Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ФАН СЮАНЬЛИН

ИСТОРИЯ ДИНАСТИИ ЦЗИНЬ

ЦЗИНЬ ШУ

гл. 101

Лю Юаньхай

Лю Юаньхай – сюннусец, уроженец [уезда] Синьсин 1, был потомком [сюннуского шаньюя] Маодуня. Поскольку его имя нарушало табу на посмертное имя [танского императора] Гао-цзу, он называется по прозвищу 2.

Следует сказать, что некогда ханьский император Гао-цзу (206-195 гг. до н. э.) возвел девушку из своего рода в ранг принцессы и отдал ее в жены Маодуню, с которым условился быть братьями. В связи с этим сыновья и внуки Маодуня присвоили себе фамилию Лю 3.

В начале эры правления Цзянь-у (25-56) Би, сын шаньюя Учжулю жоти, носивший титул правого ю аоцзянь жичжу-вана 4, [32] самовольно вступил на престол шаньюя южных сюнну, вошел [в пределы Срединного государства], поселился в [уезде] Мэйцзи 5 в округе Сихэ, и ставкой шаньюя стал нынешний город Дзогочэн 6 в [уезде] Лиши. В эру правления Чжун-пин (184-189) шаньюй Цянцзюй послал во главе войск своего сына Юйфуло помочь династии Хань в усмирении восстания “желтых повязок”. Случилось так, что жители владения убили Цянцзюя 7, после чего Юйфуло остался с войсками в Хань и самовольно вступил на престол шаньюя.

Во время смуты, поднятой Дун Чжо 8, [Юйфуло] совершал грабительские набеги на округа Тайюань 9 и Хэдун 10 и стоял с войсками в округе Хэнэй 11. После смерти Юйфуло к власти пришел его младший брат Хучуцюань, который поставил [Лю] Бао, сына Юйфуло, левым сянь-ваном; он и был отцом [Лю] Юаньхая. Вэйский император У-ди разделил его (Хучуцюаня) народ на пять частей, поставив [Лю] Бао вождем левой части. Вождями всех остальных частей были поставлены представители фамилии Лю. В эру правления Тай-кан (280-289) вместо вождей были поставлены главные воеводы 12. Левая часть [сюннуских кочевий] жила в [уезде] Сюаныпи 13 в округе Тайюань, правая часть – в [уезде] Ци 14, южная часть – в [уезде] Пуцзы 15, северная часть – в [уезде] Синьсин, средняя часть – в [уезде] Далин 16. Хотя представители фамилии Лю жили отдельно в пяти местах, все их семьи находились на берегах рек Фэньшуй и Цзяньшуй 17 в [уезде] Цзиньян 18.

При династии Вэй, в эру правления Цзя-пин (249-254), жена Лю Бао, урожденная Хуянь, совершала жертвоприношения в Лунмыне 19, молясь о даровании сына. Неожиданно появилась большая рыба, на голове которой было два рога. Двигая плавниками и шевеля чешуей, рыба подплыла к месту жертвоприношения и уплыла только по прошествии длительного времени. Происшедшее удивило всех колдунов и шаманов, которые сказали: “Это благовещее знамение”. В эту же ночь урожденной Хуянь приснилось, что рыба, которую она видела утром, превратилась в человека, державшего в левой руке предмет размером с половину куриного яйца, испускавший необыкновенный свет; [человек] вручил ей [этот предмет] со словами: “Это сердцевина солнца, примешь ее – родишь знатного сына” 20. Проснувшись, [урожденная Хуянь] рассказала сон Лю Бао. Лю Бао ответил: “Это счастливое предзнаменование. Некогда я гадал у урожденной Сыту, матери Чжан Цзюна, уроженца округа Хань-дань, и она сказала: "У тебя должны родиться знатные дети и внуки, которые обязательно будут процветать в трех поколениях". Похоже, что гадание совпадает со сном”.

Через тринадцать месяцев после этого родился Лю Юаньхай. На его левой руке имелись линии, образующие иероглиф [юань], который и сделали его именем. С детства [Лю Юаньхай] отличался умом. Ему было [всего] семь лет, когда умерла его мать, но он, ударяя себя в грудь и топая ногами, горестно [33] стенал. Его скорбь тронула соседей, а все сородичи и кочевья е|динодушно, с глубокими вздохами восхищались им. Услышав о поведении [Лю Юаньхая], Ван Чан, уроженец округа Тайюань, занимавший должность начальника общественных работ, и другие с похвалой отозвались о нем и оказали помощь в устройстве похорон.

В юности [Лю Юаньхай] любил учение, а его наставником был Цуй Ю, уроженец округа Шандан. Он изучал Ши-цзин (“Книга песен”) в редакции Мао, И-цзин (“Книга перемен”) в редакции Цзин Фана, Шан-шу в редакции Ма. Особенно любил летопись Чунь-цю в редакции Цзо Цюмина, военные трактаты Сунь-цзы и У-цзы, которые знал почти наизусть. Основательно прочел все исторические сочинения и сочинения ханьских философов.

Однажды [Лю Юаньхай] сказал своим соученикам Чжу Цзи ;и Фань Луну: “Каждый раз, читая классические книги и комментарии к ним, я испытываю презрение к Суй Хэ 21 и Лу Цзя 22 за то, что они не обладали военными [дарованиями], а к Цзян-хоу 23 и Гуань Ин 24 [за то, что они] были лишены гражданских у знаний. Ведь человек прославляет жизненный путь 25, поэтому, естественно, благородным мужам стыдно за тех, кто чего-либо не знает. Два ученых (Суй Хэ и Лу Цзя), жившие при императоре Гао-цзу, не смогли добиться владений, положенных тем, .кто носит титул хоу, а два господина (Цзян-хоу и Гуань Ин), служившие Тай-цзуну, не смогли обрести славу за то, что открыли школы. Как это прискорбно!” После этого [Лю Юаньхай] стал учиться военному делу, превзойдя в знаниях всех остальных. Обладая длинными, как у обезьяны, руками, он великолепно стрелял из лука, а физической силой превосходил окружающих.

У [Лю Юаньхая] была представительная внешность, его рост равнялся 8 чи 4 цуням, длина усов превышала 3 чи, причем в них имелось три рыжих волоска длиною в 3 чи 6 цуней. Когда Цуй Ичжи, уроженец уезда Туньлю, Гун Шиюй, уроженец уезда Сянлин, и другие, умевшие хорошо определять судьбу человека по внешности, увидели Лю Юаньхая, они в изумлении сказали друг другу: “Внешность этого человека необычна, мы еще такой не видали”. После этого они стали относиться [к Лю Юаньхаю] с глубоким уважением, уступать ему свои должности, оказывать ему услуги, крепя с ним дружбу. Уроженец округа Тайюань Ван Хунь 26 от всего сердца стремился стать другом Лю Юаньхая и приказал своему сыну Ван Цзи совершать перед ним поклоны.

В эру правления Сянь-си (264-165) Лю Юаньхай как сын [шаньюя Лю Бао], прислуживающего императору, находился в Лояне, и император Вэнь-ди очень хорошо относился к нему. После эры правления Тай-ши (265-274) Ван Хунь снова неоднократно рассказывал о Лю Юаньхае императору У-ди (265-290). В связи с этим император вызвал Лю Юаньхая, поговорил [34] с ним и, оставшись весьма довольным, сказал Ван Цзи: “У Лю Юаньхая утонченная внешность, искусно ведя беседу, он проявляет ум, и даже Ююй 27 и [Цзинь] Миди 28 ничего не могли бы добавить к его качествам”.

Ван Цзи ответил: “У Лю Юаньхая утонченная внешность, искусно ведя беседу, он проявляет ум – все действительно так, как вы изволили сказать. Однако своими гражданскими и военными способностями он значительно превосходит упомянутых вами мужей. Если вы, Ваше Величество, поручите ему дела, связанные с юго-востоком, царство У явится для него слишком слабым противником”. Император одобрил эти слова.

Выступив вперед, [сановники] Кун Сюнь и Ян Яо сказали: “Мы, Ваши слуги, видя способности Лю Юаньхая, опасаемся, что в настоящее время нет никого равного ему. Если вы, Ваше Величество, с пренебрежением отнесетесь к его войскам, вам будет трудно успешно завершить задуманное дело, но если вы возвеличите его и предоставите ему власть, то есть опасность, что после усмирения царства У он уже не переправится на север [от реки Хуанхэ]. [Лю Юаньхай] не является нашим единоплеменником, поэтому он, несомненно, вынашивает в сердце измену. Даже то, что он поставлен во главе части [сюннусцев], должно, по слабому нашему разумению, вызывать дрожь в сердце Вашего Величества. А уж выделить и отдать ему укрепленные самим Небом земли, вероятно, и вовсе невозможно!”. Император молча одобрил эти слова.

В дальнейшем, после потери областей Циньчжоу и Лян-чжоу 29, император стал обсуждать вопрос о назначении военачальников, [которые могли бы отвоевать утерянные земли]. Ли Си 30, уроженец округа Шандан, сказал: “Если вы, Ваше-Величество, действительно сможете выслать войска, состоящие из воинов, набранных среди разделенных на пять частей сюннусцев, и временно предоставить Лю Юаньхаю звание военачальника, чтобы он под барабанный бой двинулся на запад, [утерянные области] будут усмирены в назначенный срок”.

Кун Сюнь возразил: “Слова почтенного Ли не предусматривают полного искоренения бедствий”. Ли Си резко возразил: “Если мы используем отвагу сюнну и умение Лю Юаньхая командовать войсками для того, чтобы распространить величие императора, то можно ли говорить о неполном искоренении бедствий!” Кун Сюнь ответил: “Если Лю Юаньхай сможет усмирить область Лянчжоу и обезглавить Шуцзинэна, боюсь, именно тогда в области Лянчжоу и возникнут затруднения. Ведь дракон, попавший в дождевые тучи, уже не тот, что когда-то жил в пруду”. Император прекратил обсуждение.

В дальнейшем, когда Ван Ми 31, [потерпев поражение], собирался отойти от Лояна обратно на восток, Лю Юаньхай устроил для него прощальное угощение на берегу излучины [Хуанхэ], называемой Цзюцюй, и, плача, сказал ему: “Ван Хунь-и Ли Си знают меня по захолустью 32 и всегда рекомендуют [35] императору, но вместе [с похвалами] до императора доходит и клевета. Это глубоко противоречит моим желаниям и может только причинить мне вред. Я не мечтаю о карьере, но вы один понимаете это. Боюсь, что мне придется умереть в Лояне и я навсегда расстанусь с вами!” Вслед за этим взволнованный [Лю Юаньхай] стал всхлипывать, безудержно пил вино и протяжно стонал, но голос его был ясным. Все присутствовавшие, жалея его, плакали.

В это время у излучины Цзюцюй находился [Сыма] Ю, носивший титул Ци-вана. Услышав о происходящем, он срочно послал человека выяснить, что делается, и тот увидел на излучине Лю Юаньхая. Тогда Сыма Ю доложил императору: “Если вы, Ваше Величество, не уничтожите Лю Юаньхая, боюсь, что “область Бинчжоу не сможет долго пребывать в спокойствии”. Выступивший вперед Ван Хунь сказал: “Уважаемого Лю Юаньхая для вашей же пользы выдвигаю я под свое поручительство. Великая династия Цзинь пытается сейчас показать, что заслуживает доверия людей с иными обычаями, стремится добродетелями привлечь к себе далеко живущих. Разве можно, основываясь на неясных сомнениях, убивать сына шаньюя, присланного прислуживать императору, и показывать этим, что добродетели династии Цзинь невелики!” Император ответил: “Слова Ван Хуня справедливы”, а поскольку в это время умер [Лю] Бао, поставил вместо него вождем правой части сюннуских кочевий Лю Юаньхая.

В конце эры правления Тай-кан (280-289) Лю Юаньхаю было пожаловано звание главного воеводы правой части сюннусцев. Он внес ясность в законы о наказаниях, искоренил пороки, пренебрежительно относился к богатству, любил оказывать милости, проявлял великодушие к людям, поэтому вожди пяти частей сюннусцев являлись к нему [на поклон]. Известные конфуцианцы и лишенные пристанища прекрасные ученые из областей Ючжоу и Цзичжоу – все посещали Лю Юаньхая, приезжая к нему за тысячи ли из окрестных земель.

Когда Ян Цзюнь 33 стал помогать императору в делах управления государством, он присвоил Лю Юаньхаю звание цзяньвэй цзянцзюня – военачальника, явившего величие, поставил его великим главноуправляющим 34 пяти частей сюннусцев и возвел в титул Ханьгуан сянхоу.

В конце эры правления Юань-кан (291-299), в связи с тем что кочевья подняли восстание и бежали за укрепленную линию, Лю Юаньхай был освобожден от должности. Но затем на основании челобитной, представленной [Сыма] Ином, носившим титул Чэнду-вана и управлявшим городом Е 35, Лю Юаньхаю было дано звание ниншо цзянцзюня – военачальника – замирителя севера, и его поставили надзирать за военным делами пяти частей сюннусцев.

