Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

СЫМА ЦЯНЬ

ИСТОРИЧЕСКИЕ ЗАПИСКИ

ШИ ЦЗИ

ГЛАВА ПЯТАЯ

ЦИНЬ БЭНЬ ЦЗИ — ОСНОВНЫЕ ЗАПИСИ О [ДЕЯНИЯХ ДОМА] ЦИНЬ 1

Родоначальник [дома] Цинь был потомком императора Чжуань-сюя 2. Внучку Чжуань-сюя звали Нюй-сю. [Однажды, когда] Нюй-сю ткала, [пролетавшая мимо] ласточка уронила около нее яйцо, Нюй-сю проглотила его и родила сына Да-е. Да-е взял в жены девушку [из рода] Шао-дянь, которую звали Нюй-хуа. Нюй-хуа родила сына Да-фэя, который помогал Юю приводить в порядок воды и земли.

После успешного завершения [работ] император пожаловал [Юю] нефритовый скипетр черного цвета 3. Юй, принимая его, сказал: “Я один не смог бы завершить [работу], Да-фэй также помогал мне”. Император Шунь сказал: “О, Фэй, [оказывается], ты помогал Юю. Дарую тебе черную кайму на флаг 4, [предвижу, что] твоих потомков ждет великое возвышение” 5, и женил его на прекрасной девушке из рода Яо. Да-фэй с поклоном принял [дар] и стал помогать Шуню приручать птиц и зверей, многие из которых стали смиренными и покорными. [Да-фэй] это и был Бо-и 6. Шунь пожаловал ему родовую фамилию Ин.

У Да-фэя родились два сына, первого звали Да-лянь, и он стал [основателем] рода Няо-су, второго звали Жо-му, и он стал [основателем] рода Фэй-ши. Его [Жо-му] праправнука звали Фэй-чан, некоторые из его потомков жили в срединных владениях, другие — среди племен и и да.

При Цзе[-чжоу] — правителе Ся — Фэй-чан покинул Ся и перешел на сторону [дома] Шан. Он управлял колесницей [16] [Чэн] Тана тогда, когда под Минтяо было нанесено поражение [сяскому] Цзе 7.

Праправнука Да-ляня звали Чжун-янь из Мэнси 8, у него было тело птицы, а речь человеческая 9. Император Тай-у 10, услышав о нем, приказал погадать, можно ли назначить его колесничим. Получив благоприятный ответ, император призвал [Чжун-яня] к себе, назначил колесничим и женил его. После Тай-у потомки Чжун-яня из поколения в поколение добивались [больших] успехов, так как оказывали помощь иньскому государству. Поэтому фамилия Ин широко прославилась и впоследствии [глава рода] вошел в число владетельных князей.

Его [Чжун-яня] праправнук Чжун-цзюэ жил в землях западных жунов и защищал западные границы. У него родился [сын] Фэй-лянь. У Фэй-ляня родился Э-лай. Э-лай обладал большой силой, а Фэй-лянь был искусным ходоком. Отец и сын, используя эти свои способности, успешно служили иньскому Чжоу[-синю].

Когда чжоуский У-ван покарал Чжоу[-синя], он убил вместе с ним и Э-лая 11. В это время Фэй-лянь был послан Чжоу[-синем] на север [за камнем] 12. Вернувшись, он не нашел, кому доложить [о поездке], и тогда воздвиг жертвенник на горе Хотайшань 13 и доложил [духам]. [При постройке жертвенника] он обнаружил каменный гроб с вырезанной надписью: “Император приказал тебе, Чу-фу 14, пожаловать каменный гроб за то, что ты не участвовал в смуте против Инь, и тем прославить твой род”. Когда [Фэй-лянь] умер, его похоронили на горе Хотайшань 15.

У Фэй-ляня был еще сын по имени Цзи-шэн. У Цзи-шэна родился сын Мэн-цзэн. [Став взрослым], Мэн-цзэн пользовался благосклонностью чжоуского Чэн-вана. [Мэн-цзэн] это и был Чжай Гаолан 16.

У Гаолана родился Хэн-фу, а у Хэн-фу родился Цзао-фу, Цзао-фу был искусен в управлении колесницами и поэтому пользовался благосклонностью чжоуского Му-вана. Как-то, достав четырех лошадей — гнедой, саврасой, пегой и вороной масти, [Му-ван] выехал в объезд западных владений, [17] [поездка] ему так понравилась, что он забыл о возвращении. [В это время] Янь-ван — [правитель] Сюй — поднял мятеж 17, тогда Цзао-фу, состоявший при Му-ване колесничим, издалека домчал вана обратно в Чжоу, делая в день тысячу ли 18, и тем помог подавить мятеж. Му-ван пожаловал Цзао-фу город Чжаочэн 19, с этого времени род Цзао-фу стал носить фамилию Чжао.

С того времени как у Фэй-ляня родился Цзи-шэн, прошло пять поколений. При Цзао-фу [его род] отделился и поселился в Чжао. Чжао Шуай был одним из потомков [Цзао-фу], Э-лай Гэ — сын Фэй-ляня — преждевременно умер. У него был сын по имени Жу-фан. У Жу-фана родился Пан-гао, у Пан-гао родился Тай-цзи, у Тай-цзи родился Да-ло, а у Да-ло родился Фэй-цзы. Из-за того что Цзао-фу пользовался расположением [вана], все [его потомки] владели Чжаочэном и носили фамилию Чжао.

Фэй-цзы проживал в Цюаньцю 20, он любил лошадей и домашних животных и был искусен в их разведении. Жители Цюаньцю рассказали о нем чжоускому Сяо-вану. Сяо-ван призвал его и поручил [Фэй-цзы] смотреть за лошадьми в междуречье Цянь[шуй] и Вэй[хэ], при нем число лошадей [в табунах] намного возросло 21.

Сяо-ван хотел сделать [Фэй-цзы] прямым наследником Да-ло. Но у Да-ло от жены — дочери Шэнь-хоу — родился сын Чэн, который стал прямым наследником. [Отец жены Да-ло] — Шэнь-хоу сказал тогда Сяо-вану: “Некогда женщина с гор Лишань, принадлежавшая к моим предкам, стала женой жунского Сюй-сюаня и родила Чжун-цзюэ. В силу родства он перешел на сторону Чжоу, охранял западные границы, и благодаря этому на западных землях наступили мир и согласие.

Ныне, повторив то же самое, я дал в жены Да-ло [свою дочь], которая родила законного наследника Чэна. Фамилии Шэнь и Ло дважды соединялись в браке, и поэтому все западные жуны выражают [вам свою] покорность. Именно это позволяет вам быть ваном. Подумайте же над этим, государь!”. [18]

Тогда Сяо-ван сказал: “В прошлом Бо-и у Шуня ведал скотом, и скот в большом числе расплодился, за это [Бо-и] получил землю и ему была пожалована фамилия Ин. Ныне его потомок также разводит для меня лошадей, [поэтому] я выделю ему земли, и пусть он будет зависимым от меня”. Он поселил [Фэй-цзы] в Цинь, приказал ему вновь продолжать приносить жертвы [предкам] рода Ин и дал ему прозвище циньский Ин. Тем самым ван не лишил сына дочери Шэнь-хоу прав прямого наследника Да-ло и этим успокоил западных жунов.

У Цинь-ина родился Цинь-хоу, который умер после десятилетнего правления (857—848 гг. до н. э.). [У Цинь-хоу] родился Гун-бо, умерший после трех лет правления (847— 845 гг.), [у Гун-бо] родился Цинь-чжун.

На третьем году правления Цинь-чжуна (842 г.) из-за того, что чжоуский Ли-ван встал на порочный путь, некоторые чжухоу восстали против него. Восстали против дома вана и западные жуны, которые уничтожили при этом род Да-ло в Цюаньцю.

Придя к власти (в 827 г.), чжоуский Сюань-ван сделал Цинь-чжуна своим сановником — дафу и отправил его покарать западных жунов. [Но] западные жуны убили Цинь-чжуна 22. Цинь-чжун погиб в землях жунов после двадцатитрехлетнего правления (в 822 г.). У него было пять сыновей, старшего из которых называли Чжуан-гуном. Чжоуский Сюань-ван призвал к себе Чжуан-гуна с братьями, дал им семь тысяч воинов и послал в поход против западных жунов, которых они разбили. После этого [Сюань-ван] пожаловал [Чжуан-гуну] наследие Цинь-чжуна и земли их предка Да-ло в Цюаньцю. [Чжуан-гун] стал владеть всем этим и получил титул сановника западных окраин. Чжуан-гун поселился на западе в своем прежнем Цюаньцю. У него родились трое сыновей, старшего из которых звали Ши-фу. Сказав: “Жуны убили моего деда [Цинь-]чжуна. Пока я не убью предводителя жунов 23, я не осмелюсь войти в свое родное поселение”, Ши-фу отправился сражаться с жунами, уступив тем самым [право наследования] младшему брату Сян-гуну, который и [19] стал наследником. Чжуан-гун правил сорок четыре года. Когда он умер, его сменил наследник Сян-гун 24.

В первый год правления (777 г.) Сян-гун отдал свою младшую сестру Му-ин в жены Фэн-вану 25. На втором году правления Сян-гуна (776 г.) жуны окружили Цюаньцю, Ши-фу напал на них, но был захвачен жунами в плен. Через год с небольшим они вернули Ши-фу обратно. На седьмом году правления Сян-гуна (771 г.), весной, чжоуский Ю-ван из-за [наложницы] Бао-сы отстранил законного наследника и сделал наследником сына Бао-сы. [Ю-ван] много раз обманывал чжухоу, и они отдалились от него 26. Племена цюаньжунов из числа западных жунов совместно с Шэнь-хоу напали на Чжоу и убили Ю-вана у горы Лишань.

В это время циньский Сян-гун пришел во главе войск на помощь [дому] Чжоу, он сражался с упорством и добился успеха. Когда же дом Чжоу, спасаясь от угрозы цюаньжунов, переселялся на восток, в Лои, Сян-гун с войсками сопровождал чжоуского Пин-вана. Пин-ван возвел Сян-гуна в ранг чжухоу и даровал ему земли к западу от гор Цишань. [Пин-ван] сказал: “Жуны лишены морали, они вторглись и захватили наши земли в Ци и в Фэн, но Цинь сумело прогнать жунов и поэтому получает эти земли”.

Обменявшись [с Сян-гуном] клятвами, [Пин-ван] пожаловал ему земли и титул. Так Сян-гун положил основание [циньскому] государству, он стал обмениваться с владетельными князьями послами, устанавливать с ними дружеские отношения и устраивать пиры. После этого [Сян-гун] принес в Сичжи в жертву Верховному владыке трех рыжих жеребят с черной гривой, трех желтых бычков и трех баранов 27. На двенадцатом году правления (766 г.) Сян-гун выступил в поход против жунов, но, дойдя до гор Цишань, умер. У него был сын Вэнь-гун.

На первом году правления (765 г.) [Вэнь-гун] поселился во дворце Сичуйгун. На третьем году правления (763 г.) Вэнь-гун с семью сотнями воинов отправился охотиться на восток. На четвертом году правления (762 г.) он прибыл к месту слияния рек Цяньшуй и Вэйхэ, где сказал: [20] “В прошлом дом Чжоу поселил моего предка, циньского Ина, в этих местах, а его потомки в конце концов добились звания чжухоу”. Он стал гадать о возможности поселения на этом месте, получил благоприятный ответ и построил здесь город.

На десятом году правления (756 г.) [Вэнь-гун] впервые построил жертвенник Фучжи и принес в жертву три лао 28. На тринадцатом году правления Вэнь-гуна (753 г.) впервые учреждена должность летописца для записи событий. Народ [Цинь] стал более просвещенным. На шестнадцатом году правления (750 г.) Вэнь-гун во главе войск напал на жунов, они потерпели поражение и бежали. В результате Вэнь-гун собрал под своей властью оставшееся здесь население Чжоу и его земли стали простираться до гор Цишань. Земли же к востоку от гор Цишань он поднес [дому] Чжоу. На девятнадцатом году правления (747 г.) Вэнь-гун нашел “драгоценность из Чэнь” 29.

На двадцатом году правления Вэнь-гуна (746 г.) законом впервые ввели наказание родичей [обвиняемого], [связанных с ним] тремя степенями родства 30. На двадцать седьмом году правления (739 г.) он напал на племена дацзы, фэн и датэ, жившие в районе гор Наньшань 31. На сорок восьмом году (718 г.) умер наследник Вэнь-гуна, ему был пожалован посмертный титул Цзин-гуна. Старший сын Цзин-гуна — внук Вэнь-гуна — был объявлен наследником. На пятидесятом году правления (716 г.) Вэнь-гун умер и был похоронен на горе Сишань. У власти стал сын Цзин-гуна, это был Нин-гун 32.

На втором году правления (714 г.) Нин-гун переехал на жительство в Пинъян. [Он] отправил войска напасть на Таншэ 33. На третьем году правления Нин-гуна (713 г.) произошла битва с [войсками царства] Бо и боский ван бежал к жунам. Таншэ было после этого уничтожено. На четвертом году правления Нин-гуна (712 г.) луский княжич Хуй убил своего правителя Инь-гуна. На двенадцатом году правления (704 г.) [Нин-гун] пошел походом на род Тан и захватил его [земли]. Нин-гун стал у власти в десятилетнем возрасте, а [21] умер на двенадцатом году правления и был похоронен у горы Сишань.

[У Нин-гуна] было трое сыновей, старший сын У-гун стал его наследником. Младший брат У-гуна — Дэ-гун — родился от одной с наследником матери, а [третий брат], Чу-цзы, родился от Ци-цзы из княжества Лу.

Когда Нин-гун умер, дашучжаны Фо-цзи, Вэй-лэй и Сань-фу 34 отстранили наследника [У-гуна] и поставили правителем Чу-цзы 35. На шестом году правления Чу-цзы (698 г.) Сань-фу и другие сообща приказали убийцам умертвить Чу-цзы. Чу-цзы был поставлен правителем пяти лет от роду и погиб через шесть лет. Сань-фу с остальными вновь поставили у власти прежнего наследника — У-гуна.

На первом году правления (697 г.) У-гун отправился походом на род Пэнси и дошел до гор Хуашань 36. [Потом] ов поселился во дворце Фэнгун в Пинъяне. На третьем году правления (695 г.) [У-гун] казнил Сань-фу и его сообщников, истребил их родственников до третьего колена за то, что они убили Чу-цзы. Гао Цзюй-ми из княжества Чжэн убил своего правителя Чжао-гуна 37.

На десятом году правления (688 г.) [У-гун] предпринял поход против жунов в районах Гуй и Цзи 38 и впервые учредил там уезды. На одиннадцатом году правления (687 г.) он впервые учредил уезды в Ду и Чжэн и уничтожил царство Сяого 39. На тринадцатом году правления У-гуна (685 г.) Гуань Чжи-фу, Лянь Чэн и другие [сановники] княжества Ци убили своего правителя Сян-гуна и поставили у власти Гунсунь У-чжи. Цзинь покончило с царствами Хо, Вэй и Гэн 40.

[Жители] Юнлиня в княжестве Ци убили [Гунсунь] У-чжи, Гуань Чжи-фу и его сообщников 41 и поставили править в Ци Хуань-гуна. Ци и Цзинь стали сильными княжествами. На девятнадцатом году (679 г.) правитель Цюйво из Цзинь впервые стал цзиньским хоу 42. Правитель Ци — Хуань-гуй [на съезде князей] в Цзюань объявлен гегемоном 43.

На двадцатом году правления (678 г.) У-гун умер и был похоронен в Пинъяне в [области] Юн. Впервые принесли в жертву людей для сопровождения умершего в количестве [22] шестидесяти шести человек 44. У-гун имел одного сына, которого звали Бай, но Бай у власти не встал, ему дали земли в Пинъяне, а у власти был поставлен его младший брат Дэ-гун.

На первом году правления (677 г.) Дэ-гун впервые поселился во дворце Дачжэн в Юнчэне 45, где принес в жертву триста лао у жертвенника Фучжи 46. [Дэ-гун] стал гадать о [том, что сулит ему] поселение в Юн, [и получил ответ, что] его потомки будут поить лошадей в реке Хуанхэ. Правители княжеств Лян и Жуй явились представиться [Дэ-гуну]. На втором году (676 г.) впервые [установили периоды] фу и использовали собак для защиты от ядовитых насекомых 47. Дэ-гун стал у власти в 33-летием возрасте и через два года правления умер. У него было три сына: старший — Сюань-гун, средний — Чэн-гун, младший — Му-гун. У власти стал его старший сын Сюань-гун.

На первом году правления Сюань-гуна (675 г.) княжества Вэй и Янь напали на Чжоу. Они изгнали Хуй-вана и поставили у власти княжича Туя. На третьем году (673 г.) Чжэн-бо и Го-шу убили княжича Туя и вернули Хуй-вана. На четвертом году (672 г.) был сооружен жертвенник Мичжи. Произошло сражение с войсками княжества Цзинь у Хэяна, [Сюань-гун] победил их 48. На двенадцатом году правления (664 г.) Сюань-гун умер. У него было девять сыновей, но ни один из них не правил. У власти поставили его младшего брата Чэн-гуна. На первом году правления Чэн-гуна (663 г.) Лян-бо и Жуй-бо прибыли к его двору. Циский Хуань-гун пошел походом на шаньжунов, но остановился в Гучжу 49. Пробыв у власти четыре года, Чэн-гун умер. У него было семь сыновей, но ни один из них не правил. У власти стал его младший брат Му-гун.

На первом году правления (659 г.) Му-гун, по имени Жэнь-хао, лично повел войска против [племени] маоцзинь, одержав над ним победу. На четвертом году правления (656 г.) Му-гун взял жену из Цзинь, которая приходилась старшей сестрой Шэнь-шэну — наследнику правителя Цзинь. В этом же году циский Хуань-гун напал на царство Чу и [23] дошел до Шаолина 50. На пятом году правления Му-гуна (655 г.) цзиньский Сянь-гун уничтожил царства Юй и Го, взял в плен юйского правителя и его сановника Байли Си. [Все это произошло] из-за того, что [правитель] царства Юй принял подарки в виде яшмы и лошадей. Попавший в плен Байли Си был превращен в слугу в свите [будущей] жены циньского Му-гуна и отправлен с нею в Цинь 51. Но Байли Си [по дороге] в Цинь бежал в Юань 52. Люди, проживавшие на границах с Чу, схватили его. [Циньский] Му-гун, узнав о мудрости Байли Си, решил за большую цену выкупить его, но, опасаясь, что чусцы не отдадут [Байли Си], послал своего человека сказать чусцам:

“Байли Си — слуга из свиты, сопровождающей мою жену, — находится у вас. Я предлагаю за него выкуп — пять шкур баранов”. Чусцы согласились и отдали Байли Си. В это время Байли Си было уже более семидесяти лет. Му-гун, освободив Байли Си, хотел поговорить с ним о государственных делах, но Байли Си отказался, заявив: “Я подданный государства, которое погибло, разве я достоин [того, чтобы со мной] советовались!”. Му-гун сказал: “Правитель царства Юй потерял владение потому, что не использовал вас, это не ваша вина!”. [Му-гун] настойчиво расспрашивал [Байли Си], и так они беседовали три дня. Весьма удовлетворенный, Му-гун поручил Байли Си управление государственными делами, прозвав его “У-гу дафу” [“Сановник за пять бараньих шкур”] 53. [Однако] Байли Си, отказываясь, сказал: “Я не обладаю достоинствами моего друга Цзянь-шу. Цзянь-шу мудр, но никто не знает об этом. Когда во время своих долгих странствований я оказался в затруднительном положении в Ци и вымаливал себе пропитание у жителей в Чжи, то [один] Цзянь-шу взял меня к себе. Затем я решил служить цискому правителю У-чжи, но Цзянь-шу удержал меня, благодаря этому я смог избежать бедствий, пережитых княжеством Ци. После этого я отправился в Чжоу. Сын чжоуского вана Туй любил быков, и я, имея навык в их кормлении, стал заниматься этим. Когда же княжич Туй захотел привлечь меня [на службу], Цзянь-шу [снова] удержал меня, я уехал и тем [24] самым избежал казни. Когда я стал служить правителю царства Юй, Цзянь-шу удерживал меня. Поняв, что правитель царства Юй не воспользуется моими советами, я стал стремиться только к личной выгоде, [к получению] жалованья и титулов, и из-за этого задержался [в Юй]. Дважды я следовал советам Цзянь-шу и избежал опасностей, один раз не послушался его — и попал в беду [вместе с] правителем царства Юй. Вот откуда я узнал о мудрости Цзянь-шу”.

Тогда Му-гун послал человека с богатыми дарами пригласить к себе Цзянь-шу и сделал его своим высшим сановником — шандафу. Осенью Му-гун, лично возглавив войска, напал на Цзинь и сразился [с армией Цзинь] в Хэцюй 54. [В это время наложница] Ли-цзи устроила смуту в Цзинь, в ходе которой наследник Шэнь-шэн погиб в Синьчэне, а Чун-эр и И-у бежали, спасая жизнь 55.

На девятом году правления Му-гуна (651 г.) правитель Ци — Хуань-гун встретился с владетельными князьями в Куйцю 56. Скончался цзиньский Сянь-гун, и у власти был поставлен сын Ли-цзи по имени Си-ци, но один из цзиньских чиновников, Ли Кэ, убил Си-ци. Сюнь Си поставил тогда у власти Чжо-цзы, но [Ли] Кэ убил обоих: Чжо-цзы и Сюнь Си. Тогда И-у послал гонца в Цинь с просьбой помочь ему вернуться в Цзинь. Му-гун согласился помочь и отправил Байли Си с войсками сопровождать И-у [в Цзинь].

И-у [при этом] сказал: “[Если я] действительно смогу стать у власти, то предложу отделить восемь цзиньских городов к западу от реки [Хуанхэ] и передам их Цинь”. Когда И-у достиг [столицы Цзинь] и стал у власти, он послал Пэй Чжэна выразить [лишь] благодарность Цинь и в нарушение обещания не отдал Цинь городов к западу от Хуанхэ и, [кроме того], убил Ли Кэ. Пэй Чжэн, услышав об этом, испугался и предложил затем [циньскому] Му-гуну такой план: “Цзиньцы не хотят И-у, в действительности [они] хотели бы иметь Чун-эра. Ныне И-у нарушил обещание, данное Цинь, да еще убил Ли Кэ, сделав все это по совету Люй-шэна и Ци Жуя. Прошу Вас [щедрыми] посулами срочно призвать к себе Люй[-шэна] и Ци [Жуя]. Если Люй и Ци приедут, это [25] будет способствовать перемене [власти] и возвращению [в Цзинь] Чун-эра”. Му-гун согласился с этим и отправил гонца вместе с Пэй Чжэном обратно в [Цзинь], чтобы призвать Люй[-шэна] и Ци [Жуя]. Люй, Ци и их сторонники, заподозрив Пэй Чжэна в сговоре [с Му-гуном], доложили об этом И-у, который убил Пэй Чжэна. Сын Пэй Чжэна — Пэй Бао — бежал в Цинь и сказал Му-гуну: “Правитель Цзииь лишен моральных устоев, байсины далеки от него, на него можно напасть”. Му-гун на это сказал: “Если байсины недовольны [И-у], то как же он смог пойти на убийство такого крупного чиновника? Коли он сумел убить столь видного чиновника, значит, он с байсинами в согласии” 57. [Му-гун] не прислушался [к этому совету], однако потихоньку использовал Бао [на службе].

На двенадцатом году правления Му-гуна (648 г.) в Ци умерли Гуань Чжун и Си Пэн 58. В Цзинь случилась засуха, и [цзиньцы] явились просить зерно. Пэй Бао советовал Му-гуну не давать зерна, а, воспользовавшись тем, что у них голод, напасть на Цзинь. Му-гун спросил [совета у] Гунсунь Чжи. [Гунсунь] Чжи ответил: “Голод и изобилие сменяют друг друга, нельзя не дать [цзиньцам зерна]!”. Спросил [совета у] Байли Си. [Байли] Си сказал: “Виновен перед вами И-у, а в чем же виноват его народ?” 59. Тогда Му-гун последовал советам Байли Си и Гунсунь Чжи и дал в конце концов [цзиньцам] зерно. Зерно тянули на лодках, переправляли на повозках, те и другие двигались одна за другой чередой от Юнчэна до Цзяна 60. На четырнадцатом году [правления Му-гуна] (646 г.) случился голод и Цинь стало просить зерно у Цзинь. Правитель Цзинь стал советоваться со своими чиновниками. Го Шэ сказал: “Если воспользоваться сейчас голодом [в Цинь] и напасть на них, можно добиться большого успеха!”. Правитель Цзинь последовал этому совету.

На пятнадцатом году правления Му-гуна (645 г.) [И-у] поднял войска, намереваясь напасть на Цинь. Му-гун двинул войска, назначил Пэй Бао командующим и сам повел [армию] для удара по цзиньцам. В девятой луне в день жэнь-сюй [Му-гун] вступил в сражение с цзиньским Хуй-гуном И-у [26] в землях Хань 61. Правитель Цзинь отделился от своих войск, чтобы посоперничать с циньским [гуном] в борьбе за успех. Возвращаясь обратно, он с лошадью провалился [в топь] 62. Му-гун вместе с находившимися под его знаменем воинами стремительно бросился за ним, но захватить правителя Цзинь не смог, а, наоборот, сам попал в окружение цзиньских войск. Цзиньцы напали на Му-гуна, и он был ранен. Тут триста воинов, [которые ранее] съели прекрасного скакуна [Му-гуна] у подножия гор Цишань, стремительно бросились на цзиньские войска и заставили цзиньских воинов разорвать кольцо окружения, освободили Му-гуна и, в свою очередь, захватили в плен цзиньского правителя.

[Следует сказать, что] ранее Му-гун потерял своего прекрасного скакуна, а непокорные дикари у гор Цишань сообща поймали его лошадь и съели ее. Их было триста с лишним человек. Чиновники схватили и хотели наказать их. Му-гун сказал: “Совершенный муж не губит людей из-за животных. Я слышал, что есть мясо прекрасного скакуна и не запивать его вином — вредно для здоровья”. После чего поднес этим людям вина и помиловал их.

Теперь же эти триста человек, узнав, что Цинь воюет с Цзинь, все решили последовать [за Му-гуном]. Сопровождая его [колесницу] и увидев, что Му-гун попал в беду, они подняли свои копья и отчаянно бросились в бой, чтобы таким образом отплатить за милость, [проявленную к ним], когда они съели лошадь [князя].

Захватив в плен цзиньского правителя, Му-гун вернулся [в столицу] и отдал приказ по княжеству: “Соблюдайте запреты! Я принесу правителя Цзинь в жертву Верховному владыке”. Чжоуский Сын Неба, услышав об этом, сказал: “Ведь цзиньский правитель одного со мной рода”, и стал просить за него. Кроме того, старшая сестра И-у, которая была женой Му-гуна, услышав об этом, надела траурные одежды и стала ходить босиком, говоря: “Я и мой младший брат не в состоянии помочь друг другу, так как этим опозорили бы повеление нашего правителя” 63.

Му-гун тогда сказал: “Я считал захват правителя Цзинь [27] своим успехом, сейчас Сын Неба просит за него и моя жена скорбит о нем”. После чего заключил союз с правителем Цзинь, разрешил ему вернуться к себе, тут же сменив его жилье на хоромы и подарив ему семь лао [жертвенного] скота. В одиннадцатой луне [Му-гун] отпустил правителя Цзинь И-у. И-у поднес Му-гуну земли к западу от Хуанхэ и послал своего наследника Юя в качестве заложника в Цинь. [Правитель] Цинь женил наследника Юя на девушке из своего рода. К этому времени земли Цинь на востоке простерлись до реки Хуанхэ.

