Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ОБРАЗЦЫ СОЧИНЕНИЙ ДИНАСТИИ ЮАНЬ

“ЮАНЬ ВЭНЬ ЛЭЙ”

Цз. 41. Цзинши дадянь (Большой словарь управления) сюйлу (последовательные записи), раздел Чжаопу (привлечение к себе и аресты [мятежников], Ляоян, гувэй (вэйгу). “В 10-й год Чжи-юань (1273 г.) пограничный воевода по привлечению и наказанию мятежников Покоритель Востока (Чжэндун чжаотаоши) Тасяла доложил: ранее из-за сильного ветра и волнения на море через него было трудно переправиться, карательный поход не достиг земель тайинь (чтение первого знака этого этнонима дается по Накамуре К.) 23, цзилеми и гувэй [вэйгу]. Во время прошлогоднего похода дошли до земель Нуэргэ, спрашивали, как достичь [тех земель], человекудэгэ 24 Янь-се 25 сказал, что при желании идти походом на вэйгу (В оригинале текста стоит “вэйгу”, Накамура в своем тексте исправляет это на “гувэй”.), следует собрать войска и дождаться, когда в зимние месяцы узкий переход через малое море Сайгэ замерзнет26, и тогда только можно будет идти вперед по льду, сначала дойдете походом до тайинь и цзилеми, и только после этого достигнете границы вэйгу”. “В первый месяц второго года Юань-чжэнь (1296, поправка, в оригинале 2-й год Да-дэ — 1298, причины поправки нам не ясны, хотя, скорее всего, это связано с тем, что в тексте “Юань вэнь лэй” события даются в хронологической последовательности, а здесь следующая за этой запись датируется первым годом Да-дэ.) Управление пограничных воеводств по привлечению и наказанию мятежников доложило, что цзилеми сотники Гайфэнь (возможны чтения “Гэфэнь” и “Хэфэнь”.) 27 и Бухули 28 ранее бежали в Нэйхотуань 29, соединились с мятежниками, предались вэйгу (Накамура К. исправляет здесь этноним на “гувэй”.), стали чинить вред. Был издан высочайший указ привлечь их [на службу империи]. По мнению тысячника Пиясы 30, Гайфэнь и др. уже выступили с мятежом, их нельзя привлекать. Император последовал этому совету”. “В пятый месяц первого года Да-дэ вэйгуский (Накамура К. исправляет здесь этноним на “гувэй”.) разбойник Ваин 31 на построенном цзилеми судне хуан-воэр 32 переплыл море, прибыл в Чжилимацзуйцзы 33 и учинил беспорядки. В 8-й месяц цзилими Нумашицзи переплыл море, прибыл в крепость Вэйцзы-чжай 34, встретился с людьми из Нэйхотуаня и сообщил, что, по словам цзилеми Ячиму разбойники вэйгу (Накамура К. исправляет здесь этноним на “гувэй”.) месте с Буху-сы (возможно, здесь имеется в виду цзилемиский сотник Бухули, т. к. иероглифы “ли” и “сы” в их именах весьма близки по написанию.) хотят, когда замерзнет море в этом году, перейти в Гохо 35 и захватить в плен охотников за соколами 36, просил покарать их. Вскоре после этого Ляоянское управление письменно уведомило о том, что пятого числа третьего месяца цзилемиский сотник Уцюаньцзи 37 и другие пришли подчиниться, им дали рыбу, зерно, сети и вееры, окружили заботой и вниманием, на аудиенции посадили в соответствии со званиями, дали письменное уведомление Управлению десятитысячника учжэ, цзилеми (Учжэцзилеми ваньхуфу), чтобы взяли их на попечение. В пятый день шестого месяца правительственные войска разбили разбойников в Сицыхотуань (возможно чтение “Силахотуань”, так как иероглифы “цы” и “ла” близки по написанию.) 38. В восьмой день седьмого месяца разбойник Ванбуляньгу 39 из вэйгу (Накамура К. исправляет здесь этноним на “гувэй”.) пересек море из Гохо 40, вошел в реку Фулихэ 41, правительственные войска разбили его”. “В шестой месяц 9 года (1305 г.) цзилеми Цзягу 42 доложил, что разбойники вэйгу (Накамура К. исправляет здесь этноним на “гувэй”.) ограбили Наньмухэ 43 и др. места. Правительственные войска преследовали их, но не догнали. [Разбойники] перешли на реку Чжомо-хэ 44 и грабили [там]”. “В первый год Чжи-да (1308 г.) сотник цзилими Цишицинай 45 сообщил, что вэйгу (Накамура К. исправляет здесь этноним на “гувэй”.) Юйшаньну 46, желая сдаться [юаньской империи], направил в Нэлигань (Скорее всего, “Нургань”.) 47 Дахэша. Также, как говорили люди цзилеми Дошэнь-ну и Ицзину, Юйшаньну и Ваин просят принять их сдачу. Держа в руках меч и доспехи, вместе с десятником Пи-сяньцзи 48, еще сказали, что ежегодно будут подносить превосходные меха. Вернутся летом, когда пойдет рыба далабуюй” 49.


