Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

СЫМА ЦЯНЬ

ИСТОРИЧЕСКИЕ ЗАПИСКИ

ШИ ЦЗИ

ГЛАВА СЕМЬДЕСЯТ ПЕРВАЯ

Чули-цзы, Гань Мао ле чжуань — Жизнеописание Чули-цзы и Гань Мао 1

Чули-цзы по имени Цзи был младшим братом циньского Хуэй-вана, но матери у них были разные; мать [Чули-цзы] была женщиной из Хань. Чули-цзы слыл человеком изворотливым и многоопытным. Циньцы называли его чжи-нан.

На 8-м году [правления] циньского Хуэй-вана (330 г.) Чули-цзы получил титул югэна 2 и был послан во главе войск напасть на Цюйво 3. Он овладел им и выселил всех его жителей, а земли включил в Цинь. На 25-м году циньского Хуэй-вана (313 г.) послали Чули-цзы во главе войск напасть на Чжао. Он взял в плен чжаоского военачальника Чжуан Юэ и захватил Линь 4. На следующий год он помогал Вэй Чжану в нападении на Чу, нанес поражение чускому военачальнику Цюй Гаю, захватил земли Ханьчжуна. Циньский ван пожаловал Чули-цзы владение, присвоив ему титул Янь-цзюня.

Когда циньский Хуэй-ван умер, к власти пришел его сын, ставший У-ваном (310 г.). Ван изгнал Чжан И и Вэй Чжана, а Чули-цзы и Гань Мао поставил левым и правым чэнсянами (309 г.). Циньский ван послал Гань Мао напасть на Хань и захватить Иян. А Чули-цзы с сотней боевых колесниц послал вступить в пределы государства Чжоу. Правитель Чжоу отправил ему навстречу свои войска, восприняв это со всей серьезностью. [Узнав про это], чуский ван разгневался и стал укорять чжоуского правителя за то, что он так серьезно воспринял [вторжение] циньских гостей. [Однако] Ю Тэн, объясняя поведение чжоусцев, говорил чускому вану: «Когда Чжи-бо 5 вознамерился напасть на [царство] Чоую, [он] сначала отправил ему в дар большую груженую повозку, следом же послал войска, и Чоую вскоре погибло 6. Почему это случилось? Потому что не были готовы [к нападению]. Циский Хуань-гун 7, задумав напасть на Цай, заявил, что идет покарать Чу. Но внезапно напал на Цай. Цинь-царство злобное, как тигр и волк. Оно отправило Чули-цзы [всего лишь] с сотней боевых колесниц против Чжоу; [но] чжоуский ван, помня [о судьбе] Чоую и Цай, послал воинов с [144] длинными пиками в первом ряду, воинов с тугими луками-во втором, заднем, ряду. Показав, что готов к защите от Чули-цзы, он действительно стремился схватить его и посадить в темницу. Кроме того, разве мог дом Чжоу не беспокоиться о своих алтарях духов Земли и злаков? Боюсь, и для вас, Великий ван, наступит таком день, когда вам придется тревожиться, не гибнет ли [ваше] царство». Чуский ван был удовлетворен этим советом.

Когда умер циньский У-ван, у власти встал Чжао-ван (306 г.) Чули-цзы стал пользоваться еще большим почетом. На начальном году [правления] Чжао-вана Чули-цзы командовал войсками в нападении на Пу. Руководитель обороны Пу испугался и попросил Ху Яня заступиться за них. Выступая в пользу пусцев, Ху Янь спросил Чули-цзы: «Вы, господин, нападаете на Пу в интересах Цинь или Вэй? Если в интересах Вэй, то это хорошо, если в интересах Цинь, то это ненадежно. Ведь [Малое] Вэй сохраняется благодаря наличию [заслона в виде Пу]. Если вы, захватив Пу, включите его в [Большое] Вэй, [Малое] Вэй покорится вслед за ним 8. Если [Большое] Вэй потеряет земли за пределами Сихэ и не сможет их вернуть, то его военные силы ослабнут. Если [Малое] Вэй будет присоединено к [Большому] Вэй, [Большое] Вэй, несомненно, усилится. Когда же Вэй усилится, [циньские] земли за пределами Сихэ окажутся в опасности. Да и циньский ван посмотрит на ваши действия как на действия, вредящие Цинь и выгодные [Большому] Вэй, и он непременно обвинит вас в преступлении». Чули-цзы спросил: «Как же мне действовать?» Ху Янь ответил: «Вы отойдите от Пу и не атакуйте его. Я попробую войти в город и договориться таким образом, чтобы помочь правителю [Малого] Вэй». Чули-цзы сказал: «Хорошо!» Тогда Ху Янь пробрался в Пу и сказал руководителю его обороны: «Чули-цзы осведомлен о [вашем] бедственном положении, он заявил, что непременно захватит Пу, [но] я, Янь, могу побудить его отойти от города и не наступать на него». Руководящий защитой Пу был в страхе и, дважды низко поклонившись Яню, сказал: «Прошу вас помочь нам». И вручил Яню 300 цзиней золота с такими словами: «Если циньские войска уйдут, я за вас попрошу у правителя [Малого] Вэй, чтобы вы оказались среди тех, кто сидит лицом к югу» 9. Так Ху Янь, приняв в Пу подношение золотом, выбился в знатные люди в [Малом] Вэй. После этого циньцы сняли осаду с Пу и ушли. Вскоре они напали на Пиши 10, но Пиши не сдался (306 г.), и циньцы вновь отступили.

