Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

СЫМА ЦЯНЬ

ИСТОРИЧЕСКИЕ ЗАПИСКИ

ШИ ЦЗИ

ГЛАВА ШЕСТЬДЕСЯТ ДЕВЯТАЯ

Су Цинь ле чжуань — Жизнеописание Су Циня 1

Су Цинь был родом из Лояна в Восточном Чжоу. Он отправился на восток служить в княжестве Ци, учился у наставника Гуй Гу 2. Несколько лет он скитался по стране и, оказавшись в трудном положении, вернулся домой. Его сестры, братья с их женами и наложницами украдкой насмехались над ним: «В обычае чжоусцев работать на земле, заниматься ремеслом или торговлей, чтобы доход был не менее пятой доли [от вложенного]. А он, отбросив основные занятия, работает своим языком, и не мудрено, что он оказался в затруднении. Разве могло быть иначе?» Узнав о таких разговорах, Су Цинь очень переживал, ему было стыдно. Он заперся в доме, [никуда] не выходил, достал свои книги и стал [внимательно] перечитывать их, приговаривая: «Пусть человек с головой уйдет в чтение книг, посвящая себя [ученому] делу, если этим он не сумеет добиться почета и славы, то какой от этого прок?» Тогда [он] раздобыл трактаты Чжоу шу и Иньфу 3 и, укрывшись [от людей], стал читать. Через год его озарило 4, [Су Цинь] воскликнул: «В этом духе можно поучать нынешних правителей!» И стал добиваться приема у чжоуского Сянь-вана 5. Но приближенные Сянь-вана, давно знавшие Су Циня, недооценивали его и не доверяли ему.

Тогда Су Цинь отправился на запад и добрался до царства Цинь. Циньский Сяо-гун 6 [уже] умер. Су Цинь встретился с Хуэй-ваном 7 и сказал ему: «Цинь-государство, хорошо защищенное с четырех сторон. [Оно] окружено горами, и [его] опоясывает река Вэйхэ; на востоке расположены заставы 8 и река Хуанхэ, на западе ему принадлежит район Ханьчжуна 9; на юге в его руках царства Ба и Шу 10, а на севере Маи 11-столица царства Дай. Это [поистине] природная сокровищница. Располагая многочисленным населением и множеством доблестных мужей, овладев законами ведения войны, можно поглотить [всю] Поднебесную и, назвавшись императором, управлять ею». Циньский ван на это ответил: «Пока не отросли крылья, высоко не взлетишь. Когда [96] нормы культуры еще не установились, нельзя присоединять другие царства» 12. Он только что казнил Шан Яна, настороженно относился к советникам и не стал использовать [Су Циня].

Тогда Су Цинь отправился на восток, в Чжао. Чжаоский князь Су-хоу 13 назначил сяном своего младшего брата Чэна и дал ему титул Фэнъян-цзюнь. Фэнъянский правитель был недоволен приездом Су Циня.

Тогда Су Цинь направился в княжество Янь. [Однако] там только через год с лишним ему удалось увидеться с яньским правителем. Он сказал яньскому Вэнь-хоу 14: «К Янь с востока примыкают Чаосянь и Ляодун, с севера-владения племен линьху и лоуфань, на западе-области Юньчжун и Цзююань, на юге протекают реки Хуто и Ишуй. Ваши земли составляют квадрат со стороной в две с лишним тысячи ли. У вас несколько сотен тысяч воинов, одетых в латы, 600 боевых колесниц, шесть тысяч конников. Запасов зерна вам хватит на много лет. С юга к вам текут богатства из Цзеши и Иньмэня, на севере вы получаете доход от [торговли] финиками 15 и каштанами, [ваш] народ, даже не занимаясь работой на полях, может довольствоваться этими плодами. У вас, что называется, природная кладовая 16. Ваше княжество живет в покое и радости, у вас не происходит и каких-либо [плохих] событий. Войска ваши не подвергались разгрому, военачальников ваших не убивали. Нет таких княжеств, которые [благополучием своим] могли бы превзойти Янь. Но знаете ли вы, Великий ван, почему все обстоит именно так? Янь не подвергается вторжениям разбойных орд и одетых в латы войск потому, что с юга его прикрывает, как заслон, княжество Чжао. Пять раз воевали между собой Цинь и Чжао, дважды побеждало царство Цинь, три победы одержало Чжао. Пока Цинь и Чжао истребляли друг друга, вам, ван, удавалось сохранять целостность Янь, обеспечивая его будущее. Вот почему Янь не подвергается нападениям. Кроме того, если бы правитель Цинь и вздумал напасть на Янь, ему пришлось бы перевалить через Юньчжун и Цзююань, пройти через земли царства Дай и район Шангу 17, то есть покрыть путь в несколько тысяч ли. Даже если бы циньцы овладели яньскими городами, они, несомненно, не сумели бы их долго удерживать. Совершенно ясно, что царство Цинь не в состоянии нанести вред княжеству Янь. Другое дело, если Чжао сейчас вздумает напасть на Янь. Стоит [их правителю] издать приказ о начале похода, не пройдет и десяти дней, как несколько сотен тысяч солдат окажутся в районе Дунъюаня 18. Переправившись через реки Хуто и Ишуй, [еще] через четыре-пять дней они достигнут [97] вашей столицы. Поэтому я и говорю: если Цинь нападет на Янь, то ему придется воевать за тысячи ли от своего дома; если же Чжао нападет на Янь, то оно будет воевать в пределах всего сотни ли от своего дома. Нельзя совершить в расчетах большей ошибки, чем пренебречь опасностью, находящейся от вас на расстоянии ста ли, и придавать большое значение бедствию, которое находится от вас на расстоянии тысячи ли. Вот почему я хотел бы посоветовать вам, Великий ван, породниться с правителем Чжао. Тогда в Поднебесной сложится единство [севера и юга], и Янь наверняка ничто не будет угрожать».

[Яньский] Вэнь-хоу ответил: «Вы говорите разумно. Но ведь мое княжество невелико, на западе оно граничит с сильным Чжао, на юге [оно] расположено близко к Ци. И Ци, и Чжао- могущественные государства. Однако, коль вы стремитесь к объединению княжеств в союз хэцзун [против Цинь] 19, я, дабы обеспечить покой Янь, прошу вас считать наше княжество присоединившимся [к союзу]». И он снабдил Су Циня колесницей, конем, золотом, шелками, чтобы тот отправился в Чжао.

К этому времени Фэнъян-цзюнь уже умер, и Су Цинь разговаривал с чжаоским Су-хоу. Он сказал ему: «От цинов и сянов до простых чиновников и бедных ученых мужей-вся Поднебесная высоко ценит поступки и справедливость мудрого правителя, и все давно уже стремятся получить от вас наставления и доказать вам свою преданность. Однако Фэнъян-цзюнь был завистлив и мешал вам вести дела княжества. Из-за этого пришлые советники, странствующие ученые не могли предстать перед вами. Ныне, когда Фэнъян-цзюнь покинул этот мир, вы, правитель, вновь можете сблизиться со своими слугами и народом, поэтому я и осмеливаюсь представить вам свои скромные соображения.

Я думаю, что для вас, правитель, нет важнее дела, чем приложить все силы к тому, чтобы народ жил в покое. А основой спокойствия народа является выбор правильных отношений [с соседними государствами]. Когда этот выбор сделан верно, то и народ находится в спокойствии, а если выбор не удался, то народ никогда не обретет покоя. Разрешите мне поговорить о внешних бедствиях, [угрожающих Чжао].

Если вы в Чжао станете враждовать с Ци и Цинь, народ ваш не обретет покоя. Если вы, опираясь на силы Цинь, нападете на Ци, народ ваш покоя [все равно] не получит. Если же положитесь на силы Ци и нападете на царство Цинь, то и в этом случае покоя своему народу не обеспечите. Поэтому для правителя, который строит планы, чтобы напасть на какое-то государство, трудность [98] обычно состоит в провозглашении полного разрыва отношений с этим государством. Но я прошу вас, князь, быть осторожным в начале таких действий, прошу ясно отличать белое от черного, свет от мрака. Если вы, правитель, сможете прислушаться к планам и соображениям вашего слуги, то княжество Янь непременно предоставит вам земли, богатые шерстью и мехами, где много скота; княжество Ци предоставит вам морские заливы, [богатые] рыбой и солью; царство Чу предоставит вам апельсиновые и другие цитрусовые сады, а Хань, Вэй и Чжуншань 20 смогут предоставить вам, князь, земли танмуи 21 для наделов вашим знатным родичам, чтобы они стали князьями. Пять гегемонов ради захвата [чужих] земель и извлечения из них выгоды поднимали войска и брали в плен военачальников, а шанский Чэн Тан и чжоуский У-ван в борьбе за власть шли даже на убийство законных правителей. Ныне же вы, ван, имеете возможность получить и то и другое. Вот чего я хочу для вас».

[Су Цинь продолжал]: «Если вы, Великий ван, вступите теперь в союз с Цинь, то Цинь непременно ослабит Хань и Вэй; если вы объединитесь с Ци, то Ци непременно ослабит Чу [и] Вэй. А когда ослабнет Вэй, у него будет отторгнута территория за Хуанхэ — Хэвай; когда ослабнет Хань, будет потерян Иян 22, и его потеря закроет для ханьцев пути в Шанцзюнь 23. Отторжение Хэвая у Вэй приведет к тому, что его пути сообщения [с западом] будут прерваны. Когда же ослабнет Чу, то [Чжао] останется без всякой помощи. Последствия каждой из этих трех стратегий вам, князь, необходимо точно рассчитать.

Когда же войска Цинь займут Чжидао, окажется в опасности Наньян 24. Если же циньцы захватят земли Хань и окружат [столицу] Чжоу, тогда и Чжао придется поднимать свои войска, чтобы защитить себя. А если циньцы овладеют землями [Малого] Вэй и захватят их Цюаньчэн 25, то и правитель Ци должен будет смиренно явиться на поклон к циньскому правителю. Если же, получив все это, правитель Цинь пожелает овладеть всеми территориями к востоку от гор, он несомненно поднимет свои армии и направит их против Чжао. Как только циньские воины переправятся через Хуанхэ, перейдут через реку Чжаншуй и захватят город Паньу 26, сражение развернется у стен Ханьданя. Это то, от чего я хотел бы вас уберечь».

[Далее Су Цинь] сказал: «В настоящее время среди княжеств, расположенных к востоку от гор, нет таких, которые были бы мощнее Чжао. Земли Чжао раскинулись более чем на две тысячи ли, воинов-латников [у вас] несколько сотен тысяч, есть тысяча [99] боевых колесниц и десять тысяч конников, запасов продовольствия хватит на несколько лет. С запада Чжао прикрыто горами Чаншань, с юга-реками Чжанхэ 27 и Хуанхэ, с востока-рекой Цинхэ, на севере соседствует с Янь. Янь, несомненно, государство слабое, бояться его нечего. Цинь в Поднебесной больше всего стремится нанести вред именно Чжао, но циньский правитель не решается поднять свои войска против Чжао. Почему же? [Он] опасается, как бы Хань и Вэй не сговорились у него в тылу. Отсюда понятно, что Хань и Вэй являются сейчас заслонами с юга для Чжао. Если правитель Цинь нападет на Хань и Вэй, которые не располагают защитой в виде значительных гор и больших рек, то циньцы кусок за куском станут поглощать их земли и остановятся только перед их столицами. [В результате], неспособные более сопротивляться, Хань и Вэй, без сомнения, войдут в число вассалов Цинь. Ну, а когда перед циньцами не окажется заслона в виде этих княжеств, то Чжао конечно же окажется в беде. Это то, от чего я хотел бы вас уберечь.

