Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ФАНЬ Е

ИСТОРИЯ ДИНАСТИИ ПОЗДНЯЯ ХАНЬ

ХОУ ХАНЬ ШУ

(гл. 90, л. 8а-20б)

Повествование о сяньби

Сяньби, [как и ухуани}, ветвь [народа] дунху. Они отдельно осели у горы Сяньби, от которой получили свое название. Их язык и обычаи сходны с ухуаньскими; только перед браком сначала бреют голову, устраивают в последнем месяце весны большое собрание на р. Жаолэ 1, пируют, а по окончании пиршества вступают в  брак.

Из диких птиц и зверей, не встречающихся в Срединном государстве, [в землях сяньби] водятся дикая лошадь, дикая овца 2, цзяодуаньню 3, из рогов которого делают луки, называемые в просторечии луками из рога цзяодуань. Имеются еще соболи, лисицы 4 и белки 5, мех которых мягок, поэтому в Поднебесной из него делают знаменитые шубы.

В начале династии Хань сяньбийцы, так же [как и ухуани}, были разбиты Маодунем и бежали в земли, расположенные далеко от укрепленной линии в округе Ляодун, где жили рядом с ухуанями, никогда не устанавливая связей со Срединным государством.

В первые годы правления императора Гуан-у (25-57) сюнну усилились и, возглавив сяньбийцев и ухуаней, стали совершать набеги на северные пограничные земли, убивали и угоняли в плен чиновников и народ, из-за чего там не было ни одного спокойного года 6.

В 21-м году эры правления Цзянь-у (45) сяньбийцы и сюнну вторглись в округ Ляодун, но были разбиты правителем округа Цзи Юном, который порубил или захватил в плен почти всех нападавших. Об этом рассказывается в жизнеописании Цзи Юна 7. С этого времени сяньбийцы содрогались от страха.

В 25-м году [эры правления Цзянь-у] (49), когда шаныой южных сюнну признал власть династии Хань, а северные варвары 8, оказавшись изолированными, ослабели, сяньбийцы впервые стали присылать послов.

В дальнейшем главный надзиратель 9 [сяньбийцев] Пяньхэ и другие явились к Цзи Юну и просили разрешения отдать все силы служению [Срединному государству], в связи с чем им было приказано напасть на северосюннуское левое кочевье июйцзы, в котором они обезглавили более 2 тыс. человек. После этого Пяньхэ несколько лет подряд выступал в походы против северных варваров и возвращался в округ Ляодун с отрубленными головами врагов для получения наград.

В 30-м году [эры правления Цзянь-у] (54) сяньбийские старейшины Юйчоупэнь, Маньтоу и другие во главе сородичей пришли ко двору для принесения поздравлений и, охваченные желанием встать на правильный путь, изъявили покорность [Срединному государству]. Император пожаловал Юйчоупэню титул вана, а Маньтоу — титул хоу.

В это время Синьчжипэнь, старейшина чишаньских ухуаней в округе Юйян, неоднократно совершал набеги на округ Шангу. В 1-м году эры правления Юн-пин (58) Цзи Юн снова подкупил Пяньхэ для нападения на Синьчжипэня. [Пяньхэ] разбил и обезглавил Синьчжипэня, после чего все сяньбийские старейшины явились с изъявлением покорности и стали приходить в округ Ляодун за получением наград. Две области, Цинчжоу и Сюйчжоу, как правило, ежегодно выплачивали сяньбийским старейшинам 270 млн. монет. В правление императоров Мин-ди (58-76) и Чжан-ди (76-89) сяньбийцы охраняли границу, и там не происходило столкновений.

В эру правления Юн-юань (89-105), установленную императором Хэ-ди, великий военачальник Доу Сянь послал правого полковника Гэн Куя, который напал на сюнну и нанес им поражение, после чего северный шаньюй бежал, а сяньбийцы, воспользовавшись этим, переселились и заняли его земли 10. Оставшиеся роды сюнну, которые все еще насчитывали свыше 100 тыс. юрт, стали называть себя сяньбийцами, и с этого времени началось постепенное усиление сяньбийцев.

В 9-м году [эры правления Юн-юань] (97) сяньбийцы ич округа Ляодун напали на уездный город Фэйжу 11. Правителя округа [Ляодун] Цзи Цаня обвинили в том, что он потерпел поражение, и бросили в тюрьму, где он и умер.

В 13-м году [эры правления Юн-юань] (101) сяньбийцы из округа Ляодун совершили набег на округ Юбэйпин, а затем вторглись в округ Юйян, но были разбиты его правителем.

В 1-м году эры правления Янь-пин (.106) сяньбийцы снова совершили набег на округ Юйян, причем Чжан Сянь, правитель этого округа, выступил во главе нескольких сотен воинов за укрепленную линию, преследуя их. Янь Шоу, начальник военного отдела при окружном управлении 12, увещевая {Чжан Ся-ня], сказал: «Перед нами труднопроходимая дорога, а силы разбойников сложно определить, поэтому лучше временно стать лагерем и приказать легковооруженным всадникам произвести разведку». Это настолько разгневало Чжан Сяня, который уже принял твердое решение, что он хотел обезглавить Янь Шоу. Чжан Сянь снова двинулся вперед и попал в устроенную варварами засаду. Все воины разбежались, только один Янь Шоу продолжал упорно сражаться. Он был десять раз ранен, убил нескольких врагов и пал на поле боя. В Чжан Сяня попала шальная стрела. Регистратор 13 Вэй Фу и начальник отдела наград Сюй Сянь бросились к Чжан Сяню на помощь, но оба погибли в бою.

Вдовствующая императрица Дэн издала указ, в котором восхваляла погибших и скорбела [об их смерти]. Она пожаловала [семье] Чжан Сяня 600 тыс. монет, а двое из его семьи были назначены телохранителями. [Семьям] Янь Шоу, Вэй Фу и Сюй Сяня было выдано по 100 тыс. монет, и одному из сыновей каждого была пожалована должность телохранителя 14.

В эру правления Юн-чу (107-113), установленную императорам Ань-ди, сяньбийский старейшина Яньлиян явился ко двору для принесения поздравлений. Вдовствующая императрица Дэн пожаловала Яньлияну печать вана 15 со шнуром, красную колесницу с тремя лошадьми, приказала жить под г. Нинчэн, в котором находился надзирающий за ухуанями полковник, и торговать на рынках для хусцев, вслед за чем построила южное и северное подворья для заложников. 120 сяньбийских родов прислали заложников. В дальнейшем сяньбийцы то изъявляли покорность, то восставали, то нападали на сюнну и ухуаней, которые платили им тем же.

Осенью 2-го года эры правления Юань-чу (115) сяньбийцы из округа Ляодун окружили уездный город Улюй 16, но объединенные областные и окружные войска упорно оборонялись, опустошив предварительно все в окрестности 17, так что сяньбийцам не удалось ничего захватить. Затем сяньбийцы напали на военный лагерь в Фули, где перебили старших чиновников.

В 4-м году [эры правления Юань-чу] (117) сяньбиец Лянь-сю из округа Ляоси и другие сожгли ворота на укрепленной линии и ограбили население. Ухуаньский старейшина Юйчжицзюй, у которого была давняя вражда с Ляньсю, вместе с войсками округа напал на него и нанес сильное поражение. Он порубил 1300 человек, взял в плен остальных и захватил весь рогатый скот и все имущество.

Осенью 5-го года [эры правления Юань-чу] (118) свыше 10 тыс. сяньбийских всадников из округа Дайцзюнь перешли укрепленную линию и вторглись [в китайские земли] с целью грабежа. Они нападали на города, жгли дворцы и присутственные места, убивали старших чиновников, а затем возвратились обратно. В связи с этим в качестве меры предосторожности против сяньбийцев были посланы пограничные воины и воины из лиянского лагеря, расположившиеся в округе Шангу. Зимой сяньбийцы вторглись в округ Шангу и напали на заставу Цзюйюнгуань 18. В связи с этим снова были посланы воины из лиянского Лагеря, стоявшие в различных пограничных округах, и 20 тыс. конных и пеших стрелков-следопытов, которые расположились лагерями в важных стратегических пунктах.

Осенью 6-го года [эры правления Юань-чу] (119) сяньбийцы перешли укрепленную линию в уезде Мачэн 19 и перебили старших чиновников. Военачальник заляоского лагеря . Дэн Цзунь послал 3 тыс. стрелков-следопытов, а также начальника (охранной стражи телохранителей Ма Сюя во главе войск южного шаньюя и войск из округов Ляоси и Юбэйпин, которые, соединившись, выступили за укрепленную линию. Они догнали сяньбийцев, напали на них и нанесли им сильное поражение, (захватив очень много пленных, а также крупного рогатого скота, овец и имущества. Затем были посланы 3 тыс. стрелков-следопытов и 3 тыс. лошадей, [воины] расположились в заляоском лагере.

В 1-м году эры правления Юн-нин (120) сяньбийские старейшины в округе Ляоси Улунь и Цичжицзянь явились во главе своего народа к Дэн Цзуню с изъявлением покорности и поднесли дань. Император повелел пожаловать Улуню титул шуай-чжун-вана, а Цичжицзяню титул шуайчжун-хоу 20 и одарить каждого в зависимости от заслуг шелковыми тканями. Осенью 1-го года эры правления Цзянь-гуань (121) Цичжицзянь снова поднял мятеж и совершил набег на [уезд] Цзюйюн. Чэн Янь, правитель округа Юньчжун, напал на него, но потерпел поражение. Начальник отдела наград Ян Му пытался своим телом прикрыть Чэн Яня, но погиб вместе с ним на поле боя.  После этого сяньбийцы окружили надзирающего за ухуанями полковника Сюй Чана в г. Мачэн. Заляоский военачальник Гэн Куй и правитель области Ючжоу Пан Цань послали войска из  округов Гуанъян 21, Юйян и Чжоцзюнь 22, которые по двум направлениям двинулись на помощь Сюй Чану. Ночью Сюй Чану удалось незаметно выйти из города. Соединившись с Гэн Куем и другими, он двинулся вперед, напал на разбойников, окруживших город, и снял с него осаду.

Поскольку сяньбийцы неоднократно убивали правителей округов, их смелость возросла, и, имея несколько десятков тысяч всадников, [могущих] натягивать луки, они зимой в 1-м году эры правления Янь-гуань (122) снова совершили набег на округа Яньмынь и Динсян 23, а затем напали на округ Тайюань 24, грабили и убивали народ.

Зимой 2-го года [эры правления Янь-гуан] (123) Цичжицзянь лично во главе более 10 тыс. всадников вторгся в Дун-лин, откуда по нескольким направлениям напал на южных сюнну, находившихся в Маньбо 25. [Сюннуский] юйцзянь жичжу-ван погиб в бою, было убито свыше тысячи сюннусцев.

Осенью 3-го года [эры правления Янь-гуан] (124) Цичжицзянь снова совершил набег на Гаолю, разбил южных сюнну и убил цзяньцзян-вана.

Осенью 1-го года эры правления Юн-цзянь (126), установленной императором Шунь-ди, сяньбийский [старейшина] Цичжицзянь совершил набег на округ Дайцзюнь, правитель которого Ли Чао погиб в бою.

Весной следующего года начальник охранной стражи телохранителей Чжан Го приказал канцеляристу 26 выступить во главе свыше 10 тыс. пеших и конных воинов южного шаньюя за укрепленную линию и напасть [на Цичжицзяня]; он нанес ему поражение и захватил свыше 2 тыс. телег 27 с имуществом. В это же время свыше 6 тыс. сяньбийских всадников из округа Ляо-дун совершили набег на округа Ляодун и Сюаньту 28. Надзирающий за ухуанями полковник Гэн Е приказал воинам из различных округов, находившихся вдоль границы, и ухуаньскому шуайчжун-вану выступить за укрепленную линию и напасть на сяньбийцев. Посланные убили несколько сотен человек и захватили много пленных, а также крупного рогатого скота, овец и имущества. После этого сяньбийские старейшины во главе своего народа, общей численностью 30 тыс. человек, явились в округ Ляодун и просили разрешения сдаться.

В 3-м и 4-м годах [эры правления Юн-цзянь] (128, 129) сяньбийцы часто совершали набеги на округа Юйян и Шо-фан 29.

Осенью 6-го года [эры правления Юн-цзянь] (131) Гэн Е послал за укрепленную линию командира войск во главе нескольких тысяч хуских воинов, который напал на сяньбийцев п нанес им поражение.