На 7-м году [правления] Чжао-вана (300 г.) Чули-цзы умер, его похоронили на южном берегу Вэйхэ к востоку от террасы Чжантай. [Перед смертью он] сказал: «Через сотню лет в этом месте [145] дворцы Сынов Неба стеснят со всех сторон мою могилу». Дом, в котором жил заболевший Чули-цзы, находился к западу от храма Чжао-вана, на южном берегу Вэйхэ, в глухой волости, в селении Шу, поэтому в просторечье его назвали Чули-цзы. Когда пришло время подъема ханьской империи, к востоку от этого места появился дворец Чанлэгун, к западу-дворец Вэйянгун, а прямо напротив его могилы-военные склады. Среди циньцев ходила присказка: Ли цзэ Жэнь Би 11, чжи цзэ Чули («Жэнь Би пользовался силой, а Чули-умом»).

Гань Мао был родом из Сяцая 12, где он служил шицзюем. Он изучил учения разных школ. Вслед за Чжан И и Чули-цзы он [отправился в Цинь], чтобы увидеться с циньским Хуэй-ваном. Ван принял его, остался им доволен и послал командовать войсками, чтобы он помог Вэй Чжану усмирить земли Ханьчжуна.

Когда Хуэй-ван умер, у власти встал У-ван. Чжан И и Вэй Чжан покинули Цинь и отправились на восток в Вэй (310 г.). Когда восстали Хуэй, правитель области Шу, и его первый советник [Чэнь] Чжуан 13, циньский ван послал Гань Мао умиротворить Шу. Когда Гань Мао вернулся, его поставили левым чэнсяном, а Чули-цзы-правым.

На 3-м году [своего правления] (308 г.) циньский У-ван сказал Гань Мао: «Чтобы прославить свое имя в веках, я намерен проложить своей колеснице путь по Саньчуани и заглянуть в дворцовые покои Чжоу». Гань Мао сказал: «Прошу разрешить мне отправиться в Вэй и договориться о нападении на Хань, а Сян Шоу прикажите сопровождать меня в поездке». Когда они прибыли в Вэй, Гань Мао сказал Сян Шоу: «Отправляйся обратно и доложи вану: "Вэйский правитель согласился на мое предложение, но выразил пожелание, чтобы ван не выступал в поход [на Хань]". Когда дело успешно завершится, то все заслуги будут приписаны тебе». Сян Шоу вернулся и доложил обо всем циньскому вану. Ван [отправился] встречать Гань Мао в Сижан 14. Когда Гань Мао прибыл, ван спросил его о причинах [его совета]. Гань Мао ответил: «Иян-это большой уезд, а Шандан и Наньян давно уже накопили большие богатства; хотя они называются просто уездами, но фактически это целые области. Ныне вы, ван, невзирая на многочисленные препятствия, собираетесь в поход за тысячу ли, чтобы напасть на противника. Вам придется трудно. В прошлом Цзэн Шэнь проживал в Фэй 15. Как-то один лусец, носивший такие же фамилию и имя, убил человека. Некто пришел и сказал матери Цзэн Шэня: "Цзэн Шэнь убил человека". Его мать продолжала спокойно ткать холст. Через какое-то время еще один [146] человек ей сказал: "Цзэн Шэнь убил человека". Мать все так же ткала. Вскоре пришел еще один человек и опять сказал ей: "Цзэн Шэнь убил человека". [Только] тогда мать отбросила челнок и отошла от станка, перебралась через ограду и побежала 16. Она знала мудрость сына, верила в него, и только слова третьего человека подряд вселили в нее тревогу 17. Я, конечно, не так мудр, как Цзэн Шэнь, и вы, ван, верите в меня не так, как верила мать Цзэн Шэня в своего сына; я опасаюсь того, что вы, Великий ван, приостановите свои действия [раньше], не дожидаясь прихода третьего человека.

Не так давно Чжан И на западе присоединил к Цинь земли Ба и Шу, на севере открыл пути за пределы Сихэ, на юге захватил Шанъюн. Но Поднебесная не добавила это к [славе] Чжан И, а восхвалила покойного вана. Некогда вэйский Вэнь-хоу поставил Юэ Яна во главе войск, приказав напасть на владение Чжуншань. Понадобилось три года, чтобы захватить его. Когда Юэ Ян вернулся и доложил о победе, Вэнь-хоу показал ему ящичек с доносами на него. Юэ Ян, дважды низко поклонившись, сказал: "Эта кампания не моя заслуга, а ваши усилия, правитель". Я же, ваш слуга, всего лишь чиновник, посланный в отдаленные места. Вот Чули-цзы и Гунсунь Ши 18-два человека, которые оспаривают необходимость нападения на Хань. Вану следует прислушаться к ним. Таким образом вы, ван, обманете вэйского вана, а я заслужу ненависть [ханьского] Гун-чжун Чи» 19. Ван ответил: «Я не думаю их слушать, я хотел бы договориться с вами».

