Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

СЫМА ЦЯНЬ

ИСТОРИЧЕСКИЕ ЗАПИСКИ

ШИ ЦЗИ

ГЛАВА ШЕСТЬДЕСЯТ ПЯТАЯ

Сунь-цзы, У Ци ле чжуань — Жизнеописание Сунь-цзы и У Ци 1

Сунь-цзы [по имени] У («Воинственный») был уроженцем княжества Ци. Свой труд о законах ведения войны он представил на рассмотрение ускому вану Хэ Люю 2. Хэ Люй сказал: «Ваш [труд в] 13 главах 3 я полностью рассмотрел. Нельзя ли устроить маленькую проверку вашего умения управлять войсками?» [Сунь-цзы] ответил: «Можно». Хэ Люй спросил: «Можно ли попробовать на обучении [военному делу] женщин?» [Сун-цзы] ответил: «Можно». Тогда [ван] отдал соответствующие распоряжения. Вызвали из дворцовых покоев [всех] красавиц, их набралось 180 человек. Сунь-цзы разделил [их] на два отряда, во главе каждого поставил одну из любимых наложниц вана и приказал всем взять в руки алебарды 4. Отдавая им распоряжения, [он] спросил: «Знаете ли вы, [где находится] ваше сердце, правая и левая рука, спина?» Женщины ответили: «Знаем». Сунь-цзы продолжал: «При команде "вперед!", обратитесь лицом туда, куда смотрит сердце; при команде "налево!" обратитесь в сторону левой руки; "направо!"- обратитесь в сторону правой руки; "назад!"-обратитесь в сторону спины». Женщины ответили: «Понятно».

Установив распорядок действий, [Сунь-цзы] поднял секиру 5 и [еще раз] подробно и тщательно все объяснил. Затем он подал барабанным боем сигнал «направо», но женщины [только] рассмеялись. Сунь-цзы сказал: «Если распорядок неясен [и] команды не усвоены- это вина военачальника». Он вновь подробно и тщательно все объяснил и подал барабанным боем сигнал «налево!», [а] женщины снова рассмеялись. Сунь-цзы сказал: «Если распорядок неясен [и] команды не усвоены-это вина военачальника, [но] если распорядок уже ясен, но ему не следуют-это вина командиров». И решил казнить командиров правого и левого отрядов.

Уский ван, наблюдавший за происходящим с террасы дворца, очень испугался, увидев, что собираются казнить его любимых наложниц. Он поспешно послал вниз гонца с распоряжением: «Я уже убедился, что вы, полководец, умеете управлять войсками, но [49] без этих двух наложниц мне еда не будет сладка. Я не хочу, чтобы их казнили». Сунь-цзы ответил: «Я уже назначен командующим. [Когда] командующий находится в войсках, не все приказы правителя являются [для него] обязательными». Затем [он] отрубил головы командирам отрядов в назидание [другим] и назначил [новыми] командирами двух следующих наложниц. Тогда он снова стал отдавать распоряжения барабанным боем, [и] женщины стали [поворачиваться] налево и направо, [двигаться] вперед и назад, становиться на колени и вставать в соответствии с распорядком, не осмеливаясь издать ни звука 6.

Тогда Сунь-цзы послал гонца доложить вину: «Войско уже приведено в порядок. Ван может спуститься для личной инспекции. Как бы правитель ни пожелал использовать его, оно пойдет в огонь и в воду». Уский ван сказал: «Вы, командующий, заканчивайте учение [и] отправляйтесь домой, я не желаю спускаться для инспекции». Сунь-цзы [на это] сказал: «Вам, правитель, нравятся лишь рассуждения [о войне], вы не в состоянии применять их на деле». Тогда Хэ Люй понял, что Сунь-цзы умеет управлять войсками, и в конце концов назначил его командующим.

На западе [усцы] разбили сильную чускую [армию и] вступили [в столицу] Ин 7, на севере создали угрозу Ци и Цзинь. [Так Хэ Люй] прославился среди чжухоу. Во всем этом есть заслуга Сунь-цзы 8.

