Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

СЫМА ЦЯНЬ

ИСТОРИЧЕСКИЕ ЗАПИСКИ

ШИ ЦЗИ

ГЛАВА СОРОКОВАЯ

ЧУ ШИ ЦЗЯ — НАСЛЕДСТВЕННЫЙ ДОМ КНЯЖЕСТВА ЧУ 1

Родоначальник [правящего дома] царства Чу ведет свое происхождение от императора Чжуань-сюя, которого звали Гао Ян. Гао Ян был сыном Чан И и внуком Хуан-ди (Желтого императора) 2. У Гао Яна родился сын Чэн, у Чэна родился сын Цзюань-чжан, а у Цзюань-чжана родился Чжун-ли 3. Чжун-ли служил императору Ди Ку, которого звали Гао Синь, и занимал при нем пост хочжэна — управителя огня. Он имел большие заслуги, и, поскольку свет его способностей озарял всю Поднебесную, император Ди Ку повелел называть его Чжу-жун («Великий свет»). Когда род Гун-гуна восстал, император Ди Ку послал Чжун-ли покарать его, но Чжун-ли не довел дело до конца; тогда император в день гэн-инь казнил Чжун-ли и поставил преемником Чжун-ли его младшего брата У-хуэя. У-хуэй занял пост хочжэна и тоже стал носить прозвище Чжу-жун. У У-хуэя родился сын Лу-Чжун. У Лу Чжуна было шестеро сыновей, при рождении которых каждый раз приходилось резать тело матери 4. Старшего сына звали Кунь-у, второго — Цань-ху, третьего — Пэн-цзу, четвертого — Куай-жэнь, пятый носил фамилию Цао, шестого звали Цзи-лянь. Цзи-лянь носил фамилию Ми, и именно его потомки — правители дома Чу. Представители рода Кунь-у во время правления дома Ся нередко были князьями хоу и бо, при сяском Цзе (Чэн) Тан уничтожил их род. Представители рода Пэн-цзу при династии Инь нередко бывали князьями хоу и бо, но при последних правителях Инь род Пэн-цзу был уничтожен 5.

У Цзи-ляня родился сын Фу-цзюй, у Фу-цзюя родился сын Сюэ-сюн. В дальнейшем их потомки ослабли, некоторые из них жили в срединных царствах, другие — среди племен мань и и, поэтому невозможно записать смену их поколений.

Во времена чжоуского Вэнь-вана жил один из их потомков по имени Юй-сюн. Юй-сюн[-цзы] служил Вэнь-вану, но рано умер 6. Его сына звали Сюн-ли. У Сюн-ли родился сын Сюн-куан, а у Сюн-куана родился сын Сюн-и. Сюн-и жил при чжоуском Чэн-ване, который выдвигал потомков тех, кто усердно служил Вэнь-вану и У-вану, потому он пожаловал Сюн-и земли чуских [183] варваров мань и поднес его роду поля, соответствующие титулам цзы и нань 7. Получивший фамилию Ми, Сюн-и поселился в Даньяне 8.

Будучи правителем Чу с титулом цзы, Сюн-и служил чжоускому Чэн-вану вместе с луским гуном Бо Цинем, сыном вэйского правителя Кан-шу по имени Моу, с цзиньским хоу Се, с сыном циского Тай-гуна по имени Люй-цзи 9. У Сюн-и родился сын Сюн-ай, у Сюн-ая — сын Сюн-дань, у Сюн-даня — сын Сюн-шэн. Сюн-шэн 10 сделал преемником своего младшего брата Сюн-яна. У Сюн-яна родился сын Сюн-цюй, а у Сюн-цюя родилось три сына.

При чжоуском И-ване (887-858) дом вана ослаб, некоторые из чжухоу перестали являться на аудиенции к чжоускому двору и стали нападать друг на друга. В это время Сюн-цюй добился полного согласия среди народа, проживавшего между реками Янцзы и Ханьшуй, после чего поднял войско и напал на царства Юн и Янъюэ, дойдя до Ао 11. Сюн-цюй сказал: «Я южный варвар и не буду пользоваться [титулами], прозвищами и посмертными именами, которые существуют в срединных государствах» 12. После этого он поставил своего старшего сына Кана ваном на землях Гоутань, среднего сына Хуна — ваном на землях Ао и младшего сына Чжи-цы — ваном на землях Юэ-чжан. Все эти земли располагались вдоль р. Янцзы, где расселялись чуские мани 13. Когда наступило правление чжоуского Ли-вана (657 г.), который отличался жестокостью и суровостью, Сюн-цюй, опасаясь того, что Ли-ван нападет на Чу, отказался от того, чтобы его сыновей титуловали ванами.

Преемником Сюн-цюя должен был быть Сюн У-кан, но он рано умер, поэтому после смерти Сюн-цюя у власти встал Сюн Чжи-хун 14. Чжи-хун погиб от руки младшего брата Сюн-яня, который встал у власти вместо него 15. У Сюн-яня родился сын Сюн-юн. На шестом году правления Сюн-юна чжоусцы подняли у себя смуту, напали на Ли-вана, и Ли-ван бежал в Чжи. На десятом году правления (838 г.) Сюн-юн умер, его преемником стал его младший брат Сюн-янь. На десятом году своего правления Сюн-янь (828 г.) умер. У него было четыре сына: старший Бо-шуан, второй Чжун-сюэ, третий Шу-кань и младший Цзи-сюнь 16. После смерти Сюн-яня у власти встал его старший сын Бо-шуан; это и был Сюн-шуан. На начальном году правления Сюн-шуана (827 г.) чжоуский престол занял Сюань-ван. Сюн-шуан умер на шестом году своего правления, после чего между тремя его младшими братьями разгорелась борьба за власть. [В ходе этой борьбы] Чжун-сюэ умер, Шу-кань, спасаясь от опасностей, бежал в Пу 17; у власти встал самый младший брат — Сюнь; это и был Сюн-сюнь. На шестнадцатом году правления Сюн-сюня (806 г.) чжэнский правитель Хуань-гун впервые получил земельное пожалование в Чжэн. Сюн-сюнь умер на двадцать [184] втором году своего правления (800 г.), и у власти встал его сын Сюн-э. На девятом году своего правления (791 г.) Сюн-э умер, и у власти встал его сын Сюн-и; его называли также Жо-ао. На двадцатом году правления Жо-ао (771 г.) чжоуский Ю-ван был убит цюаньжунами, и дом Чжоу переехал на восток. В это время циньский Сян-гун впервые был включен в число владетельных князей — чжухоу. На двадцать седьмом году своего правления (764 г.) Жо-ао умер, у власти встал его сын Сюн-кань, которого называли [также] Сяо-ао. На шестом году правления (758 г.) Сяо-ао умер, и у власти встал его сын Сюн-шунь, которого называли [также] Фэнь-мао. На тринадцатом году правления Фэнь-мао (745 г.) в Цзинь началась смута, вызванная [усилением] города Цюйво 18. Фэнь-мао умер на семнадцатом году своего правления (741 г.). Сюн-тун, младший брат Фэнь-мао, убил сына Фэнь-мао и вместо него встал у власти; это был чуский У-ван 19.

На семнадцатом году правления У-вана (724 г.) Чжуан-бо, правитель цзиньского города Цюйво, убил Сяо-хоу, правившего в Цзинь. На девятнадцатом году правления У-вана (722 г.) младший брат чжэнского князя Дуань поднял смуту [в Чжэн]. На двадцать первом году правления У-вана (720 г.) войска Чжэн вторглись на поле Сына Неба. На двадцать третьем году правления У-вана (718 г.) в Вэй убили вэйского правителя Хуань-гуна. На двадцать девятом году правления У-вана (712 г.) в Лу убили луского правителя Инь-гуна. На тридцать первом году правления У-вана (710 г.) Хуа Ду, главный управляющий в княжестве Сун, убил своего правителя Шан-гуна 20.

На тридцать пятом году правления У-вана (706 г.) царство Чу напало на Суй. [Правитель] Суй сказал: «Я не совершил никакого преступления», на что правитель Чу заявил: «Я принадлежу к варварам мань и и. Ныне, когда все чжухоу восстают [против дома Чжоу], нападают друг на друга, даже убивают один другого, я, имеющий слабые войска, хочу посмотреть, как управляются срединные царства, и попросить дом вана даровать мне титул».

Суйцы, выполняя эту просьбу, отправились к чжоускому двору просить о пожаловании [почетного] титула правителю Чу, однако дом вана ответил отказом, о чем по возвращении в Чу доложили гонцы 21. На тридцать седьмом году правления (704 г.) чуский правитель Сюн-тун в гневе сказал: «Мой родоначальник Юй-сюн был наставником чжоуского Вэнь-вана, но рано скончался. Затем чжоуский Чэн-ван выдвинул наших ныне покойных правителей — гунов, предоставив им поля, титулы цзы и нань и повелев им проживать в Чу. Все южные варвары мань и и подчинились нам, а [чжоуский] ван не дает мне более высокого титула, поэтому я сам одарю себя почетным титулом». После чего [Сюн-тун] объявил себя У-ваном, заключил с суйцами договор [185] о союзе и ушел оттуда. Затем У-ван впервые освоил земли в Пу и стал владеть ими. На пятьдесят первом году правления У-вана (690 г.) дом Чжоу призвал суйского хоу и выразил ему порицание за то, что правитель Чу объявил себя ваном. Правитель Чу разгневался, полагая, что суйский князь изменил их союзу и напал на Суй. У-ван умер во время похода его войск, в связи с чем военные действия были прекращены. К власти пришел сын У-вана — Сюн-цзы с титулом Вэнь-вана. Впервые столица обосновалась в Ин 22. На втором году правления Вэнь-вана (688 г.), когда чуские войска напали на царство Шэнь и проходили Дэн, жители Дэн сказали своему правителю: «Чуского вана легко захватить», но дэнский хоу не согласился с этим 23. На шестом году правления Вэнь-вана (684 г.) чусцы напали на княжество Цай, взяли в плен цайского Ай-хоу, но, вернувшись [из похода], чуский ван освободил его. Поскольку царство Чу усилилось и стало притеснять мелкие царства и владения в междуречье Янцзы и Ханьшуй, все эти мелкие царства стали бояться его. На одиннадцатом году правления Вэнь-вана (679 г.) циский Хуань-гун впервые стал гегемоном среди князей. В это время и Чу впервые стало крупным царством. На двенадцатом году правления Вэнь-вана (678 г.) Чу напало на Дэн и уничтожило его. На тринадцатом году своего правления (677 г.) Вэнь-ван умер 24, и у власти встал его сын Сюн-цзянь; это был Чжуан-ао. На пятом году правления (672 г.) Чжуан-ао задумал убить своего младшего брата Сюн-юня; Сюн-юнь бежал в царство Суй, после чего вместе с суйцами неожиданно напал и убил Чжуан-ао, он стал править вместо него. Это был [чуский] Чэн-ван.

Наступил начальный год правления Чэн-ван Юня (671 г.). Встав у власти, Чэн-ван стал распространять добродетели, оказывать милости и устанавливать прежние дружественные отношения с чжухоу. Он послал гонцов с подношениями Сыну Неба, а в ответ Сын Неба пожаловал ему жертвенное мясо, сказав при этом: «Подавляй все смуты, которые у тебя на юге поднимают племена и и юэ, но не вторгайся в срединные государства». С этого времени земли царства Чу стали простираться на тысячи ли. На шестнадцатом году правления Чэн-вана (656 г.) циский Хуань-гун вторгся во главе войск в земли Чу и дошел до Синшаня. Чуский Чэн-ван послал военачальника Цюй Ваня с войсками отразить нападение цисцев и заключить договор о союзе с Хуань-гуном. Хуань-гун упрекал правителя Чу в непредставлении дому вана Чжоу причитавшихся ему поступлений. Когда правитель Чу согласился внести требуемое, цисцы удалились. На восемнадцатом году правления (654 г.) Чэн-ван выступил с войсками на север и напал на царство Сюй. Правитель Сюй вышел навстречу с оголенным плечом [в знак покорности] и принес свои извинения, после чего был отпущен. На двадцать втором году своего правления Чэн-ван (650 г.) напал на царство Хуан. [186] На двадцать шестом году правления Чэн-вана (646 г.) было уничтожено царство Ин. На тридцать третьем году правления Чэн-вана (639 г.) сунский Сян-гун, стремившийся собрать владетельных князей для заключения договора о союзе, призвал чуского правителя к себе. Чуский ван в гневе сказал: «Коль скоро он призывает меня, я поеду как бы с добрыми намерениями, а сам неожиданно нападу и опозорю его». Затем [Чэн-ван] выехал и прибыл в Юй, где захватил сунского гуна и стал его позорить, но вскоре вернул его обратно. На тридцать четвертом году правления Чэн-вана (638 г.) чжэнский Вэнь-гун выехал на юг, чтобы представиться правителю Чу. Чуский Чэн-ван двинулся на север и напал на Сун, нанеся поражение сунцам [на берегах р. Хуншуй] 25. Сунский Сян-гун был ранен стрелой из лука, после чего заболел и умер от полученной раны. На тридцать пятом году правления Чэн-вана (637 г.) цзиньский княжич Чун-эр проезжал через Чу. Чэн-ван принял его как гостя, оказав почести, полагающиеся чжухоу, а затем, щедро одарив, проводил до границ царства Цинь. На тридцать девятом году правления Чэн-вана (633 г.) в Чу прибыл луский Си-гун просить войска для нападения на Ци. Правитель Чу послал войска напасть на Ци во главе с Шэнь-хоу, и тот занял Гу; там он поставил править сына циского Хуань-гуна — Юна. Тогда все семеро сыновей Хуань-гуна бежали в Чу, где их сделали шандафу — старшими сановниками. [Правитель Чу] расправился с Куаем за то, что он не приносил положенных жертв [родоначальникам чуского дома] Чжу-жуну и Юй-сюну. Летом Чу напало на Сун, правитель которого обратился за помощью к Цзинь. Цзинь пришло на помощь Сун, тогда Чэн-ван прекратил военные действия, намереваясь вернуться обратно. Когда военачальник Цзы-юй стал просить о том, чтобы продолжить военные действия, Чэн-ван сказал ему: «Чун-эр, бежавший из [своего княжества], долго прожил на чужбине и все же в конце концов смог вернуться обратно. Это Небо открыло ему путь, и ему нельзя противостоять». Но Цзы-юй продолжал настаивать на своем, тогда ван выделил ему небольшое войско, а сам ушел обратно. Цзиньцы действительно разбили Цзы-юя у города Чэнпу. Разгневанный Чэн-ван казнил Цзы-юя 26.

Наступил сорок шестой год правления Чэн-вана (626 г.). Ранее Чэн-ван намеревался сделать Шан-чэня своим наследником и сказал об этом своему первому советнику — линьиню Цзы-шану 27. Цзы-шан сказал вану: «Вы, правитель, еще не стары, к тому же во дворце у Вас много фавориток, и, если [Вы в дальнейшем] задумаете сменить [наследника], возникнет смута. В чуском государстве, как правило, ставят наследником младшего сына. К тому же у Шан-чэня взгляд острый, как жало осы, голос как у шакала, значит, он жестокий человек. Его нельзя ставить наследником». Но Чэн-ван не послушал совета и объявил Шан-чэня наследником. В дальнейшем ван вознамерился [187] поставить [наследником] своего сына Чжи, а Шан-чэня лишить этого звания. Шан-чэнь услышал об этом и, не проверив еще слухов, спросил у своего наставника Пань Чуна: «Как установить правдивость этой вести?» Пань Чун ответил: «Пригласите на трапезу любимую наложницу вана Цзян-ми, но не выказывайте ей [особых] знаков уважения». Шан-чэнь последовал совету 28. И [принятая таким образом] разгневанная Цзян-ми сказала ему: «Совершенно справедливо, что ван намерен убить тебя и поставить наследником Чжи!». Шань-чэнь рассказал об этом Пань Чуну, сказав: «Слухи верны». — «Сможете ли Вы служить Чжи?», — спросил Чун. «Не смогу», — ответил Шань-чэнь. «Сможете ли Вы бежать?» — «Не смогу», — ответил Шань-чэнь. «Тогда сможете ли Вы свершить великое дело?», — спросил Пань Чун. «Смогу», — ответил Шан-чэнь. Зимой, в десятой луне, Шан-чэнь возглавил солдат дворцовой охраны, окружил [покои] Чэн-вана. Чэн-ван попросил разрешения съесть медвежью лапу и потом умереть, но ему согласия на это не дали 29. В день дин-вэй Чэн-ван повесился, покончив с жизнью. Вместо него у власти встал Шан-чэнь; это был Му-ван.

Встав у власти, Му-ван отдал Пань Чуну дворец наследника вана и назначил его на пост Великого Учителя — тай-ши, поручив ему ведение государственных дел. На третьем году правления Му-вана (623 г.) Чу уничтожило царство Цзян. На четвертом году правления (622 г.) Чу уничтожило царства Лю и Ляо. Правители Лю и Ляо были потомками Гао-яо 30. На восьмом году правления Му-вана (618 г.) Чу напало на Чэнь. На двенадцатом году своего правления (614 г.) Му-ван умер, и к власти пришел его сын Люй, ставший Чжуан-ваном.

В течение [первых] трех лет своего правления Чжуан-ван не отдавал никаких повелений и распоряжений 31. Он дни и ночи проводил в увеселениях, издал по царству такой приказ: «Тот, кто осмелится увещевать меня, подлежит смерти без всякого снисхождения!». Когда к нему для увещеваний пришел У Цзюй, Чжуан-ван сидел между колоколами и барабанами, левой рукой обнимая наложницу из Чжэн, а правой — красавицу из Юэ. У Цзюй сказал: «Я хотел бы предложить вам загадку: на холме сидит птица, которая уже три года не летает и три года не поет. Что это за птица?» Чжуан-ван ответил: «Если птица три года не летает, то, когда она взлетит, она поднимется до небес, если она три года не поет, то, запев, она удивит людей. Уходите, Цзюй, я знаю, о чем Вы говорите». Прошло несколько месяцев, распутство вана еще более усилилось. Тогда пришел к вану с увещеванием сановник Су Цун. Ван спросил его: «Разве Вы не слышали моего приказа?» Су Цун ответил: «Погибнуть самому, чтобы просветить Вас, моего правителя, — таково мое [единственное] желание». После этого ван прекратил развлекаться непристойной музыкой и занялся государственными делами. Он казнил [188] несколько сот человек, но и продвинул и использовал [на службе] тоже несколько сот человек, он привлек к управлению У Цзюя и Су Цуна. Все это весьма обрадовало население государства.

В том году Чу уничтожило царство Юн 32. На шестом году правления Чжуан-вана (608 г.) чусцы напали на Сун и захватили у сунцев пятьсот колесниц. На восьмом году своего правления (606 г.) Чжуан-ван напал на лухуньских жунов, после чего достиг р. Лошуй 33 и стал демонстрировать силу своих войск в окрестностях чжоуской столицы 34. Чжоуский Дин-ван послал Вансунь Маня выразить сочувствие чускому вану за перенесенные им лишения [в походе]. Когда чуский ван спросил посланца о величине и весе чжоуских треножников, Вансунь Мань ответил: «Главное заключено в добродетелях, а не в треножниках». Тогда Чжуан-ван сказал: «Вы не мешайте мне [заполучить] девять треножников! 35. Если мы в царстве Чу отломаем острия своих алебард, то их будет достаточно, чтобы отлить девять треножников» 36. Вансунь Мань на это сказал: «Увы! Разве Вы, правитель, забыли? В прошлом, во время расцвета правления домов Юя и Ся, к ним являлись [правители] всех далеких мест, а начальники-пастыри девяти областей — цзюму 37 подносили дань металлом, из которого были отлиты треножники с изображениями разных тварей и духов и различных предметов 33, чтобы подготовить [народ] и чтобы он знал, где добрые духи, а где злые оборотни. Когда же сяский Цзе нарушил добродетели, треножники перешли к дому Инь, правители которого приносили ежегодные жертвы в течение шестисот лет 39. Когда же иньский Чжоу стал жестоким тираном, треножники перешли к дому Чжоу. Отсюда — когда добродетели [правителей] прекрасны и ясны, то [треножники] хотя и малы, но весомы, когда [правители] погрязли в скверне и смуте, то [треножники] хотя и велики [по размеру,] но легки [для переноса] 40. В прошлом чжоуский Чэн-ван установил треножники а Цзяжу 41, и, как показало гадание, [династия будет ими обладать] в течение тридцати поколений, или семисот лет. Таково повеление Неба. Ныне, хотя добродетели дома Чжоу и ослабли, воля Неба еще не изменилась, значит, еще не настало время спрашивать о весе треножников».