Я слышал, что император Яо не имел и трех наделов земли, император Шунь не имел земли совсем, но они овладели всей Поднебесной. Великий Юй не располагал и сотней подданных, но стал правителем всех чжухоу. У Чэн Тана и У-вана было не более трех тысяч служилых мужей, не более 300 колесниц, не более 30 тысяч воинов, но оба они стали государями-Сынами Неба, действительно овладев путями управления [государством]. Поэтому мудрый и дальновидный правитель во внешних делах оценивает силы и слабости неприятеля, а внутри страны взвешивает способности своих воинов и служилых мужей. Он не дожидается, когда две армии выстроятся друг против друга, в его груди уже задолго до этого сложилось все то, что определяет победу или поражение, существование или гибель [государства]. Разве можно пренебрегать мнением многих людей и принимать случайные решения?

Я взял не себя смелость набросать для вас карту Поднебесной, [и по ней выходит], что земли чжухоу в пять раз превосходят территорию царства Цинь, а если посчитать войска чжухоу, то они в десять раз превышают силы Цинь. Если шесть княжеств станут действовать заодно, объединят свои силы и направят их на запад, чтобы напасть на Цинь, то Цинь непременно будет разбито. Однако сейчас вы, князь, обращаетесь лицом к западу и служите Цинь, находясь у него в подчинении. Но разве можно одновременно толковать о том, что надо бить врага, и стремиться быть разбитым, подчинять себе людей и становиться их подданным?

К тому же сторонники союза [лянь]хэн все время стремятся [100] отрезать земли у чжухоу и передать их Цинь. А стоит осуществиться этому плану, как правитель Цинь станет воздвигать высокие башни, сооружать роскошные дворцы и покои, наслаждаться музыкой свирелей и цитр, обзаведется роскошными выездами, будет развлекаться с красавицами. Бедствия, принесенные Цинь княжествам, нисколько не будут его беспокоить.

Вот почему сторонники плана хэн денно и нощно пугают чжухоу мощью Цинь, чтобы добиться отторжения их территорий. Я хотел бы, Великий ван, чтобы вы серьезно обдумали все это.

Я слышал, что мудрый правитель отбрасывает сомнительное, отметает всяческую клевету, отказывается слушать всевозможные толки, закрывает двери для любых группировок при дворе. Поэтому-то мне и удалось со всей преданностью изложить перед вами свой план, осуществление которого усилит почтение к правителю, расширит его земли и укрепит военные силы. Я считаю, что для вас, Великий ван, лучший план действий-создать единый союз [княжеств] Хань, Вэй, Ци, Чу, Янь и Чжао для выступления против Цинь. Призовите военачальников и первых советников всех княжеств Поднебесной собраться на берегу реки Хуаньшуй 28. Договоритесь с ними об обмене заложниками и, зарезав белую лошадь, заключите с ними союз. Пусть союзническая клятва гласит: "Если Цинь нападет на Чу, то Ци и Вэй посылают отборные войска на помощь ему, войска Хань отрезают пути подвоза провианта [для циньской армии], войска Чжао переходят через реки Хуанхэ и Чжанхэ, а войска Янь обороняют с севера горы Чаншань; если Цинь нападет на Хань и Вэй, то Чу отрезает противнику тылы, Ци посылает отборные войска им на помощь, войска Чжао переходят реки Хуанхэ и Чжанхэ, а войска Янь обороняют район Юньчжуна; если Цинь нападет на Ци, то Чу отрезает тылы противника, Хань обороняет и удерживает Чэнгао 29, вэйские [войска] преграждают пути продвижения циньцев, [войска] Чжао переходят реки Хуанхэ и Чжанхэ и доходят до Богуаня 30, а Янь посылает на помощь [Ци] отборные отряды; если циньцы нападут на Янь, то Чжао удерживает район гор Чаншань, чуские войска нападут на Угуань 31, циские [войска], перейдя Хуанхэ, выйдут к Бохаю, а Хань и Вэй пошлют на помощь [Янь] свои отборные войска; если [же] циньские войска нападут на Чжао, то ханьская армия станет лагерем в Ияне, чуская армия-в Угуане, вэйская армия сосредоточится за Хуанхэ, циские [войска] перейдут через реку Цинхэ, а Янь пошлет в помощь Чжао свои отборные отряды. Если паче чаяния один из князей не выполнит условий договора, то войска остальных пяти чжухоу совместно обрушатся на [101] отступника". Пока все шесть княжеств будут действовать сплоченно против Цинь, циньские латники ни в коем случае не осмелятся выйти за пределы заставы Ханьгу, чтобы вредить княжествам, расположенным к востоку от горных хребтов. И если все пойдет так, то вы, князь, станете ваном-гегемоном».

Правитель Чжао ответил [Су Циню]: «Я годами молод, лишь недавно встал у власти, и мне еще не приходилось слышать столь далеко идущих планов [сохранения] своих алтарей духов Земли и злаков. Вы стремитесь сохранить Поднебесную и обеспечить спокойствие чжухоу, и я с почтением доверяю вам дела нашего княжества» 32. После чего чжаоский князь повелел предоставить [Су Циню] сотню нарядных колесниц, тысячу кусков золота, сотню кружков белой яшмы, тысячу кусков парчи, с тем чтобы привлечь чжухоу к союзу.

В это время чжоуский Сын Неба прислал циньскому Хуэй-вану жертвенное мясо из подносимого духам чжоуских Вэнь-вана и У-вана (334 г.) 33. Циньский Хуэй-ван послал войска во главе с Си-шоу 34 напасть на Вэй. Циньцы взяли в плен вэйского военачальника Лун Цзя и захватили вэйский Дяоинь 35. Циньцы намеревались двинуть армию дальше на восток. Су Цинь опасался, что циньские войска достигнут Чжао, и, разозленный [деятельностью] Чжан И 36, вынудил его бежать в Цинь.

В ту пору он поучал ханьского Сюань-вана 37: «На севере Хань имеются укрепления в Гун и Чэнгао, на западе-крепости Иян и Шанбань, на востоке находятся Юань и Жан, протекает река Вэйшуй, на юге высятся горы Синшань 38. Ханьские земли составляют квадрат со стороной в 900 с лишним ли, воинов-латников [в княжестве] несколько сотен тысяч; все искусные лучники и лучшие в Поднебесной стрелки из самострелов-выходцы из Хань. Ваше войско [вооружено] арбалетами и луками ци-цзы, шили и самыми дальнобойными из всех луков-цзюйлай, которые стреляют более чем на 600 шагов. Ханьские воины обучены стрелять из луков с колена, выпускать без передышки до сотни стрел; солдатам противника, находящимся далеко, они пробивают латы и ранят грудь, а тех, кто находится близко, поражают прямо в сердце. Мечи и алебарды ханьских воинов сделаны [на горе] Миншань, в Танци, в [горах] Моян, в Хэфу, Дэнши, Юаньфэне, [на горе] Лунъюань и в Тайэ 39. Оружие, производимое в этих местах, отличается прочностью и остротой; на суше им можно убивать лошадей и быков, на воде-лебедей и диких гусей, а направленное на врага, оно рассекает его крепкие латы, железные панцири, кожаные нагрудники, щиты. А сколь храбры ханьские воины, облаченные в крепкие [102] латы, вооруженные тугими луками и острыми мечами. Без сомнения, каждый из них способен противостоять сотне врагов.

Разве можно при такой мощи Хань, при вашей, Великий ван, мудрости, обратиться на запад и со сложенными в приветствии руками служить царству Цинь! Что может быть большим позором для алтарей духов Земли и злаков [вашего] рода, большим посмешищем для Поднебесной? Поэтому я прошу Великого вана все это тщательно взвесить.

Если вы, Великий ван, решите служить Цинь, то циньцы [для начала] непременно потребуют отдать им Иян и Чэнгао. Если сейчас уступите их, то на следующий год от вас вновь потребуют отрезать земли. Отдав и их, вы не оставите [себе] земель для уступок, а откажетесь уступать-ваши прежние заслуги будут сведены на нет и вы окажетесь перед катастрофой: ведь ваши владения имеют предел, а циньские требования беспредельны. А обладая ограниченной территорией, идти наперекор неограниченным требованиям означает не что иное, как навлекать на себя злобу, и это непременно приведет к беде. Так вы без боя потеряете свои земли. Я слышал народную пословицу: "Лучше быть клювом петуха, чем задом коровы". Чем вы будете отличаться от коровьего зада, если ныне обратитесь на запад и со сложенными в приветствии руками признаете себя подданным циньского правителя? Если вы, располагая могучими ханьскими армиями, обладая мудростью, получите прозвище "коровий зад", мне, вашему слуге, будет стыдно за вас, Великий ван» 40.

Ханьский ван сразу изменился в лице, пришел в смятение, взмахнул руками и гневно посмотрел вокруг. Схватившись за меч, он со вздохом поднял лицо к небу и сказал: «Я хотя и не очень способен, но подчиняться Цинь все равно не стану. Сейчас вы, господин, передали мне наставления чжаоского вана, и я с почтением от имени алтаря духов Земли и злаков [моего дома] присоединяюсь к вашему союзу цзун».

[Затем Су Цинь отправился в Вэй] и сказал там вэйскому Сян-вану 41: «На юге ваших земель, Великий ван, расположены Хунгоу, Чэнь, Жунань, Сюй, Янь, Куньян, Чжаолин, Уян, Синьду, Синьси; на востоке расположены Хуай, Ин, Чжуцзао и Усюй; на западе ваши земли ограничены Великой стеной, а на севере находится район Хэвай, [а также] Цзюань, Янь и Суаньцзао 42. Ваши земли протянулись на тысячу ли. Хотя ваше княжество и считается небольшим, оно плотно заселено, на ваших землях нет невозделанных полей, нет даже пустошей, где можно пасти скот. Население многочисленно, большое число конных повозок день и ночь [103] движется по вашим дорогам, и стоит неумолчный шум и грохот, как будто движутся огромные армии. Я, ваш смиренный слуга, считаю, что ваше, ван, княжество не уступает царству Чу, но сторонники плана хэн уговаривают вас перекинуться на сторону хищного Цинь, чтобы напасть на Поднебесную. В конечном счете от циньцев на вас обрушится бедствие, а вы не видите этого. Ведь тот, кто поддерживает могучее Цинь, подрывает свою власть [внутри княжества], и не может быть преступления тяжелее, чем это. Вэй- одно из могущественных государств в Поднебесной, вы, ван, один из мудрейших ванов Поднебесной. Если вы сейчас вознамеритесь обратиться лицом к западу и станете служить правителю Цинь, превратив свое княжество в его восточную вотчину, [то поможете ему] воссесть во дворце императором, надеть шапку и костюм верховного правителя и принимать дань от князей весной и осенью, [и] мне [будет] стыдно за вас, Великий ван.