Через 100 с лишним лет после кончины Сунь У жил Сунь Бинь 9. Бинь вырос недалеко от городов Э и Чжэнь. Бинь, очевидно, был отдаленным потомком Сунь У. Когда-то Сунь Бинь вместе с Пан Цзюанем изучал законы ведения войны. Потом [Пан Цзюань] служил в Вэй и был назначен командующим войсками [вэйского] Хуэй-вана 10, но по способностям считал себя не ровней Сунь Биню. И он тайно послал [человека] позвать Сунь Биня в Вэй. Когда Бинь прибыл, Пан Цзюань, опасаясь, что тот своими достоинствами затмит его, сумел так использовать законы, что Сунь Биню отрубили коленные чашечки, а на лицо поставили клеймо. Так [Пан] надеялся упрятать его подальше, чтобы [тот] не смог попасть на службу. Когда циский посол прибыл в Лян 11, Сунь Бинь с помощью тюремного служителя тайно встретился с ним. [Он] дал советы цискому послу, который был поражен его [способностями] и тайно вывез Сунь Биня в Ци. Циский военачальник Тянь Цзи счел его знающим и принял как почетного гостя.

Тянь Цзи не раз выставлял своих лошадей на скачки, соревнуясь с княжичами из циского дома. Сунь-цзы 12 заметил, что [50] лошади военачальника по своим качествам весьма различаются. Среди них были хорошие, средние и слабые. Тогда Сунь-цзы сказал Тянь Цзи: «Когда вам придется соревноваться на скачках, я обеспечу вам выигрыш». Тянь Цзи доверился ему. Наступило время состязаний с княжичами 13 на приз в тысячу [цзиней] золотом. Перед самым соревнованием Сунь-цзы сказал [Тянь Цзи]: «Сначала поставьте вашу слабую лошадь против их лучшей лошади и выиграйте вашей лучшей лошадью у их средней лошади, а вашей средней лошадью-у их худшей лошади». Когда провели три заезда, Тянь Цзи один проиграл, а два выиграл [и] в конце концов получил у ваш тысячу [цзиней] золотом. После этого Цзи представил Сунь-цзы Вэй-вану 14. Вэй-ван расспросил [его] о законах ведения войны, после чего поставил его ши (наставником в военных делах).

[Вскоре] после этого Вэй напало на Чжао 15. Встревоженный [правитель] Чжао обратился за помощью к Ци. Циский Вэй-ван хотел поставить во главе войск Сунь Биня, [но] Бинь, поблагодарив [за честь], отказался, сказав: «Искалеченный наказанием не может [управлять войсками]». Тогда назначили командовать войсками Тянь Цзи, а Сунь-цзы сделали ши. [Он] сидел в повозке под балдахином и, следуя за войском, составлял планы.

Тянь Цзи хотел отправиться с войсками в Чжао, но Сунь-цзы сказал: «Тот, кто приводит в порядок спутанную пряжу, не пользуется кулаками; тот, кто разнимает дерущихся, не хватается за алебарду. Всегда следует бить по слабому месту противника, контролировать обстановку, -и вы будете хозяином положения. Сейчас [войска] Лян сражаются в Чжао, следовательно, молодые и хорошо вооруженные воины ушли за пределы княжества, остались лишь старые и слабые. Вам лучше во главе войск пойти спешным маршем на Далян, захватить пути снабжения, [то есть] ударить по месту, которое у них в данный момент ослаблено. [Тогда] они непременно оставят Чжао и устремятся на помощь своей [столице]. Так мы одним ударом избавим от опасности Чжао и ослабим армию Вэй». Тянь Цзи последовал этому [совету]. Вэйцы действительно оставили Ханьдань [и] схватились с Ци у Гуйлина (353 г.) 16, [где] вэйская армия потерпела крупное поражение.

Через 13 лет 17 [княжества] Вэй и Чжао напали на Хань 18. Хань обратилось за помощью к Ци. Ци направило туда войска под командованием Тянь Цзи, которые пошли прямо на Далян. Вэйский военачальник Пан Цзюань, услышав об этом, оставил Хань и повернул назад, [но] циская армия уже пересекла [границу] и двигалась на запад. Сунь-цзы сказал Тянь Цзи: «Воины трех цзиньских княжеств отчаянно храбры, [но] недооценивают Ци, [51] называют цисцев трусливыми. Умелый военачальник, воспользовавшись обстановкой, с выгодой [для себя] завлечет их. В законах ведения войны [говорится]: "Те, кому перед сражением приходится проходить 100 ли, могут потерять [даже] старших командиров; у тех, кому приходится проходить 50 ли, может дойти половина войска" 19. Сделайте так, чтобы циские войска, вошедшие в Вэй, устроили [сначала] 100 тысяч очагов [для приготовления пищи], на следующий день-50 тысяч очагов, а на третий день-30 тысяч очагов». Через три дня похода Пан Цзюань радостно заявил: «Я был уверен, что циские воины-трусы: через три дня после вступления в наши земли больше половины их воинов [и] командиров разбежалось». Тогда он оставил свои пехотные части и с легковооруженными отборными [солдатами] стал преследовать цисцев, двигаясь днем и ночью.