Когда император Хуэй-ди (290-306) выпустил из рук дела управления, зароились, как пчелы, шайки разбойников и воров. [36] Двоюродный дед Лю Юаньхая, бывший главный воевода северной части сюннусцев Лю Сюань, носивший титул левого сянь-вана 36, и другие, тайно совещаясь между собой, сказали: “В прошлом наш предок условился с династией Хань быть братьями и делить с ней печали и счастье. После гибели династии Хань вместо нее возвышались династии Вэй и Цзинь, и, хотя при них наши шаньюи носили пустой титул, они уже не имели владения площадью хотя бы в один чи, а все, начиная от носящих титулы ванов и хоу, были низведены до положения дворов, учитываемых в подворных списках 37. Ныне в роду Сыма кровные родственники истребляют друг друга, а в землях среди четырех морей царит смута, они бурлят, словно кипящая в котле вода; настало время для возрождения нашего государства и восстановления нашего наследия. Левый сянь-ван Лю Юаньхай превосходит талантами окружающих, а по деловым качествам возвышается надо всеми современниками, и, если бы Небо не хотело снова возвеличить шаньюя, оно никогда не породило бы этого человека”.

После этого они тайно, с общего согласия выдвинули Лю Юаньхая на пост великого шаньюя и послали в Е своего единомышленника Хуянь Ю сообщить ему о разработанном плане. Лю Юаньхай стал просить разрешения вернуться [в родные земли], чтобы быть похороненным в одной могиле со своими предками, но [Сыма] Ин не дал согласия. Тогда Лю Юаньхай приказал Хуянь Ю возвратиться и сказать Лю Сюаню, чтобы тот собрал пять частей сюннусцев в [уезде] Иян 38 и привлек на свою сторону различные племена хусцев якобы из желания помочь [Сыма] Ину, а на самом деле, чтобы поднять против него восстание.

[Сыма] Ин, будучи великим младшим братом императора – наследника престола, дал Лю Юаньхаю звание командира конного отряда 39 при великом младшем брате императора. Когда император Хуэй-ди напал на Сыма Ина и прибыл к [уездному городу] Данъинь 40, Сыма Ин временно предоставил Лю Юаньхаю звание фуго цзянцзюня – военачальника, помогающего государству, и поручил наблюдать за обороной северной стены города. После того как шесть армий императора потерпели поражение 41, Сыма Ин дал Лю Юаньхаю звание гуаньцзюнь цзянцзюня – военачальника, превосходящего всех в войсках 42, и пожаловал титул Луну-бо.

Когда правитель области Бинчжоу Сыма Тэн, носивший титул Дунъин-гуна, и Ван Цзюнь, имевший звание аньбэй цзянцзюня – военачальника – умиротворителя севера, двинули войска и напали на Сыма Ина, Лю Юаньхай сказал ему: “Ныне своевольничают правители двух областей 43, имеющие более ста тысяч воинов. Боюсь, что ваша дворцовая охранная стража, а также чиновники и народ в ближайших к столице районах не могут защититься от них, поэтому прошу разрешить мне в ваших же интересах вернуться и убедить пять частей сюннусцев [37] выступить на помощь государству, переживающему бедствия”. Сыма Ин спросил: “Можете ли вы ручаться, что войска пяти частей сюнну выступят в поход? Пусть вы и сможете двинуть их в поход, но ведь сяньбийцы и ухуани сильны и быстры, как облака, гонимые ветром, разве легко им противостоять? Я хочу вместе с императором вернуться в Лоян, чтобы избежать стремительного натиска с их стороны, а затем разослать по Поднебесной приказ о наборе воинов, дабы, опираясь на верных, подавить бунтовщиков. Каково ваше мнение?”

Лю Юаньхай ответил: “Вы, Ваше Сиятельство, сын императора У-ди, имеете исключительные заслуги перед императорским домом, величием и милостями озаряете всех; живущие в землях среди четырех морей относятся к вам с благоговением, и кто не мечтает отдать за вас свою жизнь и тело! Какие могут быть затруднения с посылкой пяти частей сюнну в поход! Ван Цзинь – глупец, а Дунъин-гун – [всего лишь] дальний родственник императора 44, так разве они в состоянии бороться с вами? Покинув дворец в Е, вы, Ваше Сиятельство, выкажете свою слабость и разве тогда доедете до Лояна? Пусть даже и доберетесь до Лояна, но тогда вы, Ваше Сиятельство, не будете пользоваться влиянием, и кто станет выполнять ваш приказ о наборе воинов, написанный на клочке бумаги размером в один чи? К этому следует добавить, что дунху 45 не превосходят отвагой воинов пяти сюннуских частей, поэтому пусть Ваше Сиятельство воодушевляет и утешает чиновников и народ и, установив спокойствие, управляет ими, а я в ваших интересах во главе двух [сюннуских] частей разгромлю Дунъин-гуна и во главе трех частей обезглавлю Ван Цзюня. В этом случае мы сможем в назначенный срок вывесить на шестах головы двух глупцов”. Обрадованный Сыма Ин поставил Лю Юаньхая северным шаньюем и привлек к обсуждению военных дел при своем главном помощнике.

Когда Лю Юаньхай прибыл в Цзогочэн, Лю Сюань и другие поднесли ему титул великого шаньюя. В течение двадцати дней численность войск [Лю Юаньхая] возросла до 50 тыс. воинов, и он расположился в [уезде] Лиши.

Ван Цзюнь послал военачальника Ци Хуна напасть во главе сяньбийцев на город Е. Сыма Ин потерпел поражение и вместе с Сыном Неба бежал на юг, в Лоян. [Услышав об этом], Лю Юаньхай сказал: “Сыма Ин не прислушался к моим словам, которые сулили крах и бегство бунтовщиков, у него действительно рабская душонка. Но, несмотря на это, я дал ему слово, поэтому должен оказать ему помощь”. Сказав так, он приказал Лю Цзину, носившему титул правого юйлу-вана, Лю Яньняню, носившему титул левого дулу-вана, и другим во главе 20 тыс. пехотинцев и всадников покарать сяньбийцев.

Лю Сюань и другие стали настойчиво увещевать его [отказаться от этого распоряжения], говоря: “Династия Цзинь творит беззакония, управляет нами, как рабами, и именно [38] поэтому [Лю] Мэн, носивший титул правого сянь-вана, не смог сдержать свой гнев 46. В то время законы династии Цзинь еще не пришли в упадок, Лю Мэну не удалось успешно завершить великое дело, и полное поражение правого сянь-вана – позор для шаньюя. Ныне отцы и сыновья, старшие и младшие братья в роде Сыма относятся друг к другу, как повар к рыбе и мясу 47, а это указывает, что Небо гнушается добродетелями династии Цзинь и хочет вручить власть нам. Вы, шаньюй, увеличили для себя счастье добрыми делами, к вам с уважением относятся цзиньцы, и сейчас вы должны привести к процветанию наш народ, возродить владения, созданные шаньюями Хуханье 48, причем в этом вам могут помочь сяньбийцы и ухуани. Разве можно отталкивать их от себя и помогать этим ненавистному врагу! Небо передает власть в наши руки, и его волю нельзя нарушать. Нарушение воли Неба сулит несчастья, пренебрежение к желаниям людей не принесет пользы, отказ от того, что дарует Небо, вызовет бедствия; просим вас, шаньюй, не сомневаясь, [принять власть]!”

Лю Юаньхай ответил: “Прекрасно! Следует взяться за насыпку высокой горы или большого холма, не оставаться же небольшим холмиком! Разве императоры и ваны правят вечно? Хотя великий Юй 49 вышел из западных жунов, а [чжоуский] Вэнь-ван родился среди восточных исцев, Небо вручило им власть за их добродетели. У меня более ста тысяч воинов, каждый из которых может противостоять десяти цзиньцам, и, если я под барабанный бой двинусь сокрушить охваченную смутами династию Цзинь, сделаю это с легкостью, словно сломаю сухую ветку! При удаче я смогу создать государство, подобное созданному ханьским императором Гао-цзу, в худшем случае – не уступлю создателю династии Вэй. Пусть цзиньцы не обязательно объединятся со мной, но [не следует забывать, что] династия Хань в течение долгого времени владела Поднебесной, милостями и добродетелями привлекая к себе сердца людей. Именно поэтому, когда император Чжао-ле 50 , переживал затруднения в землях всего лишь одной области, он мог противостоять всей Поднебесной. К тому же я внук дома Хань, с которыми мы условились быть братьями, а когда умирает старший брат, ему наследует младший – так почему бы сейчас так не поступить! Следует пока принять [для владения] название Хань и поднести последнему покойному ханьскому императору посмертный титул, чтобы удовлетворить чаяния народа”. После этого [Лю Юаньхай] переехал в Цзогочэн, и ему изъявили покорность несколько десятков тысяч людей окраинных земель.

В первом году эры правления Юн-син (304 г.) Лю Юаньхай соорудил в южных предместьях [Цзогочэна] жертвенник, незаконно вступил на престол под титулом Хань-вана и издал указ, в котором говорилось: “В прошлом наш император Гао-ди (206-195 гг. до н. э.), носивший храмовой титул Тай-цзу, [39] благодаря мудрости, могуществу и благоприятному времени положил начало великому владению. Император Сяо-вэнь (180-157 гг. до н. э.), носивший храмовой титул Тай-цзуна, с помощью блестящих добродетелей преумножил его деяния и направил династию Хань на путь спокойствия. Император Сяо-у (141-87 гг. до н. э.), носивший храмовой титул Ши-цзуна, расширил земли государства, отогнал варваров, и при нем государство превышало размерами государство Тан, [созданное Яо] 51. Император Сяо-сюань (79-49 гг. до н. э.), носивший храмовой титул Чжун-цзуна, собирал и выдвигал выдающихся людей, и при нем множество ученых мужей заполняло тронный зал. Таким образом, наши предки следовали по стопам трех правителей 52, а заслугами превзошли пять императоров 53. Поэтому гадания о продолжительности существования [династии Хань] говорили, что она просуществует вдвое дольше династий Ся и Шан, а гадания о числе правителей предсказывали, что их будет больше, чем в роду Цзи 54.

Однако императоры Юань-ди (49-33 гг. до н. э.) и Чэн-ди (33-7 гг. до н. э.) предавались различным видам разврата, а императорам Ай-ди (7-1 гг. до н. э.) и Пин-ди (5-1 гг. до н. э.) не хватало счастья, в результате слуга-разбойник Ван Ман стал творить преступления, вред от которых достиг Неба, и в конце концов, подняв мятеж, захватил престол. Наш император Гуан-у (25-57), носящий храмовой титул Ши-цзу, от рождения обладал совершенной мудростью и военными талантами, восстановил прежнее великое наследство, стал приносить [покойным императорам] Хань жертвы наравне с жертвами Небу и не утратил старые регалии, в результате три померкших светила (солнце, луна, звезды) снова ярко воссияли, а пришедший в упадок престол снова прославился.

Император Сяо-мин (57-75), носивший храмовой титул Сянь-цзуна, и император Сяо-чжан (75-88), носивший храмовой титул Су-цзуна, [при жизни] нескольких поколений продолжали сиять [добродетелями], и снова [императорская власть] обрела ослепительный блеск.

Начиная с императоров Хэ-ди (88-105) и Ань-ди (106-125), наследники престола постепенно становились все более слабыми, пути, определенные Небом, все более запутывались, а система законного престолонаследия неоднократно нарушалась. Восстание “желтых повязок” вызвало в девяти областях 55 смуту, все бурлило, как кипящая в котле вода, а вред от евнухов расточился по землям среди четырех морей. Воспользовался этим и начал буйствовать Дун Чжо, а за ним Цао-Цао и его сын, поднявшие преступный мятеж против императора. Именно поэтому император Сяо-минь 56 отказался от власти над десятью тысячами владений, а император Чжао-ле переехал в горы Миньшань в землях Шу, надеясь, что дела, дойдя до самого худшего, начнут улучшаться и он сможет вернуться в старую столицу. Разве он рассчитывал, что Небо откажется [40] ниспосылать на него беды, а император Хоу-чжу попадет в трудное положение и испытает позор? 57

С тех пор как был утрачен алтарь для жертвоприношений духам Земли и злаков, а в храмах предков прекратили приносить кровавые жертвы, прошло уже сорок лет. Ныне Небо, проявив сострадание, отказалось ниспосылать беды на великую [династию] Хань и приказало, чтобы отцы и дети, старшие и младшие братья рода Сыма взаимно истребляли друг друга. [В создавшейся обстановке] простой народ страдает, словно ходит по раскаленным углям, и ему некому пожаловаться. Ныне я недостойно выдвинут множеством благородных мужей, чтобы возродить по наследству владения, созданные тремя моими предками 58, но, сознавая свое неразумие, дрожу от страха, не зная, что делать. Однако выпавший [на долю династии Хань] великий позор еще не смыт, у алтаря для жертвоприношений духам Земли и злаков нет хозяина. Я вынужден, чувствуя себя так, словно во рту у меня желчь и я сижу на льду, скрепя сердце принять общее предложение”.

