Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

К СОБЫТИЯМ В ДОЛИНЕ ЯНЦЗЫ

Телеграмма Бюлова германскому посланнику Мумму
в Тяньцзинь от 12 октября 1900 г.

Секретно.

Для обсуждения с фельдмаршалом телеграммы № 65. Инструкция Е[го] в[еличества] кайзера последовала после полученной здесь 8-го [октября] и доложенной Е[го] в[еличеству] ноты, в которой английское правительство высказывает недовольство имевшим до сих пор место подходом к вопросу о железных дорогах. Сообщение лорда Солсбери германскому послу также не оставило сомнений в том, что проблема Янцзы для англичан связана с вопросом о железных дорогах. Если у английского правительства из-за позиции Германии в этом вопросе создается впечатление, будто мы содействуем в Китае русским интересам за счет английских, нависшая с начала нынешнего кризиса опасность того, что Англия употребит во зло свой нынешний перевес на море для формального включения бассейна Янцзы в сферу своего влияния, значительно возрастет.

Е[го] в[еличество] кайзер признает и оценивает все значение вопроса о Янцзы. Для коммерческих кругов Германии политическое поражение в этом вопросе не может быть компенсировано никакими другими успехами в Китае.

Ваше превосходительство должно совершенно секретно сообщить фельдмаршалу, что произведенное нами сразу же после смерти графа Муравьева зондирование С.-Петербургского кабинета дало нам уверенность, что при возможном немецко-английском расхождении из-за [290] Янцзы он ни в коем случае не оставит роль tertius gaudens 8. Граф Ламсдорф совершенно откровенно сказал тогда германскому представителю, что имеются правительства, которые живо интересуются вопросом о Янцзы; однако Россия относится к этому вопросу равнодушно.

[Бюлов.]

Gesandschaft China, Nordchinesische Eisenbahn, № 316, Bl. 206—207.

Вербальная нота Мумма китайскому правительству
от 30 октября 1900 г.

Говорят о том, что китайский двор предполагает отозвать со своих постов обоих генерал-губернаторов — Лю Кунь-и и Чжан Чжи-дуна. На тот случай, если иностранные державы будут склонны вступить в мирные переговоры, имелось в виду привлечь к этим переговорам обоих названных высоких должностных лиц, и они уже были для этого назначены опубликованными императорскими указами; само собой разумеется, что их отставку в настоящее время допустить нельзя.

Gesandschaft China, Friedensverhandlungen, 1900, Bd 257, Bl. 357.

Телеграмма Бюлова Мумму от 1 ноября 1900 г.

Одобряю, что в переговорах с китайскими посредниками Ваше превосходительство дало аналогичное английскому разъяснение о вице-королях. Ваше превосходительство в случае необходимости может дать последним непосредственно обещание, аналогичное английскому; Вы должны также вместе с адмиралом и генеральным консулом своевременно подготовить все для того, чтобы возможная демонстрация флота не была односторонней. Ваше превосходительство должно видеть свою задачу, с одной стороны, в том, чтобы не дать англичанам реализовать свои намерения относительно монополии на Янцзы, а с другой, однако, в том чтобы наши разногласия с Англией по возможности не стали предметом дипломатических бесед с какой-либо третьей стороной. [291] Рассматриваемое в моей телеграмме № 116 предложение о прекращении дальнейшего снабжения двора продовольствием Ваше превосходительство должно выдвинуть объективно и простодушно, ничего не заостряя против Англии. Позиция отдельных участников конференции, в особенности французского и японского представителей, будет симптоматична для дальнейшего обсуждения всего связанного с Янцзы. Предлагаю перед началом заседания дать понять японскому послу через переводчика, что мы с самого начала этих китайских беспорядков относимся с максимальным вниманием и уважением к Японии.

Я хотел бы до ближайшего вторника узнать о судьбе проекта.

[Бюлов.]

Gesandschaft China, Friedensverhandlungen 1900, Bd 618, Bl. 2.

Телеграмма Мумма генеральному консулу в Шанхае
от 4 ноября 1900 г.

Секретно.

После того как сэр Эрнест Сатоу обещал обоим генерал-губернаторам в случае необходимости поддержку английского флота, я был также уполномочен дать подобное обещание. В связи с этим соблаговолите, Ваше превосходительство, способом, какой Вы сочтете необходимым, от моего имени устно сообщить генерал-губернатору Лю Кунь-и об обещанной поддержке германского флота; поставьте его также в известность о сделанном мною принцу Цину и Ли Хун-чжану заявлении. Если Ваше превосходительство совершит в ближайшее время запланированную поездку в Нанкин, то это было бы удобным случаем для [выполнения данного поручения].

Императорскому] консулу в Ханькоу я дал непосредственное указание.

Доверительно и лично хочу заметить, что я не верю в возникновение действительной необходимости для вмешательства, но заявлением о возможности нашего участия хочу отбить у англичан охоту к проведению, вероятно, запланированной ими сепаратной морской демонстрации.

Адмирал Бендеман будет уведомлен генерал-фельдмаршалом. [292]

Кроме того, Ваше превосходительство, Вам надлежит во всех случаях сноситься с адмиралом Гейслером, чтобы мы при необходимости не упустили возможности присоединиться. Прошу, однако, воздержаться от каких-либо заметных извне приготовлений, ибо, как уже сказано, Англия также, на мой взгляд, никогда серьезно не помышляла о демонстрации.

Содержащиеся в телеграмме № 26 подробные указания по поводу проведения возможной акции лишь после согласования с английским командующим остаются в силе и далее.

[Myмм.]

Gesandschaft China, Friedensverhandlungen 1900, Bd 618, Bl. 30—31.

Из телеграммы Мумма германскому консульству в Ханькоу
от 4 ноября 1900 г.

Секретно.

Прошу Ваше превосходительство от моего имени доверительно разъяснить Чжан Чжи-дуну в устной форме, что мне стало известно об обсуждении императорским двором вопроса об отозвании Чжан Чжи-дуна и Лю Кунь-и. Однако после того, как они назначены уполномоченными по мирным переговорам, допустить этого нельзя. По поручению моего правительства я разъяснил это принцу Цину и Ли Хун-чжану. В случае надобности мое правительство готово обеспечить названным генерал-губернаторам поддержку германского флота...

Gesandschaft China, Friedensverhandlungen 1900, Bd 618, Bl. 29.

КАРАТЕЛЬНЫЕ ДЕЙСТВИЯ ГЕРМАНСКИХ ВОЙСК В УЕЗДЕ ГАОМИ

Телеграмма губернатора Цзяочжоу Иешке Мумму
от 24 октября 1900 г.

Действующий в районе Гаоми отряд 23-го [октября] взял штурмом две деревни в 18 и 20 км юго-восточнее этого населенного пункта, в которых вопреки приказу не были срыты земляные насыпи и которые энергично [293] оборонялись населением. Противник потерял 200 человек убитыми, у нас потерь нет. 21-го у одной из этих деревень было совершено нападение на офицерский патруль. 1 офицер и 1 солдат легко ранены, у китайцев 20 человек убиты. Губернатор провинции чрезвычайно покорен, на все согласен.

[Иешке.]

Gesandschaft China, Schantung-Eisenbahn, № 496, Bl. 73.

Из письма губернатора Иешке Мумму от 29 октября 1900 г.

... Находящуюся в Цзяочжоу роту III морского батальона я усилил в настоящее время 100 солдатами и двумя орудиями и приказал, оставив караульную службу в Цзяочжоу, продвинуться в Гаоми. Согласно моей инструкции, командир отряда выпустил там прокламацию, в которой извещал, что строительство железной дороги должно быть возобновлено и всякая попытка населения помешать этому будет подавлена вооруженной силой. В дальнейшем все деревни, принимавшие участие в эксцессах прошлым летом, должны срыть валы, которыми они были окружены.