Зимой правитель округа Юйян отправил для нападения но сяньбийцев ухуаньских воинов, которые убили 800 человек и захватили крупный рогатый скот, лошадей, а также пленных.

Ухуаньский удалец Фусоугуань отличался смелостью и силой, в каждом сражении с сяньбийцами он [первым] врывался в ряды врага, поэтому император приказал пожаловать ему звание шуайчжун-цзюня 30.

Зимой 1-го года эры правления Ян-цзя (132) Гэн Е послал за укрепленную линию ухуаньца Жунчжухуэя, имевшего титул циньхань дувэя, Догуя, имевшего титул шуайчжун-вана 31, и других. Они напали на сяньбийцев, многих перебили, захватили богатую добычу и возвратились обратно. [Участникам похода], начиная от Догуя, были пожалованы титулы шуайчжун-вана, шуайчжун-хоу, должности начальников, и каждый в зависимости от совершенных подвигов был одарен шелковыми тканями. Вслед за этим сяньбийцы снова совершили набег на зависимые владения в округе Ляодун, после чего Гэн Е для их отражения перевел войска в уезд Улюй 32 в округе Ляодун.

Весной 2-го года [эры правления Ян-цзя] (133) Чжао Чоу, занимавший должность начальника охранной стражи телохранителей, надзирающего за сюнну 33, послал за укрепленную линию канцеляриста, возглавившего войска, гудухоу южных сюнну Фучэня и других, напасть на сяньбийцев. Посланные разбили сяньбийцев, многих перебили и захватили богатую добычу. Император приказал пожаловать Фучэню золотую печать с темно-красным шнуром и одарить всех в зависимости от совершенных подвигов шелковыми   тканями.

Осенью сяньбийцы перешли укрепленную линию и вторглись в [уезд] Мачэн. Правитель округа Дайцзюнь напал на них, но не смог одолеть. Вскоре Цичжицзянь умер, после чего грабежи сяньбийцев стали более редкими.

При императоре Хуань-ди (147-168) у сяньбийцев появился Таньшихуай 34. Его отец Тоулухоу в прошлом три года служил в войсках сюнну, а его жена, остававшаяся дома, родила сына. Когда Тоулухоу вернулся, это удивило его, и он хотел убить ребенка. Однако жена сказала, что как-то днем, идя по дороге, она услышала удар грома. Когда она подняла голову, чтобы посмотреть на небо, ей в рот упала градинка, которую она проглотила, после чего забеременела и через десять месяцев родила сына. Этого ребенка, [сказала жена], несомненно, ждет необыкновенное [будущее], поэтому его следует вырастить и посмотреть, что его ожидает. Тоулухоу не послушал жену и выбросил младенца. Тогда жена тайно попросила домашних подобрать и вырастить ребенка, которому она дала прозвище Таньшихуай.

В возрасте 14-15 лет Таньшихуай уже отличался смелостью, физической силой и умом. Как-то старейшина другого кочевья похитил у родителей его матери крупный рогатый скот и овец. Таньшихуай один на коне погнался за похитителями, напал на них, и никто, куда бы он ни устремлялся, не мог противостоять ему. Он отбил весь угнанный скот, после чего напуганные члены его кочевья подчинились ему. Затем он ввел предусмотренные законом правила для решения дел между правыми и виноватыми, причем никто не смел нарушать их. В результате его избрали старейшиной.

Таньшихуай учредил ставку на р. Чочоу, у горы Таньхань, в 300 с лишним ли к северу от Гаолю, и, поскольку у него было очень сильное войско, все старейшины восточных и западных кочевий подчинились ему. Благодаря этому на юге он грабил земли вдоль укрепленной линии, на севере отразил динлинов, на востоке заставил отступить [владение] Фуюй, на западе нападал на усуней и овладел всеми бывшими сюннускими землями, которые тянулись с востока на запад более чем на 14 тыс. ли и были пересечены горами, реками, изобиловали пресными и солеными озерами.

Осенью 2-го года эры правления Юн-шоу (156) Таньшихуай во главе 3 тыс. или 4 тыс. всадников совершил набег на округ Юньчжун.

В 1-м году эры правления Янь-си (158) сяньбийцы совершили набег на северные границы. Зимой Чжан Хуань, занимавший должность начальника охранной стражи телохранителей, надзирающего за сюнну, выступил во главе войск южного шаньюя за укрепленную линию, напал на них и убил 200 человек.

Во 2-м году [эры правления Янь-си] (159) сяньбийцы снова вторглись в округ Яньмынь, убили несколько сотен человек, жестоко пограбили и ушли обратно.

Летом 6-го года [эры правления Янь-си] (163) свыше 1000 сяньбийских всадников совершили набег на зависимые 'владения в округе Ляодун.

Летом 9-го года [эры правления Янь-си] (166) несколько десятков тысяч сяньбийских всадников, разделившись на отряды, вторглись в девять пограничных округов, убивали и грабили чиновников и народ. В связи с этим против сяньбийцев снова был послан Чжан Хуань. После этого они ушли за укрепленную линию.

Вскоре двор, который все время беспокоили сяньбийцы, но с которыми он не мог справиться, отправил посла с печатью и шнуром пожаловать Таньшихуаю титул вана, желая заключить с ним договор о мире, основанный на родстве, но Таньшихуай не согласился принять титул и стал пуще прежнего заниматься набегами и грабежами. Он разделил свои земли на три части: земли от округа Юбэйпин на восток до округа Ляодун, [владения] Фуюй и ([племени] хуэймо, на которых находилось свыше 20 'кочевий, составили восточную часть; земли от округа Юбэйпин на запад до округа Шангу, на которых находилось свыше 10 кочевий, составляли среднюю часть; земли от округа Шангу на запад до округа Дуньхуан и усуней, на которых находилось более 20 кочевий, составили западную часть. Для управления этими землями были поставлены старейшины, которые подчинялись Таньшихуаю 35.

После вступления на престол императора Лин-ди (168 — 190) не было ни одного года, когда бы пограничные округа в областях Ю, Бин и Лян не страдали от набегов и грабежей сяньбийцев, перебивших и угнавших в плен неисчислимое количество народа.

Зимой 3-го года эры правления Си-пин (174) сяньбийцы вторглись в округ Бэйди, но были разбиты правителем округа Ся Юем, который во главе войск сючуского кочевья чугэ бросился в погоню и напал на них. В связи с этим Ся Юй был переведен на должность надзирающего за ухуанями полковника.

В 5-м году [эры правления Си-пин] (176) сяньбийцы напали на область Ючжоу.

Летом 6-го года [эры правления Си-пин] (117) сяньбийцы совершили набег на три границы — [восточную, северную и западную] .

Осенью Ся Юй представил доклад, в котором говорилось: «Начиная с весны сяньбийцы совершили более 20 набегов на границы, поэтому прошу собрать воинов в различных округах области Ючжоу и послать их за укрепленную линию для нападения на сяньбийцев. В течение одной зимы и двух весен мы непременно сможем захватить их в плен или уничтожить». Двор не дал согласия на это предложение.

Следует сказать, что в прошлом Тянь Янь, занимавший должность надзирающего за цянами полковника, за совершенное преступление был приговорен к наказанию, но затем был прощен. [Желая восстановить доброе имя], он хотел совершить подвиг и отдать все силы [служению императору], а поэтому обратился к придворному сановнику Ван Фу и добивался назначения его военачальником. В связи с этим Ван Фу предложил послать войска, которые бы совместно с [войсками] Ся Юя покарали разбойников. Император назначил Тянь Яня на должность начальника охранной стражи телохранителей, победившего сяньбийцев, но, так как многие сановники высказывали противоположные мнения, собрал во дворце чиновников для обсуждения [похода против сяньбийцев].

[Во время обсуждения] советник Цай Юн оказал: «"Шу-цзин" предостерегает о беспорядках в Ся 36, [вызываемых племенами мань и и], в ,,И-цзине" говорится о нападениях на [племя] гуйфан 37, при династии Чжоу совершались походы против сяньюней и южных варваров в области Цзин 38, при дина-счии Хань имели место события, связанные с горой Тяньянь и [местностью] Ханьхай 39. Таким образом, уже давно совершались карательные походы против иноплеменников. Однако [благоприятное] время либо повторяется, либо нет, обстановка либо позволяет, либо не позволяет действовать, поэтому разрабатываемые планы либо удачны, либо ошибочны, а делам сопутствует либо успех, либо поражение, нельзя [во всех случаях] действовать одинаково. Император У-ди стремился захватывать далекие земли, расширить во все стороны пределы империи. На юге он наказал [племена] байюэ 40, на севере покарал сильных хусцев, на западе предпринимал походы против [владения] Давань, на востоке присоединил Чаосянь. [У-ди] расходовал запасы, накопленные при императорах Вэнь-ди и Цзин-ди, использовал богатства Поднебесной, но прошло несколько десятков лет, власти и народ стали испытывать нужду. Тогда для приобретения средств он ввел государственную монополию на продажу соли и вина, отливку железных монет, отдал приказ о введении тяжелого налога, разрешил доносить об уклонениях от его уплаты 41. Не в состоянии выносить {суровых] распоряжений, народ начал заниматься воровством и разбоем, в землях к востоку от заставы 42 начались беспорядки, дороги стали опасными, повсюду появились сыщики в вышитых одеждах, с топорами и алебардами в руках 43. Вскоре император, уразумев .[свою ошибку], дал отдых воинам, прекратил военные походы и пожаловал главному помощнику [Чэ Цяньцю] титул фужэнь-хоу 44. Именно поэтому Чжуфу Янь и говорил: "Ведь все, кто жаждал военных побед и всецело посвящал себя военным делам, [неизбежно] раскаивались :в этом" 45.

Итак, даже Ши-цзуну 46, обладавшему мудростью и военными талантами, имевшему хороших и смелых военачальников, располагавшему огромными богатствами, значительно расширившему государство за счет отдаленных земель, и то пришлось раскаиваться [в своих действиях]. Так что же говорить о настоящем времени, когда испытывается недостаток и в людях и в средствах, а дела идут хуже, чем в прошлом!

После бегства сюнну усилились сяньбийцы, которые занял» их бывшие земли. [Они] имеют 100 тыс. воинов, отличаются физической крепостью и большей [по сравнению с сюнну} сообразительностью. К этому следует добавить, что на заставах по укрепленной линии отсутствует строгость, в результате чего среди запрещений много лазеек, благодаря которым разбойники получают прекрасный металл и хорошее железо; [через эти лазейки] бегут ханьцы, которые становятся главными советниками сянь-бийцев, и, [таким образом], у них более острое оружие и более быстрые кони, чем у сюнну.

В прошлом Дуань Ин, прекрасный военачальник, опытный в военном деле и искусный в сражениях, вел войну с западными цянами, на которую даже и ему потребовалось более десяти лет 47. Ныне Ся Юй и Тянь Янь вряд ли превосходят Дуань Ина в искусстве разработки планов, в то же время сяньбий-ские кочевья не слабее прежних противников Дуань Ина, как же они могут попусту болтать о двух годах войны и быть уверенными в успехе? Если нагрянет беда и начнутся военные действия, разве их можно будет прекратить, придется снова набирать народ и посылать его [на войну], заниматься нескончаемыми перевозками [военного снаряжения], что. истощит Срединное государство и приведет к объединению варваров.

Бедствия на границах подобны чесотке на руках и ногах,. а крайняя нужда в Срединном государстве подобна нарыву на груди или спине. Если в настоящее время мы не можем прекратить воровства и разбоев в округах и уездах, как же мы сможем покарать отвратительных варваров?

В прошлом [император] Гао-цзу стерпел стыд, который выпал на его долю в Пинчэне 48, а [императрица] Люй-хоу не обратила внимания на позор, связанный с оскорбительным письмом 49. Если сравнивать пережитое ими с настоящим положением, когда стыд и позор были большими?

Небо создало горы и реки, династия Цинь воздвигла Великую стену, династия Хань построила укрепленную линию, для того чтобы отгородить внутренние земли от внешних, отделить тех, у кого разные с нами обычаи. Для нас достаточно, если мы не будем беспокоить [собственное] государство и вызывать бедствия, связанные с внутренними неурядицами, к чему составлять планы борьбы с коварными 50, многочисленными, как муравьи, разбойниками! Допустим даже мы разобьем их, но разве сможем всех уничтожить, хотя уже сейчас из-за них двору приходится кушать лишь поздно вечером.

