Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

СЫМА ЦЯНЬ

ИСТОРИЧЕСКИЕ ЗАПИСКИ

ШИ ЦЗИ

ГЛАВА СОТАЯ

Цзи Бу, Луань Бу ле чжуань — Жизнеописание Цзи Бу и Луань Бу 1

Чусец Цзи Бу по своему духу был человеком благородным 2 и славился в царстве Чу. Сян Цзи поставил его управлять войсками, и он не раз ставил в затруднительное положение Хань-вана. Когда с Сян Юем было покончено, Гао-цзу объявил награду в тысячу золотых за поимку Цзи Бу, а всякого, кто осмелился бы его принять и спрятать, ждало наказание с истреблением родственников в трех коленах.

Цзи Бу укрылся в роду Чжоу в Пуяне 3. Глава рода Чжоу говорил [ему]: «Дом Хань настоятельно хочет получить за награду вашу голову. Военачальник, [они могут] проследить [вас] до нашего дома. Если вы в состоянии выслушать меня, я осмелюсь предложить вам план [действий]. Если этот план неприемлем, то я хотел, чтобы вы, прежде [чем что-нибудь случится], перерезали себе горло». Цзи Бу согласился поступить согласно предложенному плану. Тогда Бу обрили голову, надели железный ошейник, одели в грубую одежду, посадили в большую крытую повозку и вместе с несколькими десятками юных домашних рабов повезли в княжество Лу на продажу к Чжу Цзя 4. Чжу Цзя понял, что это Цзи Бу, но купил его и отправил [работать] на поля. Он предупредил своего сына: «Во время полевых работ слушайся этого раба, трапезничай непременно вместе с ним». А сам Чжу Цзя сел в легкую повозку и поехал в Лоян, где увиделся с Тэн-гуном Жуинь-хоу 5. Тэн-гун оставил Чжу Цзя у себя в гостях, и они вместе пировали несколько дней. Чжу спросил Тэн-гуна: «В каком большом преступлении виноват Цзи Бу, если государь так горячится с его поимкой?» Тэн-гун ответил: «Цзи Бу, служа Сян Юю, несколько раз ставил государя в трудное положение, государь возненавидел его, поэтому и стремится непременно схватить его». Чжу Цзя продолжал: «А на ваш взгляд, что за человек Цзи Бу?» Ответ был: «Это мудрый человек». Чжу Цзя сказал: «Каждый подданный служит своему господину; Цзи Бу служил [205] Сян Цзи — это была его обязанность, неужели можно уничтожать всех подданных рода Сян? Государь только-только завоевал Поднебесную и теперь, полагаясь лишь на личную неприязнь, повсюду ищет одного-единственного человека. Разве этим он не показывает Поднебесной свою узость? Кроме того, если сопоставить мудрость Цзи Бу и то, как настойчиво Хань преследует его, обладателя столь очевидных достоинств, то [станет ясно, что] ему остается лишь бежать на север к хусцам или на юг в Юэ. Такое преследование мужественного человека идет на пользу враждебным государствам. От него не больше толку, чем от того, что У Цзы-сюй отхлестал плетью [труп] Пин-вана 6. Почему бы вам, господин, при случае не рассказать об этом государю?» Жуинь-хоу Тэн-гун понимал, что Чжу Цзя — благородный человек, [он] догадался, что Цзи Бу скрывается в его домохозяйстве, [и] пообещал: «Ладно». Использовав удачный момент, он пересказал государю то, о чем толковал Чжу Цзя. Тогда государь помиловал Цзи Бу. В те времена большинство почтенных мужей считали Цзи Бу человеком, способным сочетать твердость с мягкостью 7. Чжу Цзя же из-за этих событий прославился в обществе. Цзи Бу был призван на аудиенцию, прощен и назначен ланчжуном.

