Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

№ 68

1653 г. августа 20 (Датируется на основании док. № 69.).— Отписка тобольского воеводы В. И. Хилкова в Сибирский приказ о приезде в Тобольск Ф. И. Байкова и о посылке торгового каравана в Цинскую империю

/л. 558/ Государю царю и великому князю Алексею Михайловичу всеа Русии холопи твои Васька Хилков, Баимко Болтин, Богдашко Обобуров, Гришка Углев челом бьют.

В нынешнем, государь, во 161 году декабря в 14 день в твоей, государеве цареве и великого князя Алексея Михайловича всеа Руси грамоте из Посольского приказу за приписью твоего государева дьяка Ондрея Немирова писано к нам, холопем твоим, в Тоболеск:

В прошлом во 160 году августа в 6 день писали к тебе, государю, к Москве из Тобольска воевода Тимофей Лодыгин да я, холоп твой Гришка, да дьяк Василей Атарской и прислали с тобольским с сыном боярским с Семеном Полозовым калмыцкого Гунжина посла Кошучиенея. И ты, государь, тому калмыцкому послу велел видеть свои царские очи и, пожаловав ево своим царским жалованьем, велел отпустить в Тоболеск, а из Тобольска в Калмыцкие Гунжины улусы. А к ней, Гунже, указал ты, государь, послать своего государева жалованья с сыном боярским с Семеном Полозовым да с толмачом — саблю, оправа серебряная с каменьи, да половинку сукна червчатого, да 50 корольков красных. А корм калмыцкому послу и человеку ево указал ты, государь, давать в дорогу по городом по своей государеве проезжей грамоте, какова у пристава ево, а как сын боярской Семен Полозов с калмыцким /л. 559/ послом в Тоболеск приедут, и нам, холопем твоим, тому послу и человеку ево велено дать в Тобольску корм и питье по той же твоей государеве проезжей грамоте; а покаместа, государь, посол в Тобольску побудет, велено ему дать двор, где пригоже, и посылку, что послано твоего государева жалованья х калмыцкой Гунже, взяв у сына боярского велено нам, холопем твоим, пересмотреть все налицо. А калмыцкому, государь, послу велено быти к нам, холопем твоим, в съезжую избу, а в те б поры, как ему у нас, холопей твоих, быти, было людно и стройно. Да как к нам, холопем твоим, калмыцкой Гунжи посол Кошучиеней в съезжую избу придет, и нам, холопем твоим, велено с ним говорить, что приезжал он, Кошучиеней, от калмыцкой Гунжи и был у тебя, великого государя, царя [145] и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии, на Москве и твою царского величества милость и жалованье к себе видел.

А ныне, государь, прислан к нам, холопем твоим, твой царского величества указ, велено ево, посла, отпустить из Тобольска в калмыцкие улусы к Гунже, а как он у Гунжи будет, и он бы про твою, царского величества, милость и жалованье ей сказал. А выговоря по сему твоему государеву указу велено отпустить ево, посла, в калмыцкие улусы к Гунже теми ж /л. 560/ месты, которыми он от Гунжи приехал, или куды пригоже, и корм ему и человеку ево велено дать в дорогу, и проводить их до коих мест доведетца, и твое государево жалованье х калмыцкой Гунже — саблю и половинку красного сукна да 50 корольков — послать с сыном боярским с Семеном Полозовым. И с ним к Гунже велено нам, холопем твоим, от себя отписать и послать с ним, Семеном, толмача кого б с такое дело стало. А приехав к ней, Гунже, велено ему говорить, что в прошлом во 160 году присылала она, Гунжа, к тебе, великому государю, к твоему царскому величеству, посла своего Кошучиенея и приказывала с ним твоему царскому величеству известить, что чинятца многие убытки твоим государевым сибирским городом от дюрбетов и от торгоутцов и от Девлет-Кирея-царевича, и она, служа тебе, великому государю, хочет ево, Девлет-Кирея-царевича, понимать и держать ево у себя в крепких местех, а сибирских городов ему, Девлет-Кирею-царевичю, и иным калмыцким тайшам воевать не даст. И она б, Гунжа, тем тебе, великому государю, послужила, того Девлет-Кирея-царевича, поймав, прислала к твоему царскому величеству к Мо/л. 561/скве, а ты, великий государь, твое царское величество, за то ее, Гунжу, пожалуешь своим царским жалованьем. Да она ж, Гунжа, приказывала с тем же своим послом: будет ты, великий государь, твое царское величество, изволишь послать в Китайское государство купчин своих, и она, Гунжа, твоих государевых купчин примет, и в Китайское государьство отпустит, и корм и подводы, и провожатых велит дать, и назад с провожатыми в твои государевы сибирские городы их отпустит. И по твоему, царского величества, указу о посылке в Китайское государьство твоих государевых торговых людей и о пропуске и о договоре к ней, Гунже, указал ты, государь, послать иных своих государевых послов вскоре. А выговоря по сему твоему государеву указу, велено ей, Гунже, твое государево жалованье — саблю и сукно и корольки — отдать, а как отдадут, и покаместа они в Гунжиных улусех побудут, и им приказать проведать накрепко про реку Амуру и про Даурскую землю и про реку Нон и про Шемшакана-царя и про Аллака-Бутуркана-царя, сколь далече те земли от калмыцкой от Гунжина кочевья, и х Китайскому государьству те земли сколь блиски, и в которую сторону поддались на восток ли или /л. 562/ на запад или в ночь, и какие у них товары и городы есть ли, и хлеб сеют ли? Да что про то про все проведают, и о том нам, холопем твоим, велено отписать к тебе, государю, к Москве. А вперед кого к Гунже о договоре про езду в Китайское государьство послати, и о том твой государев указ прислан к нам, холопем твоим, будет из приказу твоей государевы Большие казны.