На восемнадцатом году правления Му-гуна (642 г.) умер правитель Ци — Хуань-гун 64. На двадцатом году (640 г.) Цинь уничтожило царства Лян и Жуй 65. На двадцать втором году (638 г.) сын цзиньского гуна Юй, узнав, что правитель Цзинь заболел, сказал: “Лян — это дом моей матери, но Цинь уничтожило его. У меня много братьев, поэтому, если мой отец умрет, циньский [правитель] непременно задержит меня, а в Цзинь пренебрегут [мной] и поставят вместо меня у власти другого сына”. Наследник Юй бежал и вернулся в Цзинь.

На двадцать третьем году правления Му-гуна (637 г.) цзиньский Хуй-гун умер и правителем стал его сын Юй. Правитель Цинь, раздосадованный тем, что Юй убежал, пригласил к себе другого сына цзиньского гуна, Чун-эра, жившего в Чу, и дал ему в жены прежнюю жену Юя. Чун-эр вначале отказывался [от жены], но затем взял [ее]. Му-гун [после этого] стал относиться к Чун-эру со все большим вниманием и щедро одарял его.

На двадцать четвертом году (636 г.), весной, [правитель] Цинь послал гонца сообщить цзиньским сановникам о своем намерении поставить у власти [в Цзинь] Чун-эра. Цзиньские [сановники] согласились на это, после чего Му-гун отправил людей препроводить Чун-эра [в Цзинь]. Во второй луне Чун-эр был поставлен у власти и стал правителем Цзинь. Это был Вэнь-гун. Вэнь-гун послал людей убить Юя. Юй — это был Хуай-гун 66.

Этой же осенью младший брат чжоуского Сян-вана — [28] Дай во главе племени ди напал на вана и [вынудил] его покинуть [Чжоу] и поселиться в княжестве Чжэн. На двадцать пятом году правления Му-гуна (635 г.) чжоуский ван отправил гонцов в Цзинь и Цинь с просьбой о помощи. Циньский Му-гун, встав во главе войск, пришел на помощь цзиньскому Вэнь-гуну, чтобы вернуть чжоуского Сян-вана в столицу, [там они] убили его младшего брата Дая 67.

На двадцать восьмом году (632 г.) цзиньский Вэнь-гун нанес поражение войскам Чу у Чэнпу 68. На тридцатом году правления (630 г.) Му-гун помог цзиньскому Вэнь-гуну в осаде [столицы] Чжэн 69. Чжэн[ский правитель] отправил гонца к Му-гуну сказать: “Погубив Чжэн, вы усилите Цзинь, что принесет пользу Цзинь и будет невыгодно Цинь. Ведь усиление Цзинь означает беду для Цинь”. Му-гун прекратил тогда военные действия и вернулся [в Цинь]. Цзинь тоже прекратило [военные действия]. На тридцать втором году (628 г.), зимой, цзиньский Вэнь-гун умер.

Среди чжэнцев нашелся человек, который задумал предать Чжэн циньцам 70, и он сказал [Му-гуну]: “Я ведаю их городскими воротами, поэтому имеется возможность внезапно ворваться в чжэнскую столицу”. Му-гун обратился за советом к Цзянь-шу и Байли Си, которые ответили: “Пройти множество государств и тысячи ли и затем внезапно напасть на людей, от таких действий редко кто получал выгоду. К тому же, [если нашелся] человек, готовый предать Чжэн, то как знать, что среди наших людей не найдется такого, который расскажет о наших планах чжэнцам? [Так поступать] не следует”. Му-гун на это сказал: “Вы [ничего] не понимаете, я уже принял решение!”. После чего он отправил войска в поход, поручив командование ими Мэнмин Ши — сыну Байли Си, Си-ци Шу и Бо-и Бину — сыновьям Цзянь-шу.

Байли Си и Цзянь-шу в день выступления стали оплакивать [уходящих]. Му-гун, услышав [плач,] разгневался и сказал: “Я посылаю в поход армию, а вы стенаниями расстраиваете мои войска. Что это значит?”. Оба старца ответили: “Мы не смеем расстраивать воинов нашего правителя, но вместе с армией уходят наши сыновья, мы же стары, и если [29] наши сыновья задержатся с возвращением, то боимся, что больше не увидимся. Вот почему мы проливаем слезы” — и удалились, сказав сыновьям: “Если ваша армия потерпит поражение, то это должно случиться в теснине у горы Сяошань” 71.

На тридцать третьем году (627 г.), весной, циньские войска двинулись на восток. Они миновали земли княжества Цзинь и прошли северные ворота [столицы] Чжоу. Чжоуский сановник Вансунь Мань сказал: “Циньские войска не соблюдают правил поведения, что может ожидать их, кроме поражения!” 72.

Когда [циньская] армия подошла к Хуа 73, ей встретился чжэнский торговец Сянь Гао, который гнал на продажу в Чжоу двенадцать быков. Увидев циньских солдат, торговец испугался, что они убьют его или возьмут в плен, поэтому он поднес циньцам своих быков, сказав: “Услышав, что ваше великое государство намерено покарать Чжэн, правитель Чжэн усердно совершенствует оборону и готовится к защите и послал меня поднести вашим уставшим офицерам и воинам этих двенадцать быков” 74. Три циньских военачальника стали говорить друг другу: “[Мы] намеревались внезапно напасть на Чжэн, но чжэнцы уже обнаружили это. Идя туда, мы, [пожалуй], не достигнем цели”. Они уничтожили Хуа. Хуа было владением, расположенным на границе с Цзинь.

В это время в Цзинь соблюдали траур по Вэнь-гуну, но он еще не был захоронен. Его старший сын Сян-гун с гневом говорил: “[Правитель] Цинь оскорбляет меня, сироту, воспользовавшись трауром, он разрушил наше Хуа”. Затем Сян-гун одел черные грубые траурные одежды 75 и повел войска в поход, преградив путь циньской армии в теснине у горы Сяошань. Он нанес удар армии Цинь и разгромил ее, ни один из циньских солдат не сумел спастись. Взяв в плен трех циньских военачальников, [Сян-гун] вернулся обратно.

Вдова Вэнь-гуна была родом из Цинь, [поэтому] она стала просить за трех попавших в плен циньских военачальников, говоря: “Му-гун ненавидит этих трех человек до мозга костей. Я хотела бы, [чтобы вы] приказали этим трем [30] вернуться. Пусть мой [циньский] правитель, удовлетворяя свое желание, сварит их живыми”.

Правитель Цзинь согласился с этим и отпустил трех циньских военачальников. Когда трое военачальников прибыли [в Цинь], Му-гун, одетый в белые траурные одежды, встретил их в окрестностях столицы и, со слезами обращаясь к ним, сказал: “Из-за того, что я не последовал совету [ваших отцов] Байли Си и Цзянь-шу, я навлек позор на вас троих, в чем же ваша вина за это? [Но теперь] вы приложите все силы, чтобы смыть позор, не ленитесь в этом!”. После этого Му-гун восстановил всех троих в прежних званиях и стал относиться к ним с еще большей милостью.

На тридцать четвертом году правления Му-гуна (626 г.) старший сын правителя Чу Шан-чэн убил своего отца Чэн-вана и занял его место. Му-гун вновь послал Мэнмин Ши и других во главе войск напасть на княжество Цзинь. Бой произошел у Пэнъя. Сражение сложилось для Цинь неудачно, и [циньские военачальники] отвели войска обратно 76.

Правитель жунов отправил Ю-юя в Цинь. Предки Ю-юя были цзиньцами, которые бежали к жунам, поэтому (Ю-юй) умел разговаривать по-цзиньски. Прослышав о мудрости Му-гуна, правитель жунов послал Ю-юя ознакомиться с Цинь. Когда циньский Му-гун показал ему свои дворцовые палаты и собранные в них богатства, Ю-юй сказал: “Если вы заставляли духов все это сотворить, то утомили духов, а если заставляли людей создавать это, то просто замучили народ!”. Му-гун удивился этим словам и спросил: “Срединные государства осуществляют управление на основе стихов и [исторических] записей, обрядов и музыки, законов и установлений 77, но, несмотря на это, в них часто происходят беспорядки. Ныне у диких жунов ничего этого нет. Как же у них строится управление? Разве не возникает трудностей?”.

Ю-юй со смехом ответил: “Именно в этом причина беспорядков в срединных государствах, ведь с тех пор как мудрейший Хуан-ди выработал обряды и музыку, законы и установления, он лично подавал пример их исполнения, [31] почти не прибегая к управлению. Его же потомки день ото дня становились все более высокомерными и развращенными. Они строго надзирали за низшими и наказывали их, опираясь лишь на силу законов и установлений, [в результате] низшие уставали до крайности и, ратуя за человеколюбие и справедливость, начинали роптать на высших. Так между высшими и низшими возникала взаимная борьба из-за [нанесенных] обид. Взаимные убийства с целью захвата власти и даже уничтожения целых родов — все это порождено этой причиной. Совсем не так у жунов и и. Высшие, обладая простотой и добродетелью, применяют их в отношениях с низшими, а низшие, сохраняя искренность и преданность, служат высшим. Управление целым государством подобно управлению собственным телом, когда не думают, с помощью чего оно управляется, и это действительно управление мудрых” 78.

Удалившись из дворца, Му-гун затем спросил своего секретаря Ляо 79: “Я слышал, что если в соседнем государстве живет мудрый человек, это — источник тревоги для соперничающего с ним княжества. Ныне мудрость Ю-юя опасна для меня. Как же мне поступить?”. Нэйши Ляо ответил: “Правитель жунов живет в глухих, отдаленных местах и еще не слышал музыки срединных государств. Вы, правитель, попробуйте послать ему ваших певичек, чтобы сломить его волю, попросите также разрешения [оставить] Ю-юя, чтобы отдалить их друг от друга. Задержите Ю-юя и не отпускайте его, чтобы он нарушил сроки [возвращения]. Правитель жунов удивится задержке и непременно заподозрит Ю-юя. А коли между государем и его чиновником появится трещина, можно держать его [нашим] пленником 80. Притом, если правитель жунов увлечется певичками, он непременно забросит дела управления”. Му-гун сказал на это: “Превосходно!”. Вслед за этим он сел с Ю-юем на разостланные рядом циновки и стал его угощать, лично передавая ему блюда с едой 81.

Расспросив у Ю-юя подробно о характере местности и военной силе жунов, [Му-гун] приказал своему секретарю [32] Ляо отправить правителю жунов шестнадцать певичек. Правитель жунов, получив их, очень обрадовался и целый год не возвращал [певичек].

Тогда циньский правитель вернул Ю-юя домой. [Вернувшись], Ю-юй многократно увещевал [правителя жунов], но тот не слушал его. Му-гун в то же время несколько раз посылал людей [к жунам], которые, пользуясь каждым случаем, просили послать Ю-юя [в Цинь]. В конце концов Ю-юй бежал и перешел на сторону Цинь. Му-гун оказывал ему почести как гостю и расспрашивал о возможностях нападения на жунов 82.

На тридцать шестом году правления (624 г.) Му-гун вновь усилил свое благорасположение к Мэнмину и другим [военачальникам] и послал их во главе войск напасть на княжество Цзинь. Переправившись через Хуанхэ, они сожгли [за собою] лодки и затем нанесли сильное поражение цзиньцам, захватив Вангуань и Хао 83 и отплатив этим за [неудачное] сражение у горы Сяошань. Цзиньцы укрылись за стенами городов и не осмеливались выходить [из-под их защиты].

Затем Му-гун сам переправился через Хуанхэ у Маоцзиня, у горы Сяошань был насыпан холм над останками [погибших воинов]. Он объявил траур и оплакивал погибших три дня, вслед за чем поклялся перед войсками, говоря: “О воины, слушайте [меня] и не шумите! Я клянусь и говорю вам: древние правители [всегда] советовались с храбрыми, убеленными сединами мужами 84 и поэтому не совершали ошибок. Неоднократно вспоминая о том, что я не последовал советам Цзянь-шу и Байли Си, я составил эту клятву. Пусть потомки помнят об этой моей ошибке”.

Все благородные мужи, услышав эти слова, плакали и говорили: “О! Как циньский Му-гун знает людей! 85. Наконец-то он получил радостную весть от Мэнмина!”.

На тридцать седьмом году (623 г.) Цинь по плану Ю-юя напало на правителя жунов, присоединило к себе двенадцать царств, устроило земли на расстоянии в тысячу ли и стало главенствовать над западными жунами. Сын Неба [33] послал Чжао-гуна Го поздравить Му-гуна и вручить ему гонги и барабаны 86.

На тридцать девятом году правления (621 г.) Му-гун умер и был похоронен в Юн. С ним [принесли в жертву и] захоронили сто семьдесят семь человек. В числе захороненных с покойным находились трое верных слуг дома Цинь из рода Цзы-юй — Янь-си, Чжун-хан и Чжэнь-ху. Циньцы, скорбя об ушедших, сложили в их честь песню “Иволга” 87. А благородные мужи сказали: “Циньский Му-гун расширил земли и увеличил число наших владений, на востоке он подчинил сильное княжество Цзинь, на западе установил господство над жунами. Но то, что он не стал главой союза владетельных князей, также сообразуется [с обстоятельствами]. Ведь [он] умер, покинув свой народ, [более того], взял еще и своих верных чиновников [с собой] в могилу. Между тем прежние ваны, умирая, оставляли все-таки [потомкам] моральные нормы, завещали [выработанные ими] законы. Как же [Му-гун] мог взять [в могилу] лучших людей и верных слуг, тех, по ком так скорбят байсины? Вот почему ясно, что Цинь не сможет повторить свой поход на восток” 88.

У Му-гуна было сорок сыновей, старший сын Ин занял место отца. Это был Кан-гун. [Наступил] первый год правления Кан-гуна (620 г.). Еще в предыдущем году — в год смерти Му-гуна — умер также цзиньский Сян-гун. Его младший брат по имени Юн был выходцем из Цинь и находился в Цинь. Цзиньский [сановник] Чжао Дунь хотел поставить у власти Юна и послал за ним Суй Хуя. Циньские войска сопровождали [Юна] до Линху 89. Однако цзиньцы, поставившие у власти сына Сян-гуна, напали на циньские войска, [сопровождавшие Юна], и циньские отряды потерпели поражение, а Суй Хуй бежал. На втором году правления Кан-гуна (619 г.) Цинь напало на Цзинь, захватило Учэн 90, отплатив тем за поражение под Линху. На четвертом году (617 г.) Цзинь напало на Цинь и захватило Шаолян 91. На шестом году правления Кан-гуна (615 г.) Цинь напало на Цзинь и захватило Цзима, а в сражении в излучине Хуанхэ нанесло крупное поражение цзиньской армии 92. Цзиньцы опасались, [34] что пребывание Суй Хуя в Цинь [грозит им] смутой, поэтому послали туда вэйского Шоу-юя с заданием притворится противником [Цзинь], войти в сговор с [Суй] Хуем и обманом захватить его. В результате [Суй] Хуй был возвращен в Цзинь.

Кан-гун умер, пробыв у власти двенадцать лет. Его место занял его сын Гун-гун. На втором году правления Гун-гуна (607 г.) цзиньский [сановник] Чжао Чуань убил своего правителя Лин-гуна. На третьем году (606 г.) чуский Чжуан-ван усилился, выступил в поход на север, достиг реки Ло и [послал гонца] узнать о чжоуских треножниках 93.

Гун-гун умер, пробыв у власти пять лет. К власти пришел его сын Хуань-гун. На третьем году правления Хуань-гуна (601 г.) цзиньцы разбили одного из [циньских] военачальников 94. На [десятом] седьмом году правления Хуань-гуна (597 г.) 95 чуский Чжуан-ван подчинил себе княжество Чжэн, а на севере, на берегу реки [Хуанхэ], нанес поражение армии Цзинь. В это время [правитель] Чу стал гегемоном, собрал на совет чжухоу, создал их союз и объединил владетельных князей [вокруг себя].

На двадцать четвертом году правления Хуань-гуна (580 г.) в Цзинь начал править Ли-гун. Вблизи Хуанхэ он заключил с циньским Хуань-гуном союз, но только они вернулись, как Цинь нарушило договор и совместно с племенами ди стало замышлять нападение на Цзинь. На двадцать шестом году (578 г.) правитель Цзинь, возглавляя владетельных князей, выступил походом против Цинь. Циньская армия была разбита и бежала, ее преследовали до реки Цзиншуй, после чего [войска чжухоу] повернули обратно.

Хуань-гун умер, пробыв у власти двадцать семь лет. У власти встал его сын Цзин-гун. На четвертом году правления Цзин-гуна (573 г.) цзиньский Луань-шу убил своего правителя Ли-гуна. На пятнадцатом году правления (562 г.) [Цзин-гун] пришел на помощь княжеству Чжэн и разбил цзиньские войска под Ли 96. В это время цзиньский Дао-гун стал главой союза князей. На восемнадцатом году правления Цзин-гуна (559 г.) цзиньский Дао-гун усилился, несколько [35] раз созывал на съезд владетельных князей. Возглавив их, он напал на Цинь и разбил циньскую армию. Циньская армия бежала, цзиньские солдаты преследовали циньцев, перешли через реку Цзиншуй и, [только] дойдя до Юйлиня, повернули обратно 97.

На двадцать седьмом году правления (550 г.) Цзин-гун отправился в Цзинь и заключил союз с Пин-гуном, но вскоре сам же нарушил его 98. На тридцать шестом году правления Цзин-гуна (541 г.) чуский княжич Вэй убил своего правителя и сам встал у власти, это был Лин-ван. Младший брат Цзин-гуна от другой матери, Хоу-цзы Цянь, был любимцем [отца] и обладал большими богатствами 99, но кто-то оклеветал его, [и он], боясь казни, бежал в Цзинь с тысячью нагруженных повозок. Цзиньский Пин-гун спросил его: “Почему Вы, Хоу-цзы, будучи столь богатым, все же бежали?”. Хоу-цзы ответил: “Циньский гун творит беззакония, [я бежал], боясь казни. Хочу дождаться его преемников и тогда вернуться”.

На тридцать девятом году правления Цзин-гуна (538 г.) чуский Лин-ван усилился, собрал владетельных князей в Шэнь и возглавил союз князей. Он убил Цин Фэна из Ци 100. Пробыв у власти сорок лет, Цзин-гун умер (в 537 г.), и у власти встал его сын Ай-гун. Хоу-цзы вновь вернулся в Цинь. На восьмом году правления Ай-гуна (529 г.) чуский княжич Ци-цзи убил Лин-вана и сам встал у власти. Это был Пин-ван 101. На одиннадцатом году правления Ай-гуна (526 г.) чуский Пин-ван прибыл [в Цинь] просить [у правителя] Цинь его дочь в жены своему старшему сыну Цзяню. Когда девушку привезли в Чу, [Пин-вану] она приглянулась и он взял ее в жены себе 102. На пятнадцатом году правления Ай-гуна (522 г.) чуский Пин-ван вознамерился убить [своего сына] Цзяня, Цзянь бежал. У Цзы-сюй бежал в княжество У 103.

Дом цзиньского гуна слабел, а шесть его высших сановников усиливались, соперничали и боролись друг с другом, поэтому Цзинь и Цинь долго не воевали между собой 104.

На тридцать первом году правления Ай-гуна (506 г.) уский ван Хэ-люй вместе с [советником] У Цзы-сюем пошел [36] походом на Чу. Чуский ван бежал в Суй, и армия У вступила в Ин. Чуский сановник Шэнь Бао-сюй отправился [в Цинь] с просьбой о помощи в беде. Он семь суток не ел и не пил, день и ночь проливая слезы. Тогда Цинь послало пятьсот колесниц на помощь Чу. Войска княжества У были разбиты и ушли обратно. После этого чуский Чжао-ван снова получил возможность вернуться в Ин 105.

Ай-гун умер, пробыв у власти тридцать шесть лет. Его наследник И-гун преждевременно умер и не правил, к власти пришел сын И-гуна, это был Хуй-гун.

На первом году правления Хуй-гуна (500 г.) Конфуций исполнял обязанности советника правителя Лу. На пятом году правления Хуй-гуна (496 г.) высшие сановники княжества Цзинь Чжунхан и Фань-ши взбунтовались против дома Цзинь. [Правитель] Цзинь послал Чжи-ши и Чжао Цзянь-цзы напасть на них. Фань-ши и Чжунхан бежали в Ци 106.

Хуй-гун умер, пробыв у власти десять лет. К власти пришел его сын Дао-гун. На втором году правления Дао-гуна (489 г.) циский чиновник Тянь Ци убил своего правителя Жу-цзы и поставил у власти его старшего брата Ян-шэна, это был [циский] Дао-гун 107.

На шестом году правления [циньского] Дао-гуна (485 г.) [войска] княжества У нанесли поражение войскам Ци 108; цисцы убили Дао-гуна и поставили у власти его сына Цзянь-гуна. На девятом году правления Дао-гуна (482 г.) цзиньский Дин-гун и Фу-ча — правитель княжества У, — заключая союз в Хуанчи, заспорили о том, кому считаться старшим, и в конце концов первым был признан уский [ван]. Княжество У усилилось и стало притеснять срединные владения >109.

На двенадцатом году правления Дао-гуна (479 г.) Тянь Чан из Ци убил Цзянь-гуна и поставил у власти его младшего брата Пин-гуна, а сам стал его первым советником. На тринадцатом году правления Дао-гуна (478 г.) Чу уничтожило княжество Чэнь 110. Циньский Дао-гун умер, пробыв у власти четырнадцать лет. У власти стал его сын Ли-гун-гун. [37] Конфуций умер на двенадцатом году правления Дао-гуна (в 479 г.).

На втором году правления Ли-гун-гуна (475 г.) из царства Шу прибыли гонцы с дарами. На шестнадцатом году правления Ли-гун-гуна (461 г.) были прокопаны рвы около реки Хуанхэ 111. [Ли-гун-гун] с двадцатью тысячами воинов напал на [царство] Дали и захватил его столицу Ванчэн 112. На двадцать первом году правления Ли-гун-гуна (456 г.) впервые был образован уезд в Пиньяне. Цзинь захватило Учэн 113. На двадцать четвертом году правления Ли-гун-гуна (453 г.) в Цзинь воцарилась смута, убили Чжи-бо, а его земли были разделены между [домами] Чжао, Хань и Вэй 114.

На двадцать пятом году правления Ли-гун-гуна (452 г.) Чжи Кай вместе с жителями своего поселения прибежал в Цинь 115. На тридцать третьем году (444 г.) Ли-гун-гун напал на царство Ицзюй и взял в плен его вана 116. На тридцать четвертом году (443 г.) произошло солнечное затмение. [В этом году] Ли-гун-гун умер, и у власти стал его сын Цзао-гун.

На втором году правления Цзао-гуна (441 г.) Южное Чжэн восстало [против Цинь] 117. На тринадцатом году (430 г.) царство Ицзюй напало на Цинь, [его войска] дошли до южного берега реки Вэй. На четырнадцатом году правления (429 г.) Цзао-гун умер, у власти поставили его младшего брата Хуай-гуна. На четвертом году правления Хуай-гуна (425 г.) шучжан Чао совместно с другими высшими чиновниками окружил дом гуна и Хуай-гун покончил с собой. Поскольку старший сын Хуай-гуна Чжао-цзы рано умер, высшие сановники возвели на престол сына Чжао-цзы, он стал Лин-гуном. Лин-гун был внуком Хуай-гуна.

На шестом году правления Лин-гуна (419 г.) цзиньцы возвели стены вокруг Шаоляна, на который вскоре напала Цинь. На [тринадцатом] десятом году правления Лин-гуна (415 г.) [циньцы] обнесли стеной город Цзегу. Умер Лин-гун 118. Его сын Сянь-гун не смог прийти к власти, на престол был поставлен дядя Лин-гуна Дао-цзы, это был Цзянь-гун. Цзянь-гун был младшим братом Чжао-цзы и сыном [38] Хуай-гуна. На шестом году правления Цзянь-гуна (409 г.) впервые приказали чиновникам носить при себе мечи, были прокопаны рвы у реки Лошуй и окружен стеной Чунцюань 119.

На шестнадцатом году правления (400 г.) Цзянь-гун умер. У власти стал его сын Хуй-гун. На двенадцатом году правления Хуй-гуна (388 г.) у него родился сын Чу-цзы 120. На тринадцатом году правления (387 г.) Хуй-гун отправился походом на царство Шу и захватил [вновь] Наньчжэн 121. Когда Хуй-гун умер, к власти пришел Чу-цзы. На втором году правления Чу-цзы (385 г.) шучжан Гай отыскал в землях к западу от Хуанхэ сына Лин-гуна Сянь-гуна и поставил его у власти. Чу-цзы и его мать были убиты, а тела их брошены в омут 122. Так как в Цинь за последние годы многократно сменялись правители и между правителями и чиновниками возникали раздоры, княжество Цзинь вновь окрепло и захватило циньские земли к западу от Хуанхэ.

На первом году правления Сянь-гуна (384 г.) запретили [приносить в жертву людей] для сопровождения умерших. На втором году (383 г.) обнесли стеной Лиян 123. На четвертом году (381 г.) в первой луне в день гэн-и родился Сяо-гун. На одиннадцатом году правления Сянь-гуна (374 г.) чжоуский придворный историограф Дань явился к Сянь-гуну и сказал:

“В прошлом Чжоу составляло одно целое с владением Цинь, но потом они разъединились. Это разъединение продлится пятьсот лет, [после чего они] вновь соединятся. По прошествии семидесяти семи лет [такого] соединения в стране появится ван — деспот” 124. На шестнадцатом году правления Сянь-гуна (369 г.) зимой зацвели персиковые деревья. На восемнадцатом году (367 г.) над Лияном прошел железный дождь 125. На двадцать первом году (364 г.) [армия Цинь] сразилась с цзиньской армией у Шимэня 126 и обезглавила шестьдесят тысяч [цзиньских] воинов. Сын Неба поздравил [правителя Цинь с победой] и подарил ему вышитые одежды 127. На двадцать третьем году правления (362 г.) [армия Цинь] сразилась с войсками Вэй [и Цзинь] у Шаоляна и взяла в плен их военачальника Гунсунь Цзо 128. На [39] двадцать четвертом году правления Сянь-гун умер 129, и к власти пришел его сын Сяо-гун. Ему был уже 21 год.

К первому году правления Сяо-гуна (361 г. до н. э.) к востоку от гор и реки Хуанхэ [поднялось] шесть сильных государств, в которых правили: Вэй-ван в Ци, Сюань-ван в Чу, Хуй-ван в Вэй, Дао-гун в Янь, Ай-хоу в Хань, Чэн-хоу в Чжао. Наряду с ними имелось более десяти мелких владений между реками Хуайхэ и Сышуй 130. Чу и Вэй имели общую границу с Цинь. Вэй построило длинную [защитную] стену, которая тянулась от княжества Чжэн вдоль берега реки Лошуй и далее на север, где княжеству Вэй принадлежала область Шанцзюнь 131. Земли Чу тянулись от области Ханьчжун и далее на юг, включая территории Ба и Цяньчжун 132.

Дом Чжоу совсем ослабел, владетельные князья боролись за власть, стремясь поглотить один другого. Княжество Цинь находилось в отдалении, в области Юнчжоу, оно не участвовало в сборах и союзах владетельных князей из срединных владений. Они относились к Цинь [пренебрежительно], как к племенам и и ди 133.

