Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

СЫМА ЦЯНЬ

ИСТОРИЧЕСКИЕ ЗАПИСКИ

ШИ ЦЗИ

ГЛАВА СЕМЬДЕСЯТ ЧЕТВЕРТАЯ

Мэн-цзы, Сюнь Цин ле чжуань- Жизнеописание Мэн-цзы и Сюнь Цина 1

[Я], тайшигун, скажу так.

Я читал книгу Мэн-цзы 2. Когда доходил до того места, где лянский (вэйский) Хуэй-ван спрашивал [Мэн-цзы]: «Как добиться выгод для нашего княжества?» 3-я откладывал книгу и, [с грустью] вздохнув, говорил: «Увы! Выгода-это поистине начало смуты!» Учитель (Конфуций) редко рассуждал о выгоде, всегда противился стремлению к ней. Поэтому говорил: «[Когда] действуют, исходя из выгоды, то множат злобу» 4. Этому подвержен любой-и Сын Неба, и простолюдин. Разве для них беды от любви к выгоде в чем-либо отличаются?

Мэн Кэ, родом из Цзоу 5, был последователем Цзы Сы 6. Овладев основами учения, он отправился служить к цискому Сюань-вану, но Сюань-ван не смог найти ему применения. [Тогда Мэн-цзы] отправился в Лян (Большое Вэй). Лянский Хуэй-ван не внял его словам, поскольку счел его поучения слишком отвлеченными и оторванными от реальных дел.

В это время в Цинь применяли [советы] Шан-цзюня, [и] царство стало богатым, а армия-сильной. В Чу и Вэй применялись [советы] У Ци, [и] были одержаны победы, а противник ослаблен. Циские Вэй-ван и Сюань-ван применяли [советы] последователей Сунь-цзы и Тянь Цзи 7, и чжухоу стали ездить на восток, чтобы лично представиться правителю Ци. В это время в Поднебесной присоединялись [то к союзу] хэцзун, [то]-ляньхэн, считая наивысшей мудростью войну и захваты. А Мэн Кэ рассказывал о [добродетелях] Тана, Юя и правителей трех династий 8. Потому он и не нашел общего языка [с правителями]. И он отошел от дел и начал совместно с Вань Чжаном и другими учениками приводить в порядок Шицзин и Шуцзин, толковать идеи Конфуция. [Он] составил книгу Мэн-цзы в семи главах. А после него были такие, как философ Цзоу [Янь] 9.

В княжестве Ци жили три мужа Цзоу: из них старшим был Цзоу Цзи, который игрой на цитре понравился Вэй-вану и был [169] допущен к делам управления княжеством и пожалован титулом Чэн-хоу, получив печать циского сяна. Он был старше Мэн-цзы.

Следующий-Цзоу Янь, который был моложе Мэн-цзы. Цзоу Янь видел, что правители государств все больше роскошествуют и становятся распущенными, не в силах превыше всего поставить добродетель. Ведь если правитель сам следует высоким принципам, то это воздействует и на простой народ. Тогда [Цзоу Янь] глубоко задумался о подъеме и упадке сил ян и инь, вник в превратности всех перемен, составил главы Дашэн, Чжун ши и другие, содержащие более 100 тысяч знаков 10.

Его речи были широкими и неканоническими, он исследовал [что-нибудь] малое, а затем распространял [наблюдения] на крупные явления, доходя до бескрайне далекого. [Цзоу Янь] начинал изложение с настоящего времени и шел в глубь веков вплоть до Хуан-ди, говоря об известных-для ученых-вещах. [Цзоу Янь] в общем и целом связал века в чередовании их расцветов и падений, исходя из этого поместил в книге описание благовещих знамений и недобрых предвестий, принятые правила и установления. Шаг за шагом удаляясь [во времени, он] в конечном счете доходил до самых истоков [жизни], когда Небо и Земля еще не появились и царил глубокий мрак, которому нельзя было найти исток.

Сначала [Цзоу Янь] перечислил знаменитые горы и великие реки Срединных княжеств, горные долины и проходы, зверей и птиц, все, что порождали вода и земля, все чудесное и редкостное в мире вещей. Затем, идя вширь, он дошел до заморских земель, которые люди не могли видеть. Он говорил, что с того времени, как Небо и Земля раскрылись и разделились, пять добродетелей-стихийных сил меняются в вечном круговороте, каждое управление [в Поднебесной] имеет свое соответствие, и таким образом все взаимно соотнесено.

