Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

№ 197

1675 г. июля 19 (Датируется по времени выезда посольства из Енисейска. В отписке имеется некоторое противоречие, так как указано две даты: 18 и 19 июля. 18 июля, как время выезда Н. Г. Спафария из Енисейска, указано и в статейном списке посольства. Это позволило Арсеньеву, в свою очередь, датировать отписку 18 июля (см. Арсеньев, стр. 169). Однако нет оснований считать, что в отписке во втором случае (в конце документа) допущена описка, скорее всего основная часть документа была написана еще в Енисейске до отъезда из него посольства. Последняя же часть — при выезде из города, когда, одновременно с этим, отправлялся гонец в Москву.). — Отписка Н. Г. Спафария в Сибирский приказ о пути его из Нарыма в Енисейск и о пребывании в Цинской империи торговых людей Гаврилы Романова с товарищами

/л. 171/ Государю царю и великому князю Алексею Михайловичю, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцу, холоп твой Николайко Спафарии челом бьет.

В нынешнем, великий государь, во 183 году июня в 5 день писал я, холоп твой, к тебе, великому государю царю и великому князю Алексею Михайловичю, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцу, из Нарымского острога, что поехал Кетью рекою к Енисейску, и июля в 7 день приехал я, холоп твой, в Маковский острог и, взяв подводы в Маковском, поехал через волок сухим путем в Енисейск того ж числа. А в Енисейской божиею милостию и твоим великого государя счастием приехал я, холоп твой, в целости июля в 9 день. А по Кете, государь, реке учиилась мне, холопу твоему, замедление для того, что вода была великия.