И в нынешнем же, государь, во 161 году марта в 29 день в другой твоей государеве цареве и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии грамоте из Сибирского приказу за приписью дьяка Григорья Протопопова писано к нам, холопем твоим, в Тоболеск, что по твоему государеву указу послан в Сибирь в Тоболеск для твоего государева торгового промыслу Федор Байков, а с ним послано твоей государевы товарные казны и денег на 50 000 рублев. А под тое твою [146] государеву казну велено нам, холопем твоим, дать в Тобольску анбары и устроить их, где б было от воды и от огня бережно, да и денежную казну устроить с-ыною твоею государевою денежною казною вместе, где б было бережно ж и безстрашно, а Федору Байкову отвесть дворы, где ему стоять до тех мест, покаместа он твоими государевыми товары изторгуетца. А княгини Гунжиных послов из Тобольска указал ты, государь, отпустить с теми людьми вме/л. 563/сте, кого Федор Байков в Китайское государьство пошлет, а наперед их, Гунжиных послов, отпускать не велено.

И маия, государь, в 28 день Федор Байков с твоею государевою казною в Тоболеск приехал, и мы, холопи твои, ему, Федору, под твою государеву денежную казну отвели в городе зелейной погреб, а под иную твою государеву казну велели ему дать анбар и целовальников, и к твоей государеве казне сторожей дали, и дворы ему отвесть велели же.

Да марта в 29 день в твоей же государеве грамоте из Сибирского ж приказу за приписью дьяка Третьяка Васильева писано к нам, холопем твоим, в Тоболеск: указал ты, государь, послать для своего государева торгового промыслу с Федором Байковым Тобольсково города татарского голову Петра Ярыжкина 1 да бухарцов торговых людей Сеиткула Аблина 2, да Ежбабатова, да с ним же, Федором, быть туринскому торговому человеку Ортюшке Данилову да тобольскому стрелецкому пятидесятнику Ивашку Еуфимьеву Устюжанину; а по твоему государеву указу велено Федору Байкову давать к твоей государеве казне целовальников и сторожей и для розсылки в провожатых служилых людей и подводы безо всякого задержанья.

Да марта ж, государь, в 31 день в четвертой твоей государеве грамоте из Си/л. 564/бирского же приказу за приписью дьяка Григорья Протопопова писано к нам, холопем твоим; по твоему государеву указу велено быть в Тобольску с Федором Байковым для твоего государева торгового промыслу тобольским конным казаком Петрушке Малинину да Ивашку Тарутину.

И по Федорову, государь, прошенью Байкова для китайские посылки дали мы, холопи твои, к нему, Федору, в прибавку к Петру Ярышкину с товарыщи 4-х человек служилых людей Митьку Манново, Ивашку Мамыка, Гришку Прокшина, Гришку ж Ильина, и твое государево денежное и хлебное жалованье для китайские службы дали им против Петрушки Малинина да Ивашка Тарутина на 3 ж годы.

Да в нынешнем же, государь, во 161 году июня в 6 день писал ко мне, холопу твоему Ваське, в Тоболеск с Тары воевода Иван Чеадаев: маия де в 30 день выбежала на Тару из Калмыков от Девлет-Кирея-царевича из полону Тарсково уезду, Аялынские волости татарка Елгачка /л. 565/ Казбулина, а ему де, государь, Ивану в съезжей избе сказала, что Куйшина жена Гунжа нынешние зимы умерла, а слышила де она, Елгачка, про то, будучи у царевича в улусе, приезжали де с тою вестью к царевичю нарочно Гунжины послы двожды. А подлинно ли, государь, Гунжа умерла или будет жива, про то нам, холопем твоим, неведомо.

