Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

СЫМА ЦЯНЬ

ИСТОРИЧЕСКИЕ ЗАПИСКИ

ШИ ЦЗИ

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ТРЕТЬЯ

ЛУ ЧЖОУ-ГУН ШИ ЦЗЯ — НАСЛЕДСТВЕННЫЙ ДОМ ЛУСКОГО ЧЖОУ-ГУНА

Чжоу-гун по имени Дань был младшим братом чжоуского У-вана 1. Еще при жизни Вэнь-вана Дань, как его сын, проявлял сыновнюю почтительность [к отцу], искреннее человеколюбие, отличаясь в этом от других сыновей. Когда же у власти встал У-ван, Дань обычно поддерживал У-вана и помогал ему, поэтому чаще других использовался в делах. На девятом году [своего правления] У-ван пошел походом на восток и достиг Мэнцзиня; Чжоу-гун помогал ему в этом походе. На одиннадцатом году [своего правления], отправившись покарать Чжоу[-синя], У-ван достиг Муе 2. Здесь Чжоу-гун, помогавший У-вану, составил «Клятву при Муе» 3. Разгромив [дом] Инь, [У-ван] вступил в покои шанских государей; когда Чжоу [-синь] был убит, Чжоу-гун с большой секирой и Чжао-гун с малой секирой встали по бокам У-вана, кровью жертвенных животных был освящен жертвенник духа Земли; было доложено Небу, а также народу Инь о прегрешениях Чжоу [-синя]. [У-ван] освободил из заключения Цзи-цзы, пожаловал владение сыну Чжоу [-синя] У-гэну Лу-фу, поручив Гуань-шу и Цай-шу наставлять его, чтобы тем самым продолжалось принесение жертв [предкам дома] Инь 4, Он широко одарил владениями своих заслуженных чиновников и близких родственников общего с ним рода, пожаловал владение Чжоу-гуну, Даню, в Цюйфу, где было селение Шао-хао, сделав его луским гуном 5. Однако Чжоу-гун не отправился в пожалованное ему владение, а остался помогать У-вану.

На второй год после того, как У-ван покорил дом Инь, когда Поднебесная еще не была собрана воедино, У-ван заболел и почувствовал себя плохо. Приближенные чиновники испугались, и тогда Тай-гун и Чжао-гун решили благоговейно погадать, [что их ждет] 6. Но Чжоу-гун сказал: «Еще не время беспокоить [дух] нашего покойного вана» 7, после чего Чжоу-гун решил самого себя предложить в жертву; он воздвиг три жертвенника из Земли, встал перед ними лицом к северу и, возложив на голову нефритовый кружок [с квадратным отверстием] би и [65] держа в руках нефритовый скипетр гуй, обратился к [духам] Тай-вана, Ван-цзи и Вэнь-вана 8. Его молитва, записанная астрологом, гласила: «Ваш старший наследник, правитель по имени Фа, заболел от напряженных трудов. Если вы, три вана, несете за своего потомка ответственность перед Небом, замените мной, Данем, персону вана Фа. Я, Дань, сообразителен и способен, обладаю многими талантами и навыками и могу служить небесным духам и духам людей. Нынешний же ван Фа не имеет так много талантов и навыков, как я, Дань, не может так служить небесным духам и духам умерших. Кроме того, [У-ван] получив повеление [управлять Поднебесной] из дворца [Небесного] императора, распространил [свои добродетели] и помогает [народу] во всех четырех сторонах Поднебесной и, таким образом, сумел утвердить ваших сыновей и внуков здесь, на находящейся под вами земле, и среди народа, [живущего] во всех уголках страны, нет ни одного, кто бы не почитал и не боялся его.

Если же вы не допустите крушения дарованного ему Небом драгоценного мандата [на управление], то наши покойные ваны вечно будут иметь место, где смогут найти приют для себя. Ныне я ожидаю [ваших] повелений, [гадая на панцире] большой черепахи. В случае вашего согласия я верну вам нефритовый круг и скипетр и буду ожидать вашего приказа. Если же вы не разрешите мне [заменить У-вана, Фа], я уберу и спрячу нефритовые регалии би и гуй» 9. Приказав астрологу зачитать молитву, обращенную к Тай-вану, Ван-цзи и Вэнь-вану, с желанием [умереть] вместо У-вана, Фа, Чжоу-гун приблизился к [жертвенникам] трех ванов и стал гадать. Все гадатели указали на благоприятный [исход], а когда раскрыли [гадательные] книги и посмотрели в них, то убедились в благоприятном [ответе]. Чжоу-гун возрадовался, открыл ящик и посмотрел в [гадательную] книгу, тоже увидев благоприятный [ответ].

Тогда Чжоу-гун вошел [во дворец] и, поздравляя У-вана, сказал ему: «Вам, ван, не грозит беда. Я, Дань, получил новое повеление трех прежних ванов, по которому Вам долго [жить], чтобы завершить исполнение своих замыслов. Это говорит о том, что [три покойных вана] думают лишь о Вас единственном 10». Затем Чжоу-гун спрятал дощечки с молитвой в металлический ларь и предостерег хранителей, чтобы они не смели говорить об этом. На следующий день У-ван почувствовал себя лучше.

Впоследствии, когда У-ван скончался, [его наследник] Чэн-ван был младенцем, и его еще держали в пеленках 11. Чжоу-гун боясь, что Поднебесная, услышав о кончине У-вана, взбунтуется, взошел на трон и вместо Чэн-вана стал временно управлять всеми делами в государстве. Гуань-шу и его многочисленные братья начали распространять в стране слухи, говоря: «Чжоу-гун намерен действовать во вред Чэн-вану». Тогда Чжоу-гун [66] сказал Тай-гуну, Вану и Чжао-гуну, Ши: «Я тогда не уклонился [от долга] и принял на себя временное управление делами, потому, что боялся бунта в Поднебесной против дома Чжоу и тогда нам не о чем было бы доложить нашим покойным ванам — Тай-вану, Ван-цзи и Вэнь-вану. Эти три вана долгое время беспокоились о Поднебесной и трудились ради нее, и только сейчас их дело завершается. У-ван умер преждевременно, а Чэн-ван мал, поэтому для того, чтобы завершить [укрепление] дома Чжоу, я и поступил таким образом». [Чжоу-гун] до конца продолжал помогать Чэн-вану, а своего сына Бо-циня вместо себя отправил в дарованное ему владение в Лу. Предостерегая Бо-циня, Чжоу-гун сказал ему: «Я — сын Вэнь-вана, младший брат У-вана и дядя Чэн-вана, я занимаю в Поднебесной не низкое положение. Однако во время каждого мытья лишь трижды берусь за волосы, а во время каждой еды я лишь трижды отрыгиваю, затем встаю, чтобы принять служилых, так как боюсь упустить кого-либо из мудрецов Поднебесной. Направляясь в Лу, будь осмотрительным, сын мой, и не относись высокомерно к людям, из-за того что владеешь княжеством».

Гуань[-шу], Цай[-шу] и У-гэн действительно подняли восстание, возглавив племена хуайских и. Тогда Чжоу-гун, получив повеление Чэн-вана, поднял войска и выступил в поход на восток, составив перед этим Да-гао — «Большое обращение» 12. Вслед за этим он казнил Гуань-шу, убил У-гэна и сослал Цай-шу. Собрав оставшееся иньское население, [Чжоу-гун] пожаловал Кан-шу земли [и иньцев] в Вэй, Вэй-цзы пожаловал земли [и иньцев] в Сун, [с тем] чтобы они приносили там жертвы [предкам] Инь 13. Через два года племена хуайских и на восточных землях были окончательно усмирены. Все чжухоу подчинились дому Чжоу как своему главе.

[В это время] Небо ниспослало благовещее знамение. Тан-шу нашел колос, выросший на двух сросшихся стеблях, в преподнес его Чэн-вану 14. Тот повелел Тан-шу передать колос Чжоу-гуну, находившемуся на восточных землях; при этом было составлено Куй хэ — «Поднесение колоса» 15. Чжоу-гун, получив благовещий колос, возрадовался этому повелению Сына Неба и составил, в свою очередь, Цзя-хэ — «Счастливый колос» 16. Коль скоро восточные земли были объединены, Чжоу-гун вернулся и доложил об этом Чэн-вану, после чего составил стих и преподнес его вану, назвав его Ди-сяо — «Сова» 17. Ван, со своей стороны, не решился поучать Чжоу-гуна 18.

На седьмом году [правления], во второй луне, в день и-вэй, Чэн-ван после приема во дворце прошел пешком из [столицы] Чжоу в Фэн, затем приказал тайбао — великому воспитателю Чжао-гуну отправиться вперед к реке Лои и [выбрать] подходящее место [для столицы] 19. В третьей луне Чжоу-гун в знак завершения [объединения] Чжоу отправился строить Лои. [67] Когда стали гадать [о возможности] поселения в этом месте, получили благоприятный ответ, после чего там и была основана столица. [Тем временем] Чэн-ван вырос и смог взяться за управление. Тогда Чжоу-гун вернул управление делами [государства] Чэн-вану, и тот стал сам вести приемы во дворце. Пока Чжоу-гун управлял вместо Чэн-вана, он стоял [во дворце] лицом к югу [перед ширмой с изображением топоров] и принимал владетельных князей. По прошествии семи лет он вернул управление Чэн-вану. [Теперь Чжоу-гун] становился лицом к северу, занимая место среди чиновников; он держался почтительно, внешне изображая даже страх. Ранее, когда Чэн-ван был еще мал и болел, Чжоу-гун сам отрезал себе ногти и забросил их в воды реки [Хуанхэ], вознося моления к духу реки. Он говорил при этом: «Ван мал и еще неразумен. Если Кто и нарушал повеления духов, так это я, Дань». Он тоже спрятал дощечку с записью моления в хранилище. Чэн-ван после этого пошел на поправку. Когда же Чэн-ван начал управлять, кто-то оклеветал Чжоу-гуна, и Чжоу-гун бежал в Чу. Чэн-ван, вскрыв хранилище и увидев записанное на дощечке моление Чжоу-гуна, заплакал и вернул Чжоу-гуна обратно 20.

Вернувшись и опасаясь, что Чэн-ван, став уже взрослым, в [деле] управления допустит беспутство и леность, Чжоу-гун составил До ши («Множеству мужей») и У и («Не будьте нерадивыми») 21. В У и говорилось: «Отцы и матери людей создают свой дом за долгое время, а их сыновья и внуки, кичась и роскошествуя, забывают об этом и губят свою семью. Разве сыновья могут быть неосмотрительными? Поэтому в прошлом иньский ван Чжун-цзун 22 строго соблюдал почтительность и боялся воли Неба; взвешивая свои действия, управлял народом; трясясь от страха, не осмеливался быть нерадивым и предаваться покою, поэтому и пользовался властью в государстве семьдесят пять лет. Когда стал править Гао-цзун 23, он долгое время трудился вне [столицы], работая вместе с простыми людьми 24; когда же его возвели на престол, он, [нося траур по отцу], затворился и три года не говорил ни слова. Когда он заговорил, все обрадовались. Не смея проявлять нерадивость и предаваться покою, он во всем установил спокойствие в государстве Инь, и все его малые и большие дела не вызывали недовольства [народа], поэтому Гао-цзун и пользовался властью в течение пятидесяти пяти лет 25. Когда дело дошло до Цзу-цзя, то он, считая, что ему становиться правителем будет несправедливо, долго жил среди простых людей на стороне; зная чаяния этих простых людей, [он] мог защитить простой народ и оказать ему помощь, не обижал вдовцов и вдов, поэтому Цзу-цзя правил государством тридцать три года 26».