... В одной деревне, пользующейся особенно дурной репутацией, в которую в настоящее время вступил [отряд], в валах были обнаружены совсем недавние исправления поврежденных мест. Все способные носить оружие мужчины при приближении отряда скрылись; в деревне остались лишь старики, женщины и дети. Командир приказал отвести их в безопасное место, а затем, чтобы показать жителям, как мало пользы могут принести их валы и глиняные стены, приказал взорвать несколько гранат, которые разнесли ворота и все в окрестности. То же самое он проделал в другой деревне, и следствием было, что жители всех ближайших деревень немедленно приступили к уничтожению валов. Между тем Юань Ши-кай телеграфировал мне и просил отказаться от подобных мер, так как эти укрепления имеют давнее происхождение и их уничтожение послужит причиной ухода лояльных элементов, а дурные при этом останутся, что только ухудшит отношения. Это излюбленный прием китайских властей, который издавна мне знаком. Вообще говоря, [294] укрепления могут восходить к далекому прошлому, но нынешние укрепления совершенно нового происхождения; они возведены по всем правилам [военного] искусства и направлены против нас. Поэтому я ответил ему, что эта мера предложена не только для обеспечения безопасности строительных работ, но и для наказания [жителей] мятежных населенных пунктов.

... Во время своих карательных походов в расположенный западнее Гаоми район, который постоянно был опорным пунктом мятежного сброда, капитан Конради нашел все деревни обезлюдевшими. Он узнал, что мужчины, способные носить оружие, ушли в юго-западном направлении... где сконцентрировались для вооруженного сопротивления... Можно было установить, что в этой местности действительно готовилось серьезное сопротивление.

Это послужило основанием для наступления, которое предпринял капитан Конради 23-го тек[ущего] месяца, и следует признать, что этой основательной очисткой местности от враждебного сброда и сожжением двух деревень сопротивление было сломлено.

Gesandschaft China, Schantung-Eisenbahn, № 496, Bl. 73—75.

Из письма губернатора Иешке Мумму от 13 ноября 1900 г.

В разъяснение моего письма от 7 с[его] м[есяца] сообщаю... что взятие штурмом Шауо возымело должное действие. Как установлено, это поселение было главным сборным пунктом повстанцев. Против капитана Конради там действовало 700 бойцов, объединившихся с разбойничьим сбродом. Около 200 человек было убито, и противник, захватив с собой многочисленных раненых, отступил в северном направлении.

В сильно укрепленных деревнях этой местности теперь добровольно уничтожаются все валы...

В окрестностях Гаоми наконец полное спокойствие. Все говорит о том, что враждебные действия ведутся не жителями, а боксерами...

Gesandschaft China, Schantung-Eisenbahn, № 496, Bl. 76. [295]

ВОКРУГ ГЕРМАНСКОГО ПРОЕКТА МИРНОГО ДОГОВОРА С КИТАЕМ

Донесение германского посланника Мумма, временно находящегося в Шанхае, статс-секретарю по иностранным делам Рихтгофену 9
от 17 сентября 1900 г.

После переговоров с генеральным консулом 10. Мнение Белова 11, с которым связь еще совершенно спорадична и ненадежна, отсутствует.

К пункту первому. Примерное наказание виновных, а именно: безусловно необходимо потребовать наказания как зачинщиков массового враждебного движения против иностранцев, так и убийц барона фон Кеттелера и главарей нападения на посольства. В качестве меры наказания наряду со смертными казнями, которые по возможности следует проводить публично в самом Пекине, можно рекомендовать конфискацию доступного недвижимого имущества. Следует настаивать на публикации в пекинских газетах объявлений о наказаниях и о выпуске прокламаций по всей стране. Согласно полученным донесениям, зачинщики — прежде всего принц Дуань, Ган И, Юй [Сянь], Сюй Тун, Ли Бин-хэн — будто бы уже мертвы. Убийцы Кеттелера и зачинщики нападения на посольство будут определены докладом Белова и пока незавершенным следствием.

Следует взвесить, не понадобится ли осуществить наказание по крайней мере главных зачинщиков как предпосылку нашего вступления в переговоры, хотя, возможно, это было бы трудно выполнить из-за уступчивости остальных держав.

Не исключено, что в случае необходимости наказание может быть произведено даже путем самостоятельной акции ареста виновных.

Императрица-регентша кажется скомпрометированной; несмотря на это, следует, чтобы достигнуть наших целей, добиваться гарантий ее персональной [296] безопасности со стороны держав и, возможно, даже признать ее при слабоумном императоре в качестве лица, акцептующего документы; только таким образом можно рассчитывать при установлении порядка на необходимую поддержку наших требований со стороны Чжан Чжи-дуна и Ли Хун-чжана.

Второе требование китайцы склонны принять. В ходе мирных переговоров сначала должна идти речь лишь об установлении принципа, в то время как определение конкретных взносов должно быть предоставлено самой международной комиссии. Предусмотреть lucrum cessans едва ли целесообразно. Возмещение в пользу раненых и семей убитых следует проводить в каждом отдельном случае, руководствуясь разумными принципами.

Пункт третий считаю допустимым. Желательно возможно более близкое родство принца с императором.

К пункту четвертому. Частности могут быть оставлены для дальнейших переговоров.

К пункту пятому. [Рекомендует в первую очередь увеличение пошлин до 10—12?% — при устранении не поддающихся иностранному контролю, наносящих большой ущерб импортной торговле внутренних пошлин (лицзинь)]... против чего и местное купечество не сможет выдвинуть существенных возражений. Росту поступлений от налогов могла бы служить и пошлина на соль при одновременном введении соляной монополии; такое же значение имело бы (если это уже не обусловлено) предоставление морскому таможенному управлению права взимать пошлины на товары, ввозимые джонками.

Уменьшению государственных расходов должно послужить сокращение войска, вооруженного иностранным оружием, а также ликвидация [неразборчиво] знаменных войск и [неразборчиво]. Финансовый контроль должен осуществляться международной финансовой комиссией, находящейся в Пекине...

Коренная финансовая реформа в европейском смысле, которая бы стала основной предпосылкой для установления финансового контроля, явилась бы действительно радикальным и потому политически опасным переворотом, который разрушил бы сложившиеся веками установления и был бы истолкован как далеко зашедшее вмешательство во внутренние дела Китая. Одна только попытка отмены лицзиня будет встречена провинциальными властями очень резко. [297]

Против пунктов 6 и 7 с моей стороны нет принципиальных возражений; все же полагаю, что надо считаться с сильной личностью Юань Ши-кая, враждебности которого мы всячески должны избегать. Относительно выбора подлежащих (согласно п. 6) оккупации местностей, а также обусловленных гарантий (п. 7) прошу разрешить мне в свое время снестись с губернатором Циндао. Время покажет, не вызовет ли это сопротивления со стороны остальных держав, которые могут воспринять эти пункты как особые преимущества, предоставленные Германии.

По поводу миссий следует подождать прежде всего предложений других держав и, вероятно, весьма далеко идущих пожеланий самих министров.

Купечество Шанхая и Тяньцзиня, как мне стало известно, также формулирует свои пожелания по поводу предстоящих переговоров.

Gesandschaft China, Friedensverhandlungen 1900, Bd 257, Bl. 110—114.

Из меморандума губернатора Цзяочжоу Иешке (октябрь 1900 г.)

... В общем и целом, как уже было отмечено в моей докладной записке, я против любого обсуждения условий, которое бы могло дать повод заключить, что мы можем удовлетвориться пров. Шаньдун. Это совпадает с памятной запиской министерства иностранных дел от 22.VII (пункт 2; стр. 7).

В упомянутых выше мирных условиях 6-й пункт не следует рекомендовать хотя бы на том основании, что мы не можем допустить ограничений при оккупации [отдельных] мест пров. Шаньдун; эта оккупация не должна зависеть от исполнения требований — мы должны иметь возможность осуществлять ее по своему усмотрению, по мере надобности. Мирный договор должен предоставить нам такое же право воинских передислокаций с целью защиты германских железных дорог и горнопромышленных предприятий во всей пров. Шаньдун, каким мы уже располагаем в 50-километровой зоне. Лучше всего было бы оговорить это условие в особом секретном приложении, которое не подлежало бы оглашению. Такая конфиденциальная договоренность мне кажется желательной и из-за [298] Юань Ши-кая, так как отношения с ним складываются лучше всего тогда, когда они строго опираются на договоры или соглашения.