[Придя к власти], Сяо-гун проявлял милосердие, поддерживал сирот и вдов, призывал к себе мужей, способных воевать, установил награды за заслуги. Он отдал по княжеству повеление, в котором говорилось: “В прошлом наш [предок] Му-гун [возвысился] на землях между Ци и Юн, он совершенствовал добродетели и занимался военными делами. На востоке [Му-гун] усмирил смуту в Цзинь, сделав Хуанхэ нашей границей, на западе он главенствовал над жунами и ди, расширив наши земли на тысячи ли. Сын Неба даровал ему титул бо, а все владетельные князья принесли ему свои поздравления. [Му-гун] заложил основы государства для потомков. О, как это славно и прекрасно! Но случилось так, что в прошлом, при Ли[-гун]-гуне, Цзао-гуне, Цзянь-гуне и Чу-цзы, не было спокойствия, в княжестве у нас было полно внутренних забот и мы не занимались внешними делами. [Воспользовавшись этим], три цзиньских дома напали на нас и отняли земли к западу от Хуанхэ, принадлежавшие нашим [40] прежним правителям. Владетельные князья презирали Цинь, а большего позора не может быть! Когда пришел к власти Сянь-гун, он восстановил спокойствие на наших границах, перенес управление [Цинь] в Лиян, он думал пойти походом; на восток, чтобы вернуть прежние земли Му-гуна и восстановить порядки и управление, [действовавшие при] Му-гуне. Думая сейчас о намерениях покойного правителя, я постоянно чувствую боль в сердце. Если среди пришельцев 134 и моих чиновников найдется такой, кто сможет предложить нам искусный план усиления Цинь, я дам ему высокую должность и пожалую землей”.

После этого Сяо-гун двинул войска в поход, на востоке окружил город Шэньчэн, а на западе казнил жунского [правителя] Хуань-вана 135.

Вэй Ян, узнав об этом повелении [Сяо-гуна], отправился на запад, вступил в Цинь и с помощью Цзинь-цзяня стал добиваться приема у Сяо-гуна 136. На втором году правления Сяо-гуна (360 г.) Сын Неба прислал ему жертвенное мясо 137. На третьем году правления Сяо-гуна (359 г.) Вэй Ян посоветовал Сяо-гуну изменить законы и исправить наказания, внутри княжества поощрять пахоту и сев, вне княжества поощрять награды сражающимся насмерть и наказания [нерадивым]. Сяо-гун одобрил это. Но Гань Лун, Ду Чжи и другие не соглашались и совместно выступили против [предложений Вэй Яна]. В конце концов в Цинь применили меры, [предложенные] Вэй Яном. Байсины страдали от реформ, но через три года нашли их выгодными [для себя]. В результате [Вэй] Ян получил звание цзошучжана. Об его делах говорится в повествовании о Шан-цзюне 138.

На седьмом году правления (355 г.) Сяо-гун встретился с вэйским Хуй-ваном в Дупине 139. На восьмом году (354 г.) он сразился с войсками княжества Вэй в Юаньли и имел успех. На десятом году (352 г.) Вэй Ян стал далянцзао 140. Во главе циньских войск он окружил вэйский Аньи и принудил его к сдаче 141. На двенадцатом году (350 г.) стали строить Сяньян, в нем воздвигли величественные дворцовые ворота 142. Сюда перенесли столицу Цинь. Объединили [41] вместе все мелкие селения и поселки, составив из них большие уезды, во главе каждого уезда поставили начальника — лина. Всего создали сорок один уезд 143. Были приведены в порядок поля, проложены продольные и поперечные межи 144. На востоке земли [Цинь] перешагнули через реку Лошуй 145.

На четырнадцатом году правления Сяо-гуна (348 г.) впервые начали взимать подати 146. На девятнадцатом году (343 г.) Сын Неба даровал Сяо-гуну титул гегемона [среди князей]. На двадцатом году (342 г.) владетельные князья принесли [Сяо-гуну] поздравления. Циньский правитель послал княжича Шао-гуаня во главе войск встретиться с чжухоу в Фэнцзэ и потом представиться Сыну Неба 147. На двадцать первом году (341 г.) Ци разбило Вэй у Малина 148. На двадцать втором году (340 г.) Вэй Ян напал на Вэй и взял в плен вэйского княжича Ана. [Сяо-гун] возвел [Вэй] Яна в ранг лехоу и пожаловал титулом правителя области Шан. На двадцать четвертом году (338 г.) произошло сражение с цзинь[скими войсками] у Яньмэня, взят в плен их военачальник Вэй Цо 149.

[Когда] Сяо-гун умер, у власти встал его сын Хуй-вэнь-цзюнь. В этом году был казнен Вэй Ян. Вначале, когда [Шан] Ян стал осуществлять в Цинь [новые] законы, они не исполнялись, нарушал запреты даже наследник престола. [Шан] Ян тогда сказал [государю]: “[Пример] неисполнения законов подают ваши родственники. Если вы непременно хотите, чтобы законы осуществлялись, то начните прежде всего с наследника. Коль скоро наследника нельзя наказывать клеймением, клеймите его наставников” 150. После этого законы получили широкое применение и циньцы подчинялись власти.

Когда умер Сяо-гун и его старший сын стал у власти, [Шан] Ян из-за ненависти к нему царских родичей бежал. Его объявили бунтовщиком, и он погиб, разорванный колесницами, а [труп его] возили по всему государству Цинь 151.

На первом году правления Хуй-вэнь-цзюня (337 г.) к циньскому двору прибыли послы из Чу, Хань, Чжао и Шу. На втором году (336 г.) Сын Неба прислал свои [42] поздравления. На третьем году (335 г.) правитель Цинь достиг совершеннолетия 152. На четвертом году (334 г.) Сын Неба прислал жертвенное мясо, [поднесенное духам] Вэнь-вана и У-вана. Правители Ци и Вэй объявили себя ванами.

На пятом году правления Хуй-вэнь-цзюня (333 г.) Си-шоу из Иньцзиня получил титул далянцзао 153. На шестом году (332 г.) правитель Вэй поднес [Цинь] земли в Иньцзине 154. Иньцзинь переименовали в Нинцинь. На седьмом году (331 г.) княжич Ан сразился с войсками Вэй, взял в плен их военачальника Лун Цзя и убил восемьдесят тысяч человек 155. На восьмом году (330 г.) княжество Вэй поднесло Цинь земли к западу от реки [Хуанхэ]. На девятом году правления (329 г.) [правитель Цинь], переправившись [с войсками] через Хуанхэ, захватил Фэньинь и Пиши. Встретился с вэйским ваном в Ин 156, затем окружил Цзяо и взял его 157. На десятом году (328 г.) Чжан И стал первым советником в Цинь. [Правитель] Вэй поднес Цинь пятнадцать уездов области Шанцзюнь 158.

На одиннадцатом году правления Хуй-вэнь-цзюня (327 г.) учредили уезды в Ицзюй 159. [Цинь] вернуло княжеству Вэй Цзяо и Цюйво 160. Правитель Ицзюй стал [циньским] подданным. Шаолян был переименован в Сяян. На двенадцатом году (326 г.) впервые принесли жертву ла 161. На тринадцатом году (325 г.), в четвертой луне, в день у-у, правитель Вэй объявил себя ваном, правитель Хань тоже объявил себя ваном. [Циньский ван] послал Чжан И напасть и захватить Шэнь. Чжан И выгнал жителей [Шэнь] и передал их княжеству Вэй 162. На четырнадцатом году правления (324 г.) Хуй-вэнь-цзюнь изменил [титул на вана] и повел [счет годов правления] с первого года. На втором году правления Хуй-вэнь-вана (323 г.) Чжан И встретился с сановниками княжеств Ци и Чу в Есане 163. На третьем году (322 г.) наследники правителей княжеств Хань и Вэй прибыли ко двору [циньского вана]. Чжан И стал первым советником в Вэй. На пятом году правления (320 г.) ван, совершая поездку, достиг берегов Бэйхэ 164. На седьмом году (318 г.) Юэ Чи стал первым советником в Цинь 165. Войска княжеств Хань, Чжао, [43] Вэй, Янь и Ци, ведя за собой отряды сюнну, совместно напали на Цинь. Цинь выслало против них военачальника — шучжана Цзи, который дал бой у Сююя 166. [Цзи] взял в плен военачальника Шэнь Чая, нанес Поражение чжаоскому княжичу Кэ и ханьскому наследнику Хуаню и убил восемьдесят две тысячи человек 167.

На восьмом году правления Хуй-вэнь-вана (317 г.) Чжан И вновь стал первым советником в Цинь. На девятом году (316 г.) Сыма Цо пошел походом на царство Шу и уничтожил его 168. [Циньские войска] напали на княжество Чжао и захватили Чжунду и Сиян 169. На десятом году (315 г.) ханьский наследник Цан прибыл в Цинь в качестве заложника. [Цинь] напало на княжество Хань и захватило Шичжан, напало на княжество Чжао и разбило [войска] военачальника Ни, напало на царство Ицзюй и захватило двадцать пять укрепленных поселений. На одиннадцатом году (314 г.) Шули Цзи напал на вэйский город Цзяо и принудил его к сдаче, нанес поражение [армии] Хань у Аньмэня и убил десять тысяч человек. Ханьский военачальник Си-шоу бежал 170. Княжичу Туну были пожалованы земли в Шу. Правитель Янь уступил власть своему чиновнику Цзы-чжи. На двенадцатом году правления (313 г.) [Хуй-вэнь-]ван встретился с лянским ваном в Линьцзине 171. Шучжан [Шули] Цзи напал на княжество Чжао и взял в плен чжаоского военачальника Чжуана. Чжан И стал первым советником в Чу. На тринадцатом году (312 г.) шучжан Чжан атаковал чуские войска у Даньяна, взял в плен их командующего Цюй Гая и обезглавил восемьдесят тысяч человек 172. Затем он напал на Ханьчжун в Чу, захватил шестьсот ли земель, на которых учредил область Ханьчжун. [В это время] чуские [войска] окружили Юнши 173. Цинь послало военачальника — шучжана [Шули] Цзи помочь княжеству Хань и на востоке напасть на княжество Ци, а Дао Маню было приказано напасть на Янь, чтобы помочь княжеству Вэй. На четырнадцатом году (311 г.) [Цинь] напало на Чу и захватило Чжаолин 174.

Царства Дань и Ли покорились Цинь 175. Первый советник в Шу [Чэнь] Чжуан убил правителя Шу и явился с [44] изъявлением покорности [Цинь]. Когда умер Хуй-[вэнь-]ван,. у власти встал его сын У-ван. Правители Хань, Вэй, Ци, Чу и Юэ все стали повиноваться [Цинь] 176.

На первом году правления (310 г.) У-ван встретился с вэйским [Хуй] Ай-ваном в Линьцзине 177. Казнили Чжуана — первого советника в Шу. Чжан И и Вэй Чжан оба бежали на восток и прибыли в Вэй. [Цинь] напало на царства Ицзюй, Дань и Ли. На втором году правления У-вана (309 г.) впервые была установлена должность чэнсянов — первых советников. Шули Цзи и Гань Мао назначены левым и правым чэнсянами. Чжан И умер в княжестве Вэй. На третьем году правления (308 г.) [У-ван] встретился с ханьским Сян-ваном за стенами Линьцзиня. Умер Нань-гун Цзе 178. Шули Цзи стал советником [правителя] Хань 179. У-ван сказал Гань Мао:

“Я хочу в закрытой коляске проехать по трехречью и втайне понаблюдать [за положением] дома Чжоу. Я не пожалею, если даже погибну” 180.

Осенью того же года У-ван послал Гань Мао и шучжана Фэна напасть на Иян 181. На четвертом году (307 г.) Иян был взят, [циньцы] убили шестьдесят тысяч человек. После этого они перешли реку Хуанхэ и обнесли стеной Усуй 182. Вэйский наследник прибыл ко двору [Цинь].

У-ван обладал большой силой и любил забавляться этим; [поэтому] силачи Жэнь Би, У Хо и Мэн Юэ все достигли больших чиновничьих должностей. [Однажды], поднимая совместно с Мэн Юэ треножник, ван сломал себе голень. В восьмой луне У-ван умер 183. Казнили Мэн Юэ и весь его род. У-ван [в свое время] женился на девушке из княжества Вэй, которая стала государыней, но сыновей у них не было. У власти поставили младшего брата У-вана от другой матери, это был Чжао-сян-ван. Мать Чжао-сян-вана была уроженкой царства Чу из рода Ми-ши. Ее стали именовать Сюань-тайхоу — вдовствующая государыня Сюань 184. Когда У-ван умер, Чжао-сян-ван еще находился заложником в княжестве Янь. Яньцы отправили его обратно [в Цинь], и он смог стать у власти. [45]

На первом году правления Чжао-сян-вана (306 г.) Янь-цзюнь Цзи стал первым советником 185. Гань Мао бежал в Вэй. На втором году (305 г.) показалась комета. Шучжан Чжуан вместе с другими высшими сановниками, с чжухоу и княжичами подняли бунт. Все они были казнены и вместе с вдовой Хуй-вэнь-вана умерли позорной смертью. Вдова Дао-у-вана покинула [Цинь] и вернулась в Вэй.

На третьем году правления (304 г.) ван [отпраздновал] совершеннолетие. Он встретился с чуским ваном в Хуанцзи и отдал Чу земли в Шанъюн 186. На четвертом году правления (303 г.) ван захватил [вэйский] Пуфань 187. Появилась комета. На пятом году (302 г.) вэйский ван прибыл представиться [Чжао-сян-вану] в Интин 188. Пуфань вновь возвращен княжеству Вэй. На шестом году (301 г.) правитель Шу по имени Хуй поднял восстание, Сыма Цо усмирил Шу. Шучжан Хуань совершил поход против Чу и обезглавил двадцать тысяч человек 189. Цзинъян-цзюнь стал заложником в Ци 190. Произошло затмение солнца, среди бела дня стало темно. На седьмом году (300 г.) захвачен Синьчэн 191. Умер Шули Цзы. На восьмом году (299 г.) ван послал военачальника Ми-жуна напасть на Чу. Захвачен Синьши 192. [Правитель] Ци послал Чжан-цзы, [правитель] Вэй послал Гунсунь Си, [правитель] Хань послал Бао-юаня, чтобы они совместно напали на Фанчэн, принадлежащий Чу. Они захватили [военачальника] Тан Мэя 193. Чжао разбило [войска] царства Чжуншань, его правитель бежал и впоследствии умер в Ци 194. Вэйский княжич Цзин и ханьский княжич Чан возведены в ранг чжухоу.

На девятом году (298 г.) Се Вэнь, носивший титул Мэнчан-цзюня, прибыл и стал первым советником в Цинь 195. Хуань напал на Чу, захватил восемь городов и убил чуского военачальника Цзин Куая 196. На десятом году (297 г.) чуский Хуай-ван прибыл представиться ко двору Цинь и был задержан здесь. Се Вэнь за взятки отстранен от должности, Лоу Хуань стал первым советником 197.

На одиннадцатом году правления Чжао-сян-вана (296 г.) пять княжеств — Ци, Хань, Вэй, Чжао, Сун и царство [46] Чжуншань совместно напали на Цинь, но, дойдя до Яньши, [их войска] повернули обратно 198. Чтобы [добиться] мира, Цинь отдало княжествам Хань и Вэй земли к северу от реки Хуанхэ и Фэнлин 199. Появилась комета. Чуский Хуай-ван бежал в Чжао, но там его не приняли и вернули в Цинь, где он и умер. [Его тело] отправили обратно [в Чу] для погребения. На двенадцатом году (295 г.) Лоу Хуань был снят с поста. Первым советником назначен Вэй Жань, носивший титул Жан-хоу. Предоставили княжеству Чу пятьдест тысяч дань зерна. На тринадцатом году (294 г.) Сян Шоу напал на Хань и занял Уши 200. Цзогэн Бай Ци атаковал Синьчэн. Удафу [Люй] Ли бежал из Цинь в Вэй. Жэнь Би поставлен начальником области Ханьчжун 201.

На четырнадцатом году правления Чжао-сян-вана (293 г.) цзогэн Бай Ци нанес удар по [войскам] Хань и Вэй в Ицюэ, убил двести сорок тысяч человек, взял в плен Гунсунь Си и занял пять городов 202. На пятнадцатом году (292 г.) далянцзао Бай Ци напал на Вэй и занял Юань, но затем вновь возвратил его Вэй. Напал на Чу и занял Юань 203. На шестнадцатом году (291 г.) цзогэн [Сыма] Цо занял Чжи и Дэн, [Вэй] Жань снят с должности [первого советника] 204. [Циньский] ван пожаловал княжичу Ши — Юань, княжичу Ли — Дэн, а Вэй Жаню — Тао, возведя их в ранг чжухоу 205.

На семнадцатом году (290 г.) правитель владения Чэнъян прибыл [в Цинь] представиться вану, правитель Восточного Чжоу также явился представиться [правителю Цинь]. Цинь обменяло Юань на Пуфань и Пиши 206. [Циньский] ван прибыл в Иян. На восемнадцатом году (289 г.) [Сыма] Цо напал на Юань и Хэюн, отрезал пути к отступлению и взял эти города 207.

На девятнадцатом году правления (288 г.) Чжао-сян-ван объявлен Западным императором, правитель Ци объявлен Восточным императором, но оба отказались от этих титулов. Люй Ли сам вернулся и изъявил покорность [Цинь]. Ци разбило Сун, сунский ван поселился в княжестве Вэй и умер в Вэнь 208. Умер Жэнь Би.

На двадцатом году правления (287 г.) Чжао-сян-ван [47] посетил Ханьчжун, затем Шанцзюнь и Бэйхэ 209. На двадцать первом году (286 г.) [Сыма] Цо напал на вэйский Хэнэй, [правитель] Вэй поднес [циньскому вану] Аньи 210. Циньцы выселили жителей Аньи, набрали переселенцев из Хэдуна, даруя им ранги знатности, переселили сюда преступников, прощая им вину 211. Цзинъян-цзюню пожалована Юань 212. На двадцать втором году (285 г.) Мэн У напал на княжество Ци. Хэдун был разделен на девять уездов. [Чжао-сян-ван] встретился с чуским ваном в Юань, а с чжаоским ваном в Чжунъяне 213. На двадцать третьем году (284 г.) командующий войсками Сы Ли совместно с тремя цзиньскими домами и княжеством Янь напал на Ци 214. Они разбили [войска] Ци на западном берегу реки Цзишуй. [Циньский] ван встретился с вэйским ваном в Ияне, а с ханьским ваном в Синьчэне 215.

На двадцать четвертом году правления (283 г.) [Чжао-сян-ван] встретился с чуским ваном в Янь, а затем в Жан 216. Цинь[ские войска] захватили.у княжества Вэй Аньчэн и достигли Даляна 217. [Но войска] Янь и Чжао пришли на помощь Вэй, и циньская армия ушла. Вэй Жаня сняли с должности первого советника. На двадцать пятом году (282 г.) [Цинь] захватило два города у княжества Чжао. [Циньский ван] встретился с ханьским ваном в Синьчэне, а с вэйским ваном в Синьминъи 218. На двадцать шестом году (281 г.) помиловали преступников и переселили их [в захваченные города]. Жан-хоу Жань вновь назначен первым советником 219. На двадцать седьмом году (280 г.) [Сыма] Цо напал на княжество Чу. Помиловали преступников и переселили их в Наньян. Бай Ци напал на Чжао, захватил [земли в] Дай и Гуанланчэн 220. Послали также Сыма Цо выступить из Лунси, пройти через земли Шу и напасть на чуский Цяньчжун, который циньцы и захватили 221.

На двадцать восьмом году (279 г.) далянцзао Бай Ци напал на княжество Чу и занял Янь и Дэн, куда были переселены помилованные преступники 222. На двадцать девятом году (278 г.) далянцзао Бай Ци [вновь] напал на княжество Чу и занял [его столицу] Ин, учредив там область [48] Наньцзюнь 223. Чуский ван бежал. Правитель [Западного] Чжоу прибыл [ко двору Цинь]. [Циньский] ван встретился в Сянлине с чуским ваном 224. Бай Ци получил титул Уань-цзюня 225. На тридцатом году (277 г.) начальник области Шу по имени Жо напал на княжество Чу, захватил Уцзюнь, затем [район] Цзяннани, где была образована область Цяньчжун 226. На тридцать первом году (276 г.) Бай Ци напал на Вэй и захватил два города. Чусцы восстали против [Цинь] в Цзяннани. На тридцать втором году (275 г.) первый советник Жан-хоу напал на Вэй, дошел [с войсками] до Даляна, нанес поражение [военачальнику] Бао Юаню и убил сорок тысяч человек. [Бао] Юань бежал, [правитель] Вэй отдал [Цинь] три уезда, добиваясь мира.

На тридцать третьем году правления Чжао-сян-вана (274 г.) сановник из пришлых Ху Шан 227 [во главе войск] напал на вэйские города Цюань, Цайян и Чаншэ и взял их 228. [Затем] стремительно ударил по [войскам под командованием] Ман Мао под Хуаяном и разбил их. Было убито сто пятьдесят тысяч человек 229. Княжество Вэй отдало Наньян, чтобы добиться мира. На тридцать четвертом году (273 г.) Цинь из земель в районе Шанъюна, принадлежавших Вэй и Хань, образовало одну область, туда были переселены на жительство все лишенные должностей чиновники из Наньяна 230.

На тридцать пятом году (272 г.) [Цинь] помогло княжествам Хань, Вэй и Чу в наступлении на Янь. Впервые учреждена область Наньян 231. На тридцать шестом году (271 г.) сановник из пришлых Цзао [во главе войск] напал на княжество Ци и занял Ган и Шоу, которые передал [под управление] Жан-хоу 232. На тридцать восьмом году (269 г.) чжунгэн Ху Шан напал на чжаоский Яньюй, но не смог взять его 233. На сороковом году (267 г.) наследник Дао умер в Вэй, [его тело] привезли [в Цинь] и захоронили в Чжияне 234. На сорок первом году (266 г.), летом, [Цинь] напало на Вэй и захватило города Синцю и Хуай 235. На сорок втором году правления Чжао-сян-вана (265 г.) Аньго-цзюнь объявлен наследником. В [десятой] седьмой луне 236 скончалась [49] вдовствующая государыня Сюань, похороненная в Чжияне у гор Лишань. В девятой луне Жан-хоу покинул [столицу] и уехал в Тао 237.

На сорок третьем году (264 г.) Уань-цзюнь Бай Ци напал на княжество Хань, захватил девять городов и убил пятьдесят тысяч человек 238. На сорок четвертом году (263 г.) [Цинь] напало на ханьский Наньцзюнь и захватило его 239. На сорок пятом году (262 г.) удафу Бэнь напал на Хань и захватил десять городов. [Княжич] Ли, носивший титул Шэянь-цзюня, уехал [из столицы] в свое владение, но, не доехав до места, умер. На сорок седьмом году (260 г.) Цинь напало на ханьский Шандан, [жители] Шандана перешли на сторону Чжао 240. Из-за этого Цинь напало на княжество Чжао. Правитель Чжао послал войска напасть на [войска] Цинь. [Обе армии] стали друг против друга. Циньский [ван] послал Уань-цзюня Бай Ци атаковать [чжаосцев]. [Бай Ци] нанес полное поражение [армии] Чжао под Чанпином, более четырехсот тысяч солдат все до одного были убиты 241.

На сорок восьмом году (259 г.), в десятой луне, княжество Хань поднесло [правителю Цинь] земли в Юаньюн 242. Циньские войска были разделены на три армии. Уань-цзюнь возвратился, а Ван Ци возглавил войска и пошел походом на чжаоские Уань и Пилао и захватил их 243. Сыма Гэн на севере усмирил район Тайюань, полностью овладев [областью] Шандан, принадлежавшей Хань. В первой луне [Сыма Гэн] прекратил военные действия, вернув [войска] для обороны Шандана. [В десятой луне этого же года] удафу Лин напал на чжаоский Ханьдань 244.

На сорок девятом году (258 г.), в первой луне, дополнительно были посланы войска в помощь Лину. Но Лин вел военные дела плохо и был разжалован. Ван Ци заменил его в качестве командующего. В десятой луне этого года командующий армией Чжан Тан напал на княжество Вэй. Цай Вэй покинул [позиции], не сумев их защитить, [поэтому] его вернули и казнили. На пятидесятом году правления Чжао-сян-вана (257 г.), в десятой луне, Уань-цзюнь Бай Ци был обвинен в преступлениях, его разжаловали в солдаты и сослали [50] в Иньми 245. Чжан Тан напал на Чжэн и захватил его. В двенадцатой луне посланы дополнительные войска к Фэньчэну 246. Умер Уань-цзюнь Бай Ци, [до этого] обвиненный в преступлениях 247. [Ван] Ци атаковал Ханьдань, но не взял его, отошел и поспешно возвратился к войскам под Фэнь[чэном]. Через два с небольшим месяца [армия Цинь] атаковала цзиньскую армию и убила шесть тысяч человек. Из бежавших цзиньских и чуских воинов двадцать тысяч человек утонуло в реке 248. [Ван Ци] атаковал Фэньчэн и, следуя за Чжан Таном, захватил Нинсиньчжун. Нинсиньчжун переименовали в Аньян 249. Впервые построен мост через реку 250

На пятьдесят первом году (256 г.) командующий войсками Цзю напал на княжество Хань, захватил Янчэн и Фушу, убил сорок тысяч воинов 251. [Затем Цзю] напал на княжество Чжао и занял более двадцати уездов, убив и взяв в плен девяносто тысяч человек. Правитель Западного Чжоу выступил против Цинь и заключил со многими чжухоу союз [княжеств, расположенных с севера на юг] — цзун. Став во главе отборных войск Поднебесной, [правитель Чжоу] выступил через горный проход Ицюэ и напал на Цинь, чтобы прервать связи Цинь с Янчэном.

Тогда циньский ван послал командующего войсками Цзю напасть на Западное Чжоу. Правитель Западного Чжоу поспешно прибыл с изъявлением покорности, склонив голову, признал свою вину и поднес [правителю Цинь] тридцать шесть поселений, обнесенных стенами, с тридцатью тысячами душ. Циньский ван принял подношение и вернул западночжоуского правителя в Чжоу. На пятьдесят втором году правления Чжао-сян-вана (255 г.) население Чжоу бежало на восток, а принадлежавшие Чжоу драгоценные сосуды и девять треножников перешли к Цинь. Таким образом, дом Чжоу погиб 252.

На пятьдесят третьем году (254 г.) [князья] Поднебесной явились [в Цинь] с изъявлением покорности, только правитель Вэй запоздал. Цинь послало [военачальника] Цзю напасть на Вэй, и он занял Учэн 253. Ханьский ван прибыл представиться ко двору [Цинь], [правитель] Вэй подчинил [51] свое княжество [Цинь] и стал выполнять его приказы. На пятьдесят четвертом году правления (253 г.) [циньский] ван принес жертвы цзяо Верховному владыке в Юн 254. На пятьдесят шестом году правления (251 г.), осенью, Чжао-сян-ван умер, у власти встал его сын Сяо-вэнь-ван. В знак уважения он дал Тан-бацзы титул вдовствующей императрицы и похоронил ее рядом с покойным ваном 255. Ханьский ван в траурных одеждах лично явился ко двору выразить соболезнование, а владетельные князья прислали своих военачальников и первых советников принести соболезнование и участвовать в траурных церемониях 256.