Затем Лю Юаньхай объявил на подведомственной территории амнистию, установил эру правления Юн-си, поднес Лю Чаню посмертный титул императора Сяо-хуая, установил деревянные таблички в память трех предков – основателей династии Хань и пяти предков 59, продолживших их дело, объявил жену, урожденную Хуянь, императрицей, поставил чиновников, назначив Лю Сюаня главным помощником 60, Цуй Ю – главным цензором, Лю Хуна – главным воеводой 61, остальные получили пожалования и назначения в зависимости от заслуг.

[Сыма] Тэн, носивший титул Дунъин-гун, послал военачальника Не Сюаня покарать Лю Юаньхая. Сражение произошло в [уезде] Далин, войска Не Сюаня потерпели крупное поражение. Напуганный Сыма Тэн бежал из области Бинчжоу во главе более 20 тыс. дворов в земли к востоку от заставы Ханьгугань, после чего [Лю Юаньхай] стал грабить в его владениях.

Лю Юаньхай послал в грабительский набег на округ Тайюань Лю Яо, носившего звание цзяньу цзянцзюня – военачальника, проявившего военные доблести, который захватил уездные города Сюаньши, Туньлю 62, Чанцзы 63 и Чжунду 64.

Во втором году [эры правления Юн-си, 305 г.] Сыма Тэн опять послал Сыма Юя, Чжоу Ляна и Ши Сяня покарать Лю Юаньхая; они подошли к городу Фэньчэн в уезде Лиши. Для отражения Сыма Юя Лю Юаньхай выслал шесть армий во главе с Лю Цинем, носившим звание уя цзянцзюня, и другими. В четырех сражениях Сыма Юй потерпел поражение, а Лю Цинь с победой вернулся назад.

В этом году в [уезде] Лиши случился сильный голод, и Лю Юаньхай переехал в Литин, поближе к местам хранения зерна. Для обороны города Лиши он оставил главного воеводу Лю Хуна и командующего войсками 65 Ма Цзина, приказав [41] великому управителю сельским хозяйством Бу Юю подвозить для их нужд зерно.

[Лю Юаньхай] назначил военачальника передовых войск Лю Цзина полномочным императорским послом 66, дал должность великого главноуправляющего, карающего бунтовщиков, и звание великого военачальника, приказав напасть, перехватив его, на правителя области Бинчжоу Лю Куня у Баньцяо. Лю Цзин был разбит Лю Кунем, после чего Лю Кунь занял Цзиньян 67.

Окольничие 68 Лю Инь и Ван Юй, увещевая Лю Юаньхая, сказали: “С тех пор как вы, Ваша Светлость, подняли войска, прошел незаметно год, но вы только обороняетесь в окраинном уголке земли и не проявляете своего могущества. Если вы сможете приказать военачальникам выступить в разных направлениях, дабы решить победу, как одной брошенной костью решается выигрыш в игре, обезглавить Лю Куня, установить спокойствие в округе Хэдун, принять титул императора, двинуться под барабанный бой на юг, занять Чанъань и сделать его своей столицей, то занять после этого Лоян войсками, собранными в землях среди четырех застав 69, будет так же легко, как увидеть пальцы на собственной руке. Это напомнит действия [ханьского] императора Гао-ди, заложившего основы великого государства и уничтожившего сильное Чу”. Обрадованный, Лю Юаньхай ответил: “Это мое желание” – и двинулся вперед, занял округ Хэдун, напал на города Пуфань 70 и Пинъян 71 и захватил их. После этого Лю Юаньхай въехал в г. Пуцзы и сделал его своей столицей, причем все укрепленные валами местечки в уездах, входивших в округа Хэдун и Пинъян, сдались ему.

Вождь дисцев, великий шаньюй Чжэн, Ван Ми, носивший титул Дунлай-ван, и Ши Лэ один за другим изъявили покорность, и Лю Юаньхай пожаловал им должности и титулы.

Во 2-м году эры правления Юн-цзя (308 г.) Лю Юаньхай незаконно вступил на императорский престол, объявил на подведомственной территории большую амнистию и изменил наименование эры правления на Юнфэн. Он назначил великого военачальника Лю Хэ главным командующим войсками и пожаловал ему титул Лян-ван; начальника государственной канцелярии Лю Хуаньлэ назначил великим блюстителем нравов и пожаловал ему титул Чэньлю-вана; главного цензора Хуянь И назначил великим начальником общественных работ и пожаловал ему титул Яньмэнь цзяньгуна. Все родственники [Лю Юаньхая] по прямой линии в зависимости от степени родства получили титулы окружных и уездных ванов, а родственники по женской линии в зависимости от заслуг получили титулы окружных и уездных гунов и хоу.

Великий астролог 72 Сюаньюй Сючжи сказал Лю Юаньхаю: “Вы, Ваше Величество, вознеслись, как дракон, и воспарили, подобно фениксу, поскольку неожиданно получили мандат [42] Не6а. Однако остатки династии Цзинь еще не уничтожены, и вам приходится жить в захолустье. Изменения, происходящие в созвездии Цзыгун, говорят, что Небо все еще благоволит к роду правителей династии Цзинь, но не пройдет и трех лет, как вы непременно овладеете Лояном. [Город] Пуцзы расположен в неудобном месте, и в нем не найти спокойствия на долгое время. Над городом Пинъяном сейчас появились багровые, благовещие пары, к тому же это старая столица Тао-тана 73. Прошу Ваше Величество принять во внимание знамение, ниспосланное Небом, и учесть благовещие знаки Земли”. После этого Лю Юаньхай перенес столицу в Пинъян.

В реке Фэньшуй нашли яшмовую императорскую печать с надписью “Пусть династия Синь 74 хранит ее”. По-видимому, это была императорская печать, сделанная при Ван Мане, но нашедший ее добавил три иероглифа: “Цюаньхай гуан – слава Цюаньхаю” 75. Лю Юаньхай решил, что находка печати счастливое для него предзнаменование, а поэтому объявил на подведомственной территории большую амнистию и изменил наименование эры правления на Хэ-жуй 76.

[Лю Юаньхай] пожаловал своим сыновьям титулы: Лю Юю – Ци-вана и Лю Луну – Лу-вана. После этого он приказал своему сыну Лю Цуну вместе с Ван Ми напасть на Лоян, а Лю Яо вместе с Чжао Гу оказать им поддержку с тыла.

Сыма Юэ, носивший титул Дунхай-ван, послал Цао У, имевшего звание пинбэй цзянцзюня – военачальника – успокоителя севера, и военачальников Сун Чоу и Пэн Мо отразить нападение, но императорские войска потерпели крупное поражение. Неустанно двигаясь вперед, Лю Цун и другие подошли к Ияну. Сыма Мо, носивший титул Пинчан-гуна, послал из Чанъаня военачальников Шуньюй Дина, Люй И и других покарать нападавших. Сражение произошло в уезде Иян. Шуньюй Дин и другие военачальники потерпели сильное поражение.

Лю Цун, ставший от непрерывных побед самонадеянным, не принимал мер предосторожности, поэтому, когда правитель округа Хуннун Юань Янь притворно сдался, а затем произвел ночью неожиданное нападение, войска Лю Цуна потерпели сильное поражение и возвратились обратно. Лю Юаньхай встретил войска, одетые в белые [траурные] одежды.

Зимой этого же года [Лю Юаньхай] снова собрал много воинов и послал Лю Цуна, Ван Ми, Лю Яо, Лю Цзина и других напасть во главе 50 тыс. отборных всадников на Лоян, а Хуянь И приказал во главе пехотинцев следовать за ними. Посланные нанесли поражение императорским войскам к югу от Хуанхэ.

Двинувшись вперед, Лю Цун расположился [возле] Лояна у ворот Симинсэнь. [Цзиньский] командующий войсками Цзя Инь ночью подошел к городу, вступил в сражение у ворот Дасямэнь и обезглавил военачальника Лю Цуна – Хуянь Хао, [43] войска которого рассеялись. После этого Лю Цун отвел войска на юг, став в укрепленном валами лагере на реке Лошуй. Однако вскоре он снова подошел к воротам Сюаньянмэнь, Лю Яо стал у ворот Шандунмэнь, Ван Ми расположился у ворот Гуанъянмэнь, а Лю Цзин напал на ворота Дасямэнь.

Лю Цун лично принес жертвы на горе Сунюй 77 и приказал военачальникам Лю Ли и Хуянь Лану командовать оставленными им войсками. [Сыма] Юэ, носивший титул Дунхай-вана, велел военному советнику Сунь Сюню и военачальникам Цю Гуану и Лоу Поу выйти через ворота Сюаньянмэнь и напасть во главе 3 тыс. сильных воинов, находившихся при его ставке, на Хуянь Лана, который был [взят в плен] и обезглавлен. Услышав об этом, Лю Цун поспешил обратно, и тогда Лю Ли, опасаясь, что Лю Цун обвинит его в случившемся, бросился в реку, покончив жизнь самоубийством.

Ван Ми сказал Лю Цуну: “Мы потерпели неудачу, а Лоян продолжает крепко держаться. Вам, Ваше Сиятельство, лучше отвести войска и не спеша подумать о дальнейших действиях. Подчиненные вам чиновники должны собрать в землях между областями Янь и Юй воинов и зерно и ждать сроков выступления в [новый] поход”. Одновременно Сюаньюй Сючжи сказал Лю Юаньхаю: “В год под циклическими знаками синь-вэй (311 г.) вы получите Лоян. Сейчас над династией Цзинь все еще благовещие пары, и, если ваши войска не вернуть, они обязательно будут разбиты”. Лю Юаньхай срочно послал камергера 78 Фу Сюня с приказом Лю Цуну и другим отвести войска назад.

Ван Ми отходил через [заставу] Хуаньюань 79. [Сыма] Юэ послал Бао Шэна и других напасть на него. Сражение произошло в [уезде] Синьцзи 80, войска Ван Ми потерпели сильное поражение. После этого, убрав гарнизон из Пуфаня, Ван Ми вернулся в Пинъян.

[Лю Юаньхай] назначил Лю Хуаньлэ старшим наставником наследника престола 81, Лю Цуна – великим блюстителем нравов, Лю Яньняня – великим начальником общественных работ, Лю Яна – главным командующим войсками и объявил амнистию на подведомственной территории.

[Лю Юаньхай] объявил свою жену, урожденную Шань, императрицей, сына Лю Хэ – наследником престола и пожаловал сыну Лю И титул Бэйхай-вана.

Лю Юаньхай заболел и, обдумывая, кому поручить дальнейшие дела, наметил для Лю Хуаньлэ должность великого распорядителя 82, для Лю Яна – должность старшего наставника наследника престола, для Лю Яньняня – должность старшего пестуна наследника престола, для Лю Цуна – должность главного командующего войсками и звание великого шаньюя с одновременным исполнением обязанностей управляющего делами государственной канцелярии 83. К западу от Пинъяна Лю Юаньхай учредил управление шаньюя и назначил своего сына [44] Лю Юя на должность великого блюстителя нравов. Когда болезнь усилилась, Лю Юаньхай вызвал во дворец Лю Хуаньлэ, Лю Яна и других и вручил им императорский указ с повелением помогать в делах управления.

В 4-м году эры правления Юн-цзя (310 г.) Лю Юаньхай умер, пробыв на престоле шесть лет. Ему незаконно поднесли посмертный титул император Гуан-вэнь, храмовой титул Гао-цзу, а кладбище назвали Юнгуанлин. На престол вступил его сын Лю Хэ.

Лю Хэ

Лю Хэ по прозвищу Сюань-тай был ростом в восемь чи, отличался отвагой, имел прекрасную внешность. Любил учение и смолоду преуспевал в занятиях. Изучал “Книгу песен” в редакции Мао, летопись “Чунь-цю” в редакции Цзо Цюмина, “Книгу перемен” в редакции Чжэна. Став наследником престола, проявлял большую подозрительность и завистливость, жестоко управлял низшими.

После смерти Лю Юаньхая Лю Хэ занял по наследству незаконный престол. Его начальник охранной стражи дворца 84 Лю Жуй, носивший титул Сичан-вана, и старший чиновник, ведающий делами императорского рода 85, Хуянь Ю, недовольные тем, что они не были упомянуты в предсмертном повелении [Лю Юаньхая], сказали Лю Хэ: “Покойный император, не взвесив, что важно и что неважно, приказал трем ванам 86 командовать сильными войсками в столице, а главного командующего войсками поместил в окрестностях столицы со ста тысячами отважных воинов, вот почему вы, Ваше Величество, занимаете престол только временно. Невозможно даже предугадать, какие грозят вам беды, желательно, чтобы вы, Ваше Величество, как можно скорее приняли необходимые меры”. Лю Хэ был двоюродным братом Хуянь Ю, поэтому полностью одобрил его слова.

