Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

№ 51

1642 г. ранее сентября 20 (Датируется временем возвращения в Томск тарского казака Е. Вершинина (см. док. № 52).). — Грамота китайского императора Сыцзуна царю Михаилу Федоровичу (Грамота дошла до нас в двух списках одного и того же перевода, сделанного в 1675 г. (см. легенду и комментарии). Текст списков имеет незначительные разночтения, которые указываются в подстрочных примечаниях.)

/л. 219/ Во 2-й грамоте (Под этим номером грамота значится в отписке Н. Г. Спафария, в составе которой она сохранилась.) пишет китайского Валлила-хана сын Джуханди 1.

При моем отце 2 от великого государя торговые люди приходили торговать, а ныне от великого государя торговые ко мне не ходят. А как при моем отце великого государя люди приходили 3, и солнце видали, а ныне при мне не ходят. Твои люди, как ко мне придут, и они столь светлы будут, как на небеси месяц. /л. 219 об./ А как твои люди доходить будут, и мне радостно будет, и жаловать их (Во втором списке слово их отсутствует.) стану. Мне ты привез 2 рога лосиные 4, и я тебе дал против того 700 камок 5. И ты мне самое доброе привези, и я стану тебя и свыше дарить. И к великому государю послал из аби ис каменя зделаны 32 чашки. И твои, великого государя, послы ко мне приходили 3 человека 6, я тех твоих, великого государя послов, из своего государства /л. 220/ до Большой реки велел проводить с честию и послал их проводить днища (Во втором списке: днище.) с 3000 человек 7.

А как тот лист писан, тому 26 лет 8.

ЦГАДА, ф. Сношения России с Китаем, оп. 1, кн. 3, лл. 219—220. Список с перевода 1675 г. Второй список с перевода грамоты включен в статейный список Н. Г. Спафария (ф. Сношения России с Китаем, оп. 1, кн. 4, л. 7).

Опубл.: Н. Н. Бантыш-Каменский, Дипломатическое собрание дел между Российским и Китайским государствами, Казань, 1882, стр. 7; Ю. А. Арсеньев, Статейный список посольства Н. Спафария в Китай, СПб., 1906, стр. 7—8; J. F. Baddeley, Russia, Mongolia, China, vol. II, London, 1919, p. 73; Чжан Син-лан, Чжун-Си цзяотун шиляо хуйбянь, Пекин, 1930, стр. 530.


Комментарии

1. Эту грамоту, как и грамоту от императора Шэньцзуна (см. док. № 24), перевел по поручению Спафария в 1675 г. китаец, живший в Тобольске. Подлинник грамоты утрачен во время посольства Спафария. Переводчиком была допущена ошибка в определении лица, от имени которого написана данная грамота. Несомненно, что она принадлежит императору Минской династии, о чем свидетельствует ссылка в ней на Шэньцзуна, как на отца императора, и то, что она была написана на китайском языке. Однако упоминаемый в грамоте «Джуханди» не является сыном Шэньцзуна, так как при сыне Шэньцзуна Гуанцзуне, правившем всего один месяц в 1620 г., не было поездок русских в Китай. Единственной точно установленной поездкой русских служилых людей в Китай с 1620 до 1644 г. (конец династии Мин) является торговая экспедиция Емельяна Вершинина в 1640—1642 гг. (см. док. № 52). Вероятнее всего, именно им и была доставлена в Россию эта грамота от императора Сыцзуна (девиз годов правления Чун-чжэнь, 1628—1644 гг.), который был внуком Шэньцзуна. «Джуханди» — вероятнее всего, искаженная передача слов Чжу-хуанди, т. е. император из рода Чжу, который основал династию Мин.

2. Очевидно, переводчик интерпретировал как «отец» термин «сяньцзу», часто употреблявшийся в старых текстах и означавший «прежний (умерший) император», но имеющий также и значение «умерший предок».

3. Здесь, несомненно, речь идет о И. Петлине с товарищами, которые 4 дня (с 1 по 4 сентября 1618 г.) находились в Пекине и вели там торговлю.

4. Подобных предметов мы не встречаем ни среди подарков, преподнесенных монгольским и среднеазиатским владетелями, ни в числе обычных русских товаров. Это свидетельствует о том, что данная грамота была привезена не специально отправленным в Китай посольством, а случайно оказавшимися там русскими людьми — казаками во главе с Е. М. Вершининым. По-видимому, Вершинин и его спутники везли с собою не русские товары, а товары, полученные ими в улусе Дайчина (см. коммент. 1, док. 52).

5. Эти камки и другие предметы, о которых упоминается в грамоте, как о подарках русскому царю, по всей вероятности, были переданы Дайчину.

6. Эти данные соответствуют сведениям о числе участников отряда Вершинина (см. док. № 52). Вершинин и его спутники фигурируют в грамоте в качестве послов, несмотря на указание, данное в 1620 г. Посольским приказом воеводам сибирских городов о запрещении называть так казаков, посланных в Монголию и Китай (см. док. № 33). Это, возможно, объясняется особым положением Вершинина и его товарищей как руководителей торгового каравана ойратов.

7. Вершинин побывал в городе Синине (см. док. № 52), стоящем на реке Сининхэ, которая является притоком Хуанхэ («Большой реки»). Вероятно, по этим рекам и проделали наши путешественники часть обратного пути. В то же время указание на Большую реку, лежащую на пути русского посольства из Китая, говорит о том, что маршрут Вершинина отличался от маршрута И. Петлина.

8. Исходя из предположения, что грамота привезена Вершининым, можно более или менее точно определить время ее составления. Если учесть, что Вершинин выехал к Дайчину в сентябре 1639 г. (см. док. № 52), два года прожил в его улусе, а в Томск вернулся 20 сентября 1642 г., то его торговая поездка в среднеазиатские и китайские города началась осенью 1641 г. (считая, что на обратный путь, согласно данным самого Вершинина, было затрачено 4—4,5 месяца). Следовательно грамота была составлена во второй половине 1641 г. или в первой половине 1642 г., а не в 1649 г., как это следует из указания переводчика.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.