Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

СЫМА ЦЯНЬ

ИСТОРИЧЕСКИЕ ЗАПИСКИ

ШИ ЦЗИ

ГЛАВА ВОСЕМЬДЕСЯТ ВТОРАЯ

Тянь Дань ле чжуань-Жизнеописание Тянь Даня 1

Тянь Дань был одним из многих сородичей клана Тянь в Ци 2. Во время [правления] циского Минь-вана Дань прислуживал начальнику рынка в городе Линьцзы. Глубокими знаниями он не выделялся.

Когда яньский правитель послал Юэ И против циской армии, циский Минь-ван был вынужден бежать 3 и в конце концов обосновался в городе Цзюй 4. После того как командующий яньскими силами умиротворил земли Ци, Тянь Дань перебрался в Аньпин. Он велел своим родичам обрубить концы длинных осей на повозках и надеть на них железные колпаки; когда же яньские войска напали на Аньпин и городские стены были разрушены, цисцы бежали, борясь за место на дороге, и длинные оси их повозок ломались; так они попадали в плен к яньцам. Спастись удалось только родичам Тянь Даня-благодаря тому, что они надели на концы осей железные колпаки. Двигаясь на восток, они обосновались в Цзимо. В это время яньцы захватили почти все циские города, не сдались лишь Цзюй и Цзимо. Узнав о том, что циский ван пребывает в Цзюе, яньцы собрали свои силы и атаковали Цзюй. Но даже когда Нао Чи убил Минь-вана в Цзюе, город не переставал крепить свою оборону, отражать натиск яньских войск и не сдавался несколько лет. Яньцы двинули войска далее на восток и окружили Цзимо. Цзимоские старшие чины вышли на встречный бой, но были разбиты и погибли. Жители города стали выдвигать Тянь Даня, говоря: «Во время битвы за Аньпин все члены рода Тянь Даня спаслись с помощью железных колпаков на осях; он хорошо разбирается в военном искусстве». И его поставили командовать войсками. В результате атаку яньцев на Цзимо удалось отразить.

Через какое-то время умер яньский Чжао-ван, и на княжеский престол взошел Хуэй-ван 5 (278 г.). У него возникли трения с Юэ И. Узнав про это, Тянь Дань тайно послал своего человека в Янь распустить такой слух: «Циский ван уже погиб, из циских городов не захвачены только два. Юэ И боится, что будет казнен, и не [263] решается вернуться. Он заработал себе имя походом на Ци, но это лишь предлог; фактически он стремится, соединив все войска, сесть лицом к югу и стать правителем Ци. Жители Ци пока не поддерживают его, и поэтому он затягивает дело со взятием Цзимо, чтобы добиться осуществления своего замысла. Цисцы опасаются одного-как бы не прибыл другой военачальник на его место, ибо тогда Цзимо будет разрушен». Яньский ван поверил этому навету и послал Ци Цзе сменить Юэ И.

Юэ И вернулся в Чжао, но в яньской армии среди командиров и солдат воцарилось неудовольствие 6. Вслед за тем Тянь День приказал всем обитателям города при каждой трапезе непременно приносить жертвы в храме предков. Птицы, слетевшиеся со всех сторон, стали парить над городом и спускаться есть на землю. Яньцы очень дивились этому. Тогда Тянь Дань распустил такой слух: «Это духи прибыли, чтобы наставить меня». И объявил жителям города: «Должен найтись святой человек, который станет моим наставником». Тогда нашелся один воин, который спросил: «Может, я смогу быть таким наставником?»-и тут же повернулся спиной и вышел. Тянь Дань встал, вернул этого человека, посадил его рядом лицом к востоку и стал служить ему как наставнику. Этот воин сказал: «Я обманул вас, господин; честно говоря, у меня нет никаких способностей». Тянь Дань сказал: «А вы [просто] храните молчание». И стал почитать его как наставника. На каждом приеме, связанный своим обязательством, он всегда именовал его учителем. Затем он пустил такой слух: «Я боюсь того, что яньские войска отрежут носы пленным циским воинам и, поместив их в передние шеренги, вступят с нами в бой; тогда Цзимо погибнет». До яньцев дошел этот слух, и они стали поступать именно так. Жители города, обнаружив, что у всех пленных цисцев отрезают носы, ожесточились и еще более укрепили оборону, боясь лишь одного-попасть в плен. Тянь Дань через своих лазутчиков распространил еще и такой слух: «Я боюсь, что яньцы раскопают наши могилы за чертой города и опозорят наших предков. От этого холодеет сердце». Яньские воины [и в самом деле] раскопали все захоронения и сожгли трупы. Жители Цзимо видели все это со своих стен и плакали, все они рвались в бой, гнев их становился все сильнее.

Тянь Дань понял, что теперь его воины готовы к бою. Он обзавелся доской и заступом 7, желая делить тяготы с воинами, [а своих] жен и наложниц послал в войска, чтобы они раздали там всю еду и питье. [Тянь Дань] приказал латникам спрятаться, а старым и слабым, женщинам и детям-подняться на городские стены [265] и одновременно послал человека договариваться с яньским военачальником о сдаче города. Яньские солдаты, узнав про это, кричали: «Ваньсуй!» А Тянь Дань стал собирать у населения золото. Собрав тысячу и, [он] тут же поручил главам богатых семей из Цзимо передать золото яньскому военачальнику с такими словами: «Если Цзимо и капитулирует, то мы хотели бы, чтобы наши родные, жены и наложницы не попали в плен и не подверглись насилию, чтобы никто их не тронул». Яньский военачальник весьма обрадовался и выразил свое согласие. Яньские войска с этого момента все больше ослабляли свою боевую готовность.

А Тянь Дань тем временем собрал в городе более тысячи быков, на них надели темно-красные шелковые попоны с вышитыми разноцветными узорами в виде драконов, к рогам привязали острые лезвия мечей, к хвостам прикрепили вязанки смазанного салом тростника и подожгли их, в крепостных стенах пробили несколько десятков проходов и ночью выпустили этих быков. Вслед за животными двигалось 5 тысяч отборных воинов. Когда быкам стало жечь хвосты, они рассвирепели и бросились на яньское воинство. В результате среди ночи яньские войска были охвачены паникой. Огни, горевшие на бычьих хвостах, отбрасывали ослепляющий свет, и яньским воинам [быки] казались драконами. От их рогов [яньцы] погибали или получали ранения. А 5 тысяч воинов, которые следовали за животными, держа во рту палочки, [чтобы не проронить ни звука], тоже ударили по яньцам. В это время оставшееся в городе население стало стучать и греметь, и стар и млад били в медную утварь, создавая страшный шум, сотрясавший небо и землю. Яньских воинов охватила паника, и они бежали. Цисцы преследовали их и убили яньского военачальника Ци Цзе. В яньской армии воцарились беспорядок и суматоха; она начала отступать. Циские воины стали преследовать яньцев и погнали их на север. Города и села, к которым подходили наступавшие, восставали против Янь и переходили на сторону Тянь Даня. Воинов у него становилось все больше. Из-за побед Тянь Даня княжество Янь с каждым днем слабело и приближалось к гибели, его войска в конце концов оказались на берегах Хуанхэ, а 70 с лишним городов, утраченных ранее Ци, вновь вернулись под власть его правителя. Затем Тянь Дань приветствовал Сян-вана в Цзюй, ввел его в Линьцзы и передал ему бразды правления. Сян-ван пожаловал ему титул Аньпин-цзюнь 8.

Я, тайшигун, скажу так 9.

На войне действуют по правилам, но побеждают маневром. Владеющий этим искусством использует неисчислимое [266] количество приемов. Бой по правилам и маневр неразрывно связаны, подобно не имеющему разрыва яшмовому кольцу 10. Так, в начале это невинная девушка, и враг отворяет двери, а потом это заяц, спасающийся от погони, и враг не успевает дать отпор. Не о Тянь Дане ли это сказано?

В прошлом, когда Нао Чи убил Минь-вана, жители Цзюя стали искать сына Минь-вана-Фа Чжана и нашли его в семье тайши Цзяо 11, где он ухаживал за садом. Дочь Цзяо жалела его и хорошо относилась к нему. Впоследствии Фа Чжан признался девушке в своих чувствах, и она сошлась с ним. Когда же жители Цзюя поставили Фа Чжана циским ваном, а Цзюй оказал сопротивление яньцам, дочь из рода тайши стала княгиней и именовалась цзюньванхоу.

Когда в самом начале вторжения яньских войск в Ци стало известно о мудреце Ван Чу, проживавшем в Хуаи 12, то по армии был отдан такой приказ: «Остановиться, не доходя 30 ли до Хуаи, и в него не входить»,- потому что там пребывал Ван Чу. А потом послали человека к Ван Чу сказать: «Цисцы высоко ценят вашу справедливость, поэтому мы предлагаем вам стать военачальником и готовы пожаловать вам 10 тысяч дворов». Чу решительно отказался. Яньский посланник сказал ему: «Если вы откажетесь, то мы бросим против вас все свои силы 13 и перережем всех в Хуаи». Ван Чу ответил: «Преданный чиновник не служит двум правителям, у целомудренной женщины не бывает второго мужа. Поскольку циский ван не слушал моих наставлений, я ушел со службы и занялся земледелием. Если мое княжество будет разбито и погибнет, я не смогу больше жить. Сейчас вы военной силой пытаетесь принудить меня стать вашим военачальником; согласиться на это- все равно что помогать тирану Цзе бесчинствовать. Чем жить, не соблюдая своего долга, лучше уж быть заживо сваренным в кипятке». И он тут же повесился на ветке дерева. Когда бежавшие из Ци сановники узнали про это, они сказали: «Ван Чу-простолюдин, но чувство долга не позволило ему сесть лицом к северу при дворе в Янь. Что же говорить о имеющих высокие посты и получающих содержание!» Все вместе они отправились в Цзюй на поиски наследника и поставили на престол Сян-вана.


Комментарии

1. Глава посвящена Тянь Даню-военному и политическому деятелю княжества Ци в 280-260-х годах (возможное чтение имени-Тянь Шань, но не Тянь Тань, как было принято нами при переводе гл. 34-Истзап, т. V, с. 89, 90, 328). Анализ текста показывает, что Тянь Дань попал в Ле чжуань не столько из-за славы освободителя Ци от явно пережившей себя яньской гегемонии (284-279 гг.), сколько из-за поразивших современников военных хитростей Тянь Даня, его мастерства провокации и дезинформации противника. Эти качества позволили ему силами гарнизона одного городка одержать сначала тактическую, а затем и стратегическую победу над яньской армией. Дальнейший жизненный путь героя главы показался Сына Цяню настолько неинтересным, что ни военные его успехи, ни даже занятие им должности сяна в Чжао в 264 г. (если верить тексту гл. 43-Истзап, т. VI, с. 75) никак здесь не отражены.

Существует несколько переводов главы, в том числе на немецкий-Ф. Йегера [158, с. 108-115] и на английский Ф. Кирмэна [159, с. 37-40]. В последнее десятилетие опубликован ряд переводов на совр. восточные языки: на японский-Отаке [252, кн. 2, с. 17-21], на байхуа-Ван Босяна [220, с. 338-348]. При работе над главой использовался также корпус важнейших комментариев- Такигавы, Мидзусавы, Лян Юй-шэна, Цуй Ши и других исследователей.

2. Род Тянь сыграл важную роль в истории княжеского дома Ци и после 379 г. захватил власть над всем княжеством (см.: Истзап, т. V, гл. 32, с. 58-63).

3. За этой невыразительной и неточной фразой стоит разгром мощной циской армии в 285 г. объединенными силами всех остальных княжеств: Вэй, Хань, Цинь, Чжао, Чу и Янь. Итоги этой кампании серьезно сказались на балансе сил в Поднебесной и в перспективе хорошо послужили циньским интересам.

4. Существовало, как минимум, два Цзюя. Один (южный) в период Чуньцю был центром владения Цзюй, затем перешел под власть княжества Ци. Другой располагался значительно ближе к Линьцзы, в 50 км к востоку. Ван Босян безоговорочно отнес события к южному Цзюю (см. карту-схему 4 и карту 1). Однако в тексте сказано, что, сняв осаду Цзюя, яньцы «двинулись далее на восток и окружили Цзимо». Такое движение возможно лишь от другого, «ближнего», Цзюя.

5. Яньский Хуэй-ван правил в 278-272 гг.

6. Эпизод с успешной циской провокацией целиком помещен в энциклопедии Тайпин юй-лань [261, т. 2, с. 1348-1349], причем дана отсылка на Чжаньго цэ. Такигава отметил, что в совр. тексте Чжаньго цэ этот эпизод отсутствует; очевидно, он существовал в более ранних списках памятника [262, т. VIII, с. 3997].

7. Словосочетание баньча включает в себя два понятия: бань — доски, применяемые при постройке городских защитных стен, и ча-лопата или заступ для засыпки этих стен землей.

8. Циский Сян-ван Фа Чжан, согласно Бяо (Истзап, т. III), правил в 283-265 гг. Владение Тянь Даня Аньпин находилось недалеко от Линьцзы (см. карту-схему 4).

9. Структура эпилога нестандартна и состоит из собственно эпилога (1-й абзац) и двух фрагментов, не имеющих прямого отношения к главе.

10. Начало эпилога главы касается военной тактики, умения использовать в войне нестандартные приемы, как это умел делать Тянь Дань (взять хотя бы случай с использованием в атаке стада быков). Эти положения заимствованы Сына Цянем из военного трактата Сунь-цзы (см.: ЧЦЦЧ, т. VI, гл. 5, с. 68-70). Н.И.Конрад аналогичное место в Сунь-цзы перевел так: «Действий в сражении всего только два-правильный бой и маневр, но изменений в правильном бое и маневре всех и исчислить невозможно» [83, с. 31].

11. К сожалению, при публикации гл. 46 этот персонаж ошибочно назван Яо (Истзап, т. VI, с. 122, 123, 321, 444).

12. Хуан-селение в 15 км северо-западнее Линьцзы.

13. В тексте — сань-цзюнь — «три армии», что отражает типичную схему построения войск по фронту (левый, центральный и правый отряды). Здесь употреблено в значении всей мощи вооруженных сил.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.