Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

СЫМА ЦЯНЬ

ИСТОРИЧЕСКИЕ ЗАПИСКИ

ШИ ЦЗИ

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

ЧЖОУ БЭНЬ ЦЗИ - ОСНОВНЫЕ ЗАПИСИ [О ДЕЯНИЯХ ДОМА] ЧЖОУ 1

Чжоуский Хоу-цзи носил имя Ци. Его мать, девушку из рода Ю-тай, звали Цзян Юань, она была старшей женой императора Ку 2. [Однажды], выйдя в поле, Цзян Юань увидела след [ноги] великана, сердце ее наполнилось радостью, и она захотела наступить на этот след, а наступив на него, [почувствовала] в себе движение, похоже, как понесла плод. Наступил срок, и у нее родился сын. Считая это плохим предзнаменованием, она бросила ребенка в узком проулке 3, однако проходившие здесь лошади и быки обходили [брошенного] и не наступали на него; [тогда Цзян Юань] перенесла ребенка в лес, но в это время на горе в лесу находилось множество людей, [поэтому она вновь] перенесла его и бросила на льду в канаве, но прилетели птицы и своими крыльями укрыли младенца со всех сторон. Тогда Цзян Юань поняла, что родила необыкновенное дитя, подобрала сына, вскормила и вырастила его. [Так как] вначале она стремилась бросить младенца, ему дали имя Ци - “Брошенный”.

Еще в младенчестве Ци обладал наклонностями великана 4, в своих играх и забавах любил сажать коноплю и бобы, [притом его] конопля и бобы [вырастали] превосходными. Затем, став взрослым, [Ци] любил возделывать землю, [он знал, что] нужно земле, засевал ее подходящим зерном и собирал [хороший] урожай. Весь народ брал с него пример.

Император Яо, прослышав про это, выдвинул Ци на должность управителя земледелия, и Поднебесная получила от этого пользу, [а Ци] стал известен заслугами. Император [180] Шунь сказал ему: “Ци! Простой народ начинает голодать, ты будешь начальником земледельческих работ - хоуцзи, сей все злаки в соответствующее время”,- и пожаловал Ци земли в Тай 5. [С тех пор его] прозвали Хоу-цзи, носил он и другую родовую фамилию Цзи 6. Возвышение Хоу-цзи произошло во времена Тао-тана, Юя и Ся 7, при которых он и проявил [свои] высокие добродетели.

[Когда] Хоу-цзи умер, [место отца] занял его сын Бу-ку” В последние годы жизни Бу-ку правление рода Ся-хоу ослабло, должность начальника земледельческих работ была упразднена, хлебопашество забросили. Бу-ку, лишившись своей должности, бежал в земли жунов и ди 8.

[Когда] умер Бу-ку, ему наследовал его сын Цзюй 9. [Когда] умер Цзюй, ему наследовал его сын Гун-лю. Хотя Гун-лю и жил среди жунов и ди, но он снова вернулся к занятиям Хоу-цзи, пахал и сеял, давая земле то, в чем она нуждалась. [Гун-лю] из районов рек Цишуй и Цзюйшуй переправлялся через реку Вэйшуй [в новые места] и добывал там различные материалы 10. Так у тех, кто кочевал, появились богатства, а у тех, кто жил оседло, появились запасы, и народ благодаря ему жил в радости.

Байсинов влекло к Гун-лю, и они во множестве переселялись, становясь под его руку. С этого времени начался подъем дома Чжоу. Вот почему стихотворцы воспевали Гун-лю, вспоминая его добродетели 11.

[Когда] Гун-лю умер, ему наследовал его сын Цин-цзе, [при котором] княжество находилось в Бинь 2. [Когда] умер Цин-цзе, ему наследовал его сын Хуан-пу. [Когда] умер Хуан-пу, ему наследовал его сын Ча-фу. [Когда] умер Ча-фу, ему наследовал его сын Хуй-юй 13. [Когда] умер Хуй-юй, ему наследовал его сын Гун-фэй. [Когда] умер Гун-фэй, ему наследовал его сын Гао-юй. [Когда] умер Гао-юй, [ему] наследовал его сын Я-юй 14. [Когда] умер Я-юй, ему наследовал его сын Гун-шу Цзу-лэй. [Когда] умер Гун-шу Цзу-лэй, ему наследовал его сын Гу-гун Дань-фу. Гу-гун Дань-фу вернулся к занятиям Хоу-цзи и Гун-лю. [Он обладал] множеством добродетелей, действовал по справедливости, и люди на его землях [181] поддерживали его. Когда сюньюйские жуны и ди 15 напали на Гу-гуна, желая заполучить [его] богатства, [Гу-гун] дал им требуемое. Добившись своего, они вновь напали, желая заполучить земли и людей. [Тогда] все население вознегодовало и решило воевать. [Но] Гу-гун сказал: “[Когда] появляется народ, над ним ставится правитель, чтобы действовать ему на пользу 16. Ныне жуны и ди напали [на нас] и ведут войну из-за моих земель и народа. Какая же разница народу быть под моей или под их [властью]? Народ выражает желание воевать из-за меня, [но] править народом, убивая его отцов и сыновей, такого я допустить не могу”. После чего он вместе с домочадцами поспешно покинул Бинь 17, переправился через реки Цишуй и Цзюйшуй, перешел через горы Ляншань и остановился у подножия гор Цишань. Все жители Бинь, поддерживая старых и неся малых, как один, вновь перешли к Гу-гуну у подножия гор Цишань. Многие жители соседних владений, услышав о человеколюбии Гу-гуна, также перешли к нему. Тогда Гу-гун отверг обычаи жунов и ди, стал сооружать города, окруженные стенами, и предместья вокруг них, строить здания и дома и расселил там народ. [Он] установил пять управлений со своими обязанностями 18. Весь народ воспевал в песнях Гу-гуна, прославляя его добродетели 19.

Старшего сына Гу-гуна звали Тай-бо, второго сына звали Юй-чжун. [Жена Гу-гуна] Тай-цзян родила младшего сына Цзи-ли 20. Цзи-ли [вырос и] женился на Тай-жэнь 21. Обе женщины были мудрыми. [Когда у Тай-жэнь] родился сын по имени Чан, появилось благовещее знамение. Гу-гун сказал: “В моем роду кто-то должен возвыситься, не будет ли это Чан”? Старшие сыновья Тай-бо и Юй-чжун поняли, что Гу-гун намерен поставить у власти Цзи-ли, чтобы впоследствии ему наследовал Чан, и они оба бежали к цзиньским маням 22. [Там они] татуировали тело, обрезали волосы, тем самым уступив [право наследования] Цзи-ли.

[Когда] Гу-гун умер, ему наследовал Цзи-ли, это был правитель Гун-цзи 23. Гун-цзи совершенствовал пути управления, завещанные Гу-гуном, поступал всегда по справедливости, и владетельные князья повиновались ему. [182]

[Когда] Гун-цзи умер, ему наследовал его сын Чан, это и был Си-бо (“Повелитель Запада”). Си-бо, названный [позднее] Вэнь-ваном 24, следовал деяниям Хоу-цзи и Гун-лю, брал за образец установления Гу-гуна и Гун-цзи, был неизменно милосерден, чтил старых, заботился о малых, уважал мудрых и склонялся перед ними 25. [Он] целыми днями принимал служилых, не имея времени на еду, и поэтому служилые в большом числе шли под его руку. Бо-и и Шу-ци, которые жили в Гучжу 26, услышав о том, с какой любовью Си-бо печется о старых, отправились [в Чжоу] и покорились ему. Тай-дянь, Хун-яо, Сань И-шэн, Юй-цзы, сановник Синь-цзя и другие 27 - все отправились [в Чжоу] и покорились Си-бо.

Чун-хоу Ху оклеветал Си-бо веред иньским Чжоу[-синем], сказав: “Си-бо творит добрые дела, множит добродетели, и владетельные князья все устремляются к нему, что сулит вам, государь, беду”. Император Чжоу[-синь] заточил тогда Си-бо в Юли. Горюя о Си-бо, Хун-яо и другие [его приближенные] нашли красавицу в роде Ю-синь, разномастных скакунов у [племен] лижунов 28, девять четверок лошадей у ю-сюнов и другие редкостные изделия и через любимца правителя Инь - Фэй-чжуна поднесли все это Чжоу[-синю]. Чжоу очень обрадовался и сказал: “Одного такого дара достаточно, чтобы освободить Си-бо, а тут даров так много!” - после чего помиловал Си-бо, пожаловал ему лук, стрелы, боевой топор и секиру, предоставив Си-бо право проводить карательные походы. [Чжоу-синь] сказал: “Это Чун-хоу Ху оклеветал Си-бо”. Си-бо поднес [Чжоу-синю] земли к западу от реки Ло и просил его отменить пытку огнем. Чжоу[-синь] согласился на это.

Си-бо скрыто творил добро, и все владетельные князья прибывали [к нему] решать [споры] по справедливости. В это время между жителями Юй и Жуй 29 возникла тяжба, которую они не могли разрешить, и они направились в Чжоу. Вступив в пределы [Чжоу, люди увидели, что] землепашцы все уступают друг другу межи, а в народе царит обычай во всем уступать старшим 30. Люди из царств Юй и Жуй, еще не встретившись с Си-бо, устыдились и сказали друг [183] другу: “То, из-за чего мы спорим, чжоусцы считают постыдным, зачем же идти [к “Повелителю Запада”], только осрамимся!”. И [они] возвратились обратно, уступив во всем друг другу. Владетельные князья, услышав об этом, сказали: “Си-бо, наверное, будет правителем по воле Неба”.

На следующий год [Си-бо] пошел походом на цюаньжунов, через год предпринял поход на царство Мисюй, еще через год разбил царство Ци 31. Иньский [чиновник] Цзу-и, услышав про эти. [походы], испугался и доложил императору Чжоу[-синю]. Чжоу[-синь] сказал: “Разве не существует воли Неба? Что же в этом случае можно сделать!” На следующий год. [Си-бо] пошел походом на Юй 32, а еще через год напал на Чун-хоу Ху. Основав город Фэнъи, [Си-бо ушел] от гор Ци-шань и перенес столицу в Фэн 33. На следующий год Си-бо скончался, ему наследовал его старший сын Фа, это был У-ван 34.

Си-бо находился на престоле, вероятно, пятьдесят лет. И, вероятно, во время своего заключения в Юли [он] увеличил восемь символов из трех черт “Книги перемен” до шестидесяти четырех символов из шести черт 35. Стихотворцы рассказывали о Си-бо, что, вероятно, в год, когда он получил мандат Неба и [стал] именоваться ваном 36, прекратилась тяжба между [людьми] Юй и Жуй. Через десять лет он скончался 37 и получил посмертное имя Вэнь-вана. [Он] изменил [прежние] законы, определил начало первой луны; дал Гу-гуну посмертное имя Тай-вана, и Гун-цзи - [посмертное имя] Ван-цзи, вероятно, потому, что благовещее знамение для правителей [дома Чжоу] стало появляться начиная с Тай-вана 38.

У-ван, заняв престол, сделал Тай-гуна по имени Ван наставником 39, Чжоу-гуна по имени Дань - помощником. Чжао-гун, Би-гун и другие [тоже] помогали вану. [Они] подражали 40 в делах Вэнь-вану и совершенствовали [управление].

На девятом году [правления] У-ван принес жертвы [звезде] Би 41. Он дошел на востоке до Мэнцзиня, чтобы показать [свою] военную силу 42. Сделав из дерева поминальную табличку Вэнь-вана 43, [У-ван] возил ее на повозке в средней колонне войск. У-ван сам называл себя “наследником Фа” и [184] заявлял, что выступил в поход по повелению Вэнь-вана и не решился бы [на это] самочинно.