После этого чуский ван возвратился обратно.

На девятом году правления Чжуан-вана (605 г.) он назначил своим помощником — сяном человека из рода Жо-ао. Кто-то оклеветал его перед ваном. Боясь казни, он [с родом] восстал и напал на вана. Со своей стороны, Чжуан-ван напал на род Жо-ао и уничтожил его 42. На тринадцатом году правления Чжуан-вана (601 г.) Чу уничтожило царство Шу 43. На шестнадцатом году своего правления (598 г.) Чжуан-ван напал на княжество Чэнь и убил Ся Чжэн-шу. Он казнил его за то, что Чжэн-шу [189] убил своего правителя. Разбив княжество Чэнь, он создал на его землях [чуский] уезд. Все чиновники поздравляли [вана], но только Шэнь Шу-ши, вернувшийся из княжества Ци, не приносил поздравлений. Когда ван спросил [о причине этого], Шу-ши ответил так: «В народе говорят: «Если ты, ведя быка, протоптал тропинку на чужом поле, владелец поля отбирает за это быка». Конечно, протоптать тропинку [на чужом поле] — дело неправильное, но отбирать за это быка разве не крайняя мера? Так вот, Вы, ван, напали на Чэнь во главе чжухоу из-за того, что там возникла смута. Нападая на него, Вы руководствовались справедливостью, а теперь жаждете заполучить созданный там уезд. Как же Вы в дальнейшем будете отдавать приказы Поднебесной?» 44. Тогда Чжуан-ван вернул земли Чэнь потомкам его правителя. На семнадцатом году своего правления (597 г.), весной, чуский Чжуан-ван окружил столицу княжества Чжэн и занял ее после трехмесячной осады. Когда он въезжал в занятую столицу через ворота Хуанмэнь («Царские ворота») 45, его встретил с обнаженным плечом, ведя за собой барана, чжэнский князь, который сказал: «Я, недостойный, не пользуясь поддержкой Неба, не смог служить Вам, правитель, и Вы, охваченный гневом, пришли в мое ничтожное владение. И в этом мое преступление. Разве я осмелюсь больше не слушаться Ваших повелений! Переселите ли Вы меня на берега Южного моря или подарите меня в качестве подданного либо слуги кому-либо из владетельных князей, я также подчинюсь Вашему приказу 46. Если Вы, правитель, не забыли [деяний] чжоуских Ли-вана и Сюань-вана, а также чжэнских Хуань-гуна и У-гуна 47 и не прекратите приносимых им жертв на нашем алтаре духам Земли и хлебных злаков, это дало бы мне возможность опять, но уже по новому, служить Вам, правитель, и это мое [единственное] желание, на исполнение которого я даже не смею надеяться. [Тем не менее] я осмеливаюсь сказать все, что у меня на сердце».

Чуские чиновники сказали вану: «Не соглашайтесь на это, правитель». Но Чжуан-ван возразил: «Правитель Чжэн сумел поставить себя ниже других, он обязательно сумеет управлять и пользоваться доверием своего народа. Разве можно прерывать [его правление]!». Затем Чжуан-ван сам взял в руки знамя, подал команду находившимся справа и слева войскам, отвел их на тридцать ли и стал там лагерем, после чего дал согласие на заключение мира [с Чжэн] 48. Пань Ван въехал в столицу Чжэн для заключения договора о союзе, а Цзы-лян выехал в качестве заложника 49. Летом, в шестой луне, войска Цзинь пришли на помощь Чжэн и вступили в бой с чускими войсками, которые нанесли армии Цзинь сильное поражение на берегах Хуанхэ. Чусцы дошли до Хэнъюна, а затем возвратились обратно 50. На двадцатом году правления Чжуан-вана (594 г.) [чуские войска] окружили столицу княжества Сун из-за того, что был убит [190] чуский посол 51. Осада продолжалась пять месяцев, в столице кончилось продовольствие; [жители города] обменивали между собой детей и ели их, раскалывали человеческие кости и жгли их как дрова. Тогда сунский [сановник] Хуа Юань вышел из стен города и рассказал [чусцам] о положении в нем. Тогда Чжуан-ван воскликнул: «О благородный муж!»; после этого он прекратил военные действия и вернулся назад 52. На двадцать третьем году своего правления (591 г.) Чжуан-ван умер, и у власти встал его сын Шэнь с титулом Гун-ван. На шестнадцатом году правления Гун-вана (575 г.) княжество Цзинь напало на Чжэн. Правитель Чжэн сообщил о своем бедственном положении в Чу, и Гун-ван пришел на помощь княжеству Чжэн. Он вступил в бой с войсками Цзинь у Яньлина 53. Цзиньцы нанесли поражение чусцам. В бою стрела попала Гун-вану в глаз.

Ван призвал военачальника Цзы-фаня. Цзы-фань, любивший выпить, в этот момент был пьян от вина, поднесенного ему его слугой Ян Гу. Разгневанный Гун-ван выстрелил из лука и убил Цзы-фаня, после чего прекратил военные действия и вернулся обратно 54. На тридцать первом году правления (560 г.) Гун-ван умер. У власти встал его сын Чжао с титулом Кан-вана. Кан-ван умер после пятнадцати лет правления (в 545 г.). У власти встал его сын Юнь, которого звали также Цзя-ао. У Кан-вана были любимые младшие братья — княжичи Вэй, Цзы-би, Цзы-си и Ци-цзи. На третьем году правления Цзя-ао (542 г.) ван назначил княжича Вэя, своего дядю и самого младшего брата Кан-вана, на должность главного советника — линъиня и поручил руководство военными делами. На четвертом году правления (541 г.) Вэй был отправлен послом в княжество Чжэн, но, услышав в пути, что ван заболел, Вэй вернулся. В двенадцатой луне, в день цзи-ю, Вэй, явившийся во дворец спросить о состоянии вана, задушил Цзя-ао, после чего убил и его сыновей Мо и Пин-ся. После этого Вэй отправил гонца в Чжэн сообщить о смерти вана. У Цзюй спросил гонца: «Кто же будет преемником [Цзя-ао]?». Гонец ответил: «Наш сановник Вэй». У Цзюй заметил: «Что же, сын Гун-вана Вэй — старший из его сыновей?». Поскольку Цзы-би бежал в княжество Цзинь, у власти встал Вэй; это был Лин-ван. На третьем году правления (538), в шестой луне, правитель Чу отправил послов к правителю Цзинь сообщить о своем намерении провести встречу чжухоу. Князья должны были встретиться с правителем Чу в Шэнь 55. [В связи с этим] У Цзюй сказал: «В прошлом сяский Ци устроил пир для князей в Цзюньтае, шанский Чэн-тан отдал повеление [князьям] собраться в Цзинбо, чжоуский У-ван произнес свою клятву [перед чжухоу] в Мэнцзине, Чэн-ван охотился с чжухоу на южных склонах гор Цишань, Кан-ван принимал на аудиенцию [князей] во дворце Фэнгун, Му-ван встретился с князьями на горе Тушань, циский Хуань-гун [встретился с чжухоу] во время [191] похода в Чжаолине, цзиньский Вэнь-гун заключил договор о союзе с чжухоу в Цзяньту. Какую же из форм таких встреч Вы, правитель, хотите выбрать?». Лин-ван ответил: «Ту, что применил циский Хуань-гун» 56.

В это время чжэнский Цзы-чань тоже находился там. Поэтому правители княжеств Сун, Лу и Вэй не приехали на встречу 57. Заключив с чжухоу договор о союзе, Лин-ван стал проявлять высокомерие. У Цзюй сказал тогда ему: «Когда сяский Цзе устроил встречу [вождей] у племени южэн, против него восстало племя юминь; когда [иньский] Чжоу устроил встречу [вождей] у гор Лишань, против него восстали племена восточных и; когда чжоуский Ю-ван заключил договор о союзе с чжухоу в Тайши, против него восстали племена жунов и ди. Будьте, правитель, осторожны по завершении встречи 58. В седьмой луне правитель Чу, встав во главе войск чжухоу, напал на царство У и окружил Чжуфан. В восьмой луне войска князей захватили город Чжуфан, схватили Цин Фэна и уничтожили весь его род 59 в назидание другим. Лин-ван сказал: «Не подражайте цискому Цин Фэну, он убил своего правителя и стремился ослабить его малолетнего наследника, для чего вступил в сговор с сановниками!» Цин Фэн возразил ему: «Это не может сравниться с действиями Вэя, сына чуского Гун-вана от наложницы, который убил своего правителя Юня, сына своего старшего брата, и сам вместо него встал у власти» 60. Тогда Лин-ван приказал Ци-цзи убить Цин Фэна 61.

На седьмом году своего правления (534 г.), закончив сооружение террасы Чжанхуатай, ван приказал заселить [эту местность] беглецами из других районов 62. На восьмом году своего правления (533 г.) Лин-ван послал княжича Ци-цзи во главе войск уничтожить княжество Чэнь. На десятом году своего правления (531 г.) Лин-ван призвал к себе правителя княжества Цай, напоил его допьяна и убил его, затем отправил Ци-цзи навести порядок в Цай и вслед за этим сделал его правителем земель Чэнь и Цай. На одиннадцатом году правления (530 г.) Чу напало на царство Сюй, чтобы устрашить правителя царства У 63.

Лин-ван стал лагерем в Ганьси в ожидании дальнейших событий. Ван заявил: «Правители княжеств Ци, Цзинь, Лу и Вэй при вручении им земельных пожалований все получили драгоценные изделия, только я не получил ничего. Ныне я намерен послать к дому Чжоу послов и потребовать треножники, которые и составят мою долю [вознаграждения]. Но даст ли он мне их?».

Си-фу ответил ему так: «[Дом Чжоу] даст их Вам, правитель! В прошлом, когда наш предок — ван Сюн-и уединенно жил в горах Цзиншань 64, ездил на сплетенной из бамбука повозке, носил грубую одежду, жил среди зарослей трав, пробирался через горы и леса, он тем не менее [достойно] служил Сыну Неба. Он был в состоянии подносить вану лишь самодельные луки из [192] персикового дерева и стрелы из терновника. [Кроме того], правитель Ци приходится дядей чжоускому вану, а правители Цзинь, Лу и Вэй — младшие единоутробные братья [чжоуского вана]. Именно поэтому Чу не получило своей доли [даров], в то время как все другие ее имеют. Ныне дом Чжоу и [названные] четыре княжества служат Вам, правитель; стоит лишь приказать, и они подчинятся. Разве [дом Чжоу] осмелится держаться за свои треножники?».

Лин-ван спросил: «В прошлом дядя родоначальника нашего дома Кунь-у жил на землях старого царства Сюй, а ныне чжэнцы алчно взирают на эти земли и не отдают их мне. Сейчас я намерен потребовать [эти земли], но отдадут ли их мне чжэнцы?».

Си-фу ответил: «Если дом Чжоу не будет держаться за треножники, разве чжэнцы посмеют держаться за эти поля?». Лин-ван сказал: «Ранее чжухоу держались отдаленно от меня и боялись Цзинь. Однако ныне, когда мы окружили большими стенами города Чэнь, Цай и Бугэн, каждый из которых поставляет по тысяче боевых колесниц, стали ли чжухоу бояться меня?» На что Си-фу ответил: «Стали бояться». Обрадованный Лин-ван воскликнул: «Си-фу хорошо говорит о событиях, имевших место в прошлом!» 65.

На двенадцатом году правления Лин-вана (528 г.), весной, чуский ван развлекался в Ганьси и никак не мог покинуть это место, в то время как население страдало от всяких повинностей. Следует сказать, что [ранее], когда Лин-ван собрал войска чжухоу в Шэнь, он оскорбил юэского сановника Чан Шоу-го и убил цайского сановника Гуань Ци. Сын Гуань Ци — Цун бежал в У и там стал убеждать уского вана напасть на Чу и в то же время тайно снесся с юэским сановником Чан Шоу-го, чтобы тот поднял мятеж и тем самым У отошло от Чу. Затем он послал гонца, ложно сославшись на приказ княжича Ци-цзи, и призвал княжича Цзы-би, находившегося в княжестве Цзинь, прибыть в Цай. (Цун намеревался вместе с ускими и юэскими войсками неожиданно напасть на Цай 66). Он велел княжичу Цзы-би увидеться с Ци-цзи, и они договорились о совместных действиях в Дэн 67. После этого [Гуань] Цун вступил в столицу Чу и убил Лу, старшего сына-наследника Лин-вана, поставил ваном Цзы-би; княжича Цзы-си поставил на пост линъиня, а Ци-цзи поставил на пост сыма — начальника военного приказа. Прежде всего очистили дворец вана, а Гуань Цун отправился к войскам, стоявшим в Ганьси, и объявил чусцам такой приказ: «В нашем государстве [новый] ван. Те, кто первыми вернутся домой, вновь получат титулы, поселения, поля и дома. Кто же опоздает, тот будет переселен». Все чуские [воины] разбежались, покинули Лин-вана и вернулись домой.

Когда Лин-ван услышал о смерти своего наследника Лу, он упал с повозки на землю и спросил: «Так ли переживают люди, [193] любящие своих сыновей?» — «Еще более глубоко», — ответили сопровождавшие его. Ван сказал: «Я убил многих сыновей других людей, возможно ли, чтобы я не очутился в подобном положении?» Правый советник сказал вану: «Прошу Вас [вернуться обратно] и подождать в окрестностях столицы, чтобы послушать, что будут говорить люди царства». Ван сказал: «Люди негодуют, с этим нельзя не считаться». Советник тогда сказал: «В таком случае отправляйтесь в какой-нибудь большой уезд и попросите войск у чжухоу». Ван ответил: «Они все восстали против меня». Советник продолжал: «Тогда бегите к [одному из] чжухоу и подчинитесь решению другого большого царства». На это ван ответил: «Большое счастье не приходит дважды, всем этим я навлеку на себя лишь позор». После чего Лин-ван сел в лодку, намереваясь попасть в Янь 68. Правый советник, видя, что ван не принимает планы, предлагаемые им, и опасаясь, что ему придется погибнуть вместе с ваном, бежал, покинув вана. После этого Лин-ван стал в одиночестве бродить по горам, и никто из местных жителей не смел пустить вана к себе в дом. Путешествуя так, ван встретил своего прежнего слугу 69 и сказал ему: «Поищи для меня пищи, я уже три дня не ел»

Слуга ему ответил: «Новый ван издал закон, по которому посмевший накормить вана и сопровождающих его лиц подлежит наказанию в трех поколениях, к тому же здесь негде достать еду». Тогда ван, положив свою голову на бедро слуги, как на подушку, заснул. Слуга же, подложив ему под голову ком земли вместо своей ноги, скрылся. Когда ван пробудился, он не обнаружил слуги, но, [обессилев] от голода, уже не смог подняться. В это время Шэнь-хай, сын Шэнь У-юя, занимавшего должность юйиня — смотрителя огородов, сказал: «Мой отец дважды нарушал повеления вана, но ван не казнил его. Какая же милость может быть больше этой!» Он отправился на поиски вана и встретил умирающего от голода Лин-вана на берегу озера Лицзэ. Взвалил его на себя и вернулся с ним домой. Летом, в пятой луне, в день гуй-чоу, Лин-ван умер в доме Шэнь-хая. Шэнь-хай велел двум своим дочерям покончить с собой и захоронил их вместе с ваном 70. В это время в Чу хотя уже поставили ваном Цзы-би, но боялись, что Лин-ван вернется; к тому же не имели еще известий о его смерти; поэтому Гуань Цун сказал новому вану Би: «Если не убить Ци-цзи, то хотя Вы и приобрели царство, но, похоже, Вас постигнет беда». Ван ответил: «Я не в состоянии убить его». Цун тогда сказал: «Что же, другие окажутся в состоянии убить Вас». Ван его не послушал, в результате Цун ушел от него. [В это время] вернулся Ци-цзи. Население столицы 71 каждую ночь проводило в тревоге, говоря: «Вот Лин-ван вернулся!» Вскоре, в день и-мао, ночью, Ци-цзи послал лодочников плавать вдоль берегов Янцзы и кричать: «Лин-ван прибыл!» Это еще более встревожило народ. Кроме того, Ци-цзи [194] послал Мань Чэн-жаня сказать новому вану Цзы-би и первому советнику Цзы-си следующее: «Ван прибыл. Население столицы намерено убить Вас, вот-вот прибудет и начальник военного приказа! Принимайте, правитель, скорее решение, чтобы не подвергнуть себя позору. Гнев народа подобен [разбушевавшемуся] огню и воде, от них нет спасения». Только что ставший ваном Би и Цзы-си покончили с собой 72.

В день бин-чэнь Ци-цзи встал у власти и стал ваном. Он изменил свое имя на Сюн-цзюй и принял титул Пин-вана. Пин-ван, который с помощью обмана лишил жизни двух ванов и сам встал у власти, боялся, что население царства и владетельные князья восстанут против него, поэтому стал оказывать милости байсинам. Он возвратил [захваченные] земли княжествам Чэнь и Цай, поставив во главе их потомков бывших правителей, вернул княжеству Чжэн отторгнутые у него земли. В своем собственном государстве он высказывал сочувствие народу, улучшал дело управления и просвещения. Царство У, пользуясь смутами в Чу, захватило в плен пять [чуских] военачальников, а затем вернуло их. Пин-ван сказал Гуань Цуну: «Я готов исполнить любое твое желание». Цун пожелал занять пост буиня — управителя гаданий, и ван дал на это согласие. Следует сказать, что в прошлом у Гун-вана было пять любимых сыновей, но не была сына от первой законной жены, престолонаследника, поэтому он стал приносить жертвы духам гор и рек и другим многочисленным духам, прося их решить этот вопрос, кому же надлежит управлять алтарем Земли и злаков. Затем он втайне с наложницей Ба-цзи закопал в храме яшму и призвал пять княжичей, которые, совершив обряд очищения, вошли в храм. Кан-ван перешагнул через яшму, [будущий] Лин-ван локтем придавил ее. Княжичи Цзы-би и Цзы-си стали поодаль от нее. Когда же внесли на руках малолетнего [будущего] Пин-вана, он дважды совершил поклон, придавив край яшмы. Исходя из этого Кан-ван как старший сын стал у власти, но его сын потерял власть. Вэй, ставший Лин-ваном, сам пострадал и погиб. Цзы-би пробыл ваном десяток с небольшим дней, а Цзы-си не смог встать у власти; все они были убиты. Ни у одного из четырех княжичей не было наследников, и их род поэтому пресекся. В дальнейшем только Ци-цзи, ставшему Пин-ваном, удалось встать у власти и продолжать приносить жертвы предкам дома Чу, как об этом сказал знак, ниспосланный духами.