Он считал, что [место], называемое конфуцианцами Срединными княжествами, занимает лишь 1/81 всей Поднебесной 11. Срединные княжества называются [также] Чисянь шэньчжоу 12. В самих Золотых уездах и священных округах насчитывалось девять областей. Это те девять областей, которые учредил Великий Юй, но их не следует принимать за [полное] число областей [на земле]. Так же как существует девять частей в Золотых уездах и священных округах, так и вне Срединных княжеств тоже имеются девять областей. И их окружают небольшие моря, так что люди, птицы и дикие животные [каждой из них] не могут сообщаться друг с другом. Каждая такая [обособленная] область и есть чжоу. Все эти девять чжоу окружены огромным Морем-океаном, [а за ним] [170] Небо сходится с Землей. Вот какого рода было его учение 13.

Однако если обратиться к сути его учения, то непременно утвердишься в человеколюбии, справедливости, нравственном долге и скромности, в осуществлении надлежащих отношений между правителем и подданными, высшими и низшими, между всеми родственниками 14, хотя [сказанное] вначале как бы не связано со всем этим. Когда ваны, гуны и крупные сановники, впервые познакомились с учением Цзоу Яня, [они] были поражены и задумались об изменении [своего подхода] к жизни. Но потом они оказались не в состоянии это осуществить.

В связи с этим Цзоу-цзы очень ценили в Ци. Когда [философ] прибыл в Лян, то лянский Хуэй-ван встретил его в окрестностях столицы с соблюдением этикета, установленного для приема гостя хозяином. Когда [он] прибыл в Чжао, то Пинъюань-цзюнь сопровождал его, идя сбоку дорожки, [а на приеме] поправлял его циновку. Когда [он] прибыл в Янь, то яньский Чжао-ван, взяв в руки метелку, расчистил перед ним дорогу и просил дозволения занять место среди его учеников, чтобы принять учение. [Ван] построил для Цзоу Яня дворец Цзешигун и лично ходил к нему туда за наставлениями. Там Цзоу Янь составил [книгу] Чжу юнь. И разве можно сопоставить почет, которым пользовался [Цзоу Янь] при дворах чжухоу, тот церемониал, который они соблюдали во время его поездок, с лишениями, которые претерпел Чжун-ни (Конфуций) в княжествах Чэнь и Цай, и теми трудностями, с которыми столкнулся Мэн Кэ в Ци и Лян!

Опираясь на человеколюбие и справедливость, [чжоуский] У-ван покарал Чжоу [Синя] и стал править Поднебесной; Бо И умер от голода, но не стал есть чжоуский хлеб. Когда вэйский Лин-гун спросил Конфуция о боевых действиях, Конфуций ушел от ответа 15. Когда лянский Хуэй-ван вознамерился напасть на Чжао, Мэн Кэ призвал Великого вана покинуть Фэнь 16. [Эти люди] не поддакивали окружающим, чтобы как-нибудь поладить с ними. Разве можно загнать квадратный штырь в круглое отверстие?!

Рассказывают, что И Инь таскал на себе сосуды дин, чтобы [затем] побудить [иньского Чэн] Тана стать валом. Байли Си кормил буйволов у [господской] повозки, и [потом] благодаря [ему] циньский Му-гун стал гегемоном 17. Эти люди сначала налаживали отношения, а уже потом выводили на Великий Путь. Суждения Цзоу Яня были неординарны, и нет ли [в его истории] сходства с [кормлением] буйволов [и переноской] сосудов дин?

Начиная с Цзоу Яня и до таких учителей школы цзися 18 в княжестве Ци, как Чуньюй Кунь, Шэнь Дао, Хуань Юань, [171] Цзе-цзы, Тянь Пянь, Цзоу Ши 19, все с целью воздействия на правителей писали сочинения, в которых толковались вопросы наведения порядка. Разве о них расскажешь все!

