Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ДОБЕЛЬ П. В.

ПУТЕШЕСТВИЯ И НОВЕЙШИЕ НАБЛЮДЕНИЯ В КИТАЕ, МАНИЛЕ, И ИНДО-КИТАЙСКОМ АРХИПЕЛАГЕ

ГЛАВА XVIII

Безопасное плавание по морям между сими островами. — Доказательством сему служат китайские ионки (джонки. — В. М.). — Китайские переселения. — Женщинам выезжать запрещено. — Цена груза ионки. — Из чего груз состоит. — Олово. — Колония Синкапор (Сингапур. — В. М.). — Голландцы в Батавии и Суматре. — Остров Банка. — Сношения Индии. — Торговля перцем и опием. — Яванский кофе. — Нравы индо-китайцев. — Народонаселение. — Язык. — Климат. — Выгода от сей торговли. — Характер малайцев. — Способы для заведения торговых сношений. — Правители сих островов сами торгуют. — Дерево тек. — Новооткрытые острова

Великое число сих островов в близком между собою расстоянии пересекают море на множество каналов, как бы нарочито ископанных природою для удобства сообщений; и в то время, когда к северу океан обуревается ужасными шифонами33, воды сего архипелага пользуются хорошею погодою и спокойствием. Китайские ионки, несмотря на неудобность свою, спокойно плавают по сим морям. На семи или восьми из сих судов ежегодно отправляются до 4000 человек китайцев в Яву и там поселяются; все переселенцы мужеского пола, ибо женщинам правительство выезжать запрещает; даже женатым запрещено брать жен своих с собою. Я полагаю, что особое предубеждение заставляет китайцев удерживать от сего женщин; ибо если бы только сему препятствовал закон, то за деньги можно бы купить дозволение ибо законом и мужчинам запрещается переселение, но мандарины смотрят на сие сквозь пальцы за малую плату.

Таким образом переселенцы китайские должны жениться на малайках, но от сего ни они, ни даже дети их, как я уже прежде сказал, не изменяют своих обычаев, языка или нравов. Поселенные на западном берегу Борнео составляют народонаселение в 200 000 душ и живут почти независимо ибо только по имени подчинены правителям той страны. В Батавии [192] число китайцев простирается до 100 000; они сохраняют свою религию, язык, нравы и одежду, но судятся голландскими законами34.

Груз большой китайской ионки ценится от 300 000 до 500 000 пиастров (от 1 500 000 до 2 500 000 рублей); на возвратном пути они нагружаются разными предметами, как-то: золотым песком, серебром в слитках, оловом, алмазами, жемчугом, перламутром, сахаром, перцем, пряностями, бичдемаром, птичьими гнездами, оленьими жилами, арекой, которую жуют с листами бетеля, раттанами, род тростника, употребляемого на канаты, кожами быков и буйволов, бумажною пряжею, рыбьими перьями, воском, кожею и рогом носорога, слоновою костью, черным деревом, алоем, сандалом, камфорою, бензоеном, драконовою кровью, араком, саго, агар-агаром, род мха морского, китайцами вместо гумми, или камеди, употребляемого на фабриках, и многими другими, в Европе неизвестными предметами. Надеюсь, что исчисление сие, хотя и весьма неполное, достаточно убедит читателей моих в разнообразии и богатстве произведений Индо-Китайских островов.