Затем [У-ван] обратился к начальникам военного приказа, приказа просвещения, приказа общественных работ и всем высшим чинам [со следующими словами] 44: “Будьте все почтительны и верьте [мне]! У меня нет знаний, [но] благодаря тому, что мои предки обладали добродетелями, я, недостойный, воспользовался их прошлыми заслугами, [сумел] установить в конце концов награды и наказания и тем упрочить их доблести” 45. Следом [он] поднял войско в поход. Ши-шан-фу 46 объявил [начальникам]: “Соберите ваших людей, предоставьте ваши лодки и весла, тот, кто опоздает, будет казнен”.

[Когда] У-ван переправлялся через реку Хуанхэ, на средине потока в его лодку прыгнула белая рыба; У-ван нагнулся и взял рыбу, чтобы принести ее в жертву. Когда переправились, [вдруг] появился огонь, который, [поднявшись], вновь опустился вниз. Достигнув дома, [где остановился] ван, огонь превратился в ворона красного цвета, который [громко] закаркал 47.

В это время владетельные князья, не сговариваясь, собрались в числе восьмисот у Мэнцзиня. Они единодушно сказали: “Чжоу[-синя] можно покарать!” У-ван сказал: “Вы не знаете воли Неба, еще нельзя”, после чего повернул войска и вернулся обратно 48. Прождав два года, [У-ван] узнал, что безрассудство и жестокость проявились у Чжоу[-синя] еще больше и что [он] убил сына вана Би-ганя и заточил в тюрьму Ци-цзы. [Иньские] тайши Цы и шаоши Цзян, захватив с собой музыкальные инструменты, [употребляемые при жертвоприношениях], прибежали в Чжоу. Тогда У-ван объявил владетельным князьям: “[Дом] Инь совершил тягчайшие преступления, нельзя не покарать его полной мерой”. И, повинуясь [посмертной воле] Вэнь-вана 49, [он] возглавил триста боевых колесниц, три тысячи удальцов 50, сорок пять тысяч латников и выступил на восток в карательный поход против Чжоу[-синя] 51. В день у-у двенадцатой луны на одиннадцатом году [правления У-вана] армия полностью [185] переправилась [через Хуанхэ] у Мэнцзиня, где собрались все владетельные князья. [Они] говорили: “[Мы будем] стараться изо всех сил, не допуская нерадивости!” 52. У-ван составил “Великую клятву” и объявил ее народу: “Ныне иньский ван Чжоу внимает только словам своей наложницы, он сам порвал с Небом и разрушил три основы 53, отдалил от себя близких родичей: отца, мать и брата, отбросил музыку своих предков, сложил вместо нее непристойные мелодии и всякими безобразными звуками веселит и ублажает женщину. Поэтому ныне я, Фа, с почтением исполняю наказание, определенное Небом [Чжоу-синю]. Постарайтесь же, доблестные мужи, нельзя откладывать кару на второй или третий раз!”

В день цзя-цзы второй луны перед рассветом У-ван [выступил] и утром прибыл в Муе, в окрестностях [столицы] Шан, где принес клятву 54. В левой руке У-ван держал желтую секиру 55, а правой рукой сжимал белый бунчук, чтобы давать команду. [Ван] сказал: “Далеко мы [зашли], люди западных земель!” - и продолжал: “О! Вы, высокие вожди, владеющие землями, начальники приказа просвещения, военного приказа и приказа общественных работ, чиновники, начальники стражи, тысячники и сотники 56, люди [царств] Юн, Шу, Цян, Моу, Вэй, Лу, Пэн и Пу 57, поднимите ваши копья, подравняйте ваши щиты, выставьте ваши пики, я [принесу сейчас] свою клятву”. [После чего] ван сказал: “У древних была поговорка ”Курица не вещает утра, но, если курица возвестила утро, значит, конец дому” 58. Ныне иньский ван Чжоу внимает только словам женщины, самочинно прекратил жертвоприношения своим предкам, не уделяя этому никакого внимания. [Он] по неразумию забросил управление своими владениями, отдалил родичей: отца, мать, брата - и не прибегает [к их] помощи, зато почитает и возвышает преступников и беглецов из всех частей страны, доверяет им и [широко] использует их, дабы тиранить народ и обирать шанское государство. Ныне я, Фа, с почтением исполняю наказание, определенное [Чжоу-синю] Небом. В сегодняшнем бою, сделав не свыше шести-семи шагов, останавливайтесь и подравнивайтесь. Старайтесь, доблестные мужи! Сделав не более четырех-пяти-шести-семи [186] ударов [своим оружием], останавливайтесь и подравнивайтесь, будьте усердны, доблестные мужи! Держитесь воинственно 59, деритесь, как тигры, как медведи, как барсы, как драконы; в окрестностях столицы 60 не нападайте на тех, кто может перебежать к [нам], чтобы [заставить их] работать на [наших] западных землях. Будьте усердны, доблестные мужи мои! [Если] не будете стараться, то навлечете на себя смерть!” [Когда] клятва была принесена, собравшиеся войска владетельных князей в числе четырех тысяч колесниц построились в боевые порядки в Муе.

Император Чжоу[-синь], узнав о приближении У-вана, также выставил армию, насчитывающую семьсот тысяч человек, чтобы дать отпор У-вану 61. У-ван послал Ши-шан-фу вместе с сотней воинов завязать с врагом бой 62 и быстро двинулся во главе главных сил на войска императора Чжоу[-синя] 63. И хотя армия Чжоу-синя была многочисленной, но никто не хотел сражаться, все желали, чтобы У-ван скорее вступил [в столицу]. [Поэтому] войска Чжоу[-синя] повернули оружие и стали сражаться против него, открыв [путь] У-вану 64. [Когда] У-ван [с войсками] стремительно подошел, иньская армия развалилась и взбунтовалась против Чжоу[-синя].

Чжоу[-синь] бежал, вернулся [в столицу], поднялся на террасу Лутай б5, покрыл себя одеждами с драгоценной яшмой, бросился в огонь и погиб.

У-ван, держа в руках большой белый флаг, подал знак чжухоу, которые все низко склонились перед У-ваном. У-ван сделал в их сторону легкий поклон. Чжухоу, следуя за У-ваном, направились в [столицу] шанского государства 66. Шанские байсины ожидали [их] в предместьях. Тогда У-ван послал чиновников объявить шанским байсинам [следующее]: “Верховное Небо ниспослало [вам] счастье!”. Шанцы дважды поклонились до земли, У-ван также ответил им низким поклоном 67.

Затем [У-ван] вступил [в столицу] и подъехал к месту, где погиб Чжоу[-синь]. У-ван лично выпустил в его труп три стрелы, после чего сошел с колесницы, легким мечом пронзил тело 68, желтой секирой отсек голову Чжоу[-синя] и [187] подвесил ее к большому белому знамени 69. Вслед за тем [У-ван| направился к двум любимым наложницам Чжоу[-синя], но обе женщины [уже] повесились, сами лишив себя жизни 70. У-ван также выпустил три стрелы в них, пронзил [их тела] мечом, черной секирой отсек головы и подвесил их к малому белому знамени. После этого У-ван покинул [столицу] и возвратился в войска.

На другой день [в столице] расчищали дороги, восстанавливали жертвенник [духу земли] и дворец шанского Чжоу. Когда наступил срок, сотня воинов, неся на плечах знамена, выстроилась впереди 71, младший брат У-вана Шу Чжэнь-до 72 почтительно подал парадную колесницу 73, Чжоу-гун Дань с большой секирой и Би-гун 74 с малой секирой встали по бокам У-вана. Сань И-шэн, Тай-дянь и Хун-яо с мечами в руках, охраняли У-вана. Прибыв на место, они встали по южную сторону жертвенника. Помощники [У-вана] из главных сил; армии следовали [за ним] 75. Мао-шу Чжэн поднес чистую воду 76, вэйский Кан-шу [по имени] Фэн разостлал циновки, Чжао-гун [по имени] Ши помог расстелить цветные ткани, Ши-шан-фу подвел жертвенных животных 77. Инь-и 78 [прочел] на дощечке обращение к духам, гласившее: “Последний потомок Инь, младший сын в семье Чжоу, пренебрег славными добродетелями прежних ванов и отбросил их. [Он] оскорблял, и поносил духов Неба и Земли и не приносил им жертв, утратив разум, жестоко обращался с байсинами шанской столицы. Это стало ясным [для всех] и было услышано Верховным правителем - Владыкой небес”. После этого У-ван дважды склонился до земли в поклоне [жертвеннику] и сказал: “В исполнение изменившейся великой воли [Верховного правителя] мы устранили [дом] Инь и выполнили мудрое повеление Неба” 79. У-ван вновь дважды поклонился до земли, и покинул [жертвенник].

[У-ван] пожаловал Лу-фу, сыну шанского Чжоу, оставшееся население Инь. Но так как Инь только что было умиротворено и еще не было сведено вместе, У-ван приказал своим младшим братьям Гуань Шу-сяню и Цай Шу-ду помогать Лу-фу управлять инь[цами] 80. Затем приказал [188] Чжао-гуну освободить из заключения Ци-цзы, приказал Би-гуну освободить из заключения байсинов и написать о заслугах Шан-жуна на воротах его деревни. Приказал Нань-гун Ко 81 раздать богатства, [собранные] в Лутае, распределить зерно, [хранившееся] в Цзюйцяо 82, чтобы помочь бедному и слабому люду 83; приказал Нань-гун Ко и Ши-и перевезти [в Чжоу] девять треножников и драгоценные яшмы 84; приказал Хун-яо насыпать холм над могилой Би-ганя; приказал управляющему молениями принести жертвы в войсках 85. После этого [У-ван] распустил войска 86 и выехал обратно на запад. По пути объехал владения и записал свои деяния, составив У чэн (“Завершение военных дел”) 87.

[У-ван] пожаловал владетельным князьям земли, одарил по рангам жертвенными сосудами, употребляемыми в храме предков, и составил Фэнь Инь чжи циу (“Распределение иньской утвари”) 88. У-ван, вспоминая о прежних мудрых правителях, пожаловал в награду потомкам Шэнь-нуна владение в Цзяо, потомкам Хуан-ди - владение в Чжу, потомкам императора Яо - владение в Цзи, потомкам императора Шу-ня - владение в Чэнь, потомкам великого Юя - владение в Ци 89. Вслед за тем одарил землями [своих] заслуженных чиновников и советников, в первую очередь Ши-шан-фу. Пожаловал Шан-фу владение в Инцю, названное Ци, пожаловал младшему брату Чжоу-гуну Даню владение в Цюйфу, названное Лу, пожаловал Чжао-гуну Ши владение в Янь, младшему брату Шу-сяню - владение в Гуань, младшему брату Шу-ду - в Цай. Остальные получили наделы по их заслугам 90.

У-ван, собрав всех вождей и управителей 91, поднялся [с ними] на холм у Бинь, чтобы обозреть шанские поселения 92. [После чего] У-ван вернулся в Чжоу, [но] ночами никак не мог уснуть 93. Чжоу-гун Дань, придя к вану, спросил: “Почему [вы, ван], не спите?” У-ван ответил: “Скажу тебе, [Дань]: ведь Небо не стало принимать даров от Инь, еще когда я, Фа, не родился, и [так продолжалось] доныне в течение шестидесяти лет. [Дошло до того, что] лоси стали пастись на лугах, а дикие гуси заполнили поля 94. [Коль скоро] Небо не принимает [189] жертв от [дома] Инь, [я] ныне добился успеха. Когда Небо установило власть Инь, оно выдвинуло триста шестьдесят мужей, известных в народе, но [иньские правители] их не возвышали и не почитали, [а, наоборот,] устраняли вплоть до последнего времени 95. Как же могу я беспечно спать, не упрочив еще покровительства Неба [ко мне]?”

Ван продолжал: “[Только когда] покровительство Неба 96 будет утверждено и я буду опираться на небесные чертоги 97, [когда я] найду всех преступных, разжалую всех тех, кто следовал за иньским ваном Шоу, денно и нощно буду заботиться [о народе], привлекать [его к себе], чтобы устроить наши западные земли 98, тогда [наконец] я покажу себя в делах, и [мои] добродетели засияют повсюду.