Комментарии

21. Шуйдада (кит.: “шуй” — река; “да-да” — татары; т. е. буквально: “поречные татары”): (1) этноним; (2) составная часть названия юаньской области (-лу) Хэлань шуй-дада, располагавшейся на территории северо-восточной Маньчжурии и восточного Приамурья.

22. Хэйлунцзян (кит: “Черного дракона река”) — гидроним, обозначающий современный Амур и впервые появляющийся в китайской историографии в период Юань (в юаньской “Цзинь ши”) (См.: Шавкунов Э.В. Локализация гидронима Хэйшуй и проблема этнической принадлежности “амурских чжурчжэней” // Проблемы археологических исследований на Дальнем Востоке СССР. — Владивосток, 1986. — С. 55).

23. Тайинь. Транскрипция Накамуры К.: Tai — iYn.

24. “...человек удэгэ...” — здесь Накамура К. транскрибирует племенную принадлежность персонажа: u — tiYi —ко, weji — kai (т. е. у-ди-гэ или вэйцзи-кай).

25. Яньсе. Транскрипция Накамуры К.: Iem — sie.

26. Сайгэ. Транскрипция Накамуры К.: sai — ко. “...в зимние месяцы узкий переход через малое море Сайгэ замерзнет...” Очевидно, что речь идет об Амурском лимане и, возможно, северной части Японского моря, замерзающих в зимнее время. Ледовый покров в устье Амура и в лимане держится шесть-восемь месяцев с конца ноября-начала декабря до конца мая-начала июня. Толщина льда в Амурском лимане достигает около 1,5 м.

О наличии Малого моря (Сяохай) к северо-востоку от Амура сообщалось еще в танских источниках (VII — нач. X в.) при описании владений племен хэйшуй-мохэ и люгуй (См.: Johannes Reckel. Bohai. Geschichte und Kultur eines mandschurisch — koreanischen Kunigeiches der Tang-Zeit. — Harrasowitz Verlag. Wiesbaden in Kommission, 1995. — C. 25 (на нем. яз.); Дедяхин О.Ю. Внешние связи народов Сахалина в VII-XIV вв. (Обзор археологических и летописных материалов) // Ученые записки СахГУ. — Вып. 2. — Южно-Сахалинск, 2001. — С. 71-72). Представление об Амурском лимане как о Малом море (Матькы керк) сохранилось в традиционных географических названиях современных нивхов. В противоположность ему они называют Охотское море Пила-керк (т. е. Большое море) (Санги В.М. Песнь о нивхах. Эпическая поэма в мифах, сказках, исторических и родовых преданиях. — М., 1989. — С. 5. Информация была подтверждена в личной беседе с автором в с. Чир-Унвд в сентябре 2002 г.). Наиболее вероятным местом “перехода через малое море Сайгэ” является т. о. наиболее узкий участок пролива Невельского — от м. Лазарева до м. Погиби (ок. 7,5 км).

27. Гайфэнь. Транскрипция Накамуры К.: ho — fYn.

28. Бухули. Транскрипция Накамуры К.: pu-hu-li. Имя сопоставимо с раннечжурчжэньским антропонимом Бохори.