В конце концов он послал чэнсяна Гань Мао во главе войск напасть на ханьский Иян (308 г.). После пятимесячных боев город так и не был взят; Чули-цзы и Гунсунь Ши спорили с Гань Мао. [Циньский] У-ван призвал Гань Мао, намереваясь отозвать войска. Гань Мао сказал: «Разве вы забыли о [договоре в] Сижане?» Ван ответил: «Нет, не забыл». И тут же поднял все свои войска, а Гань Мао послал ударить по Ияну. Было убито 60 тысяч воинов [противника]. Иян был захвачен (307 г.). Ханьский Сян-ван 20 послал с извинениями [в Цинь] Гун-чжун Чи и замирился с Цинь.

После всего этого циньский У-ван прибыл в Чжоу и там умер. У власти встал его младший брат (306 г.). Это был Чжао-ван; его мать носила титул Сюань-тайхоу, она была родом из Чу. Чуский Хуай-ван, озлобленный тем, что когда циньцы нанесли поражение чусцам в Даньяне, ханьские войска не пришли к чусцам на помощь, окружил своими войсками ханьский Юнши 21. Ханьский правитель послал Гун-чжун Чи просить помощи у Цинь. Но циньский Чжао-ван только что пришел к власти, к тому же тайхоу была [147] родом из Чу, поэтому он не решился на оказание помощи. Тогда Гун-чжун Чи обратился к Гань Мао. Гань Мао замолвил слово в защиту Хань перед циньским Чжао-ваном: «Гун-чжун прибыл в Цинь за помощью. [Если ханьцы ее получат], они дерзнут отразить [наступление] Чу. Сейчас Юнши окружен, а циньские воины стоят в проходе Сяошань 22, но Гун-чжун не склоняет своей головы. Если Гун Шу на юге объединит усилия с Чу, Чу и Хань станут едины, а вэйский дом не посмеет их ослушаться. В таком случае сложится благоприятная обстановка для нападения на Цинь. Что же выгоднее- сидеть и ждать нападения или самому напасть?» 23. Циньский ван сказал: «Хорошо». И послал войска из-под Сяо[шаня], чтобы помочь ханьцам. Чуские войска ушли.

Затем циньский ван послал Сян Шоу умиротворить Иян, а Чули-цзы и Гань Мао напасть на вэйский Пиши (306 г.).

Сян Шоу по материнской линии был родственником вдовствующей княгини Сюань-тайхоу. С малых лет он рос вместе с Чжао-ваном, поэтому и использовался на службе. Когда Сян Шоу прибыл в Чу, чуский ван, узнав, что он пользуется уважением в Цинь, весьма почтительно его принял. Когда же Сян Шоу, выполняя задание циньского правителя, закрепился в Ияне и вознамерился напасть на Хань, ханьский Гун-чжун послал Су Дая передать Сян Шоу: «Зверь, доведенный до крайности, может перевернуть [охотничью] повозку. Сейчас разгромом Хань вы унизили род Гун-чжуна, а между тем род Гун-чжуна собрал земли, чтобы служить Цинь, считая, что непременно может получить пожалование. Ныне вы Цзекоу передали Чу, пожаловали [чускому] сяолинъиню владение в Дуяне 24. [Но] когда Цинь и Чу объединятся, они вновь нападут на Хань, и Хань наверняка погибнет, а если погибнет Хань, то весь обширный род Гун-чжуна выступит против Цинь. Тщательно подумайте над этим, господин».

Сян Шоу ответил: «Объединение Цинь и Чу, по-моему, не направлено против Хань; я прошу вас, доложите об этом Гун-чжуну от моего имени и скажите ему: "Отношения между Цинь и Хань могут быть дружественными"». Су Дай ответил: «Я бы хотел сообщить нечто от своего имени. Люди говорят: "Тот, кто относит себя к истинно знатным, остается таковым всегда" 25. Циньский ван ценит вас значительно больше, чем Гунсунь Ши, он ценит ваши знания и способности несравненно выше, чем знания и способности Гань Мао. В настоящее время оба этих человека не близки к принятию решений по циньским делам, и только вы решаете с циньским ваном государственные дела. Почему же это так? Те двое утратили свое [влияние] не без причины. Гунсунь Ши [148] входит в число сторонников Хань, а Гань Мао-в число сторонников Вэй, поэтому ван им не доверяет. Ныне Цинь и Чу борются за превосходство, а вы находитесь в стане сторонников Чу, вы на том же [ошибочном] пути, что Гунсунь Ши и Гань Мао. Почему бы вам не повести себя иначе, чем они?