Я слышал, что юэский ван Гоу Цзянь в бою всего с тремя тысячами воинов взял в плен [уского] Фу Ча при Ганьсуе 43. У [чжоуского] У-вана имелось [лишь] три тысячи воинов да 300 обитых кожей колесниц, но он одолел [иньского] Чжоу [Синя] в Муе 44. Дело не в том, что у них было много войск, а в том, что они смогли воодушевить своих воинов на настоящий подвиг. Я слышал, что ныне у вас в войсках, Великий ван, [только] отборных воинов 200 тысяч, цантоу-тоже 200 тысяч, да еще вы можете набрать до 200 тысяч храбрецов, всякого рода челяди и подневольных до 100 тысяч человек, 600 колесниц да 5 тысяч конников 45. Это войско далеко превзойдет по численности то, каким располагали в свое время юэский ван Гоу Цзянь и [чжоуский] У-ван. Вы же, слушая уговоры своих сановников, намереваетесь сейчас войти в подчинение правителю Цинь. А ведь служа Цинь, вы должны будете отдать свои земли, чтобы доказать свою искренность, поэтому, даже не использовав военную силу, ваше княжество потерпит урон. Чиновники, которые советуют вам служить Цинь,- предатели, а не верные подданные. Слуги, которые стремятся отдать земли своего повелителя, чтобы заручиться внешними связями [с Цинь], и гонятся за сиюминутным успехом, не думая о будущем, подрывают общий дом и пекутся лишь о личном преуспеянии. Вовне они укрепляют и без того могущественное Цинь, а внутри [княжества] грабят своего повелителя. Они стремятся к отторжению вэйских земель, и я хочу, чтобы вы, Великий ван, задумались над этим. В Чжоу шу сказано: "Когда прядешь, нить тянется непрерывно, когда разрастаются сорняки, как с ними быть? Если не уничтожить их, пока они малы, то в дальнейшем [104] придется прибегнуть к топору" 46. Если вы не будете дальновидны с самого начала, то позднее нагрянет большая беда. Что вы будете делать тогда? Если вы, Великий ван, с открытым сердцем прислушаетесь к моим [предостережениям и советам], то все шесть княжеств будут действовать сообща, объединятся и сольют свои силы и намерения. Тогда, конечно, [мы предотвратим] бедствия, которые несет нам могущественное Цинь. Вот почему смиренный чжаоский ван послал меня к вам изложить свой план и предложить вам заключить чистосердечный союз. Сейчас дело за вашим решением, Великий ван».

Вэйский ван ответил: «Я человек малодостойный, мне не приходилось выслушивать разумных наставлений. Ныне вы, уважаемый, передали мне высокие предложения чжаоского вана. Я с почтением присоединяюсь к союзу».

Затем Су Цинь проследовал на восток и сказал цискому Сюань-вану 47: «На юге княжества Ци расположена гора Тайшань, к востоку-горы Ланье 48, к западу-река Цинхэ, к северу лежит Бохай. Это для вашего княжества четыре [защитные] крепости. Земли Ци составляют квадрат со стороной в две с лишним тысячи ли. У вас несколько сотен тысяч латников, у вас горы зерна, ваши превосходные воины трех армий и солдаты, набранные из пятерок семей, в наступлении подобны острым пикам и стрелам; они обрушиваются на врага подобно грому, рассеивающего, как ураган. Обладая такой военной мощью, вам никогда не приходилось удаляться от Тайшани, отходить от Цинхэ или переправляться через Бохай. У вас [только] в столичном городе Линьцзы, как я сам убедился, 70 тысяч дворов. Каждый двор может выставить не менее трех мужчин, а трижды семь-двадцать один, [так что] одна столица даст 210 тысяч воинов. Тогда, даже не дожидаясь присылки войск из отдаленных уездов, вы уже [соберете] 210 тысяч [солдат] лишь из одного Линьцзы. [Город] Линьцзы весьма богат и изобилен. Все его жители играют на свирелях, гуслях и цитрах 49, устраивают петушиные бои и собачьи бега, развлекаются игрой в любо и в тицзюй 50. На улицах Линьцзы так тесно, что повозки задевают друг друга, людей так много, что они касаются друг друга плечами, и если соединить полы их одежд, то получился бы громадный шатер; если им вместе поднять рукава своих одежд, образовался бы [огромный] полог; если они одновременно смахнут пот [со лба], то прольется дождь. Там все семьи богаты, устремления людей высоки, дух их возвышен 51. Никто в Поднебесной не сравнится с достоинствами Великого вана и с силой Ци. И если вы обратитесь лицом к западу и станете служить правителю царства Цинь, то [105] мне, вашему слуге, будет стыдно за вас, Великий ван».

[Су Цинь продолжал]: «Кроме того, Хань и Вэй больше всего опасаются Цинь, так как они непосредственно граничат с ним. Даже если они двинут войска, чтобы противостоять Цинь, то не пройдет и десяти дней, как исход войны будет ясен и решится вопрос об их существовании или гибели. [Если] Хань и Вэй в сражении одолеют Цинь, то при этом они потеряют половину армии, и их границы окажутся незащищенными. Ну, а если они проиграют войну, то их государства окажутся в опасности и они будут на краю гибели. Вот по какой причине Хань и Вэй трудно воевать с Цинь и легко стать его вассалами. Если Цинь нападет на Ци, то положение изменится. Ему придется сначала присоединить к себе земли Хань и Вэй, пройти дорогами через [Малое] Вэй и Янцзинь, преодолеть теснины Канфу 52. Там не проедет ни пара повозок, ни даже пара всадников, а если всего сотня людей будет их защищать, то и тысяче воинов не удастся пройти их. Пусть даже циньцы и сумеют войти в ваши пределы, им все время придется оглядываться назад в опасении за свой тыл, по которому могут ударить войска Хань и Вэй. Вот почему циньский правитель сомневается, [развязывать ли войну], [он лишь] бахвалится своей силой и запугивает всех, ведет себя надменно, но наступать еще не решается. Таким образом, ясно, что Цинь в настоящее время не в состоянии нанести вред Ци.

Недооценка во всей полноте того, что Цинь не может сейчас навредить Ци, стремление повернуться лицом к западу, чтобы служить Цинь,-это ошибки в расчетах ваших подданных. Сейчас у вас [еще] нет репутации вассала Цинь, а есть реальная мощь сильного государства. Поэтому я и хотел просить вас, Великий ван, чтобы вы немного повременили с решением и хорошенько обдумали план действий».

Циский ван ответил: «Я недостаточно мудр, управляю княжеством, примыкающим к морю и расположенным на далекой восточной окраине, и мне не доводилось слышать великодушных наставлений. Ныне вы передаете мне призыв чжаоского вана о союзе, и я с почтением последую за объединением княжеств цзун».

Тогда [Су Цинь] проследовал на юго-запад и, представ перед чуским Вэй-ваном 53, сказал ему: «Чу- одно из могущественных государств Поднебесной. Вы, ван, один из мудрых правителей в Поднебесной. На западе вы владеете областями Цяньчжун и Уцзюнь, на востоке владеете Сячжоу и Хайяном; на юге у вас лежат озера Дунтин и Цанъу, на севере вы обладаете крепостями Синсай и Сюньян 54. Ваши земли составляют квадрат со стороной [106] пять с лишним тысяч ли, у вас миллион латников, тысяча боевых колесниц, десять тысяч конников и на десять лет запасов продовольствия 55. У вас есть все, чтобы стать ба-ваном. При мощи царства Чу и вашей мудрости, ван, нет такой силы в Поднебесной, которая могла бы противостоять вам. Если вы вознамеритесь обратиться лицом к западу и служить правителю Цинь, среди владетельных князей не найдется таких, кто бы [вслед за вами] не обратился на запад, чтобы представиться при дворе в Чжантае 56.

Нет того, кому бы Цинь хотело вредить больше, чем Чу. Будет Чу могущественным-Цинь будет слабым, будет Цинь сильным-будет слабым Чу. Эти два царства не могут сосуществовать. Поэтому вам, Великий ван, лучше всего, сблизившись с чжухоу, изолировать Цинь. Если же вы, Великий ван, не сблизитесь с князьями, то циньский правитель непременно поднимет две армии и одна из них выступит из Угуаня, а другая займет Цяньчжун, тогда города Янь и Ин тут же падут. Я слышал [такое суждение]: порядок надо наводить до того, как начнется смута, пока еще ничего не случилось. А уж если беда пришла, думать об этом будет поздно, и ничего тогда не поделаешь. Поэтому я хотел бы, чтобы вы, Великий ван, как можно раньше рассчитали нужные действия.

Если вы, Великий ван, действительно соизволите прислушаться к моим суждениям, то я сумею склонить княжества, находящиеся к востоку от гор, все четыре сезона года приносить вам дары и принимать ваши мудрые повеления. Они будут поддерживать ваши алтари духов Земли и злаков, ваши родовые храмы; будут тренировать отличных солдат и предоставлять их в ваше распоряжение. Если вы, Великий ван, соизволите претворить мой скромный план в жизнь, то красавицы и певицы из княжеств Хань, Вэй, Ци, Янь, Чжао, [Малое] Вэй заполнят внутренние покои ваших дворцов, а в ваших военных конюшнях будут стоять верблюды и скакуны из княжеств Янь и Дай. Вступив в союз хэцзун, Чу будет править Поднебесной; если согласитесь с планом хэн, то циньский правитель станет императором. Если вы откажетесь от дела вана-гегемона и готовы прослыть слугой другого правителя, это будет не тот выбор, который я бы сделал на вашем месте.

Ведь царство Цинь-хищник, намеревающийся поглотить всю Поднебесную, и вся Поднебесная ненавидит Цинь. Сторонники союза хэн стремятся отторгнуть земли чжухоу, чтобы выслужиться перед Цинь. Это все равно, что взращивать врага и угодливо подносить ему все, [что он требует]. Это равносильно стремлению слуги отторгнуть земли своего господина, чтобы установить отношения с хищным и безжалостным царством Цинь, [107] которое покушается на всю Поднебесную. От Цинь надвигается беда, [но] ее не осознают. Поддерживать вовне могущество Цинь и грабить своего же правителя, стремясь к отторжению его земель,- большего предательства и вероломства быть не может. Зато если вы установите близкие отношения с княжествами, то чжухоу отдадут вам [часть] своих земель и будут служить Чу. В случае же создания союза хэн царству Чу придется отделить свои земли и служить Цинь. Эти два плана несовместимы друг с другом. Какой из двух путей вы, Великий ван, изберете? Чжаоский ван послал меня изложить мои скромные соображения и предложить вам союз. Все зависит от вашего, Великий ван, мудрого решения».

Чуский ван на это ответил: «Мое государство на западе граничит с царством Цинь. Циньский правитель [давно] стремится присоединить к себе земли Ба и Шу, район Ханьчжуна. Цинь-государство свирепое словно тигр, с ним нельзя сближаться. Хань и Вэй тоже боятся бед, которые может принести им Цинь, но они не в состоянии пойти на серьезные замыслы против него, так как [в случае] присоединения к союзу цзун, опасаются, что кто-то из их союзников пойдет на соглашение с Цинь, и тогда еще до начала осуществления их планов княжества окажутся в опасности. Я взвесил свои возможности и понял, что если только Чу станет противопоставлять себя Цинь, оно его не одолеет. На советы наших сановников полагаться тоже нельзя. Я сейчас не в состоянии спокойно спать на своей циновке, пища для меня потеряла вкус, сердце мое трепещет в тревоге, словно знамя на ветру, и я так и не мог решить окончательно, куда примкнуть. Коль скоро сейчас вы решили объединить Поднебесную, повести за собой чжухоу, чтобы обеспечить существование находящихся в опасности княжеств, я с почтением готов последовать за вашим союзом, предоставив вам [все силы духов своих] алтарей Земли и злаков» 57.

