Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

№ 71

1654 г. февраля между 2 и 16 (Наказная память могла быть написана не ранее 2 февраля, когда было сделано распоряжение о ее составлении (см. док. № 70) и не позднее 16 февраля, дня выезда из Москвы П. Малинина и Бабура Елбабаева, которым память была вручена для передачи Ф. И. Байкову (см. док. № 73).). — Наказная память, данная из приказа Большой казны Ф. И. Байкову, о посольстве в Цинскую империю

/л. 25/ Лета 7162-го февраля в... (В тексте число опущено.) день. По государеву цареву и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии указу память Федору Исаковичю Байкову.

Ехати ему з государевою царевою и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии грамотою в Китайское государство х китайскому бугдыхану-царю. А об отпуске ево послана государева грамота в Сибирь в Тоболеск к стольнику и воеводам ко князю Василию Хилкову с товарыщи, а велено ево ис Тобольска отпустити в Китайское государство на сибирские городы, а из сибирских городов на калмыцкие улусы и на кочевья и на иные места, на которые х Китайскому государству ближе и податнее. И ис Тобольска стольнику и воеводе князю Василью Хилкову велено от себя в улусы к мурзам и к тайшам,
которые по той дороге /л. 39
(Листы в деле перепутаны.)/ х Китайскому государству, отписати и подводы и провожатых, до которых мест пригож, дати. И Федору, приехав в Сибирь в Тоболеск, государеву цареву и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии /л. 40/ грамоту, какова с ним об ево отпуске послана, отдати стольнику и воеводам князю Василью Хилкову с товарыщи и говорити, чтоб он, князь Василей, по государеву указу отписал от себя в колмыцкие в улусы и в кочевья к тайшам, на кот[орые] (Рукопись сильно повреждена, особенно по правому краю. Здесь и далее текст восстановлен по более поздним спискам (см. легенду).) улусы ево отпустят, не мешкая, [и ево], Федора, отпустили не задержав. Да как ево ис Тобольска отпустят, и Федору ехати не мешкая.

А как приедет из сибирских городов в улусы или в кочевья, и ему тех улусов к тайшам ил[и] к мурзам или х каким князькам посылати листы стольника и воеводы князя Василья Хилкова, каковы будут к [153] ним писаны об ево пропуске. И велети им говорити, что послан он от великого государя царя и великого князя Алексея Михайловича, всеа Русии самодержца и многих государств государя и облаадателя, от его царского величества, к бугдыхану-царю китайскому и всего Китайского государства ко владетелю царского величества з грамотою, а велено ему ехать наскоро; и они бы ево в своих улусех не держали пристава и подводы своими улусы давали, и провожатых с ним от улу[са до улуса] /л. 41/ посылали, и береженье к нему во всем велели держати, чтоб ему в Китайское государство доехать здорово.

Да как ево улусные мурзы или тайши своими улусы пропустят, приедет он в [первой] китайской город, и ему приказати того города к державцу, что послан он от великого государя царя и великого князя Алексея Михайловича, всеа Русии самодержца и многих государств государя и облаадателя, ко государю их к бугдыхану-царю китайскому в гонцех о их государских надобных делех, а с ним послана от великого государя, от его царского величества, ко государю их к бугдыхану-царю грамота о дружбе и о любви и о иных государских добрых делех; и он бы, державец, дав ему пристава и корм и подводы, отпустил ево не задержав, и проводить ево до того города, где ныне государь их бугдыхан-царь, /л. 38/ послал, и ко государю своему об нем отписал. Да как ево ис первого города отпустят, и ему потому ж ехать, не мешкая нигде.

А будет в котором городе учнут ему царевы приказные люди говорить, чтоб он шол к ним на двор и царского величества грамоту им отдал, и Федору к царевым приказным людям не ходити и государевы грамоты не отдавати и речей с ними [б]ольших не плодити. А говорити им, что послан он от великого государя царя и великого князя Алексея Михайловича, всеа Русии самодержца и многих государств государя и облаадателя, ко государю их к бугдыхану-царю царского вел[и]чества з грамотою о их государских великих добрых делех, и они б ево велели приводить ко государю своему бугдыхану-царю, а к ним ему итти и государевы грамоты отдать непригож, да и ни в которых /л. 37/ государствах ни у которых великих государей того не бывает, что, не быв у государя, да к думным или к ближним людей итти и государские грамоты подати; а как он будет у государя их у бугдыхана-царя, и он царского величества грамоту ему, богдыхану-царю, подаст и речь, о чем с ним от царского величества наказано, изговорит; а не быв ему [у] государя их, у них, ближних людей, быти не пригоже, и нигде того не ведетца. И отказать в том впрямь. /л. 35/