Стремящийся к победам не обязательно добивается успеха, охваченный сомнениями не обязательно терпит поражение, со-вершенномудрый не взваливает на себя то, что народ называет опасным, мудрый правитель не берется за дела, в отношении которых высказываются сомнения во время обсуждения при дворе.

В прошлом Хуайнаньчван по имени Ань, увещевая [императора] У-ди не нападать на [владение] Юэ, говорил: "Войска Сына Неба карают, но не воюют, а это означает, что Сын Неба не смеет сравнивать себя с другими в силе. Допустим, юэсцы пренебрегут смертью и выступят против посланного к ним чиновника, но, если обратно вернется хотя бы один физически пострадавший сборщик топлива или конюх, это навлечет стыд на великую династию Хань, хотя бы и отрубили голову юэскому вану" 51. Таким образом, менять наш простой народ на отвратительных варваров и унижать авторитет Сына Неба в их землях, по словам Хуайнань-вана, опасно, тем более пока нельзя предугадать, что ожидает нас — победа или поражение.

В прошлом, когда в округе Чжуяй был поднят мятеж, император Сяо-юань, принявший совет Цзя Цзюаньчжи, издал указ, б котором говорилось: "В округе Чжуяй поднят мятеж, в связи с чем одни сановники считают, что этот округ следует покарать, а другие — что от него следует отказаться. Думая об этом днем и ночью, я, с одной стороны, стыжусь, что мой авторитет не действует, и тогда я хочу наказать округ, но, с другой стороны, учитывая положение в стране, я жалею [свой] народ. Что более важно: голод среди народа или наказание далеких варваров? В голодные годы и так не хватает продуктов для жертвоприношений в храме предков, тем более эта нехватка возрастет, если мы решим наказать за навлеченный на нас мелкий позор. Ныне земли к востоку от заставы [Ханьгугуань] переживают большие трудности, нет средств оказать помощь [голодающим], и, если послать в поход войска, это не только утомит народ, [но может привести к крушению династии]. Следует отказаться от округа Чжуяй" 52. Вот какие добрые слова в указе императора Юань-ди. Жалея народ и помогая ему в беде, он отказался даже от целого округа и ряда уездов, так что же говорить о землях за укрепленной линией, на которых никогда не жил народ! Что касается методов обороны границ, то Ли Му 53 разработал искусную тактику, а Янь Ю в рассуждении об обороне укрепленной линии изложил главное 54. Оставленные ими свершения продолжают существовать, сочинения, в которых о них записано, сохранились до сих пор, и я считаю, что мы должны следовать планам, разработанным двумя военачальниками, и соблюдать установления покойных императоров». Император не согласился [с Цай Юном].

После этого Ся Юю было приказано выступить из Гаолю, Тянь Яню — из округа Юньчжун и Цзан Миню, начальнику охранной стражи телохранителей, наблюдающему за сюнну, во главе войск южного шаньюя — из округа Яньмынь. У каждого было по 10 тыс. всадников, и они по трем направлениям отошли от укрепленной линии более чем на 2 тыс. ли.

Таньшихуай приказал старейшинам в трех частях своих земель, возглавив войска, нанести контрудар, в результате которого Ся Юй и другие потерпели сильное поражение, лишились верительных знаков и обозов и, потеряв из каждого десятка семь-восемь человек, бежали обратно лишь с несколькими тысячами воинов. Всех трех военачальников привезли в столицу в клетках и бросили в тюрьму, но они откупились от наказания и были низведены на положение простолюдинов.

Зимой сяньбийцы совершили набег на округ Ляоси.

Зимой 1-го года эры правления Гуан-хэ (178) сяньбийцы совершили набег на округ Цзюцюань 55, от них пострадали все земли вдоль границы.

Численность сяньбийцев увеличивалась с каждым днем, скотоводство и охота уже не могли удовлетворить их потребностей в пище, поэтому Таньшихуай выехал осмотреть свои земли. Он увидел р. Ухоуцинь 56, тянувшуюся на несколько сотен ли. Там, где были заводи, встречалось много рыбы, но ловить ее сяньбийцы не умели. Услышав, что жители владения Вожэнь искусны в ловле рыбы сетями, Таньшихуай напал на востоке на это владение, захватил более 1000 семей и переселил их на берега р. [Ухоу]цинь, приказав ловить рыбу, чтобы восполнить недостаток в пище.

В эру правления Гуан-хэ (178-184) Таньшихуай умер в возрасте 45 лет. К власти пришел его сын Хэлянь. В силе и способностях Хэлянь уступал отцу, но, так же [как и он], несколько раз совершал грабительские набеги. Хэлянь отличался алчностью и беспутством, выносил несправедливые решения [по возникающим тяжбам], поэтому половина народа восстала против него. Когда через некоторое время Хэлянь напал на округ Бэйди, в него попала стрела, выпущенная из самострела искусным стрелком, уроженцем уезда Ляньсян, от которой он умер.

Сын Хэляня, Цяньмань, был молод, поэтому к власти пришел Куйтоу, сын старшего брата Хэляня. Когда Цяньмань вырос, он вступил в борьбу за власть в государстве с Куйтоу, в связи с чем народ рассеялся. После смерти Куйтоу к власти пришел его младший брат Будугэнь.

После Таньшихуая звание старейшины стало переходить по наследству из поколения в поколение.

Рассуждая о происходивших событиях, скажу: [если говорить] о варварах четырех сторон света, чинивших разбой, то они усиливались одни за другими. Сюнну свирепствовали во времена расцвета династии Хань, западные цяны буйствовали в период ее возрождения, в правление императоров Лин-ди и Сянь-ди одно за другим процветали два варварских племени — [ухуань и сяньби]. Смелый Таньшихуай приобрел все [бывшие] земли шаньюя, жестокий Тадунь занял земли округа Ляоси.

Оба вторгались в Срединное государство и причиняли беды народу, в результате чего ни одно поколение не жило спокойно. Однако за прошедшие века не было слышно о лучшем способе установления контроля над варварами, ибо планы династий Чжоу и Хань были соответственно лишь средним и худшим 57, но не определено ли это неисповедимой судьбой, зависящей от Неба ?

В заключение скажу: два племени варваров — [ухуань и сяньби] — проявляли непостоянство Св отношении Срединного государства] и причиняли вред нашим северным окраинным землям. Когда судьба благоприятствовала Срединному государству, они изъявляли послушание, а когда наступали лихие времена, первыми отходили [от Срединного государства].

Комментарии

1. Река Жаолэ, как показал Сиратори, упоминается в источниках под названиями Цзолэ, Жулогуй, Логушуй, Жолошуй, Жошуй, Цзяояэшуй, Цзяо-шуй, Жулохуаньшуй. В «Удай шицзи» об этой же реке говорится: «Название кидани становится известным в Срединном государстве начиная с династии Поздняя Вэй. Некоторые говорят, что они одного корня, но разной ветви с кумоси. Место, где они живут, называется Сяологэ моли. Моли означает „река"» [51, гл. 72, л. 1б]. Значение названия «Сяологэ» раскрывается в сочинении «Цидань го чжи»: «В их землях есть две реки... Другая называется Сяологэ моли (судя по тексту „Удай шицзи", в „Цидань го чжи" ошибочно вместо иероглифа сяо поставлен похожий на него иероглиф няо.—В. Т.), которую называют также Нюйгу моли. Берет начало в местности Пинди сунлин, к юго-западу от Жаочжоу, и течет прямо на восток. На китайском языке это р. Хуанхэ (Желтая река)» [37, Введение, л. 1а].

Хуанхэ, или Хуаншуй, пишется в китайских источниках по-разному: в одних случаях употребляется иероглиф хуан — «желтый», в других — иероглиф хуан — «желтый» с ключевым знаком шуй — «вода». Объясняя это расхождение, автор сочинения «Жэхэ чжи» («Описание Жэхэ») в гл. 71 говорит «В „Цзю Тан-шу", в повествовании о киданях и в жизнеописании Ань Луша-ня, во всех случаях пишется Хуаншуй (Желтая река). Написание Хуаншуй [с ключевым знаком „вода"] появляется только начиная с „Синь Тан-шу", и его придерживаются более поздние истории государств Ляо и Цзинь. В „И тун чжи" говорится, что так было сделано, чтобы установить различие с Хуанхэ [в Китае]». Таким образом, независимо от написания Хуаншуй — Желтая река.

Понятие «желтый» в монгольских языках передается словами шiра, шара; при необходимости выразить неполноту качества к имени прилагательному прибавляется суффикс-ха,-хан. Поэтому пира, шара — «желтый», шiраха, шiрахан, шараха, шарахан — «желтоватый». Исходя из этого, Сиратори рассматривает названия Жулогуй и Сяологэ как транскрипцию монгольского шараха, Жулохуань — как шарахан, Цзолэ, Жаолэ, Жоло и Цзяолэ — как шара.

Итак, р. Жаолэ — совр. р. Шара-Мурэн, а ее название — китайская транскрипция монгольского шара—«желтый».

2 «Дикая овца (юаньян)». В иероглиф юань в классическом словаре «Эръя» вошли как составные части иероглифы юань и ян. По толкованию Го Пу (276—324), дикая овца похожа на уского барана, но имеет большие продолговатые рога; водится на западе. Словарь «Цзы-динь» дает значение юаньян — «дикий баран» [87, с. 457]. Судя по имеющимся объяснениям, речь. идет о каменном баране, или аргали, т. е. о крупном горном баране, который. водится в Средней Азии.

3 Цзяодуаньню, или цзяодуань,—зверь, трудно сказать какой. В комментарии к жизнеописанию Сыма Сянжу в «Ши-цзи» Пэй Инь (V в.), ссылаясь на Го Пу, пишет: «Дуаньцзяо похож на кабана, на носу рог, из которого делают луки. В свое время Ли Лин подарил Су У десять таких луков». В сочинении «Цянь-шу инь-и» указывается, что цзяодуань похож на быка, из рогов. которого делают луки [56, гл. 117, л. 17а].

4 «Лисица (на)». Иероглиф на, судя по словарю «Кан-си», имеет ряд значений, некоторые из них явно неправдоподобны: 1) животное, похожее на собаку, пятнистое, с рогами и двумя ногами; 2) животное, похожее на тигра, с черного цвета шкурой, не имеющее двух передних ног; 3) животное, которое водится во владении Чаосянь, похоже на дикую кошку черного цвета, без двух передних ног, хорошо ловит грызунов; 4) животное, которое водится на западе, во владении туцзюэсцев, похожее на лисицу, но больше ее, имеет длинный хвост; 5) животное из рода обезьян.

Из приведенных значений нами выбрано значение «лисица», поскольку ниже говорится, что из ее меха в Срединном государстве шили знаменитые шубы. Лисьи шубы издавна высоко ценились в Китае. Как указывается в сочинении «Ли-цзи» («Записи о правилах поведения»), правитель носит шубу из белого лисьего меха [78, с. 1333]. Сыма Цянь рассказывает, что у Мэнчан-цзюня была белая лисья шуба стоимостью 1000 цзиней золота, равной которой не было в Поднебесной [56, гл. 75, л. 4а]. Кстати, лисий мех назван белым из-за того, что для шуб использовалась не вся шкурка, а только куски, вырезанные в паху, где мех белого цвета.

5 Белка (хунь) — это значение взято на основании объяснения Ли Цыминя 1[73, с. 735].

6 В 24 г. н. э. только что вступивший на престол император Гуан-у отправил к сюнну послов вручить шаньюю императорскую печать и пояс согласно порядкам, установленным династией Хань и нарушенным Ван Маном, а всем другим, начиная от князей,— княжеские печати и пояса. Однако для шаньюя этого было мало. Пользуясь происходившими в Китае смутами, он заявил: «Сюнну являются братьями [династии] Хань. Когда среди сюнну возникли смуты, император Сяо-сюань помог шаньюю Хуханье вступить на престол, и поэтому Хуханье признал себя вассалом, чтобы показать уважение к (династии] Хань. Ныне, когда в Хань также возникли большие смуты и престол похитил Ван Ман, сюнну тоже выступили против [Ван] Мана и опустошили его пограничные земли, в результате в Поднебесной начались волнения и вспомнили о (династии] Хань. В том, что в конце концов [Ван] Ман был разбит, а [династия] Хань возродилась, есть и мои усилия, поэтому вы должны оказывать мне уважение» [30, гл. 946, л. 28б]. Другими словами, шаньюй требовал, чтобы китайский император признал себя его вассалом. После этого стороны неоднократно обменивались послами, но шаньюй «держался высокомерно, сравнивал себя с Маодунем, отвечал послам дерзко и заносчиво» [67, гл. 90, л. 8б].