Лю Хэ вызвал руководящих войсками 87 Лю Шэна и Лю Циня, а также Ма Цзина и сообщил им [о состоявшемся разговоре]. Лю Шэн сказал: “Тело покойного императора все еще находится в покойницком дворце [в ожидании погребения], а четыре вана не замышляют измены. Если неожиданно мы начнем рубить друг друга, как повар рубит рыбу и мясо, боюсь, что люди лишатся остатков пищи со стола Вашего Величества. Земли среди четырех морей пока не успокоены, наше государство только что возникло, поэтому желательно, чтобы вы, Ваше Величество, больше думали об успешном завершении великого дела, начатого покойным императором, закрыли уши и не слушали подобные безумные речи. В "Книге песен" говорится: "Разве нет у меня чужих людей, но они не сравнятся с родившимися вместе со мной от одного отца" 88. Если вы, Ваше [45] Величество, не верите своим младшим братьям, кому же тогда верить?!”

Лю Жуй и Хуянь Ю гневно воскликнули: “На сегодняшнем совещании не должно быть двух мнений”, после чего приказали приближенным заколоть Лю Шэна.

Напуганный, Ма Цзин сказал: “Пусть Ваше Величество только отдаст приказ, мы выполним его, не страшась смерти, и любое дело доведем до успешного конца”. После этого собравшиеся заключили договор в Восточном зале дворца.

Лю Хэ велел Лю Жую и Ма Цзину напасть на Лю Цуна, Хуянь Ю вместе с Лю Аньго напасть на Лю Юя, окольничему Лю Чэну и военачальнику вооруженной охраны Лю Циню напасть на Лю Луна, носившего титул Лу-вана, а начальнику государственной канцелярии Тянь Ми и военачальнику вооруженной охраны Лю Сюаню напасть на Лю И, носившего титул Бэйхай-вана.

Тянь Ми и Лю Сюань велели гонцу прорваться через ворота и бежать к Лю Цуну. Лю Цун приказал воинам надеть латы и ждать нападения. Лю Жуй, узнав, что Лю Цун принял меры предосторожности, поспешил вернуться и совместно с Хуянь Ю и Лю Чэном напал на Лю Луна и Лю Юя. Опасаясь, что Лю Аньго и Лю Цинь замыслили измену, Хуянь Ю и Лю Чэн обезглавили их. В этот же день Лю Юй и Лю Лун были убиты. Лю Цун напал на ворота Симинмэнь и захватил их. Лю Жуй и другие бежали в Южный дворец, преследуемые передовыми частями Лю Цуна, которые обезглавили Лю Хэ в западной комнате дворца Гуанцзидянь. Головы Лю Жуя и Хуянь Ю были вывешены на улице.

Лю Сюань

Лю Сюань носил прозвище Ши-цзэ. Был прост, малоразговорчив, любил изучать способы достижения нравственной чистоты. Его учителем был Сунь Янь 89, уроженец уезда Лэань. Лю Сюань сосредоточенно думал [об изучаемом материале], не прекращая этого занятия ни днем, ни ночью, любил “Книгу песен” в редакции Мао и комментарии Цзо Цюмина к летописи “Чунь-цю”. Сунь Янь часто восхищенно вздыхал и говорил о нем: “Если бы Лю Сюань жил при ханьском императоре У-ди, он превзошел бы Цзинь Миди”. Закончив обучение, Лю Сюань вернулся домой и несколько лет не выходил за ворота.

Каждый раз, читая Хань-шу и доходя до жизнеописаний Сяо Хэ 90 и Дэн Юя 91, Лю Сюань на разные лады превозносил их: “Если бы при двух [ханьских] императорах состоял смелый и решительный человек, он никогда бы не позволил этим двум мужам присвоить себе все лучшее из прошлого”.

Правитель области Бинчжоу Ван Гуан рассказал о Лю Сюане императору У-ди, который вызвал его на аудиенцию и [46] весьма одобрительно отозвался о его ответах. Он сказал: “Пока я не видел Лю Сюаня, я считал, что Ван Гуан говорит неправду. Увидев его поведение и манеры, я могу сказать, что он действительно подобен прекрасной яшме или нефриту. Судя по его характеру, он вполне может управлять собственным кочевьем”. После этого [император У-ди] поставил Лю Сюаня главным воеводой правой части [сюннуских кочевий] и в знак особого внимания вручил ему красное знамя и зонт с кривой ручкой. Исполняя служебные обязанности, [Лю Сюань] отличался честностью и рачительностью, поэтому возглавляемые им кочевья тяготели к нему.

Вступление Лю Юаньхая на престол вана произошло благодаря совету Лю Сюаня, поэтому он пользовался особым почетом и уважением, и никто из заслуженных родственников [Лю Юаньхая] не мог сравниться с ним. Все военные, государственные, внутренние и внешние дела решались им самостоятельно.

Комментарии

1. Синьсин – уезд, находившийся к юго-западу от совр. уезда Ушань в пров. Ганьсу [19, с 406].

2. Имя Лю Юаньхая, Юань, носил танский император Гао-цзу, поэтому оно считалось табуированным [18, гл, 1, л. 1а]. Цзинь-шу писалась при династии Тан, и ее составители, избегая называть Лю Юаньхая по имени, используют прозвище – Юаньхай.

3. Непрерывные набеги сюнну на китайские земли тревожили ханьского императора Гао-цзу, а поэтому он обратился за советом к сановнику Лю Цзину. Лю Цзин предложил: “Если вы, Ваше Величество, сможете отдать Маодуню в жены старшую дочь от главной жены и послать ему щедрые подарки, он поймет, что дочь ханьского императора может принести варварам богатства, а поэтому, соблазнившись, непременно сделает ее своей женой, а когда у нее родится сын, непременно объявит его наследником, который станет вместо него шаньюем. Почему это случится? Из-за жадности к дорогим ханьским подаркам. Вы же, Ваше Величество, отправляйте в дар то, чего в соответствии с сезонами года избыток у Хань, но недостаток у сюнну, справляйтесь о здоровье шаньюя и, пользуясь случаем, посылайте лиц, обладающих красноречием, чтобы они незаметно наставляли его в правилах поведения.

Пока Маодунь жив, он, разумеется, будет вашим зятем, а когда умрет, шаньюем станет сын вашей.дочери. А разве когда-нибудь было слышно, чтобы внук относился к деду как к равному? Так можно без войны постепенно превратить сюнну в своих слуг” [26, гл. 99, л. 4-а – 4-б].

Гао-цзу взял девушку из простой семьи, выдал ее за свою старшую дочь и отдал в жены шаньюю, обязавшись ежегодно посылать определенное количество подарков, являвшихся, по сути дела, замаскированной данью. Так в 198 г. до н. э. было положено начало унизительным для Китая договорам с кочевыми соседями, известными в истории как “договоры о мире, основанные на родстве”.

Фамилия императора Гао-цзу была Лю; эту фамилию на правах его родственников присвоили себе через несколько веков потомки Маодуня.

4. Жичжу-ван – титул у сюнну. По положению жичжу-ван был ниже левого сянь-вана, которым шаньюй назначал собственного сына [10, гл. 94-а, л. 28-а]. Комментатор Ху Саньсин (1230-1287), исходя из значений иероглифов жи – “солнце” и чжу – “догонять”, “преследовать”, объясняет значение термина как “князь, догоняемый солнцем”, ибо его земли находились на западе и солнце, восходя на востоке, в своем движении на запад как бы догоняло жившего там князя [25, гл. 22, с. 722].

5. Мэйцзи – уезд, главный город которого находился в юго-восточной части Джунгарского хошуна в Автономном районе Внутренняя Монголия [19, с. 767].

6. Цзогочэн – город, находившийся примерно в 10 км к северо-востоку от совр. уездного города Лиши в пров. Шаньси, в нем в начале династии Поздняя Хань была расположена ставка южного шаньюя. При династии Цзинь в Цзогочэне жили вожди правой части сюннуских кочевий. Когда Сыма Ин поставил Лю Юаньхая северным шаньюем, Лю Юаньхай переехал из Е в Цзогочэн и объявил его своей столицей.

7. Шаньюй Цянцзюй вступил на престол в 179 г. В 187 г. правитель округа Чжуншань Чжан Шунь поднял восстание и, возглавив сяньбийцев, стал совершать набеги на пограничные округа. Император Лин-ди приказал южным сюнну выслать войска, чтобы совместно с Лю Юем, правителем области Ючжоу, покарать восставших. Шаньюй выслал конницу во главе с левым сянь-ваном. Однако его народ испугался, что шаньюй будет посылать войска без конца, а поэтому в 188 г. правые кочевья ило, хусцы, входившие в кочевье сючу, кочевье байматун и др., насчитывавшие свыше ста тысяч человек, подняли восстание и убили шаньюя [33, гл. 89, л. 32-б].

8. Дун Чжо (?-192) – прозвище Чжунъин, уроженец уезда Линьтао в округе Лунси. В конце правления ханьского императора Хуань-ди (146-167) служил в страже телохранителей императора и отличился в нескольких военных операциях. При императоре Лин-ди (168-189) получил звание военачальника передовых войск и должность правителя области Бинчжоу. В это время власть при дворе находилась в руках евнухов, а на местах хозяйничали правители округов, располагавшие крупными военными силами. В 189 г. после смерти императора Лин-ди, стремясь ограничить власть евнухов, родственник императора Хэ Цзинь, носивший звание великий военачальник, и Юань Шао, занимавший должность пристава по уголовным делам, вызвали Дун Чжо в столицу. Узнав об этом, евнухи убили Хэ Цзиня, а Юань Шао, со своей стороны, перебил более 2 тыс. евнухов.

Явившись в столицу во главе войск, Дун Чжо захватил власть в свои руки и, опираясь на военную силу, низложил императора Шао-ди и возвел на престол императора Сянь-ди (190-220), последнего императора династии Поздняя Хань. Новый император объявил Дун Чжо главным помощником государства, приказал во время аудиенций не называть его по имени и разрешил входить в зал дворца с мечом и в ботинках. Командуя всеми вооруженными силами государства и распоряжаясь имевшимися средствами, Дун Чжо держался крайне высокомерно и однажды даже заявил: “Я главный помощник государства, нет никого выше меня!”

Высокомерию сопутствовала крайняя жестокость. Так, однажды Дун Чжо послал войска в уезд Янчэн. Это случилось во второй луне, и все население было занято жертвоприношениями. Воины отрубили мужчинам головы, женщин посадили на телеги, погрузили имущество, привязали к оглоблям отрубленные головы и вернулись в Лоян, заявив, что это трофеи, добытые в сражениях с разбойниками. Дун Чжо сжег головы, а женщин роздал воинам.

Жестокость и самоуправство Дун Чжо вызвали многочисленные восстания. Это напугало его, и в 190 г. он вместе с императором переехал из Лояна в Чанъань. Перед переездом воины Дун Чжо спалили все вокруг Лояна в радиусе ста ли, а в самом Лояне сожгли дворцы, храм предков и все другие постройки. Цветущий Лоян превратился в пепелище. Невинно убитых было не счесть. Прибыв в Чанъань, Дун Чжо вел себя как император. Он носил такие же одежды и ездил на таких же колесницах, что император, а высшие сановники являлись к нему с докладами. Вблизи Чанъаня, в уезде Мэй Дун Чжо построил крепостцу и, сложив в ней запасы зерна на 30 лет, заявил: “В случае успеха займу всю Поднебесную, в случае неудачи буду защищать крепостцу, а запасов зерна хватит до конца жизни”.

Видя жестокость Дун Чжо и его честолюбивые устремления, блюститель нравов Ван Юнь, помощник начальника государственной канцелярии Ши Суньжуй и другие тайно сговорились убить Дун Чжо. К заговору был привлечен Люй Бу, охранявший Дун Чжо. Дун Чжо очень доверял ему, но однажды за какой-то мелкий проступок метнул в Люй Бу алебарду. Сильному и ловкому Люй Бу удалось увернуться, гнев Дун Чжо быстро прошел, и, казалось бы, инцидент был исчерпан. Однако Люй Бу затаил обиду и когда Ван Юнь предложил ему принять участие в заговоре, сразу же согласился.

В это время император Сянь-ди заболел, но быстро поправился и по случаю выздоровления решил устроить большой прием во дворце Вэйян. Люй Бу приказал воеводе конной охранной стражи Ли Су переодеть в форму телохранителей более десяти воинов и ждать у дворцовых ворот прихода Дун Чжо. Когда Дун Чжо появился, его убили [45, Вэй-шу, гл. 6, л. 1-а – 8-а].