Да как ево, Федора, в китайских городех пропустят, и приедет он к тому городу, где бугдыхан-царь живет, и пришлет будет к нему своих ближних людей, и учнут у него спрашивать: от ково он, и для какова дела прислан, и хто на Московском государстве, и грамота с ним и государев словесной приказ от царского величества есть ли; /л. 36/ и Федору говорити: по божией милости и воле на великом и преславном Московском государстве и на всех великих и преславных государствах Росийского царствия великим государем царем и великим князем, всеа Русии самодержцем, от рода Августа кесаря, обладающего всею вселенною, и сродича его великого князя Рюрика и прочих великих монархов, по них бывших, а блаженные памяти великого государя нашего царя и великого князя Ивана Васильевича, всеа Русии самодержца, правнук, а блаженные ж памяти великого государя царя и великого князя Федора Ивано[вича], /л. 26/ всеа Русии самодержца, внук, а блаженные ж и великославные памяти великого государя [154] праведного и милостивого изрядна и сиятельна, ноипаче ж во царех пресветлейшего и высокостольнешего и неисчетные хвалы достойного великого государя, царя и великого князя Михаила Федоровича, всеа Русии самодержца, сын, великий государь наш царь и великий князь Алексей Михайлов[ич], всеа Русии с[амодержец, на отца] своего пр[естоле и царским венцом и диадимою венчался, и скифетр] /л. 34/ пр[авления в руку свою воспринял]. И он, великий [государь, по древнему царскому] росийских великих государей чи[ну] послал во все окрестные вел[икие] государства к великим государем монархом государство свое обест[ить] своих царского величества великих послов и посланников. А ныне его царьское величество, похотя з государем их з бугдыханом-царем потому ж быти в крепкой дружбе и в приятной любви и в ссылке, послал ево к нему, бугдыхану-царю, государство свое обестить и про свое /л. 33/ [государское здоровье сказать, а ево, бугдыхана-царя, здоровье видети и о иных о великих о добрых делех, которые годны им, обоим государем, и их великим государствам к покою] и к ти[шине и ко всякому добру. И] государь [бы их, бугдыхан-царь] велел ему быти у себя не замотчав.

Да как ему скажут, что бугдыхан-царь ему быти у себя велел, и ему к бугдыхану-царю итти, урядяся по посольскому обычаю. Да как он, Федор, при[дет] в полату, а тут будет бугдыхано/л. 33а/вы ближние люди, а будыхана-царя не будет, и Федору вшед в полату, царевым думным людей поклонитись, а государевы грамоты им не отдавать и ни каких речей не говорить.

А будет учнут [у него ближние просить государевы грамоты, /л. 30/ чтоб он отдал им грамоту и речи, что с ним] наказано, говорил, а б[угдыхану]-царю скажут не доволь или будет скажут, где в отъезде, и Федору говорити: прислан он от великого государя, царя и великого князя Алексея Михайловича, всеа Русии самодержца и многих государств государя и облаадателя, к государю их к бугдыхану-царю царского величества з грамотою, а велено ему [тое] царского величества грамоту подать /л. 29/ и речь говорить самому бугдыхану-царю; и ныне ему сказано, что бугдыхан-царь велел ем[у] быти у себя, а не у них, ближних людей, и ему царского величества грамоты мимо бугдыхана-царя давати и им речи говорити непригоже, и они, ближние люди, государю своему бугдыхану-царю извес[тили], чтоб бугдыхан-царь велел ему быти у себя и царского величества грамоту [у него] принял [и речь выслушал сам].

А будет думные люди бугдыхану-царю не известят, и бугдыхана-царя в полате не будет, и ему ехать к себе на подворье, а ближним думным людем грамоты не давать и речи не говорить. А будет бугдыхан-царь пришлет к нему на подворье ближнего своего человека и велит у него государевы /л. 31/ грамоты [просить] и [про речи роспросить, о ка]ких делех с [ним от царского величе]ства к бугдыхану царю наказ[ано], и Федору говорити, чтоб ему бугдыхан-царь велел быти у себя, а как он у него будет, и он в то время от великого государя царя и великого князя Алексея Михайловича, всеа Русии самодержца, ему, бугдыхану-царю, грамоту подав и речь говорить учнет, а мимо ему бугдыхан[а-царя] царского вели[чества грамоты] давати и [речей говорить от царского] величества [не наказано]. /л. 32/

[Да как бугдыхан-царь велит ему быть у себя, и Федору к бугдыхану-царю итти. Да как придет к цареву двору и велит будет ему пристав] кланятца [в порог, а учнут] говорити, что у государ[я их в обычае так] ведетца, всех великих [государей послы] и посланники и гонцы, пришед к бугд[ы]ханову цареву двору, кланяютца в порог, и [155] Федору за то стояти накрепко и приставу говорить: что он пристав говорит, то недело, что ему кланятца у царева двора в порог, и того нигде не ведетца, а послан он от великого государя, от его царского величества, ко государю их к бугдыхану-царю с его царского величества грамотою о их государских любительных делех, а порогу ему кланятца не для чего, и то дело не сстаточное, и николи того не будет и у царского величества того не ведетца, о том было ему и говорити стыдно. И отказати о том впрямь. /л. 95/

А будет пристав или встречники учнут ему говорити, чтоб он, пришед на царев двор, поклонился полате, а скажет, что в той палате сидит бугдыхан-царь, и Федору говорити: то ему в поди/л. 94/вленье, что, не видев царских очей, вел[ят] ему кланятца полате, и то дело не статочное, чтобы кланятца каменю; а как он увидит бугдыхановы-царевы очи, и он ему, бугдыхану-царю, покланетца по обычею, как ведетца во всех государствах, знает он и сам, как государем честь воздавать по их государскому достоинству; а которые послы и посланники окрестных великих государей к прежним великим государем нашим царем и великим князем российским и блаженные памяти к великому государю нашему царю и великому князю Михаилу Федоровичю, всеа Рус[ии] самодержцу, к его царскому величеству, приходили, и преж[ние] великие государи наши цари и велики[е] князи российские и блаженные пам[яти] великий государь наш царь и великий князь Михаил Федорович, всеа Русии самодержец, и великий государь наш царь и великий князь Алексей Михайлович всеа Русии самодержец, тех послов и посланников и гонцов /л. 42/ жаловали, на посольство приимал честно и во всем им для государей их, от ково которой придет, дружбы и любви они, государи, почесть воздавали по их достоинству.

Да однолично Федору у бугдыхана-царя на дворе полате и никакому порогу не кланятца.

