Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ВОЕННОЕ ОБОЗРЕНИЕ

— О первых военных действиях в Китае мы имели уже случай говорить в «Военном Обозрении» за прошлый месяц; но с тех пор произошло еще несколько новых дел, начинались и прерывались переговоры о мире, и, в настоящее время, англо-французский экспедиционный корпус дошел почти до самой уже столицы Китайской империи. Военные действия эти представляют собою особенный интерес потому, что в них Китайцы, или, лучше сказать, Манджуры и Монголы, дерутся так, как еще никогда китайские армии не сражались против Европейцев. Особенно же эти действия интересны в артиллерийском отношении, так как в них впервые еще появляются армстронговы орудия и, притом же, рядом с нарезными французскими орудиями, и, следовательно, является возможность на самом деле проверить и сравнить выгоды и неудобства как тех, так и других.

Но прежде, чем излагать весь ход событий, считаем не лишним сказать несколько слов об общей системе китайских укреплений на Пейхо.

Самый вход в устье реки был защищен четырьмя сильными фортами, по два на каждом берегу реки, и затем на правом берегу реки был расположен еще сильный укрепленный лагерь, а на левом — имелись укрепления у города Пех-Танга, занятые Англо-Французами без боя тотчас же после высадки, и, сверх того, на самой реке, у местечек Син-Хо и Танг-Хо, находились тоже укрепленные лагеря. Два эти пункта лежат на большой дороге, ведущей из Пех-Танга в Тянь-Цзинь, большой город, лежащий на средней части Пейхо, а именно: Танг-Хо — верстах в семи от Пех-Танга, а Син-Хо — выше по реке, верстах в десяти от Танг-Хо. Все эти укрепления были построены по обыкновенному способу почти всех азиатских народов — из глины с соломою, с высокими зубчатыми стенами и глубокими, по большей части водяными, рвами; во многих из укреплений находились еще и вторые ограды, возвышавшиеся над первыми в виде кавальеров.

Вследствие рекогносцировки генерала Коллино, о которой мы упоминали в «Военном Обозрении» за прошлый месяц, решено было, 10 же августа, атаковать укрепления Танг-Хо; но [444] сильные дожди помешали исполнению этого предприятия. Между тем, союзные главнокомандующие решились изменить свой план действий н атаковать китайские укрепления левого берега Пейхо, не со стороны Пех-Танга, а со стороны Тянь-Цзиня, с тем, чтобы, разбив войска, занимавшие Син-Хо и Танг-Хо, опрокинуть их на форты. С этою целью, утром 12 августа, английская дивизия, генерала Роберта Напира, была послана в обход позиции Китайцев и должна была, выйдя на дорогу из Синъ-Хо в Тянь-Цзин, атаковать первый из этих пунктов. Переход этот, на расстоянии всего до десяти верст, был самый затруднительный, потому что пришлось двигаться без дорог, по местности, чрезвычайно болотистой и пересеченной множеством канав. Пехота вязла в этой грязи. Армстронговы орудия и особенно их зарядные ящики заседали до осей колес. Напрасно солдаты старались вытащить их из грязи. Делать нечего: пришлось зарядные ящики оставить там, где они завязли, и заряды из них перенести на руках. От орудий же пришлось выпрягать лошадей и тянуть их лямкою, потому что лошади не в состоянии были идти по этому болотистому грунту. Выйдя наконець на дорогу и на более твердый грунт, пришлось дать отдых войскам; а к стороне Синъ-Хо выслан был только кавалерийский отряд, который и открыл под самым городом около 4,000 — 5,000 монгольской и манджурской кавалерии. Наконец и пехота английская открыла наступление, имея, в своей боевой линии, шесть армстронговых орудий и всю кавалерию на правом фланге. Орудия открыли огонь с расстояния более 900 сажен, и только один первый пробный выстрел был не верен, остальные же все попадали или в неприятельскую кавалерию, или же в укрепления. Кавалерия неприятеля минут с десять выдерживала этот огонь очень мужественно, но, не будучи в состоянии долее держаться против него, решилась охватить оба фланга Англичан, но отступила перед огнем орудий.

В это время, подслышались выстрелы другой английской колонны и французов, наступавших левее колонны Напира, а потому орудиям приказано было замолчать. Но каково же было всеобщее удивление, когда вдруг около 80 или 90 неприятельских всадников с гиком бросились на прекратившие огонь орудия. Атака эта была совершенно неожиданная, так что [445] орудия едва успели сделать по два выстрела; но на выручку артиллерии подоспела английская кавалерия, которая отбросила неприятеля уже в то время, когда он был саженях в 80 от орудий.

Вслед за отступлением неприятельской кавалерии, и пехота, занимавшая укрепленный лагерь, оставила его.