Так все шесть княжеств объединили свои силы, образовав союз хэцзун. Су Цинь был поставлен главой этого союза, став сяном у шести князей.

Су Цинь вернулся на север, чтобы доложить [о результатах поездки] чжаоскому вану. Его путь пролегал через Лоян 58. Следовавшие за ним повозки были нагружены [дарами], все чжухоу прислали гонцов сопровождать Су Циня, и их набралось так много, что люди думали, будто едет сам ван. Чжоуский Сянь-ван 59, услышав про это, всполошился. Он повелел расчистить дорогу и послал гонцов приветствовать гостей в окрестностях столицы. Братья Су Циня и невестки не решались прямо смотреть ему в глаза, поглядывали на него искоса, кланялись и подносили Су Циню [108] еду. Су Цинь, усмехаясь, сказал жене старшего брата: «Почему это вы раньше презирали меня, а теперь так почтительны?» Невестка, согнувшись до земли, оправдываясь, сказала: «Вы, Цзи-цзы 60, сейчас занимаете высокое положение, и у вас много золота». Су Цинь с тяжким вздохом сказал на это: «Но я тот же человек. Богатого и знатного даже родичи боятся, бедного и ничтожного те же родичи презирают, что ж говорить о [чужих] людях! Кроме того, разве то, что я получил в окрестностях Лояна два цина полей, помогло мне получить печати первых советников шести княжеств?» И он раздал тысячу золотых родным и друзьям. В свое время, находясь в Янь, Су Цинь одолжил у одного посредника 100 монет для собственных нужд. Теперь, став богатым и знатным, вернул ему 100 золотых. Он отблагодарил всех, от кого в прошлом видел добро. [Однако] один из сопровождавших Су Циня был обойден. Он предстал перед Су Цинем и напомнил о себе. Су Цинь ответил: «Дело не в том, что я забыл о вас. Когда мы с вами прибыли в Янь, вы неоднократно покидали меня на реке Ишуй. Как раз в то время я был в трудном положении и очень надеялся на вашу помощь. Потому я поставил вас на последнее место, но сейчас и вы тоже получите свою долю».

Когда Су Цинь создал союз шести княжеств и сблизил их, он вернулся в Чжао. Чжаоский Су-хоу пожаловал ему звание Уань-цзюня 61 и послал циньскому правителю сообщение о том, что образован союз княжеств цзун. [После этого] циньские армии в течение 15 лет не осмеливались даже выглядывать из-за заставы Ханьгу 62.

Позже циньский правитель, стремясь расстроить союз княжеств цзун, послал Си-шоу обманом склонить Ци и Вэй совместно напасть на Чжао. Когда войска Ци и Вэй напали на Чжао, чжаоский ван стал упрекать в этом Су Циня. Су Цинь был напуган [происходящим] и просил направить его в Янь [за помощью], чтобы непременно отплатить правителю Ци. Когда Су Цинь покинул Чжао, союз цзун распался.

Циньский Хуэй-ван отдал свою дочь в жены наследнику яньского вана. В этом же году умер яньский Вэнь-хоу и у власти встал его наследник. Это был яньский И-ван 63. Как только И-ван вступил на княжеский престол, циский Сюань-ван, воспользовавшись трауром в Янь, напал на это княжество и захватил десять яньских городов. И-ван сказал Су Циню: «В свое время, когда вы, учитель, прибыли в Янь, прежний ван уполномочил вас свидеться с чжаоским ваном, после чего был создан союз хэцзун между шестью княжествами. Ныне правитель Ци сначала напал на Чжао, а [109] затем достиг и нашего Янь. Из-за вас, учитель, мы стали посмешищем в Поднебесной. Скажите, сумеете ли вы сделать так, чтобы Янь вернуло себе захваченные земли?» Су Цинь, устыдившись, ответил: «Разрешите, правитель, попытаться вернуть вам ваши земли».

И Су Цинь, [отправившись в Ци], предстал перед циским ваном, дважды поклонился, [затем], склонив голову, поздравил его с успехом и выразил соболезнование. Циский ван спросил: «Что это значит? Вы поздравили меня с успехом и тут же выразили соболезнование». Су Цинь ответил: «Я слышал, что [даже] голодный не станет есть волчий корень (аконит), поскольку знает, что, наполнив желудок этой ядовитой пищей, он умрет, как и от голода. Хотя княжество Янь малое и слабое, но его нынешний правитель все-таки зять циньского вана. Вы, Великий ван, получив выгоду в виде десяти яньских городов, взамен надолго обретете врага в лице могущественного Цинь. Если сейчас слабое и малое Янь, подобное одинокому дикому гусю, летящему за своим вожаком, последует за могущественным Цинь, вы навлечете на себя нападение сильнейших в Поднебесной войск, а это все равно, что съесть волчий корень».

Циский ван опечалился и, изменившись в лице, сказал: «Если так, то как же мне быть?» Су Цинь ответил: «Я слышал, что в древности те, кто умело управлял государством, обращали беду в удачу, поражение-в успех. Если вы, Великий ван, искренне готовы последовать моим советам, то верните княжеству Янь захваченные у него десять городов. Получив просто так десять городов, яньский правитель непременно обрадуется, и циньский ван, узнав, что из-за него вернули десять городов, тоже непременно обрадуется. Этот шаг приведет к отказу от вражды и ненависти и станет [первым] камнем в налаживании отношений между князьями. А коль скоро Янь и Цинь будут служить [интересам] Ци, то ваши, Великий ван, повеления и призывы разнесутся по Поднебесной, и никто не осмелится [их] ослушаться. Таким путем, внешне, на словах, вы как бы примкнете к Цинь и десятью городами завоюете [добрую славу] Поднебесной. Это дело достойное ба-вана». Ван воскликнул: «Прекрасно!» После чего вернул Янь десять городов.

Люди, стремившиеся погубить Су Циня, говорили: «Этот чиновник не раз предавал [свое] княжество, он устроит смуту». Су Цинь, опасаясь, что его обвинят в преступлении, вернулся [в Янь], но яньский ван не восстановил его на службе. Су Цинь добился приема у яньского вана и сказал ему: «Я, ваш подданный, родом из простых людей Восточного Чжоу, у меня нет каких-либо [110] заслуг, но вы, ван, лично приветствовали меня в храме предков и по ритуалу приняли меня во дворце. Ныне я отвел от Янь угрозу нападения войск Ци, вернул вам десять городов. Казалось бы, за все это меня следовало приблизить к себе еще больше. Но вот я прибыл к вам, а вы не назначаете меня чиновником. Наверняка это потому, что люди оклеветали меня перед вами. Но когда чиновнику не доверяют, это несчастье для правителя. Я слышал, что тот, кто считается преданным и надежным, [на самом деле] все делает ради себя, но на решительные поступки способен лишь тот, кто действует ради людей. Уговаривая циского вана, я действовал бескорыстно; я покинул свою престарелую мать в Восточном Чжоу не для того, чтобы утвердить свое имя, а для того, чтобы добиться общего успеха. Как бы вы, Великий ван, поступили, окажись перед вами три человека, один из которых по сыновнему послушанию подобен Цзэн Шэню, другой-по скромности подобен Бо И, третий-по преданности подобен Вэй Шэну 64. Взяли бы вы этих троих служить к себе?» Ван ответил: «Разумеется».

[Тогда] Су Цинь сказал: «Разве такого почтительного сына, как Цзэн Шэнь, верного своему долгу настолько, что он не расставался с родными даже на одну ночь, вы, ван, смогли бы послать пешком за тысячу ли, чтобы послужить слабому яньскому княжеству, находящемуся в опасности? Или такого бескорыстного человека, как Бо И, который по понятиям долга отказался унаследовать владения Гучжу[-цзюня] 65, не стал служить чжоускому У-вану, не принял пожалования и затем умер от голода на горе Шоуян, разве смогли бы вы, ван, послать пешком за тысячу ли, чтобы добиваться нужного вам у правителя Ци?! А известный своей преданностью Вэй Шэн! Однажды он договорился с любимой девушкой о встрече под мостом; девушка не пришла, но он не покинул своего места даже тогда, когда начался подъем воды, и, вцепившись в опоры моста, погиб. Разве человека, столь верного слову, вы, ван, смогли бы послать пешком за тысячу ли, чтобы отразить опасность со стороны сильных войск Ци? Я же из-за своей преданности оказался виновным перед правителем». Яньский ван сказал: «Вы не так уж и преданны-разве можно понести наказание за верность?» Су Цинь на это ответил: «Это не так. Я слышал, [что когда-то] один бинъкэ служил чиновником в дальних краях, а его жена вступила в любовную связь с другим. Когда ее муж должен был вернуться, сожитель забеспокоился, но женщина сказала ему: "Не волнуйся, я приготовила отравленное вино, чтобы поднести мужу". Через три дня муж действительно вернулся, и жена велела служанке поднести ему отравленное вино. Служанка [111] хотела было сказать, что в вине отрава, но испугалась, что муж прогонит хозяйку. Хотела промолчать, но испугалась, что отравит хозяина. Тогда она нарочно споткнулась и разлила вино. Хозяин разгневался и наказал ее 50 ударами палками. Таким образом, споткнувшись и разлив вино, она и хозяина спасла, и свою хозяйку сохранила, но в то же время не избежала наказания палками. Вот так зло может пасть на преданного и честного человека, который не совершил никакой провинности. Мои провинности, к несчастью, того же рода». [Тогда] яньский ван сказал [Су Циню]: «Учитель, займите прежнюю должность». И стал еще милостивее относиться к нему.

Мать И-вана, вдова Вэнь-хоу, находилась в любовной связи с Су Цинем. Яньский ван знал об этом, но продолжал хорошо относиться к Су Циню. Су Цинь [все же] опасался казни и однажды сказал яньскому вану: «Если я буду находиться в Янь, то не сумею обеспечить его усиления, а если я буду находиться в Ци, то Янь непременно станет сильным». Яньский ван ответил: «Да, только вы, учитель, сможете выполнить это». Тогда Су Цинь сделал вид, будто он провинился перед яньским правителем, и бежал в Ци. Циский Сюань-ван поставил его кэцином.

[Вскоре] Сюань-ван умер, у власти встал Минь-ван 66. Су Цинь убедил Минь-вана устроить покойному отцу пышные похороны, чтобы подтвердить свое сыновнее почтение, построить высокие покои, расширить парк и сады, дабы этим показать свои добрые намерения. Су Цинь таким путем намеревался ослабить Ци, действуя в пользу Янь. В это время умер яньский И-ван, к власти пришел яньский Гуай, который стал ваном.

После этого многие циские сановники, соперничавшие с Су Цинем за благосклонность правителя, послали людей заколоть Су Циня. Он был смертельно ранен, но сумел бежать. Циский ван велел изловить злоумышленников, [но их] не нашли. Перед смертью Су Цинь попросил циского вана: «Когда я умру, прикажите колесницами разорвать мое тело и объявите об этом на рынках [во всеуслышание], при этом скажите: "Су Цинь замышлял смуту в Ци в интересах княжества Янь". Если вы поступите так, то покушавшиеся на меня злодеи наверняка будут пойманы». Циский правитель так и поступил. Люди, виновные в гибели Су Циня, сами объявились, и циский ван казнил их. Яньский ван, узнав о случившемся, воскликнул: «Замечательно! Вот цисцы и отомстили за жизнь Су Циня!»

