Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

[72] № 25

1619 г. ранее мая 16 (Датируется по времени приезда послов Алтын-хана в Томск вместе с И. Петлиным (см. док. № 28).).— Грамота монгольского Алтын-хана царю Михаилу Федоровичу о посылке послов 1 и о возвращении из Китая томских служилых людей И. Петлина с товарищами (Грамота дошла до нас в двух переводах XVII в. Один из них был сделан в Тобольске, другой в Москве в Посольском приказе (см. легенду). Для публикации был выбран второй перевод, так как в первом имеется ряд неточностей и непонятных мест, что, по-видимому, и вызвало необходимость повторного перевода. Разночтения переводов, имеющие смысловое значение, оговариваются в подстрочных примечаниях.)

/л. 32/ Перевод с алтыновы-царевы грамоты, что с послом ево с лабою Тарханом (В тексте вся строка вычеркнута.).

Великому государю Белому царю Алтын-царь грамоту поднесть велел.

Преж сево, тому уже лет с тринадцать, с твоим государевым словом твои государевы люди говорили мне, чтоб дорога из вашего государства к нам и от нас в ваше государство была чиста. И которые прежние твои государевы послы с тем словом были посланы ко мне, и тех твоих государевых людей на дороге побили черные калмыки, а до меня не допустили 2. А после того приходили ко мне твои государевы люди 12 (В переводе, сделанном в Тобольске: 10.) человек 3. И с теми твоими государевыми людьми послал я к вам, государю Белому царю, бити челом и здоровье твое видеть людей своих Каяна да Киченгу с товарыщи. И ты, государь, [76] любя меня, тех моих послов, пожаловав, отпустил ко мне. А с ними, государь, прислал ко мне 3 судна серебреных, да 2 пищали, да саблю, да лук, да 2 однорятки. И что вам, великому государю, на нашей восточной стороне годно, и то всякое ваше государево Белово царя дело я, Алтын-царь, зделаю, как вам, государю, годно. А прошенье мое: чтоб меж нас с тобою послы ходили, и торговым бы нашим людем дорога в твое государство и твоим людем к нам была чиста. И тому доброму делу помешку чинят меж нас калмыцкой Каракулы-тайша 4, а люди /л. 33/ они немногие, и тобе б, великому государю, про то было ведомо. И тобе бы, великому государю Белому царю, послать повеленье свое к томским и к тобольским и к тарским ко всем людем, чтоб они, все твои государевы ратные люди, с моими ратными людьми на тех воров, на Каракулы-тайшу и на ево людей, войною ходили. Твои государевы ратные люди на них с твоей стороны ходили, а я с свою сторону на них своих ратных людей учну посылать, чтоб меж нас воров не было и дорога бы была чиста. И как от тех воров дорога [78] очистица, и тобе, государю, и мне будет прибыль и добра много. И ныне бы, государь, и вперед меж нас послы ходили без урыву.

Да приходили ко мне твои государевы послы из Сибири, Иван да Ондрей, и просилися в Китай, и я для вас, великаго государя, тех твоих государевых людей послал в Китай, а проводить их велел до Китая Биликты-лабе да Тархан-лабе и своим людем. И они их до Китая допровадили здорово, и назад ко мне ис Китая допровадили здорово ж. И я их отпустил к тебе, государю (В переводе, сделанном в Тобольской приказной избе, этот абзац до слова «государю» читается: И Иван Тархан-бакши Ондрей Тарханке и твоих государевых дву человек послов проводил в Китайское государство по твоему указу. И ис Китайскова государства пришли ко мне), а с ними послал к тебе послов своих Тархан-лабу да Кете-бахшу, а с ними 10 человек киргисцов з грамотою. Да с ними ж послал к вам, государю, 3 елбарса, да ирбиз с ногами и с нохтьми, да 3 рыси, да камку красную, да камку жолту, да бархат, да наручи, да иноходец.

А у вас, великого государя /л. 34/ Белово царя, прошенье мое: чтоб вы, государь, прислали ко мне платно золотное и с серебром, да 5 портиш сукон розными цветы, да железа, в чем твои государевы люди на войну ездят, и з шапкою, да 5 камней добрых розными цветы, да саблю, да лук, да золотом навожен кумган, да котел серебреной, да аргамак. Да карлу, хоти, государь, с послом своим пришли ко мне посмотреть. Да мастеров, которые делают пищали и порох, пришли, государь, ко мне с послом своим, а посмотря у них мастерства, отпущу их к тебе, государю, назад с тем же послом, которого ко мне пришлешь. А что у нас есть и тобе, государю, годно, и тобе бы, государю, ко мне приказати с послом. И посла б тобе своего прислать ко мне от себя, а не сибирских людей. А что тобе, государю, годно, и я про то не ведаю; а только бы ведал, и я бы то к тебе, государю, и послал. И послов бы моих не велел задержать, вели их отпустить ко мне.

На л. 32 над текстом помета: Выписать, что послано было преж того.

ЦГАДА, ф. Монгольские дела, оп. 1, 1619 г.; д. № 1, лл. 32—34. Перевод XVII в., сделанный в Москве.

Опубл.: Ф. И. Покровский, Путешествие в Монголию и Китай сибирского казака Ивана Петлина в 1618 г. — «Известия отделения русского языка и словесности имп. АН 1913 г.», т. XVIII, кн. 4, СПб., 1914, стр. 298—300; Отдельное издание, СПб., 1914, стр. 42—44; «.Материалы по истории русско-монгольских отношений. 16071636», М., 1959, № 33, стр. 79—80. Другой перевод XVII в., сделанный в Тобольске — ЦГАДА, ф. Монгольские дела, оп. 2, 1619 г., лл. 33—37; Список с второго перевода включен в хронограф XVII в. — ГПБ, РО, Погодинское собрание, 1070, лл. 129—131 об.


Комментарии

1. Посол Шолой Убаши-хунтайджи Тархан-лама, прибывший в Москву с И. Петлиным, должен был добиться от русского правительства получения военной помощи для борьбы против ойратов и договориться о торговле с сибирскими городами. Тархан-лама привез два экземпляра грамоты: один на монгольском, другой на тибетском языке, который был достаточно хорошо известен в Монголии в XVII в.

2. Трудно сказать о какой поездке русских к Алтын-хану здесь идет речь. Если основываться на словах Алтын-хана, то она состоялась, примерно, в 1606 г. Однако, вероятнее всего, до Алтын-хана дошли известия о попытке проехать к нему И. Белоголова с товарищами в 1609 г., когда И. Белоголов был вынужден возвратиться из киргизских кочевий, так как «колмаки черные Алтын-царя воюют» (см. док. № 1).

3. Интересно, что Алтын-хан указывает всех 12 человек, приезжавших с посольством Тюменца и Петрова. А о приезде Петлина говорит: «приходили ко мне твои государевы послы из Сибири Иван да Ондрей» (т. е. Петлин и Мадов). О двух послах говорится и в грамоте Шэньцзуна (см. док. № 24). Однако, учитывая дипломатическую практику того времени, можно утверждать, что состав экспедиции Петлина был, примерно, таким же, как и Тюменца.

4. Каракулла (Хара-Хулу) — джунгарский тайша, боровшийся с Шолоем Убаши-хунтайджи в 1619—1626 гг. В 1623 г. был разбит Алтын-ханом. В 1626 г. погиб во время междоусобной войны.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.