Сунь-цзы, рассчитав их движение, [определил, что] к вечеру [они] должны достичь Малина 20. Дорога у Малина узкая, по обеим сторонам много естественных препятствий, [где] можно расположить в засаде солдат. И тогда [он приказал] срубить большое дерево, очистить его от коры и сделать надпись: «Пан Цзюань умрет под этим деревом». Затем [он] приказал десяти тысячам лучших лучников циской армии расположиться в засаде по обеим сторонам дороги. [Они] получили такой приказ: «Вечером, увидев огонь, стрелять всем разом».

Пан Цзюань действительно вечером дошел до срубленного дерева. Увидев, [что оно] очищение от коры и надписано, зажег факел, чтобы осветить его. Но не успел он дочитать, как десять тысяч лучников циской армии выстрелили разом. Вэйская армия пришла в большой беспорядок, началась паника. Пан Цзюань понял, что положение безвыходное, а поражение неизбежно, и со словами «Слава таки досталась этому негоднику!» перерезал себе горло. Циские войска, воспользовавшись успехом, полностью разгромили его армию, взяли в плен вэйского наследника Шэня 21 и увели с собой. Благодаря всему этому имя Сунь Биня прославилось в Поднебесной, и из поколения в поколение стали передаваться его труды о военном искусстве 22.

У Ци был родом из [Малого] Вэй 23, любил заниматься военным делом. Некогда учился у Цзэн-цзы 24, служил правителю Лу. Когда цисцы напали на Лу, [правитель] Лу хотел поставить У Ци во главе войск, [но поскольку] У Ци был женат на женщине из [княжества] Ци, лусцы в нем сомневались. Тогда У Ци, стремясь утвердить свое имя, убил свою жену, тем самым демонстрируя, что у него нет привязанности к Ци. В конце концов луский [52] правитель назначил его командующим войсками. [У Ци] повел войска в наступление на [армию] Ци и нанес ей серьезное поражение.

Среди лусцев некоторые сомневались в У Ци и рассказывали о нем: «[У] Ци-хитрый [и] бессердечный человек. Когда он был юн, в семье накопили тысячу цзиней [золотом, чтобы обеспечить ему карьеру]. Но советником он так и не стал, а дом разорил. Односельчане стали смеяться над ним, тогда У Ци убил более 30 земляков и бежал из [Малого] Вэй на восток. Прощаясь с матерью, [он], укусив в знак клятвы свою руку 25, сказал: "Я не появлюсь в Вэй, пока не стану цином [или] сяном!" Затем он служил Цзэн-цзы. Через некоторое время умерла его мать, а он так и не вернулся [отдать ей последний долг]. Цзэн-цзы стал презирать его [за это] и порвал с ним 26. Тогда [У] Ци прибыл в Лу, стал изучать военное искусство, чтобы служить лускому правителю. [Поскольку] правитель Лу сомневался в нем, [У] Ци убил свою жену, чтобы получить командование войсками. Но Лу-маленькое княжество, и если у него будет репутация победителя, то чжухоу станут против него строить козни. К тому же Лу [и] Вэй-братские княжества 27, и если правитель будет использовать У Ци, [он] оттолкнет Вэй». Луский правитель счел все эти [обстоятельства] немаловажными и отказался от услуг У Ци 28.

В это время У Ци услышал, что вэйский Вэнь-хоу 29-достойный [правитель], и захотел служить ему. Вэнь-хоу спросил у Ли Кэ 30: «Что за человек этот У Ци?» Ли Кэ ответил: «Ци корыстолюбив и похотлив 31, но командует войсками так, что Сыма Жан-цзюй 32 не мог бы [его] превзойти». Тогда вэйский Вэнь-хоу назначил его командующим. Тот нанес удар по Цинь [и] захватил пять городов.

Будучи командующим, Ци одевался и питался, как простой солдат, спал, не подкладывая циновки. Во время похода он не ездил верхом 33 или в колеснице, сам носил в мешке необходимый провиант, деля с солдатами и командирами трудности и тяготы [похода]. Когда у одного из солдат образовался нарыв, [У] Ци сам высосал из него гной. Мать солдата, узнав об этом, расплакалась. Ее спросили: «Твой сын-[простой] солдат, а тут сам главнокомандующий высосал гной [из его] нарыва, чего же ты плачешь?» Мать сказала: «Как же мне не плакать! В прошлом году У-гун (У Ци) высосал гной у его отца, который храбро сражался и был в конце концов убит в бою. А сейчас У-гун высосал гной у его сына, и это сулит ему гибель. Вот почему [я] плачу».