Кроме сего, получается из числа драгоценных предметов олово и золотой песок, коего остров Борнео доставляет весьма значительное количество, также железо35 в деле; с того времени, как китайские переселенцы начали разрабатывать рудники и промывать золотоносные пески. Прежде же беспечность туземцев делала богатства сии бесполезными, ибо они столь же великое показывают к подобным работам отвращение, сколько и негры американские. На острове Борнео 6000 китайцев, занимаясь промывкою песков между реками Самбасом и Понтиньяком, добывают ежегодно золота на 1 500 000 пиастров (7 500 000 рублей). Самый песок добывается из рудника, почти на поверхности земли или неглубоко от оной находящегося и осушаемого посредством простой деревянной, из Китая привезенной, гидравлической машины. Через одну калькуттскую таможню привозится с сих островов золота на 1 000 000 рублей ежегодно. Если столько металла сего приходит в Калькутту, которая весьма мало пользуется торговлею с сим архипелагом, то сколько оного должно ежегодно привозиться в Сиам, Камбою, Тонкин, Кохинхину, в Малакку, Манилу36, Синкапор и пр., а равно и в Батавию? В места сии малайцы ездят покупать рис, соль, [193] табак, сукно, сталь и опиум, который они жуют и курят в великом количестве, не говоря уже о Китае, куда привозится ежегодно значительное количество золота.

Учреждение Синкапорского (Сингапурского. — В. М.) поселения есть одно из выгоднейших и самых политических предприятий, когда-либо исполненных для увеличения британской торговли и, я могу смело прибавить, для доставления в руки англичан почти всей малайской торговли и для уничтожения голландского влияния в Суматре. Г-н Рафлс, виновник сего удачного предприятия в Синкапоре, имел удовольствие перед кончиною своею видеть, как колония сия процветала. Теперь же оная сделалась складочным местом всей малайской торговли. Туда стекаются суда и ионки со всего Востока для покупки и промена своих произведений на европейские.

Олово, предмет, сделавшийся в торговле важнее самого золота, находится большею частию на островах, лежащих к западу. Можно утвердительно сказать, что, кроме небольшого уголка в Англии и одного рудника в Сибири, Индо-Китайский архипелаг есть единственное место на земном шаре, где металл сей находится в изобилии. Малый островок Банка, находящийся во владении голландцев, производит ежегодно 1 703 000 фунтов чистейшего олова.

Один из важнейших предметов торговли малайской есть перец, которого ежегодно привозят в одну Калькутту 833 330 российских пудов и берут взамен сего других товаров на 4 миллиона рублей.

Опий, столь вредное для здоровья человека произведение, считается предметом роскоши, почти необходимой для малайцев и китайцев37; посему англичане не упускают извлекать выгоду свою из сего народного вкуса.

Начало сношения Индии с сими местами теряется во мраке отдаленной древности, и, без сомнения, некоторые острова получили религию, художества, ремесла и литературу свою из Индии; замечательно, что санскритский язык назывался прежде бали, по имени одного из сих островов, где нашли в языке жителей разительное сходство с санскритским.

Аравитяне, как мы уже упомянули, с давних времен посещали сии острова, и поныне купцы их привозят туда бумажные материи, выбойки (набивные ткани. — В. М.), серебро, [193] сухие плоды и берут взамен пряности, но особливо сахар. Они обыкновенно привозят с собою нескольких магометанских дервишей и проповедников, искусных в литературе арабской, дабы поддержать там слабые остатки исламизма, ныне совсем почти угасшего, хотя в XIV и XV веках почти все жители исповедовали веру Магометову. Прозорливость и деятельность отличают купцов и иманов (имамов. — В. М.), или проповедников арабских, кои успели в некоторых местах приобрести великое влияние и даже достигнуть царской власти. В Бантонге, Ахине, Паленбанге и Понтаньяке, где они властвовали, и коммерция процветала дотоле, пока влияние и сребролюбие европейцев не свергли их. Ява обязана аравитянам введением кофе38, сего важнейшего предмета яванской торговли, ибо ныне остров сей производит ежегодно оного 16 000 000 фунтов (450 000 пудов российских), кроме 10 000 000 фунтов сахару и огромного количества хлопчатой бумаги, достаточной не только на одежду 5 000 000 яванцев, но и на вывоз.

Жители Индо-Китайских островов не только любят удовольствия жизни, но даже преданы всем родам роскоши, не будучи удерживаемы ни моральными, ни религиозными, ни даже политическими предрассудками. Чай и фарфор китайские, ткани и опиум бенгальские, кофе, плоды и ситцы Аравии, сукна, сталь, железо, хрустальная посуда, уборы и вина европейские, кроме разных произведений их собственной земли, — все приятно переменчивому вкусу малайцев.