9. Тайюань – округ, административный центр которого при Поздней Хань и Цзинь находился в городе Цзиньян, лежавшем на месте совр. города Тайюань в пров. Шаньси [19, с. 424].

10. Хэдун – округ, административный центр которого находился в городе Аньи, к северу от совр. уездного города Сясянь в пров. Шаньси [19, с. 233].

11. Хэнэй – округ, административный центр которого при Поздней Хань находился в городе Хуай, лежавшем в 11 ли к юго-западу от совр. уездного города Учжи в пров. Хэнань [19, с. 368].

12. Главный воевода – дувэй. При династии Цинь (246-207 гг. до н. э.) во всех 37 округах, на которые делилась империя, была установлена должность окружного воеводы – цзюнвэя. Воевода оказывал содействие начальнику округа и руководил военными делами. В 148 г. до н. э. для должности окружного воеводы было принято новое название – дувэй. Главные воеводы, точно так же как и начальники округов, получали натуральное довольствие в размере 2 тыс. даней зерна в год [10, гл. 19-а, л. 15-б].

13. Сюаньши – уезд, главный город которого находился на месте совр. уездного города Гаопин в пров. Шаньси [19, с. 562].

14. Ци – уезд, входивший в состав округа Тайюань. Главный город уезда был расположен к юго-востоку от совр. уездного города Цисянь в пров. Шаньси [19, с. 717].

15. Пуцзы – уезд, главный город которого находился в 80 ли к северо-востоку от совр. уездного города Сисянь в пров. Шаньси [19, с. 830].

16. Далин – уезд, входивший в состав округа Тайюань. Главный город уезда лежал в 25 ли к северо-востоку от совр. уездного города Вэньшуй в пров. Шаньси [19, с. 193].

17. Цзяньшуй – река, берущая начало в горах Байшишань в уезде Мяньчи пров. Хэнань и впадающая в реку Лошуй.

18. Цзинянь – уезд, главный город которого лежал на месте совр. Города Тайюань в пров. Шаньси [19, с. 424].

19. Лунмынь (букв, “ворота дракона”) – ущелье, через которое протекает Хуанхэ. Находится в совр. уезде Ханьчэн в пров. Шэньси. По преданию, те рыбы, которые смогут преодолеть это ущелье, превращаются в драконов.

20. Солнце у различных кочевых народов часто связывается с рождением необыкновенного человека. Мать киданя Абаоцзи, создателя империи Ляо, перед его рождением видела во сне, что в ее грудь упало солнце [31, гл. 1, л. 1-а]. Мужун Хуан, отец Мужун Дэ, основателя династии Южная Янь, часто говорил дворцовым служанкам: "Если беременная женщина видела во сне, что в ее грудь вошло солнце, она обязательно родит Сына Неба"” [30, гл. 58, с. 431].

21. В 207 г. до н. э. в результате мощного народного восстания рухнула династия Цинь. После ее падения вспыхнула борьба между главными руководителями восстания Лю Баном и Сян Юем. Суй Хэ служил Лю Бану чиновником по поручениям и славился своим красноречием.

Сян Юй пожаловал своему сподвижнику Ин Бу титул Цзюцзян-вана, но получив титул, Ин Бу, несмотря на неоднократные призывы Сян Юя, не высылал ему на помощь войска.

В 204 г. до н. э. Сян Юй нанес сильное поражение войскам Лю Бана около г. Пэнчэн. Лю Бан бежал и, помня нерешительность Ин Бу, отправил к нему красноречивого Суй Хэ, дабы убедить перейти на свою сторону и выступить против Сян Юя. Суй Хэ блестяще справился с поручением, Сян Юю пришлось послать против Ин Бу войска, а Лю Бан, получив передышку, оправился от поражения и продолжил борьбу, закончившуюся его полной победой.

Лю Бан хотел наградить Суй Хэ, но, опасаясь возражений сановников, решил предоставить ему возможность самому рассказать о своих заслугах. Поэтому на пиршестве, устроенном в ознаменование победы, он сказал Суй Хэ: “Ты – гнилой конфуцианский начетчик, а разве можно, управляя Поднебесной, использовать гнилого начетчика?”

Встав на колени, Суй Хэ произнес: “Если бы вы послали 50 тыс. пехотинцев и 5 тыс. всадников, сумели бы вы, Ваше Величество, приобрести земли к югу от реки Хуайхэ?” – “Нет”, – ответил Лю Бан. Тогда Суй Хэ продолжил: “Вы, Ваше Величество, отправили меня во главе двадцати человек в качестве посла в земли к югу от реки Хуайхэ, и я добился того, чего вы желали. Таким образом, моя заслуга превосходит заслуги нескольких десятков тысяч пехотинцев и пяти тысяч всадников. Почему же вы называете меня гнилым конфуцианским начетчиком и утверждаете, что нельзя управлять Поднебесной, используя гнилого начетчика?”

Лю Бан назначил Суй Хэ на должность столичного воеводы, командующего войсками [10, гл. 34, л. 176 – 20-б].

22. Лу Цзя – уроженец владения Чу, политический деятель в начальный период династии Хань. Служил ханьскому императору Гао-цзу и часто ездил от него в качестве посла к владетельным князьям.

В период правления циньского императора Ши-хуана Чжао То, уроженец уезда Чжэньдин, занимал должность начальника уезда Лунчуань в округе Наньхай. После смерти Ши-хуана, когда в стране воцарилась смута, занял пост воеводы округа Наньхай, захватил соседние округа Гуйлинь и Сянцзюнь, создал государство Наньюэ и объявил себя его правителем, приняв титул У-вана.

Сразу после свержения династии Цинь Гао-цзу не имел достаточных сил для пресечения самовольных действий Чжао То, поэтому в 196 г. до н. э. отправил к нему Лу Цзя, которому удалось убедить Чжао То признать себя вассалом династии Хань. За успешное выполнение возложенной на него задачи Лу Цзя получил должность старшего дворцового советника.

Будучи глубоким знатоком классической литературы, Лу Цзя написал книгу Синь юй (“Новые речения”), состоявшую из двенадцати глав, в которой изложил причины гибели династии Цинь и возвышения династии Хань.

При императоре Сяо-хуэе (195-188 гг. до н. э.), когда вдовствующая императрица Люй хотела пожаловать всем представителям фамилии Люй титулы ванов; Лу Цзя, сознавая, что он не в силах бороться против произвола императрицы, ушел в отставку, сославшись на болезнь. Встретившись с Чэнь Пином, занимавшим должность главного помощника императора, Лу Цзя убедил его установить дружественные отношения с главным воеводой Чжоу Бо для совместной борьбы против засилья рода Люй. Сыграл, таким образом, большую роль в отстранении от власти рода Люй и возведении на престол императора Сяо-вэня (180-157 гг. до н. э.), при котором снова занял должность старшего дворцового советника [26, гл. 97, л. 6-а – 9-б].

23. Цзян-хоу – титул Чжоу-бо (?-169 гг. до н. э.), военного и политического деятеля в начальный период династии Хань. Занимался плетением решеток для тутового шелкопряда и игрой на флейте на похоронах. Позднее присоединился к Лю Бану, возглавившему восстание против династии Цинь, и за многочисленные подвиги на полях сражений получил от него титул Цзян-хоу, а в 184 г. до н. э. был назначен главным воеводой. Находясь на этом посту, совместно с Чэнь Пином, занимавшим должность главного помощника императора, уничтожил всесильный род Люй, захвативший власть в свои руки, и способствовал возведению на престол императора Сяо-вэня, за что последний назначил его на должность правого главного помощника императора [26, гл. 57, л. 1-а – 7-а].

24. Гуань Ин (?-176 гг. до н. э.) – торговец шелком, уроженец уезда Суйян. Присоединился к Лю Бану, возглавившему восстание против династии Цинь, и за многочисленные победы над врагами получил после вступления Лю Бана на престол титул Инъинь-хоу. Вместе с Чэнь Пином и Чжоу Бо способствовал вступлению на престол императора Сяо-вэня, который в благодарность назначил Гуань Ина на пост главного воеводы, а в 177 г. до н. э. – на должность главного помощника императора [26, гл. 95, л. 12-б – 17-а].

25. Фраза, заимствованная из Лунь-юя: “Учитель сказал: "Человек может прославить [жизненный] путь, а не [жизненный] путь прославляет человека"” [17, гл. 15, с. 354]. Согласно комментарию, лица, обладающие большими способностями и знаниями, многого добиваются в жизни и, наоборот, обладающие малыми способностями и знаниями мало чего достигают, поэтому прожитая ими жизнь не может прославить их.

26. Ван Хунь (222-297) – прозвище Сюань-чун, уроженец уезда Цзиньян. При цзиньском императоре У-ди (265-290) занимал должность правителя области Юйчжоу. За заслуги в войне против царства У получил звание великого военачальника. При императоре Хуэй-ди (290-306) был назначен окольничим [32, гл. 42, л. 1-а – 3-а].

27. О Ююе детально рассказывается в “Исторических записках” [26, гл. 5, л. 15-б – 17-а] и в трактате Ханьфэйцзы [34, т. 5, с. 48-50]. В 626 г. до н. э. “правитель жунов отправил и Цинь Ююя. Предки Ююя были уроженцами владения Цзинь, бежавшими к жунам, а поэтому он мог говорить на языке цзиньцев. Правитель жунов, прослышав о мудрости [циньского правителя] Му-гуна, послал Ююя ознакомиться с положением дел в Цинь.

Циньский Му-гун показал [Ююю] дворцовые помещения и собранные в них богатства. Ююй сказал: "Если вы заставляли духов сотворить это, то утомили духов, а если заставляли людей создать это, то измучили народ". Му-гун удивился и спросил: "Срединное государство осуществляет управление на основе стихов и книг, правил поведения и музыки, законов и установлений, но все же, несмотря ни на что, в нем часто происходят беспорядки. У жунов ничего этого нет, так как же у них строится управление? Разве не возникает затруднений?"

Ююй со смехом ответил: "Именно это и является причиной беспорядков в Срединном государстве. Когда мудрейший Хуан-ди выработал правила поведения и музыку, законы и установления, он лично подавал пример их исполнения и управлял, почти не прибегая к принуждению. Его преемники день ото дня становились все более высокомерными и развращенными. Они опирались на силу законов и установлений, чтобы наказывать низших и надзирать за ними, а низшие, устав до крайности [от наказаний и надзора], начинали роптать на высших, используя понятия человеколюбия и справедливости. Так из-за нанесенных обид между высшими и низшими вспыхивала взаимная вражда, начинались убийства с целью захвата власти; дело доходило до уничтожения целых родов, а причина всегда была одна.

Не так у жунов. Высшие сохраняют простоту в отношениях с низшими, а низшие служат высшим, руководствуясь искренностью и преданностью. Управление государством подобно управлению собственным телом, когда и незаметно, как именно оно управляется. Это действительно правление мудрых". Покинув дворец, Му-гун обратился к Ляо, занимавшему должность нэйши: "Я слышал, что мудрый человек в соседнем государстве – источник тревоги для соперничающего с ним владения. Ююй мудр, а это для меня опасно. Что делать?"

Ляо, занимавший должность нэйши, ответил: "Правитель жунов живет в глухом, отдаленном месте и не слыхал еще музыки Срединного государства. Попытайтесь послать к нему певичек, чтобы поколебать его стремления, и попросите разрешения задержать Ююя, чтобы отдалить их друг от друга. Затем задержите Ююя так, чтобы он не вернулся обратно в срок. Это удивит правителя жунов, и он непременно заподозрит Ююя. Когда между государем и чиновником появится трещина, мы постараемся воспользоваться этим. К тому же, если правитель жунов увлечется певичками, он непременно станет пренебрегать делами управления".

Му-гун сказал: "Превосходно", после чего стал садиться с Ююем рядом на разостланных под углом циновках и предлагал ему еду, собственноручно передавая блюда.

Подробно расспросив Ююя о характере местности [в стране жунов] и их военной силе, [Му-гун] приказал Ляо, занимавшему должность нэйши, отправить правителю жунов шестнадцать певичек.

Жунский правитель, получив певичек, очень обрадовался и целый год не возвращал их обратно. Тогда циньский правитель вернул Ююя на родину, Ююй неоднократно увещевал [правителя жунов], но тот не слушал его. В то же время Му-гун несколько раз посылал людей, которые при удобном случае просили [жунского правителя] отдать Ююя. В конце концов Ююй бежал и перешел на сторону Цинь. Му-гун оказывал ему почести как гостю и расспрашивал о возможности нападения на жунов” [26, гл. 5, л. 15-б – 17-а].

На 37-м году правления Му-гуна (623 г. до н. э.) Цинь по совету Ююя напало на правителя жунов, присоединило к себе двенадцать владений, устроило земли площадью 1 тыс. ли и стало главенствовать над западными жунами [26, гл. 5, л. 17-6].