От излучины реки Лошуй до излучины реки Ишуй места для жительства удобные, без [естественных] препятствий, там когда-то располагалось владение Ю-ся. Глядя на юг, мы видим [оттуда] Саньту, глядя на север, видим селения у гор, оглянувшись назад, видим реку Хуанхэ, вглядываясь вперед, видим реки Лошуй и Ишуй, не удаляясь отсюда, [воздвигнем] чертоги” 99.

[Поэтому У-ван] стал строить столицу Чжоу в Лои, но затем уехал. [Он] пустил коней пастись у южных склонов гор Хуашань, пустил быков пастись на холмах Таолинь; [приказал] спрятать щиты и копья, отвел в полном порядке и распустил войска, показывая Поднебесной, что больше применять их не намерен 100.

Через два года после покорения Инь У-ван спросил Ци-цзы о причинах гибели Инь. Ци-цзы было больно говорить о преступлениях Инь[ского дома], поэтому он стал рассказывать о том, что способствует существованию и гибели государства 101, У-ван тогда устыдился и [тоже] стал спрашивать о путях [правления, определенных] Небом 102.

[Впоследствии] У-ван заболел. [Коль скоро] Поднебесная еще не была собрана [воедино], высшие сановники испугались и благоговейно стали гадать [об исходе болезни]. Чжоу-гун молился об отвращении беды, предлагал себя в жертву, выражая готовность [умереть] за вана. У-вану стало лучше, [но] [190] через какое-то время он скончался 103. На престоле его сменил старший сын Сун, это и был Чэн-ван.

[Так как] Чэн-ван был еще мал, а [дом] Чжоу только что утвердился в Поднебесной, Чжоу-гун боялся, что владетельные князья взбунтуются, и взял управление государством на себя. Гуань-шу, Цай-шу и другие младшие братья [У-вана], подозревая Чжоу-гуна [в стремлении захватить власть], совместно с У-гэном подняли мятеж против Чжоу 104. Чжоу-гун, заручившись повелением Чэн-вана, пошел походом [на восставших], [он] казнил У-гэна и Гуань-шу и сослал Цай-шу. Вэйский княжич Кай был поставлен править [землями] Сун вместо иньского потомка [У-гэна] 105. [Затем Чжоу-гун] собрал в большом числе оставшихся иньцев и пожаловал их младшему брату У-вана, даровав ему титул вэй[ского] Кан-шу.

Цзиньский Тан-шу нашел благовещий колос 106 и преподнес его Чэн-вану. Чэн-ван переслал колос Чжоу-гуну в военный лагерь. Чжоу-гун получил [благовещий] колос, находясь на восточных землях, и объявил [народу] волю Сына Неба 107. Вначале, [когда] Гуань-шу и Цай-шу восстали против Чжоу, Чжоу-гун выступил покарать их, и по прошествии трех лет все были усмирены. Вот почему сначала были составлены Да гао (“Великое обращение”), затем Вэй-цзы чжи мин (“Повеление вэйскому княжичу”), Гуй хэ (“Передача колоса”), Цзя хэ (“Благовещий колос”), Кан гао (“Обращение к Кан-шу”), Цзю гао (“Обращение по поводу вина”) и, наконец, Цзы цай (“Искусство плотника”) 108. Эти события [описаны]” разделе, посвященном Чжоу-гуну 109.

Чжоу-гун ведал делами управления семь лет. [Когда] Чэн-ван стал взрослым, Чжоу-гун возвратил управление Чэн-вану, [а сам], став лицом к северу, занял место среди чиновников.

Чэн-ван, проживавший в Фэн, послал Чжао-гуна возобновить строительство города Лои согласно воле У-вана. Чжоу-гун вновь прибег к гаданию, которое объяснило, что по окончании сооружения [столицы] туда следует поместить девять треножников. [Чжоу-гун] сказал: “Там, [в Лои], [191] средина Поднебесной, и при доставлении дани с четырех сторон страны длина пути будет одинаковой [для всех]”. Были составлены Чжао гао (“Обращение к Чжао-гуну”) и Ло гао (“Обращение, касающееся Лои”).

Когда Чэн-ван переселил оставшихся иньцев [в отведенные места], Чжоу-гун объявил иньцам волю правителя, составив До ши (“Множеству мужей”) и У и (“Нельзя быть нерадивым”) 110. Назначив Чжао-гуна на должность воспитателя, а Чжоу-гуна - на должность наставника 111, [Чэн-ван] выступил на восток в поход против племен хуайи, сокрушил царство Янь и переселил его правителя в Богу 112. Возвратясь из Янь, Чэн-ван остановился в Цзунчжоу 113 и составил До фан (“Множество местностей”).

Покончив с существованием Инь, Чэн-ван внезапно напал на племена хуайи, после чего вернулся в Фэн[цзин] и сочинил Чжоу гуань (“Чжоуские чиновники”) 114. [Он] возродил правильные обряды и музыку, и тогда изменились установления и порядки, народ [зажил] в мире и согласии, и [повсюду] слышались хвалебные песни. Как только Чэн-ван покарал племена восточных и, сишэни явились к вану с поздравлениями 115. Ван одарил [их правителя] Жун-бо и составил. Хуй сишэнь чжи мин (“Пожаловал повеление сишэням”) 116.

Незадолго до смерти Чэн-ван, опасаясь, что его наследник Чжао не удержит власть, повелел Чжао-гуну и Би-гуну, встав во главе чжухоу, оказать помощь наследнику и возвести его на престол.

Когда Чэн-ван скончался, оба гуна, возглавляя владетельных князей, представили [Небу] наследника Чжао в храме прежних ванов. [Они] подробно рассказали [наследнику], как нелегко было Вэнь-вану и У-вану создавать свое государство, как необходимо быть бережливым и рачительным, не проявлять излишних желаний, [как надо] с честностью и искренностью наблюдать за делами государства. [После этого] они составили Гу мин (“Предсмертная воля”) 117.

Вслед за тем наследник Чжао вступил на престол. Это был правитель Кан-ван. Вступив на престол, Кан-ван обратился ко всем владетельным князьям и рассказал им о [192] деяниях Вэнь[-вана] и У[-вана] и [о своем намерении] продолжать их дело. Было составлено Кан гао (“Обращение Кан-вана”) 118. Вот почему во времена Чэн-вана и Кан-вана в Поднебесной царили спокойствие и мир, наказания были приостановлены и сорок с лишним лет не применялись 119. Кан-ван повелел составить приказ, по которому Би-гуну предлагалось разделить поселения и [населить] пригороды столицы Чжоу. Было составлено Би мин (“Повеление Би-гуну”) 120.

[Когда] Кан-ван умер 121, на престол вступил его сын Чжао-ван по имени Ся. При Чжао-ване в управлении государством [проявились] слабости и изъяны. Во время объезда южных владений Чжао-ван погиб на реке Цзян и не вернулся [в столицу].

О его смерти [долго] не сообщали [в столицу], утаивая [его гибель] 122. На престол возвели сына Чжао-вана по имени Мань, это был Му-ван. Когда Му-ван вступил на престол, ему исполнилось уже пятьдесят лет. Управление страной [к этому времени] пришло в упадок и ослабло, и Му-ван, скорбя о том, что пути правления Вэнь[-вана] и У[-вана] соблюдаются слабо, повелел Бо-цзюну, занимавшему должность главного церемониймейстера - тайпу, быть [более] осмотрительным в делах государственного управления. Было составлено Цзюн мин (“Повеление Бо-цзюну”). [В стране] вновь восстановилось спокойствие 123.

[Когда] Му-ван собрался идти походом против цюаньжунов, Цзи-гун Моу-фу 124, увещевая [его], сказал: “Нельзя так [поступать], ведь прежние ваны славились добродетелью и не стремились показывать военную силу. Если войска укрыты и действуют [только] в нужное время, то их действия внушают страх, а если выставлять [войска], то [к ним] привыкают, а привыкнув, не боятся. Именно поэтому в гимне чжоуского Вэнь-гуна говорится:

Копья, а также щиты
повелели собрать,
Луки и стрелы вложить
обратно в колчаны.
К доблести мудрой мы тогда [193]
устремились,
Распространяя ее по [древнему] Ся.
Истинный царь, мы будем все это
хранить! 125

По отношению к народу прежние ваны старались улучшать его добродетели, облегчать его жизнь, умножать его богатства. [Помогали] с пользой применять орудия, разъясняли, что полезно и что вредно, просвещением совершенствуя всех 126. [Они] побуждали людей служить полезному и искоренять дурное, стремиться к добродетели и избегать насилия, вот почему [они] сумели сохранить [власть] из поколения в поколение, все более умножая [свое] величие. В прошлом наши правители ряд поколений занимали должности начальника земледельческих работ, служа Юю и Ся. [Однако] когда правление [дома] Ся ослабло, хлебопашество было заброшено, и им перестали заниматься, наш прежний правитель Бу-ку, лишившись своей должности, по собственной воле ушел и укрылся в землях жунов и ди.

[Находясь среди жунов и ди], Бу-ку не смел пренебрегать делами, всегда и во всем проявлял свои добродетели, заботливо совершенствовал свои занятия, улучшал наставления и правила. [Бу-ку] с утра до вечера оставался внимательным и прилежным [в труде], придерживался честности и искренности, поддерживал преданность и верность. [Так Бу-ку] ряд поколений блистал добродетелями и не посрамил своих предков 127.

Когда же подошло время [правления] Вэнь-вана и У-вана, то они не только засияли прежним блеском, но и приумножили [достигнутое] своей любовью и мягкостью. [Они] ревностно служили небесным духам и оберегали народ, и не было таких, кто бы не радовался.

Шанский правитель Ди-синь причинял народу большое зло, простой народ больше не в состоянии был терпеть и с радостью поддержал У-вана, вот и произошел бой при шанском Му[е].

Случилось так потому, что прежние ваны не усердствовали в военных делах, [они] старательно оберегали покой народа и стремились устранять то, что приносило вред. По системе, [194] установленной прежними правителями, в средине государства [лежали земли] дянь-фу, за этой серединой [лежали земли] хоу-фу, [далее], в поясе владений всех рангов знати [лежали земли] бинь-фу 128, где жили и и мань [лежали земли] яо-фу, где жили жуны и ди, [лежали земли] хуан-фу. Жившие в поясе дянь-фу [поставляли необходимое] для ежедневных жертв цзи; жившие в поясе хоу-фу [поставляли необходимое] для месячных жертвоприношений сы; жившие в поясе бинь-фу [поставляли необходимое] для сезонных жертвоприношений сян; жившие в поясе яо-фу [поставляли] годичные дары гун; а жившие в поясе хуан-фу должны были являться на поклон к новому правителю 129.

[Так] ежедневно приносились жертвы цзи, ежемесячно приносились жертвы сы, посезонно приносились жертвы сян, раз в год подносились дары гун, и соблюдалось представление новому вану. Таков был порядок, установленный прежними ванами в жертвоприношениях 130.

Если не поставлялось необходимое для ежедневных жертв, то [ваны] совершенствовали свои намерения, если не поставлялось необходимое для месячных жертв, [они] совершенствовали слова [приказов], если не поставлялось необходимое для сезонных жертв, [они] совершенствовали записи [законов], если не приносились годичные дары, [они] совершенствовали наименования [даров], если не представлялись новому правителю, [они] совершенствовали добродетели; если же, несмотря на установленный порядок, дары все же не приносились, тогда совершенствовали наказания.

В этом случае не поставлявших [необходимое для] ежедневных даров наказывали, не поставлявших [необходимое для] месячных даров карали, против не поставлявших [необходимое для] сезонных даров шли походом, не приносящим годичных даров делали внушение, не представлявшихся новому вану предупреждали.

Таким образом, существовали законы для наказаний, имелись войска для кары, накоплялись средства для походов, существовали приказы для внушающих страх укоров, имелись слова для письменных предупреждений. [195]

[Если же] и приказы были распространены и предупреждения были сделаны, а дары, несмотря на это, не приносились, то [прежние ваны] еще более совершенствовались в своих добродетелях, но не утруждали народ [походами] в далекие земли 1131. Вот почему вблизи не было таких, кто бы ослушался, а вдали не было таких, кто бы не покорился.