29. Нэйхотуянь. Транскрипция Накамуры К.: nuYi — huo — t'uon или nuYi — hoton.

30. Тысячник Пиясы. Транскрипция Накамуры К.: Р' i-ia-si. Китайская транскрипция имени имеет близость с ульчским патронимом Байаусал, а также с уйльтинским — Баяуса. По данным A.M. Золотарева, род Байаусал имел уйльтинские корни, по мнению же A.M. Смоляк, Баяуса происходили от Байаусал (См.: Золотарев A.M. Родовой строй и религия ульчей. — Хабаровск, 1939. — С. 26; Смоляк А.В. К вопросу о происхождении ороков // Краткие сообщения Института этнографии АН СССР. — Вып. XXI. — М., 1954. — С. 37).

31. Ваин. Транскрипция Накамуры K.:ua-iYK. Айнские имена довольно часто встречаются в связке с конечной лексемой “-айну” (т. е. “человек”) либо с ее сокращенным вариантом. В то же время у удэгейцев зафиксировано похожее имя: Ваяна (Подмаскин В.В., Старцев А. Ф. Удэгейские имена // Ономастика. Типология. Стратиграфия. — М., 1988. — С. 213).

32. Судно хуанвоэр. Транскрипция Накамуры К.: huaK — uo — ri.

По мнению Накамуры, речь идет о дощатой плоскодонной лодке нивхского образца, бравшей на борт 10 и более пассажиров. Обычно в такой лодке имелось три-четыре пары уключин для весел, но при необходимости они строились в расчете на большее количество людей. По источникам сер. XVII в. известно, что в нивхской дощатой лодке (“калмру-му”) могло вмещаться около 40 человек. В преданиях нивхов также сохранились воспоминания о том, что “многовесельные лодки использовались в дальних походах” (Подробное описание амурских лодок см. в Историко-этнографическом атласе Сибири (М. —Л., 1961. — С. 111-112). Цит. по: Таксами Ч.М. Основные проблемы этнографии и истории нивхов. — Л., 1975. — С. 65).

Л.И. Шренком приводится описание аналогичной лодки у южных соседей нивхов в низовьях Амура: “...ульчи пользовались еще морской лодкой, неизвестной нанайцам, но встречавшейся у нивхов. Конструкция и форма последней тождественная с речной дощатой лодкой, но применительно к морским переездам ее делали значительно больших размеров (главным образом шире и глубже). Это достигалось благодаря дополнительно наращенным бортам, носу и корме. Морскую лодку оснащали большим количеством пар гребных весел. Она употреблялась при охоте на морского зверя...” (Шренк Л.И. Об инородцах Амурского края. — СПб., 1883. — Т. 1. — С. 112).

33. Чжилимацзуйцзы. Транскрипция Накамуры К.: tsi — li — ma м tsuYi — tsi'. На левом берегу Амура, в его приустьевой части имеется нивхская деревня Чильма.

34. Крепость Вэйцзы-чжай. Накамура К. переводит это как “крепость”, “форт” uYi - tsi'. Термин “чжай” имеет следующий семантический ряд: “укрепленный городок”, “пограничная застава”, “цитадель”, “крепость” и пр. Первоначальная семантика слова связана с оборонительными сооружениями: “ивовая изгородь”, “редут”, “частокол”, “забор”, “ограда” (Хван М.Ф. Словарь китайских географических терминов // Бичурин Н.Я. (Иакинф). Собрание сведений по исторической географии Восточной и Срединной Азии. — Чебоксары, 1960. — С. 736-737).

35. Гохо. Транскрипция Накамуры К.: kuo — huo. Накамура сопоставляет этот термин со старинным названием местности на крайней юго-западной оконечности о. Сахалин, записанным Мамия Риндзо в нач. XIX в. со слов местных жителей-айнов. Он считает, что “Гохо” юаньских хроник — это район Крильонского городища.

