] [он] послал посольство ко Двору с поздравлениями по случаю Нового года. В следующем году [1453] в первый день Нового года шаншу Ван Чжи и др. снова настойчиво просили, чтобы Двор послал посольство в ответ на ойратское посольство. Это предложение было отправлено для рассмотрения в Военное ведомство, и военный министр Юй Цянь сказал: «Моя должность-сыма 48, и я всего лишь знаю и разбираюсь в военных делах, но в том, что касается посольств, я не могу ничего доложить». Император издал указ не посылать посольство. На следующий год зимой [1454] Эсэн объявил себя хаганом (великим ханом-Д. К. ), назначив своего второго сына тайши. В послании, которое он направил ко Двору, он именовал себя «Да-Юань тяньшэн да-кэхань» («Августейшим великим хаганом великой [династии] Юань»), и датировал свое послание «1-м годом августейшей династии» Юань. Тяньшэн означало «Небесно-мудрый». Двор в своем ответном письме называл его ойратским ханом. Вскоре Эсэн переселил племена Доянь в местность Му-но-ди [Муна] на Желтой реке (Хуанхэ). Эсэн полагался на свою силу, его высокомерие изо в день росло, он погряз в разврате и пьянстве. На 6-й год правления [1455] чжиюань Алак напал на Эсэна и убил его.

В 6-м году правления [1455] чжиюань Алак в свою очередь был убит Болаем. Даданьский Бо-лай [Болай] захватил мать и жену Эсэна, а также яшмовую печать. Сын Эсэна Хо-эр-ху-да [Хорхуда] и др. переселились на реку Гань-гань-хэ. Его младший брат Бо-ду-ван [Байду] с племянником У-ху-на [Ухуна] и др. нашли приют в Хами. Байду был младшим братом матери хамийского вана. В 3-й год повторного правления Ин-цзуна [1459] князь Хами просил о титуле для Байду, и император своим указом пожаловал ему титул дуду цяньши, а Ухуне -титул чжихуэй цяньши. С тех пор, как Эсэн умер, ойраты пришли в упадок и их племена рассеялись. Больше невозможно узнать, каков был порядок преемства их правителей впоследствии.

В правление Тянь-шуня [1457-1464] ойратский А-ши-тэ-му-эр [Аши-тимур] неоднократно присылал послов с данью, и Двор, исходя из того, что он был внуком Эсэна, обильно одаривал его. Кроме того, некий Чжо-ли-кэ [Чорикэ] имел вражду с Болаем и убил его. Он почитал Бай-и-сань-ха [Бай-исага] и вместе с хамийцами приходил ко двору. Их начальника звали Кэ-шэ, он очень усилился и несколько раз объединялся с монгольскими «малыми ханами» («сяо ван цзы» 49 ), чтобы совершать грабительские нападения. Когда Кэшэ умер, то Ян-хань-ван [князь Янхан] стал в свою очередь могущественным; он имел под своим началом много десятков тысяч отборных воинов. Младший брат Кэшэ А-ша [Аша] стал тайши.

В 23-м году правления Чэн-хуа 50 [1487] Янхан замышлял напасть на границы; и хамийский ван Хань-шэнь прибыл ко Двору и доложил об этом. Янхан не добился успеха и удалился. Янхан затаил злобу на Хами, и его войска на обратном пути разграбили большую ступу [в Хами].

В начале правления Хун-чжи 51 [1488] среди ойратов люди, которые носили титул тайши, звались: Хо-эр-ху-ли [Хор хули], Хо-эр-гу-дао-вэнь [Хор гудавун?] и оба они присылали дань ко двору. [Правитель] Турфана занял Хами, и дуюйши Сюй Цзинь щедро заплатил за услуги [вождям] этих двух племен шелком и золотом, чтобы они силой прогнали [правителя Турфана] [из Хами]. Их военачальник Булю устроил свой лагерь в Ба-сы-коу [Барс-куль?]. В 13-м году правления Чжэн-дэ [1518] [правитель] Турфана вторгся в Сучжоу. Ведавший обороной этого района чиновник Чэнь Цзюй-чжоу послал к Булю-вану шелк и деньги, чтобы тот, воспользовавшись его отсутствием в связи с походом, напал и захватил три города Турфана внезапным набегом. Убитых и взятых в плен насчитывалось 10 тысяч человек. Турфанский правитель испугался и заключил мир. В 9-м году правления Цзя-цзин 52 [1530] снова начались военные действия из-за провала предложения заключить брак. Так как [правитель] Турфана становился все более и более могущественным, то ойраты много раз оказывались в трудном положении и терпели поражения. Подчиненные им отделились друг от друга, и многие перешли на сторону Китая. Хами снова воспользовался удобным случаем, чтобы совершить набег и разграбить [территорию] Булю-вана. Тот, будучи не в состоянии сопротивляться, просил [у минского двора] позволения стать вассалом Китая. Двор на это не соглашался и оттеснил его за Великую Стену, и неизвестно, что с ним стало» [3].