В период правления Сяо Хуй[-ди он] стал чжунланцзяном. [Сюннуский] шаньюй посылал письма, порочащие императрицу Люй-хоу, проявляя непочтительность. Люй-хоу была сильно возмущена и собрала своих военачальников, чтобы посоветоваться. Старший военачальник Фань Куай заявил: «Дайте мне сто тысяч воинов, и я пройду [с ними] земли сюнну вдоль и поперек». Остальные военачальники, льстившие Люй-хоу, [поддержали его], сказав: «Правильно!» [Но] Цзи Бу заявил: «Фань Куай достоин казни! Ведь Гао-ди, имея под своим началом более четырехсот тысяч воинов, попал в трудное положение в Пинчэне. Как же Фань Куай намеревается сейчас со стотысячным войском пройти вдоль и поперек сюннуские земли? [Он] лжет вам в лицо, государыня! [В прошлом], когда Циньская империя воевала с хусцами, Чэнь Шэ и другие подняли восстание. Раны того времени до сих пор не залечены. Льстивые суждения Куая принесут Поднебесной лишь потрясения». В этот момент в дворцовом зале воцарилось смятение, императрица прервала прием и в дальнейшем не возвращалась к предложению наступать на сюнну.

Цзи Бу стал управителем области Хэдун 9. Во время [правления императора] Сяо Вэня кто-то из приближенных заговорил о [206] мудрости Цзи Бу, [и] Сяо Вэнь призвал [его], намереваясь поставить юйшидафу. Однако нашелся человек, который сказал о его храбрости и о том, что к нему лучше не подходить во время пира. [Поэтому, когда Цзи Бу] прибыл, его продержали месяц в подворье для приезжих, а на аудиенции предложили отправиться обратно. Тогда Цзи Бу сказал императору: «Я не имею особых заслуг, но все же пользовался вашим расположением; мне было поручено заниматься судебными делами в Хэдуне. Однако вы, Ваше величество, беспричинно призвали меня к себе, — видимо, кто-то из ваших подданных ввел вас в заблуждение. Сейчас я прибыл, но без каких-либо поручений отправлен обратно. Наверняка кто-то оклеветал меня. Получается, что когда какой-то человек хвалит меня Вашему величеству, вы меня призываете, а когда другой человек поносит меня, вы меня отсылаете. Я опасаюсь того, что рассудительные люди Поднебесной узнают об этом и сделают определенный вывод о Вашем величестве». Государь промолчал и, чувствуя неловкость, после долгой паузы сказал: «Хэдун — это как бы наши руки и ноги, поэтому я специально вас [назначил на этот пост]». Бу попрощался и уехал на место [прежней] службы.

Господин Цао Цю из Чу был бяньши. Он не раз бывал на содержании у властей предержащих; он прислуживал Чжао Туну 10 и другим знатным особам; был в дружеских отношениях с Доу Чан-цзюнем 11. Цзи Бу узнал об этом и послал письмо с предостережением Доу Чан-цзюню. В письме говорилось: «Я слышал, что господин Цао Цю — недостойный человек, не следует с ним поддерживать отношения». Потом Цао Цю собрался съездить к себе в Чу и пожелал получить рекомендательное письмо у Цзи Бу 12. Доу Чан-цзюнь сказал ему: «Военачальник Цзи не любит вас, я бы не советовал вам ездить к нему». Но тот настойчиво добивался получения письменной рекомендации и потом отправился [к нему], предварительно послав человека с письмом. Цзи Бу, конечно, очень рассердился и стал ждать Цао Цю. Когда Цао Цю прибыл, он со сложенными руками приветствовал Цзи Бу, сказав ему: «У чусцев есть такая поговорка: «Лучше получить одобрение у Цзи Бу, чем добыть сто цзиней золота». Каким образом вы, господин, завоевали такую репутацию в землях Лян и Чу? Я, как и вы, чусец. Путешествуя, я мог бы распространить вашу славу на всю Поднебесную, разве это не заслуживает внимания? Почему же вы отвергаете мои усилия?» Цзи Бу очень понравились [эти слова], [он] провел [Цао Цю] к себе, задержав на несколько месяцев, принимал его как важного [207] гостя и с почетом проводил. И в том, что имя Цзи Бу стало еще более известным, немалая заслуга Цао Цю.