А как Федор Байков Петра Ярышкина и Сеиткула Аблина с товарыщи в Китайское государство отпущал, и по твоему государеву указу мы, холопи твои, Гунжину послу Кошучиенею велели быть у себя в съезжей избе на посольстве и ему говорили против твоей государевы грамоты: приезжал он, Кошучиеней, от калмыцкой Гунжи и был у тебя, великого государя, на Москве и твою царского величества [147] милость и жалованье к себе видел. А ныне прислан к нам, холопем твоим, твой царского величества указ, велено ево, посла, отпустить из Тобольска в калмыцкие улусы к Гунже. И как он у Гунжи будет, и он бы про твою царского величества милость и жалованье ей сказал, и она б, Гунжа, видя к себе твою великого государя милость и жалованье, тебе, великому государю, служила и прямила и во всем добра хотела. А будет Гунжа умерла, и он бы, посол, сказал твою государеву милость тому, хто на ее место будет и улусом ее станет владеть, чтоб он тебе, великому государю, служил, так же как и Гунжа служила, и твоих бы /л. 566/ государевых людей Петра Ярышкина с товарыщи ис тех улусов велел проводить.

И отпустили, государь, мы, холопи твои, того посла Кошучиенея из Тобольска с Петром Ярышкиным с товарыщи вместе июля в 9 день и корм и питье ему в дорогу дали, а с ним, Кошучиенеем, послали мы, холопи твои, в калмыцкие улусы к Гунже твоих государевых посланников сына боярсково Григорья Ушакова, да с ним для толмачества конного казака Турунтайка Выродова, да литовского списку казака Елисейка Бакунина, да служилого татарина Атикуртку Килдыбаева. Да з Григорьем же, государь, Ушаковым с товарыщи послали мы, холопи твои, к Гунже, будет она жива, твое государево жалованье, что к ней послано от тебя, государя, с Москвы из Посольского приказу, половинку сукна червчатого да саблю, оправлену серебром с каменьи, да 50 корольков красных.

И велели Григорью Ушакову говорить против твоей государевы грамоты, что в прошлом во 160 году присылала она к тебе, великому государю, к Москве посла своего Кошучиенея, и к тебе, государю, приказывала с ним известить, что чинятца многие убытки твоим государевым сибирским городом от дербетов и от торгоутцов и от Девлет-Кирея-царевича, а она, Гунжа, служа тебе, государю, хочет Девлет-Кирея-царевича /л. 567/ поймать и держать ево у себя в крепких местех, а твоих государевых сибирских городов ему Девлет-Кирею-царевичю и иным калмыцким тайшам воевать не даст; и она б, Гунжа, видя к себе твою великого государя милость и жалованье тебе, великому государю, послужила, того Девлет-Кирея-царевича поймав, прислала к тебе, великому государю, к Москве, а ты, великий государь, за то ее, Гунжу, пожалуешь своим государевым жалованье. Да что, государь, она ж, Гунжа, приказывала к тебе, великому государю, с тем же своим послом, будет ты, великий государь наш, твое царское величество, изволишь послать в Китайское государьство купчин своих, а она, Гунжа, тех твоих государевых купчин примет, и в Китайское государьство отпустит, и корм и подводы и провожатых им велит дать и назад с провожатыми ж их в твои государевы сибирские городы отпустит. И мы, холопи твои, о том к ней приказывали ж, что ныне по твоему государеву указу посланы из Тобольска в Китайское государьство для торгу с твоею государевою казною Петр Ярышкин да с ним служилые руские люди и бухарцы, и она б, Гунжа, видя к себе твою великого государя милость и жалованье послужила, тех твоих государевых людей в Китайское государьство пропустить и проводить людей своим до китайских городов велела, чтоб тем твоим государевым торговым людем /л. 568/ у нее, Гунжи, в улусе и в дороге с твоею государевою казною никакой порухи не было.