Вэнь-хоу находил, что У Ци искусно управляет войсками, бескорыстен и справедлив, умеет расположить к себе сердца солдат. [53] И он назначил его руководить обороной [области] Сихэ 34, чтобы давать отпор Цинь и Хань.

После смерти вэйского Вэнь-хоу Ци [продолжал] служить его сыну У-хоу 35. [Однажды] У-хоу плыл вниз по реке Сихэ. Находясь на самой стремнине, [он], обращаясь к У Ци, сказал: «Как прекрасны реки и твердыни гор! Поистине это опора вэйского княжества». На это {У] Ци ответил: «Суть в добродетелях, а не в неприступности 36. В прошлом [племена] саньмяо слева были [защищены озером] Дунтин, справа-[озером] Пэнли. [Но] их добродетели не совершенствовались, [и император] Юй уничтожил их 37. Местообитание сяского [правителя] Цзе было слева [прикрыто реками] Хуанхэ и Цзишуй, справа- [горами] Тайшанъ [и] Хуашань; с юга находился [горный проход] Ицюэ, к северу- [кручи] Янчана 38. [Но] правление [Цзе] было негуманным, и [Чэн] Тан изгнал его 39. Государство иньского Чжоу [Синя] слева [было защищено горами] Мэнмэнь, справа-горами Тайхан; на севере была гора Чаншань 40, с юга протекала Великая река (Хуанхэ). Но правление [Чжоу Синя] было недобродетельным, и [чжоуский] У-ван убил его. Отсюда можно видеть, что [все дело] в добродетели, а не в неприступности. Если правитель не совершенствует добродетели, то даже люди, находящиеся с ним в одной лодке, становятся его врагами». У-хоу на это сказал: «Прекрасные [слова]!»

У Ци, будучи управителем Сихэ, весьма прославился. [В это время] в Вэй установили [пост] сяна и назначили Тянь Вэня. У Ци был [этим] недоволен [и однажды] обратился к Тянь Вэню: «Можно поговорить с вами о заслугах?» Тянь Вэнь ответил: «Можно». Ци спросил: «Кто из нас лучше командует тремя армиями, способен добиться того, чтобы солдаты и командиры были готовы умереть, [а] враждебные княжества не смели замышлять [что-либо против нас]?» [Тянь] Вэнь сказал: «[В этом] я уступаю вам». Ци сказал: «Кто из нас способен лучше навести порядок среди чиновников, быть близким к народу, наполнить склады и хранилища?» Вэнь сказал: «[И в этом] я уступаю вам». Ци продолжал: «Кто из нас лучше сможет держать земли Сихэ, чтобы циньские войска не смели двигаться в восточном направлении, а Хань и Чжао следовали за нами?» Вэнь ответил: «[И в этом] я уступаю вам». Ци сказал: «По всем этим трем [направлениям] вы ниже меня, почему же по положению вы выше меня?» Вэнь ответил: «Когда правитель мал [и] княжество нестабильно, [когда] высшие сановники еще не поддерживают князя, а народ не доверяет ему, на кого в такое время надо возложить управление [54] делами княжества-на вас или на меня?» [У] Ци долго молчал и наконец сказал: «На вас!» Вэнь сказал: «Вот поэтому я и занимаю положение выше вашего». Тогда-то У Ци понял, что ему трудно равняться с Тянь Вэнем.

После смерти Тянь Вэня сяном стал Гун Шу. Возвысившись [женитьбой] на вэйской принцессе, [он] задумал навредить У Ци 41. Слуга Гун Шу сказал [ему]: «Устранить [У] Ци легко». Гун Шу спросил: «Каким образом?» Слуга ответил: «У Ци-человек бескорыстный и гордый, дорожащий своей репутацией. Поэтому сначала вы скажите У-хоу следующее: "У Ци-достойный человек, но княжество ваше небольшое и к тому же граничит с могущественным Цинь. Я боюсь, что Ци не заинтересован в том, чтобы [у нас] остаться". У-хоу спросит: "Как же быть?" На это вы скажете У-хоу: "Надо попробовать завлечь его [браком] с принцессой. Если [У] Ци собирается остаться, то он непременно примет это [предложение], если не собирается остаться, то откажется. Так вы разгадаете его [помыслы]". После этого призовите У Ци и передайте ему предложение правителя, но сделайте так, чтобы принцесса рассердилась и проявила неуважение [к Ци]. У Ци увидит, что принцесса ни во что его не ставит, и непременно откажется». Вскоре У Ци обнаружил презрительное отношение принцессы к нему и отказался [от предложения] вэйского У-хоу. У-хоу засомневался в нем и перестал ему доверять. У Ци, опасаясь опалы, бежал в [царство] Чу.