В сочинении «Множеству мужей» говорилось: «Начиная с [Чэн-]тана и до Ди-и, не было [среди правителей] никого, кто [68] бы не приносил жертв и не прославлялся своими добродетелями, и все императоры отвечали [воле] Неба. Но их потомок, наследовавший престол, ван Чжоу[-синь] был хвастлив, распутен, предавался праздности, не обращал внимания на [необходимость] следовать Небу и [желаниям] народа. Поэтому весь народ был под [угрозой] гибели. [В Чжоу было много мужей] 27. Что касается Вэнь-вана, то у него [за делами] в течение дня и до самого вечера не было даже времени поесть, вот почему он пользовался властью в государстве в течение пятидесяти лет» 28.

[Чжоу-гун] написал это для того, чтобы предостеречь Чэн-вана.

Когда Чэн-ван находился в Фэн, в Поднебесной уже наступило спокойствие, но в управлении чиновниками дома Чжоу еще не было должного порядка, поэтому Чжоу-гун составил Чжоу-гуань — «Чжоуские чиновники», в котором разделил чиновников по их обязанностям. Затем он написал Ли чжэн — «Установление управления», — с тем чтобы сделать [управление] удобным для байсинов 29. Байсины радовались этому. Находясь в Фэн, Чжоу-гун заболел и, [чувствуя] приближение конца, сказал: «Обязательно похороните меня в Чэнчжоу, чтобы показать этим, что я не смею покинуть Чэн-вана». Но когда Чжоу-гун умер, Чэн-ван отступил [от выполнения его желания] и похоронил Чжоу-гуна в Би 30 рядом с Вэнь-ваном, чтобы показать этим, что он, маленький человек, не смеет считать Чжоу-гуна своим слугой. После смерти Чжоу-гуна, осенью, еще до уборки хлеба, налетел ураган с дождем и молнией; все хлеба полегли, даже большие деревья вырывало с корнем. В государстве Чжоу воцарился большой страх. Тогда Чэн-ван вместе с сановниками надел парадные одежды и раскрыл металлический ларь с надписями на дощечках и тут узнал, что Чжоу-гун сам просил [у Неба] милости умереть за У-вана. Оба гуна и [Чэн-]ван тогда спросили астролога и других чиновников, ведущих все дела, [так ли это было]. Астролог и чиновники, ведущие все дела, отвечали: «Действительно так было, но в то время по приказу Чжоу-гуна мы не смели говорить об этом». Взяв в руки дощечки с надписью, Чэн-ван заплакал и сказал: «Отныне и впредь нет необходимости прибегать больше к благоговейному гаданию. В прошлом Чжоу-гун с усердием служил дому вана, лишь я, будучи младенцем, не понимал этого. Ныне Небо проявило свое величие, чтобы прославить добродетели Чжоу-гуна, и Мы, еще малые годами, должны встретить [дух] Чжоу-гуна согласно обрядам нашего государства» 31. Затем, когда ван выступил в предместья [столицы], с Неба полил дождь, ветер подул в обратную сторону и все хлеба поднялись, Оба гуна приказали гожэнь — населению государства — поднять все поваленные ветром большие деревья и укрепить их [в земле]. Урожай в том году успешно созрел. Тогда Чэн-ван [69] своим повелением дал право правителю владения Лу приносить жертвы [духу] Вэнь-вана в окрестностях его столицы и использовать при этом ритуал и музыку Сына Неба, что [служило целям] превознесения добродетелей Чжоу-гуна 32.

Когда умер Чжоу-гун, его сын Бо-цинь, ранее получивший пожалование, уже носил титул Лу-гуна. Лу-гун Бо-цинь, выехав впервые в пожалованное ему владение Лу, только через три года доложил Чжоу-гуну о делах управления. Чжоу-гун спросил: «Почему задержался [с докладом] ?» Бо-цинь ответил: «Я изменял обычаи людей, исправлял их правила поведения, соблюдал три года траур [по У-вану] и только после этого снял траур, поэтому и запоздал». Тай-гун тоже получил пожалованные ему земли в Ци, но через пять месяцев уже доложил о делах управления Чжоу-гуну. Чжоу-гун спросил: «Почему так поспешно [докладываешь]?» [Тай-гун] ответил: «Я упростил правила поведения господ и слуг, следуя существующим у них обычаям». Позднее, услышав о том, что Бо-цинь доложил об управлении [своим владением] с опозданием, [Чжоу-гун], вздохнув, сказал: «Увы! Последующие поколения [правителей] Лу будут, пожалуй, стоя лицом к северу, служить правителям владения Ци! Ведь если управление не отличается простотой и не облегчено, то народ не сближается [с правителем]; если же [управление] простое и удобное, то оно близко народу и тогда народ непременно подчиняется правителю» 33.

После того как Бо-цинь встал у власти, Гуань[-шу] и Цай[-шу] подняли мятеж; хуайские и и сюйские жуны тоже поднялись и восстали вместе с ними. Тогда Бо-цинь возглавил войска в Си для похода против восставших, написав там «Клятву в Си» 34, в которой говорилось: «Расположите в порядке ваши латы и шлемы, не смейте [представить их] не добротными. Не смейте портить загоны для скота. Если убежит лошадь или бык, если скроется слуга или прислужница, не смейте нарушать [порядок в рядах] и гнаться за ними, [а кто поймает], должен почтительно вернуть их. Не смейте разбойничать и грабить, перелезать через стены и ограды. А вы, лусцы, в пределах трех предместий столицы и в трех районах, [лежащих за этими предместьями] 35, соберите вашу солому [для скота], высушенную рисовую кашу [для воинов], колья и доски [для сооружений] и не посмейте не доставить [все это армии]! В день цзя-сюй мы соорудим [все необходимое] и выступим, чтобы покарать сюйских жунов. [Пусть никто] не посмеет не явиться, ибо его будет ждать большое наказание!» 36.

Принеся эту клятву в Си, [Боцинь] усмирил сюйских жунов и утвердил порядок в Лу.

После смерти луского гуна Бо-циня у власти встал его сын Цю, получивший посмертный титул Као-гуна. На четвертом году [правления] Као-гун умер, и у власти встал его младший брат [70] Си, посмертно его титуловали Ян-гуном. Ян-гун построил ворота Маоцюэмэнь. На шестом году [своего правления] он умер 37, и у власти встал его сын Цзай, получивший посмертный титул Ю-гуна. На четырнадцатом году правления его младший брат Фэй убил Ю-гуна и сам стал править; это был Вэй-гун 38. На пятидесятом году [своего правления] Вэй-гун умер, и у власти встал его сын Чжо, получивший посмертный титул Ли-гуна. На тридцать седьмом году [правления] Ли-гун умер, и лисцы поставили править его младшего брата Цзюя; это был Сянь-гун. На тридцать втором году [своего правления] Сянь-гун умер 39, и у власти встал его сын Пи, получивший посмертный титул Чжэнь-гуна. На четырнадцатом году [правления] Чжэнь-гуна (841 г.) чжоуский правитель Ли-ван утратил истинный путь [управления] и бежал в Чжи, наступила эра правления Гун-хэ («Общего согласия») 40. На двадцать девятом году [правления Чжэнь-гуна] на чжоуский престол взошел Сюань-ван. На тридцатом году [своего правления] (826 г.) Чжэнь-гун умер, у власти встал его младший брат Ао; это был У-гун.

Весной, на девятом году правления (817 г.), У-гун вместе со старшим сыном Ко и младшим сыном Си выехал на запад, чтобы представиться чжоускому Сюань-вану. Сюань-вану понравился Си, и он захотел сделать Си наследником в Лу. Фаньский Чжун Шань-фу, [бывший советником] в Чжоу, обратись с увещеванием к Сюань-вану, сказал: «Отстранение старшего и возведение младшего нарушает порядок, а нарушение порядка [наследования] обязательно вызовет ослушание приказам вана; ослушание же Вашим повелениям непременно приведет к убийству наследника; поэтому, отдавая приказ, нельзя не соблюдать [установленный порядок]. Невыполнение приказа будет означать неустойчивость власти, а осуществление нарушающих порядок [приказов] приведет к тому, что народ покинет своих высших. Ведь низшие служат высшим, младшие служат старшим, и этим устанавливается благонамеренность. Ныне Вы, Сын Неба, ставите [повсюду] владетельных князей, если Вы поставите [наследником] младшего в роде, тем самым Вы будете учить народ [всякого рода] нарушениям. Если же [правитель] Лу выполнит Ваш приказ, чжухоу станут подражать ему, и тогда [для осуществления] повелений вана появятся препятствия. Если не выполнит [приказа] и казнит наследника, это будет означать, что Вы сами уничтожаете приказы вана. Следовательно, убьют его или не убьют, все равно это Ваш промах. Подумайте, ван, над этим». Сюань-ван не послушался и в конце концов сделал Си наследником гуна в Лу. Летом, вернувшись в свое владение, У-гун умер. У власти встал Си; это был И-гун.

На девятом году правления И-гуна (807 г.) Бо-юй, сын старшего брата И-гуна по имени Ко, вместе с лусцами напал на [71] И-гуна и убил его, после чего Бо-юя поставили правителем в Лу. На одиннадцатом году нахождения у власти Бо-юя (796 г.) чжоуский Сюань-ван напал на княжество Лу и убил его правителя Бо-юя; затем [он] спросил [у лусцев], кто же из княжичей сможет вести [за собой] владетельных князей и наставлять их, чтобы сделать того преемником правителей Лу. Фаньский Му-чжун 41 сказал: «Младший брат луского И-гуна по имени Чэн с благоговением относится к мудрым духам, почтительно служит глубоким старцам. Жалуя обязанности и осуществляя наказания, он непременно обращается к поучениям, оставленным [мудрыми предками], и ищет совета в их прошлых свершениях; он не уходит от ответа на заданный вопрос и не возражает тому, что слышит». Сюань-ван ответил: «Если так, то он сможет наставлять свой народ и управлять им», после чего возвел Чэна в ранг [правителя Лу] в храме Игун 42; тот стал Сяо-гуном. С этого времени владетельные князья часто стали нарушать повеления вана. На двадцать пятом году [правления] Сяо-гуна (771 г.) чжухоу взбунтовались против дома Чжоу, племена цюаньжунов убили чжоуского Ю-вана. [Правитель] Цинь впервые вошел в число чжухоу. На двадцать седьмом году [правления] (769 г.) Сяо-гун умер 43, у власти встал его сын Фу-хуан; это был Хуэй-гун. На тридцатом году [правления] Хуэй-гуна (739 г.) цзиньцы убили своего правителя Чжао-хоу. На сорок пятом году [правления Хуэй-гуна] (724 г.) цзиньцы снова убили своего правителя — Сяо-хоу. На сорок шестом году [правления] (723 г.) Хуэй-гун умер, его старший сын от наложницы Си стал вести дела и управлять княжеством как его глава; он получил [посмертный] титул Инь-гуна. В свое время, ранее, у законной, первой жены Хуэй-гуна не было детей, а у одной из самых простых наложниц по имени Шэн-цзы родился сын Си 44. Когда Си вырос, его решили женить на дочери [правителя] княжества Сун. Но когда невеста из Сун прибыла в Лу, оказалось, что она красавица; Хуэй-гун тогда отобрал ее [у Си] и сам женился на ней. Она родила ему сына Юня. [Хуэй-гун] возвысил дочь сунского [правителя] в ранг жены, а Юня объявил своим наследником. После смерти Хуэй-гуна, из-за того что Юнь был малолетним, лусцы приказали Си временно управлять делами; поэтому и не говорится, что он занял княжеский престол 45.