Люди говорят, что Чу склонно к переменам, и в этом таится ваша погибель, в которой вы же сами будете повинны. Лучше бы вам с циньским правителем предпринять меры против возможных перемен [в политике] Чу, сблизиться с Хань, чтобы подготовиться [к борьбе] против Чу. Если это удастся осуществить, то у вас не будет неприятностей. Ханьский правитель поручит управление своим княжеством прежде всего Гунсунь Ши, а потом передаст его Гань Мао. Но ведь [по сути] Хань-это ваш враг. Когда вы говорите о сближении с Хань во имя отражения Чу, это все равно, что отправляться в поход, не отмежевавшись от врагов».

Сян Шоу на это сказал: «Это действительно так. Я очень хотел бы установить отношения дружбы с Хань». На что Су Дай заметил: «Гань Мао давал согласие отдать Гун-чжуну Усун 26 и вернуть обратно жителей Ияна. Ныне вы пытаетесь получить эти места, но это крайне затруднительно». Сян Шоу сказал: «Если дело обстоит таким образом, то как же мне поступить? Выходит, что в конце концов [Хань] так и не удастся заполучить Усуй?» Су Дай ответил: «Почему бы вам, опираясь на [силу] Цинь, в интересах Хань не потребовать у чуского правителя Инчуань 27? Ведь земли Инчуань раньше были ханьскими. Если вам удастся выдвинуть такое требование и заполучить эти земли, вы осуществите действия в пользу 28 Чу и этими землями облагодетельствуете Хань. Если же ваши пожелания не будут исполнены, неприязнь со стороны Хань и Чу не пройдет, и оба они будут совершать набеги против Цинь. А когда Цинь и Чу станут противоборствовать, вы сможете указать правителю Чу на его ошибки и тем вернуть утраченное Хань. Все это [в конечном счете] пойдет на пользу Цинь». Сян Шоу спросил: «А как это может получиться?» Су Дай ответил: «Это верное дело. Ибо Гань Мао стремится, используя Вэй, получить [земли] Ци, [в то время как] Гунсунь Ши стремится к тому же за счет Хань. Ныне вы, имея заслуги в виде захвата Ияна, завоюете доверие и Чу и Хань, успокоите их и покараете Ци и Вэй, в результате и Гунсунь Ши и Гань Мао не смогут выполнить свои планы» 29.

Гань Мао в конечном счете сумел уговорить циньского Чжао-вана вернуть Усуй [правителю] Хань; Сян Шоу и Гунсунь Ши противились этому, но безуспешно. [С этих пор] Сян Шоу и [149] Гунсунь Ши возненавидели Гань Мао и стали клеветать на него. Мао испугался, прекратил свое наступление на вэйский Пуфань 30 и бежал. Чули-цзы вступил в переговоры с вэйцами и отвел войска.

Гань Мао бежал из Цинь в Ци [и] встретился [там] с Су Даем 31. [В это время] Су Дай был назначен циским послом в Цинь. Гань Мао сказал: «Я провинился перед Цинь, испугался [наказания] и, не видя там себе места, бежал оттуда. Я слышал [такую притчу]. Как-то женщина из бедной семьи и женщина из богатой семьи вместе пряли. Женщина из бедной семьи сказала: "У меня уже нет денег, чтобы купить свечку, но, к счастью, света вашей свечи достаточно и мне. Если вы делитесь со мною светом, это не убавляет вашего света, а мне дает возможность видеть свою работу". Ныне я нахожусь в трудном положении, а вы как раз готовитесь в дорогу, ехать послом в Цинь. Мои жена и сын находятся там, я просил бы вас хоть немного использовать свое высокое положение и помочь нам». Су Дай пообещал.

Когда он прибыл послом в Цинь, то, исполнив свои дела, сказал циньскому вану: «Гань Мао-чиновник необычайных качеств. Живя в Цинь, он высоко ценился несколькими поколениями циньских правителей. От теснин и крепости Сяошань и вплоть до Гуйгу 32 он прекрасно знает всю местность, опасные места и проходы. Если он будет использован в Ци, войдет в сговор с правителями Хань и Вэй и станет строить планы против Цинь, то это не пойдет на пользу Цинь». Циньский ван спросил: «В таком случае как же быть?» Су Дай ответил: «Будет лучше, если вы, ван, богато одарите его, пожалуете ему хорошо оплачиваемый пост, а когда он прибудет к вам, поставите управлять в Гуйгу и до конца его дней не будете выпускать оттуда». Циньский ван сказал: «Превосходно!» И тут же пожаловал [Гань Мао] звание шанцина и послал людей с печатью сяна в Ци. [Но] Гань Мао не поехал в Цинь. Су Дай тогда сказал цискому Минь-вану: «Все-таки Гань Мао-мудрый человек. Циньский ван пожаловал ему звание шанцина, послал людей с печатью сяна, чтобы встретить его. И хоть Гань Мао был так облагодетельствован, он все же стремится стать вашим слугой, поэтому отказался [ехать в Цинь]. Как бы еще вам, ван, сейчас выразить ему свое благоволение?» Циский ван отнесся к этому одобрительно, и Гань Мао был немедленно поставлен на пост шанцина [в Ци], а вскоре [в Цинь] от всех повинностей освободили его семью, чтобы выманить его из Ци.

