Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

№ 78

Не ранее 1654 г. декабря 12 (При первой публикации (см. легенду) документ был датирован 1655 г., однако есть основания предполагать, что он мог быть составлен и раньше. В указе о назначении А. Ф. Пашкова на воеводство «на Амур-реку в Китайской и Даурской землях» 20 июня 1654 г. говорилось о том, что наказ ему будет выслан вскоре (см. ЦГАДА, ф. Сибирский приказ, стлб. 453, лл. 2—3). В самой наказной памяти чувствуется сильное влияние рассказов Д. Зиновьева и Е. П. Хабарова, поэтому можно предположить, что она была составлена непосредственно после их приезда в Москву, т. е. после 12 декабря 1654 г.). — Из наказной памяти, данной из Сибирского приказа А. Ф. Пашкову на воеводство в Даурской земле

[...] (Опущена часть текста с изложением отписки якутского воеводы Д. А. Францбекова в Сибирский приказ о походе Е. П. Хабарова (начало его утрачено).) Во 160 году по государеву цареву и великого князя Алексея Михайловича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца, указу послан был в Даурскую землю для подлинного розведыванья про Даурскую землю Дмитрей Зиновьев, а с ним служилых людей 150 человек. А велено ему, Дмитрею, Ярка Хабарова с товарыщи и взятых языков, даурских людей, против Ярковых отписок, про Даурскую землю, и про золотую и серебряную руды, и про всякие узорочные товары роспросить и самому разсмотрити про все подлинно; да и про Китайское государство велено проведать: сколь далече от Даурския земли, и как к нему путь — степью ли, горами или водою; и будет даурские люди учинятца под государевою ево царьского величества высокою рукою, и чаять ли в том государеве (В публикации ошибочно: государстве.) казне больший прибыли, и сколько человек ратных людей надобно послати, чтоб Даурскую землю и Шамшакана-царя привесть под государеву царского величества высокую руку, и горою, где емлют золотую и серебряную руду, завладеть? Да которые будет даурские князцы учинятца под [200] государевою царьского величества высокою рукою, и ему, Дмитрею, сказывати им государево милостивое слово, чтоб они на государеву милость были надежны. А что ему, Дмитрею, Ярко Хабаров с товарищи и даурские люди про Даурскую землю, и про богдойского царя Шамшакана, и про Лака-Батура-кана, и про серебряную гору, и про узорочные про всякие товары, и про Китайское государство, и про иныя земли в роспросе скажут, и ему, Дмитрею, велено то все написать порознь по статьям. И, взяв с собою аманатов даурских людей и Ярка Хабарова, ехати ко государю к Москве.

И Дмитрей Зиновьев приехал к Москве в нынешнем во 163 году декабря в 12 день, а в Сибирском приказе боярину князю Алексею Никитичю Трубецкому да дьяку Григорью Протопопову в роспросе сказал:

Доехал де он, Дмитрей, Ярка Хабарова с товарыщи в Дючерской земле на Шилке-реке у рубежа Дючерские земли в прошлом во 161 году августа в 25 день, а служилых и охочих людей с ним было 330 человек. И даурские де иноземцы били челом государю царю и великому князю Алексею Михайловичю, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцу, чтоб государь пожаловал, своим государевым служилым и охочим людем воевать и грабить их не велел, а они де, иноземцы, государю ясак с себя по своей мочи платить учнут, и быти под ево государскою царьского величества высокою рукою в вечном холопстве ради, только б государь пожаловал, велел их оберегать от богдойского царя Андри-кана 1. И он де, Дмитрей, против государева наказу про Даурскую землю, и про Китайское и про иныя государства, и про золотую и про серебряную руду, и про узорочные про всякие товары тех даурских иноземцов и Ярка Хабарова с товарыщи роспрашивал.

И даурские де иноземцы и Ярко Хабаров в роспросе ему сказали, что в Даурской де, и в Дючерской, и в Гиляцкой землях нигде золотые и серебряные руды нет, а узорочные де всякие товары привозят к ним из Богдойския земли от богдойского царя Андри-кана. А в Богдойской де земле золото и серебро не родитца же, а слухом они слышали от даурских людей, что родитца золото и серебро в Никанском царстве у никанского царя, а из Никанския земли золото и серебро привозят в Богдойскую землю к богдойскому царю. А сколь далече от Даурския земли Богдойское и Никанское царства, про то де они подлинно не ведают.