Воинские передвижения или оккупация смогут в этом случае производиться в полном соответствии с потребностями и будут носить местный характер, как это происходит в настоящее время в 50-километровой зоне.

Пункт же 7 не будет выполняться губернатором провинции, так как этот пункт кажется слишком неудобным для него, а выполнение не могло бы контролироваться нами.

В то же время следует заставить всех вице-королей и губернаторов провинций распустить свои обученные на современный лад войска. Внутренний порядок может поддерживаться без таковых; современные войска обращены только против иностранцев. Все иностранные инструкторы должны быть уволены. Для нас в Циндао постоянную угрозу представляют в особенности отборные войска Юань Ши-кая. Если бы они были в его распоряжении до того, как к нам прибыло подкрепление с родины, мы были бы уничтожены! Все склады оружия должны быть закрыты; достаточным основанием для этого служит необходимость экономии, чтобы возместить иностранным державам военные убытки.

Если мы благодаря этому ослабим Китай, то тем не менее державы должны обеспечить [ему] известные гарантии против злоупотреблений со стороны отдельных государств.

Если мы стремимся к получению особых преимуществ согласно пункту 9-му памятной записки от 22 июля, то эти преимущества должны находиться в экономической области, например полное освобождение пров. Шаньдун от пошлин на импорт и экспорт, который будет идти через Циндао.

[Иешке.]

Gesandschaft China, Friedensverbandlungen 1900, Bd 257, Bl. 220—221. [299]

Из редакционной статьи газеты «Дер остазиатише Ллойд»
«Реформа горного дела в Китае»

... Таким образом, невежество и непрактичность китайцев задержали горное дело на весьма низкой ступени развития. Они повинны также в том, что любой инициативе иностранцев в области горнодобычи до сих пор оказывалось максимальное сопротивление. Все эти обстоятельства могут быть изменены только в том случае, если горное дело будет отдано иностранцам на совершенно иных основаниях, чем это было прежде. К тому же необходимо, чтобы совсем по-новому были оформлены законодательные условия горного дела. Эти условия и по форме и по существу в настоящее время неприемлемы для иностранцев. Они чересчур общи, не дают никаких представлений о различных правовых принципах горного дела, а главное — в них проявляется откровенное намерение ставить палки в колеса каждому почину иностранцев в горном промысле.

Было бы преждевременно рассматривать здесь подробно новые законодательные меры в горном деле, рекомендуемые специалистами. Однако общим интересам соответствовало бы указать на те пункты, которые при проведении необходимой реформы следует предусмотреть в первую очередь, и тем самым обозначить существенное содержание новых правил. Прежде всего в качестве первоосновы следовало бы твердо установить, что всем иностранцам без различия национальностей должно быть наравне с китайцами разрешено производить разведку ископаемых во всех частях страны (если только за отдельными державами не зарезервированы особые права), т. е. вести поиски и предпринимать предварительные работы для исследования месторождений. Далее, иностранцам должно быть разрешено беспрепятственно заниматься горным делом и основывать для этой цели компании. Это требование отнюдь не является несправедливым. Во всех культурных странах приобретение горнозаводского имущества иностранцами не встречает никаких препятствий, так как давно уже признано, что, если силами местного капитала ведение горного дела в стране неосуществимо, государству только полезно привлечение иностранцев. В разных странах государство установило значительные премии за открытие ценных ископаемых, а для организации определенных горных [300] предприятий со стороны государства предусмотрена поддержка.

Существовавшее до сих пор положение, что концессии могут быть предоставлены только тем акционерным обществам, в которых капитал является наполовину китайским, неприемлемо хотя бы по той простой причине, что как раз сами китайцы не имеют никакого желания вкладывать капитал в горное дело. В этом отношении иностранным обществам должна быть предоставлена полная свобода, а также разрешено, чтобы финансовое и техническое руководство находилось в руках иностранцев или назначенных ими китайцев. В определенных случаях в интересах самих иностранцев будет предоставление китайцам возможности принимать участие в организации горнозаводских предприятий; при этом во всех случаях должна существовать полная свобода, и ни в коем случае возникновение иностранных обществ нельзя ставить в зависимость от участия китайских капиталистов. Ведь случалось даже, что такие капиталисты выговаривали себе годовой оклад только за то, что они благоволили участвовать в основании общества. С другой стороны, было бы справедливо, чтобы китайцы получили возможность вкладывать свои капиталы в такие общества, для чего следует рекомендовать, чтобы при их организации определенный процент акций был предназначен к распространению в Китае путем открытой подписки.

Полученные до настоящего времени иностранными компаниями концессии, само собой разумеется, должны сохраниться в полном объеме. Напротив, правила предоставления новых концессий должны быть сформулированы по-иному. Прежние правила фактически не предусматривали необходимых формальностей. Весь ход получения концессий в Китае до сих пор был покрыт мистическим туманом. Неопытные охотники за концессиями платили громадные деньги темным китайским дельцам, которые обещали помочь этим простакам «словом и делом». Если бы можно было опубликовать документы различных ныне существующих горнорудных концессий и показать, чему обязано их возникновение, это походило бы на роман...

Поэтому мы приходим к выводу о необходимости издания определенных положений по вопросам приобретения концессии и обязательного создания специальных горных управлений, которые будут призваны объективно [301] изучать эти вопросы. Само право предоставления концессий вначале должно, в соответствии со своеобразными китайскими порядками, быть прерогативой генерал-губернаторов; однако необходимо, чтобы концессии, предоставленные иностранцам, были санкционированы центральным управлением, находящимся в столице. Следовательно, отдельным генерал-губернаторам должны быть приданы провинциальные горные управления. Частично таковые уже существуют, но было бы существенно важно, если бы в качестве их членов привлекались также иностранцы. Задачей этих управлений было бы предварительно рассматривать ходатайства о концессиях и представлять доклады генерал-губернатору. Возможно, особыми чиновниками этих управлений будет производиться геологическая съемка.

Центральное управление с местопребыванием в столице должно находиться в тесной связи с Цзунли ямэнем. И здесь участие иностранцев будет необходимо.

При распределении концессий следует, в частности, принять во внимание следующие обстоятельства. Собственность на горнозаводское предприятие следует отделять от собственности на землю, т. е. изъять находящиеся в недрах ископаемые из распоряжения землевладельца и определить, что предметом концессии является право добычи определенных ископаемых внутри твердо обозначенных на поверхности земли границ концессии или площади разработок. Относительно этого весьма важного вопроса горного права здесь царит величайшая путаница, и никто не в силах дать разъяснение, что, собственно, верно с правовой точки зрения. В общем, кажется, придерживаются той исходной позиции, что ископаемые принадлежат землевладельцу или что он имеет по крайней мере право на возмещение убытков. Однако, по-видимому, для горного предприятия существенно лишь расположение шахтного здания или отверстия штольни. Начиная отсюда владелец копает во всех направлениях, и никто не мешает ему орудовать под площадью соседнего землевладельца до тех пор, пока не произойдет конфликта с ним. Будет ли при выдаче новых концессий собственность на ископаемые отделена от владения землей или же землевладелец получит привилегии либо право на возмещение убытков, так или иначе в правила должны быть введены твердые основы, которыми в будущем можно будет руководствоваться. [302]

Разведка ископаемых — шурфование — должна быть разрешена кому угодно и повсюду, кроме соответствующих, подлежащих уточнению мест, например мест погребения. По различным основаниям целесообразно испрашивать разрешения так называемого права на шурфование у провинциальных властей. Само собой разумеется, что изыскатель должен возмещать землевладельцу возможный ущерб от повреждения его земельного владения.

В договоре на концессию, равно как и при оформлении соответствующих документов, должны быть точно названы ископаемые, которые разрешается добывать. Затем должно быть точно указано расположение и размер площади, по возможности с приложением карты, изготовленной межевыми чиновниками.

Касаться здесь величины площадей значило бы зайти чересчур далеко. Но в качестве исходного положения следует придерживаться того, чтобы не сдавались слишком маленькие поля, ибо таким образом была бы поставлена под угрозу прибыльность разработки.