Ныне, со времени смерти Да-би и Бо-ши 132, роды цюаньжунов вовремя прибывают с положенными им дарами представляться вану, а вы, Сын Неба, говорите: “Я должен пойти походом на цюаньжунов за то, что они не приносят [необходимого для] сезонных жертв, и показать им свою военную мощь”. Это не что иное, как отказ от наставлений прежних правителей, и не сулит ли такой поход вам, ван, поражения? 133. Я слышал, что вождь цюаньжунов Шу-дунь 134 следует во всем прежним добродетелям, неизменно их соблюдая и твердо придерживаясь 135. Он имеет [основания] сопротивляться нам!”

Му-ван [все-таки] 136 пошел походом на цюаньжунов и, [только] получив в дар четырех белых волков и четырех белых оленей, возвратился обратно. С тех пор те, кто пребывал на землях хуан-фу, перестали являться [ко двору вана]. Среди владетельных князей появились несогласные [с ваном], о чем Фу-хоу доложил Му-вану. [Тогда] ван приступил к совершенствованию [системы] наказаний, сказав:

“Эй, подойдите ко мне, имеющие владения и земли! [Я] поведаю вам о том, как правильно применять наказания. Когда вы ныне умиротворяете байсинов, разве вы не должны выбирать достойных людей [судьями], разве вы не должны быть осмотрительными в применении наказаний, разве вы не должны [тщательно] оценивать обстоятельства [преступления]?

[Порядок определения наказаний таков:] когда обе [спорящие] стороны налицо, судьи должны выслушать их, [руководствуясь при этом] пятью внешними признаками 137. Если пять признаков ясны и неоспоримы, определяется [одно] из пяти тяжелых наказаний. [Если в определении] одного из пяти тяжелых наказаний нет ясности, то определяется [одно из] пяти легких наказаний. [Если же] ни одно из легких [196] наказаний неприменимо, тогда определяется [один из] пяти проступков [судей]. Изъянами, ведущими к пяти проступкам, [считаются]: превышение власти закона и использование родственников. Если проверка подтвердила такое злоупотребление, то оценивается и [тяжесть] проступка 138.

[Если судьи] сомневаются [в необходимости применения] пяти тяжелых наказаний, они милуют, [смягчая приговор], если сомневаются [в необходимости применения] пяти легких наказаний, они милуют, [смягчая приговор], но для этого требуется проверка. [Когда] множеством [данных] доказана неоспоримость [преступления], лишь допросы создают основание [для приговора]. Если же нет ясности [в совершении преступления], не должно быть сомнений [в невиновности]. Во всем благоговейте перед величием Неба!

При сомнении в [необходимости] наказания клеймением милуйте и налагайте наказание [в виде откупа] в сто шуа 139, проверив действительную вину. При сомнении [в необходимости] наказания отрезанием носа милуйте, а наказание [откупом] удваивайте 140, проверив действительную вину. При сомнении [в необходимости] наказания отрубанием ног милуйте, а наказание [откупом] увеличивайте еще почти в два раза, проверив действительную вину. При сомнении [в необходимости] наказания кастрацией милуйте, а наказание [откупом] устанавливайте в пятьсот шуа 141, проверив действительную вину. При сомнении [в необходимости] наказания смертной казнью милуйте и устанавливайте наказание [откупом] в размере тысячи шуа, проверив действительную вину.

Наказания клеймением описаны в тысяче [статей], наказания отрезанием носа описаны в тысяче [статей], наказания отрубанием ног описаны в пятистах [статьях], наказания кастрацией описаны в трехстах [статьях], наказания смертной казнью описаны в двухстах [статьях]. [Таким образом], пять тяжелых наказаний описаны в трех тысячах [статей закона]”.

Это называлось Фу сын (“Кодекс наказаний, составленный Фу-хоу”) 142.

Пробыв на престоле пятьдесят пять лет, Му-ван скончался. На престол вступил его сын Гун-ван по имени И-ху 143. [197] [Однажды] Гун-ван путешествовал по реке Цзин в сопровождении Кан-гуна из царства Ми. [Кан-гуну] прислали в дар трех девушек 144. Мать Кан-гуна сказала ему: “Нужно поднести девушек вану. Ведь трое диких животных составляют цюнь - стаю, три человека составляют чжун - толпу, а три женщины составляют цань - роскошь. Ван на охоте не бьет всей стаи, гун, разъезжая, не снисходит до всех людей, ван, используя [прислужниц], не берет трех из одного рода 145. [Присланные] три девушки - прекрасные создания. [Хотя] народ и дает тебе красавиц, но какими же добродетелями ты заслужил их? Даже ван не заслуживает такого, что же говорить о таких ничтожных, как ты! [Если ты], ничтожный, заберешь эти создания, то в конце концов непременно погибнешь”.

Кан-гун не преподнес [женщин вану], и через год Гун-ван уничтожил царство Ми. [Когда] скончался Гун-ван, на престол вступил его сын И-ван по имени Цзянь 146. Во время [правления] И-вана дела царского дома пришли в упадок, и стихотворцы сочиняли [о нем] сатиры. [Когда] скончался И-ван, на престол вступил младший брат Гун-вана Би-фан, это был Сяо-ван. [Когда] скончался Сяо-ван, владетельные князья возвели на престол, как и следовало, старшего сына И-вана по имени Се, это и был И-ван 147. [Когда] скончался И-ван, на престол вступил его сын Ли-ван по имени Ху.

Ли-ван пробыл на престоле тридцать лет. Любя богатства и выгоды, [он] приблизил к себе жунского И-гуна. Жуйский сановник Лян-фу 148, увещевая Ли-вана, сказал: “Не придет ли дом вана из-за этого в упадок? Ведь жунский гун стремится прибрать к рукам богатства и не понимает, [что это несет] большие беды. Богатства - это то, что порождается всем сущим, то, что создается Небом и Землей, поэтому, если кто-либо захватывает их единолично, этим причиняется огромный вред. Все сущее, все созданное Небом и Землей должно использоваться всеми, как же можно захватывать это одному? Гнев, вызванный [такими действиями], будет весьма велик, и [страна] не будет готова [на случай] больших бед. Если так наставлять правителя, то разве он сможет долго [198] [править]? Кто управляет людьми, должен открывать путь к богатствам, но распределять их между верхними и нижними 149, чтобы все духи, люди и все сущее получали по справедливости. [Ван] должен все время находиться в страхе, опасаясь вызвать недовольство. Поэтому в ”Гимнах” поется:

Думаем о просвещенном Хоу-цзи,
Достойном сравняться с Небом,
Ты утвердил весь наш народ,
Нет никого справедливее тебя
150.

А в ”Больших одах” сказано: ”Одаряя своими милостями, [Вэнь-ван] создал Чжоу” 151. Таким образом, разве [наши прежние правители] не распределяли богатств, опасаясь [грядущих] бед? Поэтому-то им удалось создать Чжоу, которое сохранилось до сегодняшнего дня. Ныне вы, ван, учитесь захватывать богатства только для себя, разве это допустимо? Даже если простолюдин захватывает богатства для себя одного, это называют грабежом, если же ван будет поступать так, мало кто покорится ему. Если вы используете Жун-гуна, Чжоу непременно потерпит неудачу”. Ли-ван не послушал его и все же поставил Жун-гуна на пост высшего сановника, чтобы тот управлял делами.

[Ли-] ван был жесток и бесчеловечен, предавался излишествам и проявлял высокомерие, за что население страны 152 хулило его. Чжао-гун, увещевая вана, сказал: “Народ не вынесет [такой] жизни!” [Но] ван разгневался и призвал колдуна из Вэй, приказав ему следить за теми, кто хулит его, и по его доносам казнил их. Число хулителей вана уменьшилось, [но] и чжухоу перестали являться ко двору. На тридцать четвертом году [правления] 153 ван стал еще суровее, люди в царстве не осмеливались разговаривать [друг с другом] и, [встречаясь] на дорогах, только обменивались взглядами. Ли-ван возрадовался этому и сказал Чжао-гуну: “Я сумел прекратить хулу, [никто] не смеет разговаривать”.

Чжао-гун ответил: “[Вы] лишь преградили путь молве, но закрыть людям рты труднее, чем преградить путь воде. [199] [Если] реку преградить, а она прорвет запруду, то от этого непременно пострадает множество людей. Народ тоже подобен реке. Вот почему тот, кто следит за рекой, делает брешь в преграде, чтобы направить в нее [лишнюю] воду, а тот, кто управляет народом, дает ему волю высказываться. Поэтому Сын Неба, осуществляя свое правление, обязывает как высших сановников, так и чиновников всех рангов представлять ему стихи 154, слепцов - представлять песни 155, летописцев - представлять записи; наставники правителя должны предостерегать, подслеповатые почтенные старцы декламировать оды 156, слепцы - петь, чиновники - увещевать, простолюдины - передавать [наверх] разговоры, приближенные чиновники - открыто давать советы, родичи - выявлять ошибки и поправлять промахи. [Таким образом], слепцы и летописцы наставляют и вразумляют, а старцы совершенствуют [поучения] 157. После чего ван, приняв все это в соображение, действует, и тогда дела осуществляются [успешно] и нет нарушений.

Люди имеют рты, подобно тому как на земле есть горы и реки, которые рождают все богатства, подобно тому как на ней есть возвышенные и низкие места, плодородные и орошаемые земли, которые дают одежду и пищу. Рот [человека] распространяет слова, которые являются источником хорошего и дурного. Делая добро и остерегаясь плохого, можно производить богатства, одежду и пищу. Ведь чаяния народа лежат в сердце, а высказываются они ртом, складываясь вместе, они проводятся в жизнь. Если же закрыть рты народу, долго ли все это сможет продолжаться?” 158. Ван не послушал [советов]. Теперь в государстве никто не осмеливался высказываться, а по прошествии трех лет все взбунтовались и напали на Ли-вана. Ли-ван бежал в Чжи 159.

Старший сын Ли-вана Цзин спрятался [от восставших] в доме Чжао-гуна. Население столицы, узнав об этом, окружило дом. Чжао-гун сказал: “Ранее я неоднократно увещевал вана, но ван не следовал [моим советам], и из-за этого [он] дошел до столь бедственного положения. Ныне, [если] будет убит старший сын вана, разве ван не посчитает меня врагом [200] и не разгневается на меня? 160. Тот, кто служит повелителю, в опасности не должен роптать и негодовать, а если [повелитель] обижает его, не должен сердиться, тем более [когда речь идет о] службе государю!”. Затем он выдал [народу] своего сына вместо старшего сына вана, и наследник сумел в конце концов избежать [гибели].

Управление государством стали осуществлять два первых советника Чжао-гун и Чжоу-гун, и это правление было названо Гун-хэ (“Общее согласие”). На четырнадцатом году правления Гун-хэ (827 г. до н. э.) Ли-ван умер в Чжи 161. Когда наследник Цзин возмужал в семье Чжао-гуна, оба первых советника возвели его на престол, объявив ваном. Это был Сюань-ван. После того как Сюань-ван занял престол, оба советника [продолжали] помогать ему, совершенствовали управление, беря за образец методы Взнь-вана, У-вана, Чэн-вана и Кан-вана, и владетельные князья вновь стали почитать дом Чжоу своим главой. На двенадцатом году правления Сюань-вана (815 г. до н. э.) луский У-гун явился ко двору 162.

Сюань-ван не возделывал землю на поле в тысячу му 163, и Вэнь-гун из Го, увещевая вана, сказал: “Нельзя так [поступать]!” 164. Однако ван не послушался. На тридцать девятом году правления Сюань-вана (789 г. до н. э.) произошло сражение в Цяньму 165. Войска вана были наголову разбиты жунами из цянских родов.

Коль скоро Сюань-ван потерял свои войска из южных царств 166, [он] стал пересчитывать население в Тайюани. Чжун Шань-фу убеждал его: “Народ нельзя считать”. [Но] Сюань-ван не послушал его и все-таки пересчитал народ 167.