Несмотря на происходившие переговоры, сюнну постоянно нападали на пограничные земли. Дошло до того, что в 37 г. н.э. пришлось даже переселить население округов Яньмынь, Дайцзюнь и Шангу в земли к востоку от застав Чаншаньгуань и Цзюйюнгуань, после чего сюнну заняли освободившуюся территорию и поселились внутри укрепленной линии. В 44 и 45 гг. сюнну снова совершили крупные набеги. Именно в связи с этими событиями в тексте и говорится, что на северных границах не было ни одного спокойного года

7 В жизнеописании Цзи Юна рассказывается: «В это время сюнну, сяньбийцы и чишаньские ухуани, объединившись вместе, очень усилились и неоднократно проникали за укрепленную линию, убивая и угоняя в плен чиновников и народ. Двор, который беспокоили набеги, увеличил численность воинов на границе на несколько тысяч человек в каждом округе. Кроме того, двор послал военачальников [вместе с войсками] расположиться лагерями вдоль укрепленной линии.

На 17-м году эры правления Цзянь-у (41) император, учитывая способности Цзи Юна, назначил его на должность правителя округа Ляодун. Прибыв к месту назначения, Цзи Юн вселил воодушевление в войска и увеличил число разведчиков. Он отличался смелостью и обладал силой, позволявшей натягивать лук, для растяжки которого требовалось усилие, равное 300 цзиням. Каждый раз, когда варвары нарушали укрепленную линию, Цзи Юн становился впереди воинов и неоднократно наносил нападающим поражения, обращая их в бегство.

Осенью 21-го года [эры правления Цзянь-у] (45) свыше 10 тыс. сяньбий-ских всадников произвели набег на округ Ляодун. Цзи Юн во главе нескольких тысяч воинов выступил им навстречу и, надев латы, ворвался в ряды противника. Варвары обратились в бегство, большая часть их утонула в реке, а остальные, преследуемые Цзи Юном, ушли за укрепленную линию. В спешке они побросали оружие и рассеялись. Цзи Юн порубил свыше 3 тыс. человек и захватил несколько тысяч лошадей. С этого времени ![при имени Цзи Юна] сяньбийцы содрогались от страха и, страшась его, не смели даже бросать взглядов на укрепленную линию.

Цзи Юн, считая, что объединение трех варварских племен (сюнну, сянь-6ц. и ухуаней.—В. Т.) является источником бедствий на границе, приказал в 25-м году [эры правления Цзянь-у] (49) вызвать сяньбийцев и указать на богатства и выгоду, [которые они приобретут, перейдя на сторону Китая]. {В ответ] сяньбийский главный надзиратель Пяньхэ прислал послов с подношениями и выразил желание перейти на сторону Срединного государства. Цзи Юн обласкал послов и раздал награды, после чего Пяньхэ постепенно установил дружественные отношения [со Срединным государством] и подчинился ему. Затем чуждые сяньбийцам племена, такие, как маньли и гаоцзюйли, стали приходить к границе и изъявляли покорность, подносили соболиные шубы и хороших лошадей. Император удвоил для них награды.

В дальнейшем Пяньхэ и все вожди родов (ило), встав на путь справедливости, выразили желание отдать свои силы служению (Срединному государству]. Цзи Юн сказал: „Если вы действительно хотите совершить подвиги, то, вернувшись обратно, должны нападать на сюнну, рубить им головы и доставлять их мне, тогда я поверю вам". Пяньхэ и другие, подняв взоры к небу и указывая на сердце, ответили: ,,Непременно отдадим все силы служению Срединному государству". Затем они напали на сюннуское левое кочевье ичжи-цзы, обезглавили более 2 тыс. человек и с их отрубленными головами явились в главный город округа. В дальнейшем сюнну и сяньбийцы. каждый год нападали друг на друга, причем сяньбийцы представляли отрубленные головы, получая за это награды. После этого сюнну ослабели, на границах перестали подаваться сигналы тревоги в связи с их набегами, а сяньбийцы и ухуани стали являться ко двору с данью.

Цзи Юн отличался прямотой, великодушием, строгостью и решительностью, внешностью выделялся среди окружающих. Он управлял варварами с помощью милости и стремился вызвать их доверие, а варвары боялись и любили его, поэтому отдавали ему все свои силы.

Следует сказать, что чишаньские ухуани неоднократно нарушали границы округа Шангу, причиняя бедствия пограничным землям. В связи с этим император издал указ, в котором обещал награды за подвиги в борьбе с ухуанями и порицал области и округа за то, что они не могут прекратить их набеги. После этого Цэи Юн, воодушевив Пяньхэ, послал его покарать ухуаней. В 1-м году эры правления Юн-пин (58) Пяньхэ разбил чишаньских ухуаней, обезглавил их вождя и явился с его головой к Цзи Юну. В землях за укрепленной линией [все] содрогнулись от страха, а слава о могуществе Цзи Юна распространилась на север. В результате все варвары от округа Увэй на западе и до округов Сюаньту и Лэлан на востоке явились и изъявили покорность, в степях не поднималась больше пылъ от копыт боевых коней, а все воины, стоявшие в лагерях вдоль границы, были отозваны» [67, гл. 20, л. 156— 17а].

8 Северные варвары—здесь имеются в виду сюнну.

9 Главный надзиратель (духу) — дополнительная должность, на которую назначались лица, уже имевшие какую-либо должность. Учреждена при хань-ском императоре Сюань-ди для Западного края в 60 г. до н. э., и первым на нее был назначен военачальник Чжэн Цзи. Он должен был надзирать за 36 владениями, существовавшими тогда в Западном крае, контролировать их, докладывать о происходящих изменениях, успокаивать покорных и наказывать непокорных.

Иероглиф ду означает «всё». По-видимому, исходя из этого значения, Янь Шигу приравнивает его либо к иероглифу да («великий», «старший по положению»), либо к иероглифу цзун («главный»). Иероглиф ху имеет значение «надзирать и руководить». Отсюда буквально духу можно перевести «главный надзиратель и руководитель». Фактически это был генерал-губернатор [55, гл. 26, с. 859, 860].

При династиях Цзинь и Сун духу возглавляли карательные походы противпограничных народов.

При династии Тан были созданы управления генерал-губернаторов (духу фу) — органы, служившие целям захвата и управления соседними землями. В зависимости от значения управления генерал-губернаторов они подразделялись на управление великого генерал-губернатора (да духу фу) и управление старшего генерал-губернатора (шан духу фу), во главе которых стоял генерал-губернатор (духу).

В тексте говорится, что должность духу («главный надзиратель и руководитель») занимал сяньбийский вождь Пяньхэ, но вероятнее всего он просто был одним из главных вождей сяньбийцев.

10 Отрывок, повествующий о последнем этапе многовековой борьбы Китая с сюнну. В 83 г. н. э. шаньюй южных сюнну представил вдовствующей императрице Доу письмо, в котором предлагал общими силами уничтожить северных сюнну. Мнения сановников разошлись. Гэн Бин говорил: «В прошлом {император] У-ди до крайности истощил Поднебесную, желая сделать сюнну своими вассалами, но не добился успеха, поскольку время не благоприятствовало ему. При императоре Сюань-ди, после того как Хуханье явился с выражением покорности, пограничное население обрело спокойствие. Срединное государство составило одно целое с живущими за его пределами, и народ отдыхал более 60 лет. Когда Ван Ман узурпировал престол, он изменил написание титула шаньюй и постоянно притеснял сюнну, поэтому шаньюй поднял восстание. Вступивший на престол по воле Неба император Гуан-у снова привлек шаньюя лаской, а в результате в разоренных пограничных округах было восстановлено прежнее положение. Напуганные ухуани и сяньбийцы встали ча правильный путь, а величие императора потрясло всех варваров. Вот какие были достигнуты результаты. Ныне по милости Неба среди северных варваров возникли раздоры, и, так как нападения одних варваров на других выгодны империи, следует согласиться с представленной просьбой» [67, гл. 89, л. 18б]. 

Доу Сянь и Гэн Бин поднялись на гору Яньжань, находившуюся на расстоянии более 3 тыс. ли от укрепленной линии, и поставили на ней каменный памятник с описанием могущества и добродетелей династии Хань» {67, гл. 23, л. 206—22а].

На следующий год южные сюнну, уже самостоятельно, снова выступили в поход против северных. Им удалось окружить северного шаньюя, который, дотерпев поражение, все же с трудом спасся бегством. Окончательное поражение ослабевшему северному шаньюю было нанесено в 91 г., когда Доу Сянь послал войска под командованием Гэн Куя, которые разбили северных сюнну у горы Цзиньвэйшань, а сам шаньюй бежал неизвестно куда [67, гл. 23, л. 25б]. После бегства северного шаньюя его земли были заняты сяньбийцами, а сюнну, у которых оставалось свыше 100 тыс. юрт, стали называть себя сяньбийцами. Таким образом, господство над монгольскими степями перешло от тюр-коязычных племен к монголоязычным.

11 Фэйжу—уездный город, находившийся в 30 ли к северу от совр. уездного города Лулун в пров. Хэбэй [47, с. 777].

12 Начальник военного отдела при окружном управлении (бинмаюань)— должность, которая, по объяснению Ху Саньсина, существовала в управлениях пограничных округов. Лица, занимавшие эту должность, ведали вопросами, связанными с воинами и лошадьми [55, гл. 49, с. 1564].

13 Регистратор (чжубу—букв.: ведающий реестрами)—название должности, существовавшей при государственных органах различных ступеней. При династиях Вэй и Цзинь должность регистратора приобрела важное значение, поскольку занимавшие ее лица возглавляли чиновников при ставках военачальников [70, с. 41].

14 Государственный аппарат при династии Хань представлял собой длинную иерархическую лестницу, на которой размещались чиновники в соответствии с занимаемой должностью. Как правило, это значение определялось размером получаемого жалованья, которое колебалось от 100 до 2 тыс. даней. зерна в год.

Высшие чиновники пользовались рядом привилегий, одна из которых, согласно сочинению «Хань ичжу» («Церемониал династии Хань»), состояла в том, что «чиновники, получающие годовое жалованье в размере 2 тыс. даней зерна, после трех лет службы могли представлять на должность телохранителя одного брата или сына» [30, гл. 11, л. Зб].

Телохранителя получали 300 даней зерна и начинали, таким образом, карьеру не с первой, а с более высокой ступени. Как по жалованью, так и по служебному положению телохранители стояли довольно низко, однако они постоянно находились около императора, что открывало для них широкие возможности для быстрого продвижения. Дун Чжуншу писал, например, в докладе императору: «В большинстве случаев старшие чиновники выходят из дворцовых телохранителей и телохранителей охранной стражи, которые являются сыновьями и братьями чиновников, получающих жалованье в размере 2 тыс. даней зерна; кроме того, в телохранители выбирают в зависимости от состояния, а поэтому они не всегда являются достойными» (30, гл. 56, л. 13а].

15 По объяснению Ли Цыминя, перед титулом ван пропущены иероглифы сяньби. Должно быть сяньби-ван [73, с. 736].

16 Улюй — уездный город на территории округа Ляодун. Находился на .месте совр. уездного города Бэйчжэнь в пров. Ляонин [47, с. 639].

17 Тактика борьбы с кочевниками, разработанная чжаоским военачальником Ли Му для борьбы с сюнну. Командуя войсками на северных границах владения Чжао, Ли Му отдал войскам приказ: «Если сюнну вторгнутся с целью грабежа, немедленно собирайте имущество и укрывайтесь в укреплениях. Кто посмеет ловить варваров, будет обезглавлен» {56, гл. 81, л. 11а]. Расчет Ли Му основывался на отсутствии у кочевников осадной техники. Как только расставленные повсюду сигнальные маяки сообщали о появлении врага, войска приказывали населению собирать имущество и укрываться в обнесенных стенами укреплениях, где все чувствовали себя в полной безопасности. Именно об укрытии населения вместе с имуществом в укреплениях свидетельствует выражение «опустошив предварительно окрестности».

В противоположность Гэн Бину сановник Сун И считал: «Жупы и дисцы находятся далеко от Срединного государства, они отделены пустынен и уединенно живут на северной окраине. У них простые и грубые правила приличия и поведения, нет деления на высших и низших, сильные становятся вождями,. а слабые подчиняются им. Начиная с установления династии Хань против них предпринимались многочисленные походы, но захваченное во время этих походов никогда не покрывало понесенных потерь.