На пятом году [своего правления] Инь-гун наблюдал за рыбной ловлей в Тан; на восьмом году [своего правления] он обменял у княжества Чжэн поселение Бэн, [что] у гор Тайшань, где Сын Неба [приносил жертвы], на поля в Сюн, за что благородные мужи и порицали его 46. На одиннадцатом году [правления Инь-гуна] (712 г.), зимой, княжич Хуэй, заискивая перед Инь-гуном, сказал: «Байсины [считают Вас] подходящим правителем, Вам следует воспользоваться этим и взойти на престол. [72] Я прошу разрешения в Ваших [интересах] убить сына [Хуэй-гуна] — Юня, а Вы, правитель, сделаете меня своим советником». Инь-гун ответил: «Есть повеление покойного правителя. Из-за малолетства Юня я временно заменил его в управлении. Сейчас Юнь вырос, я хочу построить дом в местности Туцю и провести там старость, а управление вручить княжичу Иню». Хуэй, испугавшись, что княжич Юнь узнает [про этот разговор] и казнит его, стал теперь оговаривать Инь-гуна перед княжичем Юнем, сказав: «Инь-гун хочет вступить на престол и изгнать Вас, прошу, подумайте об этом! Прошу разрешить мне ради Вас убить Инь-гуна». Княжич Юнь дал согласие. В одиннадцатой луне Инь-гун, чтобы совершить жертвоприношение в честь Чжун-у 47, очищал себя в саду Шэпу, для чего остановился в доме рода Вэй. Хуэй послал человека убить Инь-гуна в доме рода Вэй, после чего правителем поставил княжича Юня; это был Хуань-гун.

В начальном году [правления] Хуань-гуна (711 г.) [правитель] Чжэн прислал яшму [дополнительно] за полученные в обмен поля в Сюй, [которые предназначались для служб] Сына Неба. На втором году (710 г.) [Хуань-гун] поставил в главном храме предков треножник, полученный им в дар от владения Сун, за что благородные мужи порицали его 48. На третьем году [своего правления] (709 г.) Хуань-гун послал княжича Хуэя в Ци встретить невесту и сделал ее своей супругой. На шестом году [правления Хуань-гуна] (706 г.) супруга родила сына, и, поскольку сын родился в один день с Хуань-гуном, его назвали Тун — «Одинаковый». Когда Тун вырос, его объявили наследником. На шестнадцатом году [правления] (696 г.) [Хуань-гун встретился с князьями в Цао; они напали на княжество Чжэн и ввели Ли-гуна [в столицу княжества] 49. На восемнадцатом году [правления] (694 г.), весной, гун решил попутешествовать и отправился с супругой в княжество Ци. Шэнь Сюй уговаривал его отказаться [от поездки], но гун не послушался и приехал в Ци. Там циский Сян-гун завел тайную связь с женой Хуань-гуна. Гун разгневался на жену, и она сказала об этом цискому князю. Летом в четвертой луне, в день бин-цзы, циский Сян-гун устроил пир в честь [Хуань-]гуна. Когда гун опьянел, [Сян-гун] велел княжичу Пэн-шену перенести луского Хуань-гуна в колесницу, приказав при этом Пэн-шэну сломать ему ребра. Гун умер прямо в колеснице.

Лусцы обратились к [правителю] княжества Ци с жалобой: «Правитель нашего малого владения, боясь величия Вашего правителя, не посмел спокойно пребывать [в своем княжестве] и выехал к Вам, чтобы улучшить наши добрые отношения [на основе] правил этикета. [Хотя гун] выполнил эти правила этикета, но сам не вернулся обратно. Мы не возлагаем вины на кого-либо еще, но просим выдать нам Пэн-шэна, чтобы смыть свой [73] позор перед владетельными князьями». Тогда цисцы убили Пэн-шэна, чтобы [лусцы] были удовлетворены 50.

В Лу поставили у власти наследника Туна; это был Чжуан-гун. Мать Чжуан-гуна, жена [покойного Хуань-гуна], в связи [с этими событиями] осталась в Ци, не посмев вернуться в Лу. На пятом году [правления] Чжуан-гуна (689 г.), зимой, [гун] напал на княжество Вэй и возвратил [в их столицу] вэйского Хуэй-гуна. На восьмом году [правления] Чжуан-гуна (686 г.) в Лу, спасаясь от беды, прибежал циский княжич Цзю. На девятом году (685 г.) правитель Лу решил утвердить у власти в Ци княжича Цзю, но запоздал в своих действиях [по сравнению с циским] Хуань-гуном. Хуань-гун первым двинул войска и напал на Лу. Оказавшись в опасности, лусцы убили княжича Цзю, [а его наставник] Чжао Ху умер. Тогда цисцы потребовали от Лу выдать им Гуань Чжуна живым. Ши-бо из Лу сказал [гуну]: «Цисцы хотят заполучить Гуань Чжуна не для того, чтобы убить его, а чтобы использовать его [на службе]. Использование [же] его [в Ци] будет бедствием для Лу. Не лучше ли убить его и труп передать им?». Чжуан-гун не послушался, схватил Гуань Чжуна и передал правителю Ци. Цисцы сделали Гуань Чжуна первым советником 51. На тринадцатом году [правления] (681 г.) луский Чжуан-гун вместе с Цао Мэем встретился с циским Хуань-гуном в Кэ 52, где Цао Мэй, угрожая цискому Хуань-гуну, потребовал [возвращения] захваченных земель Лу и освободил Хуань-гуна только после заключения договора [об этом]. Хуань-гун хотел нарушить договор, но из-за увещеваний Гуань Чжуна в конце концов возвратил княжеству Лу захваченные у него земли. На пятнадцатом году [правления Чжуан-гуна] (679 г.) циский Хуань-гун впервые стал гегемоном среди князей. На двадцать третьем году [правления] (671 г.) Чжуан-гун отправился в Ци, чтобы присутствовать при принесении жертв на алтарь Земли 53.

Тридцать второй год [правления Чжуан-гуна] (662 г.). В прошлом, во время постройки террасы, Чжуан-гун посетил дом рода Дан, где увидел [дочь сановника] Мэн-нюй. Она ему понравилась, он полюбил ее и пообещал сделать своей женой, а в знак [прочности этого] союза сделал себе надрез на плече 54. У Мэн-нюй родился сын Бань. Когда Бань вырос, ему полюбилась девушка из рода Лян, и он отправился посмотреть на нее. В это время конюх Ло из-за ограды балагурил с дочерью из рода Лян. Бань разгневался и отхлестал Ло плетью. Чжуан-гун, узнав об этом, сказал: «Ло обладает [большой] силой, надо его убить; нельзя, отхлестав плетью, оставлять его на месте». Но Баню не представился случай убить его.

Случилось так, что Чжуан-гун заболел. У Чжуан-гуна было трое младших братьев: старшего звали Цин-фу, второго — Шу-я и третьего — Цзи-ю. Чжуан-гун был женат на дочери [74] [правителя княжества] Ци, которую звали Ай-цзян. Но у Ай-цзян не было сыновей. Зато у младшей сестры Ай-цзян, которую звали Шу-цзян, родился сын Кай. Таким образом, у Чжуан-гуна не было законного наследника, поэтому, полюбив Мэн-нюй, он решил поставить [наследником] ее сына Баня. Заболев, Чжуан-гун спросил у младшего брата Шу-я, кому быть наследником. Шу-я сказал: «Один следует за другим — таков обычный порядок в Лу 55. Сейчас Цин-фу жив и может стать Вашим преемником. О чем Вы, правитель, тревожитесь?», Чжуан-гун, обеспокоенный стремлением Шу-я поставить у власти Цин-фу, вышел и обратился [с таким же вопросом] к Цзи-ю. Цзи-ю ответил: «Прошу, хотя бы это и стоило мне жизни, поставить у власти Баня». Чжуан-гун сказал ему: «Недавно Шу-я говорил, что хотел бы поставить у власти Цин-фу. Как же быть?». Цзи-ю, ссылаясь на приказ Чжуан-гуна, приказал Шу-я дожидаться в доме Чжэнь-у, а Чжэнь-у велел силой напоить Шу-я отравленным вином, сказав ему при этом: «Если выпьете это, то у Вас останутся наследники, которые будут приносить Вам жертвы, в противном случае Вы умрете и у Вас не останется наследников». Шу-я выпил отравленное вино и умер, после чего луский [гун] объявил его сына главой рода Шусунь 56.

В восьмой луне, в день гуй-хай, Чжуан-гун умер; Цзи-ю в конце концов все же согласно воле Чжуан-гуна поставил у власти и сделал правителем княжича Баня. Соблюдая траур, Бань поселился в доме рода [его матери] — Дан.

Прежде Цин-фу вступил в любовную связь с Ай-цзян и хотел поэтому поставить у власти Кая — сына младшей сестры Ай-цзян. Но когда Чжуан-гун умер, Цзи-ю поставил править Баня. В десятой луне, в день цзи-вэй, Цин-фу послал конюха Ло убить луского княжича Баня в доме рода Дан. Цзи-ю бежал во владение Чэнь. Цин-фу в конце концов поставил у власти Кая; это был Минь-гун.

На втором году [правления] Минь-гуна (660 г.) тайная связь Цин-фу с Ай-цзян еще более окрепла. Ай-цзян совместно с Цин-фу замыслила убить Минь-гуна, чтобы поставить у власти Цин-фу. Цин-фу послал Бу И, который неожиданно напал и убил Минь-гуна у дворцовых ворот Увэй. Услышав об этом, Цзи-ю из Чэнь вместе с младшим братом Минь-гуна Шэнем отправился в Чжу, откуда обратился к лусцам с просьбой вернуть их в княжество. Лусцы хотели казнить Цин-фу. Цин-фу испугался и бежал от опасности во владение Цзюй 57.

После этого Цзю-ю, оказывая знаки почтения княжичу Шэню, въехал с ним в столицу и поставил его у власти; это был Ли-гун. Ли-гун был младшим сыном Чжуан-гуна. Напуганная [этими событиями] Ай-цзян, спасаясь от беды, бежала в Чжу. Цзи-ю отправился во владение Цзюй с подарками, добиваясь выдачи Цин-фу. Когда Цин-фу вернулся [в Лу], Цзи-ю послал [75] человека убить Цин-фу. Цин-фу [послал сановника Си Сы] просить разрешить ему бежать, но посланца не послушали; тогда посланный [Цин-фу] сановник Си Сы уходя, заплакал. Цин-фу услышал голос Си Сы и покончил с собой

Циский Хуань-гун, узнав, что Ай-цзян и Цин-фу устроили смуту, которая угрожает [самому существованию княжества] Лу, велел призвать Ай-цзян из Чжу и убить ее. Ее труп вернули в Лу, чтобы он был выставлен в знак позора. Однако луский Ли-гун попросил [у циского гуна] разрешения [не делать этого] и захоронил ее. Мать Цзи-ю была дочерью [правителя] владения Чэнь, поэтому [Цзи-ю] и укрылся в Чэнь, и в силу этого же [правитель] Чэнь помогал возвращению Цзи-ю и княжича Шэня [в Лу]. Перед рождением Цзи-ю его отец — луский Хуань-гун — велел погадать о ребенке. Он получил такой ответ: «Родится мальчик, его имя будет Ю, он займет место между двумя жертвенниками духу Земли 58 и станет опорой дома гуна. Когда Цзи-ю исчезнет, дом Лу не будет процветать». Когда ребенок появился на свет, то на его ладони имелся знак ю, поэтому его так и назвали. Прозвище его было Чэн-цзи. Его потомки образовали род Цзи, а потомки Цин-фу образовали род Мэн.