28. [Цзинь] Миди (134-86 гг. до н. э.) – прозвище Вэн-шу, старший сын вождя сюннуского кочевья сючу. В 121 г. до н. э. шаньюй Ичисе, разгневанный тем, что жившие на западе князья Хунье и Сючу потеряли в сражениях с ханьскими войсками несколько десятков тысяч убитыми и пленными, хотел вызвать их и казнить. Напуганные князья договорились перейти на сторону Хань. Но затем князь Сючу отказался от этого замысла и был убит князем Хунье, который один сдался династии Хань. Сын Сючу, Цзинь Миди, оказался в Хань на положении раба. Вначале он служил конюхом, но однажды, во время осмотра лошадей, попался на глаза императору У-ди, понравился ему, и с этого началась его служебная карьера. В общей сложности он служил У-ди несколько десятков лет, прославившись своей преданностью. В 87 г. до н. э. на основании завещания У-ди стал помогать вместе с Хо Гуаном, Шангуань Цзе и Сан Хуняном малолетнему императору Чжао-ди и руководил делами государственной канцелярии [10, гл. 68, л. 20-б – 23-б].

29. Потеря областей Циньчжоу и Лянчжоу связана с вождем сяньбийского племени туфа Шуцзинэном, “отличавшимся мужеством и вынашивавшим многочисленные планы. В эру правления Тай-ши (265-274) он убил в Ваньхудуе правителя области Циньчжоу Ху Ле, нанес поражение у горы Цзиньшань правителю области Лянчжоу Су Юю и приобрел все земли области Лянчжоу. [Цзиньский] император У-ди (265-290) не мог из-за него вовремя поесть. В дальнейшем Шуцзинэн потерпел поражение от Ма Луна, после чего был убит подчиненными, которые сдались [династии Цзинь]” [32, гл. 126, л. 1-а].

О Ма Луне, разбившем Шуцзинэна, рассказывается: “Ма Лун, по прозвищу Сяо-син, уроженец уезда Пинлу в округе Дунпин. Выделялся умом и способностями, весьма дорожил своей репутацией. Именно поэтому, когда правитель области Яньчжоу Линху Юй был казнен за совершенное преступление и никто не решался похоронить его, это сделал Ма Лун на свои средства. Затем в течение трех лет он соблюдал по казненному траур и только после этого вернулся домой. Население области восхваляло Ма Луна за его поступок, поэтому, когда в эру правления Тай-ши (265-274) цзиньский император У-ди приказал всем областям и округам рекомендовать смелых и способных людей для участия в походе против царства У, Ма Лун был выдвинут как достойный кандидат и постепенно дослужился до звания военачальника.

В это время в войне с кочевниками погиб правитель области Лянчжоу Ян Синь, после чего связь с землями к западу от Хуанхэ прервалась. Ма Лун просил встревоженного императора поручить ему усмирение бунтовщиков и, получив согласие, выступил в поход. В борьбе с Шуцзинэном Ма Лун проявил большую изобретательность. Так, при движении по открытой местности он ставил на повозки деревянные домики, из которых воины, защищенные от неприятельских стрел, могли спокойно стрелять в противника. На узких тропинках он наваливал магнитные камни, поэтому неприятельские воины в железных латах не могли пройти по ним, в то время как воины Ма Луна, одетые в латы из кожи носорога, шли совершенно свободно. Вскоре Ма Луну удалось усмирить и обезглавить Шуцзинэна” [32, гл. 57, л. 2-б – З-б].

30. Ли Си – прозвище Цзи-хэ, происходил из потомственной чиновничьей семьи, уроженец уезда Тунти в округе Шандан. Его отец при династии Хань занимал должность начальника посольского приказа. Состоя на различных крупных должностях, Ли Си служил Сыма И и Сыма Ши, которым в 265 г. были поднесены посмертные титулы императоров Сюань-ди и Цзин-ди; на всех постах проявил себя честным и способным организатором [32, гл. 41, л. 2-б – 3-б].

31. Ван Ми – уроженец округа Дунлай, происходил из знатной чиновничьей семьи. Его дед занимал посты сначала правителя округа Сюаньту, а затем – округа Жунань. Хотя Ван Ми отличался способностями и получил хорошее образование, живший на покое ученый Дун Чжундао сказал при встрече с ним: “Ваш голос похож на вой шакала, а взгляд напоминает взгляд барса, и вы склонны поднимать смуты. Если в Поднебесной вспыхнут волнения, вы не будете служить чиновником”.

И действительно, когда в конце правления цзиньского императора Хуэй-ди (290-306) в округе Дунлай начал действовать разбойник Лю Богэнь, Ван Ми сразу же примкнул к нему, получив за смелые действия прозвище Летучий барс. За короткое время вокруг Ван Ми собралось несколько десятков тысяч человек, и двор не мог справиться с ними. Располагая такими крупными силами, Ван Ми осадил Лоян, но потерпел поражение и изъявил покорность Лю Юаньхаю; в дальнейшем вместе с ним и Ши Лэ вел борьбу против династии Цзинь.

В 311 г. Ван Ми вместе с войсками Лю Яо подошел к цзиньской столице Лояну. В городе царил ужасный голод, люди ели друг друга, чиновники разбежались, ни у кого не было желания обороняться. Лоян стал легкой добычей нападавших, которые подвергли его полному разгрому. Император Хуэй-ди попал в плен и был отправлен в Пинъян.

Ван Ми предложил Лю Яо перенести столицу из Пинъяна в Лоян, но Лю Яо ответил отказом. Тогда разгневанный Ван Ми воскликнул: “Разве у этого палача есть желание стать императором! Что он может поделать с Поднебесной!”, после чего отвел свои войска на восток. Это возбудило у Лю Яо подозрения; он и так был недоволен тем, что Ван Ми первым ворвался в Лоян, а поэтому предложил ему обосноваться в области Цинчжоу.

Следует сказать, что Ши Лэ всегда завидовал Ван Ми и принимал против него меры предосторожности. Он взял в плен цзиньского военачальника Гоу Си, которого назначил левым командующим войсками. Ван Ми обратился к Ши Лэ с просьбой, чтобы он назначил его правым командующим войсками, заявив, что при двух таких помощниках Ши Лэ не составит труда захватить Поднебесную. Одновременно Ван Ми отправил к Цао И, захватившему земли бывшего владения Ци, гонца с письмом, в котором предлагал двинуть войска для совместных действий против Ши Лэ. Гонец был схвачен дозорными всадниками и доставлен к Ши Лэ. Узнав о вероломстве Ван Ми, Ши Лэ внезапно напал на него и убил [32, гл. 100, л. 1-а – З-б].

32. Ван Хунь был уроженцем округа Тайюань, а Ли Си уроженцем округа Шандан, которые входили в область Бинчжоу, в которой родился Лю Юаньхай.

33. Ян Цзюнь – прозвище Вэнь-чан, уроженец уезда Хуаинь в округе Хунцун, Занимал должность начальника уезда Гаолу. В 276 г. благодаря тому, что его дочь была замужем за цзиньским императором У-ди (265-290), получил звание военачальника колесниц и конницы и титул Линьцзинь-хоу. Поскольку император У-ди, предавшись разврату, забросил государственные дела, власть при дворе захватили Ян Цзюнь и два его младших брата – Ян Яо и Ян Цзи, которых современники называли “Три Яна”.

Больной У-ди, находясь в критическом состоянии, распорядился, чтобы новому императору помогали Ян Цзюнь и Сыма Лян, носивший титул Жунань-вана. Опасаясь за свое положение, Ян Цзюнь забрал распоряжение, хранившееся в дворцовом секретариате, и спрятал его. Вскоре болезнь императора еще более обострилась, он впал в беспамятство, и, когда императрица, дочь Ян Цзюна, попросила назначить отца помощником нового императора, он только кивнул головой в знак согласия.

При новом императоре Хуэй-ди (290-306) власть при дворе оказалась полностью в руках Ян Цзюня и его дочери, получившей звание вдовствующей императрицы. Дошло до того, что, отдавая какое-нибудь распоряжение, Хуэй-ди был вынужден предварительно согласовывать его с вдовствующей императрицей.

Жена Хуэй-ди, императрица Цзя-хоу, не желала мириться с господством вдовствующей императрицы. Она сама хотела решать возникавшие дела. Поскольку Цзя-хоу мешал Ян Цзюнь, она договорилась с сановниками Мэн Гуанем и Ли Чжао убить его и низложить вдовствующую императрицу. Мэн Гуань и Ли Чжао состарили императорский указ, в котором Ян Цзюнь ложно обвинялся в желании поднять мятеж, отправили воинов схватить его, а вдовствующую императрицу окружили в ее дворце.

Узнав о событиях, Ян Цзюнь срочно собрал на совещание своих сторонников, но, не приняв никакого решения, спрятался в своем доме. Когда воины явились схватить Ян Цзюня, он укрылся в конюшне, но его нашли и убили. Братья Ян Цзюня, Ян Яо и Ян Цзин, и несколько тысяч его сторонников были перебиты вместе с семьями, а вдовствующая императрица низведена на положение простолюдинки [32, гл. 40, л. 7-б – 10-а].

34. Великий главноуправляющий – да дуду. Первый иероглиф ду означает “всё”, и, по-видимому, исходя из этого значения, Янь Шигу приравнивает его либо к иероглифу да – “великий”, “старший по положению”, либо к иероглифу цзун – “главный”. Второй иероглиф ду означает “надзирать”, “руководить”, “управлять”. Таким образом, рассматриваемый термин может быть переведен как “главноуправляющий”.

При вэйском императоре Вэнь-ди (220-226) впервые была установлена должность дуду чжучжоу цзюньши – главноуправляющего военными делами различных областей. Как показывает само название должности, занимавшие ее лица руководили военными делами не одной, а ряда областей. Существовало несколько ступеней этой должности, из которых наиболее важными были дуду чжунвай чжу цзюньши – главноуправляющий всеми военными делами как в столице, так и вне ее и да дуду – великий главноуправляющий.

Рассматриваемая должность сохранялась при династии Цзинь и в период Северных и Южных династий, когда фактических правителей нескольких областей называли просто дуду – главноуправляющий. При Северной Чжоу название дуду было заменено на цзунгуань – главноначальствующий, а в различных областях созданы цзунгуаньфу – управления главноначальствующих. При династии Тан управление главноуправляющего (дудуфу) было снова восстановлено, причем главноуправляющим в пограничных районах, подвергавшихся нападениям кочевников, вручалось два флага и два верительных знака, которые служили символом чрезвычайных полномочий, дававших право вести военные действия по собственному усмотрению. В связи с этим появляется новый термин цзедуши – посланец императора, пользующийся правом действовать по собственному усмотрению. Постепенно термин цзедуши, который условно может быть переведен как “генерал-губернатор”, вытеснил термин дуду.

35. Е – город, находившийся в 40 ли к юго-западу от совр. уездного города Линьчжан в пров. Хэнань [19. с. 944]. Построен в период Чунь-цю циским правителем Хуань-гуном (383-374 гг. до н. э.) и являлся столицей многих династий. Служил опорным пунктом для Цао Цао, основателя династии Вэй. В 335 г. Ши Лэ, создатель династии Поздняя Чжао, перенес столицу из Сянго в Е. В 352 г. основатель династии Ранняя Янь, Мужун Цзюнь, уничтожив династию Поздняя Чжао, вступил на императорский престол и на следующий год перенес столицу в Е. После разделения Северной Вэй на Восточную Вэй, поддерживаемую ханьцем Гао Хуанем, и Западную Вэй, поддерживаемую Юйвэнь Таем, Восточная Вэй (534-550) объявила своей столицей Е, который также служил столицей и сменившей ее династии Северная Ци (550-557).

36. Ниже говорится, что этот же титул носил Лю Юаньхай. По-видимому, вместо левого сянь-вана должен быть правый сянь-ван.

37. Дворы, учитываемые в подворных списках — бяньху. Иероглиф бянь означает “сплетать”, “связывать”, “располагать в порядке”, а ху – “двор”, “хозяйство”, т. е. “расположенные в порядке дворы”.

Как термин бяньху, так и близкий ему термин бяньминь – “расположенный в порядке народ” обозначают в источниках простой народ, поскольку только простолюдины жили в домах, стоявших по порядку друг за другом, и заносились в списки населения (миньцзи), составлявшиеся на всех без всякого деления на высших и низших [25, гл. 85, с. 2699].

38. Иян – уезд, лежавший в 70 ли к юго-западу от совр. уездного города Лоян в пров. Хэнань [29, с. 252].