Император Гуан-у прекратил бедствия, связанные с военными действиями, и проявил мудрость, великую, как Небо и Земля, поэтому они явились с выражением покорности; после этого их держали на привязи, пограничное население получило возможность спокойно жить, трудовые и военные повинности были отменены, и так продолжалось более 40 лет.

Ныне сяньбийцы, проявившие покорность, убили и захватили в плен десятки тысяч (северных варваров]. Срединное государство, ничего не предпринимая и не утруждая народа, добилось крупных успехов, что является наиболее выдающимся деянием из всех блестящих свершений династии Хань. Объясняется это тем, что варвары сами напали друг на друга и не пришлось терять ханьских воинов. По мнению вашего слуги, сяньбийцы нападают на сюн-ну, считая грабежи выгодными, а приписывают успех этих нападений нашей династии из-за алчности к щедрым подаркам. Если сейчас позволить южным варварам возвратиться и обосноваться в северной ставке, то придется сдерживать сяньбийцев, так как они, лишившись объекта грабежа и наград от Срединного государства за совершаемые подвиги, будучи жадными, как шакалы и волки, непременно станут источником бедствий для пограничных районов..

Ныне северные варвары, бежавшие на запад, просят заключить с ними: договор о мире, основанный на родстве, а поэтому следует, пользуясь тем,. что они изъявляют покорность, вынудить их поставить внешний заслон, поскольку нет ничего выше, что можно сравнить с этим действием. Посылать войска и расходовать средства, чтобы удовлетворить желание южных варваров,— значит отвергнуть мудрую политику, отказаться от спокойствия и идти навстречу опасности. Ни в коем случае нельзя соглашаться на просьбу южных варваров» [67, гл. 41, л. 24а—25а].

В конце концов вдовствующая императрица Доу решила начать войну с северными сюнну. Война продолжалась три года. В жизнеописании Доу Ся-ня сообщается:

«В это время южный шаньюй попросил 1[у Хань] войско для похода на север, в связи с чем |[Доу] Сянь был назначен военачальником, командующим колесницами и конницей, получил золотую печать на красном шнуре и штат чиновников такой же, как и у начальника приказа общественных работ. Помощником его был назначен столичный воевода Гэн Бин. В поход за укрепленную линию были посланы пять полков северных войск, всадники из Лияна, из гарнизона, размещенного в Юн, и из 12 пограничных округов, а также войска цянов и хусцев.

На следующий год (89) Доу Сянь и Гэн Бин, каждый с 4 тыс. всадников в соединении с 10 тыс. всадников левого лули-вана южных сюнну Ши-цзы, выступили из Цзилу в округе Шофан и направились за укрепленную линию. Южный шаньюй Туньтухэ, имея более 10 тыс. всадников, выступил из Мань-игу. Заляоский военачальник Дэн Хун, 8 тыс. всадников-добровольцев из пограничных цянов и хусцев и 10 тыс. всадников левого сянь-вана Аньго выступили из Гуяна.

Все войска встретились у горы Чжоешань. [Доу] Сянь послал своего помощника, полковника Янь Паня, и командиров Гэн Куя и Гэн Таня во главе более 10 тыс. отборных всадников южных сюнну, которые вступили в сражение с северным шаньюем у горы Цзилошань и нанесли ему сильное поражение. Варвары рассеялись, а шаньюй бежал. Преследуя бежавших, войска достигли оз. Сыцзюйбити. Варвары потеряли 13 тыс. человек убитыми, среди них были известные князья. [Было] захвачено много пленных, а также свыше миллиона лошадей, крупного рогатого скота, овец и верблюдов. После этого народ 81 кочевья, в том числе вэньду-ван Сюй, жичжу-ван Вэнь, уфуцзюй-ва» Люти и другие, всего свыше 200 тыс. человек, в разное время изъявил покорность.

18 Цзюйюнгуань — застава, лежавшая к юго-востоку от уездного города Яньцин в бывшей пров. Чахар [47, с. 282].

19 Мачэн — уезд, учрежденный при династии Хань и входивший в состав округа Дайцзюнь. Одноименный главный город уезда находился к северу от уездного города Хуайань в бывшей пров. Чахар [47, с. 1055].

20 Шуайчжун-хоу — букв.: хоу, стоящий во главе народа.

21 Гуанъян — округ, входивший при Восточной Хань в состав области Ючжоу. Управление округом находилось в г. Цзи, расположенном к юго-западу от совр. уездного города Дасин в пров. Хэбэй (47, с. 328].

22 Чжоцзюнь—округ, созданный при династии Хань на землях, выделенных из округа Шангу. Управление округом находилось в г. Чжо, расположенном на месте совр. одноименного уездного города в пров. Хэбэй [47, с. 592].

23 Динсян — округ, созданный при династии Хань. Управление округом находилось в г. Чэнлэ, расположенном к северу от совр. уездного города Хэлинь-гээр в Автономном районе Внутренняя Монголия. При династии Восточная Хань округ входил в состав области Бинчжоу, а его административный центр был перенесен в г. Шаньу, находившийся к югу от совр. уездного города Ююй в пров. Шаньси. При династии Суй был переименован в округ Шэнлэ [47, с. 249].

24 Тайюань — округ, созданный при династии Цинь. Занимал центральные районы пров. Шаньси. Управление округом находилось в г. Цзиньян, расположенном на месте совр. уездного города Тайюань в пров. Шаньси [47, с. 204],

25 Маньбо — уезд, входивший в округ Уюань. Главный город уезда располагался к северу от совр. уездного города Линьхэ в Автономном районе-Внутренняя Монголия [47, с. 434].

26 Канцелярист (цунши—букв.: занимающийся делами)—чиновник, помогавший правителю области или округа в делах управления. Должность, учрежденная при династии Хань. Канцеляристы назначались и снимались с должностей непосредственно начальником области или округа, а поэтому их называли также чжоу цунши, т. е. «областные канцеляристы».

27 В тексте вместо иероглифа лян, счетного суффикса для колесного транспорта, ошибочно стоит иероглиф чжун (сорт, вид).

28 Сюаньту — округ, созданный ханьским императором У-ди на землях,, завоеванных у владения Чаосянь. Находился, по-видимому, на территории-пров. Гирин [47, с. 657].

29 Шофан — округ, созданный ханьским императором У-ди в Ордосе на отвоеванных у сюнну землях. При Восточной Хань входил в состав области Бинчжоу. Административный центр находился в г. Линьжун, расположенном-в совр. уезде Уюань в Автономном районе Внутренняя Монголия, на месте городка Хэгэчжэнь [47, с. 437].

30 Шуайчжун-цзюнь—букв.: благородный муж, стоящий во главе народа..

31 В тексте после иероглифов шуайчжун-ван стоит лишний иероглиф хоу.

32 Улюй — уезд, учрежденный при династии Хань и входивший в состав округа Ляодун. Одноименный главный город уезда находился на месте совр. уездного города Бэйчжэнь в пров. Ляонин [47, с. 639].

33 Начальник охранной стражи телохранителей, надзирающий за сюнну (ши сюнну чжунланцзян или сюнну чжунланцзян),—должность, приравниваемая к должности высших сановников, получающих натуральное довольствие в размере 2 тыс. даней зерна в год. Основная обязанность занимавшего эту должность состояла в надзоре за южными сюнну. При нем существовал штат из двух канцеляристов (цунши), число которых в зависимости от объема дел могло быть увеличено [67, гл. 118, л. 10а].

34 Исходя из необыкновенных обстоятельств рождения Таньшихуая, о которых рассказывается ниже, Сиратори отождествляет это прозвище с монгольским tangsug или с уменьшительным суффиксом tangsunggan, что значит «чудо», «диво», «странность», «чудный», «дивный», «странный», «замечательный», «достопримечательный» [53, с. 49].

35 Проведенное Таньшихуаем деление земель на три части полностью повторяет систему, существовавшую у сюнну, о которых Сыма Цянь сообщает:

«Все князья и военачальники левой стороны живут на восточной стороне, против [округа] Шангу и далее, гранича на востоке с Хуэйхэ и Чаосянь; князья и военачальники правой стороны живут на западной стороне, против [округа] Шанцзюнь и далее на запад, гранича с юэчжи, ди и цянами; ставка шаньюя располагается против [округов] Дайцзюнь и Юньчжун» [56, гл. 110, л.10a]. Вызывает затруднение встречающийся в тексте иероглиф и, имеющий значение «поселение», «город», что дало Ху Саньсину возможность заметить:

«Судя по этому, восточные и северные варвары также имели города для жительства» [55, гл. 55, с. 1796]. Однако иероглиф и имеет еще и другое значение — «пожалованная земля» (фэнь-ди), «княжество». В данном случае, по нашему мнению, под иероглифом и следует понимать земли, занятые отдельными кочевьями.

36 Мы уже отмечали, что в самых ранних дошедших до нашего времени литературных памятниках содержатся сведения о соседях Китая. В частности, в «Шу-цзине» рассказывается, что легендарный император Шунь при назначении чиновников якобы сказал: «Гао-яо! [Племена] мань и и вызывают беспорядки в Ся, [бесчинствуют] грабители и разбойники, внутренние и внешние смутьяны, ты будешь старшим судьей» [84, гл. 8, с. 104].

37 В «И-цзине» рассказывается, что Гао-цзун (титул иньского правителя У-дина) «напал на [племя] гуйфан и за три года одолел его» [77, гл. 6, с. 339].

38 О походах против сяньюней, предков сюнну, рассказывается в нескольких одах из «Ши-цзина», в частности в оде о походе воеводы Нань-чжуна [48, .гл. 9—4, с. 821—826; 29, с. 210, перевод А. А. Штукина]:

Приказ от царя был Нань-чжуну вручен, Чтоб дальний Шофан был стеной укреплен. Идут колесницы, на ткани знамен И змеи блестят, и сверкает дракон. «Сын Неба отдал повеление мне, Чтоб дальний Шофан был стеной укреплен!» Был грозен Нань-чжун, и ужасен был он, И изгнаны гунны, и враг поражен.

О походе против южных варваров рассказывается в оде о Фан Шу [48, гл. 10, с. 875—881; 29, с. 226, перевод А. А. Штукина]:

Как вы, варвары цзинской земли, бестолковы:
Стать врагами посмели великой страны!
Фан Шу — старец великий, преклонный годами,
Силу дали советы его на войне,
Фан Шу войско ведет и теперь выезжает,
Толпы схвачены... Пленных к допросу ведут.
Без числа боевые идут колесницы,
В нарастающем грохоте снова идут,
Точно грома удары и грома раскаты.
Слово старца великого крепко и свято!
Прежде в дальних походах разбиты им гунны
Смирны южные варвары, страхом объяты
.

39 В 119 г. до н.э. ханьский император У-ди приказал великому военачальнику Вэй Цину и военачальнику, командующему сильной конницей, Хо Цюйбину выступить по разным направлениям в поход против сюнну.

«Услышав об этом, шаньюй удалил обозы, а сам во главе отборных воинов стал ждать противника к северу от пустыни, где завязал бои с ханьским великим военачальником. Однажды вечером поднялся сильный ветер. Хань-ские войска, двинув правый и левый фланги, окружили шаньюя. Шаньюй, полагая, что в искусстве ведения боя он уступает ханьским войскам, прорвался с несколькими сотнями удалых всадников сквозь окружение ханьских войск и бежал на северо-запад. Ханьские войска преследовали его, но из-за наступившей темноты не смогли догнать. Во время преследования они убили и взяли в плен 19 тыс. человек. Двигаясь на север, ханьские войска дошли до т. Чжаосиньчэна, у горы Тяньянь, а затем повернули обратно» [56, гл. 110, .л. 25б].

Одновременно военачальник, командующий сильной конницей, Хо Цюй-<>ин, «выступил из округа Дай и, пройдя свыше 2 тыс. ли, вступил в сражение с левым сянъ-ваном. Ханьские войска убили и взяли в плен более 70 тыс, хусцев. Все военачальники левого сянь-вана бежали. Хо Цюйбин насыпал холм и принес жертвы Небу на горе Ланцзюйсюйшань, принес жертвы Земле на горе Гуянь, дошел до Ханьхая и возвратился назад» [56, гл. 110, л. 26а].

40 Байюэ (букв.: сто юэ) —собирательное название южных племен. В данном случае имеются в виду владения Наньюэ (Южное Юэ) и Дунюэ (Восточное Юэ), покоренные У-ди в 111 и 110 гг. до н.э.