В прошлом, когда княжич Цзы-би вернулся из Цзинь, [цзиньский] сановник Хань Сюань-цзы спросил у Шу-сяна: «Добьется ли Цзы-би успеха?». Шу-сян ответил: «Не добьется». Сюань-цзы сказал: «Ведь те, кто охвачен общей ненавистью и стремится к общей цели, подобны рыночным торговцам; почему же он не добьется успеха?». Шу-сян ответил: «У него нет никого, кто любил бы то же, что и он, кто же будет ненавидеть то, что [195] ненавидит он? Приобретение царства связано с пятью трудностями: первая — когда есть фавориты, но нет [способных] помощников; вторая — когда есть [способные] помощники, но нет внутренней поддержки; третья — когда есть [внутренняя] поддержка, но нет [хороших] планов; четвертая — когда есть планы, но нет [помощи] народа; пятая — когда есть [помощь] народа, но отсутствуют добродетели. Княжич Цзы-би прожил в Цзинь тринадцать лет, и не слышно было, чтобы среди сопровождавших его цзиньских и чуских мужей были знающие люди, поэтому можно сказать, что у него не было [способных] помощников; род его истреблен, родичи восстали против него, значит, можно сказать, что у него нет [внутренней] опоры; он действует, несмотря на отсутствие удобного случая, значит, можно сказать, что у него нет [продуманных] планов; он почти всю жизнь прожил на чужбине, поэтому можно сказать что у него нет [поддержки] народа; спасаясь бегством [в Цзинь], он не завоевал любви [чусцев], значит, можно сказать, что у него отсутствуют добродетели. Лин-ван был жесток и не знал удержу своим желаниям, а княжич Цзы-би, перед которым стоят пять трудностей, убил правителя. Кто же поможет ему добиться успеха? Следовательно, владеть царством Чу может Ци-цзи. Он управлял землями Чэнь и Цай и теми, что лежали за пределами гор Фанчэн; там нигде не творилось зло, все воры и разбойники попрятались, личные желания [Ци-цзы] не нарушают общих стремлений, народ там не ропщет. Духи предков дают ему мандат на управление, а население царства доверяет ему. Когда в роде Ми возникает смута, у власти ставят младшего сына, таково обычное право в Чу 73. Что же касается Цзы-би, то он занимал должность лишь юиня — правого советника, а если говорить о знатности происхождения, то он всего лишь сын наложницы; кроме того, он далеко отстоит от повелений, даруемых духами предков, и не пользуется любовью народа. Как же он может встать у власти?». Хань Сюань-цзы возразил: «Разве циский Хуань-гун и цзиньский Вэнь-гун не были такими же, [как Цзы-би]?». Шу-сян ответил: «Циский Хуань-гун был сыном Вэй-цзи и пользовался любовью Си-гуна; ему помогали Бао Шу-я, Бинь Сюй-у и Си Пэн; он имел поддержку извне правителей царств Цзюй и Вэй, внутренней опорой у него были Гао и Го 74. Он творил добро непрерывно, подобно текущей воде, без устали оказывал людям милости. Поэтому разве он незаслуженно получил владение? Правивший в прошлом наш Вэнь-гун был сыном Ху Цзи-цзи и пользовался любовью Сянь-гуна. Любя учение, он занимался без устали. В семнадцать лет при нем было уже пять [мудрых] мужей 75. При нем были ныне покойные сановники Цзы-юй и Цзы-фань, являвшиеся для него как бы желудком и сердцем. При нем были Вэй Чоу и Цзя То, служившие ему как бы руками и ногами. Извне его поддерживали княжества Ци и Сун, царства Цинь и Чу, а изнутри он [196] пользовался поддержкой Луань [Чжи], Ци [Ху], Ху [Ту] и Сянь [Чжэня]. Скитаясь на чужбине девятнадцать лет, Вэнь-гун не только сохранил свои помыслы, но и еще более укрепился в них. Поскольку правители Хуэй-гун и Хуай-гун забросили свой народ, народ последовал за [Вэнь-гуном] и объединился с ним. Поэтому разве он незаслуженно получил в управление княжество? Что же касается Цзы-би, то он не оказывал милостей народу, у него нет и поддержки извне. Когда он уезжал из Цзинь, никто в Цзинь его не провожал, когда он вернулся в Чу, его никто не встречал. Как же он может владеть царством?» Цзы-би действительно закончил жизненный путь не своей смертью, и в конце концов у власти встал Ци-цзи, как и говорил Шу-сян.

На втором году правления (527 г.) Пин-ван послал Фэй У-цзи в Цинь, за женой для наследника Цзяня. [Циньская] невеста оказалась красивой. Она выехала в Чу, но не успела еще прибыть на место, как Фэй У-цзи, который вернулся раньше ее, сказал Пин-вану: «Дочь правителя Цинь красива, Вы можете сами жениться на ней, а для наследника найдем другую». Пин-ван последовал этому совету и в конце концов сам женился на девушке из Цинь, у которой родился сын Сюн-чжэнь, а для наследника подыскали другую жену. В это время старшим наставником наследника был У Шэ, а младшим наставником — [Фэй] У-цзи. У-цзи не пользовался расположением у наследника, к тому же часто клеветал на Цзяня. В это время Цзяню было пятнадцать лет, его мать была дочерью правителя княжества Цай, но она уже не пользовалась любовью вана, и ван постепенно все больше отдалял от себя Цзяня.

На шестом году своего правления [523 г.] ван отправил наследника Цзяня жить в городе Чэнфу, чтобы оборонять границы царства 76. У-цзи продолжал денно и нощно наговаривать на наследника: «С тех пор как я, У-цзи, привез девушку из Цинь, наследник озлобился на меня и не может не утратить веру и в Вас, правитель 77; Вам, ван, следует как-то обезопасить себя. К тому же наследник, проживая в Чэнфу, будет по своей прихоти командовать войсками, устанавливать внешние связи с чжухоу, имея, несомненно, намерение войти в столицу Чу». Пин-ван призвал к себе наставника наследника У Шэ и стал упрекать его. Тогда У Шэ, знавший, что У-цзи — клеветник, сказал: «Почему же Вы, ван, из-за своего мелкого слуги отдаляете от себя сына — Вашу кость и плоть?». На это У-цзи возразил: «Если сейчас не найти на него управу, придется в дальнейшем раскаиваться». После этого ван посадил У Шэ в тюрьму. [Затем он призвал двух сыновей У Шэ и сказал им, что они могут избавить своего отца от смерти] 78. Затем ван приказал начальнику военного приказа Фэн Яну призвать наследника Цзяня [в столицу], с тем чтобы убить его. Наследник, узнав о вызове, бежал в [197] княжество Сун. У-цзи сказал вану: «У У Шэ есть двое сыновей, если их не убить, они станут источником бед для Чу. Пожалуй, стоит призвать их сюда под предлогом того, что их приезд избавит отца от смерти. Они обязательно прибудут». После этого ван послал гонца сказать У Шэ: «Если вы сумеете вызвать своих сыновей, то останетесь живы. Не сможете, умрете». У Шэ ответил: «Шан приедет, а Сюй не приедет». Ван спросил: «Почему?». У Шэ ответил: «Шан как человек бескорыстен, может умереть, выполняя долг, отличается добротой, почитает родителей, поэтому, услышав, что его приезд может спасти отца, непременно явится, несмотря на то что это грозит ему смертью. Сюй как человек умен и любит разрабатывать планы, он отважен и гордится своими заслугами, поэтому, зная, что приезд грозит ему смертью, он ни в коем случае не явится. Однако именно этот мой сын создаст беспокойство для Чу». Следом Пин-ван послал гонца призвать сыновей У Шэ и сказать им: «Приезжайте, и я освобожу вашего отца». У Шан сказал У Сюю: «Если мы не поспешим выехать, зная, что это спасет отца от смерти, значит, проявим непочтение к родителю. Если отец будет казнен, а мы оставим это без отмщения, значит, проявим отсутствие дальновидности. Если мы, учитывая все наши возможности, [сразу] приступим к делу, значит, проявим мудрость. Вы, брат, бегите, а я вернусь туда, где мне грозит смерть». После этого У Шан вернулся [к отцу], а У Сюй, натянув лук и вложив в него стрелу, вышел к гонцу и спросил: «Отец обвиняется в преступлении, а зачем же призывают его сыновей?». Когда он уже хотел выстрелить из лука, гонец бросился в обратный путь, а Сюй следом бежал в царство У. Услышав о бегстве сына, У Шэ воскликнул: «Бегство Сюя создало опасность для царства Чу!». Затем чусцы убили У Шэ и У Шана. На десятом году правления Пин-вана (519 г.) мать чуского наследника Цзяня, которая жила в Цзюйчао, указала войскам У [пути] нападения на Чу 79. Правитель царства У послал княжича Гуана напасть на Чу, который по пути нанес поражение княжествам Чэнь и Цай, захватил с собой мать наследника Цзяня и ушел обратно. Напуганный этим чуский ван стал обносить стенами столицу Ин.

[Следует сказать, что] в прошлом как-то женщины [подростки] пограничного селения Билян в У и пограничного селения Чжунли в Чу поспорили из-за тутовых деревьев; обе стороны взаимно озлобились и стали нападать друг на друга, в результате было убито несколько жителей Биляна 80. Рассерженный билянский сановник послал своих сельских стражников напасть на Чжунли. Чуский ван, узнав об этом, разгневался и послал царских солдат уничтожить Билян. Уский ван, узнав об этом, [в свою очередь], пришел в ярость и тоже послал солдат, повелев княжичу Гуану, следуя советам семьи матери [чуского наследника] Цзяня, напасть на Чу. Тот следом уничтожил поселения Чжунли и [198] Цзюйчао. Напуганный этим правитель Чу стал обносить стенами столицу Ин 81.

На тринадцатом году своего правления (516 г.) Пин-ван умер. Военачальник Цзы-чан [в связи с этим] сказал: «Наследник Чжэнь еще мал, к тому же его мать как раз та женщина, на которой сначала должен был жениться наследник Цзянь», и он намеревался поставить у власти занимавшего пост первого советника — линъиня — Цзы-си. Цзы-си был младшим сводным братом Пин-вана, родившимся от наложницы. Он отличался справедливостью. Но сам Цзы-си сказал: «В государстве имеются твердо установленные законы. Изменение престолонаследия вызовет смуту. Кто будет говорить о подобном, подлежит казни». После этого у власти поставили наследника Чжэня; это был Чжао-ван.

Наступил начальный год правления Чжао-вана (515 г.). Население Чу не любило Фэй У-цзи за то, что он своей клеветой вынудил наследника Цзяня бежать из Чу, а также убил У Шэ вместе с сыном и Ци Юанем. Из-за того что Цзы-пи из рода Бо, принадлежавший к главной ветви рода Юань, и У Цзы-сюй оба бежали в У и из-за того что уские войска неоднократно вторгались в пределы Чу, чусцы еще более озлобились на [Фэй] У-цзи. Тогда первый советник — линъинь Цзы-чан казнил У-цзи, чтобы ублаготворить народ, и массы чусцев обрадовались. На четвертом году правления Чжао-вана (512 г.) три княжича из У бежали в Чу; чуский правитель пожаловал им земли, чтобы они отражали [нападения] войск У 82. На пятом году правления Чжао-вана (511 г.) войска У напали на Чу и захватили Лю и Цянь. На седьмом году правления Чжао-вана (509 г.) правитель Чу послал Цзы-чана напасть на У; усцы нанесли крупное поражение армии Чу при Юйчжане 83. На десятом году правления Чжао-вана (506 г.), зимой, уский ван Хэ-люй, У Цзы-сюй и Бо Пи вместе с владениями Тан и Цай напали на Чу. Чусцы потерпели сильное поражение, и войска У вошли в [столицу Чу] — Ин, осквернили могилу Пин-вана из-за У Цзы-сюя 84.

Когда уская армия стала подходить к Чу, правитель Чу послал Цзы-чана с войсками отразить их [нападение]. Противники заняли позиции по берегам р. Ханьшуй. Усцы разбили Цзы-чана, и тот бежал в княжество Чжэн. Чуская армия стала отходить. Используя одержанную победу, усцы преследовали ее и пять раз вступали с чускими войсками в сражения, пока не дошли до [их столицы] Ин. В день цзи-мао Чжао-ван бежал из столицы, в день гэн-чэнь уская армия вступила в Ин. Спасаясь бегством, Чжао-ван прибыл к [озеру] Юнь-мэн, местные жители, не зная, что перед ними ван, стали стрелять в него из луков и ранили Чжао-вана. Тогда ван бежал в Юнь 85. Младший брат юньского гуна по имени Хуай сказал: «Пин-ван убил моего отца, как же теперь я могу не убить его сына?» Но Юнь-гун [199] остановил его. Однако, опасаясь того, что его брат убьет Чжао-вана, он вместе с ваном бежал в царство Суй 86. Уский ван, услышав о том, что Чжао-ван скрылся, тотчас же продвинул войска и напал на Суй, сказав жителям царства Суй, что «потомкам рода Чжоу были пожалованы земли в междуречье Янцзы и Ханьшуй, но Чу полностью истребило их жителей», и заявил о своем намерении убить Чжао-вана. Тогда слуга, сопровождавший вана, по имени Цзы-ци спрятал вана и, выдавая себя за него, сказал суйцам: «Выдайте меня правителю У». Суйцы стали гадать, выдавать ли его усцам, но, получив неблагоприятный ответ, отклонили требование уского вана, заявив ему: «Хотя Чжао-ван и бежал, но в Суй его нет». Уский ван попросил разрешения войти в Суй и самому произвести поиск, но суйцы не дали согласия на это, после чего уский ван прекратил военные действия и удалился.

Когда Чжао-ван покидал свою столицу Ин, он послал Шэнь Бао-сюя попросить помощи у правителя Цинь. Циньский правитель послал на помощь Чу пятьсот боевых колесниц. В то же время чусцы собрали оставшиеся и рассеянные войска и совместно с циньцами атаковали армию У. На одиннадцатом году правления Чжао-вана (505 г.), в шестой луне, [соединенные силы] нанесли поражение армии У в Цзи 87. В это время младший брат уского вана Фу-гай, видя, что уская армия несет потери и терпит поражение, бежал обратно в У, где объявил себя ваном. Хэ-люй, узнав об этом, покинул с войсками Чу и, вернувшись обратно, напал на Фу-гая. Тот, потерпев поражение, бежал в Чу, и правитель Чу пожаловал ему земли в Танци; так образовался род Танци 88.

Чуский Чжао-ван в это время уничтожил царство Тан. В девятой луне он вернулся в столицу Ин. На двенадцатом году правления Чжао-вана (504 г.) правитель У вновь напал на Чу и занял Пань 89. Напуганный этим чуский ван покинул Ин и перенес столицу к северу, в Жо 90. На шестнадцатом году правления Чжао-вана (500 г.) Конфуций стал первым советником правителя княжества Лу. На двадцатом году правления Чжао-вана (496 г.) Чу уничтожило царства Дунь и Ху 91. На двадцать первом году правления Чжао-вана (495 г.) уский ван Хэ-люй напал на Юэ, юэский ван Гоу-цзянь стрелой из лука ранил уского вана, и тот вскоре скончался 92. В результате усцы, озлобленные на царство Юэ, больше уже не ходили походами на запад против Чу.

На двадцать седьмом году правления Чжао-вана (489 г.), весной, войска У напали на княжество Чэнь, на помощь которому пришел чуский Чжао-ван. Он расположился с войсками в Чэнфу. В десятой луне Чжао-ван, находясь в войсках, заболел.

[В это время] на небе появилось красное облако, похожее на птицу, летавшую вокруг солнца. Чжао-ван спросил астролога [200] Чжоу, что это значит, и астролог сказал: «Это сулит беду Вам, чуский ван, но ее можно переложить на военачальника или первого советника». Услышав [об этом прорицании], военачальник и первый советник стали просить совершить моление перед духами и отдать свои жизни вместо вана. Но Чжао-ван сказал: «Военачальник и первый советник — это мои руки и ноги, если сейчас я перенесу на них свою беду, это значит, что я как бы лишусь [части] своего тела». И не принял их просьбы. Когда стали гадать [о причинах болезни], то получили ответ, что следует чтить духа реки Хуанхэ, поэтому сановники стали просить разрешения принести жертвы этому духу.

Чжао-ван им сказал: «С тех пор как наши покойные ваны получили земельное пожалование, они приносили жертвы «ван» 93 лишь духам рек Янцзы и Ханьшуй, поэтому дух реки Хуанхэ не повинен в моей болезни». И он не разрешил [принесения предложенных жертв]. Находившийся в княжестве Чэнь Конфуций, услышав об этих словах Чжао-вана, сказал: «Чуский Чжао-ван действительно постиг Великий путь! Совершенно справедливо, что он не лишился царства!» 94.

Когда болезнь Чжао-вана усилилась, он призвал к себе всех княжичей и сановников и сказал им: «Я, недостойный, не имея талантов, дважды доводил до позора войска царства Чу, и то, что ныне могу спокойно закончить свою жизнь, дарованную мне Небом, — для меня счастье» 95. Ван стал уступать власть своему младшему брату — княжичу Шэню, но тот не согласился принять власть. Тогда ван стал уступать власть следующему младшему брату — княжичу Цзе, который также не принял ее. Затем ван стал уступать следующему младшему брату — княжичу Люю, тот пять раз отказывался, пока наконец не дал согласия стать ваном. Перед предстоящим сражением, в день гэн-инь, Чжао-ван умер, находясь в войсках. Княжич Люй сказал: «Когда ван был опасно болен, он обошел своих сыновей и стал уступать власть своим слугам. Я, его слуга, дал согласие стать ваном, чтобы успокоить его. Ныне, когда наш правитель-ван скончался, я, его слуга, разве посмею забыть о его [подлинном желании]?» После этого он сговорился с Цзы-си и Цзы-ци, они спрятали в засаде войска, перекрыли все дороги и пригласили Чжана, сына Чжао-вана, родившегося от дочери правителя царства Юэ, и поставили его у власти. Это был Хуэй-ван 96. После этого военные действия были прекращены. Все вернулись обратно и похоронили Чжао-вана. На втором году правления Хуэй-вана (487 г.) Цзы-си призвал Шэна, сына бывшего наследника Пин-вана — Цзяня, который находился в царстве У, сделал его чаоским сановником и дал ему титул Бай-гуна 97.

Бай-гун любил военное дело и умел ставить себя ниже мудрых мужей; он стремился отомстить [за своего отца Цзяня]. На шестом году правления Хуэй-вана (483 г.) [201] Бай-гун попросил у первого советника Цзы-си воинов для нападения на княжество Чжэн. [Следует сказать, что] в прошлом, когда Цзянь, отец Бай-гуна, бежал в Чжэн, чжэнцы убили его, из-за чего Бай-гуну пришлось бежать в У, откуда Цзы-си вновь призвал его [в Чу]. Поэтому тот ненавидел правителя Чжэн и хотел покарать его. Цзы-си согласился помочь ему, но еще не послал войска в поход. На восьмом году правления Хуэй-вана (481 г.) войска Цзинь напали на Чжэн. Правитель Чжэн обратился за помощью к Чу; чуский правитель послал Цзы-си в помощь Чжэн, но Цзы-си, получив подарки, вернулся обратно. Бай-гун по имени Шэн разгневался и вслед за этим вместе с бесстрашным силачом Ши Ци и другими неожиданно напал во дворце на первого советника Цзы-си, а также на Цзы-ци и убил их. Он силой задержал Хуэй-вана и поместил его в хранилище Гаофу с намерением убить его. Цюй Гу, один из сопровождающих Хуэй-вана, изменил ему и бежал во дворец жены Чжао-вана 98. Бай-гун сам поставил себя ваном. Через месяц с небольшим случилось так, что Е-гун, правитель царства Е, пришел на помощь Чу. Приверженцы чуского Хуэй-гуна вместе с Е-гуном напали на Бай-гуна и убили его. Тогда Хуэй-ван вновь вернулся к власти. В том году Чу уничтожило княжество Чэнь, и на его землях был образован уезд 99.

На тринадцатом году правления Хуэй-вана (476 г.) усилился уский ван Фу-ча, он стал пренебрежительно относиться к княжествам Ци и Цзинь и, придя [с войсками], напал на Чу. На шестнадцатом году правления Хуэй-вана (473 г.) царство Юэ уничтожило царство У. На сорок втором году правления Хуэй-вана (447 г.) Чу уничтожило княжество Цай. На сорок четвертом году правления Хуэй-вана (445 г.) Чу уничтожило царство Ци и заключило мир с царством Цинь. В это время царство Юэ уже покончило с У, но не смогло еще распространить свою власть на землях к северу от рек Янцзы и Хуайхэ. Тем временем Чу стало захватывать земли на востоке, расширив территорию вплоть до берегов р. Сышуй. На пятьдесят седьмом году правления (432 г.) Хуэй-ван умер, и у власти встал его сын Цзянь-ван Чжун.

На начальном году правления Цзянь-вана (431 г.) чусцы напали на севере на царство Цзюй и ликвидировали его 100. На восьмом году правления Цзянь-вана (424 г.) вэйский Вэнь-хоу, ханьский У-цзы и чжаоский Хуань-цзы впервые вошли в число владетельных князей — чжухоу 101.

На двадцать четвертом году своего правления (408 г.) Цзянь-ван умер, и у власти встал его сын Дан, ставший Шэн-ваном. На шестом году правления (402 г.) Шэн-ван был убит разбойниками, и у власти встал его сын Сюн-и, ставший Дао-ваном 102. На втором году правления Дао-вана (400 г.) три цзиньских сильных дома напали на Чу, но [их войска], дойдя до Чэнцю, вернулись обратно 103. На четвертом году [202] правления Дао-вана (398 г.) Чу напало на Чжоу (Чжэн) 104. В Чжэн убили Цзы-яна. На девятом году правления Дао-вана (392 г.) чуские войска напали на княжество Хань и захватили Фушу 105. На одиннадцатом году правления Дао-вана (391 г.) силы трех цзиньских [сильных] домов напали на Чу и нанесли поражение чуской армии у горного прохода Юйгуань близ Даляна 106.