В начальном году [правления] (659 г.) Ли-гун пожаловал Цзи-ю владение в Би на северном берегу реки Вэньшуй 59. Цзи-ю стал первым советником. На девятом году [правления Ли-гуна] (651 г.) Ли Кэ из княжества Цзинь убил своего правителя, Си-ци, и княжича Чжо-цзы. Циский Хуань-гун, имея под своим началом луского Ли-гуна, выступил на усмирение смуты в Цзинь, дошел до Гаоляна и вернулся 60, утвердив у власти в Цзинь Хуэй-гуна. На семнадцатом году [правления Ли-гуна] (643 г.) умер циский Хуань-гун. На двадцать четвертом году [правления Ли-гуна] (636 г ) цзиньский Вэнь-гун встал у власти. На тридцать третьем году [своего правления] (627 г.) Ли-гун умер, у власти встал его сын Син; это был Вэнь-гун. В начальном году [правления] Вэнь-гуна (626 г.) наследник княжества Чу — Шан-чэнь — убил своего отца Чэн-вана и занял его место. На третьем году [своего правления] (624 г.) Вэнь-гун отправился на поклон к цзиньскому Сян-гуну. На одиннадцатом году [правления] (616 г.), в десятой луне, в день цзя-у, луский [гун] нанес поражение племенам ди в Сянь 61, захватив в плен Цяо-жу, вождя племени чан-ди («рослых ди») 62. Фу-фу Чжун-шэн ударом копья в горло убил Цяо-жу, а его голову закопал у ворот Цзыцзюймэнь; в ознаменование этой заслуги [назвал сына] Сюань-бо 63.

В прошлом, во времена сунского У-гуна (765-748), царство Соумань напало на княжество Сун 64; сыту Хуан-фу возглавил войска, чтобы дать отпор нападавшим; он разбил дисцев у Чанцю 65 и захватил в плен Люйсы — [вождя] племени чан-ди. [76] Когда княжество Цзинь уничтожило владение Лу, оно захватило в плен младшего брата Цяо-жу по имени Фэнь-жу 66. На втором году [правления] циского Хуэй-гуна (607 г.) царство Соумань напало на Ци; циский княжич Чэн-фу захватил в плен Жун-жу, другого младшего брата Цяо-жу, и тоже закопал его голову у северных ворот [столицы]. Вэйцы, в свою очередь, захватили в плен Цзянь-жу, самого младшего брата Цяо-жу. С этого времени царство Соумань перестало существовать.

На пятнадцатом году [правления Вэнь-гуна] (612 г.) Цзи Вэнь-цзы в качестве посла ездил в княжество Цзинь 67. На восемнадцатом году [правления] (609 г.), во второй луне, Вэнь-гун умер. У него было две жены: старшая супруга, дочь [правителя] княжества Ци по имени Ай-цзян, которая родила двоих сыновей — Э и Ши; вторая, любимая князем супруга Цзин-ин родила сына Туя. Туй тайно снесся с Сян-чжуном. Сян-чжун намеревался поставить его у власти, но Шу-чжун сказал, что это невозможно. Тогда Сян-чжун обратился за помощью к цискому Хуэй-гуну; Хуэй-гун, только что вставший у власти, хотел сблизиться с княжеством Лу, поэтому согласился на просьбу [Сян-Чжуна]. Зимой, в десятой луне, Сян-чжун убил княжичей Э и Ши и поставил у власти Туя; это был Сюань-гун. Ай-цзян [решила] вернуться в Ци и, с плачем проходя по рыночной площади, воскликнула: «О Небо! Сян-чжун творит беззакония, он убил законного наследника и поставил у власти сына от наложницы!» Все находившиеся на городской площади заплакали, и лусцы стали называть ее с тех пор «Скорбящая Цзян». С этого времени дом гуна в княжестве Лу стал приходить в упадок, а трое [потомков] Хуань-гуна вошли в силу 68.

На двенадцатом году [правления] Сюань-гуна, Туя (597 г.), чуский Чжуан-ван усилился [и] окружил [столицу] княжества Чжэн. Чжэнский бо сдался, но ему было возвращено управление княжеством. На восемнадцатом году [своего правления] (591 г.) Сюань-гун умер, и у власти поставили его сына по имени Хэй-гун; это был Чэн-гун. Цзи Вэнь-цзы [ранее] говорил: «Сян-чжун — вот кто привел к тому, что у нас был убит законный наследник и поставлен у власти сын наложницы и мы лишились большой помощи [соседних владений]». Когда Сян-чжун поставил править Сюань-гуна, [Туя], благосклонностью последнего стал пользоваться сановник Гунсунь Гуй-фу 69. Сюань-гун хотел изгнать три рода [потомков] Хуань-гуна, для чего замыслил вместе с княжеством Цзинь напасть на них. Случилось так, что Сюань-гун умер; Цзи Вэнь-цзы выражал недовольство действиями [Гуй-фу], и тогда Гуй-фу бежал в Ци. На втором году [правления] Чэн-гуна (589 г.), весной, [войска] княжества Ци напали и захватили наш Лун. Летом луский гун совместно с цзиньским Си Кэ нанес поражение цискому Цин-гуну в Ань, после чего княжество Ци вернуло захваченные у нас земли 70. [77]

На четвертом году [своего правления] (587 г.) Чэн-гун отправился в княжество Цзинь, но цзиньский Цзин-гун не оказал должного уважения лу[скому князю]. Поэтому [правитель] Лу решил изменить Цзинь и объединиться с Чу, [но под влиянием] чьих-то увещеваний не сделал этого 71. На десятом году [правления] (581 г.) Чэн-гун [вновь] отправился в княжество Цзинь. Цзиньский Цзин-гун в это время умер, и Чэн-гун задержался там для участия в похоронах князя, но в Лу утаивают этот факт 72. На пятнадцатом году [своего правления] (576 г.) [Чэн-гун] впервые встретился с уским ваном Шоу-мэном в Чжунли 73. На шестнадцатом году [правления Чэн-гуна] (575 г.) Сюань-бо 74 доложил [правителю] княжества Цзинь о своем намерении убить Цзи Вэнь-цзы, но, так как Вэнь-цзы был известен своей справедливостью, цзиньцы не позволили ему [совершить этот акт]. На восемнадцатом году [своего правления] (573 г.) Чэн-гун умер, у власти встал его сын У; это был Сян-гун. В это время Сян-гуну было всего три года. В начальном году [правления] Сян-гуна (572 г.) в Цзинь поставили у власти Дао-гуна, так как в предыдущем году, зимой, цзиньский [сановник] Луань Шу убил своего правителя Ли-гуна. На четвертом году [правления] (569 г.) Сян-гун явился на аудиенцию к [правителю] Цзинь. На пятом году [правления Сян-гуна] (568 г.) умер Цзи Вэнь-цзы. В его доме, хотя он и служил советником у трех правителей, не было наложниц, одетых в шелка, в конюшнях не было лошадей, кормившихся зерном, в кладовых не было золота и яшмы 75. Благородные мужи говорили: «Цзи Вэнь-цзы отличался бескорыстием и верностью». На девятом году [правления Сян-гуна] (564 г.) [Лу] вместе с Цзинь напало на княжество Чжэн. Цзиньский Дао-гун в землях Вэй увенчал Сян-гуна шапкой совершеннолетнего; Цзи У-цзы сопровождал гуна и помогал в проведении церемонии 76. На одиннадцатом году [правления Сян-гуна] (562 г.) три рода [потомков] Хуань-гуна отделились, создав три армии. На двенадцатом году [правления] (561 г.) [Сян-гун] отправился на аудиенцию к [гуну] княжества Цзинь.

На шестнадцатом году [правления Сян-гуна] (557 г.) в Цзинь у власти встал Пин-гун. На двадцать первом году [правления] (552 г.) Сян-гун отправился представиться цзиньскому Пин-гуну. На двадцать втором году [правления Сян-гуна] 551 г.) родился Кун Цю [Конфуций]. На двадцать пятом году [правления Сян-гуна] (548 г.) Цуй Чжу из Ци убил своего правителя Чжуан-гуна и поставил править его младшего брата Цзин-гуна. На двадцать девятом году [правления Сян-гуна] (544 г.) в Лу из княжества У прибыл яньлинский Цзи-цзы, чтобы расспросить о чжоуской музыке. Он полностью уразумел ее смысл, чем вызвал уважение к себе жителей Лу. На тридцать первом году [своего правления] (542 г.), в шестой луне, [78] Сян-гун умер. В девятой луне умер и наследник. Лусцы поставили у власти и сделали правителем сына [жены гуна Ци-гуй] по имени Чоу 77; это был Чжао-гун. Чжао-гуну было девятнадцать лет, но в нем было [много] ребяческого, поэтому [сановник] Му-шу не хотел, чтобы он встал у власти; [он] сказал: «Если умирает наследник, то можно ставить у власти кого-либо из единоутробных младших братьев, не [обязательно] при этом ставить старшего из них. При равном возрасте [претендентов] выбирается более мудрый, а если они равно справедливы, выбор решается гаданием. Ныне Чоу не является наследником от главной жены; к тому же во время траура [по гуну] не предается скорби, а ходит с радостным выражением лица. Если он в действительности встанет у власти, то непременно принесет горе роду Цзи». Цзи У-цзы его не послушался и все-таки поставил Чоу править. Но до похорон [гуна] он успел трижды сменить траурные одежды 78. Благородные мужи сказали: «Этот человек добром не кончит».

На третьем году [правления] Чжао-гуна (539 г.) гун отправился представиться [правителю] княжества Цзинь и доехал до Хуанхэ, но Цзиньский Пин-гун отказался принять его и вернул обратно. Лусцы сочли это за позор для себя. На четвертом году [правления Чжао-гуна] (538 г.) чуский Лин-ван собрал владетельных князей в Шэнь 79; Чжао-гун, сказавшись больным, туда не поехал. На седьмом году [правления Чжао-гуна] (535 г.) умер Цзи У-цзы. На восьмом году (534 г.) чуский Лин-ван прибыл на террасу Чжанхуатай и призвал туда Чжао-гуна. Чжао-гун прибыл с поздравлениями ему, за что [Лин-ван] одарил Чжао-гуна ценными изделиями, но вскоре раскаялся в этом и обманом вновь забрал их себе. На двенадцатом году [правления Чжао-гуна] (530 г.) гун отправился представиться [правителю] Цзинь и доехал до Хуанхэ, но цзиньский Пин-гун; [опять] отказался его принять и вернул обратно. На тринадцатом году [правления Чжао-гуна] (529 г.) княжич Ци-цзи в Чу убил своего правителя Лин-вана и занял его место. На пятнадцатом году [правления] (527 г.) [Чжао-гун] отправился представиться [правителю] Цзинь; цзиньцы задержали его для участия в похоронах цзиньского Чжао-гуна; в княжестве Лу посчитали это позором для себя. На двадцатом году [правления Чжао-гуна] (522 г.) циский Цзин-гун вместе с Янь-цзы охотились на границах [с Лу], после чего гун заехал в княжество Лу, чтобы порасспросить о ритуале — ли. На двадцать первом году [своего правления] (521 г.) [Чжао-гун] отправился представиться [правителю] Цзинь и достиг Хуанхэ, но в Цзинь [вновь] отказались принять его и вернули обратно. На двадцать пятом году [правления Чжао-гуна] (517 г.), весной, дрозды-пересмешники прилетели и свили гнезда. Ши Цзи сказал: «Во времена луских Вэнь-гуна и Чэн-гуна у детей была такая припевка: [79] коли дрозд-пересмешник прилетает и вьет гнездо [в лесу], быть князю в Ганьхоу; коли дрозд-пересмешник прилетает и поселяется во дворце, быть князю в чужих землях» 80.

Люди из рода Цзи и рода Хоу устроили бой петухов; люди из рода Цзи подсыпали в перья петухов горчицу, а люди из рода Хоу [насадили петухам] металлические шпоры. Цзи Пин-цзы разгневался и вторгся в земли рода Хоу, это вызвало гнев Чжао-бо из рода Хоу против [Цзи] Пин-цзы. Хуэй, младший брат Цан Чжао-бо, сочинил клевету на род Цзан и укрыл у себя людей из рода Цзи, но Чжао-бо из рода Цзан арестовал людей из рода Цзи. Разгневанный Цзи Пин-цзы арестовал тогда старших [служителей] рода Цзан. После этого роды Цзан и Хоу доложили о своих бедах Чжао-гуну. В девятой луне, в день у-сюй, Чжао-гун напал на род Цзи и ворвался в их дом. Пин-цзы, поднявшись на террасу, попросил гуна: «Вы, правитель, основываясь на клевете и не разобравшись в моей вине, хотите казнить меня, прошу переселить меня на берега реки Ишуй»; [Чжао-гун] не согласился. [Цзи Пин-цзы] попросил заточить его в Би, но не получил согласия; он просил [разрешения] бежать из Лу на пяти колесницах, но [опять] не получил согласия. Цзы-цзя Цзюй сказал: «Согласитесь на его просьбу, правитель. Правление уже давно находится в руках рода Цзи, у них много сторонников, которые смогут в будущем сообща замыслить [против Вас]», но гун не согласился.