41 Император У-ди ввел налог со стоимости пахотных полей и жилищ,. водных и сухопутных средств транспорта, скота, рабов и т. д. в размере 1 суа-ня (120 монет) с каждой 1000 монет стоимости. Стоимость имущества определялась владельцем, причем, если он ее занижал, то каждый мог донести об-этом властям. Если донос подтверждался, половина имущества конфисковалась в пользу казны, а половина выдавалась доносчику.

42 Имеется в виду застава Ханьгугуань, находившаяся на территории совр-уезда Линбао в пров. Хэнань.

43 Как сообщается в основных записях о деяниях императора У-ди, во 2-м году эры правления Тянь-хань (99 г. до н. э.) «в округах Тайшань и Ланъе шайки разбойников, возглавляемые Сюй Бо и другими, найдя укрытие в горах,. нападали на города, дороги стали непроезжими. В связи с этим в разные места были посланы сыщики, в том числе Бао Шэнчжи, одетые в вышитые одежды, с топорами в руках, для преследования и поимки разбойников» (30, гл. 6,-л. 27а].

44 Непрерывные агрессивные войны, главным образом с сюнну, которые император У-ди вел на протяжении почти всего правления, создали в Китае тяжелое экономическое положение. В стране начались восстания. Для облегчения жизни народа У-ди пришлось отказаться от внешней завоевательной политики и обратить внимание на внутреннее положение страны, в связи с че» было объявлено о необходимости стремиться к запрещению жестоких притеснений, прекращению случаев самовольного установления податей, усиленно заниматься земледелием как основным занятием [30, гл. 966, л. 12б—13а]. Это. вынужденное изменение политики нашло отражение в так называемом Лунь-тайском указе, изданном в связи с докладом сановника Сан Хунъяна,-в котором он просил об отправке переселенцев на земли к востоку от владения Лунь-тай (Синьцзян-Уйгурский автономный район) для их освоения. Отвергая это предложение, У-ди говорил в указе, что война с сюнну была начата им по неразумию, дабы показать свое величие; поражение Ли Гуанли постоянно вызывает в его сердце великую скорбь, и он не может слышать об обработке далеких земель в Луньтае и постройке там наблюдательных вышек, так как это только утомит Поднебесную, но не принесет изобилия народу. Чтобы показать свое намерение дать отдых стране, У-ди пожаловал своему главному помощнику Чэ Цяньцю титул фужэнъ-хоу (букв.: хоу, заботящийся о богатстве людей).

45 Чжуфу Янь—сановник императора У-ди, представивший в 134 г. до н. э. доклад, в котором он категорически возражал против войны с сюнну. В докладе говорилось:

«Я слышал, что мудрый государь не гнушается настойчивых увещеваний, обладая широким кругозором, в то время как преданный слуга не боится тяжелого наказания, а поэтому бесстрашно увещевает государя; именно это уберегает политику от просчетов, а слава о заслугах [государя] живет в веках. Не смея нарушить долг преданности и не боясь смерти, я представляю свой неразумный план и надеюсь, что Ваше Величество, великодушно простив меня, мельком ознакомится с ним.

В трактате Сыма говорится: ,,Пусть государство велико, оно непременно погибнет, если возобладает склонность к войнам; пусть в Поднебесной мир, ей непременно будет угрожать опасность, если забудут о войне". [Поэтому]» когда в Поднебесной мир и царит спокойствие, Сын Неба громко поет победные песни и занимается весенней и осенней охотами, а чжухоу весной наводят порядок в своих войсках, а осенью обучают воинов, благодаря чему не забывают о войне.

В то же время гнев — враг добродетели, оружие — инструмент зла, война — последнее из занятий. В древности, когда правители впадали в гнев, земля всегда устилалась трупами и заливалась кровью, а поэтому совершенные государи не торопились начинать войну. Ведь все, кто жаждал военных побед и всецело посвящал себя военным делам, [неизбежно] раскаивались в этом.

В прошлом император династии Цинь, полагаясь на свою непобедимость в сражениях, постепенно, словно шелковичный червь, поедающий лист, захватил Поднебесную, поглотил враждующие владения, объединил все в пределах четырех морей в одно целое и сравнялся подвигами с тремя династиями. Продолжая стремиться к победам, он намеревался напасть на сюнну, но Ли Сы увещевал его: „Нельзя [этого делать]. Сюнну не имеют городов, обнесенных внешними и внутренними стенами, у них нет запасов, чтобы защищать их они кочуют с места на место, поднимаясь (легко], словно птицы, а поэтому покорить их и управлять ими трудно. Если в их земли глубоко вторгнутся легковооруженные войска, им неизбежно не хватит продовольствия, а если войска возьмут с собой зерно, то, обремененные грузом, будут [везде] опаздывать. Приобретение принадлежащих им земель не принесет нам пользы, а присоединение народа не значит покорение его и контроль над ним. Если же, одержав победу, истребить сюнну, вы не будете отцом и матерью для народа. '[Война] утомит лишь Срединное государство и принесет радость сюнну, а это яе дальновидный план".

Император Цинь, не послушав [совета Ли Сы], послал против хусцев войска во главе с Мэн Тянем, который расширил территорию [государства] на 1000 ли и провел границу по Хуанхэ. [Приобретенные] земли—это [сплошные] озера и солончаки, [там] не произрастают пять видов злаков, но тем не менее из Поднебесной в дальнейшем посылали рекрутов для обороны Бэйхэ. Более десяти лет солнце палило воинов, а роса увлажняла войска, погибло неисчислимое множество солдат, которым так и не удалось достичь северного берега Хуанхэ. Разве для этого не хватало людей или не было достаточного количества оружия и доспехов? (Нет], не позволяли условия местности.

Кроме того, Поднебесной было приказано срочно посылать солому и тянуть [телеги и лодки с] зерном, которые перевозились в [район] Бэйхэ, начиная с (уездов] Хуан и Чуй и [округа] Ланъе, прилегающих к морю, причем, как правило, из каждых 30 чжунов зерна [до места] доходил лишь 1 дань. Хотя мужчины старательно обрабатывали поля, провианта [для войск] не хватало, и, хотя женщины пряли, (полотна] для палаток недоставало. Народ утомился, сироты и одинокие, старики и дети были не в состоянии содержать друг друга, на дорогах повсюду валялись трупы, и, видимо, поэтому Поднебесная восстала против (династии] Цинь.

Затем император Гао-ди, установив спокойствие в Поднебесной, стал зажимать пограничные земли; когда он узнал, что сюнну собрались в горных ущельях в [округе] Дай, он хотел напасть на них. Цензор Чэн Цзинь увещевал его: „Нельзя .[этого делать]. Сюнну по своей природе скапливаются [в стаи], как звери, и рассеиваются, как птицы, гоняться за ними все равно что ловить свою тень. Если ныне напасть на сюнну, опасаюсь, что вы, несмотря на высокие добродетели, окажетесь в опасном положении".

Гао-ди, не вняв совету, двинулся на север, достиг горных ущелий в [округе] Дай и действительно попал в окружение в Пинчэне. Испытывая, по-видимому, чувство глубокого раскаяния, Гао-ди послал Лю Цзина заключить договор о мире, основанный на родстве, после чего Поднебесная забыла о войнах.

В древнем трактате о военном искусстве сказано: „Чтобы содержать 100-тысячное войско, необходимо тратить в день 1000 [цзиней] золота". Тем не менее (династия] Цинь постоянно имела огромные войска, держала под [палящим] солнцем несколько сотен тысяч воинов, и, хотя ей удалось опрокинуть войска [противника], перебить [неприятельских] военачальников и взять в плен шаньюя, этого хватило лишь на то, чтобы посеять вражду и углубить ненависть, но не было достаточно, чтобы покрыть издержки Поднебесной. Опустошать же (государственные] кладовые и утомлять народ, всецело посвящая себя делам, связанным с другими владениями, не есть совершенное действие.

Сюнну трудно покорить и управлять ими, и такое положение существует уже не одно поколение. Грабеж, набеги, угон скота и пленных — вот их занятия, ибо таков их врожденный характер. В глубине веков, при [династиях] Юн, Ся, Инь и Чжоу, их [ни к чему] не обязывали и [никак] не контролировали, к ним относились как к диким птицам и зверям, не считая за людей. [Ныне] не обращают внимания на методы управления, применявшиеся в древности, при '[династиях] Юй, Ся, Инь и Чжоу, а повторяют ошибки, допускавшиеся в недавнем прошлом, что вызывает во мне сильное беспокойство и причиняет огромные страдания народу.

Ко всему прочему длительная война порождает восстания, а тяжелая служба портит настроение. Если население пограничных земель будет утомлено и безрадостно, оно отшатнется [от вас], а военачальники и командиры станут подозревать друг друга и начнут вступать в сделку с врагом. Именно. война позволила воеводе То и Чжан Ханю осуществить их корыстные устремления. Распоряжения [династии] Цинь перестали выполняться из-за того, что-она поделила власть между ними, и этот пример (показывает, приносит война], выгоду или убытки. Поэтому в „Чжоу-шу" и говорится: „Спокойствие или смута [в стране] зависят от издаваемых распоряжений, а существование или гибель [государства] зависят от использования (чиновников], состоящих на службе".

Прошу Ваше Величество тщательно рассмотреть доклад, уделить толику внимания и хорошо поразмыслить над ним» [56, гл. 112, л. 5а—7б].

46 Ши-цзун — храмовой титул ханьского императора У-ди.

47 Дуань Ин, ханьский сановник, напал на западных цянов во 2-м году-эры правления Янь-си (159) и победил их только во 2-м году эры правления Цзянь-нин (169).

48 Гао-цзу — храмовой титул Лю Бана, основателя династии Хань. В ходе ожесточенной междоусобной борьбы, которая предшествовала его вступлению на престол, Лю Бан щедро раздавал своим соратникам высокие титулы ва-нов и огромные земельные наделы. Но поскольку сильная центральная власть. несовместима с феодальной раздробленностью, после победы он стал отнимать. розданные титулы и владения, что нашло выражение в известной формуле:

«Кроме носящих фамилию Лю, никто не может быть ваном».

Одним из получивших титул вана был Хань Синь — представитель аристократии древнего владения Хань (западная часть пров. Хэнань). Существование чужого владения в центре империи не устраивало Лю Бана, поэтому он. вскоре дал Хань Синю новое владение — в Дай (в северной части пров. Шань-си). Эти земли лежали по соседству с землями сюнну, которые часто вторгались в них. Осенью 201 г. до н. э. Маодунь окружил Хань Синя крупными силами в г. Май. Хань Синь несколько раз посылал к сюнну гонцов, стремясь уладить конфликт миром, но император, узнав об этом, заподозрил Хань Синя в измене и отправил к нему чиновника с порицанием.

Опасаясь за свою жизнь, Хань Синь сговорился с сюнну о совместном нападении на Хань, поднял восстание, сдал г. Май и напал на округ Тайюань. Зимой 200 г. до н. э. ханьский император лично нанес поражение Хань Синю у г. Тунди и обезглавил его военачальника Ван Си. Хань Синь бежал к сюнну..

В это время Маодунь из Дайгу, где размещались его войска, выслал более 100 тыс. всадников, которые завлекли Лю Бана в засаду на горе Байдэн, вблизи г. Пинчэн. Семь дней авангард китайской армии во главе с императором оставался в окружении без запасов продовольствия. Критическое положение вынудило Лю Бана отправить гонца, который якобы тайно передал жене-Маодуня богатые подарки, а та сказала своему мужу: «Вы, два государя, не мешаете друг другу. Если ныне и будут захвачены ханьские земли, все равно ты, шаньюй, никогда не сможешь жить на них. Кроме того, у правителя Хань также могут быть хитрые замыслы, подумай об этом, шаньюй.». Гонец был послан по предложению советника Чэнь Пина, но, как сообщают источники, подробности «о плане Чэнь Пина, который являлся секретным, современники не смогли узнать». Комментатор Ин Шао утверждает, что Чэнь Пин посоветовал императору приказать художнику нарисовать портрет красавицы и отправить его жене шаньюя со словами: «У Хань есть такая красавица, и ныне император, оказавшись в затруднительном положении, намерен поднести ее шаньюю». Жена шаньюя, испугавшись, что муж может охладеть к ней, уговорила Маодуня снять осаду.