В переводе Д.М. Позднеевым фрагментов из отчета Мамия Риндзо о путешествии на Сахалин и Нижний Амур говорится: “В расстоянии одного ри от Сирануси [мыса Крильон. — О. Д.] на восточном берегу имеется место, называемое Когокео. В этом пункте имеются древние остатки крепости, которые у эдзосцев [здесь: айнов. — О. Д.] носят название Цяси. Внешний вид их таков. С трех сторон имеется насыпь, с четвертой ее нет. С трех сторон имеется вокруг ров. Что касается до того, кем и когда была построена крепость, то ни даты ее сооружения, ни строители не могут быть удостоверены. Постройка, однако, по-видимому, не была выполнена островитянами... — и, несколько, далее, — По временам они [аборигены острова. — О. Д.] уплачивают дань Маньчжурии. В зимние месяцы, когда море покрывается льдом, Сантанские эдзосцы [тунгусоязычные жители Нижнего Амура. — О. Д.] приходят сюда и ведут торговлю...” (Позднеев Д.М. Материалы по истории Северной Японии и ее отношений к материку Азии и России. — Т. 2. — Токио, 1909. — С. 122-124).

36. “...охотников за соколами...”. Соколиная охота была широко распространена в целом ряде средневековых стран Азии и Европы. Некоторые виды охотничьих птиц имели особую ценность (Орлов В. К. За белым кречетом. — М., 1991. — С. 3-4, 38-39, 131, 154 и др.). Охота с использованием ловчих птиц была прерогативой верховных правителей, государственной и феодальной знати. Особую страсть к соколиной охоте проявляли представители “варварских” династий, правивших в Китае (Ляо, Цзинь, Юань), получавшие соколов в дань от северных земель (из Маньчжурии, Приамурья, Южной Сибири, а также из Туркестана). Источники буквально пестрят от обилия эпизодов, связанных с соколиной охотой в жизни ханов и императоров. Юаньские сокольничьи считались лицами, приближенными к императору, сопровождали его в дороге, совмещали функции телохранителей (кешиктэнов), а также выполняли специальные задания.

Согласно “Юань ши”, область Хэлань шуй-дада (см. о ней во вступительной статье) славилась “охотничьими соколами (хайдунцин), прилетающими из-за моря в Нургань; местные жители ловят их и в качестве местных продуктов доставляют в дань” (Мелихов Г.В. Установление власти монгольских феодалов на северо-востоке Китая // Татаро-монголы в Азии и Европе. — М., 1970. — С. 80).

37. Уцюаньцзи. Транскрипция Накамуры К.: и — k'iun-kiYi.

38. Сицыхотуань. Транскрипция Накамуры К.: hiYi — ts'I — huo — t'uon. В произношении близко к “Хитихотуань” или “Хитихотон”. По заключению Накамуры, название пункта обязано озеру Кизи на Нижнем Амуре. Он размещает этот пункт к северу от Кизи, в р-не совр. с. Мариинска.

Слово “-хотон” (“кот”, “кота”, “хота”, “хошун”, “котан” и т. д.) в дальневосточном культурно-историческом и языковом контексте (в монгольских, тунгусо-маньчжурских, нивхском и айнском языках) может обозначать обычный поселок, город или крепость. В старописьменном монгольском языке слово “qotoan” имело значения — “круг”, “загон”, “курень”; бурятское “хото” — “город”; маньчжурские “хотон” и “хотун” — “город (обнесенный стеной или земляным валом)”. (Малолетко A.M. Палеотопонимика. — Томск, 1992. — C. 153-155).

39. Ванбуляньгу. Транскрипция Накамуры К.: IuaK -pu-liem-ku.

40. Фраза показывает, что пункт Гохо находился на восточном берегу Татарского пр-ва, т. е. на Сахалине (См. также прим. № 41).

41. Фулихэ. Транскрипция в статье Накамуры К.: Fu -li (“Хэ”, кит. — “река”).

В личной беседе Накамура К. соотносил гидроним Фулихэ с рекой Хойли-бира (hoili-bira) на знаменитой карте Цинского государства, составленной в нач. XVIII в. по распоряжению императора Канси (Шэн-цзу, годы правления: 1661-1722). Эта река впадала с юга в оз. Кизи и, судя по всему, соответствует современной реке Ай (Яй). На карте, составленной А.В. Смоляк, здесь показана деревня Пуля (Смоляк А.В. Этнические процессы у народов Нижнего Амура и Сахалина, середина XIX — начало XX в. — М., 1975. — С. 16).