В то же время люди из рода Хоу требовали: «Непременно убейте его». Один из служителей рода Шусунь по имени Ли, обратившись к остальным сородичам, сказал: «Что выгоднее — гибель рода Цзи или его существование?» Все ответили: «Гибель рода Цзи означает и гибель рода Шусунь». — «Если так, — воскликнул Ли, — спасем род Цзи!» — и вслед за этим нанес поражение воинам [Чжао-]гуна. Мэн И-цзы, услышав о победе рода Шусунь, в свою очередь, убил хоуского Чжао-бо.

Хоуский Чжао-бо явился как посол гуна, поэтому род Мэн и захватил его.

Затем три дома 81 совместно напали на Чжао-гуна, и гуну пришлось спасаться бегством. В день цзи-хай [Чжао-] гун прибыл в княжество Ци. Циский Цзин-гун сказал ему: «Прошу дозволения поднести Вам тысячу шэ, чтобы сохранить [Ваше положение] правителя» 82. Цзы-цзя сказал гуну: «Разве можно бросить наследие, [оставленное Вам] Чжоу-гуном, и превратиться в слугу правителя княжества Ци?» Тогда [Чжао-гун] отказался от дара. Цзы-цзя еще сказал ему: «Циский Цзин-гун не заслуживает доверия, не лучше ли скорее выехать в княжество Цзинь?», но [Чжао-гун] не последовал его совету. [Прибывший в Ци] Шусунь встретился с гуном, а возвратившись [в Лу], увиделся с Пин-цзы из рода Цзи, который бил челом, [прося прощения]. Следует сказать, что ранее [у трех домов] было [80] намерение вернуть Чжао-гуна, но потом Мэнсунь и Цзисунь пожалели об этом и приостановили [возвращение гуна].

На двадцать шестом году [правления Чжао-гуна] (516 г.), весной, княжество Ци напало на Лу, захватило город Юнь 83 и поселило в нем Чжао-гуна. Летом циский Цзин-гун, стремившийся вернуть гуна в столицу, приказал не принимать подарков от Лу. [Тогда луские сановники] Шэнь Фэн и Жу Цзя пообещали циским чиновникам Гао Хэ и Цзы Цзяну дать пять тысяч юй зерна 84. Цзы Цзян сказал цискому князю: «Чиновники не могут более служить правителю княжества Лу, так как происходят необычные явления. Так, когда правитель княжества Сун, Юань-гун, ради дел княжества Лу отправился в Цзинь, чтобы попросить вернуть [Чжао-гуна] в его столицу, он умер по дороге. Шусунь Чжао-цзы тоже добивался возвращения своего правителя к власти и умер, ничем не болея. Не знаю, либо Небо отвернулось от Лу, либо луский правитель провинился перед духами людей и небесными духами? Прошу Вас, правитель, пока подождать». Циский Цзин-гун последовал его совету.

На двадцать восьмом году [своего правления] (514 г.) Чжао-гун прибыл в Цзинь, добиваясь свого возвращения. Цзи Пин-цзы тайно снесся с шестью цзиньскими сановниками, и те, приняв от рода Цзи подарки, стали убеждать правителя Цзинь [не помогать Чжао-гуну]. Цзиньский князь отказался [помогать] и поселил Чжао-гуна в Ганьхоу. На двадцать девятом году [своего правления] (513 г.) Чжао-гун прибыл в Юнь. Циский правитель Цзин-гун отправил гонца вручить Чжао-гуну послание, в котором называл себя «повелителем», Чжао-гуну стало стыдно [от унижения], и он в гневе выехал обратно в Ганьхоу. На тридцать первом году [правления Чжао-гуна] (511 г.) [правитель] княжества Цзинь, решив вернуть Чжао-гуна к власти, призвал к себе Цзи Пин-цзы. Пин-цзы явился в холщовой одежде, босиком и через шестерых сановников попросил прощения за свои прегрешения. Шесть сановников, выступая за него, сказали: «Княжество Цзинь хочет вернуть к власти Чжао-гуна, но народ не подчинится ему», после чего цзиньцы отказались [от этого намерения]. На тридцать втором году [своего правления] (510 г.) Чжао-гун умер в Ганьхоу 85. Лусцы совместно поставили у власти младшего брата Чжао-гуна — Суна; это был Дин-гун. После вступления на княжеский престол Дин-гуна Чжао Цзянь-цзы спросил летописца Мо: «Не погибнет ли род Цзи?» Летописец Мо ответил: «Не погибнет. Цзи-ю, имея большие заслуги перед Лу, получил во владение город Би и стал высшим сановником, а [его потомки] вплоть до Вэнь-цзы и У-цзы из поколения в поколение приумножали оставленное им наследие. После смерти луского Вэнь-гуна Дунмэнь Суй 86 убил сына от первой жены и поставил на престоле сына от наложницы, в результате луские правители лишились права [81] управления княжеством. Власть оказалась в руках рода Цзи, и так продолжалось при последних четырех правителях 87. Народ не знает теперь своего правителя, как же он, [Дин-гун], сможет вернуть себе власть над княжеством! Поэтому князь должен быть внимательным к своим регалиям [власти] и титулу; он не должен передавать их в пользование другим».

На пятом году [правления] Дин-гуна (505 г.) умер Цзи Пин-цзы. Ян Ху из-за личной неприязни захватил Цзи Хуань-цзы, но затем, заключив с ним соглашение, отпустил его 88. На седьмом году [правления Дин-гуна] (503 г.) войска Ци напали на нас и захватили [город] Юнь, сделав его селением луского Ян Ху, чтобы он участвовал в управлении [Лу]. На восьмом году [правления Дин-гуна] (502 г.) Ян Ху намеревался убить сыновей от первых жен трех потомков Хуань-гуна и поставить на их место сыновей наложниц, к которым он благоволил. Он посадил Цзи Хуань-цзы на колесницу, намереваясь убить его, но Хуань-цзы с помощью обмана сумел избежать [гибели]. После этого три потомка Хуань-гуна совместно напали на Ян Ху, который [был вынужден] поселиться в Янгуане 89. На девятом году [правления Дин-гуна] (501 г.) [правитель] Лу напал на Ян Ху, и Ян Ху, спасаясь, бежал в княжество Ци, откуда вскоре бежал к роду Чжао в княжестве Цзинь. На десятом году [своего правления] (500 г.) Дин-гун встретился с циским Цзин-гуном в Цзягу 90, причем Конфуций помогал в проведении этой встречи. [Правитель] Ци хотел неожиданно напасть на правителя княжества Лу, но Конфуций, соблюдая ритуал, поднялся по ступенькам [трона] и стал порицать циского князя за разнузданную музыку. Напуганный этим, правитель Ци отказался [от своего намерения], вернул Лу захваченные у него земли и принес извинения за свои ошибки. На двенадцатом году [своего правления] (498 г.) [Дин-гун] послал Чжун Ю, чтобы он разрушил города, [служившие оплотом] трех потомков Хуань-гуна, и собрал в них латы и оружие 91. Род Мэн не позволил разрушать свой город; тогда [Дин-гун] напал на него, но одолеть не смог и прекратил [военные действия]. Когда Цзи Хуань-цзы принял певиц из Ци, Конфуций покинул [княжество Лу] 92.

На пятнадцатом году [своего правления] (495 г.) Дин-гун умер; у власти встал его сын Цзян; это был Ай-гун. На пятом году [правления] Ай-гуна (490 г.) умер циский Цзин-гун. На шестом году [правления Ай-гуна] (489 г.) циский Тянь Ци убил своего правителя Жу-цзы. На седьмом году [правления Ай-гуна] (488 г.), уский ван Фу-ча усилился и напал на княжество Ци, дошел до Цзэн и потребовал от Лу сто лао скота 93. Цзи Кан-цзы послал Цзы-гуна объяснить У-вану и его главному управителю Пи, что на основании существующего ритуала они отвергают это требование. У-ван сказал: «У меня татуированное тело, и я не заслуживаю того, чтобы меня упрекали [в [82] нарушении] ритуала», но все же отказался [от своего требования]. На восьмом году [правления Ай-гуна] (487 г.) войска княжества У из-за владения Цзоу 94 напали на княжество Лу и подошли к стенам столицы, но, заключив договор, ушли обратно. Княжество Ци напало на нас и захватило три поселения. На десятом году [правления Ай-гуна] (485 г.) [Лу] напало на южные границы княжества Ци. На одиннадцатом году [правления Ай-гуна] (484 г.) войска княжества Ци напали на Лу. Род Цзи использовал на службе Жань-ю, который преуспел [в своей деятельности]; тогда вспомнили о Конфуции; и Конфуций вернулся из княжества Вэй в Лу. На четырнадцатом году [правления Ай-гуна] (481 г.) циский Тянь Чан убил своего правителя Цзянь-гуна в Шучжоу 95. Конфуций просил покарать его, но Ай-гун не послушал его совета. На пятнадцатом году [своего правления] (480 г.) [Ай-гун] отправил послом в Ци Цзы-фу Цзин-бо, дав в помощь ему Цзы-гуна; в результате княжество Ци вернуло захваченные у нас земли. Тянь Чан впервые стал советником и стремился сблизиться с владетельными князьями 96. На шестнадцатом году [правления Ай-гуна] (479 г.) умер Конфуций. На двадцать втором году [правления Ай-гуна] (473 г.) юэский ван Гоу-цзянь уничтожил власть уского вана Фу-ча.

На двадцать седьмом году [правления Ай-гуна] весной (468 г.) умер Цзи Кан-цзы. Летом Ай-гун, которого тревожило [усиление] трех родов, ведших свое происхождение от Хуань-гуна, решил с помощью владетельных князей урезать их права; однако и три рода, [ведшие свое происхождение от] Хуань-гуна, также были обеспокоены тем, что действия гуна могут создать для них трудности; поэтому в отношениях между правителем и его слугами появились многочисленные раздоры. Во время прогулки в Линфане 97 гун встретил на улице Мэн У-бо, которого спросил: «Хотел бы спросить Вас, умру ли я своей смертью?» Тот ответил: «Не знаю». Ай-гун намеревался с помощью княжества Юэ покарать три рода [потомков] Хуань-гуна. Поэтому, когда в восьмой луне Ай-гун прибыл в дом рода Син, [люди из] трех родов [потомков] Хуань-гуна напали на гуна, и он бежал в княжество Вэй, а затем покинул его и направился во владение Цзоу, а затем в княжество Юэ. Население [Лу] звало Ай-гуна вернуться обратно, и, [вернувшись], он умер в доме рода [Гунсунь] Ю-шань. У власти встал его сын Нин; это был Дао-гун. Во время [правления] Дао-гуна три рода [потомков] Хуань-гуна взяли верх и правитель княжества Лу [стал рассматриваться] как мелкий хоу, занимая по сравнению с [главами] трех родов [потомков] Хуань-гуна более низкое положение. На тринадцатом году [правления Дао-гуна] (453 г.) три [сильных рода] в княжестве Цзинь расправились с Чжи-бо, разделили его земли и стали владеть ими 98. На тридцать седьмом году [своего правления] Дао-гун умер, у власти встал его сын Цзя; [83] это был Юань-гун. Юань-гун умер после двадцати одного года [правления], у власти встал его сын Сянь; это был Му-гун. Му-гун умер после тридцати трех лет [правления], и у власти встал его сын Фэн; это был Гун-гун. Гун-гун умер после двадцати двух лет [правления], и у власти встал его сын Тунь; это был Кан-гун. Кан-гун умер после девяти лет [правления], и у власти встал его сын Янь; это был Цзин-гун. Цзин-гун умер после двадцати девяти лет [правления], и у власти встал его сын Шу; это был Пин-гун. В это время все правители шести княжеств назвали себя ванами. На двенадцатом году [правления] Пин-гуна умер циньский Хуэй-ван. На двадцать втором году [своего правления] Пин-гун умер, у власти встал его сын Цзя, это был Вэнь-гун 99. На седьмом году [правления] Вэнь-гуна чуский Хуай-ван умер в Цинь 100. На двадцать третьем году [правления] Вэнь-гун умер, у власти встал его сын Чоу; это был Цин-гун. На втором году [правления] Цин-гуна, войска Цинь захватили чускую [столицу] Ин, чуский Цин-ван переселился на восток в Чэнь 101. На девятнадцатом году [правления Цин-гуна] чуские [войска] напали на нас и захватили Сюйчжоу. На двадцать четвертом году [правления Цин-гуна] чуский правитель Као-ле-ван напал на княжество Лу и уничтожил его. Цин-гун бежал и поселился в небольшом поселении, как простой человек; жертвоприношения предкам правителей Лу прекратились. Цин-гун умер в Кэ 102. Начиная с Чжоу-гуна и кончая Цин-гуном, в княжестве Лу всего было тридцать четыре правителя.