И он де, Дмитрей, выбрав из служилых людей из Ярковых товарыщей пять человек, Треньку Чечигина с товарыщи, послал в Богдойскую и в Никанскую земли к богдойскому и к никанскому царям в посланниках в прошлом во 162 году сентября в 14 день. А велел им, богдойскому и никанскому царям, говорити, чтоб они и с своими землями были под государевою царевою и великого князя Алексея Михайловича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца, его царского величества, высокою рукою в подданстве навеки неотступны и ему, великому государю, служили. А про то де он, Дмитрей, Треньке Чечигину с товарыщи приказывал накрепко: велел им, будучи в тех землях, проведывати всякими мерами тайно, чтоб им было не явно, в котором государстве золото и серебро родитца, и руды такия есть у богдойского или у никанского царя в их государствах, и в каких местех, и сколь далече от Даурския земли до Богдойского и до Никанского царств, и какой путь — степью ли сухим путем или водою. И что богдойской и никанской цари тем служилым людем Треньке Чечигину с товарыщи учнут говорити, и что Тренька с товарыщи про золотую [201] и про серебряную руду проведают подлинно, и он, Дмитрей, велел Треньке с товарыщи с тем быти в Даурскую землю к служилым людем к Онофрейку Степанову с товарыщи, которых оставил он в Даурской земле до государева указу, а Онофрейку велел их прислати ко государю к Москве [...] (Опущена часть документа с изложением распоряжений Д. Зиновьева относительно постройки острогов на Зее и Урке, текст расспросных речей в Сибирском приказе даурских жителей, привезенных Д. Зиновьевым в Москву и др.)

Да ему ж, Афонасью, роспросити даурских служилых людей Онофрейка Степанова с товырыщи про даурских служилых людей, про Треньку Чечигина с товарыщи, которых в прошлом во 162 году Дмитрей Зиновьев послал к богдойскому и к никанскому царям в посланцах: те служилые люди Тренька Чечигин с товарыщи от богдойского и от никанского царей к ним, к Онофрейку с товарыщи, бывали ль? И будет Тренька с товарыщи у них в войске в Даурской земле, и ему, Афонасью, тех служилых людей Треньку Чечигина с товарыщи самих про богдойского и про никанского царей, и про их государства, и про золотую и про серебряную руду, где в их землях родитца ль, и какие всякие узорочные товары в их государствах есть — роспросити, и роспросные их речи написати подлинно [...] (Опущена часть документа об обращении с местным населением, о порядке торжественных приемов даурских князей и др.).

А будет ему, Афонасью, учинитца ведомо, что у богдойского Андри-кана и у никанского царей городы немногие и малолюдные и под государеву высокую руку привести их будет чаять мочно, и воеводе Афонасью, выбрав из даурских служилых людей человек пяти или шести добрых и язычных, ково б з дело стало, послать на Шингал-реку к богдойскому Андри-кану и к никанскому царям 2, и приказать тем служилым людем, велети богдойскому Андри-кану и никанскому царям говорити:

Прислан он, Афонасьей, от великого государя царя и великого князя Алексея Михайловича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца, от его царьского величества и многих государств государя и облаадателя, на великую реку Шилку, а к ним, богдойскому Андри-кану и никанскому царям, велено ему, Афонасью, послать царьского величества посланников и ведомо им, богдойскому Андри-кану и никанскому царям, учинить, что у великого государя царя и великого князя Алексея Михайловича, всеа Великия и Малыя и Белыя России самодержца и многих государств государя и облаадателя, под ево, царьского величества, высокою рукою цари и короли с своими государствы, а великий государь, ево царьское величество, жалует, держит их в своем царьском милостивом призренье. И они б, богдойской Андри-кан и никанской цари, так же поискали великого государя царя и великого князя Алексея Михайловича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца, его царьокого величества, милости и жалованья, учинилися под ево, царьского величества, высокою рукою, и дань ему, великому государю, давали, а великий государь царь и великий князь Алексей Михайлович, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержец и многих государств государь и облаадатель, учнет их, царей, жаловать и держать в своем царьском милостивом призренье и от недругов их во оборони и в защищенье. И они б, богдойской Андри-кан и никанской цари, однолично у него, великого государя, были под его, царьского величества, высокою рукою навеки неотступны, и царьского величества посланцов, которых он, Афонасей, к ним от себя пошлет, отпустили к нему, Афонасью, безо всякого задержанья; и к великому [202] государю, к его царьскому величеству, на чем они под ево государевою царьскою высокою рукою учинятца, отписали с теми посланцы, а будет у них грамот нет, и они б о том речью приказали.

