Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Правила китайского этикета.

В VI столетии до нашей эры ученый Конфуций был поражен нравами китайцев. Обряды и обычаи, установленные древними учеными, чтобы служить образцами для народа, были давно забыты и не заменены новыми. Каждый китаец жил так, как ему хотелось. Вследствие этого возникло много бед. Частный человек не имел никаких указаний, как урегулировать свою жизнь, говорил Конфуций. Он был подобен человеку, ощупью блуждающему впотьмах. Он не имел никакого представления, как должно вести себя, как бороться с житейским злом и каким образом творить добро и вообще подражать всему достойному подражания. [292]

Конфуций был того мнения, что самым лучшим нравственным влиянием на человека будет установление особо строгого этикета, которому безусловно все должны подчиняться. Благо человека, учил Конфуций, заключается в целой серии обязательных обрядов и правил, которым он должен неукоснительно следовать и подчиняться со дни своего появления на свет и до последняго вздоха перед смертию. Этикет предохраняет от слабостей, присущих каждому человеку, и заставляет избегать соблазна. Он ведет по нравственному пути и даже доводит до героизма. Когда умирал сын Конфуция Цанг-Тзе, то он заметил, что циновка, на которой он лежит, по размерам своим полагается только высшим чиновникам. Тогда умирающий, несмотря на возражения, приказал положить себя на другую циновку, говоря, что ему ничего не нужно — только умереть так, как предписывает этикет.

Китай уверовал в учение Конфуция, и указанные им правила исполнялись в продолжение многих столетий. Книга, им составленная, содержит кодекс китайского этикета, заключающийся в сорока шести отделах. Дошедший до нас текст этого кодекса не имеет никакого интереса в литературном отношении. Книга написана сухим слогом, нередко встречаются темные места.

Конфуций начинает свои правила тем, что преподает уроки общежития и указывает каждому честному и благовоспитанному китайцу его обязанности. Сыновья должны вставать при первом пении петуха, говорить он. Они вымоют руки, выполощут рот, причешут волосы, накроют их куском шелковой материи, которую приколют к волосам булавкою, перевяжут их у самого корня, повязкой, сотрут пыль с части головы, не покрытой волосами, наденут шапку таким образом, чтобы коса ниспадала на спину. Остальная часть туалета урегулирована подобным же образом. Китаец твердо знает, когда он должен надеть чулки и подвязать шнуры своих башмаков, в каком порядке привесить к поясу платок, нож, футляр с письменными принадлежностями и другие принадлежности костюма, которых всех числом двадцать.

По окончании туалета сын идет к родителям, причем он обращает особое внимание на свою походку, потому что люди ходят согласно своему общественному положению. Король делает очень маленькие шаги. Высший чиновник ступает также иначе, чем низший. Но ни тот, ни другой не должны поднимать ног, а только делать вид, что они скользят, даже тогда, когда очень спешат куда-нибудь. Одежда их должна волочиться по земле, подобно воде потока, — говорится в правилах. Подбородок должен выдаваться, как крыша дома, и все положение тела должно давать представление о добродетели.

Сын является к родителям. С нежностью спрашивает он об их здоровье, причем, судя по обстоятельствам, его принимают с веселым или же с печальным выражением. В разговоре с родителями почтительный сын старается не упоминать об их старости. Если лица их грязны, то он приказывает принести теплой воды, в которой варился рис, и предлагает им вымыться. Сын наблюдает за приготовлением пищи для родителей. По этому [293] поводу даются соответственные указания, доходящие до мельчайших подробностей. Так, напр., Конфуций учит, что кушанья необходимо приготовлять соответственно времени года, что кушанья не должны быть излишне солоны, горьки и пр.

Когда приходит кто-нибудь в гости, хозяин дома должен выйти на встречу гостю и просить его первым войти в его дом. Тот отказывается исполнить просьбу хозяина. Затем хозяин отвешивает ему низкий поклон, и оба входят вместе. Когда они вошли в ворота дома, то хозяин направляется на восточную лестницу, а гость на западную. Если гость в общественной иерархии стоит ниже хозяина, то намеревается идти вслед за хозяином, но тот делает вид, что противится этому, и тогда первый снова идет к западной лестнице. Каждый из них предлагает другому идти вперед, но в конце концов хозяин начинает подниматься по лестнице первым. Хозяин и гость одновременно ставят ноги на каждую ступень лестницы и после долгих препирательств входят, наконец, в верхний этаж дома, где обыкновенно принимают гостей.