39. Командир конного отряда (туньци сяовэй) – военная должность, введенная при династии Хань. Занимавшие ее лица руководили конными воинами [10, гл. 19-а, л. 13-а]. Иероглиф тунь означает “собирать” [33, гл. 59, л ЗЗ-б], ци – “всадник”, сяовэй – командующий отрядом в ставке военачальника. Таких отрядов было пять, а командовавшие ими приравнивались к сановникам, получавшим натуральное довольствие в размере 2 тыс. даней зерна в год [33, гл. 114, л. 10-а]. В начале Восточной Хань название должности было изменено на сяоци сяовэй – командир отряда смелых всадников, но затем было восстановлено прежнее название.

40. Данъинь – уездный город, лежавший на месте совр. уездного города Данъинь в пров. Хэнань [19, с. 837].

41. Шесть армий императора (лю цзюнь) – Согласно Чжоу-ли, численность одной армии составляла 12 500 человек. У правителя страны имелось шесть таких армий, в крупных владениях – три, в более мелких – две и в маленьких – одна [42, гл. 28, с. 1020]. Поэтому в данном случае имеется в виду просто императорская армия.

В 290 г. на престол вступил слабоумный цзиньский император Хуэй-ди при котором власть захватила императрица Цзя-хоу, ловкая и коварная интриганка. В 300 г. Сыма Лунь, сын императора Сюань-ди, носивший титул Чжао-вана, совершил переворот, отстранил от власти императора Хуэй-ди, расправился с большинством столичных чиновников в взял власть в свои руки. Тогда под предлогом наказания “мятежника” выступили остальные князья. Они убили Сыма Луня, но это не принесло успокоения, ибо князья немедленно начали борьбу за власть между собой. Наступил период, известный в истории Китая под названием “смута восьми князей”, продолжавшийся 15 лет – с 291 по 306 г.

В 304 г. Хуэй-ди лично выступил в поход против одного из мятежных князей – Сыма Ина, носившего титул Чэнду-вана и находившегося в городе Е. Императору доложили, что в Е царит хаос, поэтому его войска не приняли никаких мер предосторожности. Воспользовавшись этим, военачальник Сыма Ина Ши Чао неожиданно напал на императорские войска и разбил их в уезде Данъинь. Раненый император Хуэй-ди оказался в руках Сыма Ина.

Против Сыма Ина выступили Сыма Тэн, носивший титул Дунъин-гуна, и Ван Цзюнь, правитель области Бинчжоу. Они привлекли на свою сторону сяньбийского вождя Дуаньуучэня и ухуаньского вождя Цзечжу – о них Сыма Ин скажет: “Но ведь сяньбийцы и ухуани сильны и быстры, как облака, гонимые ветром”.

42. Гуаньцзюнь цзянцзюнь – военачальник, превосходящий всех в войсках. – Впервые это звание было дано в 208 г. до н. э. чускому сановнику Сун И, поставленному во главе войск, боровшихся против династии Цинь [26, гл. 7, л. 8-а]. Интересно отметить, что словосочетание гуаньцзюнь вошло в активный словарный фонд современного китайского языка в значении “победитель спортивных соревнований”.

43. Правители двух областей – имеются в виду Сыма Тэн, управлявший областью Бинчжоу, и Вань Цзюнь, управлявший областью Ючжоу.

44. Дунъин-гун был внуком младшего брата цзиньского императора Сюань-ди, носившего титул Дунъу-хоу.

45. Дунху – название этнической группы, в которую входили различные сяньбийские и ухуаньские племена.

46. “В седьмом году эры правления Тай-ши (271 г.) шаньюй [Лю] Мэн, подняв восстание, расположился в городе Кунъечэн. [Цзиньский] император У-ди вручил верительный знак Хэ Чжэню, носившему титул Лоу-хоу, и послал его покарать Лю Мэна. Хэ Чжэнь, давно отличавшийся расчетливостью, решил, что воины Лю Мэна злы и дерзки, их не покорить малыми силами, а поэтому тайно соблазнил Ли Кэ, служившего Лю Мэну в качества надзирателя левой части [сюннусцев], и тот убил Лю Мэна. После этого, содрогнувшись от страха, сюнну изъявили покорность и много лет подряд не смели больше поднимать мятежи” [32, гл. 97, л. И-а].

47. “Рыба и мясо” – образ беззащитной жертвы, которую терзают, как повар режет ножом на кухонной доске рыбу и мясо. Упрекая Сян Юя в жестокости, Фань Куай говорил: “Этот человек действует сейчас так, словно держит в руках нож и доску для резки пищи, а нас считает рыбой и мясом” [26, гл. 7, л. 12-а].

48. В 60 г. до н. э. умер шаньюй Сюйлюйцюаньцзюй. После его смерти среди сюнну вспыхнула борьба за престол, в ходе которой выдвинулось пять шаньюев, но в конечном счете осталось два – Хуханье и Чжичжи. Чжичжи разбил войска Хуханье, после чего “левый ичжицзы-ван представил Хуханье план, убеждая его признать себя вассалом, явиться к императорскому двору и служить Хань, а за это просить у Хань помощи, что дало бы возможность восстановить спокойствие среди сюнну. Хуханье стал обсуждать [план] с сановниками, и все [они] сказали: "Нельзя [этого делать]. Обычаи сюнну выше всего ставят гордость и силу, а ниже всего – исполнение повинностей; [сюнну] создают государство, сражаясь на коне, а поэтому пользуются влиянием и славой среди всех народов. Смерть в бою – удел сильного воина. Сейчас между братьями происходит борьба за власть в государстве, и если она не достанется старшему брату, то перейдет к младшему. Пусть один из них будет убит, влияние и слава сохранятся, и наши сыновья и внуки будут вечно главенствовать над всеми владениями. Хотя Хань сильна, она не в состоянии поглотить сюнну, и можно ли в нарушение древних установлений служить [династии] Хань в качестве вассала, позорить имена умерших шаньюев и позволять смеяться над собой всем владениям? Пусть даже воцарится спокойствие, но как мы будем главенствовать в будущем над всеми народами?!"

Левый ичжицы-ван возразил: "Это не так, и для могущества, и для слабости – свое время. Ныне [династия] Хань достигла расцвета, а поэтому усуни и все владения, в которых есть города, окруженные внешними и внутренними стенами, являются ее слугами; в то же время сюнну, начиная с шаньюя Дзюйдихоу, день ото дня слабели, не в силах отомстить [за обиды], хотя и стремятся к этому, не имеют ни одного спокойного дня. Если мы станем служить Хань – обретем спокойствие и жизнь, не станем служить – подвергаем себя опасности и погибнем. Какой план может быть лучше предложенного мною?" Сановники долго еще спорили между собой.

В конце концов Хуханье последовал предложенному совету и повел народ на юг к укрепленной линии, а сына Чжулоуцзюйтана, занимавшего пост правого сянь-вана, отправил прислуживать императору. Это произошло на 1-м году эры правления Гань-лу (53 г. до н. э.).

На следующий год (52 г. до н. э.) шаньюй Хуханье приблизился к укрепленной линии в округе Уюань и выразил желание представиться императору в первой луне 3-го года эры правления Гань-лу. Император Хань направил Хань Чжана, воеводу колесниц и конницы, встретить шаньюя, а также приказал каждому из семи округов, через которые должен был проезжать шаньюй, выставить по две тысячи всадников и выстроить их вдоль дороги. В первой луне шаньюй представился Сыну Неба во дворце Ганьцюань. Император Хань милостиво удостоил его особым церемониалом, поставив выше правителей жалованных владений. Во время представления он был назван [только] вассалом, без упоминания имени. Ему пожаловали головной убор и пояс, верхнее и нижнее платье, золотую печать на зеленом шнуре, украшенный яшмой меч, кинжал, лук, четыре набора стрел, десять алебард в чехлах, колесницу с сиденьем, седло и уздечку, 15 лошадей, 20 цзиней золота, 200 тыс. монет, 77 комплектов одежды, 8 тыс. кусков шелковых тканей с затканным и вышитым узором, узорчатой тафты, крепа и разного шелка, а также 6 тыс. цзиней шелковой ваты.

По окончании церемонии [император] приказал придворным проводить шаньюя на ночлег в Чанпин, а затем отправился сам из дворца Ганьцюань на ночлег во дворец Чиян. Император разрешил шаньюю по прибытии в Чанпин не совершать земного поклона, причем всем левым и правым данху было позволено наблюдать [за встречей], выстроившись рядами, в то время как вожди и князья различных инородцев численностью в несколько десятков тысяч человек встречали императора у моста Вэйцяо, выстроившись по бокам дороги. Когда император въехал на мост Вэйцяо, все провозгласили "десять тысяч лет жизни".

Прибыв на подворье, шаньюй оставался там более месяца, а затем отправился в свои владения. Шаньюй сам просил разрешения расположиться около укрепленной линии, построенной начальником приказа по охране внутренних ворот дворца, а в случае опасности укрываться в ханьском городе Шоусянчэн. Император Хань приказал начальнику охранной стражи дворца Чанлэ Дун Чжуну, носившему титул Гаочан-хоу, и воеводе колесниц и конницы Хань Чану с 16 тыс. всадников, а также с тысячами воинов и лошадей, выставленных пограничными округами, проводить шаньюя за крепость Цзилу в [округе] Шофан. Дун Чжуну и другим было приказано остаться [в землях] сюнну охранять шаньюя и содействовать в наказании непокорных; кроме того, из пограничных округов в разное время было отправлено 34 тыс. ху зерна, риса и сушеного вареного риса, чтобы помочь шаньюю продовольствием” [10, гл. 94-б, л. 2-б – 4-б]. Признание себя вассалом династии Хань позволило Хуханье сохранить свое владение.

Вторым шаньюем сюнну, признавшим себя вассалом династии Хань и сохранившим благодаря этому свое владение, был Би, внук шаньюя Хуханье, также носивший этот титул. По свидетельству Фань Е, в 48 г. н. э. “вожди восьми [южных сюннуских] кочевий после совместного обсуждения решили возвести на престол Би под титулом шаньюя Хуханье. Они хотели, чтобы он принял этот титул, так как в свое время его дед установил спокойствие в стране с помощью Хань. После этого Би явился к укрепленной линии в [округе] Уюань с выражением покорности и объявил о желании поставить вечный заслон [для империи Хань] и отражать северных варваров. По совету Гэн Го, занимавшего должность угуань чжунланцзяна, император удовлетворил эту просьбу. Зимой этого же года Би вступил на престол под титулом шаньюя Хуханье” [33, гл. 89, л. 5-а].

49. Великий Юй – основатель династии Ся, ликвидировавший последствия страшного наводнения.

50. Император Чжао-ле (221-223) – посмертный титул Лю Бэя, основателя царства Шу. Лю Бэй, прозвище Сюань-дэ, потомок ханьского императора Цзин-ди (157-141 гг. до н. э.). Выступая под лозунгом защиты династии Хань, отличился в подавлении восстания “желтых повязок”, затем примкнул к Гунсунь Цзаню и был назначен правителем областей Юйчжоу и Сюйчжоу. Лю Бэй получил тайный указ ханьского императора Сянь-ди убить Цао Цао, но об этом стало известно, и ему пришлось бежать. В 208 г. совместно с правителем царства У Сунь Цюанем он разбил войска Цао Цао при Чиби и занял область Цзинчжоу, а затем провел войска в Шу, где обосновался в области Ичжоу. В 221 г. Лю Бэй вступил на императорский престол.

51. Тан – владение, принадлежавшее легендарному императору Яо. О размерах его имеется свидетельство Сыма Цяня: “[Яо] сумел проявить добродетели, ведущие людей к повиновению, и с их помощью сблизил все девять поколений [родственников]. Когда среди девяти поколений установилось согласие, он навел порядок среди народа и просветил его. Когда народ просветился, он объединил и привел к согласию десять тысяч владений” [26, гл. 1, л. 10-б – 11-а].

52. Три правителя (сань ван) – имеются в виду Юй, основатель династии Ся, Тан, основатель династии Шан, и Вэнь-ван, основатель династии Чжоу [22, гл. 12, с. 459].

53. Пять императоров (у-ди) – имеются в виду легендарные правители Китая, к которым Сыма Цянь относит Хуан-ди, Чжуань-сюя, Ку, Яо и Шуня.

54. Род Цзю – имеется в виду род легендарного правителя Хуан-ди.

55. Девять областей (цзю чжоу). – Легендарный император Юй после ликвидации последствий страшного наводнения разделил страну на девять областей, и с этого времени выражение “девять областей” стало синонимом Китая.

56. Император Сяо-минь – посмертный титул последнего императора Поздней Хань Сянь-ди (190-220), данный ему в 220 г. Лю Бэем, основателем царства Шу [45, Шу-шу, гл. 32. л. 16-б; 11, гл. 52, с. 471].