И, приехав я, холоп твой, в Енисейск, сыскал твоих, великого государя, служилых людей и гостя Евстафья Филатьева человека Гаврила Романова, которые в недавных днях приехали ис Китайского государства чрез твой великого государя Селенгинской острог, потому, что они в прошлом во 182 году в августе месяце поехали из Селенгинского острога степью чрез Мунгальскую землю в Китай с торгом. И сказали, государь, мне, холопу твоему; как они приехали в порубежные городы Китайского государства, и спрашивали их, какие они люди и есть ли у них твоя великого государя грамота. И они сказали, что приехали с торгом ис порубежных городов. И китайцы им не верили, были в подозрении, чтоб за ними /л. 172/ не было войска, и для того их под тем городом задержали 5 недель, покамест посылали проведать по всей степи. И как проведали, что никакова войска нет, отпустили их в Китайское государство в город Камбалык. И будучи они еще в том порубежном городе, приехали к ним ис Камбалыка один боярин и иные чесные люди, и первое слово, что спрашивали, было: есть ли отповедь от тебя, великого государя, против ханова листа, которой послан в прошлых годех з Данилой Аршинским? И они говорили, что слышали, что тот лист послан к тебе, великому государю, а какой указ будет, того они не ведают для того, что они торговые люди, а не посланники. Да они ж спрашивали: есть ли поминки от великого государя к хану. И они сказали, что с ними от тебя, великого государя, поминков не послано для того, что они сами от себя торгуют, а не посланы от тебя, великого государя, однако ж де не большое от них к хану подарки будут. И после того спрашивали, есть ли указ от тебя, великого государя, про князьца тунгуского Гайтимура, которой ныне в Даурах, и в прошлых годех тот князец бежал ис под Китай в Даурские остроги и [476] ныне живет в Даурах, и чтоб того князца отдать назад, о котором и в листу ханове написано было. И они говорили, что о том не ведают для того, что они приехали чрез Мугальскую землю из Селенгинского острога, а не чрез Дауры. И после того отпустили их в Камбалык, и дали им подворье и корм и подарки от них приняли и кормили по 3 дни у хана во дворе, и после того /л. 158 (Листы в столбце перепутаны.)/ взяли их перед хана, только хан стоял на насилках и они ево не видали, а он их видел. И было их, твоих великого государя служивых и торговых человек, с 40. И после того дали им волю торговать на 7 недель, только торг их был зело некорыстен против прежняго для того, что у них всчалась война с Никанским царством 1 и то Никонское царство нет иного, опричь старого Китайского царства, потому что ныне есть лет с 30 завладели Китайским царством татары, а поколение царское бежал в дальние /л. 173/ приморские Китайские страны, и то ныне называют бугдыханове татары Никанским царством, и ныне собрали они никанские войска. И посылал против них бугдыхан дважды по сороку тысящ и все побиты от никанских. И ныне собирают новое войско, а хотят послать на Никантов. И боярин, которой сидит в приказе, спрашивал енисейского сына боярского, которой был в Китаях с торговыми людьми, много ли твоих великого государя служивых людей в Даурах, как были преж сего. И он говорил, что в Даурах и ныне великого государя служивых людей много, а сколько числом, того он не ведает для того, что они приехали не чрез Дауры. И после того сказывали твоим великого государя людем руские ж люди седьм человек, которые изменили тебе, великому государю, и ныне служат китайскому хану в Канбалыке, что тот боярин спрашивал сына боярского про даурских служилых людей сколько суть для того, что они хотят послать посла к тебе, великому государю, просить помочи против никантов, /л. 174/ несколько тысяч человек ис порубежных твоих великого государя острогов. Да они ж, изменники, тайно говорили: есть ли бы [были] твои великого государя ратные люди в Даурах тысячи з две в нынешнее время, мочно бы в подданство привесть под твою великого государя высокую руку нетокмо всю Даурскую землю, но и все, что есть до самых высоких китайских стен, для того, что ныне бугдыхан в великом безсилии и от твоих великого государя ратных людей от казаков имеют великой страх и, сказывают, что китайцы хотели послать к тебе, великому государю, посла и нарежали ево, а после того опять раздумали не знаю для чего. И как исполнились 7 недель, велели им из государства ехать вон, потому что они были в великом смущении для никанской войны. И так они повратилися назад в марте месяце тем же путем, которым ехали в Китай, в Селенгинской острог. И ныне из них едут к тебе, великому государю, к Москве и будут объявить обо всем, что они в Китаях видали и слышали. А в Енисейском, государь, сыскал я послов мугальских, которые едут к тебе, великому государю, к Москве, два от кутухты-ламы жрецы их духовного чина, потому что он, кутухта-лама, начальник их вере до самой Индии, а другой посол от Учюроя-Саинхана мугальского, а третей от брата ево, з небольшими поминками по их обычаю. И дали мне, холопу твоему, письмо к кутухта-ламе и к хану мугальскому, буде мне случитца путь чрез мугальскую землю, чтоб учинили всякое вспоможение. И ныне я, холоп твой, божиею милостию и твоим великого государя счастием /л. 175/ июля в 18 день поехал из Енисейска вверх Енисеем-рекою на трех дощаниках со всеми твоими великого государя служивыми людьми. А Енисеем-рекою ходу дни з два, а потом итить [477] Тунгускою рекою до самого да Байкальского моря вверх ж воды, и как я, холоп твой, буду при Байкальском море, буде поспею ранее осенних погодей, тогда мочно, государь, перебегать парусом, Байкальское море прямо к Барбузинскому даурскому острогу, и оттуду сухим путем мочно ехать и через Нерчинской острог и через твоих великого государя ясачных людей до самого Китайского рубежа, минуя всех чюжеземских владельцев. А буде, государь, захватит меня погода осенняя, тогда ни какими мерами перебегать парусом прямо в Барбузинской нельзя для того, что то море зело лютое и сердитое и каменистое и когда, государь, бывает и пособная тишина, и тогда на силу перебегают парусом в неделю, только, государь, поеду на право на усть Селенги реки, и то в пособную тишину мочно перебежать в судки для того, что только губа морская лежит до Селенгинского устья и оттуду не далеко и Селенгинской острог. И буде, государь, из Селенгинского острога не будет какова опасения, тогда мочно мне, холопу твоему, ехать чрез Мугальскую землю в Китай тем путем, которые ныне приехали ис Китай, а буде какое будет опасение, и я, холоп твой, поеду опять чрез Дауры для того, что лутче ехать до самого рубежа Китайского государства и честнее чрез твое, великого государя, государство, нежели чрез иноземские, и для того, чтоб и китайцы узнали, /л. 176/ что меж твоего великого государства и их государства нет иного владетеля и они соседи и порубежные с твоим, великого государя, государством суть. А из Селенгинского острога есть прямой путь, которым ездят чрез твоих же, великого государя, ясачных людей и острогов до самого Нерчинского острога, минуя всех чюжеземских владельцов до самого Нерчинского ж и до Даур. И так или вышеписанным прежним путем или тем безопасной путь будет до самого Китайского государства для того, что путь мой будет все чрез твое, великого государя, государство, а не чрез чюжеземское, только, государь, слух здесь носитца от торговых людей, которые ныне приехали из Даур, что даурские Албазинского последнего острога казаки, собрався вместе з гулящими, человек с 300 пошли войною на китайских подданных, которые живут по местечкам и пашут на Нагуне-реке 6 ден от Албазинского острога, и тех жителей будет человек с 600 и больши, и сказывают, государь, что те китайские подданные призвали албазинских казаков сами, чтоб они свободили их от подданства китайского. И буде, государь, учинилась так, и не малая препона будет путьшествию моему, однако ж де уповаю на милость божию и на твое, великого государя, счастие, хотя, государь, и случилась так, а твое великого государя дело и указ исполнен будет и мочно им, китайцем, учинить отповедь против того, буде они станут говорить про своих подданных, как бог наставит и время научит, только, государь, великую препону учинят не только торговым /л. 177/ руским людей, но и порубежным казаком и в подзрение подают китайцом приближение твоего, великого государя, государства бухарские и татарские торговые люди, которые ис Тобольска собирают корован великой и ходят в Китай, и не токмо они лутчие мяхкие рухляди возят в Китай из Сибирского государства, но и всякое оружие, наипаче пищали, промышляют.