На сорок шестом году правления (782 г. до н. э.) Сюань-ван скончался 168, и на престол вступил его сын Гун-шэн, принявший титул Ю-вана 169. На втором году правления Ю-вана (780 г. до н. э.) в Западном Чжоу в районе Трехречья произошло землетрясение 170. Бо Ян-фу сказал: “Чжоу ожидает гибель! [Известно, что] взаимодействие сил Неба и Земли не теряет своего порядка, если же этот порядок нарушается, то народ восстает. [Когда] сила ян повержена и не в состоянии выйти [наверх] и, будучи подавлена силой инь, не в состоянии [201] воспарить, тогда случается трясение земли. Ныне в районе Трехречья произошло землетрясение, и это означает, что сила ян утратила присущее ей место и подавлена силой инь. [Когда] сила ян теряет [свое место] и находится под давлением силы инь, истоки [рек] обязательно закупориваются; если же истоки закупорятся, то государство непременно гибнет. Когда вода и земля [должным образом] взаимодействуют, народ пользуется этим, а когда земля не взаимодействует [с водой], у народа недостает всего необходимого, чего же тогда ожидать, кроме гибели? В прошлом, когда реки Ишуй и Лошуй обмелели, погиб [дом] Ся. [Когда] обмелела река [Хуан]хэ, погиб [дом] Шан. Ныне добродетели [дома] Чжоу в таком же [состоянии], как в конце тех двух династий. К тому же истоки рек вновь закупорены, а закупорка обязательно приведет к их обмелению. Ведь [существование] страны всегда зависит от гор и рек, [когда же] горы рушатся, а реки мелеют - это признак гибели государства. Обмеление рек непременно приводит к обвалу гор. Что же касается государства, оно гибнет на протяжении не более десяти лет, такова основа [большого] счета. То, что отвергается Небом, не просуществует более этого срока”. В том году обмелели три реки и случился обвал в горах Цишань.

На третьем году правления (779 г. до н. э.) Ю-ван страстно полюбил Бао-сы. Бао-сы родила ему сына Бо-фу, и Ю-ван решил отстранить [законного] наследника престола. Мать наследника, дочь Шэнь-хоу, была старшей женой Ю-вана. Когда же Ю-ван взял к себе Бао-сы и полюбил ее, он хотел убрать государыню из рода Шэнь и вместе с ней устранить старшего сына И-цзю, чтобы сделать Бао-сы старшей женой, а Бо-фу - наследником.

Чжоуский историограф Бо-ян, читая исторические записи, сказал: “Чжоу погибнет!” [В этих записях говорилось, что] в прошлом, когда род Ся-хоу пришел в упадок, появились два необыкновенных дракона, которые сели во дворце императора Ся и проговорили: “Мы два правителя [владения] Бао”. Император Ся стал гадать, убить ли [драконов], прогнать ли их или задержать у себя, но ответ [оракула] был [202] неблагоприятным. [А когда] погадал, не попросить ли слюны драконов, чтобы сохранить ее, то ответ оказался благоприятным. Тогда разложили цветные ткани и обратились с такой просьбой к драконам, написав ее на бамбуковой дощечке. Драконы исчезли, оставив слюну, которую собрали [в сосуд] и спрятали. [Когда] Ся погибло, сосуд со слюной перешел к дому Инь. [Когда] Инь погибло, то сосуд перешел к дому Чжоу. Во время этих трех династий никто не осмеливался открыть сосуд. Только в последний год правления Ли-вана [дерзнули] открыть [сосуд] и посмотреть в него. Слюна [драконов] растеклась по дворцу, и ее никак не могли убрать. Ли-ван приказал тогда [дворцовым] женщинам раздеться догола и громко кричать 171. Слюна превратилась в черную черепаху, которая заползла в заднее дворцовое помещение. Находившаяся в заднем дворцовом помещении юная служанка, у которой только что выпали молочные зубы, встретилась с черепахой. Позднее, достигнув зрелости 172, она забеременела без мужа и родила ребенка, но, испугавшись, бросила свое дитя.

[Еще] в годы правления Сюань-вана дети пели такую песню:

Лук из дерева янь и колчан из дерева цзи -
Вот что погубит дом Чжоу.

Услышав эту песню и узнав, что есть муж и жена, которые продают подобные изделия, Сюань-ван приказал схватить и убить их. [Но] муж и жена бежали и увидели выползшего на дорогу необыкновенного ребенка, брошенного ранее юной служанкой из заднего дворцового помещения. Услышав, жалобный крик в ночи, [супруги] пожалели и подобрали ребенка, после чего оба скрылись, убежав в Бао. Баосцы были виноваты [перед ваном] и, чтобы искупить вину, попросили дозволения поднести ему девочку, брошенную юной служанкой. [А так как] брошенная девочка была передана из Бао, ее и назвали Бао-сы.

На третьем году правления Ю-ван увидел эту девушку в задних дворцовых помещениях и полюбил ее. Бао-сы родила сына Бо-фу. В конце концов [Ю-ван] устранил старшую [203] жену из рода Шэнь и старшего сына - наследника, сделав Бао-сы государыней, а Бо-фу-наследником. Историограф Бо-ян сказал: “Беда произошла, ничего уже поделать нельзя” 173

Бао-сы не любила смеяться, Ю-ван всеми способами старался ее рассмешить, [но] она не смеялась. Ю-ван соорудил [на горах] сигнальные вышки и [установил] большие барабаны. Когда приближался противник, на сигнальных вышках зажигали огни. Владетельные князья [в этом случае] все прибывали [на помощь]. [Однажды] все прибыли, но увидели, что неприятеля нет, вот тогда-то Бао-сы громко рассмеялась. Ю-ван обрадовался этому и много раз зажигал сигнальные огни. После этого [сигналам] перестали верить, и владетельные князья один за другим также перестали являться [на помощь] 174.

Ю-ван сделал Ши-фу из княжества Го своим высшим сановником, [поручив ему] управлять делами, что вызвало ропот среди населения страны. Ши-фу был человеком коварным, искусным в лести, любил наживаться, [но] ван все равно привлек его. К тому же ван устранил старшую жену из рода Шэнь и сместил наследника престола. [Отец старшей жены] Шэнь-хоу разгневался и вместе с [царством] Цзэн и племенами цюаньжунов из западных варваров напал на Ю-вана 175. Ю-ван зажег сигнальные огни, призывая на помощь войска, но войска [чжухоу] не пришли. Затем [нападающие] убили Ю-вана у подножия горы Лишань 176, схватили Бао-сы, забрали все богатства [дома] Чжоу и ушли. После этого владетельные князья соединились с Шэнь-хоу и совместно возвели на престол прежнего наследника - старшего сына Ю-вана И-цзю. Это и был Пин-ван, который продолжил принесение жертв [предкам] Чжоу.

Взойдя на престол, Пин-ван переехал на восток, в Лои, с целью укрыться от нападений жунов 177. Во время [правления] Пин-вана чжоуский дом ослаб, сильные князья присоединяли к себе [земли] слабых, началось усиление княжеств Ци, Чу, Цинь и Цзинь, и управление [все больше] зависело от местных правителей 178. [204]

На сорок девятом году правления Пин-вана (722 г. до н. э.) в Лу пришел к власти Инь-гун 179. На пятьдесят первом году правления (720 г. до н. э.) Пин-ван скончался, и, [так как] его старший сын Се-фу рано умер, на престол был возведен сын последнего Линь. Это был Хуань-ван. Он был внуком Пин-вана.

На третьем году правления Хуань-вана (717 г. до н. э.) чжэнский Чжуан-гун прибыл ко двору, но Хуань-ван не оказал ему должных почестей 180. На пятом году правления (715 г. до н. э.) [правитель] Чжэн, будучи обиженным, выменял у [князя] Лу поля в Сюй 181, а поля в Сюй использовались Сыном Неба для принесения жертв горе Тайшань. На восьмом году правления Хуань-вана (712 г. до н. э.) в Лу убили Инь-гуна и поставили у власти Хуань-гуна 182. На тринадцатом году правления (707 г. до н. э.) напали на Чжэн, [один из] чжэнцев выстрелил в Хуань-вана из лука и ранил его. Хуань-ван тогда покинул [Чжэн] и вернулся обратно 183.

На двадцать третьем году правления (697 г. до н. э.) Хуань-ван скончался, и на престол вступил его сын Чжуан-ван по имени То. На четвертом году правления Чжуан-вана (693 г. до н. э.) чжоуский гун Хэй-цзянь вознамерился убить Чжуан-вана и поставить на престол сына [Хуань]-вана Кэ. Синь-бо доложил об этом Чжуан-вану, и ван казнил чжоуского гуна. Сын вана Кэ бежал в княжество Янь 184.

На пятнадцатом году правления (682 г. до н. э.) Чжуан-ван скончался, и на престол вступил его сын Си-ван по имени Ху-ци. На третьем году правления Си-вана (679 г. до н. э.) циский Хуань-гун впервые стал гегемоном среди князей 185.

На пятом году правления (677 г. до н. э.) Си-ван скончался, и на престол вступил его сын Хуй-ван по имени Лан. Наступил второй год правления Хуй-вана (675 г. до н. э.), В свое время 186 Чжуан-ван полюбил наложницу Яо. Она родила ему сына по имени Туй, который стал любимцем отца.

Когда Хуй-ван вступил на престол, он отобрал у своих высших сановников сады и превратил их в свои парки, и [205] из-за этого Бянь-бо и другие пять сановников подняли мятеж. [Они] намеревались призвать на помощь войска княжеств Янь и Вэй, чтобы напасть на Хуй-вана. Хуй-ван бежал в Вэнь, а затем поселился в Ли в княжестве Чжэн. [Восставшие] возвели на престол младшего брата Си-вана Туя 187, [в связи с чем] везде играла музыка и устраивались танцы 188. [Смена вана] рассердила правителей княжеств Чжэн и Го. На четвертом году правления Хуй-вана (673 г. до н. э.) правители Чжэн и Го напали на Туя, объявленного ваном, и убили его, вновь вернув на престол Хуй-вана.

На десятом году правления (667 г. до н. э.) Хуй-ван даровал цискому Хуань-гуну титул гегемона.

На двадцать пятом году правления (652 г. до н. э.) Хуй-ван скончался, и на престол вступил его сын Сян-ван Чжэн 189. Мать Сян-вана умерла очень рано, и [он рос при мачехе], старшей жене Хуй-вана Хуй-хоу. Хуй-хоу родила сына по имени Шу-дай, который стал любимцем Хуй-вана, [поэтому] Сян-ван опасался его. На третьем году правления Сян-вана (649 г. до н. э.) Шу-дай задумал с помощью жунов и ди напасть на Сян-вана 190. [Узнав об этом], Сян-ван решил убить Шу-дая, и Шу-даю пришлось бежать в княжество Ци. Циский Хуань-гун послал тогда Гуань Чжуна 191 помирить жунов с домом Чжоу и отправил Си-пэна - помирить жунов с княжеством Цзинь 192.

[Чжоуский] ван оказал прибывшему Гуань Чжуну почести, как первому министру. Гуань Чжун, отказываясь [от таких почестей], сказал: “Я - лишь небольшой чиновник, [у нас в Ци] служат назначенные вами, Сын Неба, два высших инспектора - Го и Гао. Когда весной и осенью они прибудут за получением ваших приказаний, то какие же почести вы окажете им? [Вот почему] я, слуга вашего владетельного князя 193, осмеливаюсь отказаться [от высоких почестей]”. Ван сказал: “О [посланец] моего дяди! 194. Я лишь отмечаю этим ваши заслуги, и вы не противьтесь моей воле!”

Гуань Чжун в конце концов согласился принять почести, соответствующие рангу младшего министра, и после этого вернулся [в княжество Ци]. На девятом году правления [206] Сян-вана (643 г. до н. э.) умер циский Хуань-гун. На двенадцатом году правления Сян-вана (640 г. до н. э.), Шу-дай вновь вернулся в Чжоу 195.