А будет ему, Федору, пристав учнет говорить, чтоб ему на посольстве бугдыхана-царя целовати в ногу, как у них в обычаех ведетца, потому как и иных государей послы его бугдыхана-царя целуют в ногу, и Федору говорити: от прежних ото всех великих государей царей и великих князей московских и от деда великого государя нашего блаженные памяти от великого государя царя и великого князя Федора Ивановича, всеа Русии самодержца, и от отца великого государя нашего /л. 28/ блаженные памяти от великого государя царя и великого князя Михаила Федоровича, всеа Русии самодержца, которые послы и посланники посыланы бывали к великим государем к турскому салтану и к персидцкому шаху и ко всем великим государем окрестных великих государств, и как они у тех великих государей на посольстве бывали, и они, послы и посланники, тех всех великих государей християнских и мусульманских целовали в руку, а не в ногу, а ко[то]рые послы и посланники и гонцы тех окрестных великих государей приходили к прежним великим государем нашим царем и великим князем росийским и великого государя нашего, его царского величества к отцу блаженные памяти к великому государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю, всеа Русии самодержцу, к [его ца]рскому величеству, и к великому государя нашему царю и ве[ликому княз]ю Алексею Михайловичу, всеа Руси[и са]модержцу, к его царскому величеству], /л. 27/ и великие государи наши тех всех послов на посольстве приимали, и почесть им для прежних великих государей окрестных государств велели воздавать, и жаловали их на приезде и на отпуске, звали к своей царской руке, и клали на них свои царские руки, а в ногу целовать николи не заставливали, и [156] бугдыханово б царево величество нового дела не всчинал, и тем к великому государю нашему, к его царскому величеству, нелюбья не объявлял, а учинил бы потому, как во всех государствах и у великого государя нашего, у его царского величества, ведетца, велел бы ему [быть] у своей государской руки, а мим[а] /л. 48/ государского указу и прежних обычаев иноко [ему] учинить невозможно.

Да однолично о том стояти накрепко и в ногу царя отнюдь не целовати.

Да как он будет у бугдыхана-царя в полате, и ему, Федору, правити от государя царя и великого князя Алексея Михайловича, всеа Русии самодержца, бугдыхану-царю поклон, а молыть: бога, в троице славимаго, милостию великий государь царь и великий князь Алексей Михайлович, всеа Великия и Малыя Росии самодержец, московский, киевский, владимерский, новгородцкий, царь казанский, царь астраханский, царь сибирский, государь псковский и великий князь тверский, /л. 47/ югорский, пермский, вятцкий, болгарский и иных государь, и великий князь Новогорода Низовские земли, черниговский, резанский, ростовский, ярославский, белоозерский, удорский, обдорский, кондинский и всеа северные страны повелитель, и государь Иверские земли карталинских и грузинских царей и Кабардинские земли черкаских и горских князей, и иных многих государств и земель восточных и западных и северных отчич и дедич и наследник и государь облаадатель, вам, бугдыхану-царю, города Камбалука и всего Китайского царства владетелю, велел поклонитися и свое царского величества здоровье сказати, а ваше царево здоровье видети. Да поклонитися по обычаю рядовым поклоном. /л. 44/

А как бугдыхан-царь спросит про государево здоровье, и Федору молыть: как есми поехал он от великого государя нашего, от его царского величества, и милостиею божиею великий государь наш царь и великий князь Алексей Михайлович, всеа Великия и Малыя Росии самодержец и многих государств государь и облаадатель, на своих великих и преславных государствах росийского царствия дал бог в добром здоровье.

А будет бугдыхан-царь про государево здоровье не вспросит, /л. 45/ и Федору молыть, что к великому государю нашему, к его царскому величеству, он, бугдыхан-царь, оказуетца нелюбовью, что про его царского величества здоровье, как ведетца у всех великих государей, не вспросил и тем ему, великому государю, чести не учинил; и он бы бугдыхан-царь к великому государю нашему, к его царскому величеству, дружбу свою и любовь показал, про его царского величества здоровье, как бывает в поведеньях у всех великих государей, вспросил, встав, что б в том меж великим государем нашем, его царским величеством, и бугдыхаиом-царем дружба и любовь множилась.

Да как бугдыхан-царь про государское здоровье вспро[си]т /л. 46/ [и] Федору про государское здоровье бугдыхану-царю сказать, как писано выше сего; а после того молыть: великий государь царь и великий князь Алексей Михайлович, всеа Великия и Малыя Русии самодержец и многих государств государь и облаадатель, прислал к вам, бугдыхану-царю, свою царского величества любительную грамоту. Да подати бугдыхану-царю государеву грамоту честно ту, которая /л. 43/ грамота писана по-руски.

А будет бугдыхановы-царевы ближние люди учнут им говорити на посольстве или после посольства, что у них царского величества грамоты с руского языка на их китайский или на фарсовской язык перевесть некому, а только б царское величество ко государю их [157] бугдыгану-царю прислал свою любительную грамоту фарсовским или татарским письмом и у них [бы тое] грамоту пе[ревесть было кому] /л. 50/, и Федору [говорити]: великий [государь, его цар]ское [вели]чество, почитая [государя] их бугдыха[на]-царя прислал к нему свою государеву любительную грамоту руским письмом за своею государскою большою печать так же, как царское величество посылает к братьям своим к турскому султану и х кизыл/л. 50а/башскому шаху и к иным великим государем, почитая их, великих государей, руским ж письмом; а будет у них русково письма перевесть некому, и с ним от царского величества есть послана в запас и другая грамота за тою ж его царского величества государственною большою печатью писана на турском языке татарским письмом. И подать государева грамота другая, которая писана татарским письмом.