Как видно из материала послесловия данного источника, китайские историки описывают действия ойратов как [30] неуместные и противозаконные. Это объясняется официальной позицией Двора, который рассматривал ойратов как противников династии Мин Срединной империи. Однако, причиной таких действий была не «наглость или заносчивость» ойратов, а, с одной стороны, простые экономические потребности кочевого общества в бесперебойном обмене товаров и, с другой стороны, последствия политики «разделяй и властвуй» минского двора в отношении своих северных соседей. Формой выражения такой политики, например, являлся смешанный состав ойратских даннических миссий, которые включали в себя разные делегации от хана восточных монголов Токто-бухи (Дай-суна) и от его тайши (первого министра) Эсэна. И с китайской стороны, как к первому, так и ко второму всегда отсылались посольства отдельно, и проводилась политика внесения раскола между этими двумя правителями.

Подытоживая историю ойратов за период правления в Китае династии Мин, следует отметить, что с начала XV века как в Монголии, так и Центральной Азии происходило постепенное усиление роли ойратов на политической арене. Этому способствовало увеличение численности ойратского населения, в состав которого влились новые этнические компоненты-торгуты, а впоследствии хошуты. С другой стороны, первая половина XV века характеризуется усилением разброда в восточной Монголии в противоположность политической консолидации ойратских племен. Такая обстановка, выражающаяся в раздробленности восточных монголов, которые формально имели право держать ханскую власть в своих руках, создала прецедент, когда фактическая власть находилась в руках первого министра при формальном хане. Ойраты в свою очередь используют такую возможность и захватывают власть в свои руки. Помимо этого дважды ойратам удается взять власть в свои руки как формально, так и фактически, когда ойратские правители провозглашают себя ханами и на китайский манер создают свои династии: при Менкэ-тимуре (Гуйличи, Угэчи-хашиг) и при Эсэне. Наибольшего могущества ойраты достигают во времена правления чоросского Эсэна, когда одерживают ряд политических и военных побед, выраженных в пленении минского императора и создании монголо-ойратской империи. Цель возрождения Монгольской империи, во главе которой стояли ойраты из дома Чорос, была продиктована объективными экономическими потребностями кочевого общества, нуждавшегося в приобретении необходимых продуктов земледелия и развитого ремесленного производства и реализации продуктов кочевого скотоводства. Специфика этих отношений заключалась в том, что

Китай рассматривал эти отношения не сквозь призму экономических выгод, а видел в этом политический инструмент манипуляции кочевниками, главной функцией которого было создание баланса между соперничавшими между собой группами кочевников, строящемся на принципе «разделяй и властвуй». Поэтому, даже на короткий срок, уникальным представляется факт осуществления консолидации кочевых общностей и попытка восстановления империи монголов, во главе которой стояли люди не из чингисидов.

Комментарии

1. Татарами (кит. да-дань) в минских источниках назывались восточные монголы.

2. Император Чжу Ди, храмовое имя Чэн-цзу, девиз правления Юн-лэ; 1403-1424.

3. Чжэньфу-чиновник, ведавший судебными делами.

4. Шунь-нин-ван-один из княжеских титулов, означающий «покорный и мирный».

5. Сянь-и-ван-один из княжеских титулов, означающий «дружелюбный и справедливый»

6. Ань-ло-ван-один из княжеских титулов, означающий «спокойный и радостный».

7. Инь-ма-хэ-китайское наиенование р. Керулен.

8. Кайпин-город в Китае, совр. провинция Хэбэй.

9. Шоуцзян-начальник пограничного гарнизона.

10. Ань-юань-хоу-один из княжеских титулов, означающий «усмиряющий даль».

11. У-ань-хоу-один из княжеских титулов, означающий «храбрый усмиряющий».

12. Дуду-Генерал-губернатор.

13. Император Чжу Чжань-цзи, храмовое имя Сюань-цзун, девиз правления Сюань-дэ; 14261436.

14. Император Чжу Ци-чжэнь, храмовое имя Ин-цзун, девиз правления Чжэн-тун; 1436-1449.