Младшего брата Цзи Бу звали Цзи Синь. Он был известен в пределах застав как сильный духом человек. Почтительный и внимательный к людям, он был благородным храбрецом, и все мужи на тысячи ли вокруг были готовы идти с ним на смерть. Как-то [Цзи Синь] убил человека и бежал в княжество У, где скрылся у Юань Сы 13. Он относился к Юань Сы как к старшему, а к Сюй Гуань-фу и Цзи Фу — как к младшим братьям. Затем он сделался чжунсыма при дувэе Чжи Ду 14, который всегда относился к нему с должным почтением. Юные служаки часто действовали якобы от его имени. В то время и храбрость Цзи Синя, и добрая репутация [Цзи] Бу были широко известны в пределах застав.

Чуский военачальник Дин-гун был младшим братом матери Цзи Бу. Как-то Дин-гун, служивший Сян Юю, преследуя Гао-цзу, поставил его в трудное положение к западу от Пэнчэна. Их войска сошлись в рукопашной схватке, и Гао-цзу оказался в критической ситуации. Обратившись к Дин-гуну, [Гао-цзу] сказал: «Мы два мудрых правителя, зачем же нам вредить друг другу!» Тогда Дин-гун отвел войска, а Хань-ван вырвался из окружения и ушел. Когда же с Сян-ваном было покончено, Дин-гун прибыл представиться Гао-цзу. Гао-цзу показал Дин-гуна войскам со словами: «Дин-гун не был верным слугой Сян-вану, именно он способствовал потере Сян-ваном Поднебесной». После этого он казнил Дин-гуна с такими словами: «Пусть служивые последующих поколений не берут пример с Дин-гуна!»

Луань Бу был уроженцем [княжества] Лян. В самом начале, когда лянский ван Пэн Юэ еще был простолюдином, он дружил с Луань Бу. Из-за бедности и [иных] затруднений Бу стал наемным работником в [княжестве] Ци, где работал в винной лавке. Через несколько лет Пэн Юэ все бросил и стал разбойником в Цзюйе 15, а Луань Бу был схвачен неизвестными людьми и продан в рабство в [княжество] Янь. Но за то, что он сумел отомстить своему хозяину 16, яньский военачальник Цзан Ту поставил его дувэем. Позднее, когда Цзан Ту стал яньским ваном, он назначил Луань Бу военачальником. Когда же Цзан Ту восстал и ханьские войска нанесли удар по Янь, Бу был захвачен в плен. Лянский ван Пэн Юэ, узнав про это, попросил государя продать ему Бу, с тем чтобы назначить его лянским сановником. [208]

Когда Луань Бу был послан в [княжество] Ци и еще не вернулся оттуда, ханьский император призвал к себе Пэн Юэ, обвинил его в том, что он замыслил мятеж, истребил три ветви его рода, голову водрузил на шест в Лояне, [повесив рядом] эдикт, который гласил: «Всякий, кто посмеет предать голову земле или долго смотреть на нее, подлежит немедленному аресту». В это время Луань Бу возвращался из [княжества] Ци доложить о делах и очутился под головой Пэн Юэ, совершил ему жертвоприношение и оплакал его. Чиновники схватили [Луань] Бу, чтобы допросить и доложить наверх. Император призвал [Луань] Бу и, бранясь, сказал: «Ты что, вместе с Пэн Юэ замышлял бунт? Я запретил кому бы то ни было приближаться [к его голове], а ты совершил жертвоприношение и оплакал его! Ясно, что ты был с Пэн Юэ заодно. Сварить его живьем!» Когда Луань Бу схватили и подвели к кипящему котлу, он, вскинув голову, обратился [к императору]: «Позвольте сказать слово, прежде чем умру». Император спросил: «Какое еще слово?» Луань Бу сказал: «Когда вы, государь, оказались в трудном положении под Пэнчэном, потерпели поражение между Инъяном и Чэнгао, Сян-ван не смог двинуться на запад только потому, что Пэн-ван занимал лянские земли и в союзе с Хань затруднил действия чусцев. В этот момент все зависело от того, куда повернет Пэн Юэ: пойдет с Чу — Хань будет разбито, пойдет с Хань — будет разбито Чу. Кроме того, в битве под Гайся 17, если бы не участие Пэн Юэ, род Сян не погиб бы. Когда же Поднебесная была покорена, то вы вручили Пэн Юэ княжескую верительную бирку и пожаловали владение, чтобы его потомки владели им на протяжении десяти тысяч поколений. А ныне, когда вы, Ваше величество, пошли походом на Лян, Пэн Юэ из-за болезни не смог участвовать в этом походе, но вы заподозрили его в измене, хотя для этого не было никаких свидетельств; сделав из мухи слона, вы расправились с ним. Я опасаюсь, что ваши заслуженные чиновники почувствуют себя в опасности. Раз Пэн-ван мертв, лучше и мне умереть. Прошу приступить к казни». Тогда император отпустил Бу и назначил дувэем.

