Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

М. В. ПЕВЦОВ

ПУТЕШЕСТВИЕ В КАШГАРИЮ И КУН-ЛУНЬ

ПРЕДИСЛОВИЕ

20 октября 1888 г. в городе Караколе (ныне Пржевальск) Семиреченской области скончался наш знаменитый путешественник H. M. Пржевальский. Преждевременная смерть постигла его лишь за несколько дней до начала предстоявшего ему нового, многотрудного путешествия по Центральной Азии. Пржевальский во главе большой, хорошо снаряженной экспедиции намеревался пройти чрез Восточный Туркестан в Тибет, исследовать сначала совершенно неизвестную северо-западную часть этой высокой земли, потом проникнуть, если окажется возможным, в Лхасу, а оттуда на восток, в страну Кам, привлекавшую его как страстного натуралиста своей богатой растительной и особенно животной жизнью... Но этому заветному научному предприятию Николая Михайловичане не суждено было осуществиться: простудившись еще на пути в исходный пункт экспедиции, в окрестностях Пишпека, он заболел брюшным тифом и через две недели отошел на вечный покой почти на рубеже той обширной страны, исследованию которой им были посвящены многие годы его страннической жизни.

Начальство над осиротевшей по смерти H. M. Пржевальского экспедицией было возложено на меня. В личный состав ее, сверх избранных покойным себе сотрудников — поручика В. И. Роборовского и подпоручика П. К. Козлова — был включен еще, по желанию Русского географического общества, геолог, горный инженер К. И. Богданович; конвой же экспедиции, вследствие сокращения первоначального плана предприятия, уменьшен на 13 человек.

Задача реорганизованной таким образом экспедиции, поставленная Русским географическим обществом по соглашению с военным министерством, заключалась главным образом в исследовании окрайного хребта Кун-лунь на пространстве от верховьев реки Юрун-каш до меридиана озера Лоб-нор и прилежащей к нему на юге полосы Тибетского нагорья, приблизительно до параллели 35°. При этом выступление экспедиции из Пржевальска, по причине необычайно снежной зимы в Тянь-шане и завалов в горных проходах, было отложено до весны 1889 г., а пребывание ее за границею рассчитано на два года. [38]

По назначении в декабре 1888 г. начальником экспедиции, я начал готовиться к путешествию и прежде всего знакомиться по доступным мне источникам с теми странами, которые нам предстояло посетить. В этом деле мне много помог наш известный синолог доктор Э. В. Бретшнейдер, скопировавший для меня из китайского атласа издания 1863 г. карты Восточного Туркестана, Джунгарии и Северо-западного Тибета, в масштабе 26 верст в дюйме, с переводом всех названий на русский язык. Кроме того, он сделал для меня извлечение из новейшей китайской географии «Си-юй-ту-чжи» о горах Восточного Туркестана и составил список сочинений европейских авторов об этой стране и о Тибете.

В течение трех месяцев, оставшихся до отъезда из Петербурга, я успел несколько познакомиться с Восточным Туркестаном по сочинениям: Йакинфа, Риттера, Валиханова, Шау, Форсайта, Беллью, Куро-паткина, Пржевальского, Громбчевского, Зеланда и отчету нашего консула в Кашгаре Н. Ф. Петровского за 1885 г. 47 48.

Что же касается Северо-западного Тибета, то об этой стране не только в европейских, но и в китайских источниках, просмотренных нашими синологами Э. В. Бретшнейдером и В. П. Васильевым, не нашлось никаких сведений. В рукописном географическом обозрении Тибета, составленном по тибетским источникам академиком В. П. Васильевым, которым он любезно разрешил мне попользоваться, я тоже не нашел никаких сведений о Северо-западной части этой страны, кроме общего указания, что она очень высока и отличается суровым климатом.

Кроме предварительного ознакомления с помянутыми странами, мне в течение того же короткого периода времени приходилось заниматься еще исследованием инструментов, вычислением эфемерид и приобретением необходимых для путешествия вещей.