Я, тайшигун, Придворный историограф, скажу так

Я слышал, что Конфуций говорил: «Как же сильно ослабли пути [управления] в княжестве Лу! Между реками Чжушуй и Сышуй царят [непрерывные] споры» 103. Посмотрите на [действия] Цин-фу и Шу-я в период правления Инь-гуна; из-за чего произошла их смута? [Посмотрите] на дела Инь[-гуна] и Хуань [-гуна], на то, как Сян-чжун убил сына от первой жены и поставил у власти сына наложницы; на то, как три рода, которые были слугами гуна и [служили ему], стоя лицом к северу, лично напали на Чжао-гуна, принудив его бежать Хотя они [внешне] и следовали правилам поведения, по которым [надлежало] почтительно уступать друг другу, но почему же их действия были столь жестокими? 104.

Комментарии

1. Чжоу-гун — букв. «чжоуский гун». Известно, что предки дома Чжоу начали свою деятельность на землях у гор Цишань в совр. пров. Шэньси. При Вэнь-ване эти исконные чжоуские земли были отданы на кормление его сыну Даню, который поэтому и стал титуловаться Чжоу-гуном.

2. Мэньцзннь (см. примеч. 6 к гл. 32) находился на территории совр. уезда Цисянь пров. Хэнань.

3. Му ши — «Клятва при Муе», текст которой помещен в Шан шу (ШСЦ, т. 3, Шан шу чжэнь ши, кн. 1, гл. 11, с. 372-375), ранее была приведена в гл. 4 «Исторических записок» (т. 1, с. 185-186).

4. Гуань-шу Сянь и Цай-шу Ду — младшие братья У-вана. Сюй Фу-юань считает, что пожалование Даню титула луского гуна произошло не при У-ване, а позднее, при Чэн-ване («Лес суждений...», т. 3, с. 33, 58).

5. Цюйфу отождествляется с восточной частью совр. уезда того же названия на юго-западе пров. Шаньдун. На территории совр. Цюйфу находятся могила и дом Конфуция.

Шао-хао — один из легендарных правителей древности, правивший вслед за Хуан-ди (см. Люй-ши чунь-цю — ЧЦЦЧ, т. 6, с. 12).

6. Тай-гун Ван, он же Люй-шан, — наставник У-вана, основоположник дома Ци (см. гл. 32); Чжао-гун — по мнению Хуанфу Ми (215-282), сын Вэнь-вана от наложницы. Они хотели погадать в храме Вэнь-вана, отца У-вана.

7. Мы согласны с мнением Чжэн Сюаня (127-200) и рассматриваем ци *** равным по значению ю *** — «беспокоить» (ХЧКЧ, т. 5, с. 2172).

8. Тай-ван, или Великий ван, — посмертный титул одного из родоначальников дома Чжоу — Гу-гун Дань-фу (см. гл. 4). Ван-цзи (он же Цзи-ли и Гун-цзи) правил племенем Чжоу около 30 лет (см. «Исторические записки», т. 1, с. 306, примеч. 23; Чжу-шу цзи нянь, гл. 6).

9. Весь абзац, связанный с рассказом о болезни У-вана, молении Чжоу-гуна и последующих событиях, в основном близок к тексту главки Шан шуЦзинь-тэн («Металлический ларь») — ШСЦ, т. 4, Шаншу чжэн-и, кн. 1, гл. 13, с. 445-454. В нем хорошо отражена система верований ранних чжоусцев в Небо, в духов предков, которые руководят людьми из своей потусторонней дали.

10. Здесь использован термин юй и жэнь *** *** *** — «я, я — единственный», известный еще по надписям на гадательных костях как самоназвание иньского вана. Употреблялось и по отношению к чжоуским правителям (см. «Исторические записки», т. 1, с. 286, примеч. 34).

11. Судя по главке Шан шу — Цзинь-тэн, Чэн-ван уже не был неразумным ребенком. Вообще данные о возрасте Чэн-вана расходятся: Чжэн Сюань (127-200) полагал, например, что в момент смерти У-вана ему было 10 лет, Ван Су (195-256) называет цифру 13 лет и т. д. И хотя в разных источниках назван разный возраст Чэн-вана, в большинстве их о грудном возрасте не говорится. У Сыма Цяня же в гл. 33, 88 и 117, у Цзя И (201-169 гг. до н. э.) в Синь шу преподносится версия с пеленками (см. ЛЮШ, кн. 8, гл. 18, с. 1-2). Очевидно, в рассказ о ранней истории дома Чжоу привнесено немало выдумки.

12. Да-гао *** *** — «Большое обращение», в котором, по-видимому, объяснялись причины похода и его цель. В Шан шу имеется главка под таким же названием (ШСЦ, т. 4, с. 454-465), однако ее содержание прямо не связано с данным походом, и она едва ли может быть отождествлена с подлинным обращением Чжоу-гуна; это отметил и Легг (Legge. The Chinese Classics. т. 4, с. 362-363).

13. Кан-шу — младший брат У-вана. Вэй находилось на территории совр. уезда Цисянь пров. Хэнань.

Вэй-цзы — старший сын иньского Ди-и и сводный брат последнего иньского правителя — Чжоу-синя (см. гл. 38 в этом томе — ШЦ, т. 4, с. 1607). Сун — местность на территории совр. уезда Шанцю пров. Хэнань.

14. Тан-шу — сын У-вана и младший брат Чэн-вана, позднее стал основателем владения и дома Цзинь (см. гл. 39 в этом томе; ШЦ, т. 4, с. 1635).

15. Такое важное в глазах древних событие, как появление благовещего знамения, было отмечено составлением особого рескрипта и записано; запись была названа Куй хэ *** *** — «Поднесение колоса». Числится в составе утраченных главок Шан шу под названием Гуй хэ *** *** (ШСЦ, т. 3, с. 3).

16. Цзя-хэ *** *** — «Счастливый колос», также числится в составе утраченных главок Шан шу.

17. Стих или песня под названием Ди-сяо — «Сова» встречается среди песен царства Бинь в Ши цзин, и в преамбуле песня-стих приписана именно Чжоу-гуну (ШСЦ, т. 7, с. 712-719; в русском издании Ши цзин. М. 1957, с. 187 — «О ты, сова». Однако суть содержания все же очень далека от описания походов Чжоу-гуна и связанных с этим событий, и поэтому такая взаимосвязь упомянутого в гл. 33 стиха и песни в Ши цзин весьма проблематична. Накаи предполагает, что стих «Сова» был составлен еще до расправы с Гуань-шу и Цай-шу (ХЧКЧ, т. 5, с. 2178).

18. Слово сюнь *** — «наставлять», стоящее в тексте данной главы, по мнению Сюй Гуана, равно по значению цяо *** — «порицать» (как и в Шан-шу), что действительно соответствует общему ходу мысли.

19. Чжоу, откуда Чэн-ван отправился в Фэн, — одна из первых столиц чжоусцев — Хаоцзин, — находившаяся недалеко от совр. г. Сианя (уезд Чанъань, пров. Шэньси). Фэн — город, построенный Вэнь-ваном, где был заложен храм в его честь; располагался в 12-14 км от Хаоцзина. Ван должен был доложить о своих планах основателю династии в его храме.

Лои — город, находившийся в районе совр. г. Лояна в пров. Хэнань. Место новой столицы чжоусцев отстояло примерно на 200 км к востоку от прежней столицы. Назывался также Чэнчжоу (досл. «завершение объединения Чжоу»).

20. Сыма Цянь повторяет историю с болезнью Чэн-вана в младенческом возрасте и молением Чжоу-гуна с некоторыми новыми деталями в речи циньского Мэн Тяня (ШЦ, т. 5, гл. 88, с. 2569).

21. До ши — «Множеству мужей» и У и — «Не будьте нерадивыми» также представлены в гл. 16 Шан шу (ШСЦ, т. 4, с. 571-585).

22. Чжун-цзун («Второй родоначальник») — почетный титул иньского правителя Тай-у, традиционно-условная дата правления которого 1637-1563 гг. до н. э. (см. «Исторические записки», т. 1, с. 171).

23. Гао-цзун («Высокий предок») — почетный титул иньского правителя У-дина, традиционно-условная дата правления которого 1324-1266 гг. до н. э.

24. Как сообщают Кун Ин-да и Кун Ань-го (574-648), в комментариях Шан шу существовало предание о том, что Сяо, отец У-дина, послал того потрудиться среди народа, чтобы тот узнал нужды простых людей (ШСЦ, т. 4, с. 577; Ши цзи пин линь, т. 3, с. 62). Разумеется, это чжоуская выдумка, не отвечающая характеру ранненньского общества.

25. В Шан шу время правления Гао-цзуна определено в 59 лет.

26. Иньский правитель Цзу-цзя был младшим братом Цзу-гэна, традиционно-условные даты его правления 1258-1226 гг. до н. э. В гл. 33 Сыма Цянь воспроизводит версию предания о добродетельном и скромном Цзу-цзя, основанную на Шан шу (ШСЦ, т. 4, с. 578-579). В анналах дается совершенно противоположный образ Цзя — распутный и беспорядочный правитель, доведший дом Инь до упадка («Исторические записки», т. 1, с. 174). Шаванн предполагает, что в гл. 33 речь могла идти скорее о Тай-цзя, который после плохого начала встал затем на добродетельный путь (МИС, т. 4, с. 97, примеч. 5). Но едва ли это возможно, так как нарушает хронологическую последовательность изложения.

27. Слова о чжоуских мужах явно случайны — они не связаны с предшествующим и последующим изложением. Гу Цзе-ган (1893-1981) взял их в скобки как излишние. Лян Юй-шэн (ЛЮШ, кн. 8, гл. 18, с. 8), Гуан Цзинь (1852-1924) (ШЦПЛ, т. 3, с. 63), Цуй Ши (гл. 5, с. 8) считают эту фразу подлежащей исключению, причем Гуан Цзинь включает в плеоназм восемь знаков.

28. Сравнение существующего текста главки У и с последней фразой в гл. 33 показывает (ШСЦ, т. 4, с. 580), как Сыма Цянь использовал Шан шу, беря порой лишь самую суть мысли и отбрасывая подробности. Такигава, кроме того, считает, что историк пользовался серьезно отличающимся от современного текстом Шан шу (ХЧКЧ, т. 5, с. 2183).