Правитель Ци послал Гань Мао в Чу. В это время (304 г.) чуский Хуай-ван вновь породнился с домом Цинь и был этим счастлив. Но [правитель] Цинь, узнав о том, что Гань Мао находится в [150] Чу, отправил человека сказать чускому вану: «Я бы хотел, чтобы вы выслали Гань Мао в Цинь». Чуский ван, советуясь с Фань Сюанем 33, сказал: «Я хотел бы поставить [своего] человека сяном в Цинь, кто бы подошел для этого?» [Фань Сюань] ответил: «Я недостаточно знаю людей». Чуский ван продолжал: «Я хотел бы поставить там сяном Гань Мао, он подойдет?» Фань Сюань сказал: «Не подойдет. Этот человек, выдвинутый в свое время на пост шицзюя, родом из местности Сяцай, где он служил стражником у городских ворот. В большом-он недостоин служить правителю царства, в малом-даже семьи не смог создать. Он известен низкими уловками и корыстолюбием. Однако в своей службе оказался удачливым. Служил такому умному правителю, как Хуэй-ван, прозорливому У-вану, такому превосходному полемисту, как Чжан И, и, прослужив на многих чиновничьих должностях, не совершил [крупных] ошибок. Хотя Гань Мао, может быть, не лишен достоинств, его нельзя ставить на пост сяна в Цинь 34. Ведь если в Цинь появится талантливый сян, это будет не на пользу Чу. К тому же раньше вы, ван, использовали Шао Хуа в Юэ, подрывной деятельностью которого тайно руководил Чжан И; в результате в Юэ возникла смута, а Чу пришлось на юге укреплять горный проход Лимэнь и перемещать столицу на восток от Янцзы. Мне кажется, что вам удалось достичь таких результатов благодаря тому, что в Юэ была смута, а в Чу-порядок. Если то, что вы сумели применить в Юэ, вы забудете применить в [отношении] Цинь, то я полагаю, вы совершите огромную ошибку. Но если вы намерены поставить [своего человека] сяном в Цинь, то лучше Сян Шоу не найти. Ведь Сян Шоу-родственник циньского вана; в детстве они носили одну и ту же одежду, выросши, ездили в одной колеснице и делились друг с другом своими делами. Вану непременно надо стремиться поставить Сян Шоу циньским сяном. Это пойдет на пользу Чу». После отправили посла к циньскому правителю с просьбой поставить циньским сяном Сян Шоу. В конце концов он стал сяном в Цинь. А Гань Мао так и не удалось вернуться в Цинь, [и он умер] в Вэй.

У Гань Мао был внук Гань Ло. После смерти деда Гань Ло в 12-летнем возрасте стал служить циньскому сяну Люй Бу-вэю, носившему титул Вэньсинь-хоу 35.

Император Цинь Ши-хуан послал Цай Цзэ, являвшегося Ганчэн-цзюнем, в [княжество] Янь. Благодаря его усилиям через три года яньский ван по собственной воле отправил своего наследника Даня заложником в Цинь 36. [Правитель] Цинь тогда [добился] назначения Чжан Тана сяном в Янь, намереваясь совместно с Янь [151] напасть на Чжао, чтобы расширить свои земли в долине Хуанхэ. В связи с этим планом Чжан Тан сказал Вэньсинь-хоу: «Прежде я по поручению циньского Чжао-вана уже выступал против Чжао, чжаоский правитель ненавидит меня и заявляет: "За поимку Тана я готов отдать сто ли земель". Ныне, направляясь в Янь, надо непременно пройти Чжао, [вот почему] я не могу туда ехать». Вэньсинь-хоу был недоволен, но не захотел силой заставлять Тана ехать. Гань Ло [тогда] спросил: «Чем вы так огорчены?» Вэньсинь-хоу ответил: «По моему приказу Ганчэн-цзюнь Цай Цзэ прослужил в Янь три года. В результате яньский наследник Дань уже прибыл заложником [к нам в Цинь]. Сейчас я прошу Чжан Цина 37 стать сяном в Янь, а он не хочет туда ехать». Гань Ло сказал: «Давайте я уговорю его поехать». Вэньсинь-хоу гневно прикрикнул на него: «Ступай прочь! Я лично просил его поехать, а он не захотел, где уж тебе уговорить его?» Гань Ло сказал: «Великий Сян То в семилетнем возрасте наставлял Конфуция 38, а мне сейчас уже 12 лет. Вы, господин, лучше испытайте меня в этом деле, зачем же на меня кричать?»