А после того явити бугдыгану-царю от государя поминки (На полях отметка: Будут ли поминки, пометить. И в белом также.), а молыть: великий государь царь и великий князь Алексей Михайлович, всеа Великия [и] Малыя Росии [с]амодержец и многих государств [государь и облаадатель, прислал] /л. 51/ к вам, бугдыхану-царю, любительные лехкие поминки. Да подать бугдыхану-царю любительные поминки по росписи вежливо и стерегательно, а выбрать те поминки и поднести царю, чтоб ему были годны и надобны, ис тех товаров, которые с ним посланы, на (В тексте зачеркнуто: ...300...400... На полях отметка: В белом наказе оставлено место на поминки.)... или на… рублев или на сколько рублев пригож, смотря по тамошнему делу, а выбрать бы такие поминки, которые б царю были любительны. /л. 52/ А будет бугдыхан-царь велит у нево спросить, опричь грамоты от великого государя, от его царского величества, словесной приказ с ним есть ли, и Федору молыть, что, опричь грамоты, словесного приказу с ним нет — о всем писано от великого государя к бугдыхану-царю в его царского величества грамоте; и бугдыхан бы царь, выслушав /л. 53/ царского величества грамоту, велел ево отпустить не задержав, и против бы тое царского величества грамоты послал с ним к царскому величеству о тех делех, о чем к нему писано, сию цареву грамоту.

Да что ему, Федору, против того бугдыхан-царь велит сказать, и ему то все, также и иные дела, что у него ни учнетца делать, записывать у себя в статейной список тайно.

А будет бугдыхан-царь в то время, как он будет на посольстве, позовет ево к руке, и ему к руке итти. /л. 54/

А будет царевы ближние люди учнут ему говорить, что в царского величества грамоте, какова с ни[м], Федором, прислана ко государю их к бугдыхану-царю, ево царево имя и титлы писаны, и он в речи говорил не потому, как он, бугдыхан, в своих грамотах описуетца, и Федору говорити: ведомо им самим, что у великих государей наших царей и великих князей росийских /л. 55/ з государи их с китайскими цари ссылок николи не бывало, и про то великому государю нашему, его царскому величеству, и по сей места неведомо, как государь их, бугдыхан-царь, в своих грамотах сам описуетца, и в том бы государю их бугдыхану-царю не подивить, потому что у великого государя нашего, у его царского величества, с ним, бугдыханом-царем, учинилась ныне ссылка первая, а наперед сего у прежних великих государей царей и великих князей росийских и великого государя нашего, его царского величества, у отца блаженные памяти великого /л. 56/ государя царя и великого князя Михаила Федоровича, всеа Русии самодержца, с предки ево с [158] китайскими государи ссылк[и] николи не бывало, потому ево бугдыханово-царево имя и титло великому государю нашему, его царскому величеству, и неведомо; а как к великому государю нашему, к его царскому величеству, государь их бугдыхан-царь ево, Федора, отпустит, и к великому государю нашему, к его царскому величеству, свое царево имя и титло в грамоте своей отпишет, и послов своих или посланников к нему, великому государю, пришлет, и великий государь наш, его царское величество, впредь в своих царского величества грамотах ево бугдыханово-царево имя и титло велит к нему писать против того, как он, бугдыхан-царь, к великому государю нашему, к его царскому величеству, свое имя и титло [в] грамоте своей сам опишет.

[А будет ц]аревы ближние люди после посольства велят ему быть у себя или приедут [к нему на] двор и учнут ево спрашивать против того же, /л. 57/ как спрашивали при царе, что опричь тех дел, что царское величество писал ко государю их в грамоте своей, иные какие дела за ним есть ли, и как великий государь, его царское величество, з государем их хочет быть в дружбе и в любви и в ссылке на какове мере, и он бы про то им объявил, и Федору говорити: как по воле и изволению всемогущаго, в троице славимаго, бога нашего и по благословению отца своего блаженные памяти великого государя царя и великого князя Михаила Федоровича, всеа Русии самодержца и многих государств государь и облаадатель, великий государь наш, царь и великий князь Алексей Михайлович, всеа Русии самодержец, учинился на великих /л. 58/ и преславных государствах Росийского царствия великим государем царем и великим князем, всеа Великия и Малыя Русии самодержцем, и венчался на те свои великие и преславные государства царским венцом и диади/л. 59/мою, и он, великий государь наш, его царское величество, посылал государство свое обестити ко всем великим государем, к турскому салтану и к персидцкому шаху и к иным окрестных государств к великим государем к братьям своим. А слыша то, что государь их бугдыхан-царь также со окрестными своими соседи, которые х Китайскому государству блиски, ссылку и дружбу и любовь держит и послы и посланники ссылаетца, послал ево своего царского величества дворянина к государю их к [Бу]гдыхану-царю с своею царского величества любительною грамотою свою царского величества дружбу и любовь объявити нарочно, и хочет он, велики[й] государь, его царское величество, з государем их з бугдыханом-царем отныне и впредь быти в дружбе и в любви так же, как и с-ыным[и] окрестными великими государи. И о том о всем от великого государя нашего, от его царского величества, ко государю их бугдыхану-царю писан[о в его царского величес]тва /л. 60/ грамоте. И ево б, Федора, государь их бугдыхан-царь велел отпустити не задержав, и к великому государю, к его царскому величеству, с ним послал свою любительную грамоту. А впередь бы изволил государь их бугды[хан]-царь послати к царскому величест[ву] о таких добрых делех о дружбе и о любви послов своих, наказав с ними о все[м] подлинно, как с великим государем нашим, с его царским величеством, вперед ему бугдыхану-царю быти в крепкой дружбе и в любви и в ссылке. А как у царского величества ево царевы послы будут, и царское величество послов ево пожалует, велит их приняти в своей царского величества отчине в Сибири и от Сибири велит отпустить к себе государю в царствующий град Москву, и пристава, и провожатых, и корм, и питье, и подводы им дадут, и во всем им по государской милости для бугдыхан[а]-царя будет достаток, а нужи им ни в чем не будет. А будет бугдыхан-царь похочет с теми своими послы /л. 61/ послать в Московское государство своих купетцких людей с товары, и [159] царское величество тех купетцких людей в Сибири потому ж велит принять, и пристава и корм и подводы велит им /л. 62/ дать довольные ж, и с товаров их, для бугдыхана-царя дружбы и любви, своих государских пошлин имать с них не велит. А как послы приедут в царствующий град Москву, и великий государь наш, его царское величество, велит их принять честно ж и велит им, послом и купецким людей, видеть свои царского величества очи вскоре, и посольства их выслушает, и грамоту велит принять, и выслушает любительно, и пожалует послов ево и купчин своим государским жалованьем, и купчинам ево велит в Московском государстве торговать повольною торговлею, а своих государевых пошлин с них и с т[о]варов их во всем своем Московском государстве имати не велит. /л. 63/ И укажет великий государь наш, его царское величество, тем государя их бугдыхана-царя послом быти у своих царского величества бояр и у думных людей в ответе и велит с ними говорити, как им обоим государем меж себя вперед быти в крепкой дружбе и в любви и в ссылке, и чтоб на обе стороны их обоих государств торговые люди ходили и торговали /л. 64/ государя нашего и государя их в государствах повольною торговлею, и прибыли бы себе торговлею и пож[и]тков искали, а великому бы государю нашему, его царскому величеству, и государю их бугдыхану-царю меж себя быти в крепкой дружбе и любви навеки непременно. Да что о том с ними царевы ближними людьми поговорят, и ему то записати ж.