Если гость приглашен к обеду, то и в этом случае все кушанья назначаются по правилам. В книге даются указания, как должен вести себя человек в гостях. "Не кушайте с шумом, не грызите костей зубами, не кладите на блюдо рыбу, которую вы начали есть, не ковыряйте в зубах и не пейте соус безостановочно". Если хозяин дома важный сановник и предложит гостю плод с косточкою, то тот должен положить кость за пазуху, ибо не следует отвергать и отбрасывать какой-либо дар, предложенный гостю гостеприимным хозяином. Когда к столу подадут дыню, то способ разрезывания ее точно обозначен в Ли-пу.

Ли-пу определяет каждый жест, который следует делать при стрельбе из лука, прогулке или представлении ко двору. Существуют даже правила, как убить человека на войне. Шанг-Юнг убил из лука во время битвы трех врагов. После каждого раза он спешил уложить лук в колчан, и, как только он поражал одного неприятеля, то сейчас же прикрывал глаза рукою. Конфуций, устанавливая свои правила, многое предвидел, почему в Ли-пу сказано также, что существует особая повозка, в которой доставляются ко двору сведения из армии о поражении ее неприятелем.

Когда умирает отец, сын должен иметь удрученный вид, как будто он уже не знает, что делать от постигшего его горя. После того, как тело покойника положено во гроб, сын кидает вокруг себя блуждающие взоры, как будто чего-то ищет и никак не может найти. После похорон он имеет вид возбужденного человека. В конце первого года траура по отцу он имеет печальный вид, в конце же второго года он делается покойнее.

Ли-пу дает практические указания, как выражать скорбь об утрате близкого лица. В положенное время должно вслух плакаться на свою судьбу и обнажать грудь, делая прыжки, наглядно изображающие горе. Самое глубокое горе сын должен выказывать в то время, когда возвращается с похорон отца.

Градация правил выражения горя, установленная Конфуцием, положительно изумительна. Скорбь родственника обязательно [294] выражается публично, чтобы люди слышали выражения ее. Когда у некоей Кинг-Кианг умер муж и сын, то она оплакивала ребенка днем и ночью, мужа же только днем. Конфуций публично похвалил ее, говоря что эта женщина хорошо знает правила благопристойности. Тем не менее, даже из-за смерти ребенка не следует плакать до потери зрения.

Чрезмерность скорби достойна одинакового порицания с равнодушием. Конфуций требует сдержанности в выражении чувств. Он говорит, что необходимо утешиться в срок, положенный правилами. Его собственный сын оплакивал мать спустя год после ее смерти. Когда ученый узнал об этом, то сказал, что эти выражения скорби чрезмерны, и сын перестал печалиться.

Кроме сдержанности в выражении чувств, далее следует целая серия правил, чтобы сдержать слезы и утолить печаль. Продолжение времени печали Конфуций определил согласно степени родства умершего лица. Переход от траура к обычной жизни должен также происходить постепенно. Сначала разрешается есть вкусные блюда, заниматься снова музыкою, при чем необходимо взять несколько фальшивых нот, чтобы показать волнение души, далее во время смеха можно показывать зубы и т. д., понемногу разрешаются всевозможные вещи, которые означают конец траура и начало прежней жизни, пока, наконец, не снимается траурное платье, что означает, что покойник уже оплакан.

Конфуций воспользовался правилами о трауре, чтобы выяснить взаимные отношения членов китайской семьи. Они послужили ему удобным средством определить также щекотливый вопрос относительно положения женщин китайского гарема и их детей к законной супруге и ее детям. Сыновья законной супруги имеют ли право после смерти своего отца продать его гарем, чтобы покрыть издержки на погребение своей матери? Нет, говорит Ли-пу, но не потому, что женщины гарема матери ваших единокровных братьев, а вследствие того что воспрещается продавать матерей других людей, чтоб иметь возможность похоронить свою собственную мать.

Имеет ли право законная жена похоронить живыми вместе со своим мужем женщин его гарема? Нет, снова отвечает Ли-пу, это неприлично. Если законная супруга находит необходимым похоронить с умершим супругом живое существо, то пусть зароют с ним ее.

Социальное положение женщин китайского гарема определяется довольно точно правилами мудреца. Если родители предоставляют свою дочь в гарем императора, то говорят: мы привели ее к вам, чтоб увеличить число ваших сыновей. Когда приводят девушку в гарем высшего сановника, то объясняют, что привели ее, чтоб увеличить число его женщин, назначенных для приготовления ликеров и кушаний. В подобном же случае офицеру говорят, что привели девушку, чтоб увеличить число его садовниц и метельщиц.

Вышеприведенные выдержки из книги Ли-пу указывают на огромное значение, какое Конфуций приписывал соблюдению правил этикета, и тогда понятны будут сказанные им слова: "Лучше [295] вовсе не носить траура, чем носить его из неподходящих для этого покроя платья и материи".

Текст воспроизведен по изданию: Правила китайского этикета // Русский вестник, № 12. 1898

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.