На первом году правления Сяо-вэнь-вана (250 г.) помиловали преступников, вознаградили заслуженных чиновников прежнего вана, щедро одарили родственников [вана], уменьшили [число царских] парков и садов. В десятой луне, в день цзи-хай, по окончании траура Сяо-вэнь-ван вступил на престол, но на третий день под знаком синь-чоу умер. У власти встал его сын Чжуан-сян-ван 257.

На первом году правления Чжуан-сян-вана (250 г.) объявлена общая амнистия преступникам, вознаграждены заслуженные чиновники прежнего царствования, проявлена милость и щедрость к родичам [вана] и милосердие к народу.

Правитель Восточного Чжоу [в это время] совместно с владетельными князьями замышлял против Цинь. Циньский ван отправил первого советника Люй Бу-вэя покарать его, и все его владения включили [в Цинь]. Но Цинь не прекратило жертвоприношений [предкам] Чжоу, а пожаловало чжоускому правителю земли в Янжэнь, чтобы он приносил там эти жертвы 258. [Чжуан-сян-ван] послал Мэн Ао напасть на княжество Хань. [Правитель] Хань поднес [циньскому вану] земли в Чэнгао и в Гун 259. Границы циньских земель простерлись до Даляна. Впервые учредили область Саньчуань 260.

На втором году (249 г.) [ван] послал Мэн Ао напасть на княжество Чжао, он усмирил район Тайюани. На третьем году (248 г.) Мэн Ао напал на Гаоду и Цзи в княжестве Вэй и занял их 261. [Затем] атаковал чжаоские Юйцы, Синьчэн и [52] Ланмэн, захватил тридцать семь городов 262. В четвертой луне произошло затмение солнца.

На четвертом году (247 г.) Ван Ци напал на Шандан, впервые учреждена область Тайюань. Вэйский военачальник У-цзи во главе войск пяти княжеств ударил по циньской армии. [Циньские войска] отступили за Хуанхэ, Мэн Ао потерпел поражение, [его войска] рассеялись и бежали 263.

В пятой луне, в день бин-у, Чжуан-сян-ван умер, и к власти пришел его сын Чжэн. Это был Цинь Ши-хуанди. [После того как] циньский ван Чжэн правил двадцать шесть лет, он впервые объединил Поднебесную и разделил ее на тридцать шесть областей. Он принял титул Ши-хуанди — “первого властителя-императора”. Ши-хуанди скончался в возрасте пятидесяти одного года. К власти пришел его сын Ху Хай, это был Эр-ши-хуанди — “второй властитель-император”. На третьем году его правления (207 г.) все владетельные князья совместно поднялись и восстали против Цинь. Чжао Гао убил Эр-ши[-хуанди] и поставил у власти его сына Цзы-ина. Цзы-ин пробыл у власти более месяца, после чего владетельные князья убили его и уничтожили [дом] Цинь 264. Об этом рассказывается в “Основных записях [о деяниях] Ши-хуана”.

Я, тайшигун, Придворный историограф, скажу так:

Предок дома Цинь носил родовую фамилию Ин. Его потомкам были пожалованы земли в разных местах, и названия владений они сделали своими фамилиями. [Так] появились фамилии Сюй, Тань, Цзюй, Чжун-ли, Юнь-янь, Ту-цю, Цзян-лян, Хуан, Цзян, Сю-юй, Бо-мин, Фэй-лянь и Цинь. Но коль скоро предок дома Цинь — Цзао-фу получил во владение Чжаочэн, [циньский правящий дом] носил и фамилию Чжао.

Комментарии

1. Включение отдельной главы о деяниях дома Цинь в раздел Бэнь цзи казалось необоснованным традиционным конфуцианским историографам Китая. По мнению Сыма Чжэня, например, княжество Цинь ничем не отличалось от владений других князей, и рассказ о нем правильнее было бы перенести в раздел “Истории наследственных домов” — Ши цзя (ХЧКЧ, т. I, гл. 5, стр. 1). Такого же мнения придерживался танский историограф Лю Чжи-цзи (Ши тун, гл. 2, § 4) и некоторые другие историки.

Как нам представляется, Сыма Цянь сознательно поместил главы о доме Цинь и Цинь Ши-хуане в раздел “Основных записей”. Для него династия Цинь стояла в ряду других правивших в Китае династий, она сменила династию Чжоу и объединила Китай, и поэтому ее место было определено историческими событиями, что для историографа было решающим.

В “Исторических записках” отражена оставшаяся от циньского периода устная и письменная традиция, которая стремилась поднять престиж династии Цинь. Родословная дома Цинь в “Исторических записках” ведется от помощников легендарных Яо и Шуня, чтобы этим связать предков Цинь с общим пантеоном освященных конфуцианством “героев-императоров”. В 130 гл. Сыма Цянь, характеризуя пятую главу, писал: “...предок Цинь Бо-и помогал Юю; Му-гун думал о справедливости и скорбел о храбрых воинах... Чжао-сян-ван [успешно] нес обязанности владыки. [Поэтому] я составил пятую главу “Записи о деяниях дома Цинь”” (ШЦ, т. VI, стр. 3302). Таким образом, по древности рода, по деяниям лучших правителей Цинь не уступало Чжоу и в соответствии с преемственностью властей и стихий должно было стать в ряд “законных” династий. (Цинский историк Го Сун-тао поддержал в этом Сыма Цяня — см. Ши цзи чжа-цзи, стр. 30.)

Цинь бэнь цзи привлекает внимание историков еще и потому, что помимо известных чжоуских сочинений в главе использованы позднее утерянные циньские летописи Цинь цзи ***. (Об этом историк упоминает в гл. 15 Ши цзи, — ШЦ, II, 686. Подробно рассмотрены источники главы в монографии Ю. Кроля “Сыма Цянь — историк”.)

2. О Чжуань-сюе см. гл. 1, прим. 37, т. I, стр. 230. Некоторые комментаторы, базируясь на данных Цзо чжуань (ШСЦ, т. 31, гл. 48, стр. 1944 — 46), связывают начальный период истории циньцев с другой легендарной фигурой — Шао-хао. Л. С. Переломов полагает, что связь родословной циньцев с легендарными предками китайцев (Чжуань-сюем, Юем, Шао-хао) могла быть привнесена в историю Цинь позднее, так как в ранних летописях отсталого тогда царства такая генеалогическая связь появиться не могла (“Империя Цинь”, стр. 15). Это верно лишь для ранних циньцев, не знакомых с чжоускими мифами. Когда же правители дома Цинь встали в ранг чжухоу и начали вести хронику, стремление доказать свое равенство и общность с остальными князьями продиктовало, вероятно, и эту легенду. Сыма Цянь мог заимствовать эти сведения только из Цинь цзи: при Хань этого про циньский дом не написали бы.

3. О черном нефритовом скипетре см. гл. 2, прим. 138 [т. I, стр. 273].

4. Иероглиф ю *** соответствует *** — “кисти флага”. Черный цвет, как и в случае с дарованием скипетра, символизировал победу над стихией воды.

5. Нами принято значение чу *** равное син *** — “возвышаться”, предложенное Накаи Сэкитоку. В Со-инь слово чу понимается в значении шэн ***“рождаться”. Тогда смысл фразы изменится: “твои потомки будут многочисленными...”.

6. Рассказ о Бо-и как о помощнике Юя и приручителе птиц и животных встречается в Шан шу и Го юй, упоминался он и в 1 гл. Хотя версии легенд несколько различаются и написание имени варьируется (***), но комментаторы справедливо рассматривают их как трансформации легенды об одном герое (см. сочинение цинского Чжао И Гай-юй цун-као, Шанхай, 1957, гл. 5, стр. 91 и работу современного ученого Ян Куаня в Гу-ши бянь, т. 7, ч. 1, стр. 392—393).

7. О поражении Цзе под Минтяо см. гл. 2 и 3 первого тома.

Цзянь Бо-цзаню следующим образом рисуется ранняя история циньцев. Племя циньцев являлось ветвью племен ся, или племен цян *** (см. прим. 2, к 4 гл., т. I, стр. 302), и в конце палеолитического периода из ордосских степей спустилось в район Хуанхэ. В это время их называли цинь-жун *** — циньские жуны. Позднее, занимая часть совр. пров. Шэньси, они подчинились иньскому двору. Рассказы о службе Чжун-яня, Чжун-цзюэ, Фэй-ляня и Э-лая у иньских правителей должны подтвердить это. В конце Инь циньцы, продолжая заниматься в основном скотоводством, вступили в новый период своего развития (Цзянь Бо-цзянь, Чжунго ши-ган — “Очерки истории Китая”, Пекин, 1946, т. 2, стр. 1 — 4).

8. Четыре иероглифа: Мэн си чжун янь *** — могут быть поняты как имя одного человека или как имена двух людей.

В пользу первой трактовки говорит то, что ниже Сыма Цянь пишет о заслугах потомков одного Чжун-яня, в 43 гл. вновь речь идет лишь об одном колесничем — Чжун-яне (ШЦ, IV, 1779). Мэн-си там не упоминается. Сочетание Мэн-си нами воспринято как название места, откуда он был родом: “Чжун-янь из Мэнси”. Шаванн передал четыре знака как сложное имя (МИС, т. 2, стр. 3), что тоже возможно.

Есть доводы и в пользу второго толкования: речь может идти и о двух персонажах. Бань Гу в Хань шу поместил их раздельно (ХШБЧ, II, 1400). Сами слова Мэн и Чжун, начинающие эти пары, означают “старший” и “второй по старшинству” среди братьев. Вопрос, таким образом, остается спорным.

9. Для текста Ши цзи необычно звучит фраза о том, что у Чжун-яня было тело птицы, а речь человеческая. Даже рассказывая о легендарных персонажах, Сыма Цянь никогда не включал в повествование фантастические элементы преданий, а изображал легендарных “героев” древности реальными людьми. Поэтому мы полагаем, что слова: няо шэнь жэнь янь — были интерполированы в текст позднее вместо каких-то других утраченных слов, возможно говорящих о высоких качествах Чжун-яня. Именно услышав о нем что-то хорошее и получив одобрение оракула, Тай-у и решил взять его колесничим. Лян Юй-шэн также отмечает необычность этих слов (ЛЮШ, кн. 2, гл. 4, стр. 1).

10. Тай-у —23-й правитель дома Инь (правил, по традиционному исчислению, в 1673—1563 гг. до н. э.) (см. гл. 3, I тома).

11. О службе Э-лая у иньского правителя Чжоу-синя упоминалось в гл. 3. Легенда о большой силе Э-лая встречается в ряде древних сочинений, в частности в Янь-цзы чунь-цю (см. ЧЦЦЧ, т. 4, Янь-цзы чунь-цю цзяо-чжу, гл. 1, стр. 2).

12. Перевод фразы затруднен неясностью значения и грамматической функции иероглифа ши *** — “камень”. Согласно толкованию Хуанфу Ми (215—282), Фэй-лянь изготовлял на севере для Чжоу-синя саркофаг из камня (см. Ди-ван ши цзи цзи-цунь, составленное Сюй Цзун-юанем, Пекин, 1964, стр. 103). Го Сун-тао считает, что речь шла о добыче камня для дворцовых построек (Ши цзи чжа-цзи, стр. 31). Однако такое толкование требует добавления пропущенного глагола к слову “камень”.

В некоторых средневековых книгах при изложении этого же эпизода, иероглиф ши — “камень” был заменен на ши *** — “посылать” (см. Тай-пин юй-лань, т. III, гл. 551, стр. 2494), что грамматически вполне обоснованно и снимает необходимость каких-либо добавлений. На основании такой замены комментаторы цинского периода Лян Юй-шэн, Хун И-сюань (1765—1833), Чжан Вэнь-ху (1808—1885), японский ученый Такигава считают, что в тексте Ши цзи допущена ошибка и следует писать ши — “посылать”. Соглашаясь с их мнением, мы вводим глагол “посылать”, а слова “за камнем” оставлены в скобках.

13. Существуют несколько гор с таким названием. Вероятно, имеется в виду гора Хошань, или Хотайшань, на северо-востоке уезда Хосянь в совр. пров. Шаньси (см. Ши цзи ди мин као, Сянган, 1962, стр. 79; далее — ШЦДМК).

14. Чу-фу считается прозвищем Фэй-ляня.

15. Здесь Фэй-лянь обрисован верным слугой последнего правителя династии Инь — Чжоу-синя. Идея легенды такова: даже жестокому правителю следует быть верным до самой смерти, и тогда Небо обязательно вознаградит преданного слугу. Возникало явное противоречие — Небо одновременно благословляло У-вана на поход против безнравственного Чжоу-синя (см. гл. 4). Может быть, поэтому ученый III в. Цяо Чжоу не признавал подлинности этого рассказа (см. Со инь).

16. Чжай Гаолан (“Проживающий в Гаолане”) — это прозвище Мэн-цзэна. Гаолан — название древнего поселения в уезде Усян близ г. Гучэнчжэнь на юго-востоке Шаньси.

17. Сюй — древнее царство, находившееся на севере совр. уезда Сысянь пров. Аньхуй (ДМДЦД, стр. 697).

Сыма Цянь сообщает о мятеже сюйского Янь-вана, что явилось якобы причиной возвращения чжоуского Му-вана. В других же книгах Янь-ван обрисован образцовым правителем, который умело воспитывал восточных варваров — дунъи. Правитель царства Чу, опасаясь его влияния, напал на Сюй и разбил Янь-вана (см. Хань Фэй-цзы цзи-цзе,— ЧЦЦЧ, т. V, гл. 5, стр. 341; Хуайнань-цзы, т. 7, гл. 18, стр. 234; Хоу Хань-шу, гл. 115, “25 династийных историй”, Шанхай, 1934, т. 1, стр. 896). Следовательно, речь идет не о мятеже, а об агрессии чуских ванов. Версия Ши цзи, вероятно, основана на другом предании.

18. Притчи о Му-ване (правил, по традиционному исчислению, в 1001—947 гг. до н. э.) носят сказочный характер, его путешествия овеяны легендами. Они описаны в Му тянь-цзы чжуань (Сы-бу бэйяо, Шанхай, 1936, папка 120, т. 1129, цз. 1—6), в Ле-цзы (Ле-цзы цзи-ши, Шанхай, 1958, гл. 3, стр. 59; русский перевод Л. Д. Позднеевой в кн.: “Атеисты, материалисты, диалектики Древнего Китая”, М., 1967, стр. 67—69), в Чжу-шу цзинянь (гл. 8, события 13-го года правления Му-вана) и в других сочинениях. Характерно, что эпизод с поездкой Му-вана Сыма Цянь включил не в главу о доме Чжоу, а в главу о доме Цинь, что косвенно свидетельствует, во-первых, о недоверии историка к легенде и, во-вторых, о ее распространении среди циньцев, стремившихся связать свою историю с видными правителями Чжоу (об этом упоминает также Шаванн; см. МИС, 2, 8). Сыма Цянь рассказывает о поездке лаконично, стремясь придать ей более реальный характер (нет, например, упоминания о посещении Си-ван-му — Матери западных царей). Более того, в ряде ксилографов отсутствуют четыре иероглифа: и жи цянь ли — “делая в день тысячу ли” (об этом см.: Мидзусава Тоситада, кн. 2, гл. 5, стр. 12), что позволяет усомниться и в их наличии в подлиннике Ши цзи.

19. Чжаочэн находился в пров. Шаньси к северу от г. Линьфэнь.

20. Местонахождение Цюаньцю определяется недостаточно точно. По словарю Ди-мин да-цыдянь, оно находилось в уезде Тяньшуй пров. Ганьсу. По мнению Сюй Гуана (комментарий Цзицзе), оно идентично Хуайли, что в совр. уезде Синпин пров. Шэньси.

Ближе к истине, вероятно, первое, так как Фэй-цзы было поручено пасти табуны в междуречье Цяньшуй — Вэйхэ. Ван го-вэй также подчеркивает роль этого района в период Чуньцю (Гуань тан цзи-линь, т. II, стр. 586).

21. Как показывают слова историка, циньские племена в период правления чжоуского Сяо-вана (897 — 888 гг. до н. э.) главным образом занимались скотоводством. Поэтому из их среды чжоусцы набирали конюших, колесничих и дрессировщиков. Их называли еще нередко цинь-и *** — “циньские варвары” (см., например, надпись на бронзовом сосуде ***).

Междуречье Цяньшуй и Вэйхэ захватывало крайний запад совр. пров. Шэньси.

22. От Цинь-чжуна историки ведут уже хронологически фиксированную историю Цинь. Пожалование Цинь-чжуну звания дафу *** “сановника” свидетельствовало о возросшей силе циньского царства и о стремлении Сюань-вана использовать циньцев как заслон от нажима жунов и ди на территорию Чжоу. Сюань-ван применил в данном случае метод и жун чжи жун — “подавить жунов руками жунов”.

23. В речи Ши-фу вождь племен жунов назван ваном, что несколько нарушает традицию китайских источников. Но Цянь Да-синь (1728 — 1804) правильно, на наш взгляд, подмечает, что титулы ванов уже тогда широко употреблялись большими и малыми правителями в целях своего возвышения (см.: Цянь Да-синь, Нянь-эр ши као-и [Исследование несходств в 22 династийных историях], Пекин, 1958, т. 1, стр. 6). Такигава считает ван в этом случае не титулом государя, а просто словом “вождь, глава” [ХЧКЧ, т. I, гл. 5, стр. 11].

24. От Сян-гуна в историографии ведется датировка правления циньских гунов. Хотя годы нахождения у власти четырех предшествующих циньских вождей в тексте тоже указаны (Цинь-хоу — 10 лет, Гун-бо — 3 года, Цинь-чжун — 23 года, Чжуан-гун — 44 года), однако точность этих сведений ставится под сомнение. Таково, в частности, мнение Лю Таня (X в.), высказанное в работе “Исследование хронологии “Исторических записок”” (см. Цинь хуй-яо дин-бу, Пекин, 1959, стр. 11).

25. Кто такой Фэн-ван, установить затруднительно, так как его имя больше в Ши цзи не встречается (см. Ши цзи иньдэ, Бэйпин, 1947, стр. 291). Лян Юй-шэн приводит мнение средневекового комментатора о том, что это имя предводителя жунов (ЛЮШ, кн. 2, гл. 4. стр. 4), с которым циньский гун стремился породниться в политических целях. К этому склоняется и Такигава.

26. О Ю-ване и Бао-сы см. т. I, гл. 4.

27. О событиях царствования Сян-гуна говорит и надпись на сохранившемся циньском колоколе Цинь чжун мин ***. О жертвеннике Сичжи и жертвах Сян-гуна духу Белого императора, которого он связывал с покровителем своего дома Шао-хао, говорится и в 28 гл. (ШЦ, III, 1358).

28. Если судить по системе, установленной позднее в Чжоу, то в числе различных видов жертвоприношений были: тай (да)-лао — “большое лао”, состоявшее из трех животных (быка, барана и свиньи), и шао-лао — “малое лао”, включавшее двух животных (барана и свинью). Первое чаще приносилось Сыном Неба, второе — князьями (см. Ли цзи, гл. Ван чжи; ШСЦ, т. 20; Лицзи чжэн-и, кн. 2, стр. 578). Несколько более расширительно данные термины толкуются в комментарии Гунъян чжуань (ШСЦ, т. 33, стр. 140). Хотя циньцы не придерживались еще строгих норм, все же в тексте 5 гл., вероятно, описка. Вместо лао должно стоять шэн *** “жертвенное животное”, что подтверждается аналогичным рассказом об этом эпизоде в 28 гл. (ШЦ, III, 1358).

29. Фраза о поднесении циньским гуном дому Чжоу земель к востоку от гор Цишань вызвала сомнение Лян Юй-шэна и Такигава: мог ли чжоуский правитель реализовать этот дар — ведь восточные рубежи Цинь в период Чуньцю уже подошли к Хуанхэ (а горы Цишань расположены северо-восточнее Баоцзи и значительно западнее Сяньяна).

О “драгоценности из Чэнь” существует несколько легенд. Одна из них, говорящая о находке удивительного камня в уезде Чэньцан (совр. Шэньси) и связанных с ним явлениях духов, изложена в тексте 28 гл. и в Хань шу (ШЦ, III, 1359; в Хань шу, гл. 25 —ХШБЧ, III, 2082).

30. Сань цзу *** наказание родственников, связанных с обвиняемым тремя степенями родства. Включало либо отца и мать, братьев и жену с детьми (мнение Чжан Яня — комментатор III в.), либо весь род отца, матери и жены (мнение Жу Чуня, 189—265 гг.). Начиная с данного упоминания в 5 гл. в конфуцианской литературе это жестокое наказание приписывается исключительно циньцам, чтобы подчеркнуть их дикость. Однако в то суровое время подобные наказания были широко распространены и в других княжествах, частично сохранившись в эпоху Хань и в более поздние времена, о чем писал минский ученый Хуан Чунь-яо (ХЧКЧ, т. I, гл. 5, стр. 14).

31. Мы последовали за мнением Такигава, считающего слова дацзы, фэн и датэ названиями жунских племен. Однако существует иное толкование этого места, основанное на древней легенде, зафиксированной позднее, в книге X в. Лу и цзи (“Записи о необычайном” Ду Гуан-тина). Легенда рассказывает о том, что на горах Наньшань росла большая катальпа (дерево семейства бигнониевых). Когда Вэнь-гун срубил это дерево, то из дупла его выскочил черный бык, прыгнувший в реку Фэн. В память об этом событии на горе воздвигли “Кумирню разгневанного быка”. Шаванн перевел фразу в соответствии с этой легендой (МИС, 2, 18) . В этом случае фа понимается как “срубил”, да цзы — большая катальпа, а да тэ — большой бык. Отсюда перевод: “Вэнь-гун срубил большую катальпу в горах Наньшань, а в ней [оказался] большой бык — дух реки Фэн”. Учитывая популярность легенды, такое толкование тоже вполне возможно.

32. Если в данной и в 14 гл. Ши цзи (ШЦ, II, 552) правитель именуется Нин-гуном, то в следующей, 6 гл. (I, 285) и в 20 гл. Хань шу (ХШБЧ, II, 1460) он же именуется Сянь-гуном. В Цинь хуй-яо дин-бу вновь упоминается Нин-гун (стр. 4). Путаница произошла, по всей вероятности, из-за сходства написания элементов знаков нин *** и сянь ***. Мнения комментаторов расходятся, и решить вопрос сейчас затруднительно.

33. Столица Нин-гуна Пинъян располагалась в совр. уезде Цишань пров. Шэньси (см. ДМДЦД, стр. 215).

Таншэ (в некоторых источниках — Танду) — ставка вождя жунов Бо-вана. Сыма Чжэнь в Со инь, ссылаясь на Ко ди чжи, относит ее к уезду Саньюань (совр. пров. Шэньси, севернее Сяньяна).

34. Дашучжан — *** — титул эпох Цинь и Хань. В Хань шу этот титул стоит на 18-м месте в 20-разрядной шкале, т. е. высоко (ХШБЧ, II, 1134). Однако для раннего периода истории Цинь употребление подобного титула вызывает серьезные сомнения, так как вся система власти только складывалась. Возможно, здесь более поздняя вставка.

В современном тексте Ши цзи выделены три имени чиновников, убравших законного наследника, Го Сун-тао высказал предположение, что действовали лишь два человека — Фо-цзи и Сань-фу, а слово вэйлэй — это название циньской должности (Ши цзи чжа-цзи, стр. 33). При этом он ссылается на Хань шу, в 19 гл. которой упоминаются должности, или титулы, чжунлэй (ХШБЧ, II, 1121, 1129) и юньлэй (там же, стр. 1127). Следовательно, можно предположить, что мог существовать и чин вэйлэй. Таково же мнение японского комментатора Окасиро Кома. В случае принятия этой версии фраза переводится так: “Дашучжан Фо-цзи, и вэйлэй Сань-фу...”. Однако в источниках должности вэйлэй все же нет, хотя скрупулезно перечислены все чины, а, кроме того, в 6 гл. Сыма Цянь, возвращаясь к этой истории, прямо пишет о трех участниках (ШЦ, I, 285), что отвергает гипотезу комментаторов.

35. Чу-цзы в хронологических таблицах именуется, как и его братья, гуном — Чу-гун (ШЦ, 11,560—561).

36. Род Пэнси — одна из ветвей племен жунов. По комментарию Чжан Шоу-цзе, этот род проживал в районе Пэнъя (совр. уезд Байшуй в пров. Шэньси). Хуашань — горы в совр. уезде Хуаинь пров. Шэньси, недалеко от прохода Тунгуань. Гу Цзе-ган, комментируя Шан шу, считает эти горы границей между древними областями Юн, Юй и Лян (см. Чжунго гу-дай дили минчжу сюань-ду, кн. I, Пекин, 1959, стр. 25). Если У-гун шел не прямо в район проживания рода Пэнси, а отклонился к юго-востоку, он мог дойти до гор Хуашань и там остановиться.

37. Этот случай описан в Цзо чжуань под 17-м годом Хуань-гуна (ШСЦ, т. 27, стр. 310), только стоящий в Цзо чжуань знак ми *** в имени Гао в Ши цзи заменен однозвучным ***.

38. Гуй — Дили чжи относит к области Лунси (совр. пров. Ганьсу). Цзи — в Цзи цзе отождествлено с уездом Цзисянь при Хань (совр. уезд. Ганьгу пров. Ганьсу). Оба пункта, таким образом, находились к западу от Цинь.

39. Административная единица сянь *** — уезд, как явствует из текста Ши цзи, была введена в Цинь значительно ранее, чем в других княжествах.

Ду находилось на юго-востоке совр. уезда Чанъань, а Чжэн — в совр. уезде Хуасянь пров. Шэньси (ДМДЦД, стр. 1201). Царство Сяо-го — Малое Го получило свое название после переезда правителя Си-го — Западного Го — на восток вместе с чжоуским ваном, где было создано Нань-го — Южное Го. Сяо-го находилось в совр. уезде Баоцзи пров. Шэньси.

40. Убийство Сян-гуна в Цзо чжуань упомянуто на год раньше, в. 686 г. (ШСЦ, т. 27, стр. 345). Все три отмеченных здесь царства, по мнению Ду Юя (V в.), основаны выходцами из рода Цзи, от которого происходил дом Чжоу. Хо находилось в совр. уезде Хосянь, Вэй — в совр. уезде Жуйчэн, Гэн — в уезде Хэцзинь пров. Шаньси. Разгром Хо, Вэй и Гэн армией Цзинь у Сыма Цяня отнесен к разным датам: в данной главе — к 685 г., в 14 гл. (ШЦ, II, 580) и 39 гл. (ШЦ, IV, 1641) — к 16-му году правления Сянь-гуна, т. е. к 661 г. до н. э. Эта же дата зафиксирована в Цзо чжуань (ШСЦ, т. 28, стр. 453). Поскольку 661 год до н. э. преобладает в Ши цзи и Цзо чжуань, можно предполагать, что в 5 гл. произошел ошибочный перенос строки с этой записью.

41. В 32 гл. Ши цзи рассказано более подробно о том, что жители Юнлиня ненавидели У-чжи и его друзей-гуляк, в конце концов напали на них и убили У-чжи (ШЦ, IV, 1485).