А будет ему, Афонасью, ведомо учимитца, что у богдойского Андри-кана и у никанского царей государьства многолюдныя и городами владеют многими, и воеводе Афонасью потому ж послати к богдойскому Андри-кану и к никанскому царям служилых людей человек пяти или шести и велеть богдойскому Андри-кану и никанскому царям говорити, что:

У великого государя царя и великого князя Алексея Михайловича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца, у его царьского величества, под его царьскою высокою рукою цари и короли с своими государствы многие. А великий государь, его царьское величество, жалует, держит их в своем царьском милостивом призренье. И они б, богдойской Андри-кан и никанской цари, так же поискали его царьския милости и были у него, великого государя, под ево государевою царьскою высокою рукою навеки неотступны, а великий государь, его царьское величество, учнет их жаловать и держать в дружбе и в любви.

И будет их, богдойского Андри-кана и никанского царей, уговорить и привестъ под государеву царьского величества высокую руку вскоре нельзя, и им бы уговорить и привести на то, чтоб великого государя царя и великого князя Алексея Михайловича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца, людей с их людьми в их государствах и на обе стороны торговать повольною торговлею; и на чем они, богдойской Андри-кан и никанской цари, положат, с тем бы потому ж царьского величества посланцов отпустили к нему, Афонасью, безо всякого задержанья.

А будет ему, Афонасью, ведомо учинитца и про иныя такия ж государства, и Афонасью в те государства потому ж послать служилых людей, и велеть в тех землях владельцем говорить и призывать под государеву царьского величества высокую руку против сего ж государева указу. А посылать ему, Афонасью, от себя к богдойскому Андри-кану и к никанскому царем или в иныя земли посланцов, и с ними приказывати о всем словом, а письма им от себя не давати и ни х кому с ними письма ни о чем не посылати.

Да как даурские служилые люди из Богдойския, и из Никанския, и из иных из которых земель к нему, Афонасью, придут, и что ему, Афонасью, про богдойского Андри-кана и про никанского царей, и про иныя земли и места, и где родитца золото, и серебро, и медь, и железо, и олово, и свинец, и жемчюг, и каменье дорогое, и кость рыбья зуба добрая черная, и делают бархаты, и отласы, и камки, и тафты, и дороги, и краски, и всякие узорочные товары, и про Китайское и про Индейское государства, и про иныя земли в роспросе скажут, и что он, Афонасей, про те все сам подлинно проведает, и ему, Афонасью, велети то все написати на список подлинно порознь по статьям, и городы и остроги на чертеж начертить; да ту роспись и чертеж и служилых людей, которые в тех землях были, присылать к великому государю царю и великому князю Алексею Михайловичю, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцу, к Москве безо всякого задержанья. Да о том писати, а отписку, и роспись, и чертеж велети подать и служилым людей явитись в Сибирском приказе боярину князю Алексею Никитичю Трубецкому да дьяку Григорью Протопопову. А однолично воеводе Афонасью Пашкову про всякие даурския дела и про всякия вести из иных государств писати к великому государю царю и великому князю Алексею Михайловичю, всеа Великие и Малые и Белые [203] Росии самодержцу, к Москве, розведывая подлинно, чтоб государю про тамошния про всякия сибирския даурския дела и про вести было ведомо [...] (Опущена часть текста о порядке взимания ясака с даурского, дючерского и гиляцкого населения, о пропуске торговых и промышленных людей, таможенных сборах, жалованы; служилым людям и т. д.)

«Наказ Афанасию Пашкову на воеводство в Даурской земле 1655 г.», СПб., 1894, стр. 2—4, 10, 15—17. Весь наказ на 35 стр. Опубл. по подлиннику (Подлинник, принадлежавший А. Н. Труворову не сохранился. При публикации о нем даются следующие сведения: писан столбцом на 95 листах. Скреплен на обороте по сставам дьяком Сибирского приказа Григорием Протопоповым, правлен подьячим Григорием Зверевым.).


Комментарии

1. Судя по тому, что далее в этом же документе местопребывание Андри-кана указано на Шингал-реке (Сунгари), речь идет не о цинском императоре Шицзу (девиз годов правления Шуньчжи, 1644—4661), а о ком-то из местных маньчжурских военачальников.

2. Китайские императоры периода династии Южной Мин находились в это время далеко на юге Китая. Однако русские тогда еще не имели точных сведений ни о политическом состоянии, ни о географии Китая, и, по их мнению, «никанский царь» должен был быть где-то вблизи «богдойского (маньчжурского) царя», хотя и этим именем здесь скорее всего именуется не цинский император, а кто-то из местных маньчжурских администраторов.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.