Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

СЫМА ЦЯНЬ

ИСТОРИЧЕСКИЕ ЗАПИСКИ

ШИ ЦЗИ

ГЛАВА ШЕСТЬДЕСЯТ ВТОРАЯ

Гуань, Янь ле чжуань-Жизнеописание Гуань Чжуна и Янь Ина 1

Гуань Чжун [по имени] И-у был уроженцем [местности] Ин[шан] 2. В юные годы он нередко имел дело с [торговцем] Бао Шу-я, сумевшим оценить его достоинства. Гуань Чжун был беден, жил трудно. Он нередко обманывал Бао Шу, но тот продолжал хорошо относился к нему, ни словом не упрекал его. Через какое-то время Бао Шу поступил на службу к цискому княжичу Сяо-бо, а Гуань Чжун-к княжичу Цзю. Когда Сяо-бо вступил на престол и сделался Хуань-гуном 3, княжич Цзю погиб, а Гуань Чжуна посадили в тюрьму 4. Тогда Бао Шу порекомендовал [князю] Гуань Чжуна. После того как Гуань Чжун был принят на службу и ему было поручено управление Ци, циский Хуань-гун стал ба-ваном, девять раз собирал съезды чжухоу и упорядочил Поднебесную 5-и все это благодаря замыслам Гуань Чжуна.

Гуань Чжун говорил: «Когда я был еще беден и мы с Бао Шу занимались торговлей 6, при дележе заработанного большую часть я забирал себе, [но] Бао Шу не считал меня алчным-[он] знал, что я беден. Нередко я так устраивал дела, что мы с Бао Шу оказывались в убытке, [но] он не считал меня глупым-понимал, что есть благоприятные и неблагоприятные времена. Я трижды пытался поступить на службу, и трижды меня прогоняли, [но] Бао Шу не счел меня никчемным-[он] знал, что время мое еще не наступило. Я трижды вступал в схватку и трижды обращался в бегство, [но] Бао Шу не счел меня трусом-знал, что у меня старуха мать. [Когда] княжич Цзю потерпел поражение [и] Чжао Ху его убил 7, я оказался в темнице и претерпел унижения, [но] Бао Шу не счел меня обесчещенным-знал, что я стыжусь не мелочей, а того, что заслуги и имя [мое] не прославлены в Поднебесной. Породили меня отец и мать, но понял по-настоящему Бао Шу-я».

Отрекомендовав Гуань Чжуна князю, Бао Шу оказался под его началом. Сыновья [и] внуки [Гуань Чжуна] получили право наследования знатности в Ци, и более десяти поколений [его потомков] владели удельными землями [и] поселениями, сохраняя [35] титул дафу 8. [Ведь] в Поднебесной немного таких достойных людей, как Гуань Чжун, и мало кто, подобно Бао Шу, умел так хорошо разбираться в людях.

Став советником циского гуна и взяв на себя управление делами, Гуань Чжун использовал расположение маленького княжества Ци на морском берегу и развернул торговлю. Накопив таким образом богатства, сделал государство процветающим и укрепил войска, разделяя чаяния простых людей. Недаром он говаривал: «Когда склады и закрома полны, [люди] соблюдают ритуал и нормы поведения; когда одежды и пищи вдоволь, [люди] различают, где слава, а где позор; если правители соблюдают нормы 9, отношения между люцинь крепки 10; если четыре устоя не поддерживаются 11, государство гибнет. Указы для нижестоящих подобны источнику воды, [они] делают сердца людей послушными. Указы должны быть ясными и немногословными, чтобы народу легко было их выполнять. Предоставьте простому народу то, что он желает, и поскорее избавьте от того, что он отвергает» 12.

Его (Гуань Чжуна) управление было таким, что он умел [даже] несчастье превращать в счастье, а поражение-в успех. [При нем] тщательно регулировали цены и доходы, внимательно следили за мерами и весами 13.