А будет бугдыхан-царь ево, Федора, велит позвать к себе есть, и ему говорити царевым ближним людей или приставу, что он ести к бугдыхану-царю поедет, только бы в то время у бугдыхана-царя иных государств послов и посланников не было, а будет у бугдыхана ц[аря] в то время, как он у стола будет, не будет, и ему к бугдыхану-царю иных послех или посланникех у стола быти немочно. Да будет ему скажут, что иных государей послов и посланников у бугдыхана-царя, в то время, как он у стола будет, не будет, и ему к бугдыхану-царю ехати и за столом сидеть /л. 65/ учтиво и остерегательно и не упиватца и непристойных слов не говорити. А о чем с ним царь или ближние ево люди за столом учнут говорить, и ему ответ давать, выслушивая их речей остерегательно, чтоб государскому имени было к чести /л. 66/ и к повышенью, а Московскому государству ко всякому добру. А будет учнут говорити о самых великих делех, и ему сказать, что о тех делех слышать ему не лучилось. А что с ним поговорят, и ему то, приехав к себе на двор, потому записывать.

А будет бугдахан-царь или ближние ево люди вспросят про великого государя царя и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии — скольких он, великий государь царь и великий князь Алексей Михайлович всеа Русии, от рождения своего лет и каков возрастом, /л. 67/ и Федору говорити: великий государь наш царь и великий князь Алексей Михайлович, всеа Русии самодержец, его царское величество, 26 лет, только бог его, великого государя нашего, его царское величество, отдаровал и украсил образом и дородством, и храбростью, и разумом, и частьем, и ко всем людем милостию, и благонравием, и всеми благими делы паче всех людей. /л. 68/

А будет ближние ж люди или в которых городех державцы и приказные люди и приставы, хто у него будет во приставех, вспросят — как ныне великий государь царь и великий князь Алексей Мих[айло]вич, всеа Русии самодержец, с пограничными государи, которые государства прилегли к Московскому государству, или учнут будет про которого государя спрашивать имянно, и Федору говорити: блаженные памяти с великим государем нашим царем и великим князем Михаилом [160] Федоровичем, /л. 68а/ всеа Русии самодержцем и многих государств государем и облаадателем, с его царским величеством, турской салтан и персидцкий шах и датский и францужской и аглинской короли и иные окрестные государи и Галанские Статы были в дружбе и в любви, а ныне сын ево государев великий государь наш царь и великий князь Алексей Михайлович, всеа Русии самодержец и многих государств государь и облаадатель, по дружбе и любви и по ссылке отца своего государева блаженные памяти великого государя царя и великого князя Михаила Федоровича, всеа Русии самодержца, со всеми с теми окрестными великими государи потому ж в дружбе и в любви и в ссылке, и послы и посланники меж их, великих государей, о дружбе и о любви ходят почасту; а с крымским царем великий государь наш царь и великий князь Алексей Михайлович, всеа Русии самодержец, по тому ж в дружбе и в ссылке. /л. 69/

А будет учнут спрашивать про Большой Нагай и про Казыев улус и про иные земли, которые под государевою рукою, как они послушны ли государю, и Федору говорити: Большие Нагаи и Казыева улусу мурзы искони вечные холопи московских великих государей царей, и ныне они в царского величества воле и в послушанье по-прежнему, как были у отца его государева блаженные памяти у великого государя нашего царя и великого князя Михаила Федоровича, всеа Русии самодержца, во всей его царского величества воле и в послушанье.

А будет спросят про Сибирь, как ныне Сибирское царство, и Федору говорити: в Сибири устроены городы многие и всякие служилые и жилец[кие] люди пожаловали государевы[м] многим жалованьем и пашни устр[о]/л. 70/ены великие, и живут служилые и жилетцкие люди в тишине и в по[кое]; а великому государю нашему царю и великому князю Алексею Михайловичю, всеа Русии самодержцу, его царскому величеству, служат и дань с себя дают так же, как и отцу ево государеву блаженные памяти великому государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю, всеа Русии самодержцу, служили и дань с себя давали; а дань с сибирских людей идет многая: соболи, и куницы, и лисицы, и белки, и иная мяхкая рухлядь.