Правитель Чу поднес правителю царства Цинь щедрые дары и заключил с ним мир. На двадцать первом году своего правления (381 г.) Дао-ван умер, и у власти встал его сын Су-ван Цзан. На четвертом году правления Су-вана (377 г.) царство Шу напало на Чу и захватило Цзыфан 107. Поэтому чусцы укрепили заставу Хань, с тем чтобы отражать [наступление шусцев] 108. На десятом году правления Су-вана (371 г.) войска княжества Вэй захватили наш Луян 109. На одиннадцатом году своего правления Су-ван умер, и, так как сыновей у него не было, у власти встал его младший брат Сюн Лян-фу, который стал Сюань-ваном. На шестом году правления Сюань-вана (364 г.) чжоуский Сын Неба поздравил циньского Сянь-гуна [с победой] 110. В это время царство Цинь стало вновь усиливаться, а три сильных дома в Цзинь стали еще более мощными; особенно приобрели силу вэйский Хуэй-ван и циский Вэй-ван. На тридцатом году правления Сюань-вана (340 г.), в Цинь Вэй Яну пожаловали земли в Шан 111, а на юге циньцы вторглись в пределы Чу. В том же году умер Сюань-ван, и у власти встал его сын Сюн-шан, ставший Вэй-ваном. На шестом году правления Вэй-вана (334 г.) чжоуский Сянь-ван пожаловал циньскому Хуэй-вану мясо, приносившееся в жертву духам Вэнь-вана и У-вана. На седьмом году правления Вэй-вана (333 г.) отец циского сановника Мэнчан-цзяня Тянь Ин обманул правителя Чу, поэтому Вэй-ван напал на Ци и нанес поражение циским войскам под Сюйчжоу 112 и приказал цисцам непременно изгнать Тянь Ина. Тянь Ин испугался. В это время Чжан Чоу, обманывая чуского вана, сказал ему так: «Причина, по которой Вы, ван, одержали победу под Сюйчжоу, состоит в том, что не использовался Тянь Пань-цзы. Пань-цзы имеет заслуги перед Ци, и байсины служат ему. Однако Ин-цзы плохо относится к нему и использовал [в войсках] Шэнь Цзи. К Шэнь Цзи и высшие сановники не тяготеют, и байсины не стремятся служить ему. Ныне, Вы, ван, хотите изгнать Ин-цзы, но, если его прогонят, на службе обязательно используют Пань-цзы, а он вновь соберет своих воинов, чтобы встретиться с Вами на поле боя, что будет, без сомнения, невыгодно для Вас, ван». В результате чуский ван не стал изгонять Ин-цзы 113. На одиннадцатом году своего правления Вэй-ван умер, и у власти встал его сын Сюн-хуай, который стал Хуай-ваном. Правитель Вэй, прослышав, что в Чу траур, напал на Чу и занял Синшань 114. На начальном [203] году правления Хуай-вана (328 г.) Чжан И впервые стал советником циньского Хуэй-вана. На четвертом году правления Хуай-вана (325 г.) циньский Хуэй-ван впервые [официально] стал именоваться ваном. На шестом году правления Хуай-вана (323 г.) чуский правитель послал старшего советника — чжуго Чжао Яна во главе войск напасть на княжество Вэй, который разбил вэйцев под Сянлином 115 и занял восемь селений. Затем он дополнительно перебросил войска и напал на Ци, что вызвало беспокойство у циского вана. Когда Чэнь Чжэнь прибыл в Ци в качестве циньского посла, циский ван спросил его: «Что делать [в этих обстоятельствах]?». Чэнь Чжэнь ответил: «Вы, ван, не тревожьтесь. Прошу лишь отдать приказ приостановить [военные действия]». После чего сразу же отправился повидаться с Чжао Яном в войсках и сказал ему: «Хотел бы узнать о законах царства Чу: как в нем вознаграждаются те, кто разбил войска противника и убил их военачальника?» Чжао Ян ответил: «Они назначаются на пост старшего советника «опора государства» — шанчжуго, и им жалуется высший титул чжигуя» 116. Тогда Чэнь Чжэнь спросил: «Есть ли более почитаемые должности и титулы, чем эти?» Чжао Ян ответил: «Есть, это первый советник линъинь». На что Чэнь Чжэнь сказал: «Ныне вы уже являетесь линъинем, [занимая] высшую в вашем государстве должность. Я прошу Вашего дозволения привести один пример: один человек одарил своих приближенных шэжэней чашей вина. Приближенные стали говорить друг другу: «Если вино будут пить несколько человек, то вина на всех не хватит, поэтому пусть каждый нарисует на земле змею, и тот, кто первым завершит рисунок змеи, выпьет чашу один». Вскоре один из приближенных воскликнул: «Я первым нарисовал змею» — и, встав с поднятой в руке чашей, добавил: «Я могу пририсовать к ней и ноги». Когда он приделал змее ноги, то один из тех, кто закончил рисунок позднее, схватил чашу с вином и выпил ее, сказав при этом: «У змеи не бывает ног, а поскольку ты приделал ей ноги, это уже не змея». Ныне, Вы, господин, являясь первым советником в Чу, напали на Вэй, разбили его войска и убили их военачальника, и, хотя добились заслуг, выше которых не может быть, Вы не сможете занять должности выше той, которую занимаете. Сейчас к тому же Вы перебросили войска и напали на княжество Ци. Если Вы даже одержите победу над ним, это все равно ничего не прибавит к Вашей должности и титулу. Однако если Ваше наступление не приведет к победе, то Вы сами погибнете и титул Ваш отберут и Вы будете опозорены в Чу. Получится так же, как в притче о змее, которой приделывали ноги. Не лучше ли Вам отвести войска назад и оказать эту милость княжеству Ци, ибо это лучший способ сохранить в целости то, что у Вас имеется». Чжао Ян воскликнул: «Превосходно!» — отвел свои войска и удалился 117. Правители Янь и Хань впервые [204] стали именовать себя ванами. Циньский ван послал Чжан И встретиться с правителями Чу, Ци, и Вэй и заключил с ними договор о союзе в Несане 118. На одиннадцатом году правления Хуай-вана (318 г.) Су Цинь заключил с шестью княжествами, лежавшими к востоку от гор, союз по вертикали, предусматривавший совместное нападение на Цинь, чуский Хуай-ван стал главой этого союза по вертикали. Он прибыл на заставу Ханьгугуань 119. В это время правитель Цинь выслал войска для удара по шести княжествам, и войска княжеств были отведены и вернулись по домам, причем войска Ци отошли позднее других. На двенадцатом году правления Хуай-вана (317 г.) циский правитель Минь-ван напал на княжества Чжао и Вэй и нанес поражение их войскам, в то время как армия Цинь напала на княжество Хань и нанесла ему поражение, вступив в борьбу за первенство с Ци. На шестнадцатом году правления Хуай-вана (313 г.) правитель Цинь решил напасть на Ци, но циньского Хуэй-вана тревожило то, что Чу и Ци были близки друг к другу по союзу по вертикали, поэтому он объявил об освобождении Чжан И от должности первого советника и послал его на юг для встречи с чуским ваном. Чжан И сказал чускому вану так: «Вану нашего ничтожного царства больше всего нравитесь Вы, великий ван, и я, Чжан И, больше всего хотел бы служить у Вас, великий ван, привратником. Ван нашего ничтожного царства больше всего ненавидит циского вана, и я, Чжан И, тоже больше всего ненавижу циского вана, но Вы, великий ван, дружите с ним, поэтому ван нашего ничтожного царства не может служить вам, ван, и по этой же причине и я, И, не могу стать Вашим привратником. О ван! Ради меня, Чжан И, закройте заставы и порвите отношения с Ци, а сейчас пошлите вместе со мной посла на запад занять земли в Шан и Юй площадью в шестьсот ли, которые в прошлом Цинь отделило Чу 120. Если Вы поступите подобным образом, это приведет к ослаблению Ци. В таком случае Вы ослабите Ци на севере, окажете милость Цинь на западе, а приобретя земли в Шан и Юй, обогатите свое царство. Следовательно, осуществление одного плана принесет Вам сразу три выгоды». Крайне обрадованный Хуай-ван положил перед Чжан И печать первого советника правителя, каждодневно устраивал в его честь пиры и всем объявлял: «Я вновь получил земли в Шан и Юй». Все чиновники поздравляли вана, только один Чэнь Чжэнь был печален. Когда Хуай-ван спросил его: «Почему Вы печальны?», Чэнь Чжэнь ответил: «Царство Цинь оказывает Вам уважение из-за того, что за Вами стоит Ци. Сейчас, еще не получив [обещанные] земли, Вы хотите порвать отношения с Ци, но тем самым Вы оставите Чу в одиночестве, а разве тогда Цинь будет уважать такое одинокое царство? Нет, оно непременно станет пренебрегать Чу. Таким образом, в намерения правителя Цинь отнюдь не входит желание сначала дать землю, а потом, чтобы Вы [205] порвали с Ци, а чтобы Вы сначала порвали с Ци, а уж потом требовали землю. А в этом случае Вы, несомненно, будете обмануты Чжан И. Будучи же обманутыми Чжан И, вы непременно озлобитесь. Эта злоба принесет вам бедствия с запада, со стороны Цинь, а на севере — разрыв отношений с Ци. Если же на западе придут беды от Цинь, а на севере будут прерваны отношения с Ци, войска двух государств непременно придут и нападут на нас 121. Это и печалит меня, Вашего слугу». Но чуский ван не прислушался к [советам] и следом послал военачальника на запад принять переданные ему земли.

Когда Чжан И возвратился в Цинь, он, притворившись пьяным, упал с повозки и, ссылаясь после этого на болезнь, три месяца не выходил из дома, [в результате] земли, обещанные Чу, так и не были получены. Чуский ван сказал: «Может быть, И считает наш разрыв с Ци еще недостаточным [шагом]?». И послал на север храброго молодца Сун И [публично] опозорить циского вана 122. Это привело циского вана в ярость, и он, разломав чускую бирку [о договоре], перешел к дружбе с Цинь. Когда между Цинь и Ци установились дружественные отношения, Чжан И начал появляться во дворце. Он сказал чускому военачальнику: «Почему же не принимаете земли? Эти земли от такого-то пункта до такого-то пункта протянулись на шесть ли». Чуский военачальник ответил: «В полученном мною приказе говорится о землях [площадью] в шестьсот ли, и я не слышал о шести ли» — и он тотчас же выехал обратно, чтобы доложить об этом Хуай-вану. Разгневанный Хуай-ван поднял войска, намереваясь напасть на Цинь. И опять Чэнь Чжэн ему сказал: «Нападение на Цинь — плохой план. Лучше поднести правителю Цинь один известный город и вместе напасть на Ци. В этом случае то, что мы потеряем из-за Цинь, мы восполним за счет Ци, к тому же сохраним целостность нашего государства. Ныне же Вы, уже порвав отношения с Ци и стремясь выразить порицание Цинь за [допущенный им] обман, сумеете лишь укрепить хорошие отношения Цинь и Ци, да еще добьетесь того, что на Вас пойдут все войска Поднебесной, что, несомненно, причинит большой урон Чу». Не послушав совета, чуский ван вслед за этим порвал дружественные отношения с Цинь и послал войска на запад для нападения на Цинь. Правитель Цинь также выслал войска для удара по чусцам. На семнадцатом году правления Хуай-вана (312 г.), весной, чусцы сразились с войсками Цинь у Даньяна 123; в ходе этого сражения армия Цинь нанесла крупное поражение чуским войскам, они обезглавили восемьдесят тысяч одетых в латы чуских воинов, взяли в плен старшего чуского военачальника Цюй Гая, помощника военачальника Фэн-хоу Чоу и других командиров числом более семидесяти человек, после чего заняли всю область Ханьчжун 124. [Узнав о поражении], чуский Хуай-ван разгневался, собрал воинов со [206] всего царства и вновь неожиданно напал на Цинь. Бой произошел при Ланьтяне, где циньцы вновь нанесли тяжелое поражение армии Чу 125.

Правители Хань и Вэй, узнав о трудном положении Чу, неожиданно с юга напали на Чу и дошли до города Дэн. Узнав об этом, чуский ван отвел войска обратно.

На восемнадцатом году правления Хуай-вана (311 г.) Цинь прислало посла договориться с Чу о восстановлении дружественных отношений, обещая за это отделить Чу половину области Ханьчжун, чтобы замириться с ним. Чуский ван сказал: «Я хочу заполучить Чжан И, а не землю». Услышав об этом, Чжан И попросил разрешения отправиться в Чу. Циньский ван сказал ему: «Чуский правитель хочет отомстить Вам. Что же нам делать?». Чжан И ответил ему: «Я в хороших отношениях с его приближенным Цзинь Шаном, а Цзинь Шан к тому же сумел войти в доверие к любимой жене чуского вана Чжэн-сю; ван же исполняет все, что она скажет. Кроме того, в прошлом я, будучи послом, обманул Чу, обещав отдать им земли в Шан и Юй во имя заключения договора о союзе; из-за этого ныне идет большая война между Цинь и Чу, которая породила [большую] ненависть и которая не рассеется даже тогда, когда я, Ваш слуга, лично предстану перед чуским ваном и принесу ему свои извинения. К тому же Вы, великий ван, еще живы, поэтому Чу едва ли осмелится захватить меня. Пусть даже я буду убит, но, если это принесет пользу нашему царству, — это мое, Вашего слуги, [самое большое] желание». Затем Чжан И отправился послом в Чу. Когда он прибыл туда, Хуай-ван его не принял, а заточил в тюрьму и хотел убить. И тайно снесся с Цзинь Шаном, который, прося за него, сказал Хуай-вану: «Задержание Чжан И непременно вызовет гнев циньского вана, а когда Поднебесная увидит, что Чу не пользуется [поддержкой] Цинь, она, несомненно, станет пренебрегать Вами, ван». В то же время Цзинь Шан сказал Чжэн-сю, жене Хуай-вана: «Циньский ван очень любит Чжан И, а ваш ван хочет убить его. Сейчас циньский ван намеревается поднести правителю Чу шесть уездов, расположенных в землях Шанъюна 126, и подарить чускому вану красавицу в жены, а в качестве приданого — искусных певиц при дворе. Чуский ван высоко ценит земли; он, несомненно, предоставит девушке из Цинь высокое положение, а Вы, его супруга, наверняка будете отстранены. Вам лучше посоветовать вану выпустить [Чжан И]». В конце концов Чжэн-сю замолвила слово за Чжан И перед ваном, и тот выпустил его. Когда Чжан И вышел из заключения, Хуай-ван хорошо встретил его. Воспользовавшись этим, И убедил чуского вана разорвать союз по вертикали цзун и установить дружественные отношения с Цинь и закрепить этот союз браком. Когда Чжан И уже уехал из Чу, из княжества Ци вернулся Цюй Юань, ездивший туда послом, который, увещевая [207] вана, сказал 127: «Почему Вы не казнили Чжан И?». Хуай-ван, раскаиваясь [в том, что он выпустил Чжан И], послал гонцов догнать Чжан И, но они его не настигли. В этом году умер циньский Хуэй-ван. На двадцать шестом году правления Хуай-вана (309 г.) 128 циский Минь-ван, который задумал стать главой союза по вертикали и у которого союз между Чу и Цинь вызывал злобу, отправил посла передать чускому вану такое послание: «Меня, недостойного, тревожит то, что чуский правитель не поддерживает честь своего высокого имени. Сейчас циньский Хуэй-ван умер, у власти встал У-ван, а Чжан И уехал в Вэй. В ведении дел царства участвуют Шули Цзи и Гунсунь Янь. Однако Чу продолжает служить Цинь, в то время как Шули Цзи хорошо относится к Хань, а Гунсунь Янь — к Вэй; если Чу будет во что бы то ни стало служить Цинь, это вызовет опасения у правителей Хань и Вэй и они, используя названных двух лиц, будут добиваться установления союза с Цинь, что заставит правителей Янь и Чжао тоже неизбежно служить Цинь. Если же четыре государства будут наперебой стараться служить Цинь, тогда земли Чу станут просто [циньскими] областями и уездами. Почему бы Вам, ван, не объединить со мной свои силы, чтобы собрать вокруг себя княжества Хань, Вэй, Янь и Чжао, образовать с ними союз по вертикали и выразить наше уважение дому Чжоу? 129. Это позволит прекратить военные действия, дать отдых народу и командовать Поднебесной. Тогда никто в Поднебесной не посмеет не подчиниться Вам, а Ваша, ван, слава будет полной. Встав во главе чжухоу, Вы вместе с ними нападете на Цинь и обязательно разобьете его. После этого Вы, ван, займете заставу Угуань, земли Шу и Хань, будете владеть богатствами царств У и Юэ, станете распоряжаться выгодами, которые приносят река Янцзы и море, правители Хань и Вэй уступят Вам земли Шандан. Так на западе Вы приблизитесь к заставе Ханьгу, тогда силы Чу будут составлять сотню десятков тысяч [воинов]. С другой стороны, из-за того что Вас обманул Чжан И, Вы потеряли земли Ханьчжуна и потерпели военную неудачу при Ланьтяне, что вызвало чувство всеобщего гнева в Поднебесной. Неужели и сейчас Вы хотите прежде всего служить Цинь? Прошу Вас, Великий ван, хорошо взвесьте все это» 130.

Чуский ван уже намеревался установить дружественные отношения с Цинь, но, прочитав послание циского вана, стал колебаться, не приходя к [окончательному] решению. В связи с этим он передал дело на обсуждение придворных чиновников. Некоторые из чиновников говорили о необходимости мира с Цинь, другие настаивали на принятии [предложений] правителя Ци. Чжао Суй сказал: «Хотя Вы, ван, и приобретаете на востоке земли в царстве Юэ, но этого недостаточно, чтобы смыть выпавший на Вашу долю позор; Вы сможете смыть перед чжухоу свой позор, только заняв земли Цинь. Вам, ван, лучше [208] укрепить дружбу с Ци и Хань и тем самым поднять значение Шули Цзи. В этом случае, приобретя поддержку правителей Хань и Ци, Вы сможете потребовать земли [у Цинь]. [Правда], армия Цинь разбила войска Хань при Ияне, но правитель Хань все-таки продолжает служить Цинь, это потому, что могилы покойных ханьских ванов находятся в Пинъяне, что расположен в семидесяти ли от циньского города Усуя, поэтому правитель Хань особенно боится Цинь. Если бы Хань отказалось служить Цинь, Цинь напало бы на Саньчуань, правитель Чжао напал бы на Шандан, а войска Чу напали бы из районов к югу от Хуанхэ (Хэвай) 131. И тогда княжество Хань неминуемо погибло бы. Если на помощь Хань придет одно Чу, это все равно не предотвратит гибели Хань. Однако и сохранить существование Хань может лишь царство Чу. Ныне Хань, уже получив от Цинь город Усуй, использует реку Хуанхэ и горы как свою оборонительную линию. Щедрее всех отплачивать за оказываемые милости Хань должно дому Чу, поэтому я считаю, что правитель Хань, несомненно, будет с усердием служить Вам, ван. Правитель Ци доверяет правителю княжества Хань из-за того, что ханьский княжич Мэй служит первым советником в Ци. Ханьский ван, уже получив от Цинь Усуй, весьма одобряет действия Мэя и побуждает его к тому, чтобы усилиями Ци и Хань поднять престиж Шули Цзи. А коль скоро Шули Цзи имеет поддержку правителей Ци и Хань, его ван не посмеет отказаться от него. Сейчас же, получив, кроме того, и поддержку чуского вана, Шули Цзи непременно скажет циньскому правителю, чтобы тот вернул Чу захваченные у него земли».

Согласившись с предложенным советом, Хуай-ван в конце концов не пошел на сближение с Цинь, а сблизился с Ци, чтобы через него улучшить отношения с Хань. На двадцать четвертом году своего правления (305 г.) Хуай-ван отвернулся от Ци и сблизился с Цинь. После этого только что вставший у власти циньский Чжао-ван отправил в Чу щедрые подарки, а чусцы отправили в Цинь послов за женой для своего вана 132. На двадцать пятом году своего правления (304 г.) Хуай-ван прибыл в Цинь и заключил с циньским Чжао-ваном договор о союзе в Хуанцзи. Цинь вернуло Чу земли в Шанъюн 133. На двадцать шестом году правления Хуай-вана (303 г.) княжества Ци, Хань и Вэй сообща напали на Чу из-за того, что Чу нарушило союз по вертикали, отдалилось от них и объединилось с Цинь. Чуский ван отправил своего наследника в Цинь в качестве заложника и попросил помощи у [циньского вана]. Тогда Цинь отправило на помощь Чу войска под командованием сановника из пришлых, Туна, после чего войска трех княжеств были отведены обратно.