21 марта 1889 г. я вместе с геологом экспедиции К. И. Богдановичем выехал из Петербурга. В Москве к нам присоединялись В. И. Роборовский и П. К. Козлов, вызванные из Пржевальека еще в феврале, и 24 марта мы все вместе отправились в этот город. Путь наш пролегал через Владикавказ, Тифлис, Баку и Каспийское море в Узун-ада, а оттуда по Закаспийской железной дороге через Ашхабад, Мерв, Чарджуй и Бухару в Самарканд. Из этого последнего мы ехали уже на почтовых лошадях чрез Ташкент, Чимкент, Аулие-Ата и Пишпек до Пржевальска, куда прибыли 20 апреля.

Снаряжение экспедиции было почти окончено еще при жизни [39] H. M. Пржевальского и по осмотре найдено мною в отличном состоянии. Выбор людей для конвоя, сделанный им самим, был также вполне удачный. Оставалось только купить лошадей, построить палатки, юрты и запастись на первое время продовольственными продуктами, на что потребовалось около трех недель.

10 мая все приготовления были окончены, и 13-го числа того же месяца экспедиция тронулась в далекий путь. В состав ее, кроме меня и трех моих сотрудников, входили переводчик, препаратор, 12 нижних чинов конвоя, два проводника и несколько погонщиков из киргизов, а животные экспедиции состояли из 88 верблюдов, 22 лошадей, 100 овец для пищи и трех сторожевых собак.

По составленному заблаговременно маршруту я наметил для экспедиции путь через Восточный Туркестан в Тибет по местностям, частью вовсе не исследованным еще европейскими путешественниками, частью — лишь местами. По этому маршруту экспедиция направилась через перевал Бедэль на юго-восток и, достигнув реки Яркенд-дарья, повернула по ней на юго-запад в Яркенд. Оттуда мы следовали по большой хотанской дороге на юг до Каргалыка, из которого, по случаю наступления сильных жаров, должны были свернуть на юго-запад, в горы Кун-луня, и пробыть в них на урочище Тохта-хон до сентября. Из этой местности экспедиция направилась 1 сентября прямым путем опять на большую хотанскую дорогу и, выйдя на нее в селении Гума, следовала по ней до самого Хотана, откуда через Чиру и Керию перешла в селение Ния и там расположилась на зимнюю квартиру, совершив предварительно экскурсию на юго-восток, в Кун-лунь, для отыскания проходов через этот окраинный хребет на Тибетское нагорье.

Весна, лето и часть осени 1890 г. были посвящены исследованию юго-восточной окраины Кашгарской котловины, Кун-луня и прилежащей к нему на юге полосы Тибетского нагорья на протяжении от верховьев реки Керия-дарья до меридиана озера Лоб-нор. В начале октября экспедиция опустилась с этого нагорья к озеру Лоб-нор и затем через Курлю, Карашар, Токсун, Урумчи, Хотубей, минуя озеро Телли-нор и кумирню Матэня, вышла 3 января 1891 г. в Зайсанский пост.

Произведенные мною и моими сотрудниками за границей исследования доставили нижеследующие результаты.

Снято лично мной посредством легкой мензулы и кипрегеля маршрутной глазомерной съемки, в масштабе 5 верст в дюйме, около 5 500 верст. Моим помощником В.И. Роборовским во время его экскурсий в стороны от магистрального пути экспедиции снято буссолью такой же съемки в масштабе 10 верст в дюйме около 2 500 верст и 5 верст в дюйме — до 200 верст. Другим моим помощником, П. К. Козловым, тоже во время боковых экскурсий, снято в масштабе 10 верст в дюйме около 300 верст и 5 верст в дюйме — 250 верст. Геолог экспедиции К. И. Богданович во время своих экскурсий отдельно от экспедиции снял буссолью в масштабе 10 верст в дюйме около 1 500 верст. Следовательно, членами экспедиции сделано маршрутной глазомерной съемки около 10 250 верст и измерено ртутным барометром, гипсотермометром и анероидом 335 высот.