А будет учнут спрашивать о иных о каких делех, чего в сем государеве наказе не написано, и ему ответ держать, смотря по делу, и говорити остерегательно, чтоб государеву имяни к чести и к повышенью. А будет чего не ведает, а хотя и ведает, а учнут спрашивать о великих делех, и ему о том отговариватца, что ему про те дела [слышать] /л. 71/ не лучилось, потому что был в отсылке в дальних городех. А что с ним поговорят, и ему то себе записывать в статейно[й] же список.

А будучи ему, Федору, в Китайской з[емле], проведывати всякими мерами накрепко тайным делом, припоя и прикормя к себе пристава или иных кого тамошних людей, чтоб ему гораздо был хто верен и в ком почает правды, и подаря чем пригоже: каков ко государю бугдыхан-царь — любителен ли, и рад ли тому, что государь прислал к ним с ним, Федором, к нему, бугдыхану-царю, свою государеву грамоту, впредь з государем в дружбе и в любви и в ссылке быти хочет ли, и послов своих или посланников ко государю пошлет ли, и вскоре ли после ево пошлет или с ним вместе, и купчин своих с теми послы пошлет ли, и какие с ними товары пошлет и впредь торговым своим людей в Московском государстве торговать велит ли, да и у всяких чинов людей проведывати, и с торговыми людьми в Китаях разговарив[атись], /л. 72/ ради ли они ко государю своему, к бугдыхану-царю, государской присылке, и торговые люди ехать в Московское государство торговать похотят ли? И тем китаяном всяких чинов и торговым [161] людем государева милость и жалованье ко всем окрестных государств приезжим иноземцом росказывать, какая ево государева отменная милость к приезжим ко всем торговым иноземцом, как они при его государской милости живут и торгуют на всякие товары повольною торговлею. И про руские товары китаеном торговым людем росказыва[ти], что у царского величества в государстве всяких дорогих товаров, которых во окрестных государствах нет, добре много, и в Московское государство для товаров купетцкие люди приезжают из Индеи и Персиды и из иных из дальних окрестных великих государств. И с кем ныне бугдыхан-царь в дружбе и в сылке и с кем в недружб[е] и ис которых государств послы у [бугды]/л. 73/хана-царя есть ли, и о каких делех, так же и купетцкие люди и с ними есть ли ж и с какими товары, и в Китайском государстве какие товары и ско[ль] чему ценою покупают, а свои продают, и с какими поминками послы к бугдыхану-царю приходят, и бугдыхан-царь от себя какие поминки посылает, и каков у царя бывает чин в то время, как у нево бывают послы, и сколь сильно Китайское государство ратными людьми и казною, и каким строем те ратные люди, и сколько конных и сколько пеших, и каковы те ратные люди к бою, и какие у них бои, и с кем у них война, и за какие причины меж их чинитца война, и хто кому бывает силен.

Да Федору ж, будучи в Китаех, проведать достаточно: какие в Китайском государстве узорочные товары и каменье бывает, и тут ли те товары делают, а каменье добывают или отколе привозят, и бархаты, и отласы, и гладкие камки, и тафты в Китаех делают ли или привозят, и сколь дорого купят, и какие бархаты, и отласы, и камки, и тафты, и иные какие узорошные и всякие товары в Китаях бывают или ис которых государств их привозят, и каким путем, сухим или морским, ис которых государств те товары /л. 74/ привозят, и сколь близки или далеки те государства, ис которых те узорочные товары привозят, и какие товары прибыльнее в Московское государство у них покупать, а из Московского государства к ним в Китайское государство посылать, и на сколько ценою каких товаров доведетца к ним послать, и торг впредь будет прочен ли, и чает ли в торгу немалые прибыли; а каковы в Китаех люди и городы, и какой у них бой, и бугдыхан-царь и все Китайское государство какие веры. Тово б ему всево однолично проведать в столичном городе Канбалуке и по иным городом, которыми городами поедет, накрепко подлинно. А будет ему тайно то проведать немочно, и ему говорить приставу, хто у него будет, чтоб поволил ему итти погулять в рядех для покупки и посмотрить всяких товаров, которые в их Китайском государстве ведутца, а быв в рядех и смотря товаров, про то доведатца /л. 75/ подлинно, и прямые цены, как которые товары китаяне сами купят и в какову цену продают, потому ж доведатца подлинно, и изо всяких товаров по невелику для подлинного ведома купить, а своих бы товаров, что с ним придет, продать или заменить, смотря по тамошнему делу, да и про то однолично проведать подлинно; из немецких или из иных из дальних которых государств торговые люди в Китайское государство приезжают ли, и с какими товары и каким путем водяным ли или сухим, и на которые государства и городы, и сколь дорого привоз и на сколько верст от города до города с пуда или со вьюка дают? А будет которые товары к ним приходят из неметцких и из иных государств, /л. 76/ а такие же товары бывают и в Московском государстве или прямые Московского государства городов товары, и тех товаров всякими мерами доведатца прямые ж цены, почем и какие привозные товары в Китайском государстве купят и продают, и сколько таким привозным товаров Китайском [162] государстве росходу, и которые неметцких и иных государств и руские привозные товары лутче в Китаях любят, и сколько с тех [привозных] това[ро]в [пошлин] /л. 77/ емлют, и чем емлют товаром ли или ефимками, и хлеб в Китайском государстве родитца ли, и какой хлеб и сколь прибылен родитца, и сколь дорого купят, и какие пряные зелья и овощи в Китаях, и тут ли родитца или привозят, и будет привозят, и сколь дорого купят?