Чуский Дао-ван 42 был наслышан о достоинствах [У] Ци и по прибытии назначил его сяном. [У Ци сделал] ясными законы и продуманными указы, выгнал бесполезных чиновников, отменил кормление дальних родичей князя. В то же время он заботился о храбрых воинах, укреплял армию, устранял бестолковых болтунов-советников. В результате Чу усмирило племена наньюэ; на севере присоединило Чэнь и Цай, отразило нападение трех цзиньских [княжеств]; на западе напало на Цинь. Чжухоу стали опасаться мощи Чу 43.

Однако чуская знать и родственники князя всеми силами стремились погубить У Ци. И когда Дао-ван умер, высшие сановники и родня [покойного] взбунтовались и напали на У Ци. У Ци убежал от них и спрятался за телом [покойного] князя. Преследователи закололи У Ци, повредив тело Дао-вана. После погребения Дао-вана, [когда] на престол взошел наследник, он приказал линъиню казнить тех, кто, убивая У Ци, потревожил [тело] Дао-вана. Из-за убийства [У] Ци было истреблено свыше 70 родов. [55]

Я, тайшигун, скажу так.

То, что принято называть военным искусством, описано в 13 главах труда Сунь-цзы и в «Законах ведения войны» У Ци; у людей много [этих книг], поэтому я о них не рассуждаю, а рассматриваю дела и поступки этих [людей]. Говорят: «Способный действовать еще не обязательно способен говорить, способный говорить еще не обязательно способен действовать» 44. Сунь-цзы был так умен, что сумел разгадать планы Пан Цзюаня, но не смог уберечь себя от беды и был сурово наказан. У Ци убеждал У-хоу, что добродетель важнее природных условий и рельефа местности. Но ему пришлось бежать в Чу, где лишился жизни из-за собственной жесткости и недостатка милосердия. Как это прискорбно!


Комментарии

1. Фигуры крупнейших военных теоретиков Древнего Китая Сунь-цзы и У Ци (У-цзы) давно привлекают внимание ученых и военачальников в различных странах. В XX в. их трактаты были особенно популярны в военных академиях фашистской Германии, империалистической Японии и в некоторых других странах. Наиболее многочисленны переводы трудов Сунь-цзы и У-цзы на немецкий и японский языки; на русский язык полный перевод их трактатов о военном искусстве осуществлен академиком Н.И.Конрадом с соответствующим исследованием их доктрин (см. [40, с. 7-381]). Классическим переводом трудов Сунь-цзы и У Ци на английский язык считается работа Г Джайлза [141]. На немецком языке труд У-цзы наиболее известен в переводе А. Пфицмайера [181, с. 267-273]. Полный русский перевод гл. 65 Ши цзи выполнен В.А.Панасюком [84, с. 70-70]. Серьезную помощь в работе над главой оказали нам ее переводы на байхуа: Ван Босяна [220, с. 136-152] и Линь Жэнцяня [218, т. 2, с. 909-919]; на японский язык- Отаке [252, Ле чжуань, кн. 1, с. 25-35] и некоторые важные комментарии (Такигавы, Лян Юй-шэна и др.).

2. Хэ Люй (Хэ Лу) правил в княжестве У в 514-496 гг. Был разбит юэским ваном Гоу Цзянем (см.: Истзап, т. V, гл. 31). Таким образом, уский ван и его военный советник Сунь-цзы жили в конце периода Чуньцю (770-403 гг.), в то же время и был, вероятно, составлен военный трактат Сунь-цзы. Чжэн Линь, издавший в 1945 г. в Чунцине его английский перевод, счел возможным дать точную дату появления трактата-510 г. (см. [40, с. 173]).

3. Вопрос о первоначальном числе глав Сунь-цзы рассмотрен в исследовании Н.И.Конрада [40, с. 18-19]. Считается, что трактат состоял, как и в настоящее время, из 13 глав, о чем упоминает и Сыма Цянь. Но в Хань шу указывается, что в него входило 89 главок (пянь) и 4 главы приложений (карт-ту) [219, кн. 12, с. 1757]. Однако нигде следов столь обширного трактата не обнаружено, и это свидетельство ставится под сомнение. Наиболее ранним из авторитетных комментаторов Сунь-цзы считается вэйский Цао-гун (Цао Цао) (155-220 гг.).