42. Младший брат цзиньского Вэнь-хоу — Чэн-ши получил владение в Цюйво (совр. уезд Вэньси на юге пров. Шаньси) и стал именоваться Хуань-шу. Он и его сын Чжуан-бо все время интриговали против правителя Цзинь, пытаясь занять его место, но только внуку Чэн-ши — У-гуну удалось в 679 г. до н. э. убить цзиньского князя. Когда У-гун отдал: чжоускому Ли-вану все захваченные им в Цзинь драгоценности, тот повелел сделать его правителем Цзинь и возвести в ранг владетельного князя — чжухоу (ШЦ, IV, 39, стр. 1638—1640).

43. Цзюань — местность в княжестве Вэй (совр. уезд Пусянь пров. Шаньдун). Согласно Цзо чжуань, на 14-м году правления Чжуан-гуна в Цзюань собрались правители Ци, Сун, Чэнь, Вэй и Чжэн для переговоров о союзе. Весной следующего года, собравшись вторично, они признали сильнейшим Хуань-гуна — правителя Ци, назвав его ба ***гегемоном (см. ШСЦ, т. 27, Чунь-цю Цзо чжуань чжэн-и, кн. 1, стр. 376—377).

Период Чуньцю характеризовался резким усилением борьбы за гегемонию среди множества правителей и князей в Китае. Такого рода раздробленность и борьба были характерными для многих государств древнего мира, достаточно напомнить о наличии лугалей-гегемонов в древнем Шумере и борьбе за гегемонию в других обществах Передней Азии.

44. Принесение в жертву и захоронение слуг-рабов и близких с умершим правителем отмечается в истории многих раннерабовладельческих государств древнего мира, в частности в Двуречье в III—II тысячелетиях до н. э.

В Китае археологические раскопки иньской эпохи показали, что с умершим правителем или аристократом хоронили, принося в жертву, десятки и даже сотни людей, большую часть которых, вероятно, можно считать рабами. Обычай этот существовал и в первую половину эпохи Чжоу, постепенно исчезая. Письменные памятники тоже подтверждают наличие такого ритуала. В трактате Мо-цзы в главе “Экономия при погребении” упоминается о том, что “в случае смерти Сына Неба приносят в жертву людей для сопровождения умершего, самое большее — несколько сот человек, самое меньшее — несколько десятков; в случае смерти военачальника или сановника приносят в жертву для сопровождения умершего самое большее — несколько десятков, самое меньшее — несколько человек...” (см. ЧЦЦЧ, т. IV, Мо-цзы сянь-гу, гл. 6, стр. 107). Сыма Цянь в данной главе свидетельствует о захоронениях слуг, чиновников и родственников со знатными людьми и в Цинь. Вопрос этот освещался в трудах современных китайских ученых (Фань Вэнь-лань, Го Мо Жо, Го Бао-цзюнь и др.).

45. Юнчэн — столица Цинь, учрежденная Дэ-гуном (совр. уезд Фэнсян пров. Шэньси).

46. О трехстах лао говорится и в 28 гл. Ши цзи (ШЦ, III, 1360). Сыма Чжэнь высказал предположение, что вместо слова бай *** — “сто” должно стоять бай *** — “белый”, так как циньцы при жертвоприношениях духу Шао-хао превыше всего ставили белый цвет. При такой замене перевод будет: “...принес три жертвы лао животными белой масти”. Однако в текстах Ши цзи и Хань шу везде употреблено слово бай — “сто” без оговорок. Такое значительное число голов скота (900 голов), принесенных в жертву, необычно для ритуала дома Чжоу, но если учесть наличие у циньских правителей больших табунов и стад, их варварские еще обряды и расточительство, то, вероятно, запись отражает реальное положение. На это указывают, в частности, комментаторы Сюй Фу-юань и Лян Юй-шэн (ЛЮШ, кн. 2, гл. 4, стр. 6).

47. В Цинь впервые были установлены периоды — фу *** для самого жаркого времени года. Существовали три периода — сань фу: начальный, средний и заключительный; первый из них начинается в 6-й луне. Жара и влажность порождали болезни, и люди искали способы борьбы с вредной стихией, связываемой ими с темным началом — инь. По верованиям того времени, собаки представляли светлое начало — ян, способное преодолеть действие темных сил. Собак убивали, разрезали, растягивали и прибивали их шкуры на воротах и дверях, отгоняя ядовитых гадин. До последнего времени в Китае сохранялся обычай в жаркое время года на воротах и дверях для борьбы с вредными насекомыми развешивать пахучие травы — чанпу, что, вероятно, было отголоском древних обычаев.

48. Считается, что к I в. до н. э. было построено пять крупных царских жертвенников. Циньский Вэнь-гун поставил Фучжи для жертвоприношений духу Белого императора (Бай-ди), Сюань-гун построил Мичжи для жертв духу Синего императора (Цин-ди), Лин-гун построил Шанчжи для жертв духу Желтого императора (Хуан-ди) и Сячжи — для жертв духу Огненного императора (Янь-ди) и, наконец, ханьский Гао-цзу создал жертвенник Бэйчжи в честь Черного императора (Хэй-ди).

Хэян находился на территории Цзинь севернее Лояна, совр. уезд Мэнсянь в Хэнани.

49. Гучжу — здесь название царства или владения цюаньжунов, находившегося к северу от Ци в районе совр. уезда Лулун пров. Хэбэй и далее на север до Чаояна (см. ДМДЦД, стр. 448). Район этот охватывал земли, простиравшиеся на несколько сот километров вплоть до совр. Автономного района Внутренней Монголии.

Об этом походе повествует и Го юй: “...напал на цюаньжунов, атаковал Линчжи и Гучжу, после чего вернулся на юг” (Го юй, Шанхай, 1937, в серии Цуншу цзи-чэн, кн. 2, стр. 85; далее — ГЮ).

50. В период Хань существовали два уезда с названием Шаолин — в Хунани и Хэнани. Из них для данного случая более вероятен Шаолин, находившийся в самом центре совр. пров. Хэнань в уезде Яньчэн.

51. Царство Юй находилось на территории совр. уезда Пинлу в южной части пров. Шаньси на границе с Хэнанью. Царство Го (здесь, по-видимому, имеется в виду Северное Го) находилось по соседству с Юй в том же уезде. В Цзо чжуань более подробно изложена история захвата этих царств цзиньским гуном с помощью подкупа правителя Юй (ШСЦ, т. 28, Чуньцю Цзо чжуань чжэн-и, кн. 2, стр. 478—479, 495—500.).

История жизни и приключений Байли Си в различных вариантах изложена в нескольких древних сочинениях и обросла некоторыми легендарными деталями (на это указывал и Янь Жо-цзюй). О взятии Байли Си в плен при разгроме царства Юй кроме данной главы говорится в Хань Фэй-цзы (ЧЦЦЧ, т. V, гл. 4, стр. 64) и в Люй-ши чунь-цю (ЧЦЦЧ, т. VI, гл. 14, стр. 151). Согласно Цзо чжуань, однако, вместе с юйским правителем в плен был взят только Цзин-бо (ШСЦ, т. 28, стр. 499—500), имя Байли Си не упоминается. В трактате Мэн-цзы подчеркивается мудрость Байли Си, который, предвидя гибель царства и будучи не в состоянии повлиять на гуна, заранее покинул Юй и ушел в Цинь (ЧЦЦЧ, т. I, Мэн-цзы чжэн-и, гл. 9, стр. 393). Следовательно, Байли Си пленен не был. Сыма Цянь в 39 гл. Ши цзи пишет о взятии в плен Цзин-бо Байли Си (ШЦ, т. IV, стр. 1647), причем неясно, идет ли речь об одном человеке (тогда Цзин-бо — титул) или о двух. В Хань шу Байли Си числится в чиновниках третьего ранга, а Цзин-бо — шестого (ХШБЧ, II, гл. 20, стр. 1482—1484), т. е. явно имеются в виду два персонажа. По-видимому, к периоду Чжаньго, а затем и в Хань сохранялось несколько версий рассказов о приходе Байли Си в Цинь, что и нашло отражение в исторической литературе тех веков.

52. Юань — поселение в Чу, находилось в совр. уезде Наньян пров. Хэнань.

53. Рассказ о том, что Байли Си был приобретен за пять бараньих шкур, кроме данной главы имеется в Чжаньго цэ и в Чжуан-цзы (ЧЦЦЧ, т. III, Чжуан-цзы цзи-цзе, гл. 23, стр. 353). Версию Вань Чжана о том, что Байли Си “сам себя продал”, чтобы проникнуть к Му-гуну, отвергнутую Мэн-цзы, Сыма Цянь воспроизводит в 68 гл. (т. V, стр. 2234) в речи Чжао Ляна, дав, таким образом, два варианта, существовавшие в традиции. История о Байли Си вошла также в фольклор. В комментариях к Мэн-цзы приводятся слова народной песни “Дверной засов”, относящейся, вероятно, к эпохе Хань: “Байли Си недавно задумал жениться на мне. Бараньих пять шкур — то дар его свадебный”. Здесь указанные пять шкур получают уже совсем другое назначение.

54. По Гунъян чжуань, под Хэцюй понимается излучина р. Хуанхэ на стыке трех совр. пров.: Шэньси, Шаньси и Хэнань. В излучине находились земли, на которых сейчас расположен уезд Юнцзи пров. Шаньси.

На том основании, что далее под 615 г. до н. э. упоминается бой в Хэцюй, о котором имеется запись в Цзо чжуань (см. ШСЦ, т. 28, стр. 783), Лян Юй-шэн считает весь отрывок о бое в 5 гл., состоящий из 11 иероглифов, ошибочной вставкой (ЛЮШ, кн. 2, гл. 4, стр. 8). Об этом же упоминает Го Сун-тао (стр. 34). Представляется, что сомнение Лян Юй-шэна и Го Сун-тао необоснованно. Ведь могли произойти два сражения, причем если об исходе первого из них Сыма Цянь ничего не говорит, то в результате второго армия Цзинь была разгромлена. Кроме того, в данном случае указывается точное время — осень, а из Цзо-чжуань известно, что второй бой произошел в 12-й луне, т. е. зимой. Таким образом, есть основание предполагать, что между Цинь и Цзинь имели место два сражения.

55. Существовало несколько Синьчэнов. Данный располагался в совр. уезде Вэньси пров. Шаньси.

Шэнь-шэн, Чун-эр и И-у были наиболее способными сыновьями цзиньского Сянь-гуна. Но наложница гуна Ли-цзи, привезенная им из похода на жунов, стремилась поставить у власти своего сына Си-ци и для этого возвела на Шэнь-шэна обвинение в намерении отравить отца. Шэнь-шэн бежал в Синьчэн, где погиб. В 39 гл. сказано о его самоубийстве (ШЦ, IV, 1646). Чун-эр укрылся сначала в своем владении Пу, а И-у — в Цюй, но потом оба бежали к племенам ди. Впоследствии И-у с помощью дома Цинь стал правителем княжества Цзинь под титулом Хуй-гуна.

56. Под названием Куйцю существует несколько пунктов. В данном случае, по мнению ряда комментаторов, имеется в виду Куйцю в княжестве Сун. Если руководствоваться толкованием цзиньского Ду Юя, то Куйцю находился на территории совр. уезда Цисянь пров. Хэнань, южнее Кайфына.

57. В данном примере, как и раньше, возможна двоякая трактовка термина байсин. В аналогичном тексте Го юй стоит слово чжун ***, следовательно, речь идет о народе, населении в широком значении. Шаванн так и перевел — son peuple (МИС, т. 2, стр. 30). Но можно усматривать в словах Му-гуна признание значительной роли байсинов — родовой аристократии, знати княжества в управлении. Мы склоняемся к второму толкованию.

58. Гуань Чжун (см. прим. 191 к 4 гл. — т. I, стр. 334) — видный деятель княжества Ци. “Жизнь его была полна превратностей, — писал о нем В. М. Штейн, — и рискованных ситуаций. Пробившись из среды низов к самой вершине общественной лестницы, он, бывший раб, был вдохновителем политики, приведшей главу княжества Ци князя Хуаня к роли первого в Китае “гегемона” — ба...” (В. М. Штейн, Гуань-цзы, М., 1959, стр. 19). Си Пэн — сановник циского Хуань-гуна, потомок Чжуан-гуна.

В 32 гл. Ши цзи смерть обоих сановников отмечена на три года позднее — в 645 г. до н. э. (IV, 1492). Действительно, в 648 г. до н. э. Гуань Чжун еще выполнял поручение гуна по усмирению жунов (гл. 14, гл. 32), Следовательно, в 5 гл. допущена ошибка. Лян Юй-шэн (ЛЮШ, гл. 4, стр. 8) считает, что ошибочная датировка смерти Гуань Чжуна пришла из текста Гулян чжуань (ШСЦ, т. 35, Чунь-цю Гулян чжуань чжушу, гл. 8, стр. 188), что вполне возможно.

59. В 39 гл. Ши цзи фраза о виновности И-у и невиновности байсинов вложена в уста самого Му-гуна, а не Байли Си (ШЦ, IV, 1653), что, в общем, не меняет смысла.

60. О Юнчэне см. прим. 45. Цзян (при Сяо-хоу переименован в И) — столица княжества Цзинь, находившаяся в совр. уезде Ичэн пров. Шаньси. Зерно, по всей вероятности, отправлялось по реке Вэйхэ, затем Хуанхэ и оттуда на повозках на север — к Цзяну.

61. Место боя обозначено не ясно: “Хань ди” — “земли Хань” или “местность Хань”. В 39 гл. Ши цзи (т. IV, стр. 1653), в Цзо чжуань (ШСЦ, т. 28. стр. 551), в Люй-ши чунь-цю (ЧЦЦЧ, т. VI, стр. 82) в этом же случае назван пункт Ханьюань, который находился на территории совр. уезда Ханьчэн в Шэньси (ДМДЦД, стр. 1305), т. е. на западном берегу Хуанхэ. Однако у китайских комментаторов упоминание Ханьюани вызывает сомнение, так как из Цзо чжуань известно, что армия Цинь успела переправиться через Хуанхэ до боя. Следовательно, бой должен был произойти в Шаньси на другой стороне Хуанхэ (считается, что где-то в совр. уезде Хэцзинь).

Лян Юй-шэн, отметив, что циньцы просили продовольствие зимой на 14-м году правления Му-гуна, а бой произошел в 9-й луне следующего года, т. е. почти через год, полагает, что в записях 5 и 39 гл. ошибка (ЛЮШ, кн. 2, гл. 4, стр. 9): решив напасть на Цинь в период голода, правитель Цзинь не должен был ждать до осени (и до нового урожая — добавим мы). Однако, нам кажется, что сомнение Лян Юй-шэна неоправданно. Цзинь могло начать военную кампанию весной, когда последствия неурожая особенно ощутимы. Пока армии двигались друг к другу в тогдашних условиях, могло пройти три—четыре месяца. Таким образом, решающий бой мог произойти и в 9-й луне.

62. Иероглиф чжи *** означает “перегрузка лошади”, “остановка лошади из-за тяжести”, “лошадь оседает ногами”, отсюда и толкование комментаторов: лошадь И-у провалилась и осела в болоте, что и привело к его пленению. В 39 гл. рассказано, кроме того, об отказе сановника Цин Чжэна защитить в этот момент своего князя, не принявшего ранее его совет о помощи циньцам зерном (т. IV, стр. 1653), за что он потом был казнен.

63. В главе приводятся слова из приказа Му-гуна о намерении принести пленного И-у в жертву Верховному владыке — Шан-ди. В других древних книгах этого нет. Так, в Го юй говорится о совещании Му-гуна с дафу — сановниками, на котором он обсудил вопрос о том, что выгоднее им сделать: убить правителя Цзинь, изгнать его или вернуть в Цзинь и восстановить на престоле (Го юй, Цзинь юй, гл. 9). Такое описание более реалистично. Вполне возможно, что Сыма Цянь использовал другой вариант предания об этом событии.

Выражение жу цзюнь мин *** — “опозорить повеление [поручение] правителя” взято из Лунь юй (гл. 13, § 20), где говорится, что настоящий чиновник, посланный в любую часть страны, не позорит повеления или порученной ему правителем миссии.

64. В Чунь-цю говорится о смерти правителя Ци под 12-й луной 17-го года правления Си-гуна, т. е. в конце зимы 643 г. до н. э. (ШСЦ, т. 28, стр. 564). Похороны гуна, по Чунь-цю, состоялись осенью 642 г. По-видимому, Сыма Цянь отметил в главе лишь дату похорон.

65. Царство Лян находилось на юге совр. уезда Ханьчэн пров. Шэньси. Царство Жуй, упоминаемое в Ши цзине, географические словари относят к совр. уезду Чаои, там же, на юге Шэньси. Но Жуй, упоминаемое в Цзо чжуань, отождествляется с территорией совр. уезда Жуйчэн на юге соседней пров. Шаньси (ДМДЦД, стр. 532). Расстояние между этими уездами всего 60—70 км. Можно думать, что, когда циньцы стали покорять близкие к ним владения, еще сохранившиеся на западном берегу Хуанхэ в Шэньси, части знати и жителей Жуй удалось бежать на восток и обосноваться в Шаньси. Поэтому мы склонны относить царство Жуй в 640 г. к уезду Чаои.

66. С именем Вэнь-гуна — Чун-эра связано возвышение Цзинь. Пробыв 19 лет в изгнании, объехав ряд княжеств и накопив определенный политический опыт, Чун-эр вернулся домой уже в возрасте 62 лет. Он сумел привлечь опытных помощников, усилить армию и улучшить управление подвластными ему территориями (подробнее о нем см. гл. 39).

67. Изложение указанных событий в данной главе весьма лаконично, поэтому получается, что чжоуского Сян-вана водворили на место оба союзника — Цинь и Цзинь. Между тем уже в хронологических таблицах и в 39 гл. Сыма Цянь отчетливо дает понять, что его восстановил на престоле цзиньский гун (см. т. II, стр. 594, т. IV, стр. 1663). В Цзо чжуань сообщается об отказе цзиньского хоу от военной помощи Цинь (см.: Лю Вэнь-ци, Чцнь-цю Цзо-ши чжуань цзю чжу шу чжэн, Пекин, 1959, стр. 391). Однако мы полагаем, что сам факт выступления Му-гуна с армией на помощь правителю Чжоу бесспорен. Это выступление сыграло роль, воздействовав на врагов Сян-вана, а завершил кампанию, по-видимому, один цзиньский правитель.

68. Как известно, в 632 г. до н. э. Вэнь-гун во главе войск четырех княжеств — Цзинь, Сун, Ци и Цинь — разбил под Чэнпу войска враждебной коалиции — армии Чу, Чэнь и Цай. По мнению Чжан Шоу-цзе, Чэнпу находилось на территории княжества Вэй в совр. уезде Чэньлю пров. Хэнань, немного южнее Хуанхэ. Имеется суждение о том, что Чэнпу находилось в совр. пров. Шаньдун (см. Ши-цзи ди-мин као, стр. 546), однако этот вариант представляется малоубедительным из-за отдаленности района для переброски туда армий двух больших коалиций.

С этого момента правитель Цзинь почти на целое столетие, до 546 г. до н. э., становится гегемоном Китая, причем за этот период Цзинь и Чу воевали трижды.

69. Столица Чжэн называлась Цзин и располагалась к юго-востоку от совр. уездного города Инъян в пров. Хэнань (около Чжэнчжоу).

70. Это был не коренной чжэнец, как указано в 5 и 39 гл., а циньский сановник Ци-цзы, которого за два года до этого послали в Чжэн для оказания помощи в обороне столицы. Там ему было поручено заведовать северными воротами и вручены ключи от них (см. ШСЦ, т. 28, стр.682).

71. Сяошань — один из естественных защитных барьеров на дальних подступах к Цинь, находившийся на северо-западе совр. уезда Лонин пров. Хэнань.

72. Столица Чжоу в это время располагалась в Ванчэне, к северо-западу от совр. Лояна. Северные ворота назывались также Цяньцзи *** (см. ШСЦ, т. 31, стр. 2060). В Го юй более подробно сказано, что именно осуждал сановник в поведении войск. Оказывается, воины не соблюли правил отдания почестей ванскому дому, расположенному в столице, — при поклоне сняли только шлемы, оставив на себе остальные доспехи, а некоторые небрежно спрыгнули с колесниц и тут же забрались обратно. В этом Вансунь Мань усматривал легкомыслие и зазнайство циньскнх воинов, предопределившие их поражение (Го юй, гл. 2, стр. 20).

73. Хуа, или Фэйхуа, — небольшое владение, находившееся на юге совр. уезда Яньши пров. Хэнань, в районе г. Гоушичжэня. Считалось владением потомков общего с чжоуским домом рода Цзи, в период Чуньцю неоднократно захватывалось сильными княжествами, пока не было окончательно ликвидировано.

74. В изложении Цзо чжуань действия торговца Сянь Гао объясняются не испугом, а желанием спасти свое княжество от беды. Увидев неприятеля, торговец якобы сказал: “Мой правитель, узнав, что Вы во главе войск выступили в поход [и двигаетесь] к нашему городу, осмеливается поднести следующим за Вами воинам этих быков как скромный наш дар. Если Ваша армия задержится в наших местах, мы сумеем снабдить ее продовольствием на сутки, а при [дальнейшем] походе обеспечить ночное сопровождение”. Одновременно Сянь Гао послал своего человека срочно доложить об этом чжэнскому правителю (ШСЦ, т. 28, стр. 684—686). Такая же картина нарисована в трактате Хуайнань-цзы.

75. Траурный цвет в Китае издревле белый, но когда в период траура сын или родственник вынужден был выполнять какие-то дела и находился при исполнении служебных обязанностей (в данном случае, в военном походе), он одевался в грубую пеньковую траурную одежду черного цвета.

76. Пэнъя — поселение Цинь, располагавшееся в совр. уезде Байшуй пров. Шаньси. В Цзо чжуань более конкретно указана цель этой кампании — Му-гун хотел взять реванш за разгром его армии на юге, под Сяошань (ШСЦ, т. 28, стр. 713). Но Цзинь, находившееся в зените силы, повело свои армии широким фронтом и развернуло бой на севере, на циньской земле.

77. Слова ши *** и шу *** мы перевели: “стихи и книги”, имея в виду появившиеся к тому времени записи летописцев, песни и гимны, известные в период Чуньцю в разных царствах и княжествах. Шаванн перевел эти два слова как названия сочинений — Ши цзин и Шу цзин (МИС, т. 2, стр. 41), что едва ли правомерно для периода VII в. до н. э., когда этих сочинений, как таковых, еще не существовало. Вместе с тем если считать эту притчу созданной в период Чжаньго, а так оно, вероятно, и было, то упоминание Шу цзина и Ши цзина становится объяснимым, можно предположить, что Сыма Цянь механически повторил более поздние утверждения.

78. Диалог Му-гуна с Ю-юем имеет философский и политический смысл (он встречается в несколько иной редакции также в трактате Хань Фэй-цэы,— см. ЧЦЦЧ, т. V, гл. 3, стр. 48—50). Прославление простоты, бережливости, “недеяния” правителя отражает главным образом идеи древнего даосизма, к которым испытывали определенные симпатии Сыма Тань и Сыма Цянь, поэтому отрывок нельзя считать случайным. Лян Юй-шэн с позиций ортодоксального конфуцианства считает ошибочным помещение речей Ю-юя как подлинных в текст главы (ЛЮШ, кн. 2, гл. 4, стр. 12), забывая о том, что большинство речей, относящихся даже к более поздним периодам, лишь художественно обработанные историком легенды и притчи, призванные отразить определенные политические позиции сторон.

Го Сун-тао находит в этом диалоге и политический подтекст, связанный, по его мнению, с завуалированной критикой Сыма Цяня действий императора У-ди, при котором историк жил и работал. В это время сюнну часто нападали на Китай, а империя Хань не могла справиться с ними (Го Сун-тао, Ши цзи чжа-цзи, стр. 34—35).

79. Нэйши *** — одна из должностных категорий чжоуского Китая. Самая ранняя функция этого чиновника — секретарь правителя. Л. С. Переломов отмечает, что в княжестве Лу нэйши выполнял обязанности личного секретаря правителя. С усилением власти правителей царств и княжеств выросли и права нэйши. В период Чжаньго нэйши стал ведать всеми финансами страны и получил право “проверки и установления (степени) заслуг... (чиновников)” (Л. С. Переломов, Империя Цинь, М., 1962, стр. 47). Позднее, при династиях Цинь и Хань, нэйши — начальник столичного округа и гарнизона. В 135 г. до н. э. ввели должности начальников восточного и западного округов — цзо нэйши и ю нэйши.

80. Наш перевод исходит из основного значения лу — “пленник”. В некоторых ксилографах вместо лу *** стоит люй *** “думать, заботиться” (см.: Мидзусава Тоситада, т. II, гл. 5, стр. 30, где отмечено 6 списков). В аналогичном тексте Хань Фэй-цзы стоит слово ту *** — “задумывать, замышлять”. Тогда изменяется и перевод: “Когда между правителем и его чиновником появляется несогласие, можно наметить меры [борьбы с этим]”.

81. Му-гун и Ю-юй сидели на цюй-си *** — на циновках, разостланных под углом так, что хозяин и гость оказывались рядом. В таком смысле текст толкуют Чжан Шоу-цзе, Накаи Сэкитоку, Ли Ли и др. Существуют и дуй-си ***, циновки, разостланные напротив друг друга, когда сидящих разделяет стол.

82. Кроме трактата Хань Фэй-цзы (ЧЦЦЧ, V, гл. 10, стр. 56), история с Ю-юем приводится кратко и в Люй-ши чунь-цю (ЧЦЦЧ, т. VI, гл. 24, стр. 307). В Хань шу в главе о литературе И-вэнь-чжи упоминается утраченное позднее сочинение Ю-юя в трех главах (ХШБЧ, т. V, стр. 3162), по-видимому представлявшее собой собрание записанных о нем притч.

83. Сжигание за собой лодок — применявшийся древними полководцами прием, который исключал возможность отступления своих войск и заставлял солдат сражаться до победы или смерти. У Сунь-цзы говорится: “приступая к решительным действиям, надлежит сжечь корабли и разбить котлы; вести солдат так, как гонят стадо овец...” (цит. по Н. И. Конрад, Сунь-цзы. Трактат о военном искусстве, М., 1950, стр. 52). Это проделали, по-видимому, и циньские генералы.

Вангуань находился в совр. уезде Вэньси пров. Шэньси.

Хао — цзиньское поселение, находившееся в совр. уезде Босян пров. Хэбэй. Но это примерно в 300 км от Вангуаня и маловероятно, что циньская армия за короткое время туда дошла. В Цзо чжуань вместо Хао указан пункт Цзяо (ШСЦ, т. 28, стр. 720), местоположение которого неизвестно. Шаванн считает Хао, или Цзяо, небольшим селением в уезде Линьцзинь (МИС, 2, 43), что соответствует совр. уезду Юнцзи. Это более вероятно, так как между уездами Вэньси и Юнъцзи расстояние 40 — 50 км.

84. Выражение *** хуан-фа бо-бо означает “храбрые мужи с желтеющими (т. е. седеющими) волосами”.

85. В данной главе говорится, что Му-гун юй жэнь чжоу е ***, т. е. “с людьми обходителен”, “совершенен в отношениях с людьми”. В Цзо чжуань более подробный текст, но без клятвы: “Таким образом, благородные мужи поняли, что циньский Му-гун действительно [настоящий] правитель, он выдвигает людей всесторонне [зная их], и с людьми постоянен” (Лю Вэнь-ци, стр. 492).