По свидетельству очевидцев этого дела, монгольская и манджурская кавалерия составляет лучшее — по крайней мере, по ее храбрости — войско Китайцев. Она состоит из широкоплечих, здоровых людей, на очень проворных и быстрых лошадях, которыми всадники управляют очень ловко. Но вооружена она очень плохо: сабель вовсе не имеет, а только все люди вооружены луками со стрелами, да каждый шестой человек имеет фитильное ружье, а каждый десятый — пику. Действие против нее из армстронговых орудий было самое убийственное, так как, по свидетельству корреспондента газеты «Times», решительно все бомбы, брошенные из этих орудий, разрывались совершенно правильно каждая на 40 кусков, при чем все эти куски имеют совершенно одинаковую величину и вес и углы их чрезвычайно острые.

Вслед за овладением укреплениями Син-Хо, положено было, 14 августа, атаковать и укрепленный лагерь, расположенный у Танг-Хо. Но так как этот лагерь представлялся весьма сильно вооруженным артиллериею, а доступ к нему был весьма затруднителен, то решено было предварительно подвергнуть его сильному артиллерийскому огню, и, только уже сбив неприятельские орудия, взять его штурмом. В этом деле представился самый лучший случай для сравнения французских нарезных и армстронговых орудий, так как и те и другие действовали рядом одни возле других.

Главная атака была поведена с западной стороны, вдоль самаго берега реки, где были расположены английские войска; левее их расположились французы, и, сверх того, два орудия, под прикрытием двух батальонов морской пехоты, были посланы для диверсии с восточной стороны по шоссе из Пех-Танга в Танг-Хо. Дело начато было артиллерийским огнем, а пехота оставлена пока вне выстрелов неприятельских укреплений. К сожалению, ни в одном из английских донесений и писем из Китая, не упоминается о том, сколько именно было у Англичан в этом деле орудий; со стороны же [446] французов выставлено было две батареи (6 — орудийного состава) нарезных орудий, отдел ракет, и потом, когда артиллерия уже ближе подошла к укреплениям, в боевые линии введена батарея горных гаубиц. Огонь сперва открыт был с расстояния 650 сажен; но потом, наступая по-полубатарейно, артиллерия подошла к укреплениям на дистанцию 170 сажен. Действие союзной артиллерии было столь удачно, что уже к 9 часам утра огонь неприятеля почти совершенно прекратился, и тогда отдано было приказание начать штурм. Несмотря на труднодоступность укреплений, огражденных рвами и разными искусственными преградами, Французы и Англичане почти единовременно с разных сторон ворвались в укрепление, и защитники его поспешно бежали. При этом случае, нельзя не заметить одного обычая Китайцев: в укреплении, между множеством убитых, найдено было несколько военных мандаринов, которые, видя поражение вверенных им войск, перерезали себе горло, желая лучше погибнуть сами от своей руки, чем быть потом казненными за трусость вверенных им войск. Подобные случаи встречаются весьма часто в войнах Китайцев.

В укреплениях Танг-Хо, союзниками взято 15 бронзовых больших орудий и множество маленьких.

Следующие затем дни союзники употребили на приготовление всего необходимого для переправы через Пейхо и для атаки неприятельских фортов. Между тем, как французские войска устраивали переправу, английский штаб производил рекогносцировки неприятельских фортов. Наконец, к 18 числу, был устроен мост через Пейхо, и к этому же числу окончились рекогносцировки Англичан, убедившие вполне, что главным ключом всего расположения Китайцев можно считать верхний форт, лежащий на левом берегу реки. Против него и решено было повести главную атаку, для которой назначены были французская бригада генерала Колина и английская дивизия генерала Напира. Первая состояла из 1-го батальона 102 линейного полка, двух батальонов морской пехоты, роты инженеров и шестиорудийной батареи нарезных 12-фунтовых орудий; дивизию же сэра Напира составляли: батальон морской пехоты, 44 и 67 линейные полки, рота инженеров н осадный парк, состоящий [447] из армстронговых орудий и восьмидюймовых мортир. Всего было 1,500 человек Англичан и 1,000 Французов. Атака назначена была на 21 августа, а в ночь с 20 на 21 число высланы были вперед инженерные войска, для возможного улучшения пути для следования артиллерии, а также для засыпки наиболее глубоких рвов. Китайцы, вероятно, слышали, в тишине ночи, эти работы и начали бросать из форта светящие ядра. Ядра эти, по показаниям очевидцев, очень эффектны, но вовсе не освещают местности.