Когда Су Цинь умер, его деяния [и тайные планы] получили широкую огласку. Циский правитель узнал о них и серьезно [112] разгневался на яньского вана. Яньский правитель был очень напуган. У Су Циня было два младших брата-Су Дай и Су Ли. Они, идя по стопам старшего брата, тоже изучали [военную науку]. Су Дай после кончины Су Циня стал добиваться приема у яньского вана в стремлении продолжить дело старшего брата. Он сказал вану: «Я человек низкого звания из Восточного Чжоу. Я слышал, что у вас, Великий ван, весьма высокое чувство долга и справедливости. Я, может быть, не из самых умных. Но я решил оставить дома свою мотыгу и землю, чтобы встретиться с вами, Великий ван. То, что я увидел в Ханьдане, очень отличалось от того, что я слышал [о тамошних порядках] в [своем] Восточном Чжоу. Я был обескуражен этим и оставил надежды [на службу]. Когда же [я] прибыл в яньский дворец и увиделся с вашими чиновниками и служивыми, [я понял, что] вы, ван, мудрейший правитель Поднебесной». Яньский ван спросил: «А каков тот, кого вы называете мудрейшим ваном?» Су Дай ответил: «Я слышал, что мудрый ван должен выслушивать тех, кто говорит о его недостатках и ошибках, а не стремиться слушать только о своих достоинствах. Позвольте мне раскрыть перед ваном его ошибки. Княжества Ци и Чжао- противники Янь, а Чу и Вэй-государства, могущие помочь Янь. Ныне вы, ван, поддерживаете врагов и нападаете на союзников, это не принесет пользы Янь. Подумайте, ван,-ведь это ошибочные расчеты. Те, кто вам не сообщает об этом, не являются верными подданными». Ван сказал: «Да, княжество Ци, несомненно, мой враг, [но] если бы я задумал пойти войной на него, то просто погубил бы свое княжество, поскольку моих слабых сил не хватило бы [на эту борьбу]. Если вы способны повести войска Янь против Ци, то я бы доверил вам все силы своего княжества». Су Дай на это сказал: «В Поднебесной между собой воюют семь больших княжеств. Янь-самое слабое среди них, воевать самостоятельно оно не может, но если примкнет к кому-нибудь, то безусловно увеличит его силы. Если на юге вы примкнете к царству Чу, этим усилите Чу; если на западе примкнете к царству Цинь, то укрепите Цинь; если в центре примкнете к княжествам Хань и Вэй, то усилятся они. Поскольку государство, к которому вы примкнете, окрепнет, то и вы непременно станете весомее. В Ци ван уже взрослый, он действует самостоятельно. На юге он в течение пяти лет воевал с Чу, истощил свои запасы; на западе в течение трех лет находился в сложных отношениях с Цинь, его командиры и солдаты утомились; на севере он воевал с Янь, разгромил три ваших армии и пленил двух военачальников 67. Затем циский правитель, собрав оставшиеся войска, повернул на юг и [113] напал на сильное княжество Сун, обладавшее пятью тысячами колесниц, и захватил владения 12 [мелких] чжухоу 68. Таким образом, ясно, что этот правитель думает только о захватах; его народ отдает на достижение этих целей все силы, где же его одолеть! К тому же я слышал, что народ устает от многочисленных войн, а от длительных походов утомляются солдаты».

Яньский ван сказал: «Я слышал, что реки Цинхэ, Цзихэ, Чжохэ и Хуанхэ служат как бы защитным поясом для княжества Ци, а Великая стена и мощные оборонительные сооружения 69 служат ему крепостями. Действительно ли положение таково?» Су Дай ответил: «Если Небо не будет благосклонно [к цискому правителю], то его не защитят и ограждающие его реки Цинхэ, Цзихэ, Чжохэ и Хуанхэ. Если силы народа истощатся, то и Великая стена, и мощные сооружения перестанут служить барьером! Помимо этого, к западу от Цзихэ уже не осталось войск, они переброшены на случай отражения наступления армии Чжао; к северу от Хуанхэ тоже нет войск, они приготовлены против Янь. Коль скоро и с запада, от Цзихэ, и с севера, от Хуанхэ, сейчас силы отведены, изнутри княжество очень слабо. К тому же надменный правитель несомненно любит выгоду, а его чиновники, ведущие княжество к гибели, конечно же, корыстолюбивы. Вы, ван, можете без смущения послать туда в качестве заложников и сына и младшего брата, при этом одарите приближенных циского правителя жемчугами, яшмой и шелками; и тогда Ци окажется благосклонным к Янь и легко погубит Сун. Но следом может погибнуть [и само] Ци». Яньский ван сказал: «Я воспринимаю ваши соображения как веление Неба!» После этого яньский ван послал заложником в Ци одного из своих сыновей 70. А Су Ли через посредство сына яньского вана, посланного заложником, добился приема у циского вана. Циский ван, еще озлобленный поведением Су Циня, хотел бросить Су Ли в темницу, но за него попросил яньский заложник, и впоследствии Су Ли стал циским чиновником.

В это время Цзы Чжи, первый советник княжества Янь, выдал свою дочь замуж за Су Дая, намереваясь захватить в свои руки еще большую власть в Янь. Вслед за тем Су Дай был послан в Ци, чтобы сопровождать еще одного заложника. Циский правитель отослал Су Дая обратно с докладом яньскому правителю. Яньский ван Гуай спросил его: «Сможет ли циский ван стать гегемоном среди князей?» Су Дай ответил: «Не сможет». «А почему?» «Он не доверяет своим сановникам».

После этого яньский ван передал всю полноту власти первому советнику Цзы Чжи, а потом уступил ему и княжеский престол [114] (316 г.). [В результате] в Янь возникла большая смута. Тогда циские войска напали на Янь, убили вана Гуая и Цзы Чжи. В Янь у власти встал Чжао-ван 71, Су Дай и Су Ли не решились больше оставаться в Янь. Они оба в конце концов вернулись в Ци. Циский правитель принял их благожелательно.

Когда Су Дай проезжал через Вэй, вэйский правитель задержал его за действия в Янь. Циский ван послал гонца сказать вэйскому вану: «Княжество Ци предложило сунские земли пожаловать во владение Цзинъян-цзюню, но циньский правитель отказался от этого. [Произошло] это не потому, что для Цинь было невыгодно иметь дружбу с Ци и получить сунские земли, а потому, что циньский правитель не доверяет цискому вану и Су Даю. В настоящее время между Ци и Вэй сильная вражда, поэтому Ци не будет обманывать Цинь, а Цинь, в свою очередь, будет доверять Ци. Если Ци и Цинь объединятся, то Цзинъян-цзюнь получит сунские земли, а это будет не в интересах Вэй. Поэтому вам, ван, лучше отпустить Су Дая на восток. В таком случае правитель Цинь непременно усомнится в [намерениях] Ци и не станет доверять Су-цзы (Су Даю). А коли Ци и Цинь не будут союзниками, то в Поднебесной больших перемен не произойдет и над княжеством Ци нависнет угроза нападения». После этого Су Дая освободили. Он поехал в княжество Сун, где был прекрасно принят.

[В это время] циские войска напали на Сун. Оно оказалось в опасности. Тогда Су Дай послал] яньскому Чжао-вану такое письма: «Княжество Янь числится в ряду государств, обладающих десятью тысячами боевых колесниц, и оно же посылает заложников в Ци, что указывает на его недобрую славу и слабость. А посылать десять тысяч колесниц в помощь Ци в его нападении на Сун-значит взвалить тяжкое бремя на свой народ и истощить свои богатства. За разгромом Сун последует потеря районов Хуайбэя, принадлежащих Чу. Вы только обогатите и усилите своего врага-великое Ци и нанесете ущерб собственному княжеству. Эти три обстоятельства приведут вас к крупному поражению. Однако, если вы, ван, в надежде завоевать доверие правителя Ци начнете осуществлять свой план, то циньский правитель будет относиться к вам с еще большим недоверием, и его подозрительность по отношению к Янь усилится. В этом ошибочность ваших замыслов. Ведь если к Сун прибавить [чуский] Хуайбэй, то образуется государство, обладающее мощью десяти тысяч боевых колесниц. И все это приберет к рукам княжество Ци. Таким образом оно вдвое увеличит свои силы. А если к землям восточных и (дунъи), занимающим квадрат со стороной 700 ли, прибавить Лу и [115] [Малое] Вэй, то по силе это тоже будет государство, располагающее десятью тысячами боевых колесниц. Если Ци и его присоединит к себе, то станет сильнее втрое. На мощь одного Ци ваше Янь смотрит с опаской и не в состоянии справиться с ним, если же три Ци навалятся на Янь, беда будет огромной.

Хотя это и так, разумный правитель стремится к тому, чтобы несчастье обратилось в счастье, поражение-в успех. Ведь циские пурпурные шнуры-это испорченный шелк-сырец, и за него просят десятикратную цену 72. Сумел же юэский ван Гоу Цзянь, обосновавшись на горе Гуйцзи, вновь разбить сильное княжество У и стать гегемоном в Поднебесной. Это пример того, как несчастье превращают в счастье, а поражение оборачивается успехом.

Если вы, ван, намерены несчастье обратить в счастье, а поражение-в успех, то лучше всего побудить циского правителя стать гегемоном и выразить ему почтение. [Затем] отправьте послов в чжоуский дом для заключения союза с князьями, сожгите циньские верительные дощечки, заявив при этом: "Лучший план-это сокрушение Цинь. Следующая задача-надолго сдержать его [агрессивность]". Когда Цинь испытает ограничения и подвергнется ударам со стороны княжеств, циньский ван обязательно забеспокоится. [Ведь] царство Цинь [уже] на протяжении пяти поколений нападает на чжухоу. Если же оно окажется ниже Ци, циньский ван будет любой ценой стремиться ослабить Ци. Раз так, то почему бы вам, ван, не послать бойкого на язык мужа сказать циньскому вану: "Если Янь и Чжао разобьют Сун, это усилит Ци, и тогда Янь и Чжао придется признать себя его подданными и почитать циского правителя, а это не в их интересах. Хоть это и невыгодно, Янь и Чжао [все-таки] будут вынуждены действовать именно таким образом, потому что они не доверяют вам, циньский ван. А если это так, то почему бы вам не послать туда пользующихся доверием людей и не принять под свое покровительство Янь и Чжао. Пошлите в Янь и Чжао прежде всего Цзинъян-цзюня и Гаолин-цзюня 73. Если в политике Цинь что-то изменится, то эти двое останутся там заложниками, и в этом случае Янь и Чжао доверятся Цинь. Тогда [правитель] Цинь станет императором Запада, правитель Янь-[императором] Севера, правитель Чжао-[императором] Центра, и эти три императора будут повелевать Поднебесной. Если же [правители] Хань и Вэй не подчинятся вам, Цинь выступит против них, а если не подчинится Ци, то против него выступят войска Янь и Чжао. Кто тогда в Поднебесной посмеет ослушаться вас? Когда Поднебесная будет покорена и послушна вам, вы пошлете войска Хань и Вэй в наступление на [116] Ци". При этом следует заявить: "Мы непременно вернем сунские земли и возвратим Хуайбэй царству Чу. Возврат сунских земель и чуского Хуайбэя выгоден Янь и Чжао; вместе с тем становление власти трех императоров отвечает желаниям правителей Янь и Чжао. Таким образом, получив реально то, что им выгодно и что они желали, Янь и Чжао оставят Ци так же легко, как человек скидывает шлепанцы. Если сейчас вы не примете под свою руку Янь и Чжао, непременно установится гегемония Ци. Тогда чжухоу одобрят власть Ци, а если вы, ван, не последуете за ними, вас ожидает нападение. Ну, а в том случае, если чжухоу одобрят [власть] Ци и вы, ван, последуете за ними, вы опозорите свое имя. Сейчас, если вы примете под свое покровительство Янь и Чжао, в вашем княжестве воцарится спокойствие и ваше имя будет пользоваться уважением, если же отвергнете Янь и Чжао, то ваше княжество окажется в опасности и ваше имя будет опозорено. Но ведь мудрый правитель не бежит от спокойствия и уважения к опасности и позору".