Да и про то ему, Федору, проведать всякими мерами накрепко: будет вперед у царского величества с китайским бугдыханом-царем дружба и любовь и ссылка будет, и в Китайское государство от государевы отчины от Сибири на которые земли и улусы или кочевья ходить податнее, и не будет ли впредь в тех местех над государевыми людьми шкоды, и сухим ли путем или водяным или горами, и сколько от которого города до которого города или от улуса до улуса верст или милей или днищ, и на чом сухим путем ходят — на лошадях ли или на велбудах, и сколько от которого города за провоз найму со вьюка дают, и в которой китайской украинной город из улусов или ис каких мест ни буди приезжают, и Китайскою /л. 78/ землею от украинного города до стольного города Канбулука сколько недель или дней переезжают и сколько в Китайском государстве от которого города и места до которого города ж и места дорогою верст или миль или днищ считают, и на одно ли место и городы в Китай дорога лежит или розные дороги, и будет розные, и которою дорогою ближе и безстрашно, и какие люди по дороге меж Сибири и Китайского государства живут, и которые князьки особные живут, и государю они послушны ли, и хто имяны те князьки и которых улусов, и нет ли где от них проезжим служилым и торговым людей шкоты, или ис тех князьков есть иные государю и непослушны, а голдуют кому иному? О всем о том однолично ему проведать всякими мерами накрепко /л. 79/ многими ведущими людьми до пряма. И того смотрить, чтоб хто ложно чево не сказал на смуту. А проведав про тое про все достаточно, написати в статейной список подлинно по статьям порознь, всякую статью имянно.

А будет он, Федору, в Китаях почает себе какова задержанья, и ему того однолично потому ж проведать подлинно: за что ему будет задержанье и от кого чаять ссоры. А проведывать про то тайно, а впрямь про то никого не роспрашивать, чтоб про то никому было незнатно, а больши проведывать у пристава или у торговых людей, хто будет /л. 80/ верен. А проведав про то подлинно, от чево ево будет позадержат, потому записать подлинно в статейной список и держать у себя тайно с великим береженьем, чтоб про то нихто не сведал. А однолично ему про все статьи, что в сем государеве наказе написаны, проведывать про всякую статью подлинно, чтоб ни одно слово, что в сем государстве наказе написано, не проведано не осталося.

И во всем ему, Федору, будучи в Китайском государстве и едучи дорогою, государевым и земским делом промышлять, и вестей всяких проведывати по сему государеву наказу, и смотря по тамошнему делу и как ево бог вразу/л. 81/мит, и государского имянованья и чести осте[ре]гати, искати везде государеву имяни чести и повышенья, и государево имя во всех городех и местах выславливать, и говорити то, чтоб было государскому имяни к чести и к повышенью, а простых слов не говорити, того остерегатись, чтоб государеву делу простыми словами помешки не учинить.

Да как ево, Федора, учнут отпускати назад, и будет учнут давати ко государю грамоту на цареве дворе или пришлют с кем к нему на подворье, а на отпуске бугдыхан-царь ему у себя быти не велит, и [163] Федору тое грамоты не имати, а говорити царевым ближним /л. 82/ людем или к ним с приставы приказывать, что у великих государей наших царей и великих князей росийских в посольских обычаях так не бывает, от которых великих государей послы и посланники и гонцы к великим государем нашим приходят, и великий государь наш тех послов и посланников и гонцов жалует, на приезде и на отпуске велит им видети свои царские очи, и отпускает их царское величество от своего царского величества лица, и грамоты к тем государем послом и посланником и гонцом велит отдавати при себе, великом /л. 83/ государе; а у великих окрестных государей бывает потому ж, как и у царского величества, послов и посланников и гонцов отпускают они, великие государи, от своего государского лица, и грамоты подают при них, великих государех. И государь бы их, бугдыхан-царь, похотя с великим государем нашим, с его царским величеством, быти в дружбе и в любви и в ссылке, потому ж учинить, на отпуске велел ему быти у себя и грамоту к великому /л. 84/ государю, к ево царскому величеству, велел ему отдати при себе ж, и отпустил ево к великому государю, к его царскому величеству, от своего государского лица. То меж их, великих государей, и начало доброму делу и любви. А как, аже даст бог, у великого государя нашего, у его царского величества, будут государя их, бугдыхана-царя, послы или посланники или гонцы, и великий государь наш, его царское величество, потому ж государя их послом и посланником и гонцом велит учинить. Договорить о том и приказывати и стояти накрепко.

А буде ему царевы ближние люди учнут говорити, что у государей их так ведетца: от которых великих государей послы и посланники и гонцы к их государем приходят, и те послы и посланники и гонцы бывают у государей их на приезде, а на отпуске /л. 85/ у государей их не бывают и грамоты к ним отсылают на подворье, то у них издавна повелося, и то им как с тем переставить, что из начала у государей их повелося; и уговорити будет их на то никоторыми мерами немочно, чтоб грамоту ко государю ему отдали при царе, а откажут ему в том впрямь, и на отпуске бугдыхан-царь ему быти у себя не велит, да и сам он про то будет проведает подлинно, что у них послом и посланником и гонцом всех государей так бывает, что грамоты к ним отсылают на подворье, а у царя на отпуске не бывают, и Федору грамота ко государю взяти, а говорити тому, хто к нему тое цареву грамоту принесет, чтоб царевы ближние люди прислали к нему с тое грамоты список, чтоб ему ведать с чем его к царскому величеству государь их отпускает. Да будет государево имянованье и титло в грамоте написано /л. 86/ против его государевы грамоты, какова с ним послана, с полным ево государевым имянованьем и с титлы, и ему, Федору, царева грамота взять и ехати назад; а будет в государском имянованье и в титле написано неправчиво, и ему грамот[у] отослать и говорить, чтоб они ту грамоту переписали и государское имянованье и титло написали в той грамоте во всем потому, как написано в царского величества грамоте, какова с ним прислана к государю и к бугдыхану-царю. /л. 86а/