С рассветом 21 числа, союзные войска подошли к форту и были встречены его огнем. Форт этот представлял весьма значительную ограду с водяным рвом, впереди которого было расположено еще три водяные рва, между которыми Китайцы устроили различные искусственные преграды. Сверх того, форт этот поддерживался еще и огнем укреплений, лежащих на правом берегу реки. Для действия против последних, сперва назначено было 4 французские орудия, усиленные потом еще двумя французскими и двумя английскими. Затем вся английская артиллерия сосредоточила свой огонь на избранном для атаки форте. Сверх того, по нем же действовали также и восемь малых канонирских лодок, успевших войдти в реку. Огонь этот был столь удачен, что вскоре в неприятельском форте взорвало два пороховые погреба, и артиллерия его заметно ослабила свой огонь. Тогда войска бросились на приступ, под огнем неприятеля перешли рвы, частью по накидным мостам, а частью в брод, при чем солдаты имели воды по шею, и стали взбираться по лестницам на стены форта. Неприятельские войска защищались здесь с неслыханным до тех пор у Китайцев упорством и наконец, будучи отброшены от стен, даже дрались еще внутри самаго форта, но наконец должны были уступить все преодолевающему мужеству Европейцев и к 9 часам утра форт был занят союзниками; но потеря у них на штурме была очень велика, а именно всего выбыло из строя, как убитыми, так и ранеными: у Англичан — 200, а у Французов — 130 человек; в некоторых ротах у Французов выбыло из строя до 60 человек. Особенно велика была потеря между офицерами: так, в двух ротах 10-го линейного полка, из восьми офицеров, осталось в строю только двое. [448]

Вслед за взятием этого форта, явились китайские парламентеры с письмом от вице-короля Печелийского к союзным посланникам об открытии переговоров о мире. Но так как союзным главнокомандующим было известно уже, что эта уловка Китайцев не более, как хитрость, для того, чтобы выиграть время, то и объявлено парламентеры, что если к двум часам по полудни форты не сдадутся, то будут открыты вновь военные действия. Когда же к назначенному сроку от Китайцев не последовало никакого ответа, то союзные войска, в два часа по полудни. и были направлены к последнему остававшемуся еще на левом берегу реки в руках Китайцев форту. Но каково же было всеобщее удивление, когда войска подошли к самому форту и наконець стали взбираться на его стены, не будучи встречены ни одним выстрелом неприятеля. Наконец, когда союзники вступили в самый форт, то увидели, что гарнизон его, состоявший из 1,500 человек, побросал оружие и вовсе не думал защищаться: так велико было моральное впечатление, произведенное на Китайцев постоянными успехами Европейцев и особенно же занятием главного форта левого берега реки.

Снова открылись переговоры, и на этот раз вице-король Печелийский согласился отдать союзникам все форты правого берега, со всем находящимся в них казенным имуществом, а также позволил Англо-Французам открыть доступ вверх по реке до Тянь-Цзина, где и должны были начаться переговоры о мире. Вследствие того, 22 же августа, китайские войска очистили форты правого берега, и союзники, перейдя Пейхо, по наведенному на ней мосту, заняли их. Всего на правом берегу оказалось: три форта и два обширные укрепленные лагеря. Таким образом, дело 21 числа имело громадные результаты: оно доставило союзникам пять фортов, два укрепленные лагеря, со множеством разнаго оружия, военных запасов и с 518 бронзовых орудий огромного калибра. При этом не лишне. заметить, что главный форт южной стороны столь силен, что его невозможно было бы взять иначе, как правильной осадой или; вследствие блокады. Стены его имеют до 18 футов толщины в нем были даже казематы, и вооружение его состояло из 207 орудий, из которых 53 самаго большаго калибра. Притом же, занятие южного форта не могло иметь никаких [449] результатов, а занятие северного непременно должно было повести за собою падение южных, потому что с возвышенных кавальеров северного форта можно не только обстреливать южные, но даже и действовать по шлюзам, наполняющим рвы фортов водою.

Еще в ночь с 21 на 22 число, союзные суда приступили к расчистке фарватера реки от устроенных на них преград. Преграды эти стоят внимания, и мы заимствуем их описание из официального донесения вице-адмирала Шарнера, командующего французскою эскадрою в Китае. Они расположены в шесть линий. Первая состояла из крепких деревянных свай, вбитых в дно реки; потом следовала двойная преграда из железных кольев, из которых каждый имел огромный вес и был глубоко забит в грунт, так что только при отливе торчал из воды заостренный конец его; некоторые из этих кольев, имея толщину большаго якоря, весили от 900 до 1,200 пудов. Третья линия была составлена из плавучих цилиндров, связанных между собою и прикрепленных к берегам толстыми цепями; четвертая во всем была подобна второй, но только железные колья ее были меньших размеров; наконец, две последние состояли из разных судов и крепких досок, связанных между собою цепями и канатами, концы которых были накрепко закреплены на берегу.