Нет сомнений, что, услышав подобные суждения, циньский ван предпримет решительные действия. В таком случае, почему бы вам, ван, не послать красноречивого мужа передать все это правителю Цинь? Циньский правитель, несомненно, примет [ваши доводы], а Ци, конечно же, вступит в борьбу. Принятие Цинь ваших доводов укрепит ваши отношения с ним, нападение на Ци принесет вам прямые выгоды. А уважать хорошие отношения и добиваться реальных выгод-это дело, достойное мудрого вана».

Яньский Чжао-ван одобрительно отнесся к письму Су Дая и сказал: «Мой предок видел немало доброго от рода Су, но потом из-за неправых действий его потомка род Су покинул Янь. Если Янь намерено отомстить Ци, то без участия членов фамилии Су не обойтись». Поэтому Чжао-ван призвал к себе Су Дая, радушно обошелся с ним и вместе с ним разработал план похода на Ци. В итоге армия Ци была разбита, а циский Минь-ван бежал (284 г.).

Прошло значительное время, и правитель Цинь призвал к себе яньского вана. Тот собрался поехать, но Су Дай отговаривал его: «Царство Чу когда-то овладело Чжи, и это поставило его на грань гибели, княжество Ци когда-то овладело землями Сун, и это [тоже] поставило его на грань гибели. Почему же Ци и Чу не смогли владеть Чжи и Сун, а стали служить Цинь? Дело в том, что всякий добившийся успеха превращается в заклятого врага Цинь. Цинь захватывает Поднебесную не за счет осуществления должного, а насилием. Цинь прямо заявило Поднебесной, что оно осуществляет насилие. [Циньский правитель] заявил чускому вану: [117] "Мои латники, находящиеся в Шу, на судах проплывут по реке Вэньшуй, воспользуются рекой Сяшуй, спустятся к реке Янцзы и через пять дней достигнут [вашей столицы] Ин. Мои латники из Ханьчжуна на судах выйдут из области Ба, по реке Сяшуй спустятся в реку Ханьшуй и через четыре дня появятся в Учжу. Я соберу своих латников к востоку от Юань и поведу их вниз к Суй 74. Не успеют мудрые [военачальники] составить какие-либо планы, а храбрые мужи собраться с духом, как я настигну вас, подобно соколу. И ваши, ван, стремления собрать князей Поднебесной для нападения на нашу заставу Ханьгу окажутся пустой мечтой!" Вот почему чуский ван служил правителю Цинь целых 17 лет.

[Тогда же] циньский [государь] прямо заявил правителю Хань: "Я пошлю войска в Шаоцюй и в один день пересеку горы Тайхан; я пошлю войска в Иян, ударю по Пинъяну, и в течение двух суток не останется места, куда бы я не проник, а если я пройду оба чжоуских государства и ударю по [Синь]чжэну, то всего лишь в течение пяти дней [все ваше] княжество окажется в моих руках" 75. Представители ханьского дома знали, что так и случится, и поэтому служили правителю Цинь.

[Одновременно] циньский [правитель] прямо заявил вэйскому [князю]: "Я возьму Аньи, перегорожу путь в Нюйцзи, и падет Тайюань, принадлежащий ханьскому роду. А потом я спущусь к Чжидао, подойду к Наньяну, Фэн и Цзи, окружу Восточное и Западное Чжоу, после чего спущусь на легких судах по реке Сяшуй, посадив впереди воинов с тугими луками, а сзади-воинов с острыми длинными боевыми секирами. Я прикажу затопить Жункоу, и вэйцы лишатся Даляна. Перекрою переправу Байма, и Вэй лишится Вайхуана и Цзияна. [Я] перегорожу русло Сусюй, и Вэй потеряет Усюй и Дуньцю. Наступая по суше, [я] нанесу удар по Хэнэю; наступая по воде, уничтожу Далян" 76. Вэйский княжеский род понимал, что так и будет, и поэтому служил Цинь.

Циньский правитель очень хотел напасть на вэйский Аньи, но опасался, что войска Ци придут ему на помощь, поэтому он отдал Сун на расправу Ци, сказав [при этом цискому правителю]: "Сунский ван-безнравственный человек, он сделал из дерева статуэтку, похожую на меня, и стреляет из лука ей в лицо. Жаль, что мои земли, да и войска слишком далеко и я не могу напасть на него. Вы, ван, сумеете разбить сунские войска и овладеть землями Сун, это будет все равно, что я захватил его". Таким образом, уже захватив Аньи, перегородив пути в Нюйцзи, циньцы взвалили вину за разгром Сун на циского правителя.

Одновременно циньский правитель стремился ударить и по [118] Хань, но опасался, что [князья] Поднебесной придут к нему на помощь, тогда он постарался натравить их на Ци. Он говорил им: "Циский ван четыре раза заключал со мной договоры и четырежды обманывал меня. Кроме того, он трижды считал нужным возглавить силы Поднебесной, чтобы напасть на меня. Если существует Ци, то не будет существовать Цинь, если сохранится Цинь, то не должно быть Ци; надо напасть на Ци, оно должно быть уничтожено". Уже захватив ханьский Иян и Шаоцюй, достигнув со своими войсками чжаоского Линьши 77, циньцы стремились представить разгром Ци делом рук и виной других [князей] Поднебесной.

Циньский ван стремился напасть на Вэй и сблизиться с Чу, поэтому он отдал Наньян в руки Чу, заявив при этом: "Я решительно порываю отношения с Хань. Взятие Цзюньлина, преграждение пути через Минъэ 78 пойдет на пользу Чу. А результат будет такой же, как если бы это совершил я сам". Поскольку вина за перекрытие горного прохода Минъэ легла на Чу, Вэй отошло от своих союзников и объединилось с Цинь».

[Су Дай продолжал]: «Когда [циньские войска] попали в тяжелое положение у Линьчжуна, [циньский ван] оказал внимание [княжествам] Янь и Чжао, предоставив яньцам возможность захватить Цзяодун, а чжаосцам-Цзиси 79. Уже договорившись о мире с Вэй, [он] сделал [княжича] Яня заложником и приказал войскам под командованием Си-шоу [Гунсунь Яня] напасть на Чжао. [Когда же его] войска понесли урон в [бою при] Цзяоши и потерпели поражение при Янма, [циньский ван] оказал внимание Вэй и отдал ему право на захват Е и Цай 80. Когда он уже договорился о мире с Чжао, [он стал] угрожать Вэй, но оно не дало ему возможности отторгнуть свои земли. В случае затруднений циньский ван пошлет Жан-хоу 81, младшего брата вдовствующей княгини, для заключения мира [с Чжао], в случае же удачи циньский ван мог обмануть сразу и своего дядю и мать. [Циньский ван] может обвинить Янь в захвате Цзяодуна, Чжао-в захвате Цзиси, Вэй-в отторжении Е и Цай, Чу-в закрытии прохода Минъэ, а Ци-в захвате сунских земель. Так Цинь и действует, перемежая уговоры приказами и насилием, применяя войска так же легко, как прокалывают тараканов, и ни мать не может удержать вана, ни дядя-уговорить его.

Так произошло в битве с вэйским Лун Цзя 82, в битве с ханьцами под Аньмэнем 83, в битве против Вэй под Фэнлином 84, затем в битве при Гаошане 85, и в битве при Чжаочжуане 86. В ходе этих сражений циньские войска истребили несколько миллионов [119] человек из трех цзиньских княжеств, так что в этих трех княжествах остались в живых только сироты убитых. Таким образом, все земли областей Сихэ, Шанло и Саньчуань стали цзиньским районом бедствия 87. Половина земель всех трех цзиньских княжеств испытала эту страшную беду от Цинь.

Но самым большим бедствием я считаю то, что все [советники], прибывающие в Цинь из Янь и Чжао, наперебой прислуживают циньскому вану, убеждая его в правильности его планов».

В результате яньский Чжао-ван в Цинь не поехал, а Су Дай вновь стал пользоваться уважением в Янь. Затем яньский ван отправил послов к чжухоу, чтобы предложить им примкнуть к союзу и укрепить дружбу, как это было во времена Су Циня. Одни князья примкнули к союзу, другие нет, но с этого времени в Поднебесной стали с уважением относиться к союзу цзун, предлагаемому представителями рода Су.

Су Дай и Су Ли прожили до глубокой старости и прославили свои имена среди чжухоу.

Я, тайшигун, скажу так.

Су Цинь и его [два] брата прославились тем, что, странствуя, наставляли чжухоу. Их военное и дипломатическое искусство отличалось гибкостью использования изменений в обстановке и соотношении сил. Но, обвиненный в измене, Су Цинь погиб и стал посмешищем в Поднебесной. Люди избегали изучать его искусство. [Однако] в рассказах о нем существует много различий; с ним связывали многие похожие ситуации, относящиеся к разным временам.

Выйдя из деревенской глуши, Су Цинь сумел объединить шесть княжеств в союз цзун и сблизить их. Это свидетельствует о том, что своим умом он превосходил обычных людей. [Поэтому] я и рассказал о его делах, расположив их в хронологическом порядке, чтобы шла о нем не только дурная слава.

Комментарии

1. Су Цинь — видный военный и государственный деятель периода Чжаньго. В Хань шу он упоминается как автор книги Су-цзы [211, кн. III, гл. 30, с. 1739]. Этот труд содержит 31 главу и относится к сочинениям школы цзунхэнцзя, которая в литературе именуется по-разному: школой сторонников союзов хэцзун и ляньхэн (речь о них пойдет ниже), школой дипломатов [10], полемистов-эклектиков, софистов-политиков [8]. Жизнеописание Су Циня давно привлекало внимание многих западных синологов. Переводы его биографии были сделаны А. Пфицмайером [340, vol. 32, 1860, с. 642-684], П. Тьюниссеном [197, с. 19-34], Г. Масперо [175, с. 127-141], частично-А. Форке [135, с. 493]. Эпилог главы переведен Б.Уотсоном [203, с. 191]. На русский язык полный перевод главы осуществлен В.А.Панасюком [84, с. 93-120]. В нашем распоряжении был также перевод главы на байхуа, сделанный Янь Куньяном [218, т. 2, с. 965-993], на совр. японский язык-Отаке [252, Ле чжуань, кн. 1, с. 91-1211 и соответствующие комментарии.