15. Чэн-го-гун-один из княжеских титулов, означающий «основатель государства».

16. Чэн-сян-первый советник монгольского хана-чингисида.

17. Доянь-округ, состоящий из монгольского населения.

18. Хуайван-один из княжеских титулов.

19. Бяньцзянь-должность приграничных генералов.

20. Датун-область в минском Китае. Находится в северной части нынешней провинции Шаньси. На севере этой области располагалась Великая стена, которая и служила границей, а на западе река Хуанхэ. При минской династии (1368-1644) эта область стала укрепленным пунктом против монголов.

21. Шоубэй-командир, военачальник в составе войск в особой местности, исключительно в защитных гарнизонах. Во времена династии Мин-главный военачальник. Хотя на эту должность должны были назначаться военные из числа наследственных князей, фактически назначались привилегированные евнухи.

22. Сюаньфу-область в минском Китае. Местность этой области носит гористый характер и прилегая непосредственно к столице, считалась весьма важной в стратегическом отношении.

23. Ляодун-область в минском Китае, находившаяся на северо-востоке страны.

24. Ичэн-город, основан в 1430 году, находящийся к северу от Пекина.

25. Ганьчжоу-область в минском Китае, находящаяся на северо-западной границе страны.

26. Цаньцзян-Старший адъютант.

27. У-цзинь-бо-один из княжеских титулов, означающий «храбрый и продвигающий».

28. Янхэ-местность в области Датун.

29. Хунь-шунь-хоу -один из княжеских титулов.

30. Юн-шунь-бо-один из княжеских титулов, означающий «вечный и покорный».

31. Туму-местность, которая находится к юго-западу от г. Хуайлай.

32. Ин-го-гун-один из княжеских титулов.

33. Фу-ма дувэй-командир резервных лошадей сопровождающих экипаж.

34. Шаншу -министр, глава высшего административного управления центрального правительства. Был напрямую ответственен перед императором.

35. Сяовэй-командир. Этот титул присуждался военным офицерам.

36. Император Чжу Ци-юй, храмовое имя Дай-цзун, девиз правления Цзин-тай; 1450-1457.

37. Цзяньго-используется в качестве регента, на которого возлагался контроль правительства на тот период времени, пока действительный правитель находился на расстоянии от столицы или когда правитель был слишком мал или не в состоянии выполнять свои обязанности.

38. Тайшан-хуанди-обычно использовалось в случае отречения императора от престола, часто при этом передав правление сыну.

39. Цзыцзингуань-проход, относящийся к особому пограничному округу, который управлялся на основании особого военного режима.

40. Глава военного ведомства, военный министр.

41. Уцинбо-один из княжеских титулов, означающий «храбрый и чистый».

42. Лянсян-небольшой городок, лежащий в нескольких километрах от Пекина.

43. Шилан-вице-министр. Второй административный пост в каждом из ведомств, который быстро стал административной единицей центрального правительства.

44. Шоуцзян-начальник пограничного гарнизона.

45. Дуюйши-старший цензор.

46. Чжихуэй-командир.

47. Цяньху-командир батальона, состоящий из 1000 солдат.

48. Сыма-военачальник, воевода.

49. Сяо ван цзы-китайское название правителей восточных монголов.

50. Император Чжу Цзянь-шэнь, храмовое имя -Сянь-цзун, девиз правления Чэн-хуа; 1465-1487.

51. Император Чжу Ю-тан, храмовое имя Сяо-цзун, девиз правления Хун-чжи; 1488-1505.

52. Император Чжу Хоу-цзун, храмовое имя Ши-цзун, девиз правления Цзя-цзин; 1522-1566.

 


ЛИТЕРАТУРА

1. Кычанов Е.И. Повествование об ойратском Галдане Бошокту-хане. 2-е испр. и доп. изд. Элиста, 1999.

2. Санчиров В. П. К характеристике источников по истории ойратов: «Мин ши» и китайские источники минского периода (1368-1644) // Вестник КИГИ РАН. Элиста, 2001. Вып.16.

3. Мин ши (История династии Мин). Серия Сы-бу бэй-яо. Шанхай, 1936. Цз. 328.

4. Покотилов Д. Д. История восточных монголов в период династии Мин (1368-1634). СПб., 1893.

(пер. Д. Г. Кукеева)
Текст воспроизведен по изданию: Комментированный перевод 328 цзюани «Мин ши» - «Ойраты» // Вестник Калмыцкого института гуманитарных исследований РАН, № 2. 2008

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.