В действующих правилах имеется пункт, что, если в течение определенного срока разработка концессии не начата, соглашение теряет свою силу. Это ясно сформулированное основное положение уже включено во многие горные законодательства, и его следовало бы придерживаться и здесь. Следует признать правильным, что для владельца концессии должна быть обязательной ее разработка; если по тем или иным причинам он от нее отказывается, то другие лица должны иметь возможность получить эту концессию. Благодаря таким правилам будет поставлена действенная преграда и для мошеннических предприятий.

Итак, если для владельцев концессий должна быть обязательной ее разработка, то, с другой стороны, необходимо твердо придерживаться правила, что мандарины, т. е. местные чиновники, не должны мешать успешной разработке или препятствовать ей путем недозволенного вымогательства.

Необходимо ввести взимание государственных налогов с горнопромышленников. Это может быть либо полевой налог, т. е. ежегодный взнос, соизмеримый с величиной концессии или количеством добытой руды, либо налог, уплачиваемый в соответствии с исчисленной стоимостью добытого продукта. [303]

Одновременно с введением нового горного законодательства мы считаем безусловно необходимым также организацию государственной геологической полевой съемки, а также учебного заведения для молодых служащих горного ведомства. Основы для геологического изучения страны могут быть заложены лишь путем организации топографической службы. Существующие китайские карты, созданные на основе работ иезуитов, выполнены в слишком малом масштабе; они часто оставляют желать много лучшего и в смысле точности, так что ни в коей мере не соответствуют современным требованиям.

Вышеизложенное могло бы послужить руководством, которое, по мнению специалистов, поможет осуществить реформу горного дела в Китае в связи с урегулированием там положения после последних событий. Необходимо всячески настаивать на этих изменениях; при этом, конечно, без ущерба для самого Китая откроется обширное поле деятельности для многих иностранных инженеров и горных служащих. В этом случае китайскому горному делу несомненно можно предсказать здоровое развитие.

Что же касается основы развития горного дела — наличия полезных ископаемых, то здесь мы не вполне оптимистичны. Страна слишком густо населена, и каждый клочок почвы, можно сказать, используется и вследствие этого достаточно изучен, так что находящиеся на поверхности ископаемые давно разрабатываются самими китайцами. Бесцельно предаваться иллюзиям, будто иностранный благодетель или путешественник может натолкнуться на неоткрытые сокровища во время поездки через страну. Но это ни в коем случае не означает, что страна бедна ископаемыми, а огромные размеры этого государства могут служить ручательством того, что с течением времени можно ожидать много новых находок. Однако прежде всего эта страна нуждается в разумной организации горного дела с использованием навыков и капитала. Это останется неосуществимым до тех пор, пока нынешние порядки не будут изменены.

«Der Ostasiatische Lloyd», 21.IX.1900. [304]

ПОЗИЦИЯ КИТАЙСКИХ ВЛАСТЕЙ И ДЕРЖАВ — СОЮЗНИКОВ ГЕРМАНИИ В ВОПРОСЕ О МИРНОМ ДОГОВОРЕ

Проект условий мирного договора, представленный китайскими делегатами — принцем Цином и Ли Хун-чжаном 15 сентября 1900 г.

Параграф 1. Арест послов и нападения на них являются грубым нарушением основных норм международного права, которое ни при каких обстоятельствах не может быть допущено никаким народом. Признавая себя виновным в этом тяжком преступлении, Китай вместе с тем обещает, что никогда в будущем ничего подобного не произойдет.

Параграф 2. Китай признает своей обязанностью возместить все убытки, возникшие в связи с данными событиями. Со своей стороны, каждая из участвующих в подписании договора держав выделит чиновника, которому будет поручено составление необходимого документа, на основе которого будут вестись более конкретные переговоры.

Параграф 3. Державы, участвующие в выработке мирного договора, примут решение о том, как следует поступить относительно торговли и международных сообщений в будущем, — либо о сохранении существующих до сих пор договоров, либо о выработке особых условий в виде добавлений и изменений к ним, либо о полном аннулировании (отмене) ранее существовавших договоров и заключении новых. Китай будет действовать в соответствии с этим и вступит в конкретные переговоры о дополнительных соглашениях.

Параграф 4. Заключенный, таким образом, договор явится основным общим соглашением между Китаем и союзными державами. После заключения этого основного договора представители союзных держав отдадут распоряжение о снятии печатей с правительственных помещений Цзунли ямэня, с тем чтобы должностные лица, которым поручено ведение иностранных дел, могли бы приступить к исполнению своих обязанностей. Кроме того, каждая из союзных держав сможет в зависимости от возникающих обстоятельств заключать с Китаем особые договоры. После того как найдут свое разрешение претензии по поводу убытков или будет твердо установлен [305] принцип подхода к ним, союзные державы постепенно выведут свои войска.

Параграф 5. Посылка в настоящее время войск вызвана исключительно необходимостью охраны послов и не имеет никакой иной цели. Теперь, когда обе стороны приступили к мирным переговорам, союзные державы прекратят военные действия.

Добавление. Поименованные в параграфе 4-м особые договоры с отдельными союзными державами не имеют ничего общего с упомянутыми в параграфе 3-м торговыми договорами. Их следует рассматривать отдельно друг от друга 12.

Gesandschaft China, Friedensverhandlungen 1900, Bd 257, Bl. 269—270.

Из телеграммы Мумма министерству иностранных дел
от 28 октября 1900 г.

На сегодняшнем заседании [послов союзных держав] Гирс прежде всего пытался добиться отмены недавно принятого решения о сведении всех требований в один ультиматум, но вследствие возражений, главным образом английского и итальянского послов, достиг лишь того, что по отдельным пунктам китайскому правительству могут быть даны разъяснения и с ним до принятия ультиматума могут быть обсуждены другие требования.

... Продолжение запрета на ввоз оружия было одобрено всеми остальными представителями, включая американского; все же Конджер дал почувствовать, что его правительству нежелательно длительное существование [запрета], так что при установлении более точных условий во всяком случае появится возможность высказать наши сомнения не в такой изоляции, как сейчас.

... Вопрос о приостановке военных действий, поднятый г. фон Гирсом в момент закрытия заседания, по моему предложению отложен как слишком важный для неожиданного, поверхностного обсуждения. За отсутствием [306] противоположных указаний и в соответствии с моей беседой с фельдмаршалом я на ближайшем заседании, в среду, решительно выскажусь, исходя из военных соображений, против приостановки, несмотря на то что предвижу возражения со стороны многих коллег, в том числе англичанина и японца...

Gesandschaft China, Friedensverhandlungen 1900, Bd 257, Bl. 330—331.

Телеграмма Мумма в Берлин от 29 октября 1900 г.

Фельдмаршал считает необходимой предпосылкой прекращения военных действий полный отвод китайских войск из оккупированной области, ограниченной с севера Великой стеной от Шаньхайгуаня до того места, где она западнее Калгана достигает провинции Шаньси; на западе от границы Шаньси до широты, на которой расположен Хэцзянь; на юге по этой широте; на востоке вдоль моря. Военные действия могут потребоваться также после... отвода в том случае, если китайскому правительству не удастся подавить бесчинства боксеров.

Gesandschaft China, Friedensverhandlungen 1900, Bd 257, Bl. 348.

Из телеграммы Мумма министерству иностранных дел
от 29 октября 1900 г.

Русс[кий] посланник сообщил мне лично и доверительно следующую редакцию своего предложения 13:

«Поскольку переговоры с китайскими полномочными представителями вскоре должны начаться, посланники представляют своим правительствам следующее заключение: было бы желательно ограничить военные действия в той степени, которую военные власти найдут совместимой с нуждами обеспечения безопасности».

Я буду придерживаться указаний телеграммы № 109. Английский и австрийский послы намерены, не вдаваясь в детали, поставить вопрос о гарантировании дальнейших коммерческих преимуществ; русс[кий] посол намерен возражать против этого. [307]

Американский посол предусматривает превращение Пекина в открытый для иностранцев торговый город, что мне представляется выполнимым в случае создания там ограниченного сеттльмента, ибо разрешение иностранной торговли во всем городе послужило бы новым препятствием для возвращения двора.