86. Древние книги сообщают, а археологические находки подтверждают существование в эпоху Чжоу большого числа музыкальных ударных инструментов. Сыма Цянь пишет о присылке Му-гуну цзинь-гу ***, что может быть понято и как “барабан” (Шаванн перевел — un tam tamМИС, т. 2, стр. 45), “барабаны” или “гонги и барабаны”. Это мог быть набор из нескольких гонгов (колокольцев) и барабанов. Из Чжоу ли известно, что для ритуалов и военных команд существовали барабаны: лэй-гу, используемый при жертвах небесным духам, лин-гу — при жертвах духам земли, лу-гу — при жертвах предкам, фэнь-гу, используемый во вреня войны, и т. п. Гонги или колокольцы также делались разные: цзинь-чжо — для марша войск, цзинь-нао — для знака об отступлении и т. д. (см. ШСЦ, т. 12, Чжоу ли чжу-шу, кн. 2, стр. 445—449). Такая разработанная система появилась, вероятно, к концу Чжоу, но элементы ее существовали уже в VII в., к которому относятся описываемые события, поэтому мы предполагаем, что в дар Сына Неба мог входить какой-то набор колокольцев и барабанов.

87. Род Цзы-юй в Цзо чжуань, как и в Ши-цзине, именуется родом Цзы-цзюй (см. ШСЦ, т. 28, стр. 743). О захоронениях людей см. также прим. 44.

Песня Хуан-няо (в русском переводе “Там иволги”) — шестая из песен царства Цинь, воспевающая достоинства трех храбрейших воинов и помощников Му-гуна. Песня кончается знаменательными словами:

А ты, о лазурное небо вдали!

Так губишь ты лучших из нашей земли!

Как выкуп за тех, кто живым погребен,

Сто жизней мы отдали б, если б могли.

(Шицзин, стр. 159)

88. Гу Янь-у в Жи-чжи-лу выражает удивление, почему Сыма Цянь воспроизводит это не оправдавшееся предсказание — ведь Цинь завоевало всю Поднебесную (см. ЛЮШ, кн. 2, гл. 4, стр. 15). Представляется, что включение в текст несбывшихся пророчеств свидетельствует о существовании разных взглядов на будущее Цинь. С другой стороны, здесь высказана и определенная ирония по отношению к конфуцианским цзюньцзы — мужам, которые оказались недальновидными.

89. Линху — поселение, находившееся в совр. уезде Аньцзэ пров. Шаньси.

90. По Коди чжи (см. комментарий Чжэн-и), Учэн — это древний Упинчэн в Чжэнсяне, что соответствует совр. уезду Дали в пров. Шэньси, северо-западнее Тунгуаня.

91. Шаолян — местность, ранее входившая в состав княжества Лян. В 640 г. до н. э. Цинь покончило с Лян и Шаолян стал циньским. Находился в совр. уезде Ханьчэн, пров. Шэньси.

92. Цзима — местность на территории совр. уезда Юнцзи, на крайнем юге пров. Шаньси. Хэцюй — это не какой-то определенный пункт, а район, где р. Хуанхэ, текущая почти вертикально с севера на юг, делает крутой, под прямым углом, поворот на восток. На западной стороне реки лежат земли совр. уезда Чаои в Шэньси, на восточной — уезда Юнцзи в Шаньси (см. также прим. 54). Здесь и разыгрались ожесточенные бои армий Цинь и Цзинь.

Из описания событий в Цзо чжуань не видно, что армия Цзинь на 12-м году правления Вэнь-гуна потерпела сильное поражение, однако целая серия боев под Линху, Учэном, Цзима и в излучине Хуанхэ ослабили Цзинь, которое служило мощным заслоном на пути циньцев на восток (см.: Цэянь Бо-цзань, Очерки истории Китая, т. II, стр. 7).

93. Упоминание об этом походе см. гл. 4 (т. I, стр. 207). Треножники были символами власти (пусть номинальной) над всем Китаем.

94. В разных главах Ши цзи Сыма Цянь приводит не одинаковые подробности этого военного эпизода: в 14 гл. говорится о захвате и казни циньского лазутчика (т. II, стр. 615), об этом же рассказывает Цзо чжуань (ШСЦ, т. 29, стр. 896); в 39 гл. фигурирует уже не лазутчик, а циньский военачальник Чи (т. IV, стр. 1676). Лян Юй-шэн объясняет расхождения использованием различных источников (ЛЮШ, кн. 2, гл. 4, стр. 16).

95. Судя по изложению в Цзо чжуань, а также в 14-й (т. II, стр. 618) и 39-й (т. IV, стр. 1676) главах Ши цзи, данное событие произошло на три года раньше, т. е. в 597 г. до н. э. В 5 гл. явная ошибка: вместо цифры 7 поставлено 10 (частая путаница двух сходных иероглифов *** и ***). Поправка внесена нами в перевод.

96. Местоположение Ли не совсем ясно. В период Чуньцю существовали три пункта с таким названием на землях Чжэн, Чу и Цзинь, два первые — на территории совр. пров. Хэнань, третий — в пров. Шаньси, Шаванн склоняется к последнему, и он, вероятно, прав, так как время для далеких походов армии Цинь тогда еще не пришло.

97. Где точно находился Юйлинь, неизвестно, но, поскольку союзная армия перешла на западный берег р. Цзиншуй, такое поселение должно было находиться в самом центре циньской территории (совр. пров. Шэньси).

В 5-й, в 14-й (т. II, стр. 636), в 39-й (т. IV, стр. 1683) главах историк сообщает о поражении армии Цинь, а затем о последующем отходе союзных войск без объяснения причин его. В Цзо чжуань этот поход описан подробнее (ШСЦ, т. 30, стр. 1310—1311). Незавершенность кампании объяснялась разногласиями среди командиров союзников по вопросу о плане дальнейших действий; к тому же циньцы отравили воды р. Цзиншуй, и погибло немало солдат. Таким образом, полного поражения армии Цинь не произошло, так же как и не было полной победы цзиньской армии с ее союзниками. Однако Лян Юй-шэн (ЛЮШ, кн. 2, гл. 4, стр. 16), а за ним Такигава (ХЧКЧ, т. I, гл. 5, стр. 40), основываясь на высказывании одного цзиньского военачальника, считавшего эту операцию поражением и позором Цзинь, пришли к заключению, что в Ши цзи ошибочно сообщается о поражении Цинь. С этим трудно согласиться, так как сам факт прихода армии Цзинь на берега Цзиншуй свидетельствовал о неудачах циньской армии, и только нерешительность союзников и разногласия в командовании помешали успешному завершению этого похода.

98. Сыма Цянь в 14 гл. (т. II, стр. 642) упоминает о поездке Цзин-гуна в Цзинь на два года позже, в 548 г. до н. э. В Цзо чжуань под 25-м годом Сянь-гуна (тоже 548 г. до н. э.) имеется запись о союзе Цинь и Цзинь, к которому присоединилось и княжество Хань, но говорится о поездке в Цзинь лишь Цинь-бо Цзюя (ШСЦ, т. 30, стр. 1463). Таким образом, налицо разнобой в датах (548 и 550 годы) и упоминаются разные лица. Установить истинный ход событий затруднительно.

99. Цянь был младшим братом Цзин-гуна, но от другой матери, как это явствует из текста Цзо чжуань (1-й год Чжао-гуна), что и отражено в нашем переводе.

100. Владение Шэнь (упоминается в гл. 4) было завоевано Чу в 687 г. до н. э. Оно находилось на севере уезда Наньян пров. Хэнань. Цин Фэн был первым советником правителя Ци, но показал себя с плохой стороны: был жесток, властолюбие и распущен, и в конце концов вынужден был бежать. Он укрылся в княжестве У, где его и настигло наказание (см. гл. 32 Ши цзи).

101. В “Исторических записках” отражены две версии событий: убийство Лин-вана, осуществленное Ци-цзи (гл. 5, 31, 35, 36), и самоубийство Лин-вана (гл. 14, 40). Последнее совпадает и с изложением в Цзо чжуань (ШСЦ, т. 31, стр. 1873—1878). Помимо этого, в Чунь-цю говорится, что Лин-вана убил княжич Би, а последнего — уже Ци-цзи. Учитывая отдаленность описываемого периода, подобные несовпадения вполне естественны.

102. Известно, что Пин-ван посылал в Цинь за невестой сына своего сановника Фэй У-цзи (ШЦ, т. IV, стр. 1712), однако из данной главы следует, что ван ездил сам. В Цзо чжуань это событие значится под 523 г. до н. э., т. е. на три года раньше.

103. По версии Цзо чжуань, а также 66 гл. Ши цзи, сын Пин-вана Цзянь бежал сначала в Сун, откуда вместе с сановником У Цзы-сюем — в княжество Чжэн. Вскоре Цзянь был убит в Чжэн, а У Цзы-сюй вновь бежал и с трудом добрался до княжества У на юге, где стал советником правителя Чжу-фаня (ШЦ, т. V, гл. 66, стр. 2172—2174).

104. Шесть цинов — высших сановников в Цзинь, носивших фамилии: Чжао, Хань, Вэй, Чжи, Фань, Чжунхан.

Княжество Цзинь перестало быть гегемоном в 546 г. до н. э., и главенство перешло к Чу. Несмотря на заметное ослабление Цзинь, оно до середины V века оставалось одним из сильнейших княжеств Китая. Цинь же еще не располагало достаточными силами, было ослаблено рядом поражений и оказалось не в состоянии использовать смуты в Цзинь в своих целях, поэтому историк и отмечает отсутствие войн между Цинь и Цзинь в этот период.

105. Ин — столица Чу, находившаяся в совр. уезде Цзянлин пров. Хубэй (см. гл. 4, прим. 233,— т. I, стр. 339).

106. При краткой передаче событий этих лет в гл. 5 появились известные смещения в датах и событиях, а также прямые ошибки, которые выявляются из сопоставления глав Ши цзи и других источников. К их числу относятся следующие:

а) выступление сановников из родов Чжунхан и Фань-ши против дома Цзинь произошло в 497 г., а не в 496 г., как указано в 5 гл. (правильная дата отмечена в 14 и 39 гл. Ши цзи); б) бегство этих сановников в Ци произошло через семь лет (в 489 г.) после описываемых событий; в) Чжао Цзянь-цзы (точнее, Хань Цзянь-цзы, или Хань Бу-синь) не мог участвовать в этом нападении, так как еще до этого бежал из Цзинь.

107. В Чунь-цю и в Цзо чжуань убийцей правителя Ци назван Чэнь Ци (ШСЦ, т. 32, стр. 2342), а не Тянь Ци.

108. Война княжеств У и Ци продолжалась не один год. В Цзо чжуань под 10-м годом Ай-гуна (485 г. до н. э.) сообщается о нападении войск У с союзниками на южные поселения Ци, о поражении нападающих и отходе уских отрядов (ШСЦ, т. 32, стр. 2359), об этом же пишет Сыма Цянь в 32 гл. (т. IV, стр. 1508). В 31 гл. под этим же годом сначала отмечается новый поход на север против княжества Ци, а затем подтверждается поражение усцев (т. IV, стр. 1473). Таким образом, в тексте гл. 5 очевидная ошибка, касающаяся поражения войск княжества Ци. Чжан Вэнь-ху предполагает случайную замену У на Ци (ХЧКЧ, т. II, гл. 5, стр. 43), что наиболее вероятно.

109. Подписание договора сопровождалось жертвоприношениями и церемонией помазания губ договаривающихся князей кровью жертвенных животных (ша ***) в знак верности клятве о союзе. Тот, кто первым совершал обряд помазания губ кровью жертвенных животных, считался старшим в этом союзе. Нередко стороны спорили о старшинстве. Данный спор между правителями Цзинь и У описан в Цзо чжуань, причем первенство было признано за цзиньским князем (ШСЦ, т. 32, гл. 59, стр. 2388—2389). В Го юй при описании того же спора первым назвав уский гун (ГЮ, гл. 19, стр. 222). Сыма Цянь повторил версию Го юй. Противоречия объясняются, по-видимому, симпатиями составителей и различиями в преданиях. Позднейшие комментаторы не пришли к единому мнению о том, кто возглавил союз, что отметил и Легг (Chinese Classics, vol. 5, стр. 833).

Хуанчи — местность в совр. уезде Фэнцю пров. Хэнань, чуть севернее Хуанхэ (ДМДЦД, стр. 978). Если такая локализация верна, то ускому вану для заключения союза пришлось пересечь значительную часть территории тогдашнего Китая.

110. Княжество Чэнь располагалось на территориях, относящихся к совр. восточным районам пров. Хэнань и северным районам пров. Аньхуй (уезд Босянь).

111. Иероглиф *** цянь означает “яма, ров, траншея”. Цель подобных работ вблизи Хуанхэ не очень ясна. Скорее всего, речь могла идти о создании запруд или дамб. Шаванн перевел: “возвели плотину...” (МИС, т. 2, стр. 55). Однако значения “плотина” для цянь словари не дают, поэтому нами сохранен перевод, основанный на существующем значении цянь.

112. Дали — царство жунов. Располагалось в совр. уездах Дали и Чаои на крайнем юго-востоке пров. Шэньси. Центром этого жунского царства был г. Ванчэн, носивший одинаковое название со столицей Чжоу. Цинь, захватив Дали, переименовало его в Линьцзинь.

113. Пиньян находился на территории совр. уезда Фупин пров. Шэньси. Учэн — см. прим. 90.

114. Чжи-бо — представитель одного из сильных родов в Цзинь, выдвинувшийся в период смуты. Поставив у власти Цзяо с титулом Ай-гуна, Чжи-бо фактически правил в Цзинь (см. гл. 39 — ШЦ, IV, 1686).

К 453 г. до н. э. обозначился процесс постепенного распада единого княжества Цзинь на несколько владений, хотя окончательно оно разделилось на три новых княжества через полстолетия — в 403 г. до н. э.

115. Чжи Кай — по мнению Чжан Шоу-цзе, сын убитого Чжи-бо. Но, по данным Чжан Чжао, на которого ссылается Такигава, у Чжи-бо не было сыновей, и Чжи Кай — один из его более дальних родичей (ХЧКЧ, т. II, гл. 5, стр. 44).

116. Ицзюй — небольшое жунское царство, земли которого охватывали территорию нескольких совр. уездов (Нинсянь, Цзинчуань и др.) пров. Ганьсу.

117. Наньчжэн или Южно-чжэнское княжество, располагалось на юге совр. пров. Шэньси, где и в настоящее время имеются город и уезд с таким названием. В период Чуньцю было завоевано более сильным княжеством, Чу, а затем перешло в подчинение Цинь, против которого, очевидно, и восстало.

118. Цзегу располагался на севере совр. уезда Ханьчэн пров. Шэньян. Согласно данным хронологических таблиц (ШЦ, II, 706), Лин-гун правил всего 10 лет и умер в 415 г., в год возведения стены вокруг Цзегу, поэтому цифра 13 в главе — явная описка.

119. Обязательное ношение мечей — не только военная мера, но и свидетельство развития производства металлов в ранее отсталом княжестве Цинь. Мечи в Цинь по качеству уступали, видимо, чуским мечам, так как позднее в беседе Чжао-сян-вана с Фань Суем говорилось о превосходстве железного оружия армии Чу (см.: Чжоу Вэй, Чжунго бин-ци ши-гао, Пекин, 1957, стр. 227). Позднее Цинь Ши-хуан, опасавшийся за свою жизнь, запретил ношение личного оружия всем чиновникам.

Чунцюань — древний город, находившийся на территории совр. уезда Пучэн пров. Шэньси.

Шаванн, как нам представляется, ошибочно включает глагол чэн — “обносить стеной” в состав названия г. Лочэн (МИС, т. 2, стр. 57), тем более что после этого вынужден признать неизвестность его местоположения. Мы видим в этой фразе не общий акт обнесения рвами двух городов — Лочэна и Чунцюаня, как французский синолог (il creusa des fosses a Lo-tch’eng et Tchang-ts’iuen), а два действия: рытье рвов у р. Лошуй и возведение стены у Чунцюаня (это подтверждается разбивкой фраз у Гу Цзе-гана).

120. Сын Хуй-гуна Чу-цзы в 6 и 15 главах Ши цзи именуется Чу-гун ***. В Ши бэнь (вариант Чжан Шу, Шанхай, 1957, стр. 121) прозван Шао-чжу *** (“младший правитель”), а в Люй-ши чунь-цю — Сяо-чжу *** (“малый правитель”).

121. Под 441 г. упоминалось о восстании Южно-чжэнского владения против Цинь. Теперь же, по-видимому, оно было вновь подчинено Цинь по ходу движения циньской армии на юг против Шу.

122. В описании событий, связанных с устранением Чу-цзы, имеются разночтения. Здесь и в 15 гл. Ши цзи сообщается о казни Чу-цзы, в гл. 6 — о его самоубийстве и захоронении тела в Юн. В Люй-ши чунь-цю картина более детальная: когда из-за каких-то реформ от Чу-цзы отвернулись советники и байсины, власть решил захватить другой сын Лин-гуна — Лянь. Ему помог чиновник Цзюнь Гай. Войска, посланные Чу-цзы, перешли на сторону Ляня и окружили Сяо-чжу в Юн. Увидев это, он покончил с собой (см. ЧЦЦЧ, т. VI, Люй-ши чунь-цю, гл. 24, стр. 312— 313). Сыма Цянь отразил в 5 и 6 главах два варианта гибели Чу-цзы, по-видимому не отдавая предпочтения ни одному из них.

123. Лиян находился в совр. уезде Линьтун пров. Шэньси. Туда Сянь-гун перенес столицу. По мнению Ван Бо-сяна, название города читается Яоян.

124. Предсказание Даня приведено в 4-й (стр. 159), в данной, 5-й (стр. 201), в 28-й (т. III, стр. 1364—1365) и в 63-й (т. V, стр. 2142) главах Ши цзи. В примечании 224 к 4 гл. (т. I, стр. 338) уже отмечена разница в предсказываемых сроках.

125. Вероятно, метеоритный дождь. Это толковалось как предзнаменование прихода будущей династии Цинь, пользовавшейся покровительством стихии металла.

126. Шимэнь, по Ко ди чжи, находился в совр. уезде Саньюань пров. Шэньси.

127. *** фу-фу — государевы одежды с узорами черно-белого и черно-синего цвета. Первое фу ***включало изображение топора как одного из символов власти, второе фу *** — два знака цзи — “сам” (оно обозначало также расшитые царские наколенники, надевавшиеся при жертвоприношениях). Поднесение государева платья было знаком большой милости.

128. К этому времени прежнего единого княжества Цзинь уже не существовало, оно было разделено между тремя сильными домами: Хань, Вэй, Чжао. Поэтому не случайно в 15-й (т. II, стр. 720), 43-й (т. IV,. стр. 1799), 44-й (стр. 1844) главах “Исторических записок” и в Цзы чжи тун-цзянь (т. I, гл. 2, стр. 42) говорится о сражении только двух армий — Цинь и Вэй. Следовательно, иероглиф Цзинь можно считать в тексте 5 гл. излишним (Ван Нянь-сунь, исходя из того, что княжество Вэй часто именовало себя Цзинь, считает излишним знак Вэй).

Разноречивы записи о том, кто был взят в плен. По данной, 5-й и 44 гл. Ши цзи — в плен взят Гунсунь Цзо (Сыма Гуан последовал за этой версией). В 15 гл. говорится о пленении вэйского наследника” (стр. 720), а в 43 гл. — о пленении вэйского наследника Цзо (хотя на самом деле наследника звали Шэнь). Такигава высказывает предположение о возможном пленении двоих — наследника и Гунсунь Цзо, что как-то объясняет возникшую путаницу (ХЧКЧ, т. I, гл. 5, стр. 48). Все же вопрос остается открытым.

129. В 15 гл. названо лишь 23 года правления Сянь-гуна, но ничего не сказано о времени его смерти. Видимо, он умер в начале 24-го года своего правления, и поэтому 361 год до н. э. считается уже первым годом правления Сяо-гуна.

130. В переводе данного абзаца есть трудности. Многое зависит от членения предложений. По Такигава и Гу Цзе-гану, точку следует поставить после бин ***. В таком случае слова юй ***... бин *** (или юй цзюй ***) охватывают комплекс перечисленных княжеств: “К востоку от гор и реки Хуанхэ [располагались] совместно...”. Однако, учитывая, что в значительной части средневековых ксилографов вместо иероглифа юй стоит *** син (Мидзусава Тоситада проследил это в 8 наиболее ранних списках. См. КЧЦБ, т. II, гл. 5, стр. 40), нами принят вариант с син — “подниматься”, а слово бин отнесено, к началу следующего предложения: “Наряду с ними...”. Сыма Гуан вообще исключил юй и бин из текста, и изложение лишь выиграло в ясности.

Есть неточности и в перечислении имен князей данного периода. В Хань правил Чжуан-хоу, а не указанный здесь Ай-хоу, убитый в 371 г., а в Янь начал править Вэнь-гун, а не Дао-гун, стоявший у власти за полтора столетия до этого. Ошибки подобного рода можно объяснить, по-видимому, небрежностью переписчиков последующих эпох.

В числе десяти более мелких владений Ху Сань-син (1230—1287) называет Сун, Лу, Цзоу, Тэн, Се, Ни и др. (ЦЧТЦ, т. I, стр. 43).

131. Шаньцзюнь — территория, охватывавшая северные районы совр. пров. Шэньси и часть земель Автономного района Внутренняя Монголия.

132. Ханьчжун — совр. уезд Наньчжэн на юге пров. Шэньси; Ба — совр. уезд Басянь пров. Сычуань. Цяньчжун — совр. уезды Юаньлин и Сюйпу пров. Хунань. Таким образом, территория Чу была огромной, захватывавшей совр. провинции Сычуань и Хунань.

133. Процесс постепенного усиления Цинь, роста его территории и богатств, несмотря на отдельные спады и неудачи, к IV в. до н. э. завершился подчинением всех ближайших племен жунов и цянов, вплоть до Сычуани. При Сянь-гуне, как отмечает историк Чжан Инь-линь, заметен значительный рост сил Цинь и укрепление его армии (Чжан Ин-линь, Чжунго ши ган, т. I, Пекин, 1962, стр. 106—107).

134. Бинькэ *** — “пришельцы” — весьма специфичная социальная и служебная прослойка периода Чжаньго, формировавшаяся из грамотных и ученых мужей, деятелей разных княжеств, выходцев из разорившихся аристократических семей, из лиц, пострадавших в политической борьбе в своих княжествах. Достаточно легко меняя своих покровителей, они служили советниками у правителей борющихся между собой владений.

В русском переводе книги “Древняя история Китая” Фань Вэнь-ланя даны несколько вариантов перевода этого термина: “нахлебники”, “клевреты”, “странствующие наемные ученые”. В период средневековья бинькэ — категория зависимых людей, крестьян, работавших на землях крупных землевладельцев.

135. Шэньчэн находился в совр. уезде Шэньсянь пров. Хэнань.

Хуань — название местности, находившейся в совр. уезде Лунси пров. Ганьсу. По названию района и стали называть проживавшие там племена жунов и их вождя Хуань-вана.

136. Вэйский Ян, по фамилии Гунсунь, впоследствии за хорошую службу циньскому гуну получил во владение земли в Шан и стал именоваться также Шан-цзюнем, или Шан Яном (см. Ши цзи, гл. 68, т. V, стр. 2233).

Цзин-цзянь был выходцем из чуской аристократии. Поскольку слово “цзянь” означало “евнух”, в некоторых комментариях встречаются намеки на то, что Цзин был евнухом, и это обстоятельство отражено в имени (Чжан Шоу-цзе).

137. Посылка жертвенного мяса правителем Чжоу одному из князей расценивалась в период Чжоу как знак особого расположения Сына Неба и как признание силы князя: власть дома Чжоу ослабела и чжоуский ван заискивал перед гегемонами.

138. Цзошучжан, или левый шучжан *** — десятый чин в циньской титулатуре, состоящей из двадцати разрядов (см. Цинь хуй-яо дин-бу, стр. 229), входил в число девяти высших сановников.

Под повествованием о Шан-цзюне можно понимать либо 68 гл. Ши цзи с его биографией, либо сочинение Шан Яна Шан-цзюнь шу. Спор Шан Яна с Гань Луном и Ду Чжи, о котором здесь упомянуто, приводится в 1 гл. Шан-цзюнь шу.

Реформы, предложенные Шан Яном и частично осуществленные в Цинь, предусматривали подворную организацию населения, разукрупнение больших семей, награждение за военные заслуги, поощрение землепашества и ткачества, обработку пустующих земель, ограничение прав купцов, усиление государственного аппарата и т. д. Все это привело к росту производительных сил, укреплению органов власти и армии и в конечном счете к превращению Цинь в одно из передовых и сильных государств периода Чжаньго. Об учении Шан Яна см.: “Книга правителя области Шан”. Перевод с китайского, вступительная статья и комментарий Л. С. Переломова, М., 1968.

139. В Димин да-цыдянь и Ши цзи димин као Дупин не значится. Шаванн без ссылки на источник относит Дупин к совр. уезду Дэнчэн пров. Шэньси (МИС, 2, 64), что к северо-востоку от совр. Сиани.

140. Юаньли находилось на юге совр. уезда Дэнчэн пров. Шэньси, недалеко от упоминавшегося выше Дупина (по идентификации Шаванна).

Далянцзао ***, он же дашанцзао ***шестнадцатый чин в двадцатиступенной титулатуре Цинь (ХШБЧ, т. И, гл. 19, стр. 1134).

141. Аньи находился в совр. уезде Сясянь на юге пров. Шаньси.

Запись в 5-й и 68-й (т. V, стр. 2232) главах Ши цзи о захвате циньскими войсками столицы Вэй — Аньи в 352 г. до н. э. вызвала сомнения у комментаторов. Основанием к этому послужило то обстоятельство, что этот серьезный для княжества Вэй факт не упомянут в 44 гл. (т. IV, стр. 1845), посвященной вэйскому дому, и в Цзы чжи тун-цзянь (т. I, гл. 2, стр. 54). Ху Сань-син считает, что сила вэйской армии в это время исключала такую возможность. Кроме того, через 12 лет столица Вэй из Аньи была перенесена в Далян, а еще через полсотни лет отдана правителю Цинь в надежде вымолить мир. Естествен вопрос Лян Юй-шэна: коль скоро столица капитулировала, зачем было 12 лет медлить с ее переносом? (ЛЮШ, кн. 2, гл. 4, стр. 21). К точке зрения Лян Юй-шэна присоединился и Такигава (ХЧКЧ, т. I, гл. 5, стр. 51). Они оба полагают, что речь идет о походе на Гуян (находился на севере, в районе совр. г. Баотоу) и о его взятии в следующем, 351 г., о чем упоминается в 15-й и других главах, и что название Аньи надо заменить Гуяном.

Нам представляется, что сомнения в достоверности данной записи имеют некоторые основания, но предлагаемая замена малоубедительна. Скорее всего, в 352 г. мог состояться кратковременный поход в направлении Аньи на юге Шаньси без захвата столицы Вэй, поэтому два слова *** могли быть добавлены ошибочно. А в 351 г. Шан Ян повел армию на север за сотни километров — к Гуяну.

142. Сяньян — будущая столица циньской империи, находился в совр. уезде Сяньян, на северном берегу р. Вэйшуй вблизи совр. г. Сиань пров. Шэньси.

Цзицюэ *** — дворцовые башни у ворот, в древности на них вывешивались повеления правителя. Назывались также сян-вэй *** (см. Чжоу ли — ШСЦ, 11, 72).