Немедленно, как только были расчищены все эти преграды, союзные мелко сидящие в воде суда двинулись вверх по реке к Тянь-Цзину, имея на себе обоих посланников и около 2,000 десанта. 24 августа, флотилия эта подошла к самому городу, который и был занят во имя Франции и Англии, при чем жители остались совершенно равнодушными зрителями и не выказали никаких враждебных намерений против союзников. Вслед за этими передовыми войсками, к Тянь-Цзину подошли и главные силы союзников и расположились поблизости города.

Между тем, начались переговоры о мире. Сначала они шли довольно успешно; но потом посланники союзных держав заметили, что Китайцы явно стараются только продлить эти переговоры как можно долее, чтобы выиграть время. Наконец, когда китайские уполномоченные прямо отказались [450] подписывать заключенные условия, под предлогом неполучения еще на то разрешения от императора, то посланники объявили, что, в случае их отказа, они направят англо-французские войска к самой столице империи. И, действительно, 8 сентября, союзные войска, сопровождая обоих посланников, выступили из Тянь-Цзина и заняли город Тунг-Чу, лежащий на половине пути между Тянь-Цзином и Пекином, всего верстах в пятидесяти от последнего. На этом и останавливаются подробные сведения из Китая, и пока известны еще только две телеграфические депеши, следующего содержания: 1

«1) В сражении 18 сентября, близ Шанхай-Куанга, 25,000 Монголов были отброшены; они потеряли 2,000 человек и 50 орудий.

«За то английский консул, г. Паркер, секретарь лорда Эльгина, корреспондент газеты «Times» и многие офицеры попали в плен.

«21 сентября, снова было сражение близ Чунгоу. 30,000 Монголов рассеяны.

«Носится слух, что богдыхан удалился в Монголию. Китайский главнокомандующий, Сан-Колин-Син, намеревается дать последнюю битву под самым Пекином.»

«2) Главная квартира союзников находилась, 23 сентября, в 8 милях от Пекина.

«Корреспондент «Times», секретарь лорда Эльгина и многие офицеры взяты в плен и отведены в Пекин. Монгольская кавалерия разбита.

«Китайцы просят мира.

«Лорд Эльгин потребовал, чтобы пленные были отпущены до начатия переговоров о заключении мира. Говорят, что богдыхан намерен сам вести переговоры о мире.»

Теперь обратим внимание на сравнение, какое можно сделать между орудиями Армстронга и французскими нарезными. Известно, что первые стреляют снарядом, весящим несколько более 12 фунт., вторые же снарядом в 9 3/4 фунта: очевидно, что, вследствие этого перевеса веса снаряда Армстронга над 4-фунтовой нарезной пушкой, степень поражаемости первого [451] будет значительнее второго, Тем более, что снаряд Армстронга разрывается постоянно правильно на 49 кусков, не считая свинцовой оболочкн. Но увеличение веса снаряда неминуемо ведет за собою увеличение веса самого орудия и его лафета, так что вес армстронгова орудия пришлось увеличить до 360 пудов, между тем, как 4-фунтовое нарезное орудие весит всего только 18 пудов 10 фунтов. Как тяжел лафет орудия Армстронга, можно себе составить понятие из того, что прежнее полевое орудие английское одно весило вдвое более против армстронгова; но за то лафет его был так легок, что вес прежнего орудия с лафетом почти равняется весу нового орудия с лафетом же. Напротив же того, вес французского лафета самый незначительный. Вследствиё того, в настоящую китайскую экспедицию, французские орудия по самой дурной местности были совершенно легко возимы четырьмя малорослыми японскими лошадками, которых Французы с необыкновенным искусством и быстротою приездили уже на самом театре войны. Напротив того, английские орудия были возимы на восьми рослых, здоровых лошадях, и, несмотря на это, прислуга постоянно должна была помогать им. Конечно, вдали от неприятеля, это, пожалуй, еще может быть терпимо до некоторой степени, но, кажется, что это же повторилось и в деле 14 августа, именно: когда французская артиллерия стала наступать по-полубатарейно, то и английские орудия должны были выдвинуться вперед, и при этом-то движении снова повторились те же сцены, какие были в колонне Напира во время движения его к Син-Хо. Очевидно, что под выстрелами да в виду предприимчивого неприятеля подобные сцены крайне опасны.


Комментарии

1. «Военное Обозрение», помещаемое ежемесячно в «Военном Сборнике», заключается обзором событий по 20 число каждого месяца. Ред.

 Текст воспроизведен по изданию: Военное обозрение // Военный сборник, № 12. 1860

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.