[Как-то] Хуань-гун сильно разгневался на свою младшую жену и послал армию на юг в [княжество] Цай 14, а Гуань Чжун отправился покарать Чу за то, что чуский правитель не предоставил дому Чжоу в качестве дани связки тростника [для жертвоприношений] 15. [В другой раз] Хуань-гун предпринял поход на север против шаньжунов, а Гуань Чжун потребовал от правителя Янь восстановить политику Шао-гуна 16. Во время встречи с князьями в Кэ 17 Хуань-гун намеревался изменить договоренностям с Цао Мо, а Гуань Чжун убедил его не делать этого, в результате чего князья сохранили верность Ци 18. Говорится же: «Умение давать позволяет и брать-[вот] ценнейший принцип управления» 19. По своему богатству дом Гуань Чжуна не уступал дому гуна. У него было три жены из разных родов 20 и стоял высокий поставец для винных сосудов 21. Но цисцы не считали это проявлением расточительства. После кончины Гуань Чжуна княжество Ци продолжало его политику и всегда выделялось силой среди чжухоу. Через сто с лишним лет там появился Янь-цзы.

Янь Ин с посмертным именем Пин и прозвищем Чжун был родом из [племени] лай из [селения] Ивэй 22. Был на службе у циских Лин-гуна, Чжуан-гуна и Цзин-гуна 23. Служил Ци всеми силами, скромно и неприметно. [Даже] получив титул циского сяна, [36] он почти не ел мяса, [а его] наложницы не носили шелковых одежд. Если во время приема во дворце правитель обращался к нему, [он] отвечал решительно, а если речи не были [непосредственно] обращены к нему, он решительно действовал 24. Когда в княжестве все было благополучно, Янь Ин следовал [всем] распоряжениям; когда же порядок нарушался, [он] выполнял те указы, которые соответствовали [обстановке]. И при трех поколениях [правителей он] прославил свое имя среди чжухоу.

Юэ Ши-фу был достойным человеком, но случилось так, что он попал в тюрьму и был закован в цепи. Во время прогулки Янь-цзы увидел его на дороге 25. [Он] выпряг левую пристяжную и выкупил его, посадил в свою повозку и отвез к себе домой. Не попрощавшись с ним, он прошел на «женскую» половину дома. Через некоторое время Юэ Ши-фу попросил разрешения уйти. Янь-цзы, пораженный, оправил одежду и шапку и с соблюдением всех приличий спросил: «Я, Ин, хотя и не человеколюбив, но избавил вас от кандалов. Почему же вы хотите так скоро расстаться со мной?» Ши-фу ответил: «Это не так. Я слышал, что совершенномудрый сторонится тех, кого не знает, и доверяет тем, кого знает. Когда я был в кандалах, вы меня не знали, но что-то почувствовали во мне и выкупили. Однако, в чем-то поняв меня, вы все же поступили не по [правилам] ритуала. Уж лучше мне было остаться закованным в кандалы». Тогда Янь-цзы ввел его в дом как почетного гостя.

Янь-цзы был сяном в Ци. Когда он выезжал из дома, жена его возничего наблюдала за своим мужем в просвет ворот. Ее муж, сидя высоко под шатром, как подобает возничему сяна, управлял четверкой лошадей и был очень доволен и горд собой. После того как он вернулся, жена попросила разрешения его покинуть. Муж стал спрашивать, в чем дело. Жена сказала: «У Янь-цзы роста не будет и шести чи 26, но он-циский сян, прославленный среди чжухоу. Сегодня я наблюдала его выезд. Какая погруженность в свои мысли! И в то же время он ничего из себя не строит. А ты ростом в восемь чи, а служишь простым возничим. И при этом ты вполне доволен собой. Вот я и хочу от тебя уйти». После этого [ее] муж стал очень скромным. Янь-цзы удивился этой [перемене] и спросил его. Возничий рассказал ему все как было. [Тогда] Янь-цзы рекомендовал его в дафу.

Я, тайшигун, скажу так.