После этого Гань Ло отправился на встречу с Чжан Цином и спросил [его]: «Могут ли ваши заслуги сравниться с заслугами Уань-цзюня 39?» Чжан Цин ответил: «Уань-цзюнь на юге сковал мощные силы Чу, на севере своей мощью возобладал над Янь и Чжао, несчетное число раз он в сражениях побеждал и захватывал земли, громил города и занимал селения. Мои заслуги, конечно, с его несравнимы». Гань Ло сказал: «Ин-хоу [Фань Суй] служит в Цинь. Он или Вэньсинь-хоу обладает властью в Цинь?» Чжан Цин ответил: «Власть Вэньсинь-хоу несравненно больше, чем Ин-хоу». Гань Ло сказал: «Ясно ли вы понимаете, сановник, что ваше влияние и власть несравнимы с тем, чем обладает Вэньсинь-хоу?» Ответ был: «Я понимаю это». [Тогда] Гань Ло сказал: «Ин-хоу хотел напасть на Чжао, но Уань-цзюнь счел это трудным делом; покинув столицу Сяньян и отъехав от нее на семь ли, он нашел свою гибель в Дую 40. Ныне [сам] Вэньсинь-хоу просит вас, Чжан Цин, стать сяном в Янь, а вы отказываетесь поехать. Я не знаю, где вы, Чжан Цин, найдете свою гибель!» Чжан Тан ответил: «Хорошо, я последую вашим, юноша, пожеланиям». Он приказал готовить багаж и выехал.

Через несколько дней после отъезда [Тана] Гань Ло сказал Вэньсинь-хоу: «Предоставьте мне пять экипажей, я прошу разрешения раньше Чжан Тана появиться в Чжао».

Вэньсинь-хоу отправился к императору и рассказал об этом [предложении Гань Ло], сказав: «Гань Ло, внук служившего нам [152] ранее Гань Мао, хотя и юн годами, но является потомком славной семьи, и все чжухоу наслышаны о нем. Когда Чжан Тан, сказавшись больным, не захотел отправиться в путь, Гань Ло убедил его выступить. А сейчас он сам желает первым появиться в Чжао. Прошу разрешения отправить его». Ши-хуан вызвал к себе Гань Ло и послал его в Чжао.

Чжаоский Сян-ван 41 встретил Гань Ло в окрестностях столицы. Гань Ло сказал чжаоскому вану: «Знает ли ван, что яньский наследник Дань находится заложником в Цинь?» Ван ответил «Да, я знаю об этом». «А слышали ли вы о том, что Чжан Тан намеревается стать сяном в Янь?» «Да, слышал». «То, что яньский правитель послал своего наследника Даня заложником в Цинь, говорит об искренности княжества Янь по отношению к Цинь. А то, что Чжан Тана намереваются поставить сяном в Янь, подтверждает, что Цинь не обманывает Янь. А коли Цинь и Янь не обманывают друг друга, значит, предстоит нападение на Чжао. [Для вас] это опасно. В том, что Янь и Цинь не собираются хитрить друг с другом, нет никакой другой причины, кроме их намерения напасть на Чжао и расширить свои земли в долине Хуанхэ. Вам, ван, лучше будет уступить пять городов, чтобы Цинь расширило свои земли в долине Хуанхэ. Попросите [циньского правителя] вернуть [на родину] яньского наследника, после этого сильным чжаоским войском нападите на слабое Янь». Чжаоский ван тут же отделил пять городов циньцам, чтобы они расширили свои земли в долине Хуанхэ. Циньский правитель вернул из заложников яньского наследника. Тогда чжаосцы напали на Янь, захватили в районе Шангу 30 городов и передали Цинь 11 [из них] 42.

Гань Ло вернулся и доложил об успехах циньскому правителю, который пожаловал Гань Ло звание шанцина и кроме того-усадьбу и поля, которыми когда-то владел Гань Мао.

Я, тайшигун, скажу так.

Чули-цзы занимал в Цинь высокое положение как один из ближних родственников [правителя], это несомненно. Но циньцы признавали его ум и поэтому весьма почитали его. Хотя Гань Мао был родом из захолустного Сяцая, он прославился среди чжухоу и высоко ценился в могущественных Ци и Чу. Гань Ло был юн годами, но выдвинулся благодаря своему хитрому плану и стал известен последующим поколениям. Хотя они не были мужами безупречного поведения, но все же вошли в число знаменитых политиков периода Чжаньго. Ведь именно в период усиления Цинь в Поднебесной особенно часто прибегали к хитрым планам и обманным действиям.