Gesandschaft China, Fiedensverhandlungen 1900, Bd 257, Bl. 350—351.

Из телеграммы Мумма министерству иностранных дел
от 3 ноября 1900 г.

... На ближайшем заседании итальянский представитель, вероятно, внесет по моему побуждению сформулированное в самых общих выражениях дополнение 14 к 3-му пункту союзной ноты, которое позднее будет служить по отношению к китайскому правительству обоснованием финансового контроля.

Gesandschaft China, Friedensverhandlungen 1900, Bd 618, Bl. 15.

Из заявления германских фирм в Гонконге, торгующих оружием, на имя рейхсканцлера Бюлова (ноябрь 1900 г.)

... Нижеподписавшиеся германские фирмы настоящим обращаются к Вашему сиятельству со следующей просьбой:

Благоволите, Ваше сиятельство, содействовать тому, чтобы принудить китайское правительство возместить по мирному договору все убытки, причиненные китайскими подданными германским фирмам, которые вследствие беспорядков в Китае не в состоянии выполнить своих обязательств. Это неизбежно, если правительство Германии не найдет другого пути, чтобы предотвратить убытки, угрожающие германским фирмам не по их вине.

Карловиц и Ко

Симсен и Ко

Мейер и Ко

Лаутс, Вегенер и Ко

Рёдекер и Ко

Гроссман и Ко

Лютгенс, Эйнстман и Ко

Gesandschaft China, Schadenersabzvorterungen aus den Unruhen 1900, № 3118, Bl. 108. [308]

Телеграмма Рихтгофена Мумму от 22 ноября 1900 г.

Уже произведенные и предположительно ожидаемые расходы империи на китайскую экспедицию предварительно определяют здесь минимально в пятнадцать миллионов фунтов стерлингов. Благоволите, Ваше превосходительство, положить эту цифру в основу наших претензий, в том случае если с какой-либо другой стороны сделаны шаги в вопросе компенсации за военные потери.

Добавляю исключительно для Вашего личного сведения, что я вошел в контакт по этому вопросу с английским правительством и оставляю за собой право дальнейшего уточнения.

Gesandschaft China, Art. 6 des Friedensprotokolls 1900 (Entschaedigung), № 3105, Bl. 8.

Из телеграммы Рихтгофена Мумму от 30 ноября 1900 г.

... Рейхсканцлер (сообщаю доверительно) указал в Лондоне на то, что Германия, как показывает германо-английское соглашение, не добивается приращения территорий и что даже вопрос о компенсации отступает на задний план по сравнению с вопросом о наказании, в котором соображения престижа тесно связаны с заинтересованностью в дальнейших связях [с Китаем]. Германским и английским потребностям в этом отношении будет нанесен ущерб, если имеющееся грубое нарушение международного права останется безнаказанным и Китай будет чувствовать себя в безопасности благодаря русской, японской или американской поддержке. Англии поэтому, если ничего не удастся достигнуть единогласным решением, мы предлагаем образовать отдельную группу, к которой кроме нас двоих могли бы присоединиться и некоторые другие державы; эта группа во всяком случае будет достаточно сильной, чтобы подавить в зародыше вмешательство третьих держав. Она должна разъяснить китайским делегатам и убедить китайский двор в том, что Китай должен с пей считаться, какова бы ни была позиция других держав. [309]

Вы, Ваше превосходительство, должны по настроению английского посла убедиться, можно ли рассчитывать на то, что он будет содействовать осуществлению этой идеи. Прошу Вас обсудить ее с Сатоу сначала как собственную идею.

Gesandschaft China, Friedensverhandlungen, Bd 618, Bl. 220.

Из протокола совещания правительства и экспертов в Берлине
(сообщено Рихтгофеном Мумму (9 декабря 1900 г.)

Изучение вопроса о том, каким путем могло бы китайское государство быстро и наверняка удовлетворить обширные требования держав о возмещении денежных потерь, а также различные другие претензии без ущерба собственному экономическому развитию, дало господину рейхсканцлеру повод доверительно ознакомиться с мнениями специалистов по Китаю.

Были заслушаны действительный тайный советник фон Брандт, директор китайской морской таможни в отставке д-р Гирт, политэконом профессор Шумахер (в свое время секретарь торговой миссии, направленной в Восточную Азию) и главный управляющий бременской фирмы «Мельхерс и Ко» купец Герман Мельхерс.

Несмотря на то что эксперты почти не выдвинули новых точек зрения, выводы опроса все же заслуживают внимания, так как показывают в основных вопросах определенное единодушие опрошенных.

Как и следовало ожидать, наиболее безопасным и верным средством внесения платежей было признано повышение морских пошлин. При этом высказывалось мнение, что как нынешнее соотношение стоимости серебра и золота, так и величина пошлин, установленных другими заморскими странами, в особенности Японией, оправдывают удвоение старых тарифных ставок. Даже утроение ввозных пошлин (за исключением опиума, хлебных злаков и угля) не сможет нанести длительного ущерба иностранной торговле, если только будет обеспечена свободная от пошлин и налогов циркуляция ввозимых товаров по всему Китаю. Наряду с повышением пошлин следует обложить пошлинами товары, которые находятся в распоряжении иностранцев и до сих пор были свободными от обложения. [310]

По словам д-ра Гирта, статистика морского таможенного управления показывает, что путем подобного пересмотра тарифов могут быть получены значительные суммы для погашения военных расходов иностранных держав; согласно данным управления, в 1899 г. общая сумма ввоза и соответственно вывоза (включая обратный вывоз) составила 265 млн. и 329 млн. таэлей. На основе этого д-р Гирт пришел к убеждению, что, следуя по указанному выше пути, можно довести поступления в фонд репараций до 64 млн. таэлей ежегодно. В противоположность мнению Его превосходительства фон Брандта д-р Гирт предвидит, что при удвоении (или утроении) морских пошлин лицзинь и подобные ему внутренние налоги потеряют свое значение; в этом случае определенные средства будут поступать в распоряжение провинциальных властей, которые уполномочены их получать, но недостаточно жизнеспособны, хотя не могут быть никем заменены.

В частности, касающиеся пересмотра договоров и тарифов, никто из экспертов не вникает, однако существует единое мнение, что иностранное мореплавание не должно испытывать дополнительных трудностей из-за повышения таможенных сборов.

Из рассуждений опрошенных выясняется далее, что не рекомендуется прямое вмешательство во внутреннее управление, равно как и создание общего международного финансового контроля; и в том и в другом случае возникают трудности персонального характера. Что касается вмешательства во внутреннее управление, то реформы в области управления могут быть проведены в жизнь, только если они, исходя от непосредственно причастных кругов, могут рассчитывать на их поддержку.

Некоторые эксперты указывают в качестве нуждающихся в реформе и доступных для этого областей управления (при соответствующем увеличении сферы деятельности морского таможенного управления): рисовые налоговые управления, управление соляной монополии и — применительно к Пекину — городское самоуправление.

Д-р Гирт называет следующие источники, которые «свободное» китайское правительство должно будет привлечь для уплаты репарационных платежей после того, как оно в достаточной степени ощутит тяготы оккупации отдельных областей иностранными войсками: сокровища императрицы-соправительницы, богатства, оставленные [311] изгнанными и казненными противниками двора и бюрократии, колоссальные богатства дворцовой и чиновничьей клики, наживавшейся самым беззастенчивым образом.

Профессор Шумахер предлагает выйти из положения следующим образом: он высказывается в пользу конфискации по требованию держав пенсий знаменным войскам, особенно так называемому пекинскому контингенту, равно как и арендной платы определенных маньчжурских латифундий, а также в пользу обложения назначения на должности — при ограничении монополий маньчжурских семейств на должности и контроле над ней.

Господа Гирт и Шумахер придерживаются одинакового мнения относительно необходимости в целях экономии уменьшить армию и флот; первый из них даже настаивает на запрете не только ввоза оружия, но и некоторых видов сырья для изготовления боеприпасов.

Г-н Мельхерс предлагает ставшую ему известной от англичан идею конвертирования старых китайских займов в международно-гарантированный 3,5-процентный заем, благодаря чему поступления морского таможенного управления без повышения пошлин освободятся для нового займа.