На тринадцатом году правления Сян-вана (639 г. до н. э.), княжество Чжэн напало на Хуа. Сян-ван послал Ю-суня и Бо-фу просить за Хуа 196, но чжэнцы арестовали его послов. Чжэнский Вэнь-гун был обижен на то, что Хуй-ван, вернувшись [в столицу], не подарил большого кубка [его отцу] Ли-гуну 197, и еще был обижен на то, что Сян-ван действовал в пользу княжеств Вэй и Хуа, поэтому он и задержал Бо-фу. Ван разгневался и хотел с помощью племен ди напасть на Чжэн. Фу-чэнь, увещевая его, сказал: “Во многих случаях - и когда наш дом Чжоу переезжал на восток, [правители] Цзинь и Чжэн оказали нам поддержку, и когда сын вана Туй поднял мятеж, опять-таки Чжэн помогло усмирить его. Ныне же вы из-за малой обиды отвергаете Чжэн!” Но ван не послушал [совета]. На пятнадцатом году правления (637 г. до н. э.) [Сян]-ван послал войска племен ди напасть на Чжэн. В благодарность племенам ди [за помощь] он намеревался девушку из этого племени сделать своей старшей женой. Фу-чэнь, [опять] увещевая вана, сказал: “Пин[-ван], Хуань[-ван], Чжуан[-ван] и Хуй[-ван] - все получали помощь княжества Чжэн, а вы отбрасываете родственных вам и хотите породниться с [инородными] ди, так поступать нельзя!” Но ван [опять] не послушался [совета]. На шестнадцатом году правления (636 г. до н. э.), когда Сян-ван низложил свою старшую жену из племени ди 198, дисцы напали на Чжоу и убили Тань-бо 199. Фу-чэнь сказал: “Я несколько раз увещевал [вана], но он не следовал [моим советам]. Если сейчас я не выйду [на бой], то разве ван не подумает, что я обижен на него?” И, встав во главе своих людей, погиб в бою [с племенами ди].

В свое время старшая жена Хуй-вана хотела возвести на престол сына вана [Шу]-дая. Поэтому она с помощью своих сообщников подстрекала дисцев, и те вторглись в Чжоу. Сян-ван, спасаясь от беды, бежал в Чжэн, где чжэнский [гун] поселил его в Фань. На престол вступил и стал ванном [207] [Шу]-дай. Он забрал с собой [свою мать], низложенную Сян-ваном старшую жену [Хуй-вана] из племени ди и поселился с ней в Вэнь. На семнадцатом году правления (636 г. до н. э.) Сян-ван попросил помощи у княжества Цзинь. Цзиньский Вэнь-гун вернул вана [в столицу] и убил Шу-дая. После этого Сян-ван подарил цзиньскому Вэнь-гуну нефритовый жезл, вино для жертвоприношений, лук и стрелы 200, сделал его гегемоном [среди князей] и отдал правителю Цзинь земли в Хэнэй 201. На двадцатом году правления (632 г. до н. э.) цзиньский Вэнь-гун вызвал Сян-вана, и Сян-ван встретился с ним в Хэяне и Цзяньту 202. Все владетельные князья явились туда на прием. В записях это скрывается, и там написано: “Ван, правящий по воле Неба, объезжал владения в Хэяне” 203. На двадцать четвертом году правления Сян-вана .(628 г. до н. э.) умер цзиньский Вэнь-гун. На тридцать первом году (621 г. до н. э.) умер циньский Му-гун.

На тридцать втором году правления (620 г. до н. э.) 204 Сян-ван скончался, и на престол вступил его сын Цин-ван по имени Жэнь-чэнь. На шестом году правления (613 г. до н. э.) Цин-ван скончался, и на престол вступил его сын Куан-ван по имени Бань.

На шестом году правления (607 г. до н. э.) Куан-ван скончался, на престол вступил его младший брат Юй, это был Дин-ван.

На первом году правления Дин-вана чуский Чжуан-ван напал на лухуньских жунов 205 и дошел до реки Ло, откуда послал гонцов узнать о девяти треножниках. Ван поручил Ван-сунь Маню найти способ отвергнуть [эти притязания], и чуские войска удалились 206. На десятом году правления Дин-вана (597 г. до н. э.) чуский Чжуан-ван окружил [столицу] Чжэн, и правитель Чжэн сдался, но вскоре был восстановлен на своем месте 207. На шестнадцатом году правления Дин-вана (591 г. до н. э.) умер чуский Чжуан-ван.

На двадцать первом году правления (586 г. до н. э.) Дин-ван скончался, на престол вступил его сын Цзянь-ван по имени И. На тринадцатом году правления Цзянь-вана (573 г. до н. э.) цзиньцы убили своего правителя Ли-гуна и призвали [208] его сына Чжоу, находившегося в землях дома Чжоу, поставив его у власти под именем Дао-гуна 208. На четырнадцатом году правления (572 г. до н. э.) Цзянь-ван скончался, на престол вступил его сын Лин-ван по имени Се-синь. На двадцать четвертом году правления Лин-вана (548 г. до н. э.) Цуй-чжу в княжестве Ци убил своего правителя Чжуан-гуна 209.

На двадцать седьмом году правления (545 г. до н. э.) Лин-ван скончался, на престол вступил его сын Цзин-ван по имени Гуй. На восемнадцатом году правления Цзин-вана (527 г. до н. э.) старшая жена вана и старший сын Шэн преждевременно умерли 210. На двадцатом году правления (525 г. до н. э.) Цзин-ван, любивший своего сына Чжао, захотел сделать его наследником 211, но в это время скончался 212. Сторонники другого княжича, Гая, боролись за престол [для него], но население столицы поставило у власти старшего сына [Цзин]-вана по имени Мэн. Тогда сын вана Чжао напал на Мэна и убил его. Мэну [посмертно] был дан титул Дао-вана. Цзиньцы напали затем на княжича Чжао и возвели на престол Гая. Это и был Цзин-ван 213.

Когда в первый год правления Цзин-вана (519 г. до н. э.) цзиньцы хотели ввести его в столицу, княжич Чжао сам себя возвел на престол, поэтому Цзин-ван не смог вступить [в столицу] и поселился в Цзэ 214. На четвертом году правления (516 г. до н. э.) правитель Цзинь, возглавив князей, ввел Цзин-вана в [столицу] Чжоу, а княжич Чжао стал его подчиненным 215. Владетельные князья обнесли стеной [столицу] Чжоу 216. На шестнадцатом году правления Цзин-вана (504 г. до н. э.) сторонники княжича Чжао вновь подняли мятеж, и Цзин-ван бежал от опасности в Цзинь. На семнадцатом году правления (503 г. до н. э.) цзиньский Дин-гун вновь вернул Цзин-вана в [столицу] Чжоу. На тридцать девятом году правления Цзин-вана (481 г. до н. э.) циский Тянь-чан убил правителя Ци Цзянь-гуна. На сорок первом году правления Цзин-вана (479 г. до н. э.) Чу уничтожило Чэнь 217. Умер Конфуций 218.

На сорок втором году своего правления (478 г. до н. э.) Цзин-ван скончался 219, и на престол вступил его сын [209] Юань-ван по имени Жэнь. На восьмом году правления (469 г. до н. э.) Юань-ван скончался, и на престол вступил его сын Дин-ван по имени Цзе 220. На шестнадцатом году правления Дин-вана (453 г. до н. э.) три [сильных] дома в Цзинь убили Чжи-бо и разделили между собой его земли 221. На двадцать восьмом году правления (441 г. до н. э.) Дин-ван скончался, на престол вступил его старший сын Цюй-цзи, это был Ай-ван. Ай-ван пробыл на престоле три месяца, когда его младший брат Шу неожиданно напал и убил Ай-вана и сам вступил на престол, это был Сы-ван. Сы-ван пробыл на престоле пять месяцев, когда его младший брат Вэй напал на него и убил и сам вступил на престол, это был Као-ван; все эти три сана были сыновьями Дин-вана.

На пятнадцатом году правления (426 г. до н. э.) Као-ван скончался, на престол вступил его сын Вэй-ле-ван по имени У. [Еще при жизни] Као-ван пожаловал своему младшему брату земли в Хэнани, дав ему титул Хуань-гуна, чтобы он продолжал нести обязанности чжоуского гуна. Когда умер Хуань-гун, его место занял его сын Вэй-гун, а когда умер Взй-гун, его место занял его сын Хуй-гун, который пожаловал своему младшему сыну земли в Гун, чтобы тот служил [чжоускому] вану, его стали титуловать Хуй-гун Восточного Чжоу 222.

На двадцать третьем году правления Вэй-ле-вана (403 г. до н. э.) девять треножников покачнулись. [Ван] повелел правителей Хань, Вэй и Чжао отнести к рангу владетельных князей - чжухоу 223.

На двадцать четвертом году правления (402 г. о н. э.) [Вэй-ле-ван] скончался, на престол вступил его сын Ань-ван по имени Цзяо. В тот год разбойники убили чуского Шэн-вана. Пробыв на престоле двадцать шесть лет, Ань-ван скончался, на престол вступил его сын Ле-ван по имени Си. На второй год правления Ле-вана (374 г. до н. э.) Дань - историограф Чжоу посетил циньского Сянь-гуна и сказал ему:

“Вначале Чжоу составляло одно целое с владением Цинь, но потом они разъединились, это разъединение продлится пятьсот лет и сменится новым объединением, а по [210] прошествии семнадцати лет такого объединения в [стране] появится ван-деспот” 224.

На седьмом (десятом) году правления (369 г. до н. э.) 225 Ле-ван скончался, на престол вступил его младший брат Бянь, это был Сянь-ван. На пятом году правления (364 г. до н. э.) Сянь-ван принес поздравления циньскому Сянь-гуну. Сянь-гун был объявлен гегемоном.

На девятом году правления Сянь-вана (360 г. до н. э.) [чжоуский ван] послал циньскому Сяо-гуну жертвенное мясо из подношений [духам] Вэнь-вана и У-вана. На двадцать пятом году правления Сянь-вана (344 г. до н. э.) правитель Цинь собрал владетельных князей в [столице] Чжоу. На двадцать шестом году правления Сянь-вана (343 г. до н. э.) дом Чжоу даровал циньскому Сяо-гуну звание гегемона [среди чжухоу]. На тридцать третьем году правления (336 г. до н. э.) [чжоуский ван] послал поздравление циньскому Хуй-вану. На тридцать пятом году правления (334 г. до н. э.) Сянь-ван послал циньскому Хуй-вану жертвенное мясо, поднесенное [духам] Вэнь-вана и У-вана. На сорок четвертом году правления Сянь-вана (325 г. до н. э.) циньский Хуй-ван стал именовать себя ваном. После этого все владетельные князья тоже сделались ванами. На сорок восьмом году правления (321 г. до н. э.) Сянь-ван скончался и на престол вступил его сын Шэнь-цзин-ван по имени Дин. Пробыв на престоле шесть лет, Шэнь-цзин-ван скончался, и на престол вступил его сын Нань-ван по имени Янь 226. Во время правления вана Наня Восточное и Западное Чжоу стали управляться раздельно. Ван Нань перенес столицу в Западное Чжоу.

[В это время] у западно-[восточно]-чжоуского У-гуна 227 умер старший сын по имени Гун. Из пяти побочных сыновей ни один не имел права занять престол. Сыма Цзянь сказал чускому вану: “Не лучше ли [наши] земли подарить княжичу Цзю и просить [вана] сделать его престолонаследником” 228. Цзо-чэн 229 сказал на это: “Нельзя! Чжоуский [правитель] не послушает вас, и ваши намерения тогда трудно [будет осуществить], а мы только отдалимся от дома Чжоу. Не лучше [211] ли [сначала] узнать у правителя Чжоу, кого он хочет поставить на престоле, чтобы он намекнул об этом Цзяню, и Цзянь тогда [как бы] попросит чуского вана распорядиться о преподнесении княжичу земель” 230. Наследником престола, действительно, сделали княжича Цзю.