Однако вероятнее всего Маодунь снял осаду из-за того, что своевременно не получил обещанного подкрепления от Хань Синя. Тем не менее распространенная в китайской литературе версия о существовании загадочного плана Чэнь Пина достаточно ярко говорит об унижении, которое пришлось пережить ханьскому императору, попавшему в окружение сюнну. Возможно, чтобы прикрыть военное бессилие, и возникла подобная версия, позволившая китайцам говорить о тактическом превосходстве Лю Бана над его врагами.

49 Имеется в виду письмо Маодуня, представлявшее, по выражению Сыма Цяня, глупую болтовню. По мнению Ян Шуда, Сыма Цянь не включил это письмо в текст «Ши-цзи», так как при династии Ранняя Хань содержание его хранилось в тайне. В период династии Поздняя Хань, когда императрицу Гао-хоу (она же Люй-хоу) критиковали как недостойную своего мужа, Бань Гу осмелился поместить это письмо в «Хань-шу» [88, с. 581]. Приводим отрывок из «Хань-шу»:

«При императоре Сяо-хуэе и императрице Гао-хоу Маодунь, мало-помалу становившийся [очень] заносчивым, написал письмо и отправил гонца доставить его Гао-хоу. В письме говорилось: „Я, одинокий и находящийся [от этого] в возбуждении государь, родился среди низин и болот, вырос в краю степных волов и лошадей. Несколько раз я подходил к границам, желая подружиться со Срединным государством. Вы, Ваше Величество, сидите одна на престоле, а я, одинокий и возбужденный, не имею никого рядом. Обоим нам скучно, мы лишены того, чем могли бы потешить себя. Хотелось бы променять то, что имею, на то, чего не имею".

Гао-хоу пришла в ярость, вызвала Чэнь Пина, занимавшего должность главного помощника, Фань Куая, Цзи Бу и других сановников и стала обсуждать с ними вопрос о казни гонца и отправке войск для нападения на Мао-Дуня.

Фань Куай сказал: „Прошу дать мне 100-тысячное войско, и я беспрепятственно пройду вдоль и поперек по землям сюнну". [Гао-хоу] спросила мнение Цзи Бу, и он сказал: „Фань Куая [за его слова] следует обезглавить. В прошлом, когда Чэнь Си поднял восстание в Дай, в ханьских войсках насчитывалось 320 тыс. воинов, к тому же Фань Куай занимал пост старшего-военачальника. Тогда сюнну окружили [императора] Гао-ди в Пинчэне, но [Фань] Куай оказался не в состоянии снять окружение. Об этом в Поднебесной тогда пели: „Под Пинчэном также пришлось действительно горько, [там]" семь дней войска не имели пищи, [воины] не могли натянуть лука". Ныне, когда еще слышны звуки этой песни, а раненые только что встали на ноги, Фань Куай хочет [снова] потрясти Поднебесную и безрассудно заявляет, что беспрепятственно пройдет вдоль и поперек [по землям сюнну} во главе 100-тысячного войска. Он обманывает в глаза. Кроме того, варвары подобны диким зверям и птицам, их добрые слова не должны вызывать радости, а дурные слова не должны вызывать гнева".

Гао-хоу сказала: „Превосходно"—и приказала Чжан Цзэ, занимавшему должность старшего чиновника по поручениям, составить ответное письмо, в котором говорилось: „Шаньюй не забыл меня, возглавляющую бедное владение, а удостоил письмом. Я, стоящая во главе бедного владения, испугалась и, удалившись, обдумывала письмо. Я стара летами, моя душа одряхлела, волосы и зубы выпали, походка утратила твердость. Вы, шаньюй, неверно, слышали обо мне, вам не следует марать себя. Я, стоящая во главе бедной страны, не виновата и должна быть прощена [за отказ). У меня есть две императорские колесницы и две четверки упряжных лошадей, которые подношу вам для обычных выездов"» [30, гл. 94, л. 96—Юб].

Таким образом, чтобы отклонить пылкие притязания Маодуня, Гао-хоу не постеснялась изобразить себя дряхлой старухой.

50 В тексте ошибочно вместо иероглифа цзяо — «коварный» стоит близкий по написанию иероглиф сяо (цзяо), не поддающийся объяснению в контексте. Кроме того, ошибочно включен в текст иероглиф чжэн [73, с. 738].

51 В 135 г. до н.э., вскоре после вступления императора У-ди на престол, владение Миньюэ напало на владение Наньюэ. На помощь последнему У-ди отправил крупные войска, что вызвало возражения со стороны двоюродного брата ханьского императора Цзин-ди, Аня, имевшего титул Хуайнань-вана. Он представил императору доклад, в котором говорилось:

«Вы, Ваше Величество, управляя Поднебесной, распространяете добродетели и оказываете милости, смягчаете наказания и штрафы, сокращаете подати и поборы, проявляете жалость к вдовцам и вдовам, поддерживаете сирых и одиноких, кормите старых, помогаете нуждающимся, поэтому великие добродетели процветают, устанавливается полная гармония, близкие изъявляют покорность, далекие с любовью думают о ваших добродетелях, в Поднебесной царит спокойствие, люди довольны своей жизнью и до самой смерти не знают войны. Однако ныне я слышал, что чиновники двинули войска для наказания владения Юэ, но я, Ань, полагаю, что это принесет Вашему Величеству одни затруднения.

Земли владения Юэ лежат за пределами квадрата [земель, жители которых несут повинности в пользу Сына Неба], и на них живет народ, обрезающий волосы и раскрашивающий тело. Им нельзя управлять на основе законов, существующих в государстве, в котором носят головные уборы и пояса чиновников. Начиная с возвышения трех династий—[Ся, Инь и Чжоу], хусцы и юэсцы. не принимали нашу систему летосчисления не потому, что не было сил подчинить их или не хватало авторитета, чтобы управлять ими, а потому что считалось, что непригодные для жительства земли и не поддающийся управлению народ не могут причинить беспокойства Срединному государству. Именно поэтому в древности в центре выделили земли, живущие на которых несли повинности с обрабатываемых полей (дяньфу), а за ними земли, несшие повинности знати (хоуфу). За землями, несшими повинности знати, находились земли, несшие повинности по защите вана (вэйфу) и повинности гостей (бинь-фу). Племена мань и и несли повинности обузданных владений (яофу), а племена жунов и ди — неопределенные повинности (хуанфу). Таким образом, существовало различие в положении близких и далеких [народов].

В течение 72 лет с момента установления династии Хань невозможно даже подсчитать, сколько раз усцы и юэсцы нападали друг на друга, но Сын Неба никогда не посылал войск для вторжения в их земли. Как я слышал, у юэсцев нет ни городов, обнесенных внутренними и внешними стенами, ни поселений, они живут в горных долинах среди зарослей бамбука, искусны в сражениях на реках, умело пользуются луками, в их землях темно [от густой растительности] и много водных преград. Жители Срединного государства не знакомы с имеющимися у них естественными преградами, поэтому, когда попадают в их земли, то даже 100 человек не могут противостоять одному юэс-цу. В случае приобретения их земель мы не сможем создать там округа и уезды, да к тому же, если и совершим нападение, не сможем быстро захватить их. Если посмотреть на географическую карту, то имеющиеся горы, реки и важные стратегические пункты отстоят друг от друга всего лишь на расстоянии нескольких цуней, в то время как [на самом деле] между ними несколько сотен или тысяч ли, причем на карте обозначены не все естественные преграды и леса. При взгляде на карту кажется, что двигаться будет легко, а в действительности — очень трудно.

Благодаря умершим правителям, души которых находятся в храме предков, в наших основных землях царит полное спокойствие, седовласые старцы забыли о войне, в народе мужья и жены могут заботиться друг о друге, а отцы и дети охранять друг друга, и это объясняется '[также] добродетелями Вашего Величества. Юэсцев называют пограничными вассалами, но они не представляют дани и средств для жертвоприношений в столичные склады, не посылают ни одного воина на службу императору, и тем не менее сейчас, когда они нападают друг на друга, вы, Ваше Величество, посылаете на помощь Наньюэ войска, это только утомит жителей Срединного государства в землях варваров.

К тому же юэсцы глупы и легкомысленны, они неоднократно нарушали договоры и уже давно не признают законов, установленных Сыном Неба. Если за одно нарушение вашего приказа посылать войска для наказания их, боюсь, что в дальнейшем это приведет к непрерывным войнам.

За последнее время несколько лет подряд были неурожаи, из-за чего население продавало титулы и отдавало детей в рабство, чтобы иметь одежду и пищу. Только благодаря вашей милости и помощи трупы погибших не валялись в канавах и рвах. В 4-м году [эры правления Цзянь-юань] был неурожай, а в 5-м году — нашествие саранчи, причем народ до сих пор не восстановил свое хозяйство. Если ныне послать войска за несколько тысяч ли, их необходимо снабдить одеждой и зерном, когда они придут в юэские земли, воинам придется переходить хребты, неся на плечах носилки, входить в воду, волоча лодки, дорога на протяжении нескольких сотен или тысяч ли будет проходить среди густых лесов и зарослей бамбука, а на реках при движении как по течению, так и против него лодки будут налетать на камни. [Кроме того], в лесах много ядовитых змей и диких зверей, в летние месяцы в жару свирепствуют понос и холера, поэтому еще до того, как воины скрестят с врагом оружие, несомненно, среди них окажется много умерших и заболевших.

В прошлом, когда Наньхай-ван поднял мятеж, ныне покойный слуга Вашего Величества послал военачальника Цзянь Цзи напасть на него. Наньхай-ван сдался с войсками и был поселен в Шангане. В дальнейшем он снова поднял мятеж. В это время стояла жара и шли сильные дожди. Нашим воинам пришлось долгое время жить на воде на многопалубных кораблях и грести веслами, из-за чего еще до начала сражения большая часть из них умерла от болезней. Рыдающие престарелые родители и оставшиеся сиротами плачущие дети, лишившись всего имущества, выезжали за трупами за тысячи ли, обертывали тканями оставшиеся кости и возвращались с ними обратно. В течение нескольких лет не прекращались скорбные вздохи, о которых до сих пор помнят глубокие старцы. Таким образом, эти беды возникли, когда наши войска еще не вошли в земли противника. (К тому же], как я слышал, после военных походов обязательно наступают лихие годы, и это объясняется тем, что скорбные вздохи в народе нарушают гармонию между темным и светлым началами, оказывают влияние на отношения между Небом и Землей, в результате чего и возникают бедствия.

Добродетели Вашего Величества подобны добродетелям Неба и Земли, вы излучаете блеск, подобный блеску солнца и луны, ваши милости доходят даже до диких птиц и зверей, а благодеяния распространяются на травы и деревья, поэтому, когда от голода умирает даже один человек, не дожив до возраста, определенного Небом, это вызывает скорбь в вашем сердце. В связи с этим сейчас, когда в ваших землях не слышно тревожного лая собак, заставлять воинов Вашего Величества умирать, находиться под открытые» небом в долинах, мокнуть от дождя в горных ущельях, из-за чего пограничное население будет вынуждено рано закрывать и поздно открывать городские ворота и утром не будет знать, что случится с ним вечером, это, как я, Ань, полагаю, вам будет трудно пережить.

Не знающие рельефа местности на юге в большинстве считают, что юэсцев много, а войска их сильны, поэтому они могут поставить в затруднительное положение пограничные города. Однако, когда район Хуайнань еще не был разделен, многие из его жителей служили пограничными чиновниками, и от них я слышал о различиях [местности] со Срединным государством. [Этот район) ограничен высокими горами, туда не ведут ни тропинки для людей, ни дороги для повозок, и, таким образом, Небо и Земля сами отделили внешние земли от внутренних. Для того чтобы проникнуть в Срединное государство, юэсцы обязательно должны спуститься по р. Линшуй, но р. Линшуй течет среди отвесных гор, есть подводные камни, о которые разбиваются лодки, поэтому по ней не могут ходить большие лодки, груженные продовольствием. Допустим, юэсцы захотят поднять мятеж, для этого сначала они должны обязательно обработать земли в (уезде] Юйгань, чтобы накопить зерно, а затем нарубить лес для изготовления лодок. Однако если в пограничных городах тщательно несут оборонительную и разведывательную службы, то, когда юэсцы явятся для заготовки леса, их будут ловить и сжигать созданные ими запасы, и, хотя юэсцев насчитывается 100 племен, что они могут сделать пограничным городам? К тому же юэсцы слабосильны и малоспособны, не могут сражаться на суше, у них нет колесниц и конницы, луков и самострелов, но мы не можем вторгнуться в их земли, поскольку их защищают естественные преграды, а жители Срединного государства не выносят их климата.