Gesandschaft China, Art. 6 des Friedensprotokolls 1900 (Entschaedigung), № 3105, Bl. 15—17.

Проект предписания посланника Мумма генеральному консулу в Шанхае Кнаппе от 29 декабря 1900 г.

Как [Вашему] [превосходительству] теперь известно, 5-й раздел ноты, переданной китайским уполномоченным 24 с[его] м[есяца], устанавливает, что запрет ввоза вооружения и сырья, предназначенного служить исключительно для изготовления оружия и боевых припасов, должен оставаться в силе в соответствии с условиями, которые державам надлежит выработать совместно. До утверждения последних я не склонен поэтому уточнять пункты, затронутые в заявлении, поданном фирмой «Карловиц и Ко» 2-го тек[ущего] м[еся]ца. Однако я сохраняю за собой право воспользоваться этими соображениями как материалом для предстоящих переговоров.

Сообщаю Вам, В[аше] п[ревосходительство], [312] совершенно доверительно, что, судя по поведению японского и американского представителей, у меня не создалось впечатление, что их правительства серьезно рассчитывают на длительное сохранение строгого запрета.

Мнение В[ашего] п[ревосходительства] о несвоевременности указанного заявления я разделяю полностью.

Myмм.

Akten der Deutschen Gesandschaft China, Einfuhr von Waffen nach China, № 465, Bl. 189.

Из донесения Мумма рейхсканцлеру от 2 января 1901 г.

... Ли Хун-чжан полагает, что, хотя в принципе условия приемлемы, модификация отдельных параграфов все же была бы необходима. Например, ему представляется, что запрещение ввоза оружия в нынешней его редакции вряд ли выполнимо. Он высказал мнение, что предложение о запрещении ввоза оружия исходит от французов. Французские коммерсанты якобы никогда не поставляли в Китай оружия; снабжение воинскими припасами шло будто бы целиком через германские и английские фирмы. Он дал понять, что французы из зависти возбудили вопрос о запрете ввоза оружия.

Gesandschaft China. Friedensverhandlungen 1900, Bd 66, Bl. 11—12.

Вербальная нота китайских делегатов от 16 января 1901 г.

24 декабря [1900 г.] нами получены согласованные Вашими превосходительствами, уполномоченными держав, двенадцать статей договора, из которых явствует, что державы искренне стремятся находиться в мире с Китаем. После того как содержание статей было нами по телеграфу сообщено престолу, мы получили от Его величества императора телеграфное повеление принять эти двенадцать статей в целом. Затем 7 января представителями держав, а также Его превосходительством господином де Кологаном нам была направлена нота, в которой нам [313] предлагалось до встречи предварительно сообщить о тех пунктах, по поводу которых нам еще следует совещаться для того, чтобы представители держав могли договориться между собой о возможных ответах. В соответствии с этим, следуя полученному императорскому указу, мы вернули присланные нам статьи договора, подписав их.

После того как китайской стороной приняты и подписаны предложенные господами представителями пункты договора и [поскольку] тем самым цели держав достигнуты, из столичной провинции [Чжили] в соответствии с заключительной статьей [договора], естественно, должны быть выведены расположенные там воинские части. До того как это произойдет, должны быть немедленно приостановлены военные действия и не могут быть предприняты в какие бы то ни было округа, города и села новые экспедиции, крайне обременяющие страну и вызывающие у населения беспокойство и страх. Это чрезвычайно важно. В следующей за сим вербальной поте затронуты по отдельности тс пункты статей, по поводу которых нам бы еще хотелось провести обсуждение.

Статья I. О германском после господине фон Кеттелере. Согласны.

Статья II. В упоминавшемся императорском указе от 25 сентября уже определены наказания для принцев и высоких сановников. Так как в соответствии со статьями господ представителей требуются и дальнейшие строгие наказания, естественно, перед престолом еще раз должно быть возбуждено ходатайство о строгих наказаниях на основе содержащегося в статьях указания, что они должны соответствовать более тяжелой и менее тяжелой вине.

Если в дальнейшем идет речь о том, что во всех городах и населенных пунктах, где иностранцы были убиты или подвергались дурному обращению, в течение пяти лет не должно состояться никаких публичных экзаменов, то при этом следует установить, какие именно города и населенные пункты имеются в виду. Большое число их принадлежит к юрисдикции различных префектур, субпрефектур и округов. Само собой разумеется, повсюду, где произошли убийства или насилия над иностранцами, будут поступать в соответствии с данным требованием. Однако это может относиться лишь к экзаменам на самые низшие должности, что же касается экзаменов на вторую и третью ступени, то в них принимает участие вся провинция... Города и населенные пункты, [314] непричастные к каким-либо преступлениям, должны, как и прежде, иметь возможность принимать участие в экзаменах. Так будет реализован принцип поощрения и наказания.

Статья III. О японском канцлере Сугияма. Согласны.

Статья IV. О памятниках на погребениях миссионеров. Согласны.

Статья V, касающаяся оставления в силе запрета на ввоз сырья для военных нужд и изготовление из ввезенного сырья военных материалов на основе условий, которые установят державы. Во внутреннем Китае повсюду еще имеются бандиты, которые к тому же вооружены огнестрельным оружием, контрабандно ввезенным из-за границы. Если китайские гарнизоны не будут вооружены современным оружием, поддержание порядка окажется для них затруднительным. При мятеже, поднятом бандитами в более или менее значительных размерах, китайцы и иностранцы неминуемо пострадают одинаковым образом. Отсюда просьба твердо установить срок, по истечении которого вновь можно будет производить закупки. Среди многих материалов, необходимых для военных нужд, имеются такие, в которых правительство крайне нуждается; их закупка должна быть поэтому разрешена после предварительного в каждом случае извещения со стороны Цзунли ямэня.

Статья VI. Китайское правительство должно приемлемым для держав образом предпринять финансовые мероприятия с целью возмещения убытков [держав]. Это возмещение, однако, должно быть определено соразмерно с возможностями Китая, будь то путем назначения отдаленных сроков или путем соответственного уменьшения [платежей]. Ежегодный бюджет Китая хорошо известен державам; указанное возмещение представляет собой экстраординарный расход.

Возможному увеличению доходов Китая могут послужить повышение пошлин, налогов на горнодобычу, почтовых и штемпельных сборов. Нужно надеяться, что дружественные державы единодушно дадут на это свое согласие, ибо такого рода налоги являются у них общепринятыми.

Статья VII, касающаяся несения караульной службы у посольств, охраны посольских кварталов и запрещения проживать в них китайцам. Мы просим установления определенного количества этих караулов, равно как точных дисциплинарных указаний, с тем, чтобы они [караулы] [315] не выходили за пределы квартала и не совершали неуместных действий. Должно быть указано, где начинается и где заканчивается посольский квартал; должны быть исключены находящиеся там общественные здания и служебные помещения. Установление границ [кварталов] должно быть произведено обеими сторонами, с тем чтобы жителям могли быть даны нужные указания о переселении.

Статья VIII. Для новой экстерриториальной коммуникации между Пекином и морем следует установить, какие форты мешают свободному сообщению и потому должны быть срыты.

Статья IX касается определения и военной оккупации некоторых пунктов, расположенных на экстерриториальной коммуникации между Пекином и морем. Прежде всего необходимо согласовать и обнародовать сведения о том, сколькими военными частями каждой державы и сколько пунктов будут оккупированы. Далее державы должны установить дисциплинарные правила, чтобы избавить жителей от страха и беспокойства. Целью этой оккупации является защита иностранных должностных лиц и купцов, но не должно быть никакого вмешательства в местные дела и в работу средств сообщения. Китайское правительство и в дальнейшем будет считать своей обязанностью по мере сил защищать иностранцев и ни в коем случае не допускать нарушений свободного сообщения. Если спустя один-два года державы получат уверенность в том, что Китай в состоянии обеспечить успешную охрану, можно будет приступить к обсуждению вопроса об отзыве этих оккупационных войск.

Статья X. Ответственность высших и низших военнослужащих отдельных провинций за охрану иностранцев в своих округах и отстранение от должности этих военнослужащих без права дальнейшего определения на службу в случае возобновления враждебных по отношению к иностранцам действий, если порядок не будет немедленно восстановлен и виновные не будут наказаны.