Я читал [тексты] Гуаня «Управление народом», «Горы высоки», «Колесницы и кони», «Важное и неважное», «Девять управлений» 27, а также «Весны и осени господина Яня» 28. Насколько [37] подробно они говорят о них (Гуань Чжуне и Янь Ине)! Прочитав их книги, [мне] захотелось сделать обозримыми их деяния, поэтому [я] составил это жизнеописание. Что же касается их трудов, то их много ходит среди современников. Поэтому [о них] я не толкую, а говорю [лишь] о связанных [с этими людьми] историях.

Гуань Чжуна современники называли достойным подданным, но Конфуций принизил его 29. Неужели это за то, что в условиях ослабления чжоуского дома Хуань-гун, будучи достойным, не обратился к [чжоускому] вану, а провозгласил себя ба-ваном? Изречение гласит: «Перед тем как следовать прекрасному, надо найти надежное средство от зла, так верхи и низы смогут породниться» 30. Разве это сказано не о Гуань Чжуне?

Когда Янь-цзы, лежа ничком, оплакивал покойного Чжуан-гуна, он ушел, лишь исполнив до конца обряд [прощания]. Неужели о таком человеке может быть сказано: «Видя должное, не действовать-это отсутствие мужества» 31? Что же касается его увещеваний [и] обличений правителей, его мужества идти наперекор их прихотям, то об этом сказано: «Приближаясь [к трону], думай о бесконечной преданности, удаляясь, думай о восполнении упущений» 32. О, если бы Янь-цзы был жив, от восхищения им я готов взять в руки кнут, [чтобы стать его возницей].


Комментарии

1. Биографии Гуань Чжуна и Янь Ина помещены в одной главе, поскольку оба они были видными деятелями княжества Ци, хотя их слава перешагнула далеко за пределы родного княжества. На русский язык данная глава переведена В.М.Алексеевым [33, с. 144-149] и В.А.Панасюком [84, с. 51-55]. Имеются также переводы на европейские языки: А. Зоттоли [217, с. 223-229], Г. Маргулиеса [173, с. 77-83], А. Форке [135, с. 60-74].

2. Ин (точнее Иншан)-уезд и река в пров. Аньхой.

3. Хуань-гун (Сяо-бо или Сяо-бай) правил в 685-643 гг. (см.: Истзап, т. V, с. 305).

4. История, связанная с убийством княжича Цзю и арестом Гуань Чжуна, которого циский ван вначале считал своим врагом, но потом приблизил к себе, изложена в гл. 32 (Истзап, т. V, с. 45-46), а также в Цзо чжуань (ШСЦ, т. XXVII, с. 344).

5. Конфуций несколько раз упоминает об этих успехах, подчеркивая, что они были достигнуты мирным путем (см.: ЧЦЦЧ. т. I, с. 311).

6. Мидзусава и Такигава отмечают, что в некоторых сунских и юаньских средневековых ксилографах затем шло «в Наньяне» [248, т. VI, с. 2]. Но в современных изданиях памятника этих слов нет.

7. Из детального исторического описания в гл. 32 следует, что княжича Цзю убили лусцы (в Шэндоу), а Чжао Ху покончил с собой (см,: Истзап, т. V, с. 45).

8. История жизни Гуань Чжуна, описание особенностей его характера, оценки его действий со стороны Бао Шу-я встречаются и в Ле-цзы (ЧЦЦЧ, т. III, с. 69-72, русский перевод Л.Д. Позднеевой см. [69, с. 100-101]). Коль скоро трактат Ле-цзы общепринято относить к более поздней эпохе Цзинь, рассказ о Гуань Чжуне и Бао Шу-я не мог быть заимствован Сыма Цянем оттуда и, по всей вероятности, имеет фольклорное происхождение.

9. Данная фраза имеет две трактовки. Согласно конфуцианской традиции, речь идет о соблюдении «норм в одежде» (В.М.Алексеев перевел именно в этом ключе [33, с. 146]). Однако представляется правильной более широкая трактовка слова фу как «норма, долг» (для властителей).

10. Люцинъ («шесть родственников»)-традиционное понятие, включающее разные категории родства. Согласно мнению Ван Би (226-249 гг.), комментатора Ицзина, в это число входят отец, мать, старшие и младшие братья, жена, дети [262, т. VII, с. 4]. Есть и другие трактовки, охватывающие иной круг родственников.