Народонаселение сих островов можно полагать до 15 000 000; но верно сего определить ныне невозможно, ибо внутренность больших островов — Борнео, Макассара, Жилоло, Ламбок и проч. — кои, как кажется, должны быть весьма населены, еще европейцам совершенно неизвестны; и можно ли судить о населении стран, коих мы не знаем ни языков, ни религии, ни нравов, ни обычаев? Все наше знание о сем предмете почерпаем из рассказов купцов, кои при помощи малайского языка, который есть lingua franca сего архипелага, производят прибрежную торговлю.

К упомянутым уже предметам, в коих нуждаются сии островитяне и торг коими доставил бы важные выгоды той европейской нации, которая бы захотела сим воспользоваться, можно присовокупить турецкий опиум, который хотя хуже [195] бенгальского, но крепче оного, и жители употребляют оный, смешивая с индийским, который дороже. Надобно заметить, что все употребляемое малайцами железо привозится из Европы, и в одной Батавии продается оного ежегодно на 1 456 000 голл. флоринов (около 3 миллионов рублей).

В Европе трудно поверить, чтобы сукно могло быть в большом употреблении в сих климатах; но это действительно так: острова сии, имея хребты высоких гор, притягивают облака, часто освежаются дождями и ветром, и тамошний климат весьма похож на южноевропейский; на них воздух чист и здоров, термометр Фаренгейта обыкновенно стоит от 70 до 80°39, на возвышенных же местах часто опускается до 60 и даже до 50°40; посему нетрудно понять, что суконная одежда не только приятна, но даже иногда необходима. Те же, кои называли климат сих мест нестерпимо жарким, вероятно, посещали только Батавию или Манилу.

Все, сказанное мною о торговле в сих местах, может служить доказательством, сколь выгодно для себя могут европейские государства завести коммерческие сношения с сими островами. Может быть, и Россия с улучшением фабрик и мануфактур своих вздумает расширить внешнюю свою торговлю даже и в сии отдаленные, но богатые страны. Доселе там еще много есть таких мест, кои не имеют непосредственных с европейцами сношений, и независимые владельцы островов, конечно, охотно вступят в торговлю с первопришедшими европейцами. Многие утверждали, что малайцы, жители сего архипелага, так неукротимы, хитры, злобны и обманчивы, что нет средств иметь с ними дела; действительно, они отчасти имеют сии пороки, но оные возбуждаются несправедливостью и притеснением европейцев, а от природы они свойства доброго. Малаец горд и свободен и с ужасом взирает на личную обиду; он обижается при одной мысли о побоях, коими слишком часто европейцы осыпают их за малейшую ошибку; посему, при внимательном рассмотрении дела, ясно окажется, что злоба малайцев есть только месть за обиды, нанесенные им англичанами или голландцами. Сии, пользуясь беспечностью природных жителей, захватывали некоторые места и, укрепив оные, надеялись удержаться там, имея только слабые гарнизоны; но малайцы, увидев [196] малочисленность пришельцев, нападали на них и всех предавали мечу.

Европейцы, имея в одной руке товар, а в другой оружие, производят торговлю; китайцы, напротив того, ездят туда совершенно безоружные, и мне никогда не случалось слышать о потере ими даже одного судна. Недоверчивость сих народов и мнение, что только кровью можно омыть всякую обиду, соделывают сношение с ними опасным и часто гибельным. Китайцы лучше умеют с ними ладить. Впрочем, враждебные чувства к европейцам принадлежат более пиратам, прибрежным жителям некоторых только островов.

Ныне удобнее заводить торговые связи в сих местах; ибо когда срок монополии Ост-Индской компании кончится, то все английские купцы начнут заводить фактории на сих островах и прямо из Англии посылать корабли; до сих же пор одна компания имела право торговать в сих морях, посему тогда коммерческие выгоды весьма убавятся для других народов.