42. Цзягу. Транскрипция Накамуры К.: Kia- ku.

43. Река Наньмухэ. Транскрипция Накамуры К.: Nam — mu — ho.

44. Чжомо-хэ. В произношении Накамуры К.: Чу -мо — хэ. По всей видимости, соответствует реке Чоми (Чомэ), впадающей в Амурский лиман несколько севернее м. Лазарева.

45. Цишицинай. В транскрипции Накамуры К.: KiY — +”iYi — kiYi — nai. Финальная морфема может указывать на тунгусо-маньчжурскую принадлежность имени. Конечная “-най” характерна, например, для нанайских, ульчских имен. Встречается она и в летописной хэйшуй — мохэской и чжурчжэньской антропонимии (напр.: Агунай, Дигунай, Бэйнай).

46. Юйшаньну. В транскрипции Накамуры К.: Iu - +” ien - nu.

47. Нэлигань. Транскрипция Накамуры К.: Nuo-li-kan. Отправка сахалинскими вождями из племен гувэй и цзилими посла с капитуляцией в Нургань косвенно подтверждает наличие в Тыре местной монгольской администрации.

48. Писяньцзи. В транскрипции Накамуры К.: P'i — sien - kiYi. Напоминает название орочского рода Бизанка (Бисанка), смешанного происхождения с айнами (См.: Арсеньев В.К. Мифы, легенды, предания и сказки народов Дальнего Востока // Краеведческий бюллетень. — 1995. — №2. — С. 183-185).

49. “...вернутся летом, когда пойдет рыба далабуюн...” Транскрипция названия рыбы в статье Накамуры K.:ta-la-pu-iu.

Календарные представления аборигенов Дальнего Востока адаптировались к промыслово-хозяйственному циклу и природным явлениям, что нашло отражение и в названии месяцев - своеобразных сезонов коллективных промысловых страд. При этом для каждой территориальной группы того или иного племени (народности), как правило, был характерен собственный календарь. Ход на нерест кеты, горбуши, симы, появление стад сельди и корюшки естественным образом различались по времени в каждом районе. В данном же случае речь идет о низовьях Амура и северной части Татарского пр-ва.

Поскольку айны Южного Сахалина вплоть до конца 40-х гг. XX вв. пользовались календарем своих южных предков (связанным с природно-климатическими особенностями и промыслово-хозяйственными условиями северной части о. Хонсю и о. Хоккайдо), логичнее всего усматривать сезон хода рыбы далабуюй (“юй”, кит. — рыба) с календарем северных соседей айнов. В календарной терминологии айнов Южного Сахалина, собранной Б.А. Жеребцовым, найти что-то похожее на китайскую кальку названия рыбы далабу нам не удалось (Материалы исследований Б.А. Жеребцова по этнографии айнов Южного Сахалина (1946-1948 гг.). — Южно-Сахалинск, 1988. — С. 30-32).

У средневековых монголов только названия тайменя и какой-то рыбы вроде форели (?) (“тулу”) хоть как-то напоминают летописное слово. Однако ни та ни другая рыба не играли важного значения в промысловом календаре народов Дальнего Востока (Рассадин В. И. Термины охоты и рыболовства в языке средневековых монголов // Средневековая культура монгольских народов. — Новосибирск, 1992. — С. 106; Шренк Л.И. Об инородцах Амурского края. —Т. 2. — СПб., 1899. — С. 223-227 и др.). Наиболее же вероятным вариантом отождествления рыбы далабу являются нанайские и ульчские названия кеты — “дава” или “дауа” (Шренк Л.И. Об инородцах Амурского края. — Т. 2. — СПб., 1899. — С. 226). Появление на нерест летней кеты в низовьях Амура приходится на начало августа (Рослый Ю.С. Динамика популяций и воспроизводство тихоокеанских лососей в бассейне Амура. — Хабаровск, 2002. — С. 142).

Текст воспроизведен по изданию: Известия о народах Амура и Сахалина в исторических документах XIII-XIV вв. // Ученые записки СахГУ, № 3. 2003

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.