Строгими указами императора местным китайским властям сделано повторное предупреждение об их обязанности с уважением относиться к гражданам иностранных государств; если снова произойдут нападения на иностранцев, само собой разумеется, последует наказание по всей строгости закона. Однако в основе нынешних событий лежит рознь между язычниками и христианами; [316] чтобы в дальнейшем воспрепятствовать подобному положению дел, необходимо предпринять меры, которые смогли бы обеспечить мирное сосуществование обеих [сторон] на вечные времена. С этой целью необходимо совместно тщательно разработать соответствующие условия и сформулировать их в качестве особого пункта договора с тем, чтобы исключить умножение числа стычек с миссионерами, которые влекут за собой опасность для жизни большого количества людей и вынуждают должностных лиц подвергать многих наказаниям.

Статья XI. Что касается пересмотра торговых, морских и иных соглашений в сторону, более выгодную для развития торговых отношений, Китай готов приступить к обсуждению этого при условии, что такой пересмотр будет столь же выгоден для Китая, как и для держав. В намерение держав не должно входить стремление повредить интересам Китая, условиям жизни его населения и его доходам. Китай, разумеется, будет готов к таким переговорам об изменениях торговых отношений, которые поведут к выгоде обеих сторон.

Статья XII. Что касается изменения придворного церемониала, касающегося аудиенций представителей держав у императора Китая, то все необходимое должно быть в свое время уточнено и установлено для конкретных случаев.

В вышеизложенном мы, касаясь выдвинутых господами представителями параграфов, извлекли их суть и высказали наше к ним отношение, ничем их не дополняя и не изменяя. Если господа представители после совместного обсуждения не обнаружат каких-либо разногласий во мнениях, вышеизложенные пункты следует присоединить к предложенным статьям с тем, чтобы они вместе составили основу будущего договора.

Что касается заключительной части статей, а именно — об отзыве оккупационных войск из столичной провинции, за исключением караулов при посольствах в Пекине и подразделений для охраны коммуникаций между Пекином и морем, то остальные воинские части в Пекине, Баодине, Тяньцзине и Таньшане должны быть полностью отведены в срок, который необходимо срочно определить.

Занятые войсками в Пекине, Тяньцзине, Баодине дворцы, городские стены, правительственные здания и склады должны быть полностью возвращены китайским властям. [317]

Мы полагаем, что державы в своем стремлении укреплять дружественные отношения с Китаем безусловно дадут на это свое согласие.

Гуансюй, 26-й год, 11 месяц, 26 день

Gesandschaft China, Friedensverhandlungen 1900, Bd 618, Bl. 329—334.

ОТНОШЕНИЕ ДЕЛОВЫХ КРУГОВ И ЧИНОВНИКОВ ГЕРМАНИИ К ЗАПРЕТУ ТОРГОВЛИ ОРУЖИЕМ С КИТАЕМ

Доклад консула в Гонконге Ланга
рейхсканцлеру Гогенлоэ от 9 августа 1900 г.

Почти вся торговля оружием в Гонконге находится в немецких руках. Из негерманских фирм, кроме одной незначительной итальянской фирмы «Нервегуа и К>о», в ней принимает участие лишь английская фирма «Джердин Матиссон и Ко». Среди немецких фирм, импортирующих оружие, следует назвать в первую очередь «Карловиц и Ко», «Симсен и Ко», «Арнольд Карберг и Ко» и «Лаутс Вегенер и Ко»; помимо того, торговлей оружием занимаются еще несколько более мелких фирм общим числом до десяти. Стоимость всего оружия, которое прошло здесь за последние четыре года через немецкие руки... достигает по меньшей мере пятидесяти миллионов марок, а его отношение ко всему объему торговли оружием [с другими державами] в здешних местах составляет почти 10:1. Ввиду того что кроме Гонконга торговля оружием с Китаем ведется только через Шанхай и, насколько здесь известно, торговля оружием в Шанхае находится почти исключительно в руках немецких фирм («Хандль и Ко», «Бухгейстер и Ко», «Тельге и Ко»), это соотношение может быть распространено на весь ввоз оружия в Китай. Проданное оружие состоит из крупповских пушек, винтовок Маузера и боеприпасов, большей частью ввезенных из Германии, частично при помощи некоего бельгийского посредника, затем из австрийских манлихеровских винтовок, пушек пильзенской фирмы «Шкода» и английских пушек фирмы «Армстронг». Сколько всего [318] доставляется в Китай оружия и боеприпасов, здесь определить невозможно.

В колонии Гонконг уже в течение почти двух лет существует запрет на ввоз, вывоз и транзитную торговлю оружием; вначале он был установлен здешними колониальными властями на несколько месяцев, а затем каждый раз продлевался на четыре месяца. В отдельных случаях губернатором могут быть сделаны исключения из этого запрета. При этом следует заметить, что изданным в апреле с. г. распоряжением по поводу торговли оружием в Гонконге можно воспользоваться лишь в том случае, если соответствующая фирма сумела получить общее разрешение. Это разрешение должно возобновляться ежегодно и стоить при каждом возобновлении 1200 долларов (2400 марок).

Ранее просьбы об исключении из вышеизложенного запрета легко удовлетворялись. С середины июня с. г. — времени получения первых известий о положении на Севере — подобные разрешения более не давались, кроме одного случая, когда речь шла о поставке оружия, закупленного Ли Хун-чжаном якобы для использования его против боксеров. Но даже эта довольно значительная партия не вся попала в руки китайцев; часть ее в последний момент, вероятно по указанию из Лондона, была задержана.

В прошлом при случае делались попытки обойти возникшие здесь трудности с ввозом оружия посредством использования португальского порта Макао в качестве перевалочного пункта; еще несколько месяцев тому назад в Макао с двух немецких пароходов было выгружено оружие для одной из крупных здешних немецких фирм, которое затем ушло отсюда в Китай. Но теперь и в названной португальской колонии также существует запрет, подобный изданному здесь. Так как и здесь, и в Макао склады подлежат строжайшему полицейскому контролю, контрабанда едва ли возможна. Поэтому, если говорить о Южном Китае, то торговля оружием в настоящее время полностью прекращена; и поскольку нельзя больше направлять оружие также и в Северный Китай, то целый ряд немецких фирм несет здесь значительные потери. Они предложили английским колониальным властям купить задержанные и хранящиеся на складах грузы с оружием и боеприпасами; те, однако, до сих пор ничего не приобрели. [319]

Розничная торговля оружием на здешних рынках точно так же находится под строгим полицейским контролем; продавцы обязаны приобрести разрешение и вести списки, в которые должно заноситься имя покупателя, а также число и наименование проданных ему единиц [оружия]. Поэтому, вероятно, исключено, что китайцы смогут приобрести большое количество оружия путем использования розничной торговли.

RMDY, № 3691, Handelssachen, Bl. 4—5.

Доклад генерального консула Кнаппе послу Мумму от 10 декабря 1900 г.
с приложением копии конфиденциального письма фирмы «Карловиц и Ко» генеральному консулу

Имею честь препроводить Вашему превосходительству для ознакомления копию письма фирмы «Карловиц и Ко» от 2-го с[его] м[есяца], касающегося вопроса о запрещении ввоза сырья для изготовления военных материалов, и покорнейше представить на Ваше усмотрение дальнейшее решение.

В интересах сохранения доброго имени фирмы я воздержался от передачи этого прошения в Берлин. Ибо и там оно несомненно должно было бы показаться весьма странным: одна из первых немецких фирм в Восточной Азии, которую в последнее время наше правительство к тому же обеспечило значительными заказами, не останавливается перед тем, чтобы при нынешних обстоятельствах добиваться разрешения на поставку китайским властям военных материалов. О своем осуждении данного прошения я дал знать означенной фирме в недавней беседе с одним из сотрудников последней.

Должен еще добавить, что немцам ввоз любых военных материалов был запрещен еще в июле инструкцией министерства иностранных дел; по инициативе различных немецких фирм недавно это запрещение единогласным решением консульского корпуса было распространено и на другие иностранные [фирмы].