2. Гуй Гу-цзы относился к той же школе цзунхэнцзя. Сочинение в трех главах под его именем также упоминается в Хань шу [209, с. 1769].

3. Под Чжоу шу («Книгой царства Чжоу») можно понимать разные сочинения. Возможно, это часть известного памятника Шаншу («Книга истории»), главы 11-20 которого посвящены делам и героям Чжоу и объединены под общим названием Чжоу шу (см.: ШСЦ, т. III-IV, с. 361-747). Это также может быть сочинением Чжоу шу, состоявшим из 71 главки, отмеченным в Хань шу и, следовательно, еще существовавшим в I в. н.э., но позднее утраченным (см. [219, т. III, гл. 30, с. 1705]). И наконец, это может быть указанием на сходное сочинение, тоже не сохранившееся, — И Чжоу шу («Утраченное Чжоу шу»). Мнения ученых о Чжоу шу и реальности его существования расходятся. Большинство средневековых комментаторов не считает его произведением чжоуского периода (обзор их взглядов см. [292, с. 33-34]).

Иньфу, или Иньфу цзин гипотетически считается произведением легендарного первопредка китайцев Хуан-ди, состоит из одной главы (цзюаня) и посвящено военным вопросам. Считалось также, что существовали комментарии к нему военных деятелей древности и средневековья: Тай-гуна, Фань Ли, Гуй Гу-цзы, Чжан Ляпа, Чжугэ Ляна, сунского философа Чжу Си и др. (см. [283, т. IV]).

4. Бином чуай мо следует понимать в глагольном значении: «осознать, догадаться». Сунский Пэй Инь и наш современник Янь Куньян считают эти слова названиями глав сочинения Гуй Гу-цзы, однако такое мнение спорно.

5. Чжоуский Сянь-ван правил в 368-321 гг.

6. Видный циньский государь, один из гегемонов Сяо-гун правил в 361-338 гг.

7. В тексте стоит просто Хуэй-ван, хотя в 337-325 гг. он носил титул Хуэй Вэнь-цзюнь, а в 324-311 гг. — Хуэй Вэнь-ван (см.: Истзап, т. II, с. 500).

8. Имеются в виду горные проходы и заставы Ханьгу, Пуцзинь и Лунмэнь.

9. Ханьчжун представлял собой обширную область в верхнем течении р. Ханьшуй, располагался не на западе, а к югу от Сяньяна (см. карты 1, 2).

10. Царства Ба и Шу располагались на территории совр. пров. Сычуань (см. карты 1, 2); были отвоеваны циньцами у царства Чу.

11. Город Маи находился в 20 км к северо-востоку от совр. уездного города Шосянь в пров. Шаньси.

12. Этот диалог в несколько ином изложении и с большими подробностями мы находим в Чжаньго цэ (глава Цинь цэ). «Культурологическая» аргументация в устах циньского вана выглядит довольно нелепо, хотя ее и можно интерпретировать как откровенное нежелание вступать в контакт с Су Цинем.

13. Чжаоский Су-хоу правил в 349-326 гг.

14. Яньский Вэнь-хоу, или Вэнь-гун правил в 361-333 гг.

15. Речь идет о так называемых «китайских финиках» (другие название: юйюба, унаби), гораздо менее сладких и не имеющих никакого отношения к финиковой пальме.

16. Изобилие в северном княжестве Янь явно преувеличено, хотя многие упомянутые в монологе Су Циня географические и этнические сведения в целом отвечают реальным фактам. Ляодун – район к востоку от р. Ляохэ, тогда еще не освоенный китайцами, позднее — циньская область. Чаосянь — район к северо-западу от Ляодуна. О северо-западных племенах лоуфаней и линьху см.: Истзап, т. II, с. 405, примеч. 196. Горный район Юньчжун в тот момент принадлежал княжеству Чжао, в империи Цинь стал областью, ныне — часть территории совр. автономного района Внутренняя Монголия. Цзююань — область на левобережье северной излучины Хуанхэ (см. карту 1). Цзеши и Иньмэнь — названия гор в княжестве Янь. Го Сунтао справедливо замечает, что эти два горных района не могли быть изобильными, а главный массив богатых земель лежал далее к югу [230, с. 254].

17. Шангу — обширный район, включавший территории совр. уездов Исянь, Сюаньхуа и др. в пров. Хэбэй. Позднее, в империи Цинь, Шангу — целая область, включавшая всю северную часть Хэбэя. Маршрут из Цинь в Янь через Цзююань выглядит более чем странно.

18. Дунъюань находился на землях совр. уезда Юаньцюй пров. Шаньси.

19. В период Чжаньго перед лицом экспансии и растущей силы Цинь была выдвинута идея союза его противников — хэцзун, объединившего княжества «по вертикали» (с севера на юг). Главным инициатором и пропагандистом создания этой коалиции, куда входили Янь, Чжао, Хань, Вэй, Ци и Чу, был Су Цинь. Дипломатия Цинь, со своей стороны, противопоставила «вертикальному» объединению союз «по горизонтали» (с запада на восток) — ляньхэн, стремясь заключать сепаратные соглашения с отдельными участниками первой коалиции и разрушая таким образом их единство (подробнее см.: Истзап, т. I, гл. 4, примеч. 249). В тексте данной главы второй союз обозначен одним словом хэн.

20. Вэй — одно из семи сильнейших княжеств в период Чжаньго; после переноса вэйским Хуэй-ваном в 362 г. столицы из Аньи в Далян это княжество стали называть также и Лян (см. [283, т. II, с. 1575]). Сыма Цянь использовал оба названия. Чжуншань — небольшое княжество, находившееся между Чжао и Янь; после длительного военного противостояния аннексировано Чжао в 295 г. (см. карту 1).

21. Танмуи — так называемые «банные подворья» (в Чжоу) и «банные поместья» (в Цинь и Хань). Подробнее см.: Истзап, т. IV, с. 320, примеч. 7.

22. Иян-крупный ханьский город с большим гарнизоном (см. карты 1, 2).

23. Шанцзюнь-земли на правобережье Хуанхэ (см. карту 1).

24. Чжидао находился вблизи Сяньяна, столицы Цинь. Остается неясным, какая связь между этим циньским городом и ханьским районом Наньян на левом берегу Хуанхэ (см. карты 1, 2). Возможно, существовал и вэйский (или ханьский) Чжидао.

25. Вэйский Цюаньчэн находился на территории совр. уезда Юаньу пров. Хэнань, севернее Хуанхэ.

26. Существует несколько рек под названием Чжаншуй; одна из них огибает город Ханьдань с юга (см. карту 3). Паньу находился далеко на север от Ханьданя, на территории княжества Чжуншань, аннексированного Чжао (см. карту 1). Если переправляться через упомянутый Чжаншуй, неясно, зачем штурмовать Паньу.

27. Горы Чаншань (или Хэншань) находятся в уезде Чжучэн пров. Шаньдун. Чжанхэ — то же, что Чжаншуй (см. примеч. 25).

28. Хуаньшуй — небольшой левый приток Хуанхэ, берущий начало на восточных склонах хребта Тайхан (см. карту 3).

29. Чэнгао — ханьский город, который находился примерно в 130 км к западу от вэйского Даляна (см. карты 1, 3).

30. Местоположение Богуаня установить не удалось.

31. Угуань — горный проход, служивший пограничной заставой между Чу и Цинь (см. карты 1, 2).

32. Весь разговор Су Циня с чжаоским ваном помещен в Чжаньго цэ (глава Чжао цэ).

33. Как явствует из гл. 5 Ши цзи, это произошло в 334 г. при чжоуском Сянь-ване. Присылка чжухоу жертвенного мяса из того, которое подносилось духам основоположников чжоуской династии Вэнь-вана и У-вана, была выражением подобострастного отношения к правителю Цинь со стороны чжоуской власти.

34. В Чжуан-цзы (ЧЦЦЧ, т. III, гл. 7, с. 169) и в работах средневековых китайских комментаторов иероглифы сишоу (*** ***) (досл. «голова носорога») трактуются как звание, присваивавшееся в эпоху Чжоу наиболее отличившимся военачальникам. Однако специальный анализ показал, что Сына Цянь нигде не использует эти иероглифы в таком значении; он обозначал ими только прозвище уроженца вэйского Иньцзиня, военачальника и политического деятеля Гунсунь Яня, чья карьера, видимо, началась в Цинь, где в 333 г. ему пожаловали титул далянцзао (Истзап, т. II, с. 42; т. III, с. 274). Текст Ши цзи (главы 5, 40, 44, 69 и 70) позволяет утверждать, что Си-шоу в разное время служил Цинь, Вэй, Хань и снова Цинь, хотя в гл. 70 говорится, что таких княжеств было пять. В целом нашей трактовке соответствует и позиция Сыма Гуана (ЧЦЦЧ, т. I, гл 3, с. 99). В связи с изложенным следует признать неверным использование нами прозвища Си-шоу как термина сишоу при переводе гл. 44 (Истзап, т. VI, с. 88-89).

35. В гл. 5 Ши цзи взятие в плен Лун Цзя приписывается княжичу Ану, а не Си-шоу (Истзап, т. II, с. 42). Дяоинь располагался в Хэвае, на территории совр. уезда Фусянь пров. Шэньси.

36. О нем см. гл. 70.

37. Ханьский Сюань-ван правил в 332-312 гг. (см.: Истзап, т. VI).

38. Гун располагался юго-западнее Чэнгао (см. карту 3); местоположение Шанбани установить не удалось; Юань и Жан находились к югу от Ияна; горы Синшань находятся на юго-западе совр. уезда Синьчжэн пров. Хэнань. Если обратиться к картам 1 и 3, то бросится в глаза ошибочность некоторых локализаций Су Циня: Гун и Чэнгао вовсе не на севере, а в центре княжества, Жан и Юань не на востоке, а на юге, и вообще принадлежали Чу, а не Хань.

39. Гора Миншань (совр. название Шичэншань) находится в совр. уезде Синьян пров. Хэнань; Моян (Мошань) — горы в пров. Хэнань; местоположение Хэфу, Дэнши и Юаньфэн установить не удалось; Лунъюань — гора, где добывался металл для выделки мечей [288, с. 1629], находится на юге совр. уезда Лунцюань пров. Чжэцзян, однако едва ли такие далекие земли входили в состав княжества Хань; Тайэ, как сообщает Цы хай, — название не географического пункта, а знаменитого меча периода Чуньцю.

40. Вся тирада Су Циня, обращенная к ханьскому вану, полностью приведена в Чжаньго цэ (гл. Хань цэ) (ЧЦЦЧ, т. III, с. 69-70).

41. Вэйский Сян-ван правил в 334-319 гг.

42. Река Хунгоу частично совпадает с совр. рекой Цзялухэ в Хэнани (см.: Истзап, т. II, с. 407, примеч. 208); населенные пункты Чэнь, Сюй, Янь, Куньян, Чжаолин и Уян располагались в пограничном районе между Вэй и Чу (см. карту 3); Синьду располагался на землях совр. уезда Синь пров. Хэнань; Синьси — на территории совр. уезда Тайхэ пров. Аньхой.