Цисец Чуньюй Кунь обладал обширными познаниями и прекрасной памятью, но в его учении не было цельности. В наставлениях [правителям] он тщился превзойти Янь Ина, но, наблюдая многообразие явлений, старался вникнуть и в [скрытый] смысл происходящего. Как-то один приезжий гость представил Куня лянскому Хуэй-вану. Хуэй-ван дважды удалял приближенных и оставался с ним наедине, но Кунь так ничего и не сказал. Хуэй-ван удивился этому и [позднее] тактично заметил гостю: «Вы говорили, что учитель Чуньюй превосходит [и] Гуань [Чжуна, и] Янь [Ина]. Когда же я его принял, [то] ничего [в результате] не получил. В чем дело? Неужели я недостоин того, чтобы со мной беседовать?» [Пришлый] гость сообщил [об этом разговоре] Куню. Кунь сказал: «Все правильно. Когда я был принят ваном в первый раз, все его помыслы были о скачках и охоте; когда потом я был принят еще раз, помыслы вана были сосредоточены на музыке, потому я и промолчал». Обо всем этом гость доложил Хуэй-вану. Ван сильно удивился и сказал: «О, учитель Чуньюй поистине мудр! Когда он приходил в первый раз, мне [как раз] поднесли прекрасного коня. Я не успел его посмотреть, а пришел учитель. Когда учитель пришел в следующий раз, мне представляли певцов. Я не успел их послушать, как появился учитель. Хотя я и удалил всех [придворных], но сознание мое было отвлечено. [Действительно] было так!» После этого ван встретился с Чуньюй Кунем и они беседовали подряд три дня и три ночи, не чувствуя усталости. Хуэй-ван хотел, чтобы Кунь занял пост цина или сяна, но Кунь поблагодарил и попросил разрешения удалиться. Тогда ван подарил ему дорогую повозку и четверку скакунов, связку шелка с ритуальными яшмовыми предметами и 100 слитков золота. До конца своих дней Кунь так и не служил.

Шэнь Дао был чжаосцем, Тянь Пянь, Цзе-цзы были цисцами, Хуань Юань был родом из Чу, все они изучали принципы Дао и дэ согласно [школе] Хуана и Лао, развили и упорядочили ее основные идеи. Шэнь Дао написал труд в 12 главах, Хуань Юань составил труд из двух частей, Тянь Пянь, Цзе-цзы и другие-все имели свои сочинения.

Цзоу Ши относился к циским представителям рода Цзоу, он часто пользовался идеями Цзоу Яня в своих сочинениях.

Тогдашнему цискому вану [все] это нравилось. Он всем, начиная с Чуньюй Куня, дал почетные титулы, построил им в самом [172] центре столицы роскошные палаты и проявлял к ним глубокое уважение. Так он давал понять чжухоу и путешествующим мужам, что в Ци умеют ценить мудрецов со всей Поднебесной.

Сюнь Цин 20 был родом из княжества Чжао. В возрасте 50 лет он начал проповедовать свои идеи в Ци. Учение Цзоу Яня было отвлеченным и теоретичным; тексты [Цзоу] Ши были совершенны, но [предлагаемое в них] трудно осуществимо; общение с Чуньюй Кунем давало возможность услышать добрые речи. Поэтому цисцы, восхваляя [всех их], говорили: «Рассуждения о Небе-[это Цзоу] Янь, изысканность стиля-[это Цзоу] Ши, бальзам для души-[это] Чуньюй Кунь».

Ученые из группы Тянь Пяня [к тому времени] уже умерли. Во времена циского Сян-вана самым почитаемым наставником был Сюнь Цин. В это время в Ци [как раз] восполняли недостаток среди высокочтимых дафу, и Сюнь Цин благодаря этому трижды совершал обряд подношения вина [духам предков] 21. Затем кто-то из цисцев оклеветал Сюнь Цина, и тот уехал в Чу, где Чуньшэнь-цзюнь 22 назначил его начальником уезда Ланьлин 23. После смерти Чуньшэнь-цзюня Сюнь Цин был уволен в отставку и поселился с семьей в Ланьлине.

Ли Сы 24 был его учеником, а после стал циньским сяном. Сюнь Цин болезненно относился к политике смутного времени, когда непрерывно появлялись правители-смутьяны и гибли государства; [когда] не следовали Великому Пути, но занимались лишь знахарством и молениями, верили в дурные и добрые предзнаменования, [когда] недостойные ученые погрязли в мелочах, а люди, вроде Чжуан Чжоу занимались словоблудием и порчей нравов 25. [Сюнь Цин] умел выделить лучшее и [указать на] промахи у конфуцианцев, моистов и даодэ. Он умер 26, оставив труды в несколько десятков тысяч иероглифов. Похоронен в Ланьлине.