143. Первые уезды в Цинь были созданы раньше, в описываемый период это административное деление распространилось на широкую территорию Цинь. Число уездов, названное в 15-й и 68-й гл. (стр. 723 и 2232), а также в Цзы чжи тун-цзянь (т. I, стр. 56), — 31, а не 41. По-видимому, в 5 гл. — описка. По идеальной схеме Чжоу-ли в уезде насчитывалось 25 тыс. домов (семей).

144. Выражение вэй тянь кай цянь-мо *** “привести в порядок поля, проложить продольные и поперечные межи” в 68 гл. дополнено словами *** фэнцзян — “отметили границы владений” (Ши цзи, т V, стр. 2232). Л. С. Переломов переводит это: “насыпать земли на границах [владений]”, что по смыслу сходно (“Книга правителя области Шан”, стр. 102). По мнению китайских ученых, цянь — “межи, проложенные с севера на юг”, а мо — “межи, проложенные с востока на запад”. Выяснению социального содержания этой реформы Шан Яна в земледелии посвящена значительная литература. Прокладывание новых границ полей еще в трактате Мэн-цзы связывалось с отменой т. н. “колодезной системы”. Это же повторено в Хань шу и в Цзы чжи тун-цзянь: “[при Сяо-гуне] порушили систему цзин-тянь, проложили продольные и поперечные межи...” (ХШБЧ, т. II, гл. 24, стр. 2010, ЦЧТЦ, т. I, гл. 2, стр. 56). Уничтожая старые границы участков, общинных наделов (“колодезную систему”), Шан Ян стремился расширить распашку земель, распространить частную собственность на землю и тем ускорить экономическое развитие Цинь. Все это быстро привело к росту социальных антагонизмов, о чем свидетельствуют слова конфуцианца Дун Чжун-шу в письме к императору У-ди: “Шан Ян уничтожил [систему] цзин-тянь, и. народ получил возможность покупать и продавать землю. [В результате] у богатых земли тянулись во все стороны, а у бедных не было клочка, куда можно было воткнуть даже шило...”. Изучение реформ Шан Яна и проблем легизма в синологии продолжается.

145. В период Чуньцю границей между княжествами Цинь и Цзинь служила р. Хуанхэ в среднем течении. В ходе многочисленных войн северо-восток совр. пров. Шэньси оказался в руках противников Цинь. Только в IV в. окрепшее циньское государство смогло поставить перед собой задачу захвата этих территорий. Фраза о том, что земли Цинь появились за р. Лошуй (которая течет с северо-запада на юго-восток, пересекая наискось основной массив земель пров. Шэньси), как раз и свидетельствует о развитии этого процесса.

146. Слово *** фу — “оброк, подать” исторически меняло свое содержание и имело разные значения. В Луньюе фу выступает в значении военной подати (поставок копий, лат, лошадей), в Чжоу-ли оно встречается в смысле подушной подати. Словосочетания тянь-фу *** “поземельная подать” и ци-фу ***“семь податей со злаков и шелковицы” указывают на сельскохозяйственные подати; Цяо Чжоу объясняет этот термин в данном тексте как военную подать ***, а Ху Сань-син — как поземельную подать, введенную после отмены чжоуской десятины. Нами взят самый общий смысл “подати” — “казенные налоги и поборы вообще”. Такое понимание косвенно подтверждает текст Шан-цзюнь шу и Цзы чжи тун-цзянь, где в аналогичном месте стоит слово фу-шуй *** (т. I, стр. 57).

Несомненно, что новые законы о податях и сборах, введенные в Цинь, были связаны с изменившейся земельной системой, ростом ремесла и торговли и служили возросшим потребностям государственного аппарата и армии.

147. Фэнцзэ находился в совр. уезде Кайфын пров. Хэнань.

На встречу с владетельными князьями и тем более на аудиенцию к Сыну Неба должен был по регламенту ехать сам Сяо-гун. Однако, являясь гегемоном, он послал вместо себя старшего сына — Шао-гуаня, проявив тем самым известное пренебрежение к дому Чжоу.

148. Упоминаемый здесь Малин принадлежал княжеству Вэй и находился, по одной версии, в совр. уезде Дамин на востоке пров. Хэбэй, по другой — в бывшем уезде Пусянь на самом западе пров. Шаньдун у р. Хуанхэ. Эти уезды находятся близко друг от друга.

В узком дефиле у Малина цисцы устроили засаду и неожиданным ударом разгромили армию Вэй, взяв в плен княжича Шэня и убив командующего Пан Цзюаня.

149. Под цзиньскими войсками опять-таки подразумеваются войска Вэй и Хань, так как Цзинь с 403 г. распалось.

В данной главе место сражения названо Яньмэнь, в 15 гл. — Аньмэнь (т. II, стр. 726) и отмечено годом раньше. Яньмэнь расположен на севере пров. Шаньси в горах Утайшань, там находится известный горный проход. Аньмэнь — в совр. уезде Хэцзинь, на юге Шаньси. Вероятно, прав Сыма Чжэнь, находящий в 5 гл. ошибку, так как битва в столь отдаленном районе у Яньмэня маловероятна для этого года.

150. Последнюю фразу: “Коль скоро наследника нельзя...” можно рассматривать либо как окончание речи Шан Яна (таков наш перевод в согласии с пунктуацией Гу Цзе-гана), либо как рассуждение автора, связанное с последующими словами о действенности законов (так перевел Шаванн, — т. 2, стр. 68).

151. Судьба Шан Яна оказалась трагичной. Родовая аристократия ненавидела Шан Яна, так как проводимые им реформы усиливали централизованную власть и ослабляли местную знать. После смерти Сяо-гуна он бежал, но в Вэй его не приняли. Тогда он вернулся в свое владение и пытался с челядью и приближенными напасть на Чжао, но, окруженный циньскими войсками, был убит. В назидание другим его труп был разорван.колесницами, а весь род уничтожен (см. Ши цзи, гл. 68, т. V, стр. 2236).

152. В соответствии с ритуалами, описанными в конфуцианском каноне Ли цзи, обряд совершеннолетия, включающий надевание шапки гуань, совершался по достижении двадцатилетнего возраста.

153. По Цзи-цзе, сишоу — название должности, которую занимал Гунсунь Янь. Такое же понимание вытекает из текста Чжуан-цзы (ЧЦЦЧ, т. III, Чжуан-цзы цзи-цзе, гл. 7, стр. 169). Однако в 5, 15, 44, 69 главах “Исторических записок” Си-шоу воспринимается как прозвище вэйского военачальника Гунсунь Яня. Сыма Гуан прямо указывает на это *** (ЦЧТЦ, т.I, гл. 3, стр. 99).

154. Иньцзинь — местность на юго-востоке совр. уезда Хуаинь пров. Шэньси.

155. Известно, что в 340 г. до н. э. вэйский княжич ан, обманом завлеченный Шан Яном на встречу, попал в плен (см. ЦЧТЦ, гл. 2, стр. 60—61). Кажется маловероятным, чтобы ан возглавил борьбу против родного княжества и тем более убил 80 тыс. своих соотечественников. Сомнения подтверждаются различиями в изложении этой кампании. В 44 гл. Ши цзи описывается бой под Дяоинем (в совр. уезде Фусянь пров. Шэньси, южнее Яньани) в 340 г., в ходе которого была разбита армия Лун Цзя, состоявшая из 45 тыс. воинов (т. IV, стр. 1848), но нет упоминания о княжиче ан. Другие главы тоже не дают сведений, которые доказали бы точность освещения событий в 5 гл. По-видимому, сюда вкрались какие-то неточности.

В связи с этим следует отметить вообще свойственное летописцам того времени стремление преувеличить победы своих армий, цифры поверженных и уничтоженных врагов своего княжества. Лян Юй-шэн, подсчитав упомянутые в записях данные об убитых воинах различных сторон, получил общее число убитых, равное 1 млн. 668 тыс. (ЛЮШ, кн. 2, гл. 4, стр. 23). Мы согласны с Д. Бодде, что столь огромные цифры численности самих армий и погибших нереальны: население того периода было недостаточно многочисленным, чтобы выделить из своей среды миллионные армии: снабжение таких армий продуктами, их переброска на большие расстояния были просто не под силу княжествам; наконец, при примитивной военной технике и тактике взятие в плен и истребление сотен тысяч людей фактически едва ли возможны. Такие цифры введены в рассказы о том времени либо циньскими историками в стремлении возвеличить Цинь, либо ее противниками с целью подчеркнуть жестокость циньцев (D. Bodde, China’s first unifier, Leiden, 1938, стр. 5). С такого рода гиперболами встречается и древняя историография других стран.

156. Фэньинь находился в совр. уезде Жунхэ пров. Шаньси. Пиши находилось в уезде Хэцзинь пров. Шаньси.

Ин китайские географические словари и сочинения локализуют в уездах либо Баофэн, либо Лушань в пров. Хэнань. Если так, то Ин находился от упомянутых выше Фэньиня и Пиши по прямой на расстоянии около 350 км. Следовательно, циньскому вану пришлось совершить большой переход на юго-восток, вместе с войсками вновь переправиться через Хуанхэ и таким путем достичь места встречи.

157. Цзяо — чжоуское владение, которое занимало часть совр. уезда Шэньсянь пров. Хэнань. Лян Юй-шэн, вероятно, прав, предполагая здесь (а также в 15-й и 44-й гл.) пропуск названия второго, расположенного рядом и занятого циньцами пункта — Цюйво, так как два года спустя оба эти пункта были возвращены правителю Вэй (скорее всего, из-за их отдаленности от Цинь).

158. Чжан И был назначен на должность сянго *** — первого советника, главного помощника правителя. Это то же, что должность чэнсяна ***, введенная в 309 г. до н. э. в Цинь. Сянго, или позднее — чэнсян, считались старшими среди чиновников вана, им полагалась золотая печать на фиолетовом поясе или шнуре.

О Шанцзюнь см. прим. 131.

159. Фраза о создании уездов в бывшем жунском царстве Ицзюй (совр. пров. Ганьсу) вызывает сомнения ученых. Через 13 лет анналы вновь сообщают о походе против Ицзюй и занятии 25 укрепленных селений, еще один поход туда же зафиксирован в 310 г., и наконец, окончательное покорение владения Ицзюй — в 306 г. до н. э. Маловероятно проведение районирования на непокоренной территории, населенной жунами (см. замечания по этому вопросу Лян Юй-шэна, Кан Ши-цзюня, Такигава Каметаро). Тин Имэмото предполагает, что вместо иероглифа сянь — “делить на уезды” должен стоять иероглиф фа *** — “идти походом” (ХЧКЧ, т. I, гл. 5, стр. 57).

160. О Цзяо см прим. 157. Существовало два Цюйво: цзиньское в период Чуньцю, находившееся в совр. уезде Вэньси в Шаньси (см. прим. 42); вэйское в период Чжаньго в совр. уезде Шэньсянь в Хэнани. Как мы отмечали в прим. 157, здесь речь идет о втором.

161. Жертва ла *** приносилась в честь предков в 12-й луне, т. е. в конце года. Для жертвы брались дикие животные, добытые на охоте, а сама жертва приносилась в храме предков (см. ЦХЯДБ, стр. 49—50). Сам факт принесения этой принятой в остальных княжествах жертвы, как верно заметили Э. Шаванн и Д. Бодде, свидетельствовал о стремлении правителей Цинь во всем сближать себя с традиционным китайским миром (МИС, т. 2, стр. 70; Bodde, China’s first unifier, стр. 4).

162. Шэнь, вероятно, то же, что Шэньчэн, см. прим. 135.

163. Есан находился на юго-западе совр. уезда Пэйсянь пров. Цзянсу, недалеко от совр. оз. Вэйшаньху. Упоминается позднее в оде императора У-ди (т. III, гл. 29, стр. 1413). Шаванн, следуя за некоторыми китайскими комментариями, отнес Есан к Шаньси (МИС, т. 2, стр. 70— 71), что представляется малообоснованным, так как более объяснима встреча с правителями Ци и Чу на землях Ци, а не Вэй.

164. Бэйхэ — так называлась северная часть Хуанхэ, где река делает поворот с севера на юг, образуя естественную границу между Шаньси и Шэньси.

165. Юэ Чи — приближенный чжаоского вана (ШЦ, т. IV, гл. 43, стр. 1804). Мотивы его выдвижения и сам факт, связанный с этим человеком, не нашли полного отражения в других главах и источниках.

166. Шули Цзи — младший неродной брат циньского Хуй-вана (см. ШЦ, гл. 71, т. V, стр. 2307).

Сююй — район совр. уезда Юаньян на севере пров. Хэнань (другое название — Сюцзэ).

167. В истории этих лет в различных главах “Исторических записок” и в других сочинениях при общем сходстве описания борьбы княжеств существуют и некоторые различия в деталях. Не совпадает состав антициньской коалиции и руководство в ней: в 5-й и 15-й главах Ши цзи названы пять основных княжеств — участников союза по вертикали хэ-цзун: Чжао, Хань, Вэй, Янь и Ци. В Го Цинь лунь Цзя И называет уже девять участников коалиции, в том числе дополнительно Сун, другое Вэй, Чжуншань, а с учетом всех упоминаемых в текстах владений и княжеств набирается 11 союзников. В 34 гл. Ши цзи и в Цзы чжи тун-цзянь вместо правителя Ци, стоявшего во главе союзных сил, назван правитель Чу — Хуай-ван. Расходятся и даты боев, и поражения союзников. По тексту данной главы разгром коалиции произошел в 318 г. до н. э. По изложению 34-й и 44-й глав армии пяти княжеств, не добившись успеха, отошли (ШЦ, IV, 1555, 1850). В 43 гл. говорится, что поражение армий Чжао, Хань и Вэй и потеря 80 тыс. воинов произошли в 317 г. (IV, 1804). Можно предполагать, что разгром сил союзников растянулся на два года, хотя первый сильный удар был им нанесен в 318 г. Большую роль в неуспехе такой мощной коалиции сыграли распри и несогласованность в действиях войск княжеств, выступивших против Цинь, что позволило циньской армии разбить противников по частям.

168. Сыма Цо — предок Сыма Цяня, политический деятель и полководец в Цинь. Посланный в поход против Шу, он завершил разгром этого юго-западного царства племен и и цян (ШЦ, VI, гл. 130, стр.3286).

Царство Шу помещалось в центральной части совр. пров. Сычуань. Его описание встречается в сочинении IV в. Хуаян-го чжи, составление которого приписывается Чан Цзюю. Двенадцатый царь в Шу — Кай-мин-ди был разгромлен армией под командованием Сыма Цо. Прежде чем сломить могущественное княжество Чу на юге, препятствовавшее гегемонии Цинь, правитель Цинь решил овладеть землями Шу и тем самым обеспечить себе безопасность западного фланга и дополнительные ресурсы.

169. Чжунду (другое название Сиду) находилось в совр. уезде Пинъяо, а Сиян (другое название Чжунъян) — в совр. уезде Чжунъян в центральной части пров. Шаньси.

170. Относительно Цзяо см. прим. 157. Об Аньмэне — прим. 149, о Си-шоу — прим. 153. Судя по тексту глав 15-й и 44-й Ши цзи, Шули Цзи прогнал Си-шоу в Аньмэнь. Следовательно, порядок изложения в 5 гл. нарушен. Фразу о Си-шоу следует поставить после слов о захвате Цзяо.

171. История передачи яньским ваном власти Цзы-чжи, борьбы с ним наследника Пина и гибели Цзы-чжи изложена подробно в Янь ши-цзя (ШЦ, т. IV, гл. 34, стр. 1556—1557).

Линьцзинь — переименованное Дали в Шэньси (см. прим. 112).

172. Под Даньяном имеется в виду северный берег р. Даньшуй в совр. пров. Хэнань. В Цзы чжи тун-цзянь отмечается, что наряду с военачальником Цюй Гаем в плен попало более 70 человек высшей знати из Чу (ЦЧТЦ, т. I, гл. 3, стр. 92).

173. Юнши (упоминалось в прим. 236 к гл. 4 — т. I, стр. 340) — находилось, по некоторым данным, в совр. уезде Фугоу в Хэнани. В Димин да цыдянь и в Ши цзи димин као отождествляется с Юнляном в совр. уезде Юйсянь в Хэнани. Расстояние между этими уездами, расположенными по обе стороны г. Сюйчана, составляет примерно 75 км. Шаванн, по-видимому основываясь на Чжэн-и, относит Юнши еще севернее к Лояну. Точная локализация затруднительна.

Упоминание о каких-либо действиях в районе Юнши встречается несколько раз в главах 4, 5, 32, 45, 71 Ши цзи, причем в разное время. Ма Су (1620—1673) упоминает три крупные битвы под Юнши соответственно в 312, 306 и 300 гг. до н.э.

174. Чжаолин находился в совр. уезде Яньчэн в пров. Хэнань. Лян Юй-шэн считает фразу о занятии Чжаолина ошибочной, так как между Цинь и Чу в это время восстановилось согласие и столкновений не было (ЛЮШ, гл. 4, стр. 28). В Чу ши-цзя, действительно, в 311 г. отмечено сближение Цинь и Чу, в пользу, которого действовал прибывший в Чу политический деятель Чжан И (ШЦ, IV, 1724—1725). Мнение комментатора заслуживает внимания, и в 5 гл. возможна ненужная вставка.

175. Дань и Ли — названия двух царств жунов, находившихся, вероятно, на юго-западе Китая. Уже танский Чжан Шоу-цзе не смог определить их точного местоположения.

176. Сюй Гуан, Чжан Вэнь-ху и др. считают, что иероглиф юэ *** в перечне повинующихся Цинь княжеств поставлен ошибочно и должен стоять знак чжао ***, так как Юэ задолго до этого было разгромлено армией Чу и не играло уже заметной роли. Хотя описка вполне возможна (иероглифы имеют общий ключевой знак), но полностью доказанной эту версию считать нельзя. Дело в том, что полная ликвидация княжества Юэ произошла лишь в 222 г. до н. э., поэтому юэский правитель вполне мог выразить свое уважение к силе Цинь.

177. О Линьцзине см. прим. 112. Упоминание в данном контексте вэйского Хуй-вана — явная ошибка, исправленная в переводе. Известно, что Хуй-ван умер в 335 г. до н. э., т. е. за четверть века до этого. В Вэй уже девятый год правил Ай-ван, имя которого и должно быть внесено в текст вместо Хуй-вана. (Подобного рода путаница проникает и в современные издания. Например, в таблицах, составленных Жун Мэн юанем, эти годы отнесены к правлению Сян-вана, который, согласно Вэй ши-цзя, стоял у власти в 334—318 гг., т. е. до Ай-вана,— Чжунго лиши цзинянь, Пекин, 1956, стр 157.)

178. Личность Цзе, именуемого Нань-гуном, неясна. Среди натурфилософов, упомянутых в библиографической главе Хань шу, встречается имя Нань-гуна, сочинившего книгу о силах иньян и пяти стихиях (см. ХШБЧ, V, 3150), а среди даосов шести княжеств был человек по имени Цзе, но связать титул с этим именем весьма затруднительно.

179. В биографии Шули Цзи в 71 гл. “Исторических записок” сказано, что он в описываемое время с 500 колесницами вступил в земли Чжоу, но не упоминается о его службе в Хань (ШЦ, V, 2308). Осенью, как явствует из дальнейшего изложения в 5 гл., другой советник циньского вана, Гань Мао, напал на Иян, принадлежавший Хань, а позднее к нему на помощь пришли Шули Цзи и Гунсунь Ши (ЦЧТЦ, т. I, гл. 3, стр. 103). Получается противоречие: Шули Цзи якобы служит в Хань, а потом участвует в нападении на ханьскую армию. Лян Юй-шэн обоснованно предполагает, что вместо слов сян Хань — “был советником в Хань” должны стоять другие слова, скорее всего, ши Чжоу — “послан в Чжоу”. Эту несообразность отметил и Такигава.

180. Жун-чэ ***, в которой собирался ехать У-ван, — это завешенная со всех сторон небольшая коляска для женщин (см.: Лю Си, Ши мин, гл. 6, § 24, стр. 55, — Сы-бу цун-кань, т. 65, Шанхай).

Саньчуань — район трех рек. В Китае имеются два таких комплекса рек (называемых трехречьем). В период Чуньцю под этим названием имели в виду район рек Цзиншуй, Вэйшуй и Лошуй в Шэньси на давних землях Цинь, в период Чжаньго — район рек Ишуй, Лошуй и Хуанхэ в Хэнани, южнее Лояна, где номинально еще существовали остатки чжоуского домена.

181. Иян — город в Хань, находившийся в одноименном совр. уезде пров. Хэнань. По описанию Чжаньго цэ, в то время Иян занимал площадь в восемь ли (четыре километра) в квадрате и имел гарнизон до ста тысяч человек, т. е. был одним из крупных городов периода Чжаньго.

182. Усуй — город, находившийся на юго-западе совр. уезда Линь-фэнь. Усуй неоднократно переходил из рук в руки — от Хань к Цинь и обратно. Его название отмечено в военных операциях 306, 303, 296 и 290 гг. до н. э. (см. 15 и 45 гл. “Исторических записок”).

183. В 71 гл. Ши цзи иной контекст: “У-ван в конце концов отправился в Чжоу и там умер” (ШЦ, т. V, стр. 2313), причем цель этого путешествия не раскрыта.

184. Мать Чжао-сян-вана имела титул ба-цзы и поэтому звалась Ми ба-цзы (ЦЧТЦ, т. I, стр. 103). Титул ба-цзы *** соответствовал тринадцатому рангу знатности.

185. Янь-цзюнь Цзи — Шули Цзи. Получив во владение земли в Янь, расположенные во вновь завоеванном царстве Шу в Сычуани, он стал именоваться правителем Янь — Янь-цзюнем.

186. Хуанцзи находилось в совр. уезде Синье на юге пров. Хэнань. Шанъюн — земли в совр. уезде Чжушань на западе пров. Хубэй.

187. Пуфань находился в совр. уезде Юнцзи пров. Шаньси. Легенды связывают этот пункт с деятельностью Шуня. По данным 15 и 44 глав Ши цзи и Цзи чжи тун-цзянь, кроме Пуфани, были заняты вэйские Цзиньян и Фэнлин.

188. Интин — скорее всего, название павильона, где состоялась встреча вэйского и циньского ванов, в географических сочинениях и словарях такого пункта обнаружить не удалось. В 15-й и 44-й главах местом встречи указан Линьцзинь.

189. В походе на княжество Чу, как свидетельствуют описания в некоторых главах “Исторических записок” и других сочинениях, вместе с циньскими войсками участвовали войска княжеств Хань, Вэй и Ци.

190. Цзинъян-цзюнь, или правитель области Цзинъян, был младшим братом циньского Чжао-сян-вана, его имя Ши. Цзинъян, пожалованный ему, находился в землях жунов в совр. уезде Пинлян пров. Ганьсу.

191. В чжоуском Китае существовало несколько Синьчэнов (в княжествах Чжэн, Сун, Цинь, Хань); о каком идет речь, не ясно. Поскольку в 15, 40 гл. Ши цзи и в Цзы чжи тун-цзянь сообщается о взятии циньцами чуского Сянчэна, который находился в одноименном совр. уезде пров. Хэнань, многие комментаторы полагают, что в 5 гл. допущена описка, вместо Синь должно быть Сян.

192. Синьши — чуский город, находившийся в совр. уезде Цзиншань в центре пров. Хубэй.

193. Фанчэн располагался в совр. уезде Чжушань пров. Хубэй. Другое название Ванчушань — “Гора, с которой увидели Чу”. По существовавшему преданию, циньские войска, взойдя на эту гору, увидели с нее земли Чу и город.

Тан Мэй — полководец княжества Чу. Сыма Гуан сообщает, что Тан Мэй был убит.

194. Чжуншань — ранее известное под названием Сяньюй — небольшое владение, располагавшееся в совр. уезде Динсянь пров. Хэбэй.

195. Мэнчан-цзюнь — “Правитель владения Мэнчан”, он же Се Вэнь или Тянь Вэнь, известный политический деятель из Ци. Ему посвящена 75 гл. “Исторических записок” (т. V, стр. 2351—2363). Прослышав о способностях Тянь Вэня, Чжао-сян-ван пригласил его советником, но придворные оговорили Тянь Вэня, и ему вскоре пришлось бежать из Цинь.

196. Здесь сообщается о гибели чуского военачальника Цзин Куая. В 15 и 40 главах Ши цзи этот факт не приводится, зато двумя годами раньше, под 300 г. до н. э., имеется запись о гибели чуского военачальника Цзин Цюэ. В комментаторской литературе возникли разные предположения о таком несходстве данных. Есть мнение, что допущена ошибка в имени чуского военачальника, тем более что иероглифы цюэ *** и куай *** частично сходны в графике. Подобные искажения переписчиков нередки в древних ксилографах, и в данном случае возможна именно такая ошибка. Лян Юй-шэн высказал другое предположение: это могли быть братья, причем Куай мог заменить убитого два года назад Цюэ (ЛЮШ, гл. 4, стр. 31). Мидзусава Тоситада подтверждает наличие иероглифа Куай в большинстве сунских ксилографов (КЧЦБ, т. II, гл. 5, стр. 50). Следовательно, предположение Лян Юй-шэна имеет известный резон.

197. О причине снятия Се Вэня с поста советника говорится словами и цзинь шоу мянь ***. Чжан Шоу-цзе считает иероглифы Цзинь Шоу именем сановника в Цинь, тогда перевод будет таким: “был снят с должности из-за Цзинь Шоу” (так перевел Шаванн, — т. 2, стр. 80). Такигава приводит мнение Фан Бао (1668—1749), поддержанное Чжан Вэнь-ху, о том, что в Цинь в это время не было деятеля под таким именем и что Се Вэня просто обвинили по взятках, причем иероглифы цзинь и шоу нужно поменять местами. Нами принято последнее толкование, хотя в целом фраза остается неясной и не совпадает с биографией Мэнчан-цзюня в 75 гл.

198. В других источниках и главах “Исторических записок” говорится о наступлении лишь трех союзников: Хань, Вэй и Ци. В 5 гл. называются шесть союзных армий, что рассматривается как неточность, так как царство Чжуншань, например, уже давно было захвачено княжеством Чжао. К тому же не совпадают и даты: в 15 гл. наступление отмечено на два года раньше. По-видимому, кампания складывалась из целой серии походов, сообщения об этапах которых попадали в различные записи.

Яньши (в Ко ди чжи приводится другое название — Сыяньчэн, “город, ведающий соляным делом”) располагался в совр. уезде Аньи на юге пров. Шаньси вблизи озера Яньчи. В Чжаньго цэ, в 45 гл. Ши цзи (IV, 1876) конечным пунктом пути союзников назван проход Ханьгугуань, а не Яньши.

199. Весьма различны наименования уступленных территорий. В 5-й гл. это — Хэбэй (“к северу от реки”) и Фэнлин (точное местоположение не известно, где-то на юге пров. Шэньси); в 15 гл. это — Фэнлин, отданный Вэй, и Усуй (совр. уезд Линьфэнь на юге Шаньси), отданный Хань (т. II, стр. 738); в 44 гл. — Хэвай (“земли за рекой”) и Фэнлин (т. IV, стр. 1852); в 45 гл. — Хэвай и Усуй (т. IV, стр. 1876); в 46 гл. — Хэвай (т. IV, стр. 1898); в Чжаньго цэ — Хэдун и т. д. Все это свидетельствует о разноголосице в летописях и рассказах периода Чжаньго. Несомненно одно — циньский правитель, чтобы выиграть время и не допустить вторжения армии союзников на свою территорию, отдал им какие-то земли или города, лежащие за пределами исконных циньских земель, т. е. за р. Хуанхэ (отсюда и названия Хэбэй, Хэвай, Хэдун).