На восьмом году правления Нань-вана (307 г. до н. э.) Цинь напало на город Иян 231, [войска] Чу пришли ему на помощь. Чуский ван считал, что Чжоу на стороне Цинь, поэтому намеревался напасть и на Чжоу. Су Дай, выступая в защиту Чжоу, сказал чускому вану: “Зачем навлекать на себя беду, считая дом Чжоу сторонником Цинь? Те, кто говорят, что Чжоу стоит за Цинь больше, чем за Чу, стремятся [тем самым] побудить Чжоу войти в союз с Цинь и поэтому говорят о [союзе] ”Чжоу-Цинь” 232. Если [правитель] Чжоу будет знать, что не сможет рассеять [ваши подозрения], он непременно вступит в союз с Цинь, а для Цинь это лучший способ захватить Чжоу. Действуя в ваших, ван, интересах, [в случае] если Чжоу будет склоняться к Цинь, тоже следует одобрять это; не будет склоняться к Цинь, тоже следует одобрять это, чтобы тем самым отдалить Чжоу от Цинь. [Если же] Чжоу порвет с Цинь, оно обязательно придет в [нашу столицу] Ин” 233.

[Правитель] Цинь попросил предоставить ему дорогу, лежащую между двумя Чжоу, с намерением напасть на княжество Хань. [Правитель Западного] Чжоу боялся, что, если он предоставит дорогу, ему придется опасаться Хань, если же не предоставит дорогу, то придется опасаться Цинь. Ши-янь сказал тогда правителю Чжоу: “Почему бы не послать человека сказать ханьскому Гун-шу [следующее]: ”Цинь осмеливается пройти через [земли] Чжоу и напасть на Хань [потому, что] доверяет Восточному Чжоу. Почему бы вам, гун, не отдать [Восточному] Чжоу земли и не послать заложника в Чу? [В таком случае] Цинь наверняка заподозрит Чу и не будет доверять [Восточному] Чжоу, и княжество Хань не подвергнется нападению”. В то же время [послать другого человека] сказать циньскому вану так: ”Хань настойчиво предлагает свои земли [Западному] Чжоу с целью вызвать [212] подозрения Цинь к [Западному] Чжоу, а Чжоу не смеет не принять [эти земли]”. В этом случае правитель Цинь несомненно не найдет что сказать против принятия [Западным] Чжоу земель. Так мы получим земли от Хань и не ослушаемся Цинь”.

Цинь[ский ван] вызвал к себе правителя Западного Чжоу, но тот относился неприязненно к поездке и поэтому послал гонца сказать ханьскому вану: “Цинь[ский ван] призывает к себе правителя Западного Чжоу с намерением заставить его напасть на ваш, ван, Наньян 234, почему бы вам не послать войска в Наньян? Правитель Чжоу, использовав это [в качестве предлога], отклонил бы [вызов] Цинь. [А если] правитель Чжоу не присоединится к Цинь, то Цинь, разумеется, не посмеет перейти [Хуан]хэ и напасть на Наньян”.

Когда Восточное Чжоу и Западное Чжоу начали воевать [друг с другом], княжество Хань пришло на помощь Западному Чжоу. Некто, выступая в пользу Восточного Чжоу, говорил ханьскому вану: “Западное Чжоу в прошлом было владением Сына Неба, в нем множество известных [ритуальных] сосудов и драгоценностей. [Если вы], ван, остановите войска и не выступите в поход, то окажете благодеяние Восточному Чжоу, и все ценности Западного Чжоу, несомненно, станут вашими”.

Чжоуский ван Нань сказал Чэн-цзюню 235: “...[Когда], чуские войска окружили Юнши 236, Хань потребовало от Восточного Чжоу предоставить ему солдат и зерно. Правитель Восточного Чжоу испугался и, призвав Су Дая, рассказал ему об этом [требовании]. Су Дай сказал: ”Почему вас это тревожит, правитель? Я сумею заставить Хань не требовать солдат и зерно от Чжоу, более того, я сумею приобрести для вас Гаоду” 237. Правитель Чжоу ответил: ”Если ты сумеешь осуществить [все это], то я попрошу тебя вести государственные дела”.

[Затем] Су Дай явился к первому советнику княжества Хань и сказал: ”Чуские [войска] окружили Юнши, предполагая [взять его] за три месяца, сейчас прошло уже пять месяцев, но они не могут взять город. Это [говорит о] слабости [213] Чу. Ныне вы, советник, требуете от Чжоу солдат и зерно, тем самым осведомляя Чу о своей слабости”. Первый советник Хань ответил: ”Верно. Наш посланец уже отправился” 238. [Су] Дай продолжал: ”Почему бы [вам] не передать Чжоу Гаоду?” Первый советник Хань в гневе сказал: ”То, что мы не будем требовать с Чжоу солдат и зерна, уже многое, зачем же еще отдавать Чжоу Гаоду?” [Су] Дай сказал: ”[Если вы] отдадите Гаоду Чжоу, то правитель Чжоу изменит [свою позицию] и перейдет на сторону Хань, а цинь[ский ван], услышав про это, несомненно, разгневается, обидится на правителя Чжоу и прервет с ним обмен послами. Тем самым вы взамен истощенного Гаоду приобретете целое Чжоу. Почему же не отдать [Гаоду]?” Советник сказал: ”Верно”. Так Гаоду было отдано Чжоу”.

На тридцать четвертом году правления Нань-вана (281 г. до н. э.) Су Ли сказал правителю [Западного] Чжоу: “[Армия] Цинь разбила [войска] Хань и Вэй, нанесла поражение [полководцу] Ши-у 239, на севере захватила Линь и Лиши, принадлежащие Чжао, и все это [благодаря] Бо-ци 240. Это потому, что он умело руководит войсками и ему покровительствует Небо. Ныне [Бо-ци] вновь во главе армии прошел горный проход 241 и напал на княжество Лян. [Если] Лян будет разбито, то Чжоу окажется в опасности. Почему вы, правитель, не пошлете кого-либо уговорить Бо-ци [отказаться от нападения]? Ему надо рассказать [такую историю]: ”В Чу жил [когда-то] Ян Ю-цзи, очень искусный в стрельбе из лука 242. Стреляя на расстоянии ста шагов от ивы, он на сто выпущенных стрел имел сто попаданий. Тысячи людей, наблюдавших за его стрельбой, все говорили, что он превосходный стрелок. Но один из стоящих рядом мужчин сказал: ”Прекрасно, но его еще можно учить стрелять!” Ян Ю-цзи рассердился, отбросил лук и, выхватив меч, сказал: ”Как ты, пришелец, можешь учить меня стрелять?” Пришелец ответил: ”Дело не в том, что я смогу учить вас, как поддерживать [лук] левой рукой и как сгибать правую. Вы, стреляя на расстоянии ста шагов от ивы, на сто выпущенных стрел имеете сто попаданий, но, [увлекшись стрельбой], вы не [214] отдыхаете. Пройдет немного [времени], и ваша энергия ослабнет, силы иссякнут, лук искривится, а стрелы погнутся, и тогда, если вы не попадете один только раз, все сто попаданий сойдут на нет”.

[Точно так же и вы, Бо-ци], ныне разбили [войска] Хань и Вэй, разгромили [полководца] Ши-у, на севере захватили [местности] Линь и Лиши, принадлежащие Чжао, ваши подвиги поистине многочисленны! Сейчас вы снова с войсками вышли из горного прохода, прошли владения двух Чжоу, поссорились с Хань и напали на Лян, но если одним ударом вам не удастся [достигнуть цели], то прошлые ваши подвиги окажутся забытыми. Не лучше ли вам объявиться больным и не идти в поход?”

На сорок втором году правления Нань-вана (273 г. до н. э.) Цинь нарушило договор, заключенный в Хуаяне 243. Ма Фань сказал правителю [Западного] Чжоу: “Прошу приказать княжеству Лян соорудить стену вокруг [столицы] Чжоу”. После этого он сказал лянскому вану: “Чжоуский ван заболел, если он умрет, то и мне, Фаню, угрожает гибель. Прошу разрешить мне, Фаню, поместить у вас, ван, девять треножников. Вы, приняв треножники, тем самым окажете помощь мне, Фаню”. Лянский ван ответил: “Хорошо!” - и предоставил Фаню солдат, заявив, что посылает их для защиты [Западного] Чжоу. Вслед за тем [Ма Фань] сказал циньскому вану: “Лян не думает защищать Чжоу, а, [наоборот], намерено напасть на Чжоу. Вы, ван, попробуйте послать войско на свои границы, чтобы понаблюдать [за действиями лянского вана]”.

Циньский ван, действительно, послал свои войска. Ма Фань вновь обратился к лянскому вану, говоря: “Чжоуский ван поправляется 244. [А поэтому] я, Фань, прошу позднее, когда предоставится возможность, вновь передать вам треножники. Вы, ван, сейчас послали солдат в Чжоу, отсюда у владетельных князей возникли подозрения, и к вашим дальнейшим действиям не будет доверия. Лучше прикажите солдатам заняться постройкой стены в [столице] Чжоу, чтобы скрыть истинную причину ваших действий” 245. [215]

Лянский ван сказал: “Правильно!” - и велел [солдатам] соорудить стену в Чжоу.

На сорок пятом году правления Нань-вана (270 г. до н.э.) правитель [Западного] Чжоу отправился в Цинь. Один из пришельцев сказал чжоускому Цзюю 246: “Вам лучше всего восхвалять сыновнюю почтительность циньского вана, в связи с чем преподнести его матери-государыне земли в Ин на кормление, это, несомненно, обрадует циньского вана, и у вас установятся отношения с Цинь. А если отношения ваши, станут хорошими, правитель Чжоу, несомненно, посчитает это за вашу заслугу. Если же отношения ухудшатся, то виноватым окажется тот, кто уговаривал его присоединиться к Цинь”.

А когда Цинь [собралось] напасть на Чжоу, чжоуский Цзюй сказал циньскому вану: “Исходя из ваших интересов, не следует нападать на Чжоу. Нападение на Чжоу в действительности не сулит вам выгоды, но молва об этом обеспокоит Поднебесную. А коль скоро Поднебесная, услышав [о нападении], будет опасаться Цинь, [владетельные князья] непременно устремятся на восток и объединятся вокруг Ци, а ваша армия окажется ослабленной в Чжоу. [Если же] Поднебесная объединится вокруг княжества Ци, Цинь не будет главенствовать [в Поднебесной]. В Поднебесной хотят ослабления: Цинь и поэтому уговаривают вас, ван, напасть на Чжоу. Когда же Цинь окажется перед лицом Поднебесной ослабленным, ваши приказы не будут выполняться”.

На пятьдесят восьмом году правления Нань-вана (257 г. до н. э.) три цзиньских княжества отразили [наступление] Цинь. [Правитель] Чжоу приказал своему первому советнику направиться в Цинь, но из-за того, что Цинь относилось к Чжоу с пренебрежением, [он] задержал его отъезд. Один из пришельцев сказал первому советнику [чжоуского правителя]: “Относится ли Цинь с уважением или пренебрежением [к Чжоу], это еще неизвестно, но цинь[ский ван] хочет знать о положении в трех [цзиньских] княжествах. Лучше вам побыстрее увидеться с циньским ваном и сказать ему: “Прошу разрешения сообщить вану о переменах, [происходящих] на востоке”. [216] Нет сомнения, что циньский правитель отнесется к вам с уважением, а уважение к вам означает уважение Цинь к Чжоу, таким путем дом Чжоу заручится [помощью] Цинь. [Что же касается] уважения со стороны Ци, то мы, собственно, имеем чжоуского Цзюя 247, могущего приобрести [расположение] княжества Ци, таким путем Чжоу на долгое время сохранит [хорошие] отношения с сильными государствами”. Циньский ван, поверив Чжоу, послал войска против трех цзиньских княжеств.