На двадцать седьмом году правления Хуай-вана (302 г.) один из циньских сановников затеял с чуским наследником, [209] [бывшим заложником в Цинь], личную тяжбу, в результате чуский наследник убил сановника и бежал обратно в Чу. После этого на двадцать восьмом году правления Хуай-вана (301 г.) армия Цинь и войска Ци, Хань и Вэй напали на Чу, убили чуского военачальника Тан Мэя, заняли чуский Чунцю и вернулись обратно 134. На двадцать девятом году правления Хуай-вана (300 г.) армия Цинь вновь напала на Чу и нанесла серьезное поражение чуской армии, которая потеряла убитыми двадцать тысяч человек; был также убит чуский военачальник Цзин Цюэ. Хуай-ван испугался и отправил своего наследника заложником в Ци, чтобы добиться мира с цисцами. На тридцатом году правления Хуай-вана (299 г.) Цинь вновь напало на Чу и заняло восемь городов. Циньский Чжао-ван отправил чускому вану послание, гласившее: «Вначале я, недостойный, и Вы, ван, условились быть как братья и заключили договор о союзе в Хуанцзи, а ваш наследник был отдан в заложники к нам, что принесло [обеим сторонам] радость. Но Ваш наследник преступил закон и убил моего важного чиновника и, не принеся извинений, бежал. Я, недостойный, будучи действительно не в состоянии сдержать охватившего меня гнева, послал войска вторгнуться в Ваши, ван, пограничные земли. Ныне я узнал, что Вы, правитель-ван, приказали вашему наследнику отправиться заложником в Ци, чтобы добиться с ними мира. Мое царство соприкасается тесно границами с Чу, оба наших дома с давних пор связаны брачными узами, благодаря чему между нами существовали длительное время близкие родственные отношения, однако сейчас между Цинь и Чу нет радости [общения], и это не дает нам возможности распоряжаться чжухоу. Я, недостойный, хотел бы встретиться с Вами, правитель-ван, в Угуане, непосредственно договориться между собой и, заключив союз, разъехаться. Таково мое желание, которое я осмеливаюсь довести до сведения тех Ваших слуг, которые занимаются делами управления».

Ознакомившись с посланием циньского вана, Хуай-ван обеспокоился. Он боялся, что если поедет [на встречу], то будет обманут; если не поедет, вызовет гнев правителя Цинь. Чжао Суй сказал ему: «Не ездите, ван, а лучше пошлите войска для самозащиты. Правитель Цинь свиреп, как тигр или волк, ему нельзя доверять, он имеет намерения поглотить всех чжухоу». А сын Хуай-вана — Цзы-лань уговаривал вана ехать, говоря: «Зачем же рвать отношения с Цинь, которые доставляют радость [двум сторонам]?». Тогда Хуай-ван отправился на встречу с циньским Чжао-ваном. Чжао-ван прибегнул к обману, он приказал одному из своих военачальников спрятать в засаде в Угуане войска и представиться циньским ваном. Когда чуский ван прибыл на место, то за ним застава была закрыта, а военачальник вместе с ваном проследовал на запад и достиг Сяньяна 135. Когда чуский ван явился на аудиенцию к циньскому правителю на террасе [210] Чжантай, он был принят как его вассал и ему не было оказано почестей как равному. Это страшно разгневало чуского Хуай-вана, и он стал раскаиваться, что не внял совету Чжао Суя. Правитель Цинь, задержав чуского вана у себя, потребовал уступить ему земли областей У и Цяньчжун 136. Чуский ван стремился заключить союз с Цинь, но циньский ван хотел сначала получить земли. Тогда чуский ван в гневе воскликнул: «Цинь обмануло меня, да к тому же силой заставляет меня отдать земли!» И он ничего не стал обещать правителю Цинь. Тогда циньцы задержали у себя чуского вана.

Чуские высшие сановники обеспокоились этим и стали советоваться между собой, говоря: «Наш ван находится в Цинь и не может вернуться, так как у него требуют уступки земель, а наследник пребывает заложником в Ци. Если Цинь и Ци сговорятся между собою, Чу как государство перестанет существовать!». И они решили поставить у власти одного из сыновей Хуай-вана, находившихся в Чу. Чжао Суй стал возражать: «Хотя сам ван, и его наследник оба страдают сейчас, находясь в руках чжухоу, однако нарушать сейчас волю вана и ставить у власти сына наложницы не следует». После этого он ложно сообщил в Ци о смерти вана 137. [Узнав об этом], циский Минь-ван сказал своему первому советнику: «Не лучше ли задержать чуского наследника и потребовать у Чу земли к северу от реки Хуай?», на что первый советник ответил: «Нельзя этого делать; если в Ин, (столице Чу), поставят у власти нового вана, то у нас останется ничего не стоящий заложник, а Поднебесной мы покажем несправедливость своих действий». Но кто-то сказал: «Это не так. Если в Ин поставят нового вана, то мы, торгуясь с ним, можем ему заявить: «Отдайте нам ваши восточные владения 138, а мы ради Ваших, ван, интересов убьем наследника». В противном случае мы совместно с другими тремя княжествами поставим его у власти. В этом случае мы, несомненно, приобретем восточные земли Чу». Однако циский ван в конце концов принял совет своего первого советника и вернул наследника в Чу. Когда наследник Хэн прибыл в Чу, его поставили ваном; это был Цин-сян-ван. После этого он сообщил правителю Цинь: «Благодаря священным духам, охраняющим наш алтарь, духам Земли и злаков в нашем государстве появился ван». Начальный год правления Цин-сян-вана Хэна (298 г.). Коль скоро, несмотря на предъявленные к Хуай-вану требования, Цинь не смогло заполучить желаемые земли, да к тому же в Чу был поставлен новый ван, чтобы дать отпор Цинь, циньский Чжао-ван разгневался, поднял войска, которые, пройдя заставу Угуань, напали на Чу. Они нанесли чуской армии тяжелое поражение, обезглавили пятьдесят тысяч солдат и заняли пятнадцать городов, в том числе город Си 139, после чего циньцы ушли. На втором году правления Цин-сян-вана (297 г.) чуский Хуай-ван бежал из Цинь домой. [211] Обнаружив его бегство, циньцы перекрыли дороги, ведущие в Чу. Тогда напуганный Хуай-ван по проселочным дорогам бежал в Чжао, чтобы оттуда вернуться к себе. В это время чжаоский ван Чжу-фу находился во владении Дай, а его сын Хуэй-ван, только что вставший у власти и выполнявший обязанности вана, испугался и не посмел принять бежавшего чуского вана 140. Тогда чуский ван вознамерился бежать в княжество Вэй, но его настигла циньская погоня, и его вместе с циньским посланцем вновь отправили в Цинь. После этого Хуай-ван заболел. На третьем году правления Цин-сян-вана (296 г.) Хуай-ван умер в Цинь, и циньцы вернули его тело для похорон в Чу. Все чусцы скорбели о Хуай-ване так, словно лишились близкого родственника. Из-за этих событий владетельные князья — чжухоу перестали считать Цинь честным царством. Все отношения между Цинь и Чу были прерваны.

На шестом году правления Цин-сян-вана (293 г.) циньский ван послал Бай Ци [с войсками] напасть на княжество Хань при Ицюэ, и тот одержал крупную победу, обезглавив там двести сорок тысяч воинов 141. После этого циньский правитель отправил послание чускому вану, в котором говорилось: «Чу отвернулось от Цинь, поэтому Цинь намерено, возглавив чжоухоу, напасть на Чу, чтобы в битве в один день решить наши судьбы. Я хотел бы, чтобы Вы, ван, приказали своим командирам и солдатам [приготовиться], чтобы можно было вступить в желаемое сражение». Чуский Цин-сян-ван был встревожен этим и стал думать о том, как восстановить мирные отношения с Цинь. На седьмом году правления Цин-сян-вана (292 г.) чуский правитель привез себе жену из Цинь, в результате между Цинь и Чу был восстановлен мир. На одиннадцатом году правления Цин-сян-вана (288 г.) правители Ци и Цинь стали именовать себя ди — императорами, но через месяц с небольшим снова сменили титул ди на ван. На четырнадцатом году правления Цин-сян-вана (285 г.) чуский Цин-сян-ван и циньский Чжао-ван устроили дружественную встречу в Вань, на которой заключили договор о мире, основанном на родстве между ними. На пятнадцатом году своего правления (284 г.) чуский ван совместно с тремя цзиньскими княжествами и Янь напал на Ци, и они заняли земли к северу от реки Хуайхэ. На шестнадцатом году своего правления (283 г.) Цин-сян-ван имел дружественную встречу с циньским Чжао-ваном в Янь; осенью того же года он снова встретился с циньским ваном в Жан 142. На восемнадцатом году правления Цин-сян-вана (281 г.) среди чусцев появился человек, который из слабо натянутого лука с привязанной к нити стрелой искусно попадал в диких гусей, возвращающихся на север. Услышав об этом, Цин-сян-ван призвал к себе этого человека и стал расспрашивать его, [как он это делает]. Охотник ответил: «Я, Ваш слуга и подданный, хорошо стреляю в диких гусей и [212] малых уток небольшой стрелой, выпущенной из лука. Разве это стоит того, чтобы Вы, Великий ван, расспрашивали меня об этом? К тому же скажу: такое большое государство, как Чу, со столь мудрым правителем, как Вы, Великий ван, не должно стрелять по таким целям. В прошлом правители-ваны трех династий стреляли привязанной к нити стрелой во имя Пути и добродетели, а пять гегемонов стреляли такой стрелой [во имя] господства над враждующими царствами, поэтому Цинь, Вэй, Янь и Чжао подобны малым диким гусям, а Ци, Лу, Хань и другое Вэй подобны черноголовым диким уткам; небольшие владения Цзоу, Би, Тань и Пэй подобны малым уткам породы «ло», а остальные царства и владения не стоят того, чтобы по ним стрелять. Итак, государств, которые можно сравнить с птицами, шесть пар, так как же Вам, ван, добыть их? Почему бы Вам, ван, не использовать в качестве лука совершенномудрых мужей, а в качестве привязанной к нити стрелы — храбрых воинов и, в нужное время натягивая лук, стрелять по целям? Тогда Вы смогли бы добыть шесть отмеченных пар [княжеств] и положить их в свою торбу. Радость от этого не сравнить с [кратковременной] радостью, которая, появившись утром, к вечеру исчезает, не сравнить с добычей диких уток и гусей 143.

Итак, Вы, ван, натяните лук утром и выпустите стрелу по землям княжества Вэй, лежащим к югу от города Даляна, а затем направьте лук со стрелой на правую сторону, и прямиком под прицелом окажутся земли княжества Хань. В таком случае будут прерваны пути сообщения срединных княжеств (с востока на юг) и ханьская область Шанцай окажется сокрушенной. Далее, повернитесь и выстрелите по [вэйским землям] к востоку от города Юй, чем как бы отделите левый локоть их территории, и следом нападите на город Динтао, лежащий вне земель Вэй. Таким образом, княжество Вэй лишится своих земель на востоке от него, и Вы завладеете областями Дасун и Фанъюй. Так у княжества Вэй будут отрублены обе руки, и оно потерпит полный крах 144. Затем смело ударьте по царству Тань, и Вы сможете заполучить Далян и будете владеть им. Итак, Вы, ван, будете держать под прицелом своих стрел, привязанных к нитям, горы Ланьтай, будете поить коней в реке Сихэ, утвердите свою власть в вэйском Даляне, и это будет радостью лишь от первых выпущенных Вами стрел 145.

Если же Вы, ван, действительно любите стрелять привязанными к нити стрелами и это Вам не надоест, то возьмите драгоценный лук, прикрепите к стрелам новые каменные наконечники и стреляйте в птиц с крючковатыми носами, [водящимися на берегах] Восточного моря, а возвращаясь оттуда, укрепите длинную стену, чтобы она служила Вам защитой [с востока] 146. Затем утром выстрелите по лежащему на востоке царству Цзюй, вечером выпустите стрелы по землям Пэйцю, ночью сделайте то [213] же самое в отношении Цзимо, а возвращаясь, займите Удао. Таким образом, Вы приобретете земли, лежащие к востоку от длинной стены, и займете земли, лежащие к северу от горы Тайшань 147. Когда же на западе Вы будете тесно граничить с Чжао, а на севере Ваши земли достигнут Янь, тогда все три княжества распластают свои крылья в знак покорности, и союз по вертикали, не дожидаясь договоренности, будет заключен. На севере Вы будете скользить взглядом по землям области Ляодун, принадлежащим Янь, на юге издали взирать на горы Гуйцзи, принадлежащие царству Юэ. И это будет Ваша радость от второго выстрела 148. Если все будет так, то [небольшие] владения двенадцати чжухоу, расположенные по берегам реки Сышуй, те, что слева, будут Вами связаны; те, что справа, будут Вами сметены; так в один день Вы сможете покончить с ними. Ныне Цинь, разбив Хань, обрело постоянное беспокойство, хотя циньцы заняли там ряд городов, но они не в состоянии оборонять их: нападение Цинь на Вэй не принесло ему успеха, а нападение на Чжао, наоборот, создало трудности для Цинь. Таким образом, смелость и силы Цинь и Вэй ослабли, и Вы сможете приобрести прежние чуские земли в Ханьчжуне, Си и Ли и снова владеть ими 149. Если Вы, ван, используете драгоценный лук, прикрепите к стрелам новые каменные наконечники, сумеете преодолеть крепостной барьер у Мэн и дождетесь, когда армия Цинь устанет, то Вы сумеете приобрести территории к востоку от гор (Хуашань) и земли Хэнэя и объединить их заодно [со своими землями] 150. После этого Вы отблагодарите свой народ, дадите отдых массам [воинов] и, сидя лицом к югу, будете именоваться [по праву] ваном 151. Поэтому я еще скажу: царство Цинь подобно большой птице, которая живет, повернувшись спиной к княжествам, расположенным на землях среди морей, она как бы стоит, повернувшись головой к востоку. Ее левое крыло опирается на юго-западные земли княжества Чжао, а правое крыло достигает чуских городов Янь и Ин; грудью она напирает на княжества Хань и Вэй, а голову свесила над срединными княжествами. [Птица] Цинь занимает удобное положение и может пользоваться выгодами своей местности, поэтому если она расправит перья и взмахнет крыльями, то может покрыть земли в квадрате на три тысячи ли. Таким образом, только царство Цинь Вам не удастся приманить к себе и выстрелить в него ночью» 152.

[Искусный стрелок из лука] хотел вызвать в Сян-ване гнев и нетерпение, поэтому и отвечал ему подобными речами. Вслед за этим Сян-ван вновь призвал [стрелка] и стал беседовать с ним. Тот сказал ему: «Наш покойный ван был обманут Цинь и умер одиноким на чужбине. Это величайшая для нас обида.. Сейчас простые люди в царстве негодуют и хотят отомстить за правителя. К этому готовы и те, которые командуют десятью тысячами колесниц наших; среди них Бай-гун и Цзы-сюй. Ныне земли Чу [214] простираются в квадрате на пять тысяч ли, у нас сто раз по десять тысяч одетых в латы воинов, и это, похоже, достаточно для оживленных действий на Центральной равнине. Если же Вы будете сидеть на месте и стеснять себя в действиях, то мы, Ваши слуги, ничего не сможем приобрести для Вас, Великий ван». После этого Цин-сян-ван отправил послов к чжухоу и заключил с ними снова союз по вертикали с целью напасть на Цинь. Правитель Цинь, услышав об этом, выслал войска для нападения на Чу.

Правитель Чу хотел, объединившись с Ци и Хань, напасть на Цинь, но до того намеревался принять меры против дома Чжоу, [поддерживающего Цинь]. Чжоуский Нань-ван послал У-гуна сказать первому советнику Чжао-цзы в Чу следующее: «[Мы узнали], что три государства с помощью военных сил намерены отобрать земли вокруг чжоуской столицы, чтобы создать удобные условия для перевозок и вывезти на юг [священные] треножники и этим возвеличить дом Чу. Я считаю, что это неправильно; ведь если убить общего для всех правителя, которому из поколения в поколение подданные служат как господину, то с тем, кто свершит это, крупные государства не сблизятся, а к тому, кто, используя свою многочисленность, будет угрожать, малочисленные, малые владения не будут тяготеть. А если крупные владения не пойдут на сближение, а мелкие владения не будут тяготеть, нельзя будет достигнуть ни славы, ни реальной власти. А если же ни славы, ни реальной власти нельзя добиться, то к чему же утруждать свой народ? Поэтому слухи о мерах против дома Чжоу отнюдь не могут послужить сигналом [для начала действий]». Чжао-цзы на это ответил: «Что касается замышляемых мер в отношении Чжоу, то таковых не существует. Хотя это и так, однако почему же нельзя в отношении Чжоу принимать меры?». На это У-гун сказал: «Если войска не превосходят по численности в пять раз силы противника, то с ними не нападают, если свои войска не превосходят по численности силы противника в десять раз, с ними не осаждают окруженные стенами города 153. К тому же один дом Чжоу по силе то же, что двадцать княжеств Цзинь, о чем Вы знаете сами 154. Недавно княжество Хань, располагая двумястами воинов, покрыло себя позором под стенами цзиньской столицы; лучшие воины [ханьской армии] погибли; воины средней выучки получили ранения, но взять цзиньскую столицу так и не смогли. А ведь у Вас нет сил, которые бы стократно превосходили силы ханьцев для принятия мер против Чжоу, о чем известно всей Поднебесной. Если вы завяжете вражду между двумя домами Чжоу, Вы оттолкнете от себя сердце правителей Чжоу и Лу, порвете отношения с Ци, лишитесь престижа в Поднебесной, а это все опасно для Вас. Создавая угрозу для обоих домов Чжоу, с тем чтобы землями Саньчуань усилить [Хань], Вы ослабляете свои земли за [215] пределами гор Фанчэн перед лицом ханьцев 155. Почему же я знаю, что все так произойдет? А дело в том, что земли Западного Чжоу в своих крайних пределах по ширине и длине не превышают в квадрате ста ли, но их правитель носит имя общего главы всей Поднебесной; если Вы даже расчлените его земли, этим Вы не обогатите своего царства, если Вы даже приобретете живущий там народ, этого будет недостаточно, чтобы усилить свое воинство. Пусть даже Вы [получите все это], не нападая на них, все равно приобретете [позорную] славу убийцы своего правителя. Поскольку это так, даже правители, которые любят действовать, и их чиновники, которые любят нападать друг на друга, которые отдают приказы и прибегают к использованию войск, и те всегда от начала до конца не могли не ссылаться на свой долг [поддержки] дома Чжоу. Почему же так? Потому что жертвенные сосуды династии находятся в доме Чжоу. Стремясь достичь и захватить эти сосуды, Вы забываете, что это вызовет смуты, связанные с убийством законного правителя. Если ныне правитель Хань даже доставит эти сосуды и поместит их в Чу, я опасаюсь, что из-за этих сосудов вся Поднебесная сделается врагом Чу. Прошу разрешения привести пример: мясо тигра вонючее, но шкура прекрасна, и, хотя у него острые клыки и когти, люди все же нападают на него. Если бы на живущих среди низин оленей надеть тигриные шкуры, то число людей, нападающих на них, возросло бы несметное число раз по сравнению с нападающими на тигров 156. Более того, ведь если отделить какую-то часть чуских земель, этого хватит, чтобы обогатить любое государство, если даже снизить какую-то часть славы дома Чу, этого хватило бы для возвеличения [любого] вана. А ныне Вы намерены попрать и уничтожить общего главу всей Поднебесной, овладеть ритуальными сосудами, передававшимися от правителя к правителю в течение трех династий, присвоить сосуды-треножники, имеющие по три ножки и шесть ушек, которые на протяжении поколений служили для возвеличивания правителей 157. Что же это, как неприкрытая алчность? В книге Чжоу шу сказано: «Если хочешь подняться, не начинай прежде всех» 158, поэтому, если Вы заберете сосуды к себе на юг, за ними придут войска Поднебесной». После этого чуский правитель отказался от своего плана и не стал проводить его в жизнь.

На девятнадцатом году правления Цин-сян-вана (280 г.) армия Цинь напала на Чу, чуские войска потерпели поражение, в связи с чем Шанъюн и земли к северу от реки Хань были отданы Цинь. На двадцатом году правления Цин-сян-вана (279 г.) циньский военачальник Бай Ци занял чуский Силин. На двадцать первом году (278 г.) циньский военачальник Бай Ци занял нашу столицу Ин и сжег Илин, где находились могилы наших покойных ванов. Поскольку войска чуского Сян-вана разбежались, он, не вступая больше в сражение, перебрался на [216] северо-восток под защиту стен города Чэньчэна. На двадцать втором году правления Цин-сян-вана (277 г.) циньцы вновь заняли наши город У и область Цяньчжун 159. На двадцать третьем году (276 г.) Цин-сян-ван стал собирать войска в восточных землях и, собрав более ста тысяч солдат, вновь двинулся на запад, где занял пятнадцать [крупных] поселений вдоль реки Янцзы, ранее захваченных циньцами, из которых образовал область для отражения нападений со стороны Цинь. На двадцать седьмом году своего правления (273 г.) Сян-ван послал тридцать тысяч воинов помочь трем цзиньским княжествам напасть на Янь. Вновь заключил с правителем Цинь соглашение о мире и отправил в Цинь своего наследника в качестве заложника. Чуский ван отправил в Цинь прислуживать наследнику чиновника в ранге цзоту 160.