Д[окто]р Кнаппе.

Шанхай, 2 декабря 1900 г. [320]

Копия.

Секретно.

Ваше превосходительство! Мы осмеливаемся обратиться к Вам с нижеследующими соображениями относительно недавно опубликованного здешним консульским корпусом запрещения ввоза сырья для изготовления военных материалов; покорнейше просим рассмотреть их и в случае надобности направить далее, в соответствующие инстанции в Берлин.

Прежде всего, что касается формулировки запрещения ввоза, то она выдержана в столь общем виде, что, строго говоря, вообще запрещает немецкому купцу вести дальнейшую импортную торговлю, так как почти все товары, которые они обычно привозят, при нынешней передовой технике в том или ином виде могут быть использованы для производства военных материалов. Мы считаем безусловно необходимым поэтому, чтобы материалы, ввоз которых должен быть запрещен, были точно обозначены.

Переходя к следующему пункту и анализируя возможные последствия этого запрещения, мы не можем, к сожалению, отказаться от уверенности, что эти последствия окажутся весьма тяжелы и будут на руку лишь другим, конкурирующим с Германией государствам; указанный запрет рубит под корень возводившуюся в течение многих лет с железным усердием систему. Будут утрачены деловые позиции, которые, как показал опыт, не смогут быть восстановлены в своем первоначальном виде; при этом необходимо всерьез считаться с тем [фактом], что они не только были выгодны германским купцам в Китае, но и имели значение для отечественной промышленности. Подобные деловые преимущества, которыми Германия обладает de facto, не должны столь легко подвергаться риску; представляется нелогичным, что это происходит именно тогда, когда здесь, в Китае, столь часто идет речь о получении новых льгот для германской торговли. Не целесообразно ли было бы сперва закрепить и расширить то, чем мы уже располагаем?

Двоякого рода причины вынуждают нас признать, что означенный запрет роковым образом скажется на нашем деле.

Благодаря близким связям с высшими чиновниками провинций, расположенных в долине Янцзы, нам [321] абсолютно точно известно, что повсюду существует ярко выраженная тенденция к отказу от сотрудничества с немецкими фирмами и укреплению связей с американцами, бельгийцами или японцами; это является следствием той роли, которую имперское правительство вынуждено было взять на себя на севере Китая. Недавно мы, оборудовав химическую лабораторию, пригласив техника и т. п., взяли в свои руки систематическую разработку китайских руд, но именно здесь мы неоднократно наталкивались на следующий довод: «О, с вами, немцами, никто теперь не отважится начать какое-либо дело: вы хотите уничтожить китайское государство и т. п.; мы-то знаем, что все обстоит не так плохо, но вы теперь в почете». Если теперь из-за запрещения ввоза арсеналы вице-королей, которых считают благожелательными по отношению к иностранцам, опустеют, то наши американские, бельгийские и японские конкуренты позаботятся о том, чтобы повсюду это приписали исключительно инициативе немцев. И так как дружественно настроенные вице-короли не в состоянии без своих арсеналов поддерживать должный порядок в провинциях, а трудности их положения по отношению к центральному de jure правительству, и без того огромные, должны еще более увеличиться в результате этого запрета, то нашептывания наших конкурентов закономерно падут на благоприятную почву.

Второй причиной, которая заставляет нас рассматривать запрещение ввоза как роковую меру, служит следующее, как видно недостаточно учитываемое, обстоятельство: от характера тех, кто вместе с нами подпишет запрещение, и от их абсолютно лояльного сотрудничества целиком зависит, явится или не явится эта мера ударом по германским интересам. В первую очередь мы имеем в виду японцев! Именно в долине Янцзы они являются опасными конкурентами всех немцев. Японский генеральный консул, как настоящий азиат, вероятно, только для того поставил свою подпись под означенным запретом и сделал возможным его введение, чтобы выставить германские власти перед китайским правительством в неблагоприятном свете. Как только оно было, однако, опубликовано и его коллеги оказались связанными, он публично снял свою подпись. Хорошо известно, как тесно этот господин связан с китайскими чиновничьими кругами и как высоко стоит его репутация как человека, испытанного [322] во всех тонкостях восточной дипломатии.. Совершенно ясно, каким образом этот господин сумеет использовать создавшуюся обстановку, не только в Шанхае, но и в Нанкине и Учане! Вследствие одного только отказа японского генерального консула все мероприятия фактически провалились.

Затем мы имеем дело с бельгийцами и во вторую очередь с американцами. И те и другие — в особенности первые — делают огромные усилия, чтобы обосноваться в долине Янцзы, и притом исключительно за счет германских фирм. Среди консульских представителей обеих этих стран мы встречаем не лиц, пользующихся уважением в качестве профессиональных дипломатов, а полукоммерсантов или особ, случайно оказавшихся на этих ответственных постах, которые в соответствии с характером занимаемых ими должностей находятся исключительно под влиянием своих соотечественников-коммерсантов. Обсуждаемое нами постановление возлагает обязанность представить доказательство, что сырье не будет использовано для изготовления военных материалов, на то лицо, которое желает ввезти это сырье; но судить о том, достаточно ли подобное доказательство, само собой разумеется, должны консульские власти импортера. Неужели Вы действительно полагаете, Ваше превосходительство, что в американском и бельгийском консульствах к этому подходят с такой же строгой точностью и объективностью, как в германском или английском? Мы позволяем себе высказать на сей счет серьезные сомнения. С этой точки зрения результатом данного постановления будет лишь то, что для всех приличных немецких фирм со временем станет невозможным участие ни в одном предприятии; их место займут лица, которые только ожидали такого положения. А когда запрет будет вновь отменен, окажется, что все эти коммерческие связи будут потеряны для нас и, как показал многократный практический опыт, их нельзя будет снова направить в немецкий фарватер. Можно предвидеть, что запрещение в значительной мере не выполнит своего назначения!

Наша фирма имеет большие заказы от генерал-губернатора Чжан Чжи-дуна, которые мы приняли для исполнения в Германии; все они приняты до начала нынешних военных действий или же переговоры о них, связавшие нас, начались задолго до этого. За все эти заказы, без исключения, мы получили оплату в виде долговых [323] обязательств, срок по которым истекает уже в марте будущего года. Какого бы то ни было практического влияния на ход нынешних операций поставка соответствующего сырья и машин оказать не может, если только военные действия не протянутся до конца будущего года. Но даже если поставки будут осуществлены весной будущего года, переработка сырья (а также сборка машин и т. п.) должна потребовать длительного времени. Поэтому, Ваше превосходительство, мы покорно просим сообщить нам, не могли бы мы (скажем, не ранее апреля будущего года) выполнить упомянутые заказы, как если бы означенный запрет ввоза не существовал. Если же это окажется неприемлемым и генерал-губернатор, как можно полагать, в случае невыполнения заказов аннулирует выданные нам долговые обязательства, признает ли имперское правительство понесенные нами убытки, включая проценты, и потребует ли оно их взыскания с китайского правительства?

Мы просим, Ваше превосходительство, извинить нас за то, что мы отняли столь много Вашего времени.

Готовые к услугам, с глубоким уважением

Карловиц и Ко.

Gesandschaft China, Einfuhr von Waffen nach China, № 465, Bl. 182—188.


Комментарии

8. Третьего радующегося (лат.).

9. Ответ на телеграмму Рихтгофена от 5 сентября 1900 г. Опубликована в «Die Grosse Politik der europaeischen Kabinette», Bd 16, № 119.

10. Д-р Кнаппе в Шанхае.

11. Представитель Мумма в Пекине.

12. Этот проект был передан послам держав вместе с нотой, в которой китайское правительство предлагало заключить общий договор со всеми государствами на основе своего проекта и, исходя из него, урегулировать особым договором с каждым государством те вопросы, которые имеют значение для этого государства.

13. На французском языке.

14. Ср.: G. P., Bd 16, стр. 160.

Текст воспроизведен по изданию: Иерусалимский А. С. Колониальная экспансия капиталистических держав и освободительное движение народов южной Африки и Китая в XVII-XIX вв. М. Наука. 1974

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.