29. Ли чжэн («Установление управления») и Чжоу гуань («Чжоуские чиновники») — главки Шан шу (ШСЦ, т. 4, с. 622-658). У Сыма Цяня они названы в обратном порядке.

30. Би — название места, находившегося к северу от совр. г. Сяньяна пров. Шэньси.

31. В высказывании Чэн-вана встречается слово ин *** , смысл которого, как отмечал Накаи, недостаточно ясен. Наш перевод — «встретить [его дух]» — исходит из толкования Такигава Каметаро (ХЧКЧ, т. 5, с. 2185). В Шан шу описывается иная ситуация: Чжоу-гун находился в изгнании и Чэн-ван стремится вновь встретиться с ним. А в данной главе, поскольку Чжоу-гун уже мертв, может идти речь о встрече лишь с его духом в храме.

32. Жертвы родоначальнику династии Чжоу были прерогативой чжоуских монархов. Предоставление правителю Лу права также приносить жертвы Вэнь-вану с использованием церемоний и музыки, свойственных службам Сына Неба, могло свидетельствовать о наличии каких-то временных привилегий Лу в связи с тем, что Чжоу-гун был сыном Вэнь-вана, а Бо-цинь — его внуком. Уточняя ритуал Лу, Сыма Цян в гл. 60 сообщает, что там приносили в жертву самцов белых животных и дюжих рыжих быков (ШЦ, т. 4, с. 2108).

33. В первые годы власти нового дома Чжоу и его родичей едва ли можно говорить о сложившемся на местах искусстве их управления. Прав Чжай Таи, мнение которого приводится в Кунь Сюэ цзи, что все это поздние выдумки самих чжоусцев (ХЧКЧ, т. 5, с. 2187).

34. Си ***, по мнению Кун Ань-го, находилось в северных предместьях столицы Лу, т. е. Цюйфу (ХЧКЧ, т. 5, с. 2188); «Клятва в Си» приносилась недалеко от этого города. Однако в Шан шу этот приказ именуется «Клятвой в Фэй» (ШСЦ, т. 4, с. 747-752), причем Фэй — город в 100 км юго-восточнее Цюйфу (на территории совр. уезда Фэйсянь пров. Шаньдун), на пути к землям хуайских и и сюйских жунов. Текст клятвы в Шан шу, однако, более пространен.

Остается невыясненным вопрос, идет ли речь о двух клятвах в Си и Фэй или об одной клятве, текст которой в гл. 33 был обработан и сокращен Сыма Цянем.

35. Сань цзяо — три предместья столицы. Четвертое предместье, обычно имелось в виду восточное направление, не включается в этот подсчет, так как там стояли войска и оттуда выходили в поход. Сань дуй досл. означает «три отряда», но в данном контексте это были земли, прилегавшие к трем предместьям столицы и служившие продовольственной базой армии небольшого владения. Ван Сянь-цянь (1842-1918), ссылаясь на Да чжуань (гл. 34 Ли цзи, см. ШСЦ, т. 32), приводит идеальную схему, по которой в княжестве, протянувшемся на 100 ли (50 км), земли по 20 ли в обе стороны считались предместьем цзяо и на оставшиеся 30 ли — дуй (ХЧКЧ, т. 5, 2189). Иакинф Бичурин переводил эти термины следующим образом: «Луские жители трех подгорий и трех заподгорий...» (цит. по: Г. Н. Караев. Военное искусство древнего Китая. М., с. 85 — по неопубликованному переводу Тунцзянь ганму).

36. Прекрасный образец древнего военного приказа на самом начальном этапе создания войск во владениях Западного Чжоу. Князь собирает, по-видимому, горожан и селян, призванных в поход, которые обязаны сами и экипировать себя, а также своих ратников и челядь. Строгие предупреждения солдатам о порядке, дисциплине, о недопустимости грабежей хорошо характеризуют нравы княжеской дружины. Вторая часть приказа — клятвы — обращена уже к жителям, крестьянам близлежащих земель, которые обязаны кормить солдат, доставлять фураж и даже колья и доски для укреплений и полевых лагерей. Как защитное снаряжение — латы, шлем и щит, — так и наступательное оружие воинов — луки со стрелами, копья, секиры, мечи — свидетельствовали о достаточном развитии военного дела уже в начале I тысячелетия до н. э.

37. О длительности правления Ян-гуна существует несколько версий: в «Исторических записках», как мы видим, всего шесть лет, в Хань шу — 60 лет (ХШБЧ, т. 3, гл. 21, с. 1794), причем Ван Сян-цянь (1842-1917), как и Хун Лян-цзи (1746-1809) и Хун И-сюань (1765-1837), считает последнюю цифру правильной и предполагает ошибку в Ши цзи. С их мнением не согласен Лян Юй-шэн (ЛЮШ, кн. 8, гл. 8, с. 14). Мидзусава Тоситада нашел в трех ксилографах юаньского периода цифру 16 лет (КЧЦБ, т. 4, гл. 33, с. 19). Трудно установить истину, так как отсутствует точная хронология тех веков.

38. Варианты его имени в Ши бэнь — Фу или Фэй (Ши бэнь ба-чжун, список Чэнь Ци-жуна. Шанхай, 1957, с. 26).

39. Опять расхождение с Хань шу, где число лет правления Син-гуна — 50 (ХШБЧ, т. 3, с. 1795).

40. Чжи — см. примеч. 17 к гл. 32. Период правления двух гунов под девизом Гун-хэ («Общее согласие») относится, по существующей хронологии, к 841-828 гг. до н. э. (см. также: «Исторические записки», т. 1, с. 328, примеч. 161).

41. Фаньский Му-чжун — по толкованию Вэй Чжао, посмертный титул упоминавшегося выше Чжун Шань-фу.

42. Игун — название дворца или храма, воздвигнутого в честь И-вана, деда Сюань-вана. В древности в таких храмах осуществлялась церемония инвеституры.

Если вспомнить, что Сюань-ван для наказания Бо-юя совершил поход в Лу (совр. пров. Шаньдун), где советовался с луской знатью, кого поставить правителем в Лу, можно предположить, что после этого, захватив намеченного кандидата в правители — Чэна, он должен был вернуться в Чжоу, с тем, чтобы совершить церемонию пожалования в храме своего деда. Об этом в главе не упоминается.

43. В хронологических таблицах исчисление лет правления Сяо-гуна идет не с 796 г., когда Сюань-ван убил Бо-юя и фактически поставил управлять Чэна, а с 806 г., с даты убийства И-гуна; поэтому длительность правления Сяо-гуна искусственно увеличена до 38 лет (см.: Ши цзи, т. 3, гл. 14, с. 523-533).

44. В Ши бэнь Си именуется Си-гу.

45. Историографы записали в Цзо чжуань, что Си временно управлял княжеством Лу и церемонии возведения на престол не проводилось (ШСЦ, т. 27, с. 81), однако фактически Инь-гун был князем, правил 11 лет (721-711) и в Чунь-цю отмечен в числе 12 гунов Лу.

46. Тан — местность на территории совр. уезда Юйтай пров. Шаньдун. Бэн — поселение на территории совр. уезда Фэйсянь пров. Шаньдун. Сюй — местность на территории совр. уезда Линьи пров. Шаньдун.

Порицание со стороны цзюнь-цзы объяснялось тем, что обмен местности Бэн, где Сын Неба приносил жертвы в сторону горы Тайшань, являлось выражением непочтения к чжоускому вану.

47. Чжун-у — по мнению Цзя Куя (II в.), это название жертвы; Камэи Ику считает это именем древнего шамана или колдуна, в честь которого приносились жертвы (ХЧКЧ, т. 5, с. 2195). Текст Цзо чжуань скорее подтверждает последнее: в 11-й луне 11-го года своего правления Инь-гун поднес жертвы Чжун-у, духу главы рода Инь в Чжэн (ШСЦ, т. 27, Цзо чжуань чжу-шу, гл. 4, с. 197).

48. Главный, большой храм — тай мяо — был сооружен в честь Чжоу-гуна. Цзюнь-цзы — благородные мужи порицали помещение в этом храме дара или взятки от правителя Сун.

49. Этому предшествовала длительная борьба в княжестве Чжэн. Когда Ли-гун Ту был вынужден покинуть свою столицу, он поселился в пограничном селении Ли под защитой войск княжества Сун. Теперь чжухоу на какое-то время вновь вернули его к власти (см. подробнее ШЦ, т. 4, гл. 42, с. 1762).

50. Все эти события описаны в Цзо чжуань (ШСЦ, т. 27, с. 311-312), откуда и могли быть заимствованы Сыма Цянем. Всю жестокость и порочность существовавших среди знати того периода нравов характеризует не только жестокое умерщвление Хуань-гуна, но и тот факт, что жена луского гуна, вступившая в любовную связь с циским хоу, приходилась тому сводной сестрой.

51. Предложение Ши-бо и последующие действия заимствованы историком из Го юй (глава «Речи княжества Ци»). Биографию Гуань Чжуна см. в гл. 62.

52. Цао Мэй — одни из помощников и военачальников луского гуна. Трижды терпел поражение от войск Ци, в результате чего была потеряна часть территории. В Цзо чжуань его называют Цао Гуй.

Кэ — см. примеч. 32 к гл. 32.

53. Гуань шэ *** *** — досл. «наблюдать за жертвами духу Земли»; сначала непонятно, почему луский гун отправляется на эти церемонии в соседнее княжество. Однако Вэй Чжао в Го юй сообщает, что в Ци в ходе этих жертвоприношений проводился смотр войскам ХЧКЧ, т. 5, с. 2198), и тогда цели визита Чжуан-гуна проясняются. Из Цзо чжуань видно, что Цао Мэй (Гуй) пытался отговорить гуна от этой поездки, считая ее нарушением правил поведения князя (ШСЦ, т. 28, с. 414).

54. Гэби (бэй) *** *** — надрезы на руке в знак прочности заключенного брачного союза и любви жениха и невесты. Сходным обычаем у южных племен был надрез руки в знак клятвы вообще — цзе би *** ***.

55. И цзи и цзи — *** *** *** ***; согласно толкованию Хэ Сю (129-182), этот порядок сводился к тому, что отцу наследовал сын, а при отсутствии сыновей старшему брату наследовал младший брат (ХЧКЧ, т. 5, с. 2199).

56. Как отмечает Шаванн, три младших брата Чжуан-гуна, сыновья Хуань-гуна, стали основателями трех сильных родов: Цин-фу стал предком рода Мэн; Шу-я — предком рода Шусунь; Цзи-ю — предком рода Цзи (МИС, т. 4, с. 111, примеч. 4).

57. Названные здесь владения, или княжества, Чэнь, Чжу и Цзюй находились в районах, не очень отдаленных от Лу. Наиболее удалено было Чэнь — на территории совр. уезда Хуайян пров. Хэнань, примерно в 250 км от Лу; Чжу — на территории совр. уезда Цзоусянь пров. Шаньдун (рядом с Лу); Цзюй — на территории совр. уезда Цзюйсянь пров. Шаньдун (в 200 км восточнее Цюйфу, столицы Лу).

В изложенных Сыма Цянем событиях этих двух лет комментаторы находят ряд противоречащих другим источникам фактов. Так, в Цзо чжуань сообщается, что Цзи-ю за год до этого по инициативе циского князя вернулся в Лу и был радостно там встречен (ШСЦ, т. 28, с. 452). Лян Юй-шэн считает слова «обратился к лусцам с просьбой вернуть их в столицу» излишними, так как лусцев, способных выполнить эту просьбу, около него не было (ЛЮШ, кн. 8, гл. 18, с. 18). Очевидно, историк изложил ход событий так, как они ему представлялись по его источникам.

58. Считалось, что между двумя жертвенниками духу Земли (Чжоу-шэ — духу Земли, покровительствовавшему дому Чжоу, и Бо-шэ — духу Земли, покровительствовавшему дому Инь) располагались ближайшие помощники правителя.