Комментарии

1. Глава продолжает «циньский» цикл политических портретов (главы 70-73) и посвящена деятельности ведущих политиков и полководцев Цинь в конце IV -начале III в. до н.э. Необходимо с сожалением отметить, что во II и III томах «Исторических записок» имя Чули-цзы было ошибочно транскрибировано как Шули-цзы. Надо также иметь в виду, что этот персонаж именуется в тексте памятника по-разному: так, в гл. 5 он назван Чули Цзи и Янь-цзюнь Цзи (Истзап, т. II), а в гл. 15 — Чули-цзы (Истзап, т. III). Имеются полные или частичные переводы гл. 71 на европейские языки: на немецкий-А. Пфицмайера [182] и на английский-Ч.Питона [183]. В нашем распоряжении были также переводы главы на совр. японский язык Отаке [252, Ле чжуань, кн. 1, с. 152-165]; перевод на байхуа, сделанный Чэнь Хун-чжи [218, т. 2, с. 1023-1031]; а также комментарии Пэй Иня, Сыма Чжэня, Чжан Шоу-цзе, Лян Юй-шэна, Такигавы, Мидзусавы и тех ученых, кто представлен в «Собрании комментариев к "Историческим запискам"» [321].

2. Югэн — чиновник 14-го ранга в циньской иерархии.

3. Данная глава подтверждает предположение Лян Юй-шэна о том, что в тексте гл. 5 Ши цзи было пропущено название Цюйво (Истзап, т. II, с. 42 и примеч. 157). Речь идет о приграничном вэйском селении вблизи заставы Ханьгу (см. карту 1).

4. В гл. 5 Ши цзи чжаоский военачальник именуется просто Чжуан (Истзап, т. II, с. 43), в гл. 15 — Чжао Чжуан (Истзап, т. III, с. 283). Чжаоский Линь находился в совр. уезде Лиши пров. Шаньси [301, с. 1368].

5. Чжи-бо — представитель одного из сильных родов в Цзинь; в период смуты фактически стал руководителем этого княжества, но был предательски убит в 453 г. главами домов Хань и Вэй, разделивших с домом Чжао земли Цзинь между собой.

6. Сюй Гуан сообщает, что Чоую — название варварского царства племен жунов и и; в Чжаньго цэ говорится, что в подарок на повозку был погружен большой колокол. Этот дар, видимо, должен был усыпить бдительность вождей племен.

7. Циский Хуань-гун по имени Сяо-бо правил в 685-643 гг.

8. Еще танский Сыма Чжэнь отмечал, что смысл последней части фразы в Чжаньго цэ совсем иной: «Если Пу войдет в Цинь, то [Малое] Вэй погибнет и исчезнет». И Гу Янь-у (1613-1682) и Накаи считали версию Чжаньго цэ предпочтительнее [262, т. VII, с. 3540].

9. Лян Юй-шэн отмечает, что, по тексту Чжаньго цэ, Чули-цзы за согласие уйти от Пучэна тоже получил мзду в 300 цзиней золота [246, гл. 29, с. 17]. Однако Сыма Цянь опустил этот факт, не желая, по-видимому, бросать тень на героя главы.

10. Пиши располагался неподалеку от места впадения р. Фэньшуй в Хуанхэ (см. карту 2) и был, вероятно, вэйским городом.

11. Жэнь Би — силач, упоминавшийся в гл. 5 Ши цзи (Истзап, т. II, с. 44). Сделал хорошую карьеру при циньском У-ване благодаря своим физическим данным.

12. Сяцан — последняя столица владения Цай. Находилась на северном берегу р. Хуайшуй, поблизости от последней чуской столицы Шоучуня (см. карту 1).

13. Относительно событий на землях царства Шу полной ясности нет. После его разгрома в 316 г. циньский Хуэй-ван лишил шуского правителя титула вана (согласно Хуаян го чжи, тот умер, а наследник Тун получил лишь титул хоу) и навязал ему на пост сяна своего ставленника по имени Чэнь Чжуан (см.: Истзап, т. II, с 319, примеч. 168; а также гл. 70, примеч. 8). В 311 г. Чэнь Чжуан восстал против своего (шуского) правителя, который в данной главе назван Хуэем, и, если верить гл. 5 и 15 Ши цзи, убил его (Истзап, т. II, с. 43; т. III, с. 282). В 310 г. Чэнь Чжуан был казнен в Цинь (видимо, за мятеж против законной власти), а в 301 г. Шу восстало против Цинь под руководством все того же, несколько неожиданно оказавшегося живым Хуэя (см.: Истзап, т. II, с. 45; т. III, с. 286).

14. Сижан — циньское селение, располагалось на юге совр. уезда Цзянлин пров. Хубэй [288, с. 701].

15. Цзэн Шэнь — один из учеников Конфуция. Фэй — луский город (см. карту 1).

16. Так в тексте. Смысл концовки этой фразы неясен, а стиль неудачен. Видимо, сомнения вынудили мать отправиться выяснить положение дел.

17. Такигава отмечает, что в Чжаньго цэ речь идет о матери другого конфуцианца — Цзэн-цзы, а не Цзэн Шэня [262, т. VII, с. 3545].

18. В Чжаньго цэ вместо Гунсунь Ши (Шуая) стоит Гунсунь Янь (Си-шоу).

19. Гун-чжун Чи был сяном в Хань (приблизительно в 317-299 гг.); его имя варьируется: вместо Чи его называют также Фэн, Пэн или Юн (см. [246, гл. 29, с. 18]) Иногда его именуют просто Гун Шу (см.: Истзап, т. VI, с. 104).