200. Уши находился в совр. уезде Ханьдань пров. Хэбэй.

201. Бай Ци — военачальник и государственный деятель княжества Цинь. См. его биографию в 73 гл. Ши цзи. Цзогэн ***— двенадцатый титул в двадцатиразрядной титулатуре Цинь. В биографии Бай Ци говорится, что в это время он был цзошучжаном (10-й титул), а цзогэном стал через год (т. V, гл. 73, стр. 2331). Удафу *** — девятый титул. О Ханьчжуне см. прим. 132. Синьчэн — город в пров. Хэнань, уезд Шанцю.

202. Битва под Ицюэ (уезд Лоян пров. Хэнань) сыграла значительную роль в победе Цинь над своими противниками. Ханьская и вэйская армии потерпели здесь сокрушительное поражение, ближайшие противники Цинь на востоке были обескровлены. Это дало правителю Цинь возможность направить основные силы против наиболее сильного соперника на юге — княжества Чу.

203. Далянцзао упоминается в прим. 140. Вэйский Юань располагался в совр. уезде Юаньцюй пров. Шаньси. Юань, принадлежавший Чу, находился в совр. уезде Наньян пров. Хэнань.

204. Чжи принадлежал Вэй и находился в совр. уезде Цзиюань пров. Хэнань; Дэн находился в совр. уезде Мэнсянь пров. Хэнань. Оба пункта располагались северо-восточнее Лояна.

205. Княжич Ли, младший брат циньского вана, имел титул Гаолин-цзюня, княжич Ши имел титул Цзинъян-цзюня (см. прим. 190). Вэй Жань имел титул Жан-хоу. Тао, или Таочэн, располагался в совр. уезде Юнцзи на крайнем юге пров. Шаньси. Мы в согласии с Шаванном полагаем, что всем троим были пожалованы и земли, и ранг владетельных князей. Сыма Гуан (ЦЧТЦ, т. I, стр. 121) сообщает, что первым двум были даны только земли, а последнему — и земля, и ранг чжухоу.

206. Юань — см. прим. 203 (уезд Юаньцюй пров. Шаньси), Пиши — см. прим. 156 (уезд Хэцзинь прав. Шаньси), Пуфань — см. прим. 187 (уезд Юнцзи в Шаньси).

В фразе и Юань вэй Пуфань, Пиши понимается по-разному. Сыма Чжэнь предложил слово вэй трактовать в значении и *** — “обменивать”. К такому мнению присоединился Такигава (ХЧКЧ, т. I, гл. 5, стр. 69), и оно принято в нашем переводе. Шаванн перевел иначе: “Цинь дало название Юань для Пуфаня и Пиши” (МИС, т. 2, стр. 83), исходя из того, что ранее вэйский правитель уже переименовал Пуфань в Юань и сейчас к этому лишь присовокупили Пиши. Представляется, что толкование Сыма Чжэня более логично, ведь названные пункты находились в разных местах, причем Юань — на востоке Шаньси, а Пуфань и Пиши — на западе этой же провинции, вблизи циньских земель. Обмен их выглядит обоснованным актом.

207. Возможно, что циньский правитель решил вновь отобрать только год назад обмененный Юань и потому напал на него. Однако, основываясь на том, что в 15 гл. (т. II, стр. 740) через два года сообщается а взятии Синьюаня, Шаванн и Такигава считают, что речь идет о другом Юане, находившемся около Цюйяна (уезд Цзиюань в Хэнани, что, впрочем, не очень далеко от первого Юаня). Местонахождение Хэюна недостаточно выяснено. В Чжу-шу цзи-нянь сообщается о переименовании Яна в Хэюн (ЧШЦЧ, гл. 12; см. Legg, vol. III, Prolegomena, стр. 175), но идентичен ли Ян — Цюйяну, еще вопрос.

Более сложен перевод слов цзюэ цяо ***. Шаванн передал по смыслу: Il coupa des ponts (МИС, т. 2, стр. 83) — “перерезал мосты”, или, точнее “отрезал пути к отступлению”, что принято и нами (пунктуация Гу Цзе-гана подтверждает этот вариант). Отаке перевел эти два иероглифа названием третьего захваченного пункта с пометой “местоположении неясно” (ГГС, кн. I, стр. 102). Действительно, такого пункта в словаре нет, поэтому японский перевод не аргументирован.

208. Вэнь находилось в совр. уезде Вэньсянь пров. Хэнань.

209. По-видимому, ван сначала поехал на юг Шэньси, а затем отправился на север этой же провинции. О Ханьчжуне см. прим. 132; о Шанцзюне — прим. 131; о Бэйхэ — прим. 164.

210. Хэнэй имеет два значения. В узком смысле — место в совр. уезде Циньян пров. Хэнань. В широком смысле — территория к востоку и северу от Хуанхэ (эквивалентно Хэбэй).

Аньи — см. прим. 141 (уезд Сясянь в Шаньси). Бывшая столица Вэй.

211. Выселение прежних жителей вэйской столицы Аньи и заселение ее людьми из земель, прилегающих к Хуанхэ, т. е. теми, кто считал себя уже циньцами, ставило целью закрепить вновь завоеванные территории и обеспечить плацдарм и тыл для дальнейшего продвижения Цинь.

212. В 291 г. до н. э. Юань был пожалован Гаолин-цзюню — княжичу Ли. Здесь эта же местность преподносится Цзинъян-цзюню — княжичу Ши. Очевидно, есть какая-то ошибка или же не упоминалось об отмене первого пожалования.

213. Чуский Юань — см. прим. 203. Чжунъян находился в одноименном уезде пров. Шаньси.

Мэн У был сыном Мэн ао и отцом видного циньского полководца Мэн Тяня (подробнее о них см. гл. 83 Ши цзи). Упоминание имени Мэн У в военной кампании 285 г. вызвало сомнения некоторых ученых и комментаторов, в частности Лян Юй-шэна. Суть этих сомнений в том, что в 88 гл. Ши цзи (ШЦ, V, 2565) сообщается о службе Мэн ао (вплоть до его смерти в 240 г.) правителям Цинь и о ведении им крупных военных кампаний. Там же говорится, что на 23-м году правления Цинь Ши-хуана Мэн У стал небольшим военачальником — пи цзянцзюнем. Таким образом, в данном тексте, относящемся к военной кампании 285 г., должен был, по логике, фигурировать Мэн ао, а не его сын Мэн У. Однако можно предположить и другое: Мэн ао начал служить Чжуан-сян-вану молодым в 306 г. и после 64 лет верной службы умер. Возможно, и его сын Мэн У с молодых лет пошел по стопам отца и уже в 285 г. провел кампанию против княжества Ци, тоже прослужив затем дому Цинь более 60 лет. Отметим, что Сыма Гуан через тысячелетие после Сыма Цяня повторил эту запись о Мэн У (ЦЧТЦ, т. I, гл. 4, стр. 124), по-видимому считая ее достоверной.

214. Сы Ли в тексте назван вэем ***. Иероглиф вэй (юй) входил в название всех основных военных должностей конца Чжоу и Цинь. Го-вэй *** и тай-вэй *** означали командующего войсками княжества или начальника военного приказа; цзюнь-вэй *** и цзян-вэй ***командующих войсками и армиями; ду-вэй *** и цзюнь-вэй ***— воевод в областях; сянь-вэй *** — уездных воевод и т. д. Как отмечалось в “Циньском изборнике с дополнениями”, “тай-вэй назывался также го-вэй. а иногда сокращенно просто вэй... иногда так кратко назывались и воеводы в областях” (ЦХЯДБ, стр. 515). Сы Ли был, вероятно, командующим войсками в области или воеводой, поэтому и назван просто вэем.

215. Цзишуй — река, бравшая начало в горах Ванъушань в Хэнани и протекавшая к морю через земли княжеств Цао, Вэй и Ци. Об Ияне см. прим. 181. О Синьчэне см. прим. 201.

216. Янь — некогда самостоятельное царство, позднее попавшее под власть правителя Чжэн. Находилось в совр. уезде Яньлин пров. Хэнань. Жан — совр. уезд Дэнсянь на юге Хэнани. Если эта локализация верна, то расстояние между пунктами двух встреч ванов составляло около 250 км, что потребовало немалого времени на передвижение.

217. Аньчэн — город на юго-востоке совр. уезда Юаньян пров. Хэнань. Далян находился в совр. уезде Кайфын в пров. Хэнань. После переезда из Аньи в нем располагалась столица княжества Вэй.

218. Местоположение Синьминъи неизвестно. В 15-й и 45-й главах Ши цзи место встречи указано неопределенно: “Между обоими чжоускими владениями” (стр. 741, 1876).

219. Существует двоякое понимание последней фразы. Если поставить точку в предыдущем предложении после слова Жан (как сделали Такигава и Гу Цзе-ган), то Жан будет обозначать место, куда переселили преступников (уезд Дэнсянь в Хэнани). В случае окончания предложения на чжи (так поступил Шаванн), слово Жан входит в титул Вэй Жаня — Жан-хоу Жань. Нам представляется, что, коль скоро о захвате чуского селения Жан не говорилось, да и расположено оно далеко на юге — правильнее принять второй вариант.

220. Наньян находился в совр. уезде Хоцзясянь пров. Хэнань (см. прим. 234 к 4 гл.). Гуанланчэн, по данным ДМДЦД, — в совр. уезде Гаопин на юго-востоке пров. Шаньси. Земли владения Дай — в совр. уезде Вэйсянь в пров. Хэбэй и на севере Шаньси. Отнесение Гуанланчэна к территории Дай (как это предложил Шаванн и в новой пунктуации — Гу Цзе-ган) представляется ошибочным, так как расположены они в противоположных частях пров. Шаньси.

221. Лунси — территории к западу от гор Луншань в совр. пров. Ганьсу (совр. уезды Лунси и Линьяо). Цяньчжун (см. прим. 132) — уезды Юаньлин и Сюйпу в Хунани. Таким образом, Сына Цо, совершив обходный маневр через Ганьсу и Сычуань, вышел к центральным районам Чу с западного фланга.

222. О Янь — см. прим. 216; о Дэн — см. прим. 204.

223. Об Ин (уезд Цзянлин пров. Хубэй) см. прим. 233 к 4 гл. (т. I, стр. 339). В 15 гл. поясняется, что, захватив столицу чусцев город Ин, Бай Ци двинулся восточнее и дошел до Цзинлина, образовав из всех захваченных земель южную область Наньцзюнь.

224. Сянлин находился в совр. уезде Суйсянь на востоке Хэнани. Принадлежал княжеству Сун, затем перешел под власть княжества Вэй. Ни 15-я, ни 40-я гл. не упоминают о встрече двух ванов в это время. Лян Юй-шэн выражает сомнение в возможности такой встречи в год занятия столицы княжества Чу и бегства чуского вана. Вполне возможно, что подобная встреча произошла раньше и по ошибке включена в летопись этого года.

225. Цуй Ши указывает на то, что ранее в Чжао титулом Уань-цзюнь уже были награждены два выдающихся политических деятеля и полководца — Су Цинь и Ли Му. Правитель Цинь продолжил эту традицию, наградив таким же титулом Бай Ци. Во всех этих случаях, по мнению комментатора, награждение титулом не связывалось с территориальным пожалованием (см. Ши-цзи тань-юань, гл. 3, стр. 8), тем более что Уань (в Хэнани) был захвачен Цинь только в 259 г. до н. э. По смыслу Уань означает “Военными усилиями умиротворяющий”, поэтому можно согласиться с точкой зрения Цуй Ши.

226. Уцзюнь — находился в совр. уезде Ушань на крайнем востоке пров. Сычуань на Янцзы. Цзяннань — общее название территорий южнее р. Янцзы, принадлежавших тогда Чу. Цяньчжун в Чу (см. прим. 132) охватывал центр Хунани, теперь, видимо, в него были включены территории и в южном Хубэе.

227. Кэцин *** — сановник из числа пришлых ученых и политиков, так называемых бинькэ (см. прим. 134).

Ху Шан в ряде текстов именуется также Ху Яном.

228. Цюань находился в совр. уезде Юаньян пров. Хэнань. Точное местоположение Цайяна определить трудно; скорее всего, тоже в совр. пров. Хэнань. Чаншэ находилось в совр. уезде Чангэ пров. Хэнань.

229. Хуаян находился в совр. уезде Синьчжэн пров. Хэнань. В некоторых книгах (например, Хуайнань-цзы) Ман Мао назван Мэн Мао.

230. Шанъюн — территория на юге, принадлежавшая сначала княжеству Чу, затем Цинь. По данным ДМДЦД, находилась южнее р. Хань (совр. уезд Чжушань в Хубэе). Отаке относит ее к совр. уезду Сюньян в пров. Шэньси, на самой р. Хань. Обе эти версии в общем локализуют Шанъюн в обширном районе на юго-западе Хубэя и юго-востоке Шэньси. Видимо, Шанъюн какое-то время входил и в состав земель княжества Хань. Не совсем ясна роль слова Вэй в контексте. Шаванн перевел так: Цинь отдало княжеству Вэй ханьские земли в Шанъюне, образовавшие область (МИС, т. 2, стр. 88). Слово юй *** он трактует, как глагол “давать”. Однако подобный дар в отдаленном районе с одновременным образованием на этих землях области представляется странным. Мы рассматриваем слово юй в функции ***, т. е. полагаем, что циньцы образовали область из земель, принадлежавших Вэй и Хань.

Мянь чэнь *** — чиновники и должностные лица Наньяна, которые отказались служить правителю Цинь и были разжалованы. Шаванн переводит чэнь в более широком смысле — “подданные”, не пожелавшие перейти к Цинь, что также вполне возможно.

231. Состав нападающих в разных источниках не совпадает. В 15 гл. это Чу и Вэй (стр. 744), в Янь ши-цзя — Хань, Вэй и Чу (гл. 34, стр. 1554), а Сыма Гуан называет Цинь, Вэй и Чу (ЦЧТЦ, т. I, стр. 154). Неизменными, таким образом, участниками нападения остаются во всех случаях только Вэй и Чу, третий же участник меняется.

В состав области Наньян, по мнению Ху Сань-сина, вошли территории, лежавшие к югу от гор Наньшань и к северу от р. Ханьцзян.

232. Ган — пункт в княжестве Ци, совр. уезд Дунпин на западе пров. Шаньдун. Шоу — в том же уезде Дунпин.

233. Чжунгэн *** — 13-й титул в циньской титулатуре. Яньюй находился либо в совр. уезде Хэшунь на востоке пров. Шаньси, либо на западе совр. уезда Уань пров. Хэбэй (см.: Фань Вэнь-лань, Древняя история Китая, стр. 286). Фактически эти уезды разделяют всего 70—80 км.

234. Чжиян находился в совр. уезде Чанъань пров. Шэньси. Упоминается неоднократно в качестве места захоронения царственных особ — древнего некрополя.

235. Синцю находился в совр. уезде Вэньсянь; Хуай — в совр. уезде Учжи пров. Хэнань (на северном берегу р. Хуанхэ, севернее совр. Чжэнчжоу). В 15 гл. вместо Синцю фигурирует Линцю (стр. 745), а в 44 гл.— Цицю (стр. 1854). Какой вариант правилен, установить трудно.

Кроме того, взятие упомянутых городов в разных главах отнесено к нескольким годам — 268—266 гг. до н. э. В 5 гл. в годовой хронике соединены, по-видимому, события не одного года.

236. Цифра “десять” — явная описка, так как далее упоминается девятая луна. Поэтому в перевод внесено изменение — “седьмая луна”.

237. О Тао — см. прим. 205. Удаление младшего брата императрицы Жан-хоу Вэй Жаня было результатом интриг нового фаворита двора Фань Суя, обвинившего Вэй Жаня в узурпации власти и незаконном обогащении (см. “Жизнеописание Жан-хоу”, ШЦ, гл. 72, стр. 2329). Сыма Цянь подтверждает это обвинение, сообщая, что Вэй Жань, покидавший Цинь, вывез свыше тысячи повозок добра.

238. Число захваченных городов в разных главах Ши-цзи варьируется: два (гл. 45), пять (гл. 73) и девять (гл. 5).

239. В тексте главы говорится о захвате ханьского Наньцзюня, но в аналогичной ситуации в 15, 73 главах Ши цзи и в Цзы чжи тун-цзянь упоминается Наньян, действительно принадлежавший Хань. Есть основание предполагать, что в 5 гл. ошибка, так как область Наньцзюнь находилась на юге, на бывших землях Чу.

240. Запись о княжиче Ли содержит неточности. Ли был младшим братом матери Чжао-вана и носил титул Гаолин-цзюня. В 5 гл., как отметили Лян Юй-шэн и Накаи, он назван ошибочным титулом (ХЧКЧ, I, 5 гл., стр. 76).

Судя по 43-й и 73-й главам, борьба за Шандан происходила двумя годами раньше, а не в год разгрома армии Чжао. В 5 гл., по-видимому, ошибка.

241. Битва под Чанпином рассматривается как одно из самых кровопролитных сражений периода Чжаньго. Циньский ван хитростью добился смещения талантливого полководца княжества Чжао — Лянь По и назначения безрассудного Чжао Ко. Армия Чжао в конце концов была окружена и после 46-дневного сражения из-за голода сдалась. Опасаясь сопротивления воинов в дальнейшем, циньский Бай Ци, несмотря на свое обещание сохранить сдающимся жизнь, приказал истребить всю чжаоскую армию. Общие потери составили, таким образом, несколько сот тысяч человек (если доверять этим цифрам). Чанпин находился в совр. уезде Гаопин на юго-востоке пров. Шаньси. Считается, что там, в долине Синъюаньгу, и произошло это побоище (впоследствии долина в народе называлась “Долиной убийств” — Шагу).

242. Юаньюн, или Хэнъюн, находился в совр. уезде Юаньян пров. Хэнань.

243. Местоположение Уаня определить затруднительно. Пилао находилось в совр. уезде Ичэн пров. Шаньси.

Судя по 73 гл. Ши цзи, циньский ван разделил свою армию не на три, а на две части, под командованием Ван Ци и Сыма Гэна (т. V, стр. 2335). Уань там не упоминается, в связи с чем Лян Юй-шэн считает его ненужной вставкой. В современном издании Уань также взят в скобки как излишний.

244. Ханьдань находился на юго-западе совр. уезда Ханьдань в пров. Хэбэй.

В последней фразе имеется дата — ци ши юэ *** — “в десятой луне этого года”. Однако в описании событий 48-го года правления Чжао-сян-вана уже упоминалась десятая луна (с которой начинался год), а за ней первая луна, второй десятой луны быть не могло. Это, скорее всего, ошибочная вставка, что отметил и Шаванн (МИС, 2, 92), поэтому дата взята нами в скобки.

245. Из биографии Бай Ци мы узнаем, что, учитывая потери армии Цинь в битве под Чанпином, пустоту казны и еще сохранившиеся соединенные силы противников Цинь, а также отдаленность своих земель, Бай Ци советовал вану не спешить с военными действиями против Чжао. За отказ выполнять неразумный план и желание уйти в отставку он был разжалован (ШЦ, т. V, гл. 73, стр. 2337, а также ЦЧТЦ, т. I, гл. 5, стр. 176).

Иньми находился в совр. уезде Линтай пров. Ганьсу (на границе с Шэньси).

246. Под Чжэн, по мнению Шаванна, имеется в виду столица княжества Хань (в совр. уезде Синьчжэн пров. Хэнань). Фэньчэн, или позднее — Линьфэнь, находился в совр. уезде Синьцзян пров. Шэньси.

247. В биографии Бай Ци рассказывается о том, что ван послал ему меч и он покончил жизнь самоубийством, причем Бай Ци признал за собой только одну вину — убийство сдавшихся ему в плен воинов чжаоской армии под Чанпином (т. V, стр. 2337).

248. Княжество Цзинь давно распалось, поэтому под Цзинь в тексте следует понимать Чжао: в Чу ши-цзя говорится о приходе чуских войск на помощь Чжао (т. IV, стр. 1736). Сюй Гуан и Чжан Шоу-цзе утверждали, что знак чу *** поставлен ошибочно, вместо него должно быть слово цзоу *** — “бежать”, так как якобы в это время в указанном районе не было чуских войск. Шаванн, последовав за этим толкованием, даже исключил слово чу из перевода (МИС, т. 2, стр. 93). Как показывает текст 40 гл., такая замена неправомерна.

Под рекой, в которой утонули солдаты, комментаторы имеют в виду реку Фэньхэ; следовательно, бой шел в Шаньси.

249. Нинсиньчжун, переименованный в Аньян, находился в совр. Хэнани (предположительно вблизи совр. Аньяна). В 15-й и 40-й главах (стр. 747, 1736) название сокращено — Синьчжун. По-видимому, были приняты оба варианта.

250. Фраза о постройке моста недостаточно ясна: где и для каких целей построен упоминаемый здесь мост? Чжан Шоу-цзе полагает, что речь идет о переправе через Хуанхэ в районе Пучжоу. Если связать упоминание о постройке моста с необходимостью осуществления связи через Хуанхэ, то можно предположить устройство какого-то типа наплавного моста. Впрочем, возможно, историк имеет в виду постройку моста через Фэньхэ, так как именно в Шаньси развертывались основные бои.

251. Относительно Янчэна и Фушу (уезд Дэнфэн в Хэнани) см. гл. 4, прим. 248 (т. I, стр. 341). Шаванн видит здесь атрибутивную связь: “Фушу близ Янчэна”.

252. Основываясь на обычном значении чу ***, Шаванн перевел: pour la premiere fois (т. 2, стр. 94) — “в первый раз”. Такой перевод представляется неудачным, так как Чжоу, погибнув, уже не возродилось. Лин Чжи-лун, мнение которого приводит Такигава (ХЧКЧ, т. I, гл. 5, стр. 79— 80), считает, что в этих словах как бы находят завершение все предшествующие записи о постепенном ослаблении власти чжоуского дома и его подчинении Цинь. В развитие этой мысли мы и предлагаем перевод: “таким образом”.

253. Учэн в Ко ди чжи отождествлен с Юйчэном в одноименном совр. уезде в Хэнани.

254. Принесение жертв цзяо *** Верховному владыке Шан-ди являлось прерогативой Сына Неба. Циньский ван, победив чжоуский дом и забрав символы его власти — треножники, присваивает себе право принесения высших жертв.

Юн — столица Цинь в совр. уезде Фэнсян (см. прим. 45).

255. Сяо-вэнь-ван (по имени Чжу) носил титул Аньго-цзюня. Он не был старшим сыном, но когда наследник умер, то наследником стал Чжу. Мать Чжу по фамилии Тан была одной из наложниц царя, носила титул бацзы и рано умерла. Отдавая дань уважения матери, Сяо-вэнь-вая объявил ее вдовствующей государыней. Юй Юэ отмечает, что подобные случаи зафиксированы уже с периода Чуньцю.

256. Предложенный Шаванном перевод последних трех иероглифов: “официально был объявлен траур” (on annonca publiquement le deuil, МИС, т. 2, стр. 96) не учитывает, на наш взгляд, значения слова ши *** — “смотреть, наблюдать, участвовать”.

257. Как рассказано в 65 гл. Ши цзи, Сяо-вэнь-ван имел более 20 сыновей от разных жен. Но у его любимой наложницы Хуаян-фужэнь детей не было, поэтому наследник был выбран среди остальных сыновей. Царедворец Люй Бу-вэй в своих целях помог назначить наследником Цзы Чу, родившегося у наложницы из рода Ся (ШЦ, VI, 2505—2509).

258. Перед окончательной утратой власти правитель Восточного Чжоу сохранял сюзеренитет над семью небольшими территориями в центре Хэнани. Янжэнь находилось в совр. уезде Линьжу пров. Хэнань. Жертвы полагалось приносить в первую очередь Хоу-цзи как первому предку и Вэнь-вану — как первому правителю.

259. Чэнгао идентифицируется с Хулао в период Чуньцю. Находится в совр. уезде Инъян пров. Хэнань.

Комментаторы находят в этой фразе две ошибки:

а) в 15, 45, 88 главах Ши цзи (соответственно стр. 749, 1877, 2565) говорится не о преподнесении правителем Хань этих мест в дар, а о захвате ханьских территорий.

б) Упоминание в связи с этими событиями местности Гун (находившейся в совр. уезде Гунсянь в Хэнани) также ошибка, так как то была территория исконно чжоуская. Поэтому в указанных выше главах (15, 45, 88) везде стоит не Гун, а Инъян. То же и в Цзы чжи тун-цзянь.

260. О названии Саньчуань см. прим. 180. В данном случае идет речь о бывших чжоуских владениях в Хэнани.

261. Гаоду находился в совр. уезде Цзиньчэн пров. Шаньси. Цзи — местность в уезде Цзисянь в Хэнани (в этом уезде проходила битва под Муе, см. прим. 120 к 3 гл.).

262. Все указанные пункты находились в совр. пров. Шаньси: Юйцы — в районе Тайюани, Синьчэн (или позднее — Синьпинчэн) в уезде Шосянь и Ланмэн — в уезде Янцюй.

263. Вэйский княжич У Цзи носил титул Синьлин-цзюня. Ему посвящена 77 гл. Ши цзи. В состав коалиции, войсками которой- руководил У Цзи, входили армии Янь, Чжао, Хань, Вэй и Чу. Это была последняя попытка еще уцелевших княжеств собрать соединенные силы для борьбы против Цинь и объединения Китая. Союзная армия, дойдя до прохода Ханьгугуань, не развила успех, а повернула обратно (подробнее см. т. V, стр. 2384).

264. О деяниях циньских императоров подробно повествует следующая, 6 гл. “Исторических записок”. Период существования циньского дома, если считать со времени возвышения одного из первых циньских вождей, Цинь-чжуна, вплоть до гибели династии, составит около 650 лет (различные источники указывают 638, 651, 657 лет). Если же отбросить первый этап становления самого циньского владения и начинать историю Цинь с правления Сян-гуна, получившего от чжоуского вана ранг чжухоу в 771 г. до н. э., то продолжительность существования циньского дома (сначала во главе небольшого царства, затем княжества и, наконец, империи) составит более пяти с половиной столетий, история которых в основном описана в 5 гл.

Как смогло небольшое окраинное царство за несколько веков превратиться в ведущее княжество, постепенно завоевать все остальные развитые княжества на огромной территории древнего Китая и в конце концов создать первую централизованную империю Цинь? Ответ на этот вопрос Сыма Цянь дает в 6 главе, главным образом цитируя сочинение Цзя И (201 — 169 гг. до н. э.) “Об ошибках дома Цинь”. Этот ответ вытекает и из анализа событий тех веков. Основными причинами были: а) благоприятное географическое положение Цинь, защищенного р. Хуанхэ и горными цепями от соседних княжеств и обладающего необходимыми ресурсами; б) благотворные результаты реформ Шан Яна, приведших к росту земледелия; к укреплению государства и армии; в) военный опыт, накопленный в постоянных столкновениях с племенами сюнну; значительная мобильность циньских войск; г) распространение учения легизма, которое способствовало осуществлению объективно назревшей потребности в объединении страны; д) деятельность ряда князей (Сяо-гуна, Чжуан-сян-вана и др.) и их талантливых советников; е) междоусобицы и войны между княжествами, царившие в Китае, особенно в период Чжаньго, которые не только тормозили развитие страны, но и разоряли ее. Раздробленность, освящаемая к тому же древнеконфуцианским учением, исторически изжила себя, что ускорило и облегчило победу Цинь в объединении Китая.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.