Пассажным инструментом, двумя столовыми и тремя карманными хронометрами мною определены широты и долготы 34 пунктов на пути экспедиции, причем в 10 из них сделаны еще магнитные наблюдения. В. И. Роборовский во время своих экскурсий определил малым [40] универсальным инструментом и двумя карманными хронометрами географическое положение 13 пунктов.

На собирание географических и этнографических сведений мною было обращено особое внимание. С этой целью я старался опрашивать повсюду как можно больше туземцев, проверять их показания перекрестными допросами и заносить немедленно в дневник.

Геолог экспедиции К. И. Богданович, кроме наблюдений на пространстве около 4 000 верст, пройденных вместе с экспедицией, производил еще геологические исследования на протяжении около 2 000 верст во время своих отдельных экскурсий, преимущественно в горы. Собранная им богатая коллекция горных пород и почв поступила в Музей геологического комитета и будет, вероятно, в скором времени разработана.

Зоологическая коллекция экспедиции, переданная в Музей Академии наук, состоит из 60 видов млекопитающих (в. числе 200 экз. шкур с черепами), 220 видов птиц (около 1200 экз.), 11 видов рыб (до 100 экз.), 20 видов земноводных и пресмыкающихся (до 80 экз.) и около 200 видов насекомых, почти исключительно жесткокрылых, которых взял на себя труд описать вице-председатель Русского географического общества П. П. Семенов.

Гербарий экспедиции, содержащий в себе до 700 видов растений (в числе около 7 000 экз.), поступил в Ботанический сад.

Таких результатов экспедиция могла достигнуть только благодаря ревностному исполнению моими сотрудниками — В. И. Роборовским, П. К. Козловым и К. И. Богдановичем — лежавших на них обязанностей.

Представляя в настоящей книге на суд читателей описание нашего путешествия, считаю долгом принести искреннюю признательность: российскому консулу в Кашгаре Н. Ф. Петровскому и секретарю консульства Я. Я. Лютшу за их попечение я содействие, оказанные экспедиции во время пребывания ее в пределах Восточного Туркестана; директору Зоологического музея Академии наук Ф. Д. Плеске за определение собранных экспедицией птиц; ученым консерваторам того же музея С. М. Герценштейну и Е. А. Бюхнеру за определение первым рыб и вторым добытых экспедицией млекопитающих, а также нашим синологам академику В. П. Васильеву и доктору Э. В. Бретшнейдеру за их содействие в предварительном ознакомлении с Восточным Туркестаном и добрые советы и астроному Главной обсерватории Ф. Ф. Витраму, исследовавшему положение тех звезд, затмения которых были наблюдены мною для получения абсолютных долгот опорных пунктов.

М. ПЕВЦОВ

С.-Петербург 12 апреля 1894 г.


Комментарии

47. Иакинф. Описание Чжунгарии и Восточного Туркестана. СПб., 1829.

Риттер. Землеведение. Восточный, или Китайский Туркестан. Вып. 1 и 2. Перевод с примечаниями и дополнениями, В. В. Григорьева. СПб., 1869 и 1873.

Валиханов. О состоянии Алтышара. Записки Русского географического общества, 1861, кн. 3.

Р. Шау. Очерки Верхней Татарии, Яркенда и Кашгара. СПб., 1873.

Report of a mission to Yarkand 1875 under command of sir T. D. Forsyth. Calcutta, 1875.

Беллью. Кашмир и Кашгар. Дневник английского посольства в Кашгаре, 1873-1874. СПб., 1877.

Пржевальский. Четвертое путешествие в Центральной Азии. СПб., 1888.

Куропаткин. Кашгария. СПб., 1879.

Громбчевсмкий. Отчет о поездке в Кашгар в 1885. Маргелан, 1886.

Петровский. Отчет консула в Кашгаре, 1885.

Зеланд. Кашгария и перевалы» Тянь-шаня. Записки Зап.-сиб. отд. Геогр. общ., кн. IX, Омск, 1887.

48. Иакинф Бичурин — русский путешественник, исследователь Монголии и Китая в первой половине XIX века. Перевел на русский язык ряд китайских географических трудов, среди которых особый интерес представляют «Описание Тибета» и «История Тибета и Хухунора». Труд, о котором упоминает Певцов, так же как и другое сочинение Бичурина — «Записки о Монголии», содержит результаты его личных наблюдений во время путешествия по Китаю и Монголии в 1806-1821 гг. в качестве главы русской духовной миссии.