В Чжао был также Гунсунь Лун 27, [который] рассуждал о твердости и белизне, об общем и особенном. Остались также суждения Цзюй-цзы 28. В Вэй жил Ли Куй, который учил тому, как использовать все силы земли 29. В Чу жили Ши-цзы и Чан Лу 30. В [циском] Э 31, жил Сюй-цзы 32. Книги [философов] от Мэн-цзы до Сюй-цзы сейчас есть у многих, поэтому писать о них не буду.

Что касается Мо 33, то он был сановником в Сун, превосходно знал, как оборонять города и защищаться от врагов, ратовал за экономию. Некоторые говорят, что [он] жил в одно время с Конфуцием, другие считают, что после него.


Комментарии

1. В названии главы фигурируют лишь два имени, хотя эти имена лишь отчасти отражают ее содержание. Фактически она представляет собой несистематизированный набросок истории китайской философии в IV-III вв. до н.э., данной через краткие биографические очерки более чем десяти древнекитайских мыслителей.

Особенностью главы является инверсия так называемого эпилога, т.е. историко-философского резюме, которым Сыма Цянь обычно заканчивает свои главы («Я, тайшигун, скажу так»). Такого рода инверсии встречались и в некоторых других главах Ши цзи (16, 18, 23, 24, 49), и потому оценка характера подобных отклонений в композиции требует специального анализа. Пока кратко отметим, что вынос эпилога в начало текста в главах 23 и 24 (раздел Шу — «Трактаты»), скорее всего, результат деятельности интерполяторов, а в главах 16 и 18 (раздел Бяо — «Таблицы») логично вытекает из самой структуры текста. Здесь же, как и в гл. 61, инверсия эпилога выглядит ошибкой переписчика.

Существуют следующие полные или частичные переводы главы: на английским – Фэн Ю-ланя и Д. Бодде [153, с.76, 107, 132, 159-161, 279] и Дж. Нидема [176, с. 232-236]; на немецкий — А. Форке [135, с. 505]; на совр. японский язык — Отаке [252, Ле чжуань, кн. 1, с. 184-190]; на байхуа-Хуан Цинсюаня [218, т. 2, с. 1043-1049].

2. Выдающийся древнекитайский философ Мэн-цзы (Мэн Кэ) (372-289 гг.) относился к представителям конфуцианской школы. Приписываемый ему труд Мэн-цзы содержит в нынешнем виде 14 глав — цзюаней (см.: ЧЦЦЧ, т. I, с. 1-610). Поскольку Сыма Цянь далее указывает, что его книга содержала всего 7 глав, а в Хань шу говорится уже об 11 главах [219, кн. 6, гл. 30, с. 1725], можно сделать вывод, что над текстом работали и последователи философа. О различных точках зрения по проблеме авторства Мэн-цзы см. [10, с. 139-140].

3. Цитата из Мэн-цзы (ЧЦЦЧ, т. I, гл. 1, с. 21). Запись о прибытии философа в Вэй и этой беседе с Хуэй-ваном значится там под 336 г., что совпадает с текстом Ши цзи (раздел Бяо) (см.: Истзап, т. III, с. 274).

4. Цитата из Лунь юя (ЧЦЦЧ, т. I, с. 80).

5. Цзоу — владение и город, располагавшиеся к югу от луской столицы Цюйфу (см. карту 1).

6. Цзы Сы по имени Цзи — известный философ-конфуцианец V в. до н.э. Считается внуком Конфуция (см.: Истзап, т. VI, с. 150). Ему приписывается канонический трактат, Чжун-юн, состоящий из 23 глав (см. [219, гл. 30]).

7. Жизнеописания Шан-цзюня, У Ци и Сунь-цзы см. в гл. 65 и 68. Тянь Цзи — циский военачальник и политический деятель, соратник Сунь-цзы.

8. Тан-шанский (иньский) правитель Чэн Тан (см.: Истзап, т. I, гл. 2). Три династии — Ся, Инь и Чжоу.

9. Цзоу Яня (336-280 гг.) относят к представителям философской школы цзися (см. [10, с. 162]), а в курсе истории китайской философии — к натурфилософам (иньянцзя) (см. [21, с. 418; 29, с. 40]). Данная фраза может быть истолкована двояко: 1) школа Цзоу Яня возникла уже после ухода из жизни Мэн-цзы; 2) Цзоу Янь и его школа были преемниками философских идей Мэн-цзы. Лексика и построение фразы скорее предполагают первый вариант.