На пятьдесят девятом году правления Нань-вана (256 г. до н. э.) Цинь захватило Фушу близ Янчэна 248, принадлежавшее Хань. Правитель Западного Чжоу испугался, отвернулся от Цинь и заключил с чжухоу союз цзун (по вертикали) 249. Став во главе отборных войск Поднебесной, [правитель Чжоу] прошел с ними через проход Ицзюэ и напал, на Цинь, чтобы прервать связи Цинь с войсками в Янчэне. Циньский Чжао-ван разгневался и послал военачальника Цзю напасть на Западное Чжоу. Правитель Западного Чжоу после этого поспешил в Цинь, склонив голову, признал там свою вину и поднес Цинь тридцать шесть поселений с тридцатью тысячами душ. Цинский ван принял подношение и вернул правителя в Чжоу.

[Когда] чжоуский правитель ван Нань умер 250, население Чжоу бежало на восток. Циньцы захватили девять треножников и драгоценные сосуды, а западночжоуского гуна переселили в Даньху 251. Через семь лет циньский Чжуан-сян-ван [окончательно] покончил с Западным и Восточным Чжоу 252. Так Западное и Восточное Чжоу вошли в состав Цинь, и жертвы дому Чжоу больше не приносились.

* * *

Я, тайшигун, Придворный историограф, скажу так:

Ученые все говорят, что [дом] Чжоу, покарав Чжоу[-синя], обосновался в Лои, но, [если] собрать факты об этом, окажется, что это не так. У-ван строил Лои, Чэн-ван велел Чжао-гуну погадать о том, где быть столице, чтобы поместить в ней девять треножников, однако столицами Чжоу все еще [217] оставались Фэн[цзин] и Хао[цзин]. [Лишь] когда цюаньжуны нанесли поражение Ю-вану, дом Чжоу переехал на восток в Лои. [Недаром] говорят: “Чжоу-гун похоронен в Би”, а Би находилось в Дучжуне, расположенном к юго-востоку от Хао[цзина] 253. [Позднее] Цинь уничтожило Чжоу. Через девяносто с лишним лет после появления [династии] Хань Сын Неба, желая принести жертвы Небу на горе Тайшань, выехал на восток в объезд своих владений и достиг Хэнани, где нашел потомков дома Чжоу. Он даровал их потомку Цзя тридцать ли земли, титул чжоуского правителя Цзы-наня 254 и приравнял его к удельному князю - лехоу, чтобы тот совершал жертвоприношения своим предкам.

Комментарии

1. Эпоха Чжоу (XI-III вв. до н. э.) занимает в истории Китая более семи веков. Гл. 4 Сыма Цянь посвящает истории чжоуского дома, но, как и в других случаях, начинает ее с древнейших времен и описывает постепенный подъем чжоуского племени со II тысячелетия до н. э., передавая предания о нем, существовавшие в эпоху Хань.

2. В легенде о Хоу-цзи, изложенной здесь Сыма Цянем, имеются противоречия, порожденные переплетением различных преданий. Сначала говорится, что у Хоу-цзи, как и у других легендарных персонажей эпохи матриархата, отсутствует отец, появление героя связано с историей о «непорочном зачатии»; но затем Цзян Юань объявляется старшей женой правителя Ку, что соответствует более поздним представлениям периода патриархата.

Считается, что чжоуские племена пришли в речные долины Центрального Китая из западных районов. Исследуя происхождение знака цзян ***, входящего в имя Цзян Юань - прародительницы чжоусцев, современный историк Цзянь Бо-цзянь пришел к выводу, что в далекой древности иероглифы цзян *** и цян *** имели одинаковое начертание и означали название племени, занимавшегося скотоводством. На гадательных костях этот знак выглядел *** или ***, включая условное изображение барана и человека. Отсюда и вывод Цзянь Бо-цзяня: «Поскольку племя чжоу считало своей прародительницей женщину из племени цян, следовательно, оно само было ветвью этого племени...» (Цзянь Бо-цзянь, Очерки истории Китая, т. I, стр. 25).

3. Выражение ай сян ***, переведенное «узкий проулок», означает вообще тропу или дорожку, по которой перегоняли скот (см. комментарий Кун Ин-да к Ши цзину,- ШСЦ, т. 9, Мао-ши чжэн-и, кн. 5, стр. 1427). А. А. Штукин перевел: «узкий загон для скота» («Шицзин», М., 1957, стр. 354), что несколько меняет смысл.

4. Намек на качества, якобы унаследованные сыном от мифического отца-великана.

5. Об этом говорится и в Ши цзине: «...Тай как наследственный дом получил он в удел...» (ШСЦ, т. 9, стр. 1431; русский перевод см.: «Шицзин», стр. 354). Географические словари относят Тай к современному уезду Угун провинции Шэньси.

6. Сообщение историка о принадлежности Хоу-цзи к другой родовой фамилии Цзи требует объяснения, так как мать происходила из рода Цзян, отец неизвестен. Г. Хэлоун считает, что здесь отразился процесс объединения двух родственных коллективов в результате «династического» союза и канонизации Хоу-цзи в качестве общего предка-героя (J. Haloun, Contributions of the History of clan cettlement in ancient China).

Л. С. Васильев выдвинул свою трактовку, которая формулируется так: «...чжоуское племя на ранних ступенях своего развития представляло собой совокупность двух экзогамных родов (Цзи и Цзян), составлявших вместе одно эндогамное целое. Вождем в этом племени был сын женщины из рода Цзян... Позже... вожди чжоусцев, по-прежнему оставаясь сыновьями женщин из рода Цзян и считаясь потомками Хоу Цзи, принадлежали уже к роду своего отца - к Цзи» (Л. С. Васильев, Аграрные отношения..., стр. 87-95).

7. Т. е. при Яо, Шуне и Юе.

8. Сыма Цянь стремится известный ему материал легенд представить в виде конкретной картины труда и борьбы, т. е. историзует мифы и легенды. Таков и рассказ о Хоу-цзи, Бу-ку и Гун Лю, отражающий, по-видимому, сложный этап перехода чжоусцев к земледельческому труду Кажущееся правдоподобие, однако, нарушается тем обстоятельством, что Хоу-цзи как конкретная личность не мог служить всем трем легендарным правителям Яо, Шуню и Юю в течение сотен лет. Если Хоу-цзи именовать помощником Шуня, а дела его сына Бу-ку связывать с концом эпохи Ся и началом Шан, то между отцом и сыном окажется период, превышающий тысячелетие. Историк, видимо, не мог избежать подобных ситуаций для легендарных эпох.

В имени Бу-ку, как указывает Мидзусава Тоситада, в ряде списков вместо ку *** стоит ***.

9. В Ши бэнь (вариант Ван Мо, стр. 8), в Го юй и в комментариях к Ши цзину сына Бу-ку именуют Цзюй-тао. Но здесь и в 13 гл. Ши цзи (т. 2, стр. 490), а также в Хань шу (ХШ БЧ, т. 2, стр. 1392) - просто Цзюй. Можно предполагать, что первоначально существовало двойное имя, вторая часть которого могла быть со временем утрачена.

10. Реки Цишуй и Цзюйшуй - притоки Вэйхэ (см. гл. 2, прим. 96). Чжоусцы перешли в это время на юг и, переправившись через реку Вэйхэ, достигли Наньшаньских гор, где росли обширные леса. Имеется в виду использование лесных материалов - му цай ***.

11. Свидетельством такого прославления служит «Ода князю Лю» в Ши цзине, посвященная заслугам Гун-лю в улучшении земледелия и увеличении богатств народа (Шицзин, III, 2, 6, - ШСЦ, т. 9, стр. 1488-1501).

Великодушен князь - преславный Лю!
Он отдыха не знает от работ:
Межи в полях, черты границ ведет,
С полей в амбары жатву соберет...

(«Шицзин», стр. 364).

12. Из упомянутой выше оды мы узнаем, что чжоусцы поселились в Бинь еще при Гун-лю. Бинь находилось в современном уезде Сюньисянь в провинции Шэньси. Этот уезд, расположен к северо-западу от Сиани и р. Вэйхэ, на самой границе с Ганьсу. Таким образом, после переправы на юг через Вэйхэ чжоусцы должны были совершить обратный переход через Вэйхэ на север, в район нового центра Бинь.

13. Янь Ши-гу дает чтение иероглифа *** как Чи (ХШ БЧ, т. 2, стр. 1399). Имя Хуй-юя имеет различное написание. В данной главе Ши цзи, в 20 гл. Хань шу (т. 2, стр. 1400), в Го юй, в Ши бэнь (вариант Лэй Сюэ-ци, ч. I, стр. 10) стоит знак ***, в 13 гл. Ши цзи (т. 2, стр. 491) - ***, в Ши бэнь (вариант Мао Пань-линя ) ***. Лян Юй-шэн основным считает иероглиф ***, а остальные знаки неправильными дериватами последнего (ЛЮШ, кн. 2, гл. 3, стр. 3).

14. В текстах Ши цзи и Ши бэнь при общем совпадении генеалогии чжоуских правителей существуют некоторые различия в именах. К именам Гун-фэя, Гао-юя и Я-юя в Ши бэнь (вариант Лэй Сюэ-ци) добавлено по два знака: Гун-фэй Пи-фан *** Гао-юй Хоу-моу *** (или ***) и Я-юй Юнь-ду (***). Можно подумать, что это их прозвища. Но в 20 гл. Хань шу Пи-фан назван сыном Гун-фэя: И-сы (он же Хоу-моу) - сыном Гао-юя, а Юнь-ду - младшим братом Я-юя (ХШ БЧ, т. 2, стр. 1402-1404). По-видимому, в разных районах страны существовало несколько вариантов генеалогий, передававшихся устно и письменно и зафиксированных источниками.

15. Все северо-западные некитайские племена в древних источниках объединяются под общим названием жун-ди, различаясь по отдельным ветвям. Одной из этих ветвей были племена сяньюй или сюньюй, о которых упоминается также в книге Мэн-цзы (ЧЦЦЧ, т. I, Мэн-цзы чжэн и, стр. 66).

16. Перевод этих слов мы связываем с текстом Цзо чжуань, где сказано: «...Небо порождает народ и ставит ему правителя с тем, чтобы он был ему пастырем, и народ не теряет свое естество...» (ШСЦ, т. 30, стр. 1317, 14-й год Сян-гуна; об этом же т. 28, стр. 788, 13-й год Вэнь-гуна). Поэтому слово ю *** в Ши цзи по смыслу приравнено к шэн ***- «рождать, появляться» в Цзо чжуань.

17. Учитывая крайнюю отдаленность эпохи, мы выбрали нейтральный, лишенный социальной окраски перевод термина сышу ***. Дословно сышу означает «лично подчиненные, принадлежащие» и включает слуг, домочадцев, челядь и рабов. Фань Вэнь-лань понимает этот термин как «семья и личные рабы» («Древняя история Китая», стр. 68).

Переезд Дань-фу и создание на новом месте (примерно в 120-130 км к западу от современной Сиани) центра чжоусцев, получившего наименование Чжоуюань, совпадает по времени с правлением иньского вана Сяо-и и условно относится к 1327 г. (см.: Чжан Цинь, Общая история Китая, т. I, стр. 224). Этот эпизод освещен также в главе Жан-ван в трактате Чжуан-цзы (ЧЦЦЧ, т. 3, Чжуан-цзы цзи цзе, гл. 8, стр. 188).

18. Пять управлений у гуань *** следует рассматривать как самое общее указание на расширение функций власти чжоуского дома (вождя). В надписях на ранней бронзе также нельзя обнаружить четкого разграничения обязанностей между помощниками гуна. Схема Ли цзи с пятью чинами: сыту, сыма, сыкун, сыкоу, сыши, приводимая обычно в комментариях, относится уже к более развитому чжоускому государству.

19. Гу-гун Дань-фу считает одним из создателей дома Чжоу, получившим посмертный титул Тай-вана, т. е Великого вана. Его роль и заслуги воспеты в одах и гимнах Ши цзина: «Посещение храма», «Гимн Тай-вану» и др. В «Посещении храма» говорится:

Внука оставил преславный Зерно-государь -
Это Тай-ван был, великий наш предок и царь.
Он поселился