20. Ханьский Сян-ван правил в 311-296 гг.

21. Юнши (Юншичэн) находился к юго-западу от города Чжэн (см. карту 3). В описании событий под Юншичэном Сыма Цяню не удалось добиться единообразия и синхронии. Ни в Бяо, ни в чуском разделе Ши цзя (гл. 40) о них нет ни слова. В гл 4 эти события не поддаются датировке (Истзап, т. I, с. 212). В главах 5 и 46 осада Юншичэна четко датирована 312 г. (Истзап, т. II, с. 43; т. VI, с. 118), в гл. 45 (Хань ши цзя)- 300 г. Возможно, было несколько чуских походов на Юншичэн, о чем писал еще Ма Су (1620-1673 гг.).

22. Сяошань — горный проход, естественные «восточные ворота» в царство Цинь Находится на северо-западе совр. уезда Лонни пров. Хэнань.

23. Тирада Гань Мао о необходимости помощи Хань имеется и в Чжаньго цэ в главе Хань цэ.

24. Цзекоу — пункт, находившийся на границе Хань и Чу; контроль над ним, видимо, уже перешел в руки Цинь. Дуян располагался на территории совр. уезда Линью пров. Шэньси [288, с. 393].

25. В уста Су Дая вложена сентенция о неизменности положения в обществе родовитой знати, которой не должны угрожать социально-политические катаклизмы.

26. Ханьский Усуй — небольшой город на левом берегу Хуанхэ, расположенный к западу от района Наньян (см. карту 2).

27. Районом Инчуань, как видно на карте 3, владели Хань и частично Вэй. Видимо, в конце IV в. чусцы на какое-то время (до разгрома армии Тан Мэя) завладели землями Инчуани, хотя в Ши цзи нет упоминаний об этом.

28. Явная нелепость. Должно было бы стоять «во вред».

29. Диалог между Сян Шоу и Су Даем приведен и в Чжаньго цэ (глава Хань цэ), но с некоторыми отличиями. Так, вместо Гунсунь Ши там упомянут Гунсунь Хао.

30. Вэйский Пуфань находился на левом берегу Хуанхэ в 30 км от ее крутого поворота на восток. Отметим, что ранее в Ши цзи (Истзап, т. III, с. 284, т. V, с. 89), а также в комментариях Сюй Гуана [262, т. VII, с. 3552] и Лян Юй-шэна [246, гл. 29, с. 18] утверждается, что в данном случае объектом нападения был не Пуфань, а Пиши, находившийся в 100 км севернее (см. карту 2).

31. В гл. 5 сказано, что Гань Мао бежал не в Ци, а в Вэй (Истзап, т. II, с. 45).

32. Местонахождение Гуйгу — горной Долины дьявола — определяется по-разному: либо на севере уезда Янчэн [301, с. 781; 262, т. VII, с. 3553] или в уезде Дэнфэн Хэнани, либо в уезде Саньюань Шэньси [252, с. 161].

33. Имя этого персонажа пишется разными знаками: Сюань *** (в Ши цзи), Сюань *** (у Сюй Гуана), Юань *** (в Чжаньго цэ).

34. Бросается в глаза сложный и противоречивый характер оценки Гань Мао. Фактически историк оставил открытым вопрос о причинах успеха его карьеры: были ли ими его корыстолюбие и низость, или решительность и дальновидность, или же высокие достоинства его патронов.

35. В Соинь со ссылкой на Чжаньго цэ утверждается, что Гань Ло был шуцзы (сыном наложницы) и действительно служил Люй Бу-вэю [262, т. VII, с. 3556]. Жизнеописание последнего см. в гл. 85.

36. Здесь в тексте хронологическое несоответствие. Дань прибыл заложником в Цинь только в 232 г., а Вэньсинь-хоу (Люй Бу-вэй) умер в 235 г.

37. Чжан Цин — прозвище Чжан Тана; замена Тан на Цин определялась тем, что он занимал должность высшего сановника — цина.

38. Исторический анекдот, согласно которому Сян То в семилетнем возрасте изрекал мудрости и наставлял Конфуция, а философ внимательно слушал его откровения, впервые встречается в Хуайнань-цзы (см.: ЧЦЦЧ. т. VII, гл. 19, с. 342).

39. В данном случае речь идет о циньском полководце Бай Ци. Его жизнеописание см. в гл. 73.

40. Дую — поселение на северном берегу Вэйхэ, недалеко от циньской столицы (см. карту 2). О самоубийстве Бай Ци в Дую подробнее см. гл. 73.

41. Чжаоский Дао Сян-ван правил в 244-236 гг.

42. В соответствующих разделах глав 15, 34 и 43 успехи чжаосцев обрисованы значительно скромнее — поход чжаоского военачальника Ли My привел к захвату лишь яньских Усуя и Фанчэна (см.: Истзап, т. III, с. 307; т. V, с. 91; т. VI, с. 78).

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.