Во время [правления] Сяо Вэня [Луань Бу] стал сяном в княжестве Янь и дослужился до военачальника. Он говорил окружающим: «Только тот человек достойный, кто, находясь в бедности и стесненных обстоятельствах, не опозорил себя и не поступился своими убеждениями. Только тот человек достойный, кто, будучи богатым и знатным, [всегда] следует своим помыслам». И он [209] благодарил каждого, кто когда-либо сделал добро ему, и преследовал и устранял тех, кто вызывал его недовольство. Когда [княжества] У и Чу восстали, за военные заслуги [в их подавлении Бу] получил титул Юй-хоу и вновь был назначен сяном в Янь. В Янь и Ци установили жертвенники в честь Луань Бу, их так и назвали — Луань Бу шэ («жертвенники Луань Бу»).

На пятом году среднего [периода правления] Цзин-ди (145 г.) Луань Бу скончался. [Ему] наследовал сын Бэнь, который стал тайчаном, но так как жертвоприношения не соответствовали правилам, владение упразднили.

Я, тайшигун, скажу так.

Опираясь на [боевой] дух Сян Юя, Цзи Бу героически проявил себя в Чу: лично не раз разбивал армии, захватывал у противника знамена; его можно назвать мужественным воином. Будучи наказан, он стал рабом, но не покончил с собой. Что может быть хуже этого? Очевидно, он твердо верил в свои способности и потому, испытав позор, не стыдился, а хотел найти применение своим силам, не использованным в достаточной мере. Так в конце концов он стал известным ханьским военачальником.

Мудрый муж действительно ценит свою жизнь. Когда презренные людишки и рабы, переживая свой позор, кончают с собой, это не проявление мужества, они просто не видят возможности осуществить свои намерения и надежды. Луань Бу, оплакивая смерть Пэн Юэ, принимал смерть в кипятке как неизбежность, он воистину понимал свое место [в этом мире] и спокойно относился к собственной смерти. Разве [Луань Бу и Цзи Бу] уступали в чем-нибудь героическим мужам прошлого?!


Комментарии

1. Глава относится к категории хэ чжуань («парные жизнеописания») и посвящена двум не самым знаменитым деятелям периода становления династии Хань. Нам известен лишь один полный перевод главы на европейский язык — это английский перевод Б. Уотсона [Records, vol. I, с. 299-306]. Из переводов на современные восточные языки отметим перевод на байхуа Чэнь Фэйлуна [БХШЦ, т. III, с. 1373-1378], на японский — Отаке [ГГС, кн. 2, с. 281-288] и еще один перевод на байхуа [Ши цзи сюаньи, т. II, с. 443-457]. Фрагменты главы переводились Ю. Л. Кролем [Кроль, 1961, с. 144]. Как обычно, нами использовался весь имеющийся набор комментариев разных периодов.