11. Сы вэй («четыре устоя»)-«краеугольные камни» жизни народа: ли-обряды, и-долг, лянь-бескорыстие и бережливость и чи-стыд. Об этом также говорится в гл. 1 Гуань-цзы (ЧЦЦЧ, т. V).

12. Здесь изложены некоторые легистские взгляды на государственно-экономическое устройство страны. В приведенных мыслях Гуань-цзы экономические успехи государства впервые отчетливо увязаны с морально-этическими нормами (роль последних конфуцианцами абсолютизировалась), что ясно отражает одну из основных идей школы легистов. Все это подробно изложено в трактате Гуань-цзы, который долгое время приписывался цискому Гуань Чжуну, но скорее всего был сформирован его последователями позднее, в V-III вв. до н.э. (см.: ЧЦЦЧ, т. V, с. 1). О Гуань-цзы см. [95].

13. В тексте: цинчжун («легкое и тяжелое»)-политика регулирования и стабилизации (например, цен) (см.: ЧЦЦЧ, т. V, с. 389; а также [95, с. 309]). В.М.Алексеев неоправданно, на наш взгляд, сузил применение этой политики только финансовой сферой: «Он на первое место выдвигал теорию легких-тяжелых монет» [33, с. 146].

14. Речь идет о конфликте между Хуань-гуном и правителем Цай, формальным поводом для которого стало недовольство циского гуна своей младшей женой, дочерью цайского правителя. Конфликт привел к военному столкновению и гибели Цай (см.: Истзап т V, гл. 32, с. 47-48).

15. Ответ чуткого вана и наш комментарий см.: Истзап, т. V, гл 32, с. 48, 232.

16. Княжеством Янь в то время управлял Чжуан-гун, который участвовал в борьбе за престол дома Чжоу. Когда в 664 г. племена шаньжунов напали на Янь, циский Хуань-гун пришел к яньцам на помощь (см.: Истзап т. V, гл. 34, с. 85). Основателем Янь был Шао-гун, чье правление воспевалось в преданиях и стихах.

17. Кэ находилось на территории совр. уезда Нэйхуан пров. Хэнань [301, с. 632].

18. Некоторые китайские комментаторы подвергали сомнению ряд моментов в тексте Сыма Цяня. Сунский Су Чэ (1039-1112 гг. н.э.) отмечал, что местом встречи князей было Янгу, что выступление против Чу было вызвано инициативой княжества Чжэн, что история с Цао Мо относится к более позднему периоду Чжаньго (см. [262, т. VII, с. 3252]). Эти же замечания повторил и Лян Юй-шэн (1745-1819 гг.) [246, кн. 11, гл. 27, с. 4]. Далеко не все эти сомнения основательны.

19. Здесь Гуань Чжун близок к мыслям Лао-цзы: «Тот, кто силой стремится отнять что-либо у другого, обязательно потеряет свое» (ЧЦЦЧ. т. III, с. 20-21).

20. В тексте-сань гуй, что трактуется как наличие в доме Гуань Чжуна трех жен из разных фамилий. Подробно этот бином и его значения рассмотрены нами в примеч. 15 к гл. 23 (Истзап, т. IV, с. 227). В.М.Алексеев взял другое значение-«башня»: «У него была башня "тройное убежище"» [33, с. 147]. Некоторые исследователи переводят это словосочетание как «три резиденции», что являлось одним из символов княжеской власти.

21. В тексте-фаньянь, что может означать и «постамент для пиршественных сосудов», на который они ставились вверх дном после опорожнения, и «щиты, стоявшие за креслами сановных гостей» (косвенное указание на то, что дом Гуань Чжуна посещали знатные лица). Следовательно, конец фразы можно перевести следующим образом: «...в его доме постоянно принимали самых знатных людей княжества». Перевод В.М. Алексеева- «бельведер»-нельзя признать удачным.

22. Циский Ивэй находился на территории совр. уезда Гаоми пров. Шаньдун.