На тридцать шестом году своего правления (263 г.) Цин-сян-ван заболел. Его наследник бежал из Цинь и вернулся в Чу. Осенью Цин-сян-ван умер, и у власти встал его сын — наследник Сюн-юань; это был Као-ле-ван. Као-ле-ван назначил цзоту (Хуан Се) первым советником — линъинем, пожаловав ему земли в У, и дал титул Чуньшэнь-цзюня. На начальном году правления Као-ле-вана (262 г.) он поднес Цинь земли в Чжоу, чтобы обеспечить мир между ними. В это время царство Чу все более ослабевало. На шестом году правления Као-ле-вана (257 г.) циньцы осадили город Ханьдань, в связи с чем правитель княжества Чжао сообщил о критическом положении правителю Чу, который отправил на помощь Чжао военачальника Цзин Яна [с войсками] 161. На седьмом году правления Као-ле-вана (256 г.) чуские войска достигли Синьчжуна, и тогда циньские войска ушли. На двенадцатом году правления (251 г.) умер циньский Чжао-ван, в связи с чем чуский ван послал Чуньшэнь-цзюня в Цинь для выражения соболезнования и участия в траурных жертвах 162. На шестнадцатом году правления Као-ле-вана (247 г.) умер циньский Чжуан-сян-ван; у власти встал циньский ван чжаоский Чжэн 163. На двадцать втором году правления Као-ле-вана (241 г.) войска Чу совместно с войсками чжухоу напали на Цинь, но, потерпев неудачу, вернулись обратно. Чуский дом перенес столицу на восток в город Шоучунь, именуя его, [как и прежнюю столицу], Ин 164. На двадцать пятом году своего правления (238 г.) Као-ле-ван умер, и у власти встал его сын Хань, который стал Ю-ваном. Ли Юань убил Чуньшэнь-цзюня. На третьем году правления Ю-вана (235 г.) войска Цинь и Вэй напали на Чу. Умер Люй Бу-вэй, первый советник циньского правителя. На девятом году правления Ю-вана (229 г.) Цинь покончило с княжеством Хань 165. На десятом году своего правления (228 г.) Ю-ван умер, и у власти встал его младший единоутробный брат Ю; он стал Ай-ваном. Ай-ван правил немногим более двух месяцев, когда на него неожиданно напали [217] сторонники его старшего брата Фу-чу, родившегося от наложницы, которые убили Ай-вана и поставили у власти Фу-чу, объявив его ваном. В том году Цинь захватило в плен чжаоского вана Цяня. На начальном году правления Фу-чу (227 г.) Дань, наследник правителя Янь, послал Цзин Кэ убить циньского вана. На втором году правления Фу-чу (226 г.) правитель Цинь послал военачальников [с войсками] напасть на Чу, которые нанесли тяжелое поражение чуской армии; в результате Чу потеряло более десяти укрепленных городов. На третьем году правления Фу-чу (225 г.) Цинь покончило с княжеством Вэй. На четвертом году правления Фу-чу (224 г.) циньский военачальник Ван Цзянь разбил нашу армию при Ци и убил чуского военачальника Сян Яня 166. На пятом году правления Фу-чу (223 г.) циньские военачальники Ван Цзянь и Мэн У сокрушили царство Чу, захватили в плен чуского вана Фу-чу. Чу было ликвидировано, а на его землях была создана область [Чу] 167.

Я, тайшигун, Придворный историограф, скажу так.

Когда чуский Лин-ван собирал владетельных князей — чжухоу в Шэнь, когда казнил циского [княжича] Цин Фэна, строил террасу Чжанхуатай и требовал от дома Чжоу девять треножников, он стремился унизить Поднебесную, но, когда он умер от голода в доме Шэнь Хая, Поднебесная осмеяла его. О, как прискорбно, что его самочинные действия были недостойными! И разве можно неосторожно относиться к тому, как положение и власть влияют на человека? Ци-цзи пришел к власти, пользуясь смутой, и он страстно привязался к женщине из Цинь. И как это ужасно! Он едва снова не погубил свое государство!

Комментарии

1. Сыма Цянь при составлении главы о доме Чу, как считают комментаторы, использовал главу из Да Дай-ли под названием Ди си («Родословные императоров»), главы, связанные с событиями в Чу, в древних памятниках Го юй («Речи царств»), Цзо чжуань («Комментарий Цзо»), Чжаньго цэ («Планы сражающихся царств»). Весьма вероятно и использование историком отрывков из записей и летописей царства Чу, сохранившихся в ханьских архивах (существование таких летописей подтверждают последние находки в Маваньдуе).

Первые сведения о событиях на будущей чуской территории были, очевидно, известны чжоусцам еще в период Западного Чжоу, но более точные записи событий в Чу стали возможными позднее, в период Чуньцю, особенно после того, как стала усиливаться мощь Чу и его столица чуским Вэнь-ваном была перенесена из Даньяна в Ин (VII в.). Гу Дун-гао (XVIII в.) считает, что а этот период царство Чу поглотило 42 мелких царств и владений, значительно расширив свою территорию (см. ХЧКЧ, т. 5, с. 3474).

2. По сложившейся еще в эпоху Чжоу и утвердившейся в эпоху Хань традиции родословная каждого правящего дома велась с воспетой в преданиях «золотой» древности, а родоначальники таких домов обязательно отыскивались среди легендарных первопредков китайцев. В случае с домом Чу таким первопредком назван «император» Чжуан-сюй. О Хуан-ди, Чжуан-сюе и других персонажах мифического периода китайской древности см. «Исторические записки», т. 1, гл. 1 (М., 1972, «Основные записи о пяти императорах древности» и комментарии к ним).

На второй ежегодной конференции Археологического общества Китая, состоявшейся в 1980 г., большинство ученых признавали автохтонность чуской культуры, связывая ее истоки с неолитическими культурами среднего течения р. Янцзыцзян (культуры Даци, Цюйцзялин, Луншань), и считали прародителями культуры Чу одну из ветвей союза южных племен мяомань (см. «Гуан-мин жибао», 16.12.1980). С этим же регионом и его ранними культурами связывают возникновение государственного образования Чу в X в. до н. э. и советские исследователи (см.: Крюков М. В., Софронов М. В., Чебоксаров Н. Н. Древние китайцы: проблемы этногенеза. М., 1978, с. 169).

3. Миф о Чжун-ли варьируется. Чаще всего под именем Чжун-ли выступает не один, а два человека: Чжун — как управляющий всем растущим (мучжэн *** ***), а Ли — как управитель огня (хочжэн *** ***), причем, согласно Цзо чжуань, Чжун происходит из рода Шао-Хао, а Ли из рода Чжуань-сюя. В дайной главе историк принял вариант с одним персонажем. Следует заметить, что к потомкам Чжун-ли относили себя и представители рода Сыма — предки Сыма Цяня.

4. Предание о патологических родах шести сыновей Лу Чжуна могло быть взято историком из Ши бэнь («Основы генеалогических древ»), где дано подробное описание (когда вскрыли левый бок жены Лу Чжуна, появилась первая тройня, из правого бока — вторая тройня, см. Ши бэнь, список Ван Мо, с. 4. Пекин, 1957). Гань Бао указывал, что в эту историю не верили уже конфуцианские схоласты (ШЦПЛ, т. 3). Об этом же говорит и Лян Юй-шэн (см. ЛЮШ, кн. 10, гл. 22, с. 2).

5. Китайская историческая традиция использует предание о шести сыновьях Лу Чжуна для создания генеалогической связи этих лиц с основателями разных царств древнего Китая (в основном это собрано в главе Чжэн-юй — «Речи царства Чжэн» в Го-юй). Кунь-у причисляют к предкам правителей царства Вэй, Цань-ху — к предкам правителей Хань, Куай-жэня — к предкам правителей царства Чжэн, Цзи-ляня — к первопредкам царства Чу и т. д. (подробнее см. у Такигава, ХЧКЧ, т. 5, с. 2477). На искусственность этих построений указывает сам ареал расселения этих персонажей: от Хэбэя на севере до Цзянсу на юге; однако живучесть предания велика, оно повторяется во многих памятниках древности.

6. В тексте говорится, что Юй-сюн-цзы служил Вэнь-вану. Прибавление слова цзы к имени позволяет сделать два перевода: либо что служил Вэнь-вану сын Юй-сюна, не названный по имени (так понял Шаванн — МИС, т. 4, с. 340), либо так величали самого Юй-сюна. Против первого говорит тот факт, что далее назван сын Юй-сюна — Сюн-ли. Слово цзы обычно прибавлялось к имени или фамилии философов и означало «учитель». По данным библиографической главы Хань шу, в период Хань числилось сочинение некоего Юй-цзы по имени Сюн, которое относилось к трудам ранних даосистов (ныне также существует сочинение Юй-цзы в 14 главах, но оно рассматривается как позднейшая подделка). Трудно сказать, именовал ли Сыма Цянь Юй-сюна этим почетным званием, зная о его сочинении, или этот знак цзы просто излишняя вставка (именно поэтому нами он взят в скобки).

7. О титулах княжеского достоинства цзы и нань см. «Исторические записки», т. 1, с. 239.

8. Упоминаемый в данном контексте Даньян — столица раннего, так называемого Западного Чу. Он был расположен на территории совр. уезда Шигуй пров. Хубэй (см. ДМДЦД, с. 109). Сохранив то же название, столица Южного Чу была перемещена на территорию уезда Чжицзян той же провинции.

9. Последняя фраза могла быть заимствована Сыма Цянем из Цзо чжуань (12-й год Чжао-гуна, 529 г. до н.э., см. ШСЦ, г. 31, гл. 45, с. 1845), где она вложена в уста чуского правителя, вспоминающего о своем предке Сюн-и. Однако есть одно существенное отличие: там говорится, что эти князья и княжичи служили не Чэн-вану, а его сыну Кан-вану. Причина этой замены неясна.

10. В Хронологических таблицах Сюн-ай назван Сюн-и (см. «Исторические записки», т. 3, гл. 13, М., 1984, с. 42). Есть разночтения в именах и с таблицами в гл. 20 Хань шу (там, например, вместо Сюн-шэна стоит Сюн-пань и т. д.), частые для столь отдаленного времени.

11. Царство Юн, населенное племенами мань, находилось на территории совр. уезда Чжушань пров. Хубэй; Янъюэ относилось к владениям Южного Юэ (Нань Юэ); Ао находилось на территории совр. уезда Учан пров. Хубэй.

12. Шаванн отмечает, что эти слова Сюн-цюя можно трактовать так, что он не связывал себя рамками дозволенных титулов и поэтому стал титуловать своих сыновей ванами, тогда как подобный титул принадлежал только Сыну Неба (МИС, т. 4, с. 431, примеч. 3).

13. Названные здесь земли были расположены: Гоутань — в районе совр. Цзянлина в пров. Хубэй; Ао — в районе Учана той же провинции; местоположение Юэчжана установить не удалось.

14. Выше говорилось о среднем сыне по имени Хун, поставленного Ао-ваном. Такигава полагает, что иероглиф Чжи, включенный в состав его имени, ошибочная вставка [ХЧКЧ, с. 5, с. 2479], так как неясно, откуда появилось сложное, тройное имя Сюн Чжи-хун. Лян Юй-шэн высказал предположение, что Сюн-чжи и Сюн-хун — два сына Сюн-цюя и что всего у Сюн-цюя было четыре сына: Чжи, Хун, Кан и Чжи-цы (ЛЮШ, кн. 10, гл. 22, с. 4); но это пока еще не доказано.

15. О судьбе Сюн-чжи существуют разные версии: как следует из данной главы, он убит братом; согласно Цзо Чжуань, он заболевает и бежит; согласно Го юй, его отстраняют от власти сами чусцы.

16. Вполне возможно исключение из состава двусложного имени сыновей Сюн-цюя терминов родства бо, чжун, шу и цзи («старший», «второй», «средний» и «младший»), тогда их имена будут звучать просто: Сян, Сюэ, Кань, Сюнь.

17. Пу, по мнению Чжан Шоу-цзе, находилось на юге царства Шу. Шаванн, ссылаясь на Кунь Ань-го, помещает эту местность также неопределенно к югу от р. Ханьшуй (МИС, т. 4, 242, примеч. 2).

18. О событиях в Цзинь см. гл. 39.

19. Историков давно уже заинтересовало происхождение слоговых компонентов сюн и ао в именах чуских правителей раннего периода. По общему признанию, эти слоги отражают какую-то специфику социального и этнического развития царства Чу и языка его обитателей — чуских маней. Изложим некоторые соображения китайских ученых по этому поводу. Цэнь Чжун-мянь, сторонник западного происхождения чусцев, полагает, что слово сюн употреблялось у этих племен в значении «глава, вождь», в местном чтении akhura, в ханьском чтении akhung; позднее начальное «а» отпало и осталось «сюн». Этот же ученый, разбирая название чуской должности моао *** ***, соотносит его с иранским moju, древнеперсидским magus и греческим magos, в ханьском чтении makngan [см.: Цэнь Чжун-мянь. Лян Чжоу вэнь-ши лунь-цун (Сборник статей по истории и культуре обоих Чжоу). Шанхай, 1958, с. 55-62]. Историк Ван Цзюнь полагает, что иероглиф ао означал «почитание прекрасного»: в Чу это было почетное прозвище и было взято из чуского диалекта [см.: Ван Цзюнь. Ши цзи цзяо (Сличение текста «Исторических записок»). Пекин, 1935, гл. 1]. Известный ученый Гу Цзе-ган (1893-1981) прослеживает употребление слова ао в именах по Цзо чжуань и находит, что сын Кан-вана, захороненный в Цзя, звался Цзя-ао, Цзы-гань, похороненный в Цзы, звался Цзы-ао; отсюда автор делает вывод, что в этих и других подобных случаях ао на языке чусцев означало «могильный холм» [см.: Гу Цзе-ган. Ши-линь цза-ши (Различные знания из леса истории). Пекин, 1963, с. 212-213]. Можно также выразить предположение, что слово сюн — «медведь» могло быть реликтом тотемных представлений южных варваров. Таким образом, вопрос о происхождении слогов сюн и ао в именах чуских правителей остается открытым.

20. Перечисленные в данном абзаце разного рода беспорядки, а также убийства правителей в других царствах свидетельствуют о серьезной внутриполитической борьбе, но к истории дома Чу непосредственного отношения не имеют. Тем не менее эти факты как-то опосредованно влияли на внешнюю политику набиравшего силу царства Чу. Об этом говорят последовавшие активные действия чусцев против своих соседей и последующий диалог правителей Суй и Чу.

21. Небольшое царство Суй располагалось на территории совр. уезда Дэань в пров. Хубэй. Го Сун-гао выразил сомнения в возможности того, чтобы суйцы могли выступать посредниками в отношениях между Чжоу и Чу, тем более что чуский правитель уже сам наименовал себя У-ваном [см.: Го Сун-тао. Ши цзи чжа-цзи (Разные заметки по «Историческим запискам»). Шанхай, 1957, с. 186]. Думается, что на всех описаниях событий в южных, тогда полунезависимых царствах — Чу, Юэ, У — лежит печать чжоуской и ханьской историографии, исходившей из постулата верховенства чжоуского дома, якобы признанного всеми государственными и племенными образованиями, хотя политическая ситуация была более сложной.

22. Вэнь-ван перенес столицу чусцев из Даньяна в Ин. Г. Ин находился на территории совр. уезда Цзянлин пров. Хубэй. Позднее там располагался г. Цзинань. В 70-е годы на месте чуской столицы были проведены раскопки. Было обнаружено около восьмисот чуских захоронений с насыпными курганами, относящимися к разным периодам истории Чу [об итогах раскопок см. «Каогу сюэбао» («Археологический вестник»). 1982, № 3, с. 155-182].

23. Шэнь — древнее царство и город, располагавшийся на территории совр. уезда Наньян пров. Хэнань. Дэн — древнее государство и город, находившиеся на территории совр. уезда Дэнсянь пров. Хубэй.

24. Согласно тексту Цзо чжуань, смерть Вэнь-вана последовала на два года позже — в 675 г. (на 19-м году правления луского Чжуан-гуна).

25. Упомянутые в данном абзаце царства, а также населенные пункты, реки и горы локализуются следующим образом: горы Синшань находятся на территории совр. уезда Яньчэн пров. Хэнань; Сюй — на территории совр. уезда Сюйчан пров. Хэнань; царство Хуан находилось на территории совр. уезда Динчэн пров. Хэнань; Ин — древнее царство, расположенное южнее Хуайхэ (Чжан Шоу-цзе приравнивает его к царству Ляо; Шаванн локализует его в совр. уезде Гуши пров. Хэнань); Юй находилось на территории совр. уезда Суйсянь пров. Хэнань. Здесь на территории княжества Сун, должны были собраться чжухоу на съезд. Река Хуншуй протекала в совр. уезде Шичэн пров. Хэнань.

26. Гу находился на территории совр. уезда Дунъэ пров. Шаньдун; Чэнпу — совр. уезд. Пусянь пров. Шаньдун или уезд Чэньлю пров. Хэнань.

27. Первый, или старший, советник чуского вана назывался линъинь *** ***. Уже с периода Чуньцю в разных царствах была своя номенклатура должностей чиновников. В Чу насчитывалось более 80 гражданских и военных чинов (их перечень см. в Ци-го као — «Исследование о семи царствах», составленное минским Ду Юэ. Пекин, 1956, с. 3-4); среди них целая группа должностей — правый, левый и малый линъини, моао и др., — которые были только в Чу.

28. В главе Цзян-ми названа «любимой наложницей». Уже Пэй Инь полагал, что иероглиф цзи — «наложница» должен быть заменен иероглифом мэй — «младшая сестра». В комментариях Ду Юя к Цзо чжуань тоже утверждается, что Цзян-ми была младшей сестрой Чэн-вана (ХЧКЧ, т. 5, с. 2488).

29. Выражение ши сюн-фань — «съесть медвежью лапу» передает поверье, по которому человек, получив разрешение съесть эту лапу, которая долго прожаривается, получает шанс дождаться помощи извне; это была уловка, чтобы выиграть время.

30. Царство Цзян находилось на территории совр. уезда Чжэнъян пров. Хэнань. Древний город Лю с периода Хань находился в 15 км от совр. уездного г. Люаня пров. Аньхой. Ляо — см. примеч. 25 к данной главе.

31. Это утверждение о трехлетнем отсутствии каких-либо административных распоряжений вызвало сомнение у Лян Юй-шэна, который ссылается при этом на Цзо чжуань (ЛЮШ, кн. 10, гл. 22, с. 7). Действительно, в Цзо чжуань под 16-м годом правления луского Вэнь-гуна (611 г.) сообщается о тяжелом положении в Чу. Был голод, на Чу с разных сторон напали племена мань и жун, происходили ожесточенные схватки, передвижения войск (см. ШСЦ, т. 28, с. 821-822). Следовательно, требовалась активная деятельность властей. Коль скоро далее сообщается о том, что ван предавался утехам, можно предположить, что основное руководство осуществляли ближайшие помощники вана.

32. Притча о непоющей и нелетающей птице в разных вариантах и в отношении различных деятелей встречается в ряде сочинений. Ее фольклорный характер очевиден. Вторично Сыма Цянь приводит ее в гл. 126, где Чунь-юй Чунь увещевает циского вана Вэй-вана (ШЦ, т. 6, с. 3197). Она есть и в Люй-ши чунь-цю (см. ЧЦЦЧ, т. 6 Люй-ши чунь-цю, гл. 18, с. 220); там в роли увещевателя выступает Чэн-гун Цзя.

Царство Юн находилось на территории совр. уезда Чжушань пров. Хубэй.

33. Лухуньские жуны, по мнению Фу Цяня, обитали в то время к юго-западу от р. Лошуй, занимая, в частности, совр. уезд Сунсянь пров. Хэнань.

34. Судя по всему, это была демонстрация чуских военных сил перед чжоуским домом. Чжуан-ван уже открыто заявлял о своих притязаниях на лидерство среди чжухоу.

35. Цзю-дин *** *** — девять треножников, отлитых впервые, как гласит предание, Великим Юем по числу древних областей. Они служили символом верховной власти династии, господствовавшей над территорией Поднебесной. Нередко встречается версия, согласно которой на этих треножниках были вырезаны или отлиты карты девяти областей или детали их рельефа (см., например, гл 25 Хань-шу).