10. В библиографической гл. 30 Хань шу упоминается сочинение Цзоу Яня в 49 главах, причем в пояснении сказано, что он жил в Ци, был учителем яньского Чжао-вана, принимал участие в деятельности школы («академии») цзися. Названо еще одно сочинение Цзоу Яня — Чжун ши («Конец и начало») в 56 главах (см. [209кн. 6, с. 1735]), у Сыма Цяня оно фигурирует как одна глава. Сочинения Цзоу Яня до нас не дошли, но в ханьское время они, очевидно, были известны, о чем говорит и небольшая глава Яньтелунь о Цзоу Яне (см. [270, с. 94]).

11. Неясно, на чем, кроме кратности цифре «9», основывался в своих расчетах Цзоу Янь. Площадь китайских княжеств в тот период (вместе с варварской периферией) составляла порядка 4 млн. км 2, т.е. приблизительно 1/120 земной поверхности или 1/35 часть суши. Шарообразность Земли была неведома Цзоу Яню (см. ниже, примеч. 13). Но несмотря на явно фантастические элементы в нарисованной им картине мира, несомненны широта его географического подхода, способность к экстраполяции и смелый отказ ограничить ойкумену известными в тот период землями. Последнее послужило, видимо, главной причиной резкой критики со стороны ряда ханьских авторов, называвших его построения «выдумкой, явным заблуждением».

Среди критиков и Хуань Куань (см.: ЧЦЦЧ, т. VII, с. 54-55) и философ-материалист Ван Чуй (см.: ЧЦЦЧ, т. VII, с. 105-106).

12. Чисянь шэньчжоу («Золотые уезды и священные округа») — образное название Китая с эпохи Чжоу.

13. В этих построениях можно, при желании, увидеть реальные континенты и Мировой океан, если бы не плоскостное изображение и огорчительная зависимость от магического числа «9».

14. В тексте — лю цинь («шесть родственников»). Об этом термине см. примеч. 10 к гл. 62.

15. Эта беседа вэйского Лин-гуна с Конфуцием нашла отражение в гл. 18 Лунь юя (ЧЦЦЧ, т. I, с. 331), причем там Конфуций сослался на то, что он вообще не изучал военное дело. Это же место воспроизведено в гл. 47 Ши цзи (Истзап, т. VI, с. 139).

16. Фэнь находился на территории совр. пров. Шэньси [301, с. 420], в поздней Хань — на землях уезда Цисянь; по Отаке, — к западу от Гоун [252, с. 186]. Комментаторы отмечают, что у Сыма Цяня Мэн-цзы дает совет лянскому Хуэй-вану, тогда как в трактате Мэн-цзы философ говорил о том же с Тэн Вэнь-гуном (см.: ЧЦЦЧ, т. I, с. 97). Смысл совета Мэй Кэ не вполне ясен. Однако, учитывая его «антивоенную» (как и у Конфуция) позицию и общий контекст всего абзаца — принципиальность против конформизма, — можно предположить, что это пример столкновения прямодушного философа с честолюбивым властителем.

17. И Инь, он же А-хэн,-советник иньского правителя Чэн Тана (о нем см.: Истзап, т. I, с. 167). И Инь не погнушался службой поваром (отсюда — сосуды дин) ради возможности сблизиться с правителем и влиять на него. Пример другого «слуги» — Байли Си — менее удачно иллюстрирует мысль Сыма Цяня (см.: Истзап, т. И, с. 23).

18. Школа цзися — объединение философов, включавшее более 70 (по другим данным, несколько сотен) ученых разных направлений. Собрания школы проходили неподалеку от ворот Цзи в столице княжества Ци — Линьцзы (см.: Истзап, т. VI, с. 118).

19. Согласно танскому Чжан Шоу-цзе, в сочинении Шэнь-цзы (Шэнь Дао) имелось 10 глав, в сочинении Цзе-цзы — две главы, в сочинении Тянь-цзы (Тянь Пяня) — 25 глав. Сюй Гуан сообщал, что в его время (V в. н.э.) труд Шэнь Дао содержал 41 главу [262, т. VII, с. 3606], в Хань шу (гл. 30) говорится о 42 главах [219, с. 1735]. Хуань Юань назван в Хань шу автором труда в 13 главах [219, с. 1730]. Однако все эти труды не сохранились.