23. Лин-гун правил в 581-554 гг., Чжуан-гун-в 553-548 гг., Цзин-гун-в 547-490 гг. Немало интересных деталей биографии Янь Ина можно найти в главах 14 и 32 Ши цзи (Истзап, т. III и т. V).

24. Логика фразы не вполне ясна. Попытка В.А. Панасюка дать более логичный перевод (см. [84, с. 53]) не находит соответствия в китайском оригинале.

25. Рассказы о встрече Янь-цзы с Юэ Ши-фу и о кучере Янь-цзы (см. далее текст главы) содержатся в Янь-цзы чунь-цю (ЧЦЦЧ, т. IV, с. 144-146).

26. Одни чи в период Чжоу равнялся 19,9 см, а в периоды Цинь и Западная Хань-27,6 см. Расчеты по обоим вариантам дают малореальные величины. Удовлетворительный результат получается лишь при применении восточноханьского (25-220 гг. н.э.) чи-23,0 см (см. [266, с. 77; 48. с. 222, 224]). Эти расчеты явно свидетельствуют об искажениях, сделанных в тексте Сыма Цяня переписчиками.

27. Согласно данным Ци люэ («Семь разделов [основ]»)-первой библиографии Китая, составленной Лю Сяном и его сыном Лю Синем, в сочинении Гуань-цзы содержалось 18 глав. Ныне тексты 10 глав полностью утрачены. «Авторство "Гуань-цзы",-писал В.М. Штейн,- приписывалось когда-то Гуань Чжуну, но эта точки зрения давно оставлена... Личность Гуань Чжуна была овеяна легендами... По видимому, именно романтический ореол, которым была окружена деятельность Гуань Чжуна в глазах его потомков, побудил каких-то неизвестных авторов IV-III вв. до н.э. взять на себя труд записать кое-что из относившегося к нему фольклорного материала» [95, с. 19]. Однако очевидно, что авторство Гуань Ч жупа не вызывало сомнений у Сыма Цяня, и с этим стоит считаться исследователям.

28. Автором Янь-цзы чунь-цю считается циский Янь Ин, но рассказ о событиях в княжестве Ци, вероятнее всего, написан позднее. К настоящему времени сохранилось 8 глав этого памятника. Танский Ляо Цзун-юань и составители Вэнь сянь тун-као подчеркивали, что и конфуцианцы и моисты считали Янь-цзы чунь-цю «своим» произведением, поскольку в нем отражены взгляды обеих школ.

29. В гл. 3 Лунь юя Конфуций порицает Гуань Чжуна за роскошь: за наличие трех жен, множества слуг, за то, что, подобно гуну, соорудил у себя постамент для пиршественных сосудов, деревянную ширму в воротах и тому подобное,-то есть не соблюдал ритуал (ЧЦЦЧ, т. I, с. 66-67).

30. Это слова из Сяоцзина («Канон о сыновнем благочестии») (ШСЦ, т. 37, с 1311). В.А.Панасюк эту цитату ошибочно отнес к Лунь юю [84, с. 55]. Данный фрагмент Сяоцзина обычно трактуется: «Надо пользоваться случаем поддерживать добродетели правителя, исправлять его ошибки и сводить на нет их пагубные последствия». Однако грамматическое построение фразы, примененное Сыма Цянем, дает возможность предположить скептическое отношение к «добродетелям правителя» ослабевшего дома Чжоу и акцент на «ошибках» и «пагубных последствиях».

31. Этот перифраз слов Конфуция (Лунь юй, гл. 2) сопоставляется здесь с известным историческим эпизодом, когда Цуй Чжу убил циского Чжуан-гуна, а верный долгу Янь Ин, рискуя жизнью, подобающим образом простился с покойным правителем. Описание этих событий есть в Цзо чжуань под 25-м годом Сян-гуна (ШСЦ, т. 30, с. 1450) и в гл. 32 Ши цзи (Истзап, т. V, с. 56).

32. Вновь цитата из канона Сяоцзин (ШСЦ, т. 37, с. 1311).

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.