Если бы кто-либо из европейцев вздумал снарядить судно для начатия торговых сношений в сих странах, а вместе с сим и для открытий, то, во-первых, корабль должен быть хорошо снабжен оружием: ибо нередко в морях сих морские разбойники нападают; для сего полезно иметь род веревочной сетки (filets de bastingue), которая, окружая корабль от кормы до носу (бугсприт), могла быть поднимаема для воспрепятствования абордажу, ибо пираты часто на сие отваживаются; сим, не допуская их до рукопашного боя, в коем они употребляют свои крисы (ядовитые кинжалы), можно отразить их нападения ружьями. Во-вторых, груз корабля должен состоять из вышеозначенных товаров и из фабричных европейских изделий; кроме сего, необходимо иметь некоторые подарки, назначенные правителям или князьям тех поколений, с коими придется иметь сношения; должно также запастись испанскими пиастрами, так как оные везде охотно принимаются, особливо при покупке свежих съестных припасов, ибо часто жители отказываются менять на товары. Следовательно, судно должно быть приготовлено для торговли, войны и открытий, для коих можно иметь особых ученых, как-то: естествоиспытателей и пр. Без торговли нет средства с малайцами вступить в сношение, ибо все они, от короля до последнего подданного, суть торгаши. [197] Сначала, прибыв в страны сии, должно начинать торговать с королями или правителями, отнюдь не продавая ничего жителям. Пренебрежение сего навлекло бы неприязненность обитателей, ибо малейший повод достаточен для озлобления их; однако ж у них нет истинной храбрости: они всегда только врасплох нападают, а не открыто. Пред нападением они употребляют опиум. С ними надобно быть осторожным и всегда готовым отразить нападение; не начинать никогда ссоры и презирать все те поступки их, кои не составляют истинной обиды или вреда.

Между разными произведениями островов сих я должен был упомянуть о тековом (тиковом. — В. М.) дереве, которое во множестве растет на острове Яве. Дерево сие лучше всякого иного для строения судов всяких величин; обделывать оное несравненно легче, чем дубовое, а прочность и твердость его удивительные. Англичане столь уверены в превосходстве сего леса, что в кратковременное владение их островом Явою они построили более чем на 8000 тонн разных судов и привезли в Калькутту дерева сего на 10 000 тонн. Яванские леса тека, без сомнения, суть великолепнейшие из всей Азии, ибо малабарские далеко отстали количеством своего строевого леса. Однако ж я видел английское судно, называемое «Успех» («Success Galley»), построенное из малабарского тека, которое по выслуге 60 лет на море было еще весьма твердо и хорошо, и когда расснастили оное для осмотра, то нашли, что только одно железо от ржавчины сделалось негодным; почему, по перемене болтов и проч., судно сие снова пошло в поход, и только через несколько лет погибло в сильную бурю на Коромандельских берегах.

На случай, если бы Россия предприняла торговые сношения с сими благословенными странами, весьма бы выгодно было занять недавно открытые японскими промышленниками и виденные российским капитаном Литке острова между 26° и 27° северной широты и на 142° на восток от Гринвича, названные Боннин Зимма, или просто Боннин. Самый большой имеет более 30 миль в окружности; они покрыты богатым лесом. Там находится множество диких свиней, но острова сии необитаемы. Они тем выгоднее для России, что недалеки от Камчатки и могли бы служить торговым пристанищем при сношениях с Индо-Китайским архипелагом.


Комментарии

33. Имя, даваемое ураганам (тайфунам. — В. М.), бушующим в Китайском море при перемене муссонов или периодических ветров.

34. См. в конце сей части прибавление 1.