4. Знак цзи может обозначать алебарду, бердыш или копье с широким лезвием.

5. Фу юэ-секира, боевой топор; здесь-символ власти командующего.

6. В примечаниях к тексту сочинения Сунь-цзы Н.И.Конрад отмечает, что предание о командовании женщинами скорее напоминает исторический анекдот. Но и это предание, и другие каноны «свидетельствуют о том, что в Древнем Китае право полководца на полную самостоятельность в пределах своей компетенции было общепризнанным» [40, с. 159].

7. В гл. 31 Ши цзи победа над Чу связана с именами не только Сунь У, но и У Цзы-сюя и Бо Пи (см.: Истзап, т. V, с. 34-35) и стала результатом многочисленных сражений, т.е. здесь дан иной вариант событий. Столица Чу-город Ин находился на территории совр. уезда Цзянлин пров. Хубэй.

8. Характерно, что в Цзо чжуань имя Сунь У не упоминается, а вся слава разгрома Чу приписывается князю. Отсюда у некоторых позднейших комментаторов появились сомнения в правдивости тех сведений о Сунь-цзы, которые даются Сыма Цянем (об этом см. [40, с. 15; 262, т. VII, с. 3303]). Но в других военных трактатах, и в частности в Вэй Ляо-цзы, автор которого жил во времена лянского Хуэй-вана (370-335 гг.), прямо говорится о военных заслугах Сунь-цзы.

9. Точная дата смерти Сунь У неизвестна. Лян Юй-шэн по боевым действиям (взятие столицы Чу, битва под Малином и др.) определяет интервал между смертью Сунь-цзы и появлением Сунь Биня в 166 лет [246, кн. 11, гл. 27, с. 12]. Знак бинь в его имени означает наказание в виде удаления коленных чашечек. Поскольку этот потомок Сунь-цзы был наказан именно таким образом, он и получил соответствующую кличку -Сунь Бинь, а его подлинное имя история не сохранила. Уцелели лишь предания о его делах и военных талантах (см. [220, примеч. 26]).

10. Вэйский Хуэй-ван правил в 370-361 гг.

11. Лян (Далян)-тогдашняя столица княжества Большое Вэй. Находился на месте совр. города Кайфын в пров. Хэнань (см. карты 1, 3).

12. Далее Сунь Биня несколько раз именуют Сунь-цзы, что вряд ли является опиской, так как элемент -цзы употребляется с фамилией любого уважаемого лица (подробнее см. примеч. 2 к гл. 67).

13. В тексте стоит слово ди *** «младший брат». Так и перевел В.А.Панасюк: «братья вана» [84, с. 72]. Тайский Сыма Чжэнь приравнял это слово к дань *** «только», ограничивающее участвующих в состязании только княжичами. Подобное толкование принято и другими переводчиками текста. Но трактовка этого знака остается спорной. Считая слово ди ошибочно вставленным в текст Сыма Цяня, мы исключили его из перевода.

14. Напомним, что княжество Ци в период Чуньцю возглавлялось потомками рода Цзян (см.: Истзап, т. V гл. 32). Позднее, в V в., власть в Ци захватили представители рода Тянь, поэтому иногда в литературе встречается название двух княжеств Ци-цзянское и тяньское. Со времени правления Вэй-вана (378-343 гг.) это княжество вошло в число семи сильнейших (цисюн).

15. Чжао в период Чжаньго тоже входило в группу семи сильнейших княжеств. Его истории посвящена гл. 43 Ши цзи (Истзап, т. VI). Правители домов Чжао, Хань и Вэй в 403 г. разделили земли Цзинь и основали отдельные княжества. В Чжао, куда вошли северные земли бывшего Цзинь, стал править Ле-хоу по имени Цзи (408-400 гг.), его столицей был Ханьдань.

16. Гуйлин-вэйский город, расположенный приблизительно в 60 км к северо-востоку от Даляна (см. карты 1, 3). Битва под Гуйлином произошла на 18-м году правления вэйского Хуэй-вана, или на 26-м году правления циского Вэй-вана.

17. Как явствует из Хронологических таблиц, в 341 г., т.е. действительно через 13 лет, на 30-м году правления Хуэй-вана состоялась битва под Малином, в которой вэйцы потерпели поражение от цисцев. Однако в ряде средневековых списков Ши цзи указан (видимо, ошибочно) срок в 15 лет; Мидзусава упоминает об 11 таких списках, начиная с сунского времени [248, т. VI, с. 5]. Накаи Сэкитоку же вообще принимает эти две битвы за одно событие [262, т. VII, с. 3306[, что источниками не подтверждается.