А будет ближние люди или пристав учнут говорити, чтоб цареву грамоту взял такову, какова написана, а и в царского величества грамоте государя их имянованье и титло написано несполна ж, /л. 87/ и Федору говорити: про то великому государю нашему, его царскому величеству, было неведомо, как государь их бугдыхан-царь имя свое и титло пишет, а вперед царское величество в своих государских грамотах велит ево бугдыханово-царево имя и титло писать во всем потому, как государь их описан будет в его царевой грамоте, и они б, ближние ево люди, про то государю своему известили, чтоб государь их первую [164] свою любовь /л. 88/ к великому государю нашему показал, велел в своей грамоте написати великого государя нашего имянованье и титло, как написано в царского величества грамоте, а великого государя нашего его царское величество тем имянованьем описывают все великие государи. Да однолично за то стоять и промышлять всякими мерами накрепко, чтоб бугдыхан-царь в грамоте /л. 89/ своей велел написать государское имянованье и титло во всем потому, как в его государеве грамоте к нему, бугдыхану-царю, написано. И отдал бы ему ту свою грамоту при себе, и великому государю нашему приказал с ним поклон, как бывает в поведеньях у всех великих государей. Да как бугдыхан-царь ево учнет отпускать и государеву грамоту сам ли отдаст или кому своему ближнему человеку велит отдать и как ко государю поклон прикажет, и ему то у себя записать же. А будет ево на отпуске позовет к себе к руке, и ему к руке итти вежливо. /л. 90/

Да будет ево бугдыхан-царь велит принять и отпустить во всем честно, и Федору, будучи на отпуске, бити челом бугдыхану царю на ево жалованье, а молыть: бугдыхан-царь, города Канбалука и всего Китайского государства владетель, присылал великий государь наш царь и великий князь Алексей Михайлович всеа Великия и Малыя Русии самодержец и многих государств государь и облаадатель, его царское величество, меня, холопа своему, к вам, бугдыхану-царю, с своею царского величества любительною грамотою, и вы, бугдыхан-царь велели меня для великого государя, его царского величества дружбы и любви [при]нять и отпустить честно, и я на вашем цареве жалованье челом бью, как аж даст бог буду у великого государя нашего, у его царского величества, и я ему, великому государю своему, вашу государскую дружбу и любовь извещу.

А нечто бугдыхана-царя китайского не /л. 92/ стало или какими мерами царства отбыл, а на ево будет место учинился иной царь, и Федору приказать с приставом к думным людей, что великий государь царь и великий князь Алексей Михайлович, всеа Великия и Малыя Русии самодержец, послал ево к прежнему государю их к бугдыхану-царю с своею царского величества любительною грамотою о дружбе и любви, и бугдыхана-царя не стало или будет иными какими мерами от государства отбыл (потому смотря, так и молыть), а на ево место на государстве учинился новой царь (как ево будет имя, так называть), и про того государя их нового царя великому /л. 93/ государю нашему, его царскому величеству, ведома не было, что он в Китайском государстве учинился царем, а о том ему царского величества наказ есть: будет бугдыхана-царя в животе не станет и хто на ево место учинитца новой царь, и великий государь наш царь и великий князь Алексей Михайлович, всеа Русии самодержец, велел к тому новому царю итти и свою царского величества грамоту и любительные поминки подать, и они б, ближние люди, известили о том государю своему, чтоб ему велел [быть у се]бя /л. 96/. Да как ему новой царь велит быти у себя на посольстве, и Федору, пришед, от государя царя и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии к новому царю, хто будет на бугдыханово-царево место новой царь, править поклон и грамота подати и поминки явити так же, как писано в сем наказе выше сего.

И будучи ему, Федору, в Китайском государстве государево дело, о чем он пос[лан] к бугдыхану-царю, [у нового] царя будучи, делати во всем [по сему ж] государеву наказу, как писано выше сего.

А сей государев наказ держать у себя тайно, чтоб про него нихто у него ни ис каких людей ни один человек не ведал отнюдь никоторыми делы, и в Китаях бы /л. 97/ и нигде в проезде про то, о чем он послан, [165] никому не отозвалося. А ему самому сей государев наказ выучить наизусть, чтоб ево помнить весь для того, чтоб ему про все статьи, о которых писано в сем государеве наказе, зделати и проведати подлинно достаточно.

Да как ево из Китайского государьства, соверша государево дело во всем, отпустят назад, и ему ехати к государю царю и великому князю Алексею Михайловичу всеа Русии наскоро с великим береженьем. А приехав к Москве, явитися и бугдыхана-царя грамоту и статейной список подати в приказе. Большие казны боярину Илье Даниловичу Милославскому да думному дворянину Ивану Павловичу Матюшкину да дьяком Аникею [...].

ЦГАДА, ф. Сношения России с Китаем, оп. 2, 1654 г., д. № 4, лл. 25—97. Черновик.

Список 1667 г. — ф. Сибирский приказ, стлб. 1663, лл. 14—74; список 1674 г. — ф. Сношения России с Китаем, оп. 1, кн. 1, лл. 6 об.—55; копия XVIII века — там же, оп. 2, 1654 г., д. № 2, лл. 4 об.—32. Опубл.:«Описание Государственного разрядного архива, сост. П. А. Ивановым», М., 1842, стр. 394—429; В. К. Андриевич, История Сибири, ч. 1, СПб., 1889, стр. 213—217 (в сокращенном виде).

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.