57. Император Хоу-чжу (223-263). – Лю Чань, сын Лю Бэя. Первоначально при нем благодаря мудрым сановникам Чжугэ Ляну, Цзян Ваню и Дун Юню царство Шу процветало, но затем, когда пост главного советника занял евнух Хуан Хао, стало клониться к упадку. В войне с царством Вэй Лю Чань потерпел поражение, был низложен, а царство Шу уничтожено.

58. Под тремя предками Лю Юаньхай имеет в виду ханьских императоров Гао-цзу, Ши-цзу и Чжао-ле.

59. Пять предков – ханьские императоры Тай-цзун, Ши-цзун, Чжун-цзун, Сянь-цзун и Су-цзун.

60. Главный помощник (чэнсян). – По объяснению Ин Шао (140-205), чэн означает “поддерживать”, а сян – “помогать”. Функции чэнсяна состояли в “поддержке Сына Неба и оказании ему помощи в управлении всеми государственными делами” [10, гл. 19-а, л. 3-а].

В период Чжань-го должность чэнсяна существовала во всех владениях, за исключением Чу. В 309 г. до н. э. циньский правитель У-ван назначил правого и левого чэнсяна [26, гл. 5, л. 27-6], и с этого времени система двух главных помощников просуществовала в Цинь без изменений вплоть до падения династии.

При династии Хань, как правило, назначался только один главный помощник, внешними знаками достоинства которого служила золотая печать на зеленом шнуре. Во 2 г. до н. э., при императоре Ай-ди, должность чэнсяна была переименована в да сыту – великий блюститель нравов, но в конце Поздней династии Хань снова было восстановлено прежнее название.

Главный помощник наряду с главным воеводой (тайвэй) и главным цензором (юйши дафу) входили в число трех высших сановников Ханьской империи, носивших общее название сань гун – три гуна [10, гл. 19-а, л. 3-а].

61. Главный воевода (тайвэй) – должность, установленная при династии Цинь. Тайвэй ведал всеми вооруженными силами страны и входил в число трех высших сановников империи. В период династий Цинь и Ранней Хань тлавный воевода стоял ниже чэнсяна, главного помощника, но при Поздней Хань занял главенствующее положение. Ханьский император У-ди переименовал должность тайвэй, назвав ее да сыма – главный (верховный) командующий войсками, но позднее было восстановлено прежнее название [10, гл. 19-а, л. 3-а].

62. Туньлю – уезд, входивший в состав округа Шандан. Главный город уезда был расположен к югу от совр. уездного города Туньлю в пров. Шаньси [19, с. 283].

63. Чанцзы – уезд, главный город которого находился в 50 ли к югу от .совр. уездного города Чанчжи в пров. Шаньси [19, с. 972].

64. Чжунду – уезд, входивший в состав округа Тайюань. Главный город уезда находился в 12 ли к северо-западу от совр. уездного города Пиняо в пров. Шаньси [19, с. 24].

65. Командующий войсками (хуцзюнь). – Иероглиф ху означает “надзирать и руководить”, цзюнь – войска. Но вместо буквального перевода “надзирающий за войсками и руководящий ими” принят перевод “командующий войсками”. Функции занимавших эту должность менялись. При династии Цинь существовала должность хуцзюнь дувэя – главного воеводы, командующего войсками. Ханьский император Гао-цзу изменил название должности на хуцзюнь чжунвэй – столичный воевода, командующий войсками, но император У-ди восстановил прежнее название.

66. Полномочный императорский посол (шичицзе). – Согласно установившейся в Китае традиции, лицам, выезжавшим по поручению императора, вручали верительный знак – цзе. При династиях Вэй и Цзинь посланцы императора в зависимости от полномочий делились на три группы: шичицзе – букв, “получивший приказ (ши) носить (чи) верительный знак (цзе)”, или полномочный императорский посол; чицзе – “носящий верительный знак”, или императорский посол; цзяцзе – “пользующийся правом носить верительный знак”, или императорский посланец. Полномочный императорский посол мог казнить высших чиновников, начиная от получавших жалованье в размере 2 тыс. даней зерна в год, императорский посол мог казнить не состоявших на государственной службе, а императорский посланец – нарушителей военных приказов [32, гл. 24, л. 4-б].

67. Цзиньян – совр. уездный город Тайюань в пров. Шаньси [19, с. 424].

68. Окольничий (шичжун) – чиновничья должность. Ши – “прислуживать”, чжун – “в середине”, т. е. во дворце. Значит, занимавшие эту должность из всей свиты были ближе всего к Сыну Неба, постоянно следовали за ним и выполняли различные функции. Нами принят перевод “окольничий”, семантика которого сближает его с китайским термином. При династии Хань должность окольничего рассматривалась как дополнительная, на нее обычно назначался тот, кто уже занимал какой-либо пост, иногда окольничих насчитывалось несколько десятков человек [10, гл. 19-а, л. 13-б – 14-а]. В большинстве случаев окольничими служили придворные ученые. Например, окольничим был ханьский ученый Кун Аньго, приобретший широкую известность тем, что перевел на современный ему язык ряд классических книг, написанных непонятным головастиковым письмом. Как окольничий Кун Аньго был обязан следить за плевательницами в императорском дворце.

69. Земля среди четырех застав (гуаньчжун) – окруженные горами коренные земли династии Цинь в Шэньси, основные пути к которым проходили через четыре горные заставы (Ханьгугуань на востоке, Угуань на юге, Саньгуань на западе, Сяогуань на севере).

70. Пуфань – уездный город в округе Хэдун, лежавший к юго-востоку от совр. уездного города Юнцзи в пров. Шаньси [19, с. 830].

71. Пинъян – уездный город в округе Хэдун, лежавший к юго-западу от совр. уездного города Линьфэнь в пров. Шаньси [19, с. 314].

72. Великий астролог (тайшилин). – В советской научной литературе термин тайши применительно к эпохе Хань переводится как “великий астролог”, “придворный историограф” или “главный историограф”. Различие в переводах объясняется тем, что большая часть времени тайши уходила на приведение [176] в порядок исторических записей и книг императорских библиотек и хранилищ. Однако помимо этого он должен был систематически заниматься астрономией и календарем.

Для эпохи Чжоу функции тайши состояли в разработке шести правил управления страной, выправлении календаря, чтобы все дела совершались вовремя и в необходимой последовательности, и объявлении по всей стране о начале нового года [42, гл. 26, с. 950]. Исходя из этих функций, для термина тайшилин нами принят перевод “великий астролог”, что хорошо согласуется с дальнейшими словами Сюаньюй Сючжи о небесных светилах.

73. Тао-тан – имеется в виду легендарный император Яо.

74. Синь (8-22) – династия, созданная Ван Маном.

75. Иероглиф цюань – “источник”, “родник” имеет то же значение, что и иероглиф юань – “источник”, “родник”, который звучит точно так же, как и иероглиф юань, входящий в прозвище Лю Юаньхая. В это же прозвище входит и иероглиф хай. Поэтому Лю Юаньхай и воспринял находку печати как счастливое предзнаменование.

76. Хэ-жуй – букв, “счастливое предзнаменование, полученное от реки”.

77. Сунюй – одна из пяти священных гор Китая, лежащая к северу от совр. уездного города Дэнфэн в пров. Хэнань.

78. Камергер (хуанмэньлан). – Хуанмэнь – “Желтые ворота”, ведущие в императорский дворец; лан – общее название чиновников, входивших в группу лангуань. Букв, перевод: “чиновник внутри желтых ворот”, т. е. во дворце. Нами принят термин “камергер” – придворный чин старшего ранга. Находясь при дворе, камергеры наряду с окольничими прислуживали императору, подавали советы, отвечали на его вопросы и т. д. Кроме термина хуанмэньлан для этой же должности употреблялись термины хуанмэнь шилан – служитель-камергер и цзиши хуанмэнь шилан – служитель-камергер, обслуживающий дворец.

79. Хуаньюань – застава у прохода в горах Хуаньюаньшань в 55 ли к юго-востоку от совр. уездного города Гунсянь в пров. Хэнань [19, с. 904].

80. Синьцзи – уезд, главный город которого находился в 20 ли к юго-западу от совр. уездного города Фугоу в пров. Хэнань [19, с. 399].

81. Старший наставник наследника престола (тайфу) – высшая должность, существовавшая в древнем Китае. Наряду с тайши – старшим учителем наследника престола и тайбао – старшим пестуном наследника престола сань входила в число должностей, объединяемых под общим названием сань ши – три учителя.

Старший учитель следил за умственным развитием наследника престола, в то время как старший наставник наставлял его в правилах поведения, а старший пестун заботился о здоровье [36, с. 25].

82. Великий распорядитель (тайцзай) – должность, существовавшая при династии Инь; при династии Чжоу именовалась чжунцзай – “главный распорядитель”. Занимавшие ее возглавляли всех чиновников и ведали управлением страной [42, гл. 1, с. 25].

83. Управляющий делами государственной канцелярии (лу шаншуши). – При Западной Хань была введена должность лин шаншуши. В данном термине шаншу означает “ведающий бумагами”, “канцелярист”, ши – “дело”, а лин – “осуществлять общее руководство”, “руководить”, т. е. руководить делами канцеляристов. При Восточной Хань должность переименовывается в лу шаншуши – управляющий делами государственной канцелярии. Поскольку все бумаги поступали в государственную канцелярию, ее управляющий являлся главным среди остальных чиновников.

84. Начальник охранной стражи дворца (вэйвэй). – Приказ охранной стражи – один из девяти приказов, существовавших при династии Хань. Ведал воинами, охранявшими внешние ворота императорского дворца [10, гл. 19-а, л. 6-б]. Начальник приказа охранной стражи следовал по занимаемому положению за начальником жертвенного приказа и начальником приказа по охране внутренних ворот дворца и объединялся с ними под общим наименованием сань цин – три сановника.

85. Старший чиновник, ведающий делами императорского рода (цзунчжэн цзун – “род”, чжэн – “глава”, “начальник”) – должность, существовавшая при династиях Цинь и Хань. Функции лиц, занимавших эту должность, состояли в составлении родословных членов императорского рода.

86. Три вана – имеются в виду Лю Юй, носивший титул Ци-вана, Лю Лун, носивший титул Лу-вана, и Лю И, носивший титул Бэйхай-вана.

87. Руководящий войсками (линцзюнь) – должность, учрежденная Цао Цао. Занимавшие ее командовали наиболее надежными военными отрядами, своего рода гвардией.

88. Строки из песни Диду, входящей в состав Ши-цзина [21, гл. 6-2., с. 542]. В ней, в частности, говорится:

“Одиноко брожу, лишенный родственников,
Разве нет у меня чужих людей ?
Но они не сравнятся с родившимися вместе со мной от одного отца”.

В этих строках, считает комментатор, порицается правитель, порвавший отношения со своими братьями, а поэтому оказавшийся в одиночестве.

89. Сунь Янь – известный ученый при династии Вэй (220-264), упоминаемый в Вэй-чжи под прозвищем Сунь Шужань [45, Вэй-шу, гл. 13, л. 30а]. Согласно имеющемуся комментарию, назван по прозвищу, поскольку его имя, Янь, являлось именем цзиньского императора У-ди – Сымя Яня – и считалось табуированным. Был последователем школы Чжэн Сюаня, и его называли великим конфуцианцем. Составил примечания к “Книге перемен”, летописи “Чунь-цю”, “Книге песен”, Ли-цзи (“Записи о правилах поведения”), Го юю (“Речь царств”), словарю Эръя и написал более десятка книг.

90. Сяо Хэ (?-193 гг. до н. э.) – уроженец уезда Пэйсянь, заслуженный сановник ханьского императора Гао-цзу (206-195 гг. до н. э.). Сблизился с Гао-цзу, когда тот занимал должность начальника волости. Принимал активное участие в военных действиях сначала против династии Цинь, а затем против Сян Юя. Когда войска Гао-цзу вступили в циньскую столицу Сяньян, спас книги, документы и карты Цинь, благодаря чему Гао-цзу получил точные данные о стране. Во время войны с Сян Юем снабжал армию продовольствием и войска не испытывали недостатка в пище. После победы Гао-цзу получил титул хоу и стал его главным помощником. На этом посту он на основе циньских законов выработал новые, что способствовало установлению порядка в государстве [10, гл. 39, л. 1-а – 7-а].

91. Дэн Юй (1-58) – уроженец уезда Синье. Учился в Чанъане, где встретился с будущим императором Поздней Хань Гуан-у и сблизился с ним. Энергично помогал Гуан-у в установлении порядка в стране, за что после вступления того на престол был назначен великим блюстителем нравов, хотя ему и было всего 24 года. При императоре Мин-ди (57-75) был назначен старшим наставником наследника престола, и его портрет был вывешен первым среди портретов 28 известных военачальников в башне Юньтай [33, гл. 16, л. 1-a – 8-б].

(пер. В. С. Таскина)
Текст воспроизведен по изданию: Материалы по истории кочевых народов в Китае III-V вв. Вып. 1. Сюнну. М. Наука. 1989

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.