18. Хань-одно из сильных княжеств периода Чжаньго (его историю см.: Истзап, т. VI, гл. 45). Ханьский правитель Цзин-хоу участвовал в разделе земель Цзинь совместно с домами Чжао и Вэй, причем к Хань отошли южные и часть центральных земель Цзинь. До 375 г. столица Хань располагалась в городе Янчжае, затем-в соседнем городе Чжэн (назывался также Синьчжэн и Наньчжэн) (см. карты 1, 3).

19. Это укороченная цитата из Сунь-цзы (ЧЦЦЧ, т. VI, с. 107-109). В полном виде см. перевод Н.И.Конрада [40, с. 33-34].

20. Малин-циский город на р. Пушуй (см. карту 3).

21. Шэнь был наследником вэйского Хуэй-вана; попав в плен, он так и умер в Ци.

22. В Ши цзи книга Сунь Биня о военном искусстве даже не названа. Нет упоминаний о ней в сложившемся в XI в. «Семикнижии»-собрании классических сочинений по военному искусству древности и раннего средневековья. В их число, как известно, входят: Лю Тао, Сунь-цзы, У-цзы, Сыма бинфа, Сань люэ, Вэй Ляо-цзы и Ли Вэй-гун вэнь дуй (см. [40, с. 21]). Бань Гу в гл. 30 Хань шу в числе 53 военных авторов его времени Сунь Биня не называет [211, кн. VI, с. 1756-1762], хотя в гл. 23 упоминает его: «В Ци имелся Сунь Бинь» [там же, с. 1085]. Однако решающее слово в этом заочном споре сказали китайские археологи. В начале 70-х годов XX в. в Линьи (пров. Шаньдун) при раскопках ханьских захоронений были найдены фрагменты Сунь Бинь бинфа («Трактата о военном искусстве Сунь Биня»), пролежавшие в земле более 2 тыс. лет. Найденные 223 бамбуковые дощечки с нанесенными на них 5985 иероглифами представляют собой фрагменты восьми глав этого сочинения. В них приведены соображения автора относительно ведения боя и руководства армией, устройства позиций, его беседы с Вэй-ваном, с Тянь Цзи и т. д. (см. [331 а, 1974, № 3, с. 40-46]).

23. В то время в Китае было два княжества Вэй-*** и ***. Первое, значительно более крупное и влиятельное, было расположено на территории совр. пров. Хэнань. Второе, условно названное нами «Малым» Вэй (его первой столицей был город Чжаогэ, затем-Чуцю, а позднее-Пуян), занимало часть северной Хэнани, западного Шаньдуна, южного Хэбэя и юго-восточной Шаньси. В период Чжаньго оно попало в зависимость от «Большого» Вэй, быстро теряя территорию и влияние (см.: Истзап, т. V, гл. 37, с. 111-122).

24. Цзэн-цзы по имени Цань (или Шэнь) был родом из княжества Лу; один из самых видных учеников Конфуция, по конфуцианской традиции считался автором трактата Да сюэ (в переводе В.М.Алексеева — «Великая наука», в переводе Н.И.Конрада-«Большая наука»), был также известен как политический деятель.

25. Небэй — ритуал, когда человек, давая клятву, кусает себе руку выше локтя, как бы скрепляя обещание собственной кровью.

26. У Ци не поехал отдать прощальный долг матери, поскольку не хотел нарушать собственную клятву вернуться, лишь обретя знатность. По понятиям того времени такое поведение нарушало конфуцианский принцип сяо («сыновнего почитания родителей») и вызвало осуждение Цзэн-цзы и окружающих.

27. Основатели этих княжеств были выходцами из древнего клана Цзи (см.: Истзап, т. V, с. 17).

28. Н.И. Конрад отмечал: «Трудно судить о действительных причинах изгнания У-цзы... Весьма вероятно, что Сыма Цянь указывает правильный путь для толкования поступка князя. Кроме того, слава и влияние удачливого полководца в соединении с крутым и решительным нравом вызывали опасение знати» [40, с. 311-312].

29. Вэйский (Большое Вэй) Вэнь-хоу по имени Сы правил в 424-387 гг., но, как мы отмечали в примечаниях к гл. 15, дата начала его правления дискуссионна (Истзап, т. III, с. 806).

30. Ли Кэ-сановник княжества Вэй. Не путать с цзиньским Ли Кэ (о нем см.: Истзап, т. V, гл. 39). В гл. 30 Хань шу упоминаются книги Ли Кэ в 7 главах (проблему творческого наследия Ли Кэ см.: Истзап, т. IV, с. 339, примеч. 127).