А будет и Гунжа умерла, и мы, холопи твои, Григорью Ушакову велели о том о всем говорить, хто тем Гунжиным улусом владеет, и твое государево жалованье, что к Гунже послано, саблю и половинку сукна и корольки, велели мы, холопи твои, отдать тому, хто владеет [148] Гунжиным улусом и сказать ему, что то твое государево жалованье послано было к Гунже за ее к тебе, великому государю, службу, и Гунжа умерла и они б, хто владеет тем Гунжиным улусом, видя к себе такую твою государеву великую милость так же тебе, великому государю, служили, как и Гунжа тебе, великому государю, служила и прямила, Девлет-Кирея б царевича поймали и прислали к тебе, великому государю, к Москве или в твою государеву отчину в Тоболеск, а ты, великий государь, за то их пожалуешь своим государевым жалованьем.

А о том, государь, приказывали мы, холопи твои, Григорью Ушакову Гунже или хто тем улусом владеет говорить тайно, что Гунжа-тайшиха хотела царевича поймать и прислать к тебе, государю, к Москве, чтоб, опричь их, про то нихто не ведал.

А не послати, государь, твоего государева жалованья к Гунже или хто ее улусом владеет, сабли и сукна и король/л. 569/ков, мы, холопи твои, не смели, потому что по твоему государеву указу посланы от тебя, государя, для торгового промыслу с твоею государевою казною в Китайское государьство Петр Ярышкин с товарыщи через те калмыцкие улусы, и чтоб, государь, в тех калмыцких улусех над теми твоими государевыми людьми какова дурна и над тою твоею государевою казною какие порухи не учинилось.

Да по твоему же государеву указу велели мы, холопи твои, Григорью Ушакову с товарыщи проведать в калмыцких улусах накрепко про реку Амуру и про Даурскую землю и про реку Нон и про Шемшакана-царя и про Аллака-Бутурукана-царя: сколь далече те земли от калмыцкой Гунжина кочевья, и х Китайскому государьству те земли сколь блиски, и в которую сторону поддались — на восток ли или на запад или в ночь, и какие у них товары, и городы у них есть ли, и хлеб сеют ли? А что, государь, с ними Гунжа или иной хто улусом владеет учнут говорить, и что они, Григорей с товарыщи, про реку Амуру, и про Даурскую землю, и про Китайское государьство, и про реку Нон, и про, Шемшакана-царя и про Аллака-Бутурукана-царя проведают, и мы, холопи твои, велели ему, Григорью, с товарыщи то все писати на список подлинно.

А как, государь, посланники Григорей Ушаков с товарыщи в Тоболеск приедут, и что им Гунжа или иной хто Гунжиным улусом /л. 570/ владеет скажут, и про реку Амуру и про Даурскую землю и про Китайское государьство и про реку Нон и про Шемшакана-царя и про Аллака-Бутурукана-царя они, Григорей с товарыщи, проведают, и мы, холопи твои, о том к тебе, государю царю и великому князю Алексею Михайловичю всеа Русии, отпишем.

А что, государь, по твоему государеву указу велено было нам, холопем твоим, послать к Гунже с твоим государевым жалованьем и с ее Гунжиным послом в посланникех тобольского сына боярсково Семена Полозова, и тот Семен Полозов занемог и за болезнью не послан.

На л. 558 об. отметка о получении: 162 октября в 18 день с тобольским казаком Ваською Кетменевым с товарыщи.

ЦГАДА, ф. Сибирский приказ, стлб. 455, лл. 558—570. Подлинник.


Комментарии

1. Петр Ярыжкин, тобольский голова служилых татар. Значится в тобольских окладных книгах 166 г. (1657—1658 гг.) с окладом в 20 руб. Вместе с Сеиткулом Аблиным был послан Ф. И. Байковым в Китай для предупреждения о предполагающемся посольстве и разведывания торговой обстановки. Имеется отписка В. П. Хилкова об обвинении Петра Ярыжкина в колдовстве («еретических письмах и заговорах»), в которой говорится: «а Петру, государь, Ярыжкину по твоему, государь, указу велено ехать ис Тобольска в Китайское государство; а отпустить его, Петра, велено Федору Байкову. И Федор Байков того Петра Ярыжкина после роспросу вскоре в 161 же году в Китайское государство отпустил» (ЦГАДА, ф. Сибирский приказ, кн. 535, л. 148; стлб. 220, лл. 222—224).

2. Аблин был рекомендован Байкову торговым бухарцем Сейдяшем Кулмаметьевым, для отправки его и Петра Ярыжкина в Пекин в качестве гонцов, с тем чтобы известить цинское правительство о посольстве Байкова и попутно оценить торговую конъюнктуру в столице Китая.

Очевидно, кандидатура Аблина не была случайной, вполне возможно, что он уже ранее бывал в Китае или Монголии (см. А. М. Филиппов, Новые данные о посольстве Сеиткула Аблина, — «Советское китаеведение», 1958, № 2, стр. 135—137).

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.