Чокан Чингисович Валиханов, казах по национальности, разносторонний ученый-просветитель, выдающийся исследователь Средней и Центральной Азии, в 1858-1859 гг. совершил по заданию Русского Географического общества замечательное путешествие в Кашгарию. Собранные там обширные естественно-исторические материалы были опубликованы в статье, упомянутой Певцовым, и в «Очерках Джунгарии» (Записки Русского Географического общества за 1861 г.).

Р. Шау (Шоу) — английский чайный плантатор — в 1868-1869 гг. совершил путешествие из Индии через Тибет и Кунь-лунь в Кашгарию. Прошел через Яркенд в Кашгар, где прожил четыре месяца. Описанию этого путешествия посвящена указанная Певцовым книга.

Форсайт — глава английской миссии в Джеты-шаар во время кратковременного существования этого государства в Кашгарии (см. ниже комментарий 69). Форсайт посетил Кашгарию дважды: в 1870 г. и в 1873 г. (Во второе путешествие его сопровождал врач Беллью (Беллю), который так же, как и Форсайт, описал путь миссии из Индии черз Ладак в Восточный Туркестан. Эти труды и упоминает Певцов.

О четвертом, последнем путешествии Н. М. Пржевальского в Центральную Азию см. вступительный очерк, стр. 23.

А. Н. Куропаткин — возглавлял русскую миссию к Якуб-беку в Джеты-шаар в 1876 г. Во время этого путешествия Куропаткин побывал в городах Кашгаре, Марал-баши, Ак-су, Куче, Курде и Каракаше. Топограф экспедиции А. Сунаргулов прошел и снял на карту дорогу из города Ак-су в Учь-Турфан, откуда перевалом Бедель пересек Тянь-шань и через Зауку вышел к Караколу (Пржевальск). Подробное описание этой экспедиции изложено Куропаткивым в книге, о которой упоминает Певцов. Наряду с интересными и ценными географическими сведениями этот труд содержит и неудовлетворительный в научном отношении исторический материал.

Б. Л. Громбчевский — русский путешественник. В свое первое путешествие по Средней и Центральной Азии прошел из города Ош через Кашгар, Яркенд, Хотан и Саньчжоу, откуда втвратилоя через Яркенд прежней дорогой в Ош. Описание этого путешествия изложено в упомянутом Певцовым отчете. Вторая экспедиция Громбчевского в Центральную Азию проходила в то же время, когда Певцов совершал путешествие в Кунь-лунь.

Н. Ф. Петровский — русский генеральный консул в Кашгаре. Собрал единственную в своем роде археологическую коллекцию, которая поступила частью в Петербургский Эрмитаж, а частью в музей Русского археологического общества. Ему принадлежит также и ряд работ о древностях Восточного Туркестана.

Н. Зеланд — русский путешественник. Посетил в 1886 году Кашгарию и описал свое путешествие в упомянутом Певцовым сочинении.

К. Риттер — известный немецкий географ первой половины XIX века. Не будучи сам путешественником, Риттер использовал для сочинения, о котором упоминает Певцов, литературные источники и сведения, полученные при личном общении с некоторыми путешественниками.

В 1850 году Русское Географическое общество предприняло издание на русском языке некоторых частей «Землеведения» Риттера. Одну из них — «Восточный или Китайский Туркестан» — перевел и снабдил, на основании новейших исследований критическими замечаниями и дополнениями В. В. Григорьев.

Среди дополнений В. В. Григорьева, которые во многих местах опровергли неверные воззрения Риттера, наибольший интерес представляет второй выпуск — историко-географический, в котором содержится очень полная сводка исторических данных о Восточном Туркестане.

В наше время труд Риттера не имеет научной ценности и представляет лишь исторический интерес.

Текст воспроизведен по изданию: М. В. Певцов. Путешествия в Кашгарию и Кунь-Лунь. М. Географгиз. 1949

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.