2. В тексте стоит бином жэнься, который имеет следующий спектр значений «быть благородным», «иметь рыцарский дух», «быть самоотверженным», «защитник слабых и обиженных». Не случайно Б. Уотсон сопоставляет этот термин с английским redressor of wrongs — «человек, заглаживающий или отмщающий обиды» |Records, vol. I, с. 299], поясняя, что речь идет не только о своих, но и о чужих обидах.

3. Старинный вэйский уездный город Пуян находился на правом берегу Хуанхэ в ее нижнем течении (см. карту I, Б2), .т е. Цзи Бу переехал с юга, из царства Чу, на северо-восток.

4. Чжу Цзя — один из числа юся («странствующих героев или рыцарей»), известный своими благородными поступками. О нем подробнее см. гл. 124 Ши цзи [ШЦ, т. VI, с. 3187-2384].

5. Жуинь-хоу Ин был соратником Пэй-гуна на начальном этапе его борьбы за власть, служил у него старшим конюшим, получил титул Тэн-гун. Упоминается в гл. 9 [Истзап, т. II, с. 219], в гл. 95 и др.

6. О том, что У Цзы-сюй, раскопав могилу Пин-вана, отхлестал плетьми лежавший в ней труп, чтобы отомстить за зло, причиненное его семье, уже сообщалось (см. [Истзап, т. V, гл. 31, с. 35, т. VII, гл. 66, с. 60-61]). Эта история встречается в Гулян чжуань [ШСЦ, т. 35, гл. 19], в Люй-ши чунь-цю [Люйши чуньцю, с. 201] и в других источниках.

7. В характеристике Цзи Бу употреблена идиома цуй ган вэй жоу, дословно означающая «довести твердое до того, что оно становится мягким».

8. Шаньюй Маодунь, добившись ряда успехов на фронтах против Хань, возгордился и послал китайской императрице письмо с предложением заключить брачный союз (об этом см. гл. 110 данного тома). Отрывки из этого письма, бывшего под запретом в начале Ханьской империи из-за недопустимо развязного тона, осмелился опубликовать Бань Гу в Хань шу. В письме шаньюя были такие строки: «Вы, Ваше величество, сидите одна на престоле, а я, одинокий и возбужденный, не имею никого рядом. Обоим нам скучно, мы лишены того, чем могли бы потешить себя. Хотелось бы поменять то, что имею, на то, чего не имею». В ответе с отказом императрица писала: «Я стара летами, моя душа одряхлела, волосы и зубы выпали, походка утратила твердость» (см. [ХШ, кн. 11, гл. 94, с. 3754-3755, Таскин, 1968, с. 138-139]).

9. Область Хэдун располагалась на левом берегу Хуанхэ, до поворота на восток у горы Хуашань (см. карту I, A2, Б2).

10. Как явствует из гл. 101, Чжао Тун был евнухом царского двора. Его подлинное имя Тань, но тождество с именем отца Сыма Цяня — Сыма Таня вынудило историка, по условиям существовавшего тогда закона табуирования, заменить его на Тун.

11. Доу Чан-цзюнь был старшим братом императрицы Доу — матери императора Цзин-ди (см. [Истзап, т. VI, гл. 49, с. 167]) и, следовательно, приходился родным дядей царствовавшему государю.

12. Видимо, к этому времени Цзи Бу уже был переведен в Чу.

13. Сы — прозвище Юань Ана, о нем см. гл. 101.

14. О Чжи Ду рассказывается в гл. 122 «Жизнеописания жестоких чиновников» [ШЦ, т .VI, с. 3132-3134].

15. Местность Цзюйе находилась к северо-востоку от одноименного уездного центра совр. пров. Шаньдун.

16. Обстоятельства и причины мести не разъясняются ни в Ши цзи, ни в Хань шу. Остается предположить, что месть была вызвана жестоким обращением рабовладельца.

17. В битве под Гайся в 202 г. Сян-ван потерпел окончательное поражение (см. [Истзап, т. II, гл. 7, с. 151-153]).

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.