И ныне, государь, сказывал Гаврила Романов и прочие, которые приехали ис Китай, что был их бухарской и татарской караван при них с 3000 человек, и всякие мяхкие товары и оружие и ясыри у них, и для того руские люди худо торговали, что сибирского мяхкого товару было зело много, да опричь того, государь, остерегают китайцев, чтоб они берегли рубеж свой от казаков, которые живут в порубежных острогах для того, что они промыслом своим завладели до самого китайского [478] рубежа. И нынешняе посольство зело им нелюбо. Для того, буде даст бог, устроитца сей путь в Китай, тогда весь торг будут промышлять руские люди, а их промысл останетца. А в Енисейском, государь, стоял дней с 10 покамест стольник и воевода Михаила Приклонской изготовил 3 дощаника и иное, что надобно к моему пути. И июля в 19 день из Енисейска поехал.

И впредь, государь, где случитца, из твоих, великого государя, острогов учну я писать к тебе, великому государю, и ведомость чинить об моем, холопа твоего, путешествии. А отписку велел я, холоп твой, подать в Посольском приказе боярину Артемону Сергеевичю Матвееву да дьяком думному Григорью Богданову, Ивану Евстафьеву, Василью Бобинину, Емельяну Украинцову.

На л. 171 об. отметка о подаче: 184-го октября в 19 день.

ЦГАДА, ф. Сношения России с Китаем, оп. 2, 1674 г., д. № 1, ч. 2, лл. 171—177. Подлинник.

Списки: там же, кн. 3, лл. 249 об.—267 об.; кн. 4, лл. 19 об.—24.

Частично опубл.: Ю. В. Арсеньев, Путешествие через Сибирь от Тобольска до Нерчинска и границ Китая русского посланника Николая Спафария в 1675 г., СПб., 1882, стр. 169—172 (приложения); J. F. Baddeley, Russia, Mongolia, China, vol. II, London, 1919, pp. 256—257; Николай Милеску Спафарий, Сибирь и Китай, Кишинев, 1960, стр. 152—154.


Комментарии

1. Имеется в виду антиманьчжурское восстание, охватившее в 1673—1683 годах юго-западные провинции Китая.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.