36. Это не только бахвальство Чжуан-вана своей мощью, но и свидетельство достаточно высокого развития железоделательного производства в Чу и выделки холодного оружия типа цзи *** — трезубец, копье, протазан, род алебарды с лезвием в виде полумесяца.

37. Цзю-му *** *** — девять пастырей, т. е. вожди и правители всех племен и земель Поднебесной (упоминание о них встречается в «Исторических записках», т. 1, гл. 4, с. 317, М., 1972).

38. В тексте главы сказано, что на треножниках — символах власти — отливались или вырезались сян-у *** *** и бай-у *** ***, которые можно трактовать следующим образом: во-первых, как образы различных предметов, присущих каждой из областей или деталей ее рельефа; во-вторых, как образы различных тварей и местных редкостей. Однако в комментариях к Цзо чжуань (3-й год правления Сюань-гуна), откуда Сыма Цянь мог заимствовать часть диалога Вансунь Маня и Чжуан-вана (см. ШСЦ, т. 29, гл. 21, с. 867), поясняется, что наряду с деталями рельефа и разными тварями вырезались и образы добрых и злых духов Гуй-шэнь (Отаке в переводе на японский язык внесли эти слова в речь Вансунь Маня (ГГС, Ши цзя, кн. 1, гл. 40, с. 203).

39. В тексте употреблен двуслог цзай сы *** ***. Согласно объяснению словаря Эръя, в далекую эпоху Тана и Юя год именовался цзай, при доме Ся — суй, при доме Шан — сы, а при династии Чжоу назывался нянь (см. Эръя чжу-шу — «Словарь Эръя с комментариями», ШСЦ, т. 38, гл. 6, с. 338). Если исходить из такого толкования, то двуслог цзай сы дает нам повтор слова «год» из разного времени. Современный ученый Ли Ли в то же время доказывает, что толкование Эръя не соответствует практике, так как в сохранившихся древних источниках употребляются в разных ситуациях для слова «год» все четыре термина одновременно (см. «Лиши яньцзю». 1959, № 7, с. 75). Однако если взять иероглиф сы в его основном значении — «круглогодичные жертвы», а цзай — в значении «свершать», то упомянутый двуслог будет означать, что дом Инь приносил годичные жертвы 600 раз, что примерно соответствует традиционно-условным датам этой династии (1637-1122 гг. до н.э.). Такое толкование и принято в переводе.

40. Таким образом, поведение правителей связывается с весом символов власти — треножников. При добропорядочных государях треножники хотя и малы по размеру, но весомы, и их трудно передать другому дому. При худых государях треножники хотя и велики, но легковесны и быстро могут быть перенесены, следовательно, и власть господствующего дома легко утрачивается.

41. Цзяжу находился на западе совр. уезда Лоян пров. Хэнань, недалеко от столицы Чжоу.

42. В Цзо чжуань (под 4-м годом правления Сюань-гуна) дано и имя этого советника — Цзы-юэ Цзяо, — и события освещены с большими подробностями (см. ШСЦ, т. 28, гл. 21, с. 872-874).

43. Шу — одно из малых царств, располагавшееся на территории совр. уезда Луцзян пров. Аньхой. Фактически в том году Чу ликвидировало ряд таких небольших государственных образований.

44. История с Шэнь Шу-ши и его суждениями дана в Цзо чжуань (под 11-м годом правления Сюань-гуна, см. ШСЦ, т. 29, гл. 22, с. 906-907).

45. Столица княжества Чжэн находилась на территории совр. уезда Синьчжэн пров. Хэнань (в районе Кайфына).

46. Речь чжэнского князя мы находим и в Цзо чжуань (ШСЦ, т. 29, с. 921), где, касаясь возможных решений своей судьбы, он говорит: «Если Вы прикажете остричь меня и подарите меня чжухоу в качестве подданного либо слуги...». Поэтому перевод Шаванна, который слова чэнь и це перевел как «подданные» и «наложницы» чжэнского князя (МИС, т. 4, с. 355), представляется неточным.

47. Чжоуские Ли-ван и Сюань-ван упоминаются потому, что при них было учреждено княжество Чжэн, а чжэнские Хуань-гун (806-771) и У-гун (777-744) считаются основоположниками дома Чжэн и его мудрыми правителями.

48. Сходный (различающийся лишь в деталях) вариант конфликта Чу с Чжэн мы находим в Гунъян чжуань (см. ШСЦ, т. 34, Чунь-цю Гунъян чжуань Чжу-шу, кн. 2, гл. 16, с. 482-484).

49. Пань Ван — чуский сановник, Цзы-лян — брат чжэнского князя.

50. Хэнъюн находился на территории совр. уезда Юаньу пров. Хэнань.

51. Если судить о последовательности событий по Цзо чжуань, то чуский посол Шэнь Чжоу сначала был послан с визитом в Ци, при этом Чжуан-ван запретил ему просить разрешения на проезд через земли княжества Сун. Посчитав это нарушением их суверенитета, сунцы задержали, а затем убили посла (см. ШСЦ, т. 29, с. 959).

52. В главе о доме Сун уход чуских войск объяснен не столько осознанием чуским ваном трагичности положения в осажденном городе, а тем, что и в армии Чу осталось продовольствия лишь на два дня (см. гл. 38).

53. Яньлин находился на территории совр. уезда Кайфын пров. Хэнань.

54. При описании этих же событий в Цзо чжуань слуга зовется Гу Яном, а Цзы-фань кончает самоубийством. Поэтому Накаи Сэкитоку полагает, что знак шэ («стрелять из лука») — ошибочная вставка (см. ХЧКЧ, т. 5, с. 3495).

55. Шэнь — местность, находившаяся на территории совр. уезда Наньян пров. Хэнань.

56. Приведенные У Цзюем исторические примеры встречались уже в других главах Ши цзи; считается, что легендарный Ци из дома Ся устроил пир для вождей племен в Цзюньтае (его помещают в совр. уезд Янчжай пров. Хэнань); о сяском Ци см. гл. 2 анналов, т. 1; о шанском Чэн-тане см. гл. 3 анналов (Цзинбо, или Западное Бо, помещают на территорию совр. уезда Яньши пров. Хэнань); о клятве У-вана при Мэнцзине см. «Исторические записки», т. 1, с. 269; дворец Фэнгун считается выстроенным чжоуским Чэн-ваном на территории совр. пров. Шэньси; гора Тушань находится на территории совр. уезда Хуаюань пров. Аньхой; о Чжаолине см. примеч. 45 к гл. 32; Цзяньту — место съезда чжухоу в 632 г. (совр. уезд Инцзэ пров. Хэнань).

57. Состав присутствовавших на проведенной Лин-ваном встрече князей в источниках различается. Так, согласно Чунь-цю, княжество Сун было представлено наследником. В Цзо чжуань под 4-м годом правления Чжао-гуна говорится о неявке правителей Лу, Вэй, Цао и Чжу. Сам Сыма Цянь в Хронологических таблицах отмечает отсутствие лишь трех князей (см. «Исторические записки», т. 3, М., 1983, с. 191). Очевидно, в сохранившихся летописях разных царств и княжеств были разные данные.

58. Вторая группа наставительных примеров, приводимых У Цзюем, связана с отрицательными персонажами древности, широко представленными в исторической традиции (Цзе, Чжоу, Ю-ван). Все они встречались нам в главах анналов. Упоминаемые здесь горы Лишань находятся на территории совр. уезда Юйчэн пров. Хэнань. Тайши относится к горной гряде Суншань в пров. Хэнань.

59. Чжуфан находился на территории совр. уезда Даньту пров. Цзянсу. Цин Фэн был соучастником Цуй Чжу в убийстве им циского Чжуан-гуна (см. гл. 32).

60. Цин Фэн говорит о злодеяниях самого Лин-вана, задушившего Цзя-ао и убившего его сыновей (см. выше). Этого Лин-ван, естественно, стерпеть не мог. Услышав ответ Цин Фэна, как отмечает автор Гулян чжуань, все присутствовавшие открыто рассмеялись (см. ШСЦ, т. 35, гл. 17, с. 382). Это свидетельствовало также о невысоком еще авторитете чуского вана среди чжухоу. Гулян Чи, не одобряя расправы с Цин Фэном, добавляет: «Цин Фэн не был подчинен Лин-вану и не подлежал наказанию со стороны Чу».

61. В Цзо чжуань имя Ци-цзи в данном эпизоде не упоминается (см. ШСЦ, т. 31, гл. 42, с. 1704), а просто сказано: «ван приказал поскорее убить его», поэтому, вероятно, Накаи Сэкитоку считает два знака его имени излишними (ХЧКЧ, т. 5, с. 2498).

62. Терраса Чжанхуатай находилась в 25 км от совр. уездного г. Цзяньли пров. Хубэй. Согласно Ду Юю, она была сооружена в пределах древнего города.

63. Ганьси находился на территории совр. уезда Босянь пров. Аньхой. Царство Сюй располагалось на землях совр. уезда Сысянь пров. Аньхой и находилось в союзных отношениях с царством У.

64. Цзиньшань — в данном случае горы в совр. уезде Наньчжан пров. Хубэй.

65. Встречающиеся в ходе беседы географические названия локализуются следующим образом: царство Сюй — в совр. уезде Сюйчан пров. Хэнань; Бугэн (их было два, но здесь имеется в виду Западный Бугэн) — в совр. уезде Сянчэн пров. Хэнань.

Судя по тексту Цзо чжуань, Си-фу был простым слугой и беседа шла с чиновником, занимавшим должность юаня — правого помощника по имени Цзы-гэ (ШСЦ, т. 31, гл. 45, с. 844-846). Следовательно, в Ши цзи произошла какая-то подмена. Она особенно заметна, когда ван расточает похвалы Си-фу о знании им событий прошлого, как верно отметил Такигава (ХЧКЧ, т. 5, с. 2500).

66. И в этом отрывке комментаторы находят ряд неточностей по сравнению с изложением в Цзо чжуань (см. ЛЮШ, кн. 10, гл. 22, с. 10).

67. Дэн (цайский) располагался на территории совр. уезда Яньчэн пров. Хэнань.

68. Янь — название отдельной, не главной столицы Чу. Находилась на территории совр. уезда Ичэн пров. Хубэй. Ван, судя по всему, намеревался подняться вверх по р. Хань и достигнуть Янь.

69. В тексте сюаньжэнь *** ***, то же самое, что и цзюаньжэнь *** — один из прислужников вана, следивший за чистотой покоев.

70. Судьба Лин-вана частично описана в Цзо чжуань (см. ШСЦ, т. 31, гл. 46, с. 1877); в Го юй сообщается о его самоубийстве (см. Чу юй, ч. 1). Однако в Ши цзи описание трагического конца Лин-вана сопровождается множеством подробностей, взятых Сыма Цянем, очевидно, из каких-либо сказаний, сложенных в народе о Лин-ване.

71. В тексте использован термин гожэнь *** ***. Исходя из конкретной ситуации, мы понимаем его как «население столицы». В более широком смысле он означает вообще «население царства, государства, люди государства», т. е. основную часть самодеятельного населения (общинников, ремесленников, плебс), исключая рабов и царскую челядь. Иногда в советской литературе гожэнь переводятся как «свободные люди» в отличие от различных категорий зависимых (см., например: «История древнего мира: ранняя древность». М., 1982, с. 363).

72. Сравнение народного гнева с разбушевавшейся стихией вод и огня показывает, что уже к этому времени в среде царедворцев складывается понимание силы народного недовольства и стремление приглушить или избежать его. Возможно, что эта мысль имеет и более позднее происхождение.

73. К клану, или роду, Ми относятся первые правители Чу. Порядок передачи власти младшему сыну прослеживается по истории первого периода Чу: таким был основоположник дома Цзи-лянь — младший из шести сыновей, У-ван, который был младшим братом Фэнь Мао, Чэн-ван — младший брат Сюн-ао.

74. Го-цзы и Гао-цзы — высшие сановники в Ци.

75. Ду Юй называет имена этих пяти мужей: Ху Янь, Чжао Шуай, Дянь Цзе, Вэй У-цзы и сыкун Цзи-цзы (см. ХЧК.Ч, т. 5, с. 2507).

76. Чэнфу — город, находившийся на севере территории Чу, в совр. уезде Баофэн пров. Хэнань.

77. Шаванн перевел эту фразу более резко: «наследник не удержится от надежд на смерть вана» (d’esperer la mort du roi, МИС, т. 4, с. 372).

78. Последний абзац о сыновьях У Шэ, состоящий из 11 иероглифов, по мнению Чжан Вэнь-ху и Накаи (ХЧКЧ, т 5, с 2510), является ненужной и лишней вставкой. Это отмечает и Тоситада (ХЧКЧЦБ, т. 4, гл. 40, с. 25, Токио, 1958). По этим же соображениям в новом издании Ши цзи под редакцией Гу Цзе-гана эта фраза взята в скобки (ШЦ, т. 4, с. 1713). Следует согласиться с комментаторами, так как строкою ниже история этих сыновей излагается вновь и более подробно.

79. Цзюйчао находился на территории совр. уезда Чаосянь пров. Аньхой. Однако в Цзо чжуань отмечено, что мать наследника Цзяня жила в Цзе на территории княжества Цай, которое было расположено в совр. уезде Синьцай пров. Хэнань.

80. В тексте главы зачинателями ссоры названы сяо-тун *** *** («подростки, дети»). Однако в таком же сюжете в гл. 31 (ШЦ, т. 4, с. 1462) и в гл. 66 (ШЦ, т. 5, с. 2174) говорится о ссоре, начатой нюйцзы *** *** — девушками или женщинами. Очевидно, в гл. 40 допущена описка, на что указывали Ван Нянь-сунь, Лян Юй-шэн и др.

81. Год назад уже сообщалось о сооружении крепостных стен вокруг чуской столицы Ин. По-видимому, повтор может говорить об усилении имеющихся укреплений перед опасностью нападения уской армии.

82. В Хронологических таблицах (гл. 14) также идет речь о бегстве трех княжичей (см. «Исторические записки», т 3, с. 207), но в Цзо чжуань под 30-м годом правления Чжао-гуна отмечается факт бегства только двух княжичей (см. ШСЦ, т 32, гл. 53, с. 2158). Сыма Чжэнь и Шаванн рассматривают цифру 3 как ошибку.

83. Лю находился в 13 км к северу от совр. уездного г. Люан пров Аньхой, Цянь — в 30 км к северо-западу от совр. уездного центра Хошан пров. Аньхой. Юйчжан — на территории совр. уезда Наньчан пров. Цзянси.

84. Хотя факт осквернения могилы Пин-вана в отместку за убийство им отца и братьев У Цзы-сюя в Цзо чжуань не отмечен, однако упоминается в ряде древних сочинений: в Гулян чжуань (5-й год правления Дин-гуна, см. ШСЦ, т. 35, гл. 19, с. 435), причем там же сказано о разрушении родового храма чуских правителей; в Люй-ши чунь-цю (ЧЦЦЧ, т. 6, с. 7144), где добавлено, что У Цзы-сюй нанес по могиле триста ударов плетью, повторяется и в Хуайнань-цзы, в гл. 20 (ЧЦЦЧ, т. 7, с. 361). По-видимому, существовало устойчивое предание об этом случае.

85. Юньмэн — название озера, находившегося на юге совр. уезда Аньлу пров. Хубэй (см. также «Исторические записки», т. 2, гл. 6, с. 362, примеч. 154), к югу от р. Янцзы. Юнь находился в совр. уезде Аньлу пров. Хубэй.

86. О Суй см. примеч. 21 к данной главе. Правители Суй принадлежали к клану Цзи, из которого вышли представители правящего дома Чжоу. Цзо чжуань сообщает, что суйцы поместили вана во дворец своего гуна.

87. Цзи находился на территории совр. уезда Тунбо пров. Хэнань.

88. Танси, или Танци, находился на территории совр. уезда Суйпин пров. Хэнань.

89. Царство Тан находилось, как определяет Шаванн, в 75 км к юго-западу от совр. уездного г. Цзаояна пров. Хубэй (МИС, т 4, с. 378); Пань — на территории совр. уезда Поян пров. Цзянси.

90. Новая столица Чу находилась на территории совр. уезда Ичэн пров. Хубэй. Столица была перенесена из-за того, что г. Ин оказался в зоне досягаемости уских боевых кораблей, поднимавшихся вверх по Янцзы

91. Царство Дунь находилось в 25 км к северу от совр. уездного центра Дуньчэна пров. Хэнань; Ху — на территории совр. уезда Яньчэн пров. Хэнань. В Хронологических таблицах разгром царства (владения) Ху зафиксирован на год позднее — на 21-м году правления Чжао-вана, в 495 г. (см. «Исторические записки», т. 3, гл. 14, с. 216).

92. В гл. 31 сообщалось, что Хэ-люй был ранен в палец, но в завещании сыну он наказывал не забывать о том, что его убил Гоу-цзянь. В данной главе ранение уского вана прямо приписано Гоу-цзяню. Однако в Цзо чжуань говорится, что это сделал юэский сановник Лин Гу-фу (см. ШСЦ, т. 32, гл. 56, с. 2287). Расхождения довольно часты при описании древних событий.

93. «Ван» *** — название жертв, которые приносились на расстоянии, в сторону почитаемого объекта, духов известных гор и больших рек (см. также «Исторические записки», т. 1, с 238, примеч. 77).

94. Рассказ о болезни Чжао-вана и всех связанных с нею историях (о вещем облаке, о гаданиях) и, наконец, притча о реакции Конфуция на слова и действия Чжао-вана содержатся в Цзо чжуань (6-й год правления Ай-гуна, см. ШСЦ, т 32, гл. 58, с. 2343-2344).

95. Абзац со слов «болезнь Чжао-вана усилилась» (32 иероглифа) Такигава считает личной добавкой Сыма Цяня, очевидно, потому, что его нет в других сочинениях (ХЧКЧ, т. 5, с. 2518).

96. Меры по устройству засад и перекрытию всех дорог были приняты, вероятно, из-за боязни борьбы за престол, могущей возникнуть не только между княжичами, но и из-за возможного вмешательства соседних царств и княжеств.

97. Чао — это уже встречавшееся Цзюйчао. Однако сам же историк приводит в жизнеописании У Цзы-сюя другой вариант, по которому Шэн был послан управлять пограничным поселением Янь, чтобы защищать рубежи царства (см. гл. 66 — ЩЦ, т. 5, с. 2182).

98. Жена Чжао-вана была дочерью правителя царства Юэ и матерью правящего Хуэй-вана.

99. В истории Чу не раз встречаются упоминания о создании на завоеванных территориях уездов. Как показывают исследования, характер уездов в период Чуньцю несколько отличался от таковых в более поздние периоды. Этот вопрос освещался, в частности, в работах японских историков Хирасэй Рюро и Масубити Рюта (см., например, Сигаку дзасси, 1981, т. 29, № 2) и китайского историка Ян Куаня (см. Чжаньго ши — «История периода Чжань-го». Шанхай, 1955, с. 111; статью «К вопросу о характере системы уездов в Чу в период Чуньцю». — «Чжунго ши яньцзю». 1981, № 4, с. 32-34). Указанные авторы приходят к сходным выводам о том, что, во-первых, эти уезды, создаваемые на месте мелких царств в пограничных районах, служили форпостами на путях чуской экспансии и, во-вторых, в них разрывались старые родовые связи, правили там поставленные центром уездные начальники — сянь гуны (в большинстве своем из главарей сильных родов), что вело к усилению централизации власти.

100. Царство Цзюй находилось к северу от г. Сюйчжоу и р. Сышуй, в совр. уезде Цзюйсянь пров. Шаньдун.

101. В гл. 4 историк отнес это событие, т. е. перевод правителей Хань, Вэй и Чжао в ранг чжухоу, к 403 г. до н. э. — к началу периода Чжаньго и 23-му году правления чжоуского Вэй-ле-вана (см. «Исторические записки», т. 1, с. 209), в таблицах гл. 15 этот факт также отмечен 403 г. (см. «Исторические записки», т. 3, с. 253), однако начало княжения Вэнь-хоу, У-цзы и Хуань-цзы отнесено к 424 г. до н. э, ко 2-му году правления Вэй-ле-вана. За эти 20 с лишним лет двое из названных правителей уже сменились: ханьского У-цзы в 408 г. сменил Цзин-хоу, чжаоского Хуань-цзы в 423 г. сменил Сянь-хоу, которого, в свою очередь, сменил Ле-хоу, следовательно, запись о переводе троих князей в ранг чжухоу ошибочна по представленным именам; для двух названы их предшественники. Такой разнобой (по сравнению с таблицами) может быть объяснен тем, что Сыма Цянь не смог полностью согласовать в разных частях своего труда обилие и пестроту хронологических данных. Некоторые ученые высказывают предположение, что историку не удалось полностью привести в порядок главы раздела «Наследственные дома» (см. ХЧКЧ, т. 5, с. 2521).