31. Биография У Ци плохо сочетается с такой характеристикой. На это же указывал Лян Юй-шэн [246, кн. 11, гл. 27, с. 14].

32. О нем см. гл. 64.

33. Накаи Сэкитоку замечает, что во времена У Ци китайцы еще не ездили верхом; следовательно, данное место-более поздняя интерполяция [252, т. VII, с. 3312].

34. Сихэ — название рек в ряде провинций (Шэньси, Сычуань и др.), но в данном контексте — земли в междуречье Хуанхэ и Цзиншуй (см. карты 1, 3), на стыке владений Вэй, Чжао и Ци (см. [288, с. 350]).

35. Вэйский У-хоу правил в 386-371 гг. (Истзап, т. III, с. 807). В различных источниках даты его княжения не одинаковы.

36. Отметим, что рассказ о плавании вэйского У-хоу с У Ци и фрагменты их разговора о значении добродетели воспроизвел на страницах своего труда Фа янь («Слово о законах») ханьский литератор Ян Сюн (53 г. до н.э.-18 г. н.э.) (ЧЦЦЧ, т. VII, с. 20).

37. О племенах саньмяо см.: Истзап, т. I, с. 248 и 266. Юй-легендарный правитель «династии» Ся; в переселении этих племен участвовал, согласно тексту гл. 2 Ши цзи, и его преемник Шунь (см.: Истзап, т. I, гл. 2). Озеро Дунтин находится в совр. пров. Хэнань, озеро Пэнли отождествляется с ныне существующим озером Поян в пров. Цзянси.

38. Цзе — последний правитель дома Ся. В традиции считается глубоко порочным человеком, деспотом и тираном, уничтожившим многие роды (см.: Истзап, т. I, с. 278, примеч. 175 к гл. 2); традиционно годами его правления читают 1818-1766 гг. до н.э. Названные здесь географические ориентиры: гора Тайшань, расположенная к северу от луской столицы Цюйфу (см. карту I), относится к числу священных гор Китая; также почитаемая гора Хуашань расположена у крутого поворота русла Хуанхэ на восток (см. карты 1, 2); Ицюэ-горный проход на важнейшей дороге, связывавшей Цинь, Хань, Вэй и Чу (располагался в 50 км к югу от Лояна по левому берету р. Ишуй, притока р. Лошуй), Янчан-насоленный пункт и перевал в горах Тайхан.

39. Чэн Тан (или просто Тан) считался одним из основателей дома Инь (см Истзап, т I, гл 3), хотя обычно перечисляется ряд имен ванов и ди, правивших до него.

40. Чжоу Синь-последний иньский правитель, тиран и деспот, убитый чжоуским У-ваном. Гора Мэнмэнь находилась на востоке хребта Тайхан в совр. пров Шаньси. Гор с названием Чаншань в Китае несколько, поэтому определить местоположение той, что упомянута в тексте, мы затрудняемся.

41. Следует отметить (на это указал и Такигава [262, т. VII, с. 3316]), что, согласно гл. 20 Люй-ши чунь-цю, оклеветал У Ци перед вэйским У-хоу не Гун Шу, а другой придворный-Ван Цо (см. ЧЦЦЧ, т. VI, с. 273). Впрочем, это не меняет общего хода событий.

42. Чуский Дао-ван по имени Сюн И правил в 401-381 гг.

43. Отметим что в гл. 40 Ши цзи события изложены несколько по-иному. Там говорится, что в 391 г. три цзиньских дома напали на Чу и нанесли поражение чуской армии у горного прохода Юйгуань и что Дао-ван заключил мир с правителем Цинь (а не напал на него) (см. Истзап, т. V, с. 202). Ничего не сказано и о роли У Ци в военных действиях. Подобный разнобой не часто встречается в Ши цзи. Обычно одна глава как бы дополняет материал другой, давая новый аспект видения событий. При этом возможны и накладки.

44. В переводе В.А.Панасюка это выражение отнесено к Лунь юю [84, с. 79]. Ни один из известных нам комментаторов подобной отсылки не делал. В Лунь юе действительно есть похожая фраза: «Высоконравственный непременно умеет хорошо говорить, но тот, кто умеет хорошо говорить, не обязательно высоконравствен» (ЧЦЦЧ т. I, с. 301). Однако по смыслу эти фразы все же разнятся, так что слово юй (***) мы не считаем аналогом Лунь юя и переводим по смыслу-«речь», «слова»

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.