35. Железо на всем берегу острова Борнео отличной доброты, но не может сравниться с тем, которое находят во внутренности страны. Самые лучшие кинжалы изготовляются тамошними уроженцами, дейаками (даяками. — В. М.). Особенно отличается в сем отношении страна, состоящая под владением Сельджи. Его копья и кинжалы превосходнейшие во всем острове. В одном уезде Марпау считается 49 кузниц. Но сабли и копья, употребляемые самим Сельджи, получаются из другой, более к северу лежащей страны. Жители оной пребывают еще поныне в состоянии первобытной природы, вовсе не имеют жилищ, ничего не едят, кроме плодов, змей и обезьян, но выделывают сию превосходную сталь, подающую повод к частым хищническим нападениям со стороны дейаков. Инструментами из сей стали можно легко резать кованое железо и сталь. Мы сами видели, как посредством оных скоблили перочинные ножи до того, что они переламывались. Однажды мы побились об заклад с Сельджи, что он не перерубит своею саблею старого ружейного ствола, но он, не говоря ни слова, положил его на брусок и изрубил на части без малейшего вреда сабле (из путевых записок Далтона).

36. Привоз и вывоз трех колоний: Пенанга, Малакки и Синкапора (Сингапура. — В. М.) возвышался ежегодно, и в 1822 году равнялся 8, а 1825 году 15 миллионам пиастров; народонаселение же увеличилось от 40 до 100 тысяч душ.

37. Во второй главе первой части сего творения упоминалось о торговле опиумом в Китае; здесь же, кажется, можно представить дополнительные о сем сведения, почерпнутые из официальных бумаг английского парламента

Все потребление опиума в Китае оценивается теперь суммою от 70 до 75 миллионов рублей за 13 000 и 14 000 ящиков. Если принять сие последнее число, то ящик опиуму приходится на 10 000 человек, полагая всех жителей в Китае 140 миллионов. Ящик весит около 150 фунтов, следственно, фунт опиума потребляется 66 человеками. Вывод ужасный! Увеличение ввоза сего предмета происходит, конечно, оттого, что, единожды привыкнув к употреблению опиума, необходимо надобно увеличивать приемы оного, дабы прийти в желаемое опьянение; сверх того, без вреда нельзя и отстать от этой губительной привычки. Замечательно, что ценность опиума, ввозимого в Китай, представляет почти ту же ценность, какую получают китайцы за вывозимый от них чай.

Торговля опиумом в течение 10 лет возрастала в следующей пропорции, начиная с 1818 года:

Годы

Число ящиков, в Китай привезенных

Цена пиастрами, каждый в 5 руб. ассигн.

1818

4580

3 159 250

1819

4600

5 583 200

1820

4770

8 400 800

1821

4628

8 314 600

1822

5822

7 988 930

1823

7082

8 515 100

1824

8655

7 616 625

1825

9 621

7 608 205

1826

9969

9 610 085

1827

9475

10 365 833

Все сие количество опиума привезено только из Бенгала; а кроме сего, привозят в Китай левантского опиума до пяти тысяч ящиков.

38. Кофе, кажется, назначен заменить со временем крепкие напитки. По крайней мере в Северной Америке замечено, что со времени распространения Общества умеренности потребление кофе чрезвычайно увеличилось. В 1821 году потреблено в Соединенных Штатах 14 963 000 фунтов, а в 1830 почти вдвое более, а именно 27 800 000 фунтов. И в самой Европе кофе из года в год становится что в важнейшею статьею торговли, и достойно замечания, 1830 году потребление оного превышало произведение. А именно: в сем году вывезено с острова Явы 42 560 000 фунтов, а из Суматры в Восточной Индии 13 440 000 фунтов, и из сего огромного количества в одной Великобритании потреблено 21 728 000 фунтов. — Прим. перев.

39. Около 20° по Реомюру выше точки.

40. Около 10° по Реомюру выше точки.

Текст воспроизведен по изданию: П. В. Добель. Путешествия и новейшие наблюдения в Китае, Маниле и Индо-Китайском архипелаге. M. Восточный дом. 2002

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.