О координатах «восточных» пунктов: Хуан и Ин трактуются Накаи Сэкитоку как реки Хуайхэ и Инхэ [262, т. VII, с. 3442], хотя взгляд на карту 1 не может не породить сомнения в такой локализации; Чжуцзао — город, находившийся на территории совр. уезда Гоуцзэ пров. Шаньдун [301, с. 1035]; местоположение этого, якобы восточновэйского, Усюя установить не удалось.

«Северные» координаты также вызывают недоумение, так как Хэвай расположен строго на западе Вэй, а Цзюань (в гл. 5 ошибочно поименован Цюанем — Истзап, т. II, с. 48, 327), Янь и Суаньцзао — пусть и к северу от Даляна, но вовсе не на границе (см. карты 2, 3).

43. О юэском ване Гоу Цзяне см. гл. 41 Ши цзи (Истзап, т. VI). Ганьсуй находился на территории совр. уезда Усянь пров. Цзянсу. Следует отметить, что в соответствующих местах глав, посвященных княжествам У и Юэ, Ганьсуй не упоминается и отсутствует «романтический» аспект (см.: Истзап, т. V, гл. 31; т. VI, гл. 41).

44. О борьбе У-вана с Чжоу Синем см. гл. 3 Ши цзи (Истзап, т. I). Муе — исторический район на левом берегу Хуанхэ между Хэнэем и Чжаогэ (см. карту 3).

45. Вряд ли Су Цинь, недавно появившийся в Вэй, как и в других княжествах, мог обладать столь точными сведениями о численности их военных сил и резервов.

46. В дошедшем до нас тексте Чжоу шу этих слов нет, очевидно, историк пользовался другой редакцией канона. В комментариях к этому месту в Ши цзи пин-линь [321, т. IV, гл. 69, с. 7] сообщается об обнаружении сходного текста в надписи на спине металлической статуи в одном из чжоуских храмов, что подтверждает распространенность этого образа в то время.

47. Циский Сюань-ван правил в 342-324 гг. (см.: Истзап, т. III, гл. 15).

48. Горный массив Ланье находится на юго-востоке совр. уезда Чжучэн пров. Шаньдун; море (залив) Бохай-это совокупность северо-западных заливов Желтого моря между Шаньдунским и Ляодунским полуостровами.

49. Здесь фигурируют различные древние музыкальные инструменты: юй — полифоническая свирель, состоявшая из 20-30 бамбуковых дудочек (древний образец такой свирели в 1972 г. был найден в Мавандуе); сэцинь — гусли и цитра с разным количеством струн; чжу — гусли с 13 струнами.

50. Любо — древняя игра в кости, типа шахмат. В игре участвовало шесть белых и шесть черных фигур. Тицзюй (тацзюй) — игра в мяч, напоминающая футбол.

51. Это описание столицы княжества Ци как огромного процветающего города использовал в своих трудах известный китайский историк Го Можо (см. [18, с. 68-69; 229, с. 39-40]). Несмотря на некоторые преувеличения, картина циской столицы адекватно отражает реальность.

52. Янцзинь находился на территории совр. уезда Юаньчэн, Канфу — совр. уезда Цзинин пров. Шаньдун.

53. Чуский Вэй-ван правил в 339-328 гг. (о нем см.: Истзап, т. V, гл. 40, с. 202).

54. Области Цяньчжун и Уцзюнь располагались к западу от чуской столицы Ин (см. карту 1); Сячжоу — в районе Ханькоу в совр. пров. Хунань; местоположение Хайяна неясно; Цанъу находился на территории совр. пров. Хунань; крепость Синсай — в горах Синшань; Сюньян — чуский город в среднем течении р. Ханьшуй (см. карты 1, 2).

55. В каждом из посещаемых княжеств Су Цинь, манипулируя данными о военно-стратегическом потенциале, сознательно завышал его, дабы польстить ванам, которых он склонял к союзу.

56. Чжантай — терраса и дворцовое здание в комплексе Лигун циньской столицы Сяньян, где ван принимал своих вассалов и союзных князей.

57. Речь Су Циня, обращенная к чускому вану, и ответ последнего излагаются и в Чжаньго цэ, в главе Чу цэ (ЧЦЦЧ. т. III, с. 171-173).

58. Лоян — древний город, располагавшийся в 10-12 км северо-восточнее совр. Лояна, на правом берегу Хуанхэ. Был столицей Чжоу, позднее — империи Хань.

59. Чжоуский Сянь-ван правил в 368-321 гг.

60. Цзи-цзы, как сообщается в Соинь, — прозвище Су Циня.

61. Титулом Уань-цзюнь («правитель Уаня») в разное время награждались Ли My, Су Цинь и Бай Ци (см.: Истзап, т. II, гл. 5, с. 326, примеч. 225). По мнению Цуй Ши, этот почетный титул не был связан с территориальным пожалованием, означая фигурально «воитель умиротворяющий».

62. Эти слова не соответствуют реальности, достижения же союза хэцзун были невелики. Продолжались внутренние столкновения, да и в борьбе с Цинь эта коалиция не одержала ни одной крупной победы.

63. Яньский И-ван правил в 332-321 гг.

64. Вэй Шэн — образец преданности в китайской литературной традиции.

65. Гучжу-цзюнь-отец Бо И (см. гл. 61).

66. Циский Минь-ван правил в 323-284 гг.

67. Данные об этой военной кампании и сведения о разгроме трех армий слабого княжества Янь отсутствуют в других главах Ши цзи и в Чжаньго цэ. Лян Юй-шэн справедливо ставит под сомнение их достоверность [246, кн. 12, гл. 29, с. 8], с ним солидарен и Накаи [262, т. VII, с. 3466].

68. В Хронологических таблицах и в гл. 46 Ши цзи уничтожение княжества Сун войсками Ци отнесено к 38-му году правления циского Минь-вана, т.е. к 286 г., что соответствовало 26-му году правления яньского Чжао-вана, а отнюдь не Гуай-вана, который правил в 320-314 гг. (см.: Истзап, т. III, гл. 15, с. 293; т. VI, с. 121). Военно-стратегическая диспозиция, нарисованная в речи Су Дая, в наибольшей степени соответствует ситуации, сложившейся к 285 г. В данном фрагменте главы, видимо, произошло хронологическое смещение реальных событий конца IV-начала III в. Отсутствие надежных датировок в биографии Су Дая мешает доказательному анализу деформаций и определению вероятных лакун в тексте памятника.

69. В тексте — цзюйфан. Мы трактуем эти иероглифы не как название географического пункта, а как слова «мощные оборонительные сооружения».

70. Лян Юй-шэн считает, что это событие относится ко времени не яньского Гуай-вана, а следующего правителя — Чжао-вана; в заложники был послан не сын, а младший брат [246, кн. 12, гл. 29, с. 8]. Это мнение разделяет и Такигава [262, т. VII, с. 3467J.

71. Яньский Чжао-ван по имени Пин правил в 312-279 гг. Подробнее об этих событиях см.: Истзап, т. V, гл. 34, с. 87-89.

72. Этот образ — намек на то, что мощь Ци — дутая величина.

73. Цзинъян-цзюнь Куй и Гаолин-цзюнь Сянь были, по мнению Сына Чжэня, младшими братьями матери циньского вана.

74. Местоположение Учжу установить не удалось, остальное — см. карты 1, 2. По карте 1 можно оценить масштаб стратегического замысла циньского вана. Неуместно лишь упоминание земель бывшего царства Ба.

75. Излучина Шаоцюй и горы Тайхан — см. карту 3; ханьский Пинъян — в среднем течении р. Фэньшуй (см. карты 1, 2); Синьчжэн (Чжэн) — четвертая столица Хань.

76. Местоположение Нюйцзи не установлено; Тайюань — область, примыкавшая к северной границе Вэй; Наньянов в тогдашнем Китае было несколько, здесь имелась в виду ханьская область на левом берегу Хуанхэ; Фэн — горный район в гряде Тайхан; Цзи находился в совр. уезде Хэцзинь пров. Шаньси; Жункоу — район устья р. Жун в пров. Хэнань; Вайхуан и Цзиян — города к востоку от Даляна; Сусюй — река (ныне не существует) и переправа с таким же названием у гор Сишань находились на территории совр. уезда Цзюньсянь; Усюй — севернее совр. Кайфына, Дуньцю — в совр. уезде Цзюньсянь (все — в Хэнани); Хэнэй — историческая область на северном берегу р. Хуанхэ, в ее нижнем течении (см. карты 1, 3).

77. Чжаоский Линьши (или Лиши) находился на территории совр. уезда Лиши пров. Шаньси.

78. Цзюньлин — район на юго-западе княжества Хань (см. карту 2); речь идет о чуском Наньяне, расположенном вдоль левого берега р. Ханьшуй (см. карту 2); Минъэ — горный проход через хребет Тунбошань (см. карту 1).

79. Линьчжун — город в Хань. Цзяодун — восточные земли княжества Ци на территории совр. пров. Шаньдун; Цзиси — земли к западу от р. Цзишуй в Шаньдуне.

80. Цзяоши, Янма и Е — в тот период населенные пункты, принадлежавшие Чжао.

81. Имя Жан-хоу-Вэй Жань.

82. Датировка и некоторые обстоятельства поражения вэйских войск под командованием Лун Цзя не вполне ясны. Из гл. 5 Ши цзи явствует, что оно произошло в 331 г., потери вэйцев составили 80 тыс. человек, циньцами командовал царевич Ан (см.: Истзап, т. II, с. 42, 322). Согласно же гл. 15, в 331 г. ничего не произошло, а сражение имело место ранее — в 333 г. под Дяоинем (детали не приводятся) (Истзап, т. III, с. 274). А в гл. 44 (Вэй ши цзя) действие происходит также под Дяоинем, но в 330 г., и потерн составили 45 тыс. человек (Истзап, т. VI, с. 87). Янь Куньян почему-то отнес дату сражения к 329 г. [218, т. 2), и уж явная ошибка у В.А.Панасюка, который перенес поражение Лун Цзя в 314 г., спутав последнего с вэйским Си-шоу, также потерпевшим поражение (см. [84, с. II9]).

83. Победа Цинь под Аньмэнем имела место в 314 г. (см.: Истзап, т. VI, с. 102).

84. Битва при Фэнлине и потеря его вэйцами произошли в 303 г.

85. Ранее в Ши цзи эта битва не упоминалась. Местоположение Гаошана установить не удалось.

86. Существует два варианта перевода этих знаков. По первому, Чжаочжуан — населенный пункт на территории совр. уезда Исянь пров. Хэбэй [301, с. 1131], однако в Ши цзи такой географический пункт нигде больше не упоминается. По второму варианту, Чжао Чжуан — имя чжаоского военачальника, служившего Улин-вану и попавшего в плен к циньцам (Истзап, т. II, с. 43; т. III, с. 283; т. VI, с. 60). Оба варианта не соответствуют мысли Су Дая, ибо упомянутые столкновения были мелкими. Весь последний пассаж выглядит странно, как если бы кто-то подменил места действительно кровопролитных циньских побед (под Даньяном в 312 г. и Сянчэном в 300 г. над Чу; под Ияном в 307 г. и Ицюэ в 293 г. над Хань) на вполне заурядные столкновения.

87. Сихэ — область в междуречье Хуанхэ, к северо-востоку от переправы Байма (см. карты 1, 3); Шанло — вэйские земли, территория совр. уезда Шансянь пров. Шэньси; Саньчуань — район трех рек в княжестве Хань: Ишуй, Лошуй и Хуанхэ, вблизи Лояна.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.