59. Би — поселение, находившееся на территории совр. уезда Фэйсянь пров. Шаньдун. Реки Вэньшуй и Сяовэньхэ ныне протекают севернее указанного уезда.

60. Гаолян — поселение, находившееся вблизи совр. уездного города Линьфэнь в пров. Шаньси. Поход был далеким: от княжества Лу Гаолян находилось более чем в 600 км.

61. Сянь — по одним данным, находился на территории совр. уезда Цяосянь пров. Шаньдун (на границе с Хэнанью), по другим — на территории совр. уезда Пуян, на востоке пров. Хэнань.

62. См. примеч. 67 к гл. 32.

63. В Чунь-цю и Цзо чжуань действуют два персонажа: Шусунь Дэ-чэнь, который нанес поражение племени ди в Сянь и преследовал их, и Фу-фу Чжун-шэн, который копьем убил Цяо-жу (ШСЦ, т. 28, с. 777-778). Накаи считает, что они сражались рядом — командиром был Дэ-чэнь, а солдатом на колеснице — Чжун-шэн (ХЧКЧ, т. 5, с. 2204).

64. Соумань — по мнению Фу Цяня и других комментаторов, название территории, населенной племенами ди.

65. Чанцю — название местности в княжестве Сун, находившейся на территории совр. уезда Фэнцю пров. Хэнань.

66. Лу — по толкованию Лу Юя, место расселения красных ди, очевидно, в совр. пров. Шаньси.

67. Цзи Вэнь-цзы был сыном Цзи-ю, первого советника у Ли-гуна.

68. Имеются в виду три рода, начало которым положили сыновья Хуань-гуна: Чжун-сунь, Шусунь, Цзисунь.

69. По сообщению ханьского Фу Цяня (125-195), Гуй-фу был сыном Сян-чжуна (ШЦПЛ, т. 3, с. 74).

70. Лун *** — местоположение его неизвестно. Однако в Цзо чжуань в этом месте стоит другое Лун ***, находившееся у р. Вэньшуй, на территории совр. уезда Тайань пров. Шаньдун, т. е. именно в северной части территории, занимаемой княжеством Лу. Могла произойти случайная замена знаков. Ань — см. примеч. 14 к гл. 32.

71. Сыма Цянь не указал имени того, кто отговорил Чэн-гуна от разрыва с Цзинь, но в Цзо чжуань подробно рассказано о том, как его советник Цзи Вэнь-цзы разъяснил ему неразумность этого шага: Цзинь большое княжество, к мнению правителя которого прислушиваются чжухоу; оно расположено недалеко от Лу, и нельзя было рвать с ним отношения (ШСЦ т. 29, с. 1035).

72. В Чунь-цю сказано лишь о прибытии Чэн-гуна в Цзинь. Текст Цзо чжуань объясняет сокрытие этого факта следующим образом: «Зимою состоялись похороны цзиньского Цзин-гуна, луский гун провожал его тело. Никто из чжухоу не присутствовал. Лусцы стыдились этого, поэтому [историографы] не записали и утаили сам факт» (ШСЦ, т. 29, с. 1059). Насильственная задержка луского гуна на похоронах, несомненно, унижала его достоинство и наносила ущерб статусу княжества Лу.

73. Чжунли — см. примеч. 49 к гл. 31.

74. Сюань-бо — сановник в Лу; его звали Шусунь Цяо-шу.

75. Цзи Вэнь-цзы последовательно служил советником у Сюань-гуна, Чэн-гуна и Сян-гуна.

76. В Цзо чжуань дана более подробная картина событий: когда чжухоу возвращались из военного похода, по предложению правителя княжества Цзинь над луским Сян-гуном был проведен своеобразный обряд инициации с надеванием шапки совершеннолетнего. Сян-гуну было только 12 лет, но князья посчитали это достаточным для гуна. Обряд посвящения в совершеннолетние был проведен вдали от Лу, в княжестве Вэй, в храме Чэн-гуна (ШСЦ, т. 29, с. 1241-1242).

77. Ци-гуй была наложницей Сян-гуна. Имя нового правителя пишется в Цзо чжуань и в гл. 33 ***, в Ши бэнь и в Хронологических таблицах *** с общим чтением Чоу.

78. По толкованию Ду Юя (см. Цзи-цзе), Чоу пировал и гулял и поэтому пачкал свой траурный наряд, что требовало его частой смены (ХЧКЧ, гл. 5, с. 2211).

79. Шэнь — название местности, находившейся на территории совр. уезда Наньян пров. Хэнань.

80. Припевка — песенка, связывающая государственные дела с прилетом скворцов, в более полном виде приводится в Цзо чжуань (ШСЦ, т. 31, с. 2074-2075). Би — уезд Бисянь пров. Шаньдун.

81. Три дома — роды Мэнсунь, Шусунь и Цзисунь

82. См. примеч. 89 к гл. 32.

83. Юнь — совр. уезд Юньчэн пров. Шаньдун.

84. В Цзо чжуань имена этих чиновников иные: вместо Гао Хэ назван Гао, вместо Цзы Цзяна назван Цзы Ю, причем к его имени добавлена фамилия Хо, т. е. получается Хо Цзы-ю (ШСЦ, т. 32, с. 2096). Лян Юй-шэн считает это ошибками Ши цзи, однако следует заметить, что варианты имен тех, кто участвовал в событиях, столь отдаленных от нас по времени, в разных летописях могли варьироваться и выявление подлинных имен большей частью представляется затруднительным.

Юй — по свидетельству Цзя Куя, хлебная мера, равная 16 доу (примерно 16-17 л), следовательно, дар или взятка, предложенная чиновником в Ци в зерне, была немалой (около 80 т).

85. Ганьхоу находилось на территории совр. уезда Чэнъань пров. Хэбэй

86. Дунмэнь Суй — «Суй, живший у восточных ворот [столицы]» — так прозвали исполнителя всех этих дел — Сян-чжуна.

87. Имеется в виду правившие после убийства «законного» наследника Вэнь-гун, Чэн-гун, Сян-гун и Чжао-гун.

88. Ян Ху — один из помощников Цзи Пин-цзы. Судя по изложению в Цзо чжуань, он хотел обрядить покойника драгоценными камнями княжеского достоинства юйфань *** ***, но другие запротестовали. Позднее Ян Ху стал мстить своим противникам (ШСЦ, 32, с. 2229-2230). Окасиро Кома считает, что этот конфликт носил личный характер (ХЧКЧ, т. 5, с. 2217), хотя он и раскрывал роль, которую играл Цзи Пин-цзы.

89. Янгуань — луское поселение, находившееся на территории совр. уезда Нинъян пров. Шаньдун, северо-восточнее столицы княжества Цюйфу.

90. Цзягу (в Цзо чжуань — Чжуци) — поселение, локализуемое в словарях территорией совр. уезда Ганьюй пров. Цзянсу, на самом севере провинции (см. примеч. 95 к гл. 32). Однако это слишком далеко от обоих княжеств, поэтому более правдоподобной представляется версия географического труда Итунчжи («Всеобщее географическое описание»), по которому Цзягу находилось на территории совр. уезда Лайфу пров. Шаньдун. Это мнение разделяет и Гу Янь-у (1613-1682). Тогда место встречи оказывается примерно на середине между столицами двух княжеств, что логично.

91. Укрепленные пункты или города трех сильных родов, происходивших от Хуань-гуна, располагались следующим образом: род Шусунь — в Хоу (по одним данным, совр. уезд Дунпин, по другим — совр. уезд Линьи пров. Шаньдун — расстояние в 200 км); род Цзисунь — в Би (совр. уезд Фэйсянь пров. Шаньдун); род Мэнсунь — в Чэн, или Чэнчэн (совр. уезд Нинъян пров. Шаньдун).

Таким образом, два укрепленных города родов Шусунь и Мэнсунь лежали к северу от столицы Лу, а один — рода Цзисунь — к югу.

92. История о певичках из Ци, поднесенных в дар Цзи Хуань-цзы и подорвавших порядок в управлении, — один из излюбленных сюжетов древних моралистов. Упоминается в Лунь юй (ЧЦЦЧ, т. 1, Лунь юй, чжэн-и, гл. 18, с. 389) и других древних сочинениях.

93. Цзэн — название владения, находившегося на территории совр. уезда Исянь, на юге пров. Шаньдун.

Одно лао жертвенных животных включало одного быка, одну овцу и одну свинью. 100 лао, затребованных Фу-ча, превышало все принятые нормы жертвоприношений.

94. Владение Цзоу находилось на территории совр. уезда Цзоусянь пров. Шаньдун.

95. Шучжоу — см. примеч. 113 к гл. 32.

96. Чжан Вэнь-ху (1808-1885) предполагает, что последняя фраза интерполирована в текст (ХЧКЧ, т. 5, с. 2220). Действительно, по тематике она несколько «оторвана» от изложения и, что главное, носит незаконченный характер.

97. Линфань — местность, по толкованию Такигава, находившаяся к северо-востоку от столицы княжества Лу — Цюйфу, в месте расположения курганов в честь легендарных предков Хуан-ди и Шао-хао.

98. Согласно данным Хронологических таблиц, смерть Ай-гуна приходится на 467 г.; начало правления луского Дао-гуна зафиксировано 466 г., следовательно, 13-й год его правления падает на 454 г. (ШЦ, т. 2, с. 691-696). Минский Чэнь Жэнь-си вообще отмечал, что ряд событий, освещенных в гл. 33 со времени правления Дао-гуна, расходится с датировкой в таблицах и искажен (ХЧКЧ, т. 5, с. 2221). Это отметил и Шаванн (МИС, т. 4, с. 129, примеч. 2), поэтому европейская датировка в ряде случаев нами в дальнейшем опускается.

99. В Ши бэнь и Хань шу он титулуется Минь-гуном (ШБ, с. 26).

100. В указанном списке, как уже отмечалось, много несовпадений с другими данными. Так, в Хронологических таблицах начало правления луского Пин-гуна отнесено к 314 г., следовательно, 12-й год его правления относится к 302 г., в то время как смерть циньского Хуэй-вана фиксируется 311 г., 4-м годом правления Пин-гуна. Разница, как мы видим, в девять лет. Смерть Пин-гуна и чуского Хуай-вана отмечена в таблицах одним временем — 296 г., т. е. 22-м, а не 19-м годом правления Пин-гуна; в гл. 33 две смерти разделены семью годами. Эти расхождения отмечают Лян Юй-шэн, Ван Мин-шэн, Такигава и другие комментаторы.

101. Захват чуской столицы Ин в таблицах датируется 278 г., а начало правления Цин-гуна 272 г. — вновь разница в семь лет (ШЦ, т. 2, с. 742-744). Кроме того, чуского правителя титуловали не просто Цин-ван, а Цин-сян-ван. Чэнь — совр. уезд Хуайян пров. Хэнань.

102. Ин — столица царства и княжества Чу находилась на территории совр. уезда Цзянлин пров. Хубэй. Сюйчжоу — совр. уезд Пэйсянь пров. Цзянсу. Кэ — селение, находившееся на территории совр. уезда Нэйхуан, на севере пров. Хэнань.

103. У Конфуция встречается сходная часть фразы, в которой он говорит о себе: «О, как я ослабел, я уже давно не вижу во сне Чжоу-гуна» («Древнекитайская философия». Кн. 1. М., 1972, с. 153).

Реки Чжушуй и Сышуй окружали центральные земли Лу и его столицу. Дуань-дуань инь-инь *** *** *** *** — «препираться, спорить с гневом».

104. В эпилоге Сыма Цяня верно подмечен тот разрыв, который существовал у аристократии княжеств периодов Чуньцю и Чжаньго между внешними атрибутами поведения в виде жертвоприношений, этикета, прославлением добродетели и фактическим поведением этой знати, творившей насилия и убийства, не гнушавшейся самых диких жестокостей.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.