102. В гл. 15 («Исторические записки», т. 3, с. 253) его именуют не Сюн-и, а Лэй.

103. Чэнцю находился в 18-20 км к северо-западу от уездного центра Сяцю (совр. уезд Цыян пров. Шаньдун). В Хронологических таблицах стоит ошибочно название Санцю, находившийся на севере в царстве Янь.

104. Упоминание Чжоу здесь рассматривается как ошибка (это отметили и Шаванн, и Такигава). В таблицах стоит княжество Чжэн, что соответствует истине.

105. Фушу находился на территории совр. уезда Дэнфын пров. Хэнань.

106. Горный проход Юйгуань находился к западу от крупного города Даляна в совр. уезде Кайфын пров. Хэнань. Люй Цзу-цянь (1137-1181) в своем труде Да ши цзи («Хроника значительных событий») дает иной ход последних событий, находя в Ши цзи ошибку. По его мнению, сначала Чу напало на Вэй, затем княжества Хань и Чжао пришли к нему на помощь и уже тогда они совместно напали на Чу (см. ЛЮШ, кн. 10, гл. 22, с. 17).

107. Цзыфан — Чжан Шоу-цзе идентифицирует его с древним уездным центром Сунцы, который находился на территории совр. уезда Сюсун пров. Аньхой.

108. Горный проход Хань (Ханьгуань) расположен на территории совр. уезда Чанъян пров. Хубэй.

109. Луян находится в совр. уезде Лушань пров. Хэнань.

110. В гл. 6 анналов говорилось, что на 21-м году правления циньского Сянь-гуна (в 364 г.) «армия Цинь сразилась с цзиньской армией у Шимэня и обезглавила шестьдесят тысяч [цзиньских] воинов. Сын Неба поздравил правителя Цинь с победой и подарил ему вышитые одежды» (см. «Исторические записки», т. 2, с. 38).

111. Вэй Ян, он же Шан Ян, или Гунсунь Ян (390-338), — циньский государственный деятель и реформатор, занимает видное место в политической истории периода Чжаньго. Его жизнеописание дано в гл. 68 (см. ШЦ, т. 5, с. 2227-2239). Ему приписывают философско-политический трактат Шан цзюнь шу («Книга правителя области Шан», русский перевод которого сделал Л. С. Переломов (см.: «Книга правителя области Шан». М., 1968).

112. Сюйчжоу находился на территории совр. уезда Таньсянь пров. Шаньдун.

113. История об Ин-цзы целиком заимствована историком из книги «Планы сражающихся царств» (см. Чжаньго цэ, гл. Ци-юй, т. 1, с. 1, Шанхай, 1936).

114. Синшань находился в 25-30 км к юго-западу от совр. уездного центра Синьчжэна пров. Хэнань.

115. Сянлин — одноименный совр. уезд в пров. Шаньси.

116. Чжигуй *** *** или *** *** (досл. «держащий яшмовый знак — скипетр»), — высокий чуский титул. Гуй — род скипетра с закругленной верхушкой и четырехугольным основанием, даруемого чжухоу.

117. Диалог Чэнь Чжэня и Чжао Яна встречается в тексте Чжаньго цэ, в главе Ци-юй, правда с некоторыми отличиями в деталях и словах. Скорее всего оттуда он и заимствован Сыма Цянем.

118. Несан находился на территории совр. уезда Пэйсянь пров. Цзянсу.

119. Застава Ханьгугуань располагалась на юге совр. уезда Линбао пров. Хэнань.

В данном абзаце Лян Юй-шэн находит несколько сомнительных утверждений: во-первых, о том, что Су Цинь проводил сколачивание союза, когда его уже не было в живых, ибо он скончался за четыре года до 318 г. Эту деятельность в это время осуществлял Ли Дуй; во-вторых, коалиция состояла не из шести, а всего пяти княжеств; в-третьих, фактически активно участвовали в действиях против Цинь лишь отряды Хань и Чжао (см. ЛЮШ, кн. 10, гл. 22, с. 17-18).

120. Земли в Шан и Юй — по мнению Такигава, это названия двух опорных населенных пунктов, они находились на территории совр. уезда Шансянь пров. Шэньси.

121. Сыма Чжэнь считает, что под двумя названными государствами подразумеваются княжества Хань и Вэй, которые должны были воспользоваться этими обстоятельствами и напасть на Чу. Однако Гу Янь-гу полагает, что речь идет о тех же Цинь и Чу.

122. В новом издании Ши цзи под редакцией Гу Цзе-гана два знака — сун и и — подчеркнуты как фамилия и имя. Так понял Шаванн (МИС, т. 4, с. 390). Мы так же понимаем эти знаки. В подтверждение именно такого понимания Лян Юй-шэн указывает на наличие этого персонажа в Хронологических таблицах Хань шу. Однако есть и сомнения в такой интерпретации. Сам же Сыма Цянь в жизнеописании Чжан И (ШЦ, гл. 70, т. 5, с. 2288) сообщает, что послали храбреца в княжество Сун с тем, чтобы, воспользовавшись сунской биркой, он отправился на север и осрамил циского вана. В этом изложении Сун не фамилия, а название княжества, а знак и вообще отсутствует. Таков же сюжет в Чжаньго цэ, т. е. вопрос остается открытым.

123. Даньян находился в области Ханьчжун, на южном берегу р. Даньшуй, на территории совр. уезда Данту пров. Аньхой.

124. Область Ханьчжун занимала земли в верховьях р. Ханьшуй, к югу от хребта Цинлин в совр. пров. Шэньси.

125. Ланьтянь находился в одноименном совр. уезде пров. Шэньси.

126. Шанъюн — один из районов области Ханьчжун, который располагался к юго-западу от совр. уездного г. Чжушаня в пров. Хубэй.

127. История с поездкой Чжан И в Чу частично излагается на страницах Чжаньго цэ (раздел Чу-цы — «Планы царства Чу»).

Цюй Юань — известный древний поэт и деятель царства Чу. Его жизнеописание дано в гл. 84 «Исторических записок» (ШЦ, т. 5, с. 2481-2490). Имеется перевод этого жизнеописания, осуществленный В. А. Панасюком (см.: Цюй Юань. Стихи М., 1954, с. 19-26), а также в книге Сыма Цянь «Избранное» (М., 1955, с. 173-180).

128. В ряде списков Ши цзи отсутствует цифра 6. Мидзусава Тоситада называет шесть таких ксилографов (ХЧКЧ ЦБ, т. 4, гл. 40, с. 33). Среди комментаторов существует несколько версий датировки упоминаемых ниже событий: 20, 21, 22, 24 и 26-й годы правления Хуай-вана. Сводку этих мнений приводит Такигава (см. ХЧКЧ, т. 5, с. 2532). Все же многие ученые, как, например, Ван Нянь-сунь (1744-1832), склоняются к сохраненной нами в тексте дате — «26-й год».

129. Несмотря на ослабление чжоуского дома к этому времени, в ходе сложной военно-дипломатической борьбы периода Чжаньго отдельные чжухоу и их советники нередко в спекулятивных целях продолжали обращаться к авторитету номинального сюзерена — чжоуского вана.

130. Застава Угуань находилась в 90-95 км к востоку от г. Шансяня в пров. Шэньси, ее называли южными воротами в Цинь.

Шандан — высокогорье на юго-востоке совр. пров. Шаньси. В 204 г. до и. э. там находилась одноименная область.

131. Иян — главный город княжества Хань. Находился на территории одноименного совр. уезда пров. Хэнань.

Пинъян — первоначально столица вэйского Бао. Находился на территории совр. уезда Линьфэнь пров. Шаньси. На юго-западе этого же района находился и циньский (ранее ханьский) Усуй, который циньцы в 307 г. обнесли стеной. Хэвай — название территории, лежащей к югу от р. Хуанхэ. Сань-чуань (Трехречье) — местность, где встречаются реки Ишуй, Лошуй и Хуанхэ в пров. Хэнань, позднее — одноименная область.

132. В Хронологических таблицах сказано, что в 305 г. «из Цинь прибыли послы, чтобы встретить жену [вана]» (см. «Исторические записки», т. 3, гл. 15, с. 285). Следовательно, был заключен двусторонний династийный брак между Цинь и Чу. В обе столицы отправились послы для встречи будущих жен ванов.

133. Хуанцзи — поселение, располагавшееся на северо-востоке совр. уезда Чжушань пров. Хубэй.

134. Тан Мэй в некоторых древних сочинениях именуется Тан Ме (так, например, в Люй-ши чунь-цю, гл. Чу фан, см. ЧЦЦЧ, т. 6, гл. 25, с. 324).

Чунцю (или Чжунцю) было расположено на территории совр. уезда Хэцзэ пров. Шаньдун.

135. Сяньян — в то время столица Цинь, находившаяся к востоку от совр. г. Сианя в пров. Шэньси.

136. Земли района У находились на территории совр. уезда Ушань пров. Сычуань, а земли Цяньчжуна располагались к западу от Чандэ, на территории совр. уездов Юаньлин и Сюйпу пров. Хунань. Употребление здесь слова цзюнь — «область», по нашему мнению, явно преждевременно. Области под такими названиями появились намного позднее.

137. Обманное извещение о смерти еще живого вана, как, вероятно, правильно истолковал Ху Сань-син (1230-1302), комментатор Цзы чжи тун-цзянь, имело своей целью побудить наследника — заложника в Ци — возвратиться и занять место отца (см. ЦЧТЦ, т. 1, гл. 3, с. 112, Шанхай, 1956).

138. Дун-го — восточные владения. По-видимому, речь идет о самых восточных землях Чу, расположенных у самых границ княжества Ци, т. е. землях севернее р. Хуайхэ, о которых упоминалось выше.

139. Поселение, или г. Си, находилось к северу от совр. уездного г. Сичуаня пров. Хэнань.

140. Чжаоский У-лин-ван на 27-м году своего правления передал власть своему сыну Хэ, который стал Хуэй-вэнь-ваном. У-лин-ван стал именоваться Чжу-фу — «Отец правителя» (см. гл. 43 — ШЦ, т. 4, с. 1812).

141. Ицюэ — название горного прохода, расположенного на юго-западе совр. уезда Лоян пров. Хэнань, место одного из самых кровопролитных сражений периода Чжаньго, в котором армия Цинь разбила войска Хань и Вэй (см. «Исторические записки», т. 1, гл. 4, с. 213).

142. Упомянутые в абзаце географические названия локализуются следующим образом: Вань — совр. уезд Наньян пров. Хэнань; Хуайбэй — земли к северу от р. Хуайхэ, включающие северные районы совр. пров. Цзянсу и южные районы пров. Шаньдун; Янь находится на территории совр. уезда Ичэн пров. Хубэй; Жан — на территории совр. уезда Дэнсянь пров. Хэнань.

143. Шесть пар царств, княжеств и мелких владений, сравниваемых образно с отдельными породами диких птиц, распределяются в тексте следующим образом: Цинь, Янь, Вэй и Чжао уподобляются циянь — небольшим диким гусям; Ци, Лу, другое Вэй и Хань уподобляются черноголовым диким уткам цин-шоу; Цзоу, Би, Тань и Пэй уподобляются лолун — малым уткам породы ло. Местоположение последних двух пар таково: Цзоу располагалось в уезде Цзоусянь, Би — в уезде Бисянь, Тань — в уезде Таньчэн, Пэй — в уезде Пэйсянь (все в пределах совр. пров. Шаньдун).

144. В первой части хитроумной и аллегорической стратагемы, вложенной в уста безымянного охотника, изложен план сокрушения ближайшего сильного противника Чу — княжества Вэй. Упомянутые в отрывке пункты локализуются так: Далян находился на территории совр. уезда Кайфын пров. Хэнань; область Шанцай включала, в частности, земли совр. уезда Жунин той же провинции; Юй — совр. уезд Кайфын пров. Хэнань; Динтао располагался на территории одноименного совр. уезда пров. Шаньдун; область Дасун включала земли бывшего княжества Сун, в частности совр. уезд Шанцю пров. Хэнань; область Фанъюй располагалась на землях совр. уезда Юйтай пров. Шаньдун.

145. Горы Ланьтай — по мнению Сыма Чжэня, это другое название горы Хэншань, одной из священных вершин древнего Китая, находящейся в горной гряде Тайханшань на стыке совр. пров. Шаньси и Хэбэй.

146. Река Сихэ (Западная река): есть несколько рек под таким названием, но в данном случае скорее всего река Хуанхэ в ее верхнем и среднем течении

Знак гай в предложении («строить, покрывать») мы взяли в значении «укреплять», имея в виду, что речь могла идти об относительно коротком действии.

Чанчэн *** ***: так называется обычно Великая китайская стена. Но здесь эта стена отождествляется в китайских комментариях с сооруженной циским Сюань-ваном в V в. стеной — заслоном на пути вторжения чуской армии. По мнению Чжан Шоу-цзе, она находилась к северо-западу от горы Тайшань, у р. Юаньхэ, и достигала моря у Ланъетая (ХЧКЧ, т. 5, с. 2543). Вторая часть плана борьбы с врагами, предложенного «охотником» чускому вану, предусматривала возможность установления его господства не только над центральными районами, но и над землями далее к северу, а затем и к востоку (в Шаньдуне).

147. Царство Цзюй (Восточное Цзюй) располагалось на территории совр. уезда Цзюйсянь пров. Шаньдун; по преданиям считалось владением, пожалованным потомкам легендарного Шао-хао; Пэйцю располагалось на землях совр. уезда Синсянь пров. Шаньдун, к западу от г. Линьцзы; Цзимо — на землях совр. уезда Пинду пров Шаньдун; Удао — досл. «дорога, идущая напротив» — скорее всего какое-то пересечение важных путей в Ци (у Шаванна — carrefour); гора Тайшань находится на территории совр. уезда Тайань пров. Шаньдун. Таким образом, имелись в виду практически все центральные массивы земель княжества Ци.

148. Ляодун — земли к востоку от р. Ляохэ, юго-восток совр. пров. Ляонин; Гуйцзи — гора к юго-востоку от совр. г. Шаосина в пров. Чжэцзян, тогда территория царства Юэ.

149. О Ханьчжун см. примеч. 124, о Си — примеч. 139 к этой главе, Ли — название поселения близ совр. уездного г. Нэйсяна в пров. Хэнань.

150. Мэнсай — крепостной барьер, дефиле, находившееся на территории совр. уезда Лошань пров. Хэнань. В Цзо чжуань именуется тесниной — Минъэ. Хэнэй — в широком смысле слова территория, лежащая к северу от основной излучины р. Хуанхэ (в основном в пров. Шаньси и Хэнань, см. также «Исторические записки», т. 1, с. 335, примеч. 201). В период Чжаньго в более узком смысле слова так назывались земли княжества Вэй.

151. Накаи Сэкитоку справедливо замечает, что правители Чу уже давно именовали себя ванами. В устах советчика, мы полагаем, говорится о титуле вана в превосходной степени, т. е. сильнейший ван (см. ХЧКЧ, т. 4, с. 2545).

152. В образе огромной хищной птицы, распростершей крылья над всеми центральными княжествами, изображено крепнущее царство Цинь, будущий объединитель Китая во II в. до н. э. Безымянный стрелок предупреждал чуского вана о грядущей опасности со стороны Цинь.

153. Это перефразировка военно-тактических положений военного стратега периода Чуньцю Сунь-цзы из царства У, изложенных им в «Трактате о военном искусстве», носящем его имя. В гл. 3 «Стратегическое нападение» он писал: «Правило ведения войны гласит: «Если у тебя сил в десять раз больше, чем у противника, окружи его со всех сторон; если у тебя сил в пять раз больше, нападай на него; если у тебя сил вдвое больше, раздели его на части...»» (цит. по: Н. И. Конрад. Избранные труды. Синология. М., 1977, с. 29).

154. В этом сравнении попытка чжоуского княжича выдать номинальную к этому времени власть чжоуского дома над небольшим числом мелких владений за реальную силу, якобы стоящую за ним. Коль скоро Цзинь уже давно было разделено на три части и на его землях существовали три княжества — Хань, Вэй и Чжао, то под Цзинь в данном случае понимается самое сильное из этой троицы княжество Вэй, хотя по традиции правитель Вэй именовал себя главой Цзинь. В таком смысле философ Мэн-цзы говорил: «В Поднебесной нет государства сильнее Цзинь» (подразумевая Вэй, см. гл. Лян-хуэй-ван, ч. 1, ЧЦЦЧ, т. 1; Мэн-цзы чжэн-и, гл. 1, с. 38, Пекин, .1956).

155. О Саньчуань см. примеч. 131. Гор Фанчэн несколько; в данном контексте скорее всего горы на территории совр. уезда Чжушань пров. Хубэй.

156. Смысл аллегории в том, что если Чу заберет династийные сосуды, то окажется в положении оленя, надевшего тигровую шкуру, на которого с охотой нападут все чжухоу.

157. Выражение сань хэ лю и — *** *** *** *** «три стержня и шесть ушек» — указывает на девять треножников, служивших символами династийной власти (цзю-дин).

158. В ныне существующем тексте Чжоу шу («Книги дома Чжоу»), являющемся разделом Шан шу («Книги исторических преданий»), этих слов обнаружить не удалось.

159. Пунктов с названием Силин существует несколько. В данном случае это, вероятно, Силин, который располагался на территории совр. уезда Хуанган пров. Хубэй. Пантеон чуских монархов Илин находился на землях совр. уезда Дунху пров. Хубэй; г. Чэньчэн находился на территории совр. уезда Хуайян пров. Хэнань.

160. Цзоту *** *** — чин среднего ранга в Чу (так, например, поэт Цюй Юань служил цзоту у чуского Хуай-вана). В это время им был Хуан Се, позднее ставший первым советником и получивший титул Чуньшэнь-цзюня (его жизнеописание см. в гл. 78 — ШЦ, т. 5, с. 2387).

161. Земли в Чжоу находились на территории совр. уезда Цзянся в районе Учана пров. Хубэй. Город Ханьдань находился на юго-западе совр. уезда Ханьдань, на юге пров. Хэбэй; У находился на территории совр. уезда Усянь, или Уси, пров. Цзянсу.

162. Упоминание имени Цзин Яна в качестве чуского военачальника признается ошибочным. В других главах Ши цзи командующим войсками Чу назван Чуньшэнь-цзюнь: так сказано в таблицах в гл. 15 («Исторические записки», т. 3, с. 303), в жизнеописании Чуньшэнь-цзюня в гл. 78 (см. ШЦ, т. 5, с. 2395); эту версию принял Сыма Гуан (см. ЦЧТЦ, т. 1, с. 178). Лян Юй-шэн, который отмечал эту ошибку, видит причину этого в случайном смешении имен. Дело в том, что 15 лет назад войсками, посланными против царства Янь, командовал действительно Цзин Ян, поэтому его имя механически было воспроизведено и здесь (ЛЮШ, кн. 10, гл. 22, с. 21).

Синьчжун находился на территории совр. уезда Аньян пров. Хэнань. По мнению Чжан Шоу-цзе, это вэйский Нинсиньчжун, который после его захвата циньцами был переименован в Аньян (ХЧКЧ, т. 5, с. 2531).

163. Это будущий император Цинь Ши-хуан, который относился к роду Чжао (поэтому чжаоский) и носил имя Чжэн (см. о нем гл. 6 анналов).

164. Шоучунь — совр. уезд Шоусянь пров. Аньхой.

165. Гибель Хань в гл. 45, посвященной наследственному дому Хань, датируется годом раньше, т. е. 230 г. до н. э. (см. ШЦ, т. 4, с. 1878).

166. Ци находился на территории совр. уезда Сюсянь пров. Аньхой. По версии гл. 6 анналов, Сян Янь покончил с собой в следующем, 223 г. (см. «Исторические записки», т. 2, с. 60), что было следствием поражения его армии.

167. Фраза о создании области Чу вызывает сомнения. В составе 36 областей, созданных в империи Цинь, такой области нет. Бывшие чуские земли были разделены на области Цзюцзян, Чжан и Гуйцзи. Многие ученые (Цянь Да-синь, Ван Мин-шэн) считают знак Чу ошибочной вставкой. Более того, знак Чу был в Цинь табуирован, входя в имя отца Ши-хуана, и это царство чаще именовалось Цзин ***. Поэтому слово Чу взято в скобки.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.