Как я слышал, у юэсцев не менее нескольких сотен тысяч воинов, поэтому для вторжения в их земли необходимо иметь в пять раз больше [воинов], причем в это количество не входят воины, тянущие повозки с продовольствием. На юге тепло и сыро, с наступлением лета становится очень жарко, придется жить на воде под открытым небом, воины будут страдать от укусов ядовитых змей и многочисленных болезней, в результате еще до того, как мечи обагрятся кровью, из каждого десятка умрут два-три человека, и, хотя мы даже займем владение Юэ и возьмем всех в плен, это не возместит числа погибших.

На дорогах я слышал разговоры, что Цзя, младший брат правителя владения Миньюэ, убил последнего, но затем погиб и сам, а народ остался без правителя. Если вы, Ваше Величество, хотите привлечь юэсцев и поселить их в Срединном государстве, пошлите к ним важного чиновника, проявите милость :и выдайте награды, тогда они, неся на руках младенцев и поддерживая стар-дев, несомненно, склонятся перед вашими блестящими добродетелями. Если же они не нужны вам, Ваше Величество, [постарайтесь помочь] продолжить угасающий род их правителей, сохраните их гибнущее государство, поставьте правителей с титулами ван и хоу, чтобы поддержать владение Юэ, и тогда они, несомненно, явятся с подарками, признают себя вассалами и будут из поколения в поколение представлять дань из предметов своей страны.

Таким образом, с помощью печати {вана] размером в один квадратный цунь и шнура к ней длиною в один чжан и два чи вы успокоите владение, лежащее вне квадрата [земель, приносящих повинности Сыну Неба], и, не утруждая ни одного воина, не затупив ни одной алебарды, распространите свое величие и добродетели. Если же вы введете войска в их земли, это напугает юэсцев, и они, считая, что чиновники хотят истребить их, обязательно убегут, как фазаны или зайцы, в горы и леса, являющиеся естественными преградами. А когда вы уйдете, они снова соберутся вместе. Если же оставить гарнизоны, то не пройдет и нескольких лет, как [наши] воины устанут, возникнет нехватка продовольствия, мужчины не смогут заниматься земледелием и огородничеством, женщины перестанут прясть и ткать, молодые и здоровые уйдут в солдаты, старым и малосильным придется заниматься перевозкой провианта [для войск], у живущих дома не окажется пищи, у находящихся в походе не будет зерна, народ начнет страдать от войны, неизбежно появится много беглых, которых будут ловить и наказывать без числа, обязательно появятся воры и разбойники.

Я слышал, как почтенные старцы говорили, что при династии Цинь окружной воевода Ту Хуэй был послан напасть на [владение] Юэ, а цензор Лу — прокопать каналы и проложить дороги. Тогда юэсцы бежали в глухие горы, поросшие густым лесом, из-за чего циньские войска не смогли напасть на них. Были оставлены войска, защищавшие обезлюдевшие земли, но прошло много времени, и воины устали. Вышедшие из гор юэсцы напали на них, и циньские войска потерпели сильное поражение, после чего против юэсцев были посланы ^отряды, состоящие из] разжалованных чиновников, приговоренных к ссылке. В это время как при дворе, так и вне его начались волнения. Народ утомился, ушедшие |[в солдаты) не возвращались домой, уехавшие [на войну] не возвращались обратно, никто не был спокоен за свою жизнь. Появилось много бег-.лых, объединившихся в шайки и занимавшихся воровством и грабежами, и именно таким образом начались бедствия в землях к востоку от гор. Как говорил Лао-цзы, там, где находятся войска, вырастает терновник. Война приносит беды, ибо, когда она начинается, если где-либо создается опасное положение в связи с возникающими мятежами, их развитию способствуют со всех сторон. Боюсь, что именно с войны возникают перемены к худшему и начинают действовать порочные люди.

В чжоуском сочинении „И-цзин" („Книга перемен") сказано, что Гао-цзун напал на [племя] гуйфан и через три года одолел его. Гуйфан — небольшое племя южных варваров, а Гао-цзун — могущественный иньский Сын Неба, и то, что могущественному Сыну Неба потребовалось три года, чтобы одержать победу над небольшим племенем южных варваров, свидетельствует о том, что к войне необходимо относиться осторожно.

Как я слышал, войска Сына Неба карают, но не воюют, а это означает, что он не смеет сравнивать себя с другими в силе. Допустим, юэсцы пренебрегут свалившимся на них неожиданным счастьем и выступят против посланного к ним чиновника, но, если обратно вернется хотя бы один физически пострадавший сборщик топлива или конюх, это навлечет, как я полагаю, стыд на великую династию Хань, хотя бы и была отрублена голова юэского вана.

Четыре моря — границы земель Вашего Величества, девять областей — ваш дом, восемь озер — ваши заповедники, реки Янцзы и Ханьшуй — ваши водоемы, а все живущие здесь люди — ваши слуги и служанки. Вашего народа достаточно для содержания всех чиновников, а поступления от налогов достаточны для приобретения колесниц и паланкинов. Вы можете, упражняя сердце в мудрости и следуя по пути совершенномудрых, обратившись лицом к югу, опираясь на яшмовый столик и имея за спиной ширму с вышитыми на ней топорами, выслушивать [предложения] и отдавать распоряжения, находящие благоприятный отклик у всех живущих в Поднебесной на землях, окруженных четырьмя морями. Проявленные вами добродетели и милости распространятся на всех, что позволит доброму народу спокойно жить и радостно заниматься делами, и тогда ваши благодеяния скажутся на жизни десятков тысяч поколений, их унаследуют ваши сыновья и внуки, и они станут продолжать их, в результате чего в Поднебесной установится спокойствие и создастся положение, сравнимое с горой Тайшань, которая соединена с тянущимися к ней со всех сторон горами, (как вы с окружающими вас соседями]. Разве приобретение земель варваров достаточно, чтобы вызвать радость хотя бы на один день, так к чему же утруждать боевых коней! В сочинении „Ши-цзин" сказано:

Добродетели вана поистине заполнили всю Поднебесную, Поэтому царство Сюйфан и подчинилось ему.

Это говорит о великих добродетелях вана, о которых с любовью думали живущие в далеких краях.

Как я слышал, крестьяне трудятся, а благородные мужи питаются результатами их труда, глупые говорят, а мудрые выбирают из их слов нужное. Я, ваш слуга Ань, удостоился счастья заниматься в интересах Вашего Величества пограничными делами и выполняю обязанность по защите ваших слуг своим телом. Если бы, когда на границе создалось тревожное положение, я, цепляясь за жизнь, не изложил бы полностью свои глупые мысли, не был бы преданным слугой. Я, Ань, с трепетом думаю, что один посол может выполнить ту же миссию, что и 100-тысячное войско во главе с военачальниками» [30, гл. 64а, л. 2а—8а].

52 Император У-ди, уничтожив владение Наньюэ, создал на его землях округ Чжуяй. Население округа неоднократно поднимало восстания, одно из которых произошло при императоре Сяо-юане в 47 г. до н. э. Сановники высказывали различные мнения по поводу того, что делать с мятежным округом, но император, согласившись с предложением Цэя Цзюаньчжи, принял решение отказаться от него. В связи с этим был издан специальный указ, полный текст которого приводится в «Хань-шу», в жизнеописании Цэя Цзюаньчжи [30, гл. 646, л. 18а]. В данном тексте указ дается в несколько сокращенном виде.

53 Ли Му — выдающийся военачальник владения Чжао, разработавший метод борьбы против сюнну. Подробнее см. коммент. 17  на с. 311.

54 В «Хань-шу» сообщается, что после вступления на престол Ван Ман, основавший династию Синь, хотел начать войну против сюнну:

«Военачальник Ван Мана, Янь Ю, предостерегая от подобных действий, сказал: „Я слышал, что сюнну причиняли вред с давних пор, но я не слышал, чтобы во времена глубокой древности против них непременно совершали походы. В более позднее время три династии — Чжоу, Цинь и Хань — против них ходили войной, но ни одна из них не могла выработать лучшего плана действий. Династия Чжоу имела средний [план], династия Хань — худший, а династия Цинь вообще не имела плана.

Когда во времена чжоуского Сюань-вана сяньюни вторглись [в Срединное государство] и дошли до Цзинъяна, военачальникам было приказано выступить против них, но, достигнув границы, войска возвратились обратно. Сюань-ван смотрел на вторжения жунов и дисцев как на укусы комара или овода и только отгонял их. Поэтому Поднебесная назвала его мудрым, а его поступки считались средним планом действий.

Ханьский император У-ди назначил военачальников и обучил воинов, ко-торые с небольшими обозами и малым количеством провианта глубоко вторглись в земли сюнну, поставили там в далеких землях гарнизоны, и, хотя была одержана победа и захвачена добыча, хусцы сразу стали мстить за это. Более 30 лет продолжались бедствия, связанные с затянувшейся войной. Срединное государство устало, и средства его истощились, но и сюнну приобрели печальный опыт. Поэтому Поднебесная назвала императора воинственным, а его действия являются худшими.

Циньский император Ши-хуан, будучи не в состоянии терпеть мелкие поношения и пренебрегая силами народа, стал строить Великую стену, которая протянулась на 10 тыс. ли, причем непрерывная вереница перевозившихся грузов начиналась от берега моря. Однако, когда было закончено создание сильно укрепленной границы, Срединное государство истощилось, а династия погибла, и это показывает, что у нее не было никакого плана"» [30, гл. 946, л. 24а—24б].

Таким образом, говоря о борьбе с сюнну, Янь Ю на примере династий Чжоу, Цинь и Хань предостерегает от наступательных военных действий, которые лишь утомляют народ, но не приносят победы.

55 Цзюцюань — округ на территории пров. Ганьсу, создан при ханьском императоре У-ди на отобранных у сюнну землях. Управление округом находилось в г. Луфу, расположенном на месте совр. уездного города Цзюцюань. При династии Поздняя Хань название г. Луфу было изменено на Фулу [47"„ с. 946].

56 Сиратори отождествляет р. Ухоуцинь с современной Лаохахэ. Он отмечает, что в прошлом р. Лаохахэ была известна под различными названиями. В частности, в «Суй-шу», в разделе, посвященном киданям, говорится: «Он» переселились на север, на берега р. Тохэчэнь, лежавшей в 200 ли прямо на север от округа Ляоси» [33, гл. 84, л. 20б]. В «Синь Тан-шу» и «Цзю Тан-шу» эта река называется Тухучжэнь, однако наблюдается различие в написании первого иероглифа [46, гл. 200а, л. 2а]. В «Цидань го чжи» читаем: «В их землях есть две реки. Одна называется Бэймели моли, которую называют также Таовэйсы моли. Берет начало в горах Маюйшань, находящихся к западу от Средней столицы, и течет на северо-восток. По-китайски это р. Тухэ (Земляная река)» (37, Введение, л. 1а].

Тохэчэнь, Тухучжэнь и Таовэйсы — китайская транскрипция иноязычного слова, имеющего, по свидетельству «Цидань го чжи», значение «земля», в связи с чем и возникло китайское название Тухэ (Земляная река). Это название употреблялось в хрониках государств Ляо [63, гл. 39, л. 16] и Цзинь [64, гл. 24, л. 76] и сохранялось по крайней мере до начала династии Цин.

Происхождение названия Тухэ объясняется в гл. 70 сочинения «Жэхэ чжи» («Описание Жэхэ»): «Река Лаохахэ — то же, что и р. Тухэ, причем до настоящего времени употребляется и то и другое название. В „Суй-шу" она называется Тохэчэнь, а в „Тан-шу" — Тухучжэнь, что является транскрипцией одного и того же названия. В „Ляо-ши" и „Цзинь-ши" ее называют Тухэ, сокращенной формой от Тухэчжэнь (т.е. взят только первый иероглиф ту)-». Сиратори возражает против этого утверждения и считает, что Тухэ — не сокращенная форма от Тухэчжэнь, а перевод на китайский язык монгольского toyosun — toyosu — «пыль», «земля» [53, с. 44]. На этом основании он полагает, что иероглиф у в названии р. Ухоуцинь употреблен ошибочно вместо похожего на него иероглифа, имеющего чтение дао. В этом случае Ухоуцинь следует читать как Даохоуцинь, что фонетически близко к монгольскому тоуоsun.

57 См. коммент. 54 на с. 321.

Текст воспроизведен по изданию: Материалы по истории древних кочевых народов группы дунху. М. Наука. 1984

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.