20. Сюнь-цзы (Сюнь Цин) — один из выдающихся мыслителей периода Чжаньго. В древних источниках его иногда называют Сунь Цином. Первую часть этого прозвища объясняют близостью звучания знаков сунь и сюнь, вторую — тем, что он временно занимал должность цина.

21. Цзицзю — древний обряд поднесения вина духам — часть церемонии жертвоприношения духам предков, позднее — чиновничья должность виночерпия при этом обряде (в ранге дафу), которую занимал глава школы ученых в Ци.

22. Чуньшэнь-цзюнь (Хуан Се) — видный политический деятель княжества Чу. С 262 г. бессменный первый советник (в Чу — линъинь) при Као Ле-ване; был убит в 238 г. Его биографию см. в гл. 78.

23. Ланьлин находился на востоке совр. уезда Исянь пров. Шаньдун.

24. Ли Сы — видный деятель сначала княжества, а затем империи Цинь. Беседу Сюнь-цзы с Ли Сы о военных делах см. в гл. 16 сочинения философа (ЧЦЦЧ. т. II, с. 186).

25. Не понятно, почему Сыма Цянь дает здесь столь низкую оценку этому виднейшему философу Древнего Китая, одному из основоположников даосизма. О нем историк рассказал в гл. 63.

26. В дошедшем до наших дней виде труд Сюнь-цзы насчитывает 32 главы (см.: ЧЦЦЧ, т. II); в гл. 30 Хань шу упомянуто 33 главы [219, кн. 6, с. 1725]. Современная наука считает, что идеи Сюнь-цзы резко расходились со взглядами Мо Ди (см. [88а, с. 668]).

27. Гунсунь Лун — древнекитайский философ (ок. 325-250 гг.), относящийся к школе минцзя — так называемых номиналистов, которые занимались преимущественно вопросами логики. Он автор ряда высказываний и афоризмов, напоминающих, по мнению исследователей, апории греческого мыслителя Зенона Элейского (V в. до н.э.). Труд Гунсунь Луна насчитывал 14 глав, до настоящего времени дошло 6, причем вводная глава признается компиляцией. Перевод на русский язык трех глав осуществлен Э.В. Никогосовым (см. [20, т. II, с. 58-65)).

28. В Хань шу упоминается труд Цзюй-цзы, состоявший из 9 глав [219, гл. 30, с. 1735]. В некоторых источниках этот философ именуется Чу-цзы.

29. Ли Куй (предположительно 455-395 гг.) считается легистом (представителем школы фацзя), служил советником в Вэй при Вэнь-хоу (424-387 гг.), занимался улучшением земледелия, упорядочением законов. О его деятельности рассказано в гл. 24 Хань шу (см. [219, с. 1124-1125]). В гл. 30 Хань шу упомянут его труд Ли-цзы в 32 главах [219, с. 1735], а энциклопедический словарь Цыхай (т. II) приписал ему и труд Фа цзин («Канон о законах») в 2 главах (в Хань шу отмечалось, что автор Фа цзина неизвестен). Проблема различения имен и трудов Ли Куя и вэйского Ли Кэ затронута в наших комментариях к гл. 30 (Истзап, т. IV, с. 339).

30. Имя Ши-цзы — Цзяо. В Хань шу фигурирует его труд в 20 главах, ныне утраченный. Там же сообщается, что Ши-цзы служил циньскому Шан Яну, но после казни последнего бежал в Шу [219, с. 1741]. Он упоминается среди мыслителей группы цзацзя — «эклектиков». Сочинение Чан Лу в 9 главах упоминается в числе трудов мыслителей даоской школы (см. [209, с. 1730]), до нас они не дошли.

31. В тексте одни знак — Э, но некоторые комментаторы считают, что этот циский город правильнее называть Дунъэ (см. карту I).

32. Сюй-цзы звали Ин. В Хань шу среди конфуцианских трудов упомянуто его сочинение в 18 главах [219, с. 1725].

33. Мо Ди (Мо-цзы) (ок. 480-ок. 400) — философ и политический деятель, основатель школы моистов. Согласно Хань шу, его труд первоначально состоял из 71 главы, сохранилось лишь 53. Мо-цзы выступал против завоевательных войн, веры в предопределение и безоглядного подражания старине; в этике поддерживал идею «всеобщей любви и взаимной выгоды», высказал мысль о нравственном равенстве людей; выдвинул ряд интересных постулатов в области гносеологии и логики. Утилитаризм и определенное пренебрежение к личности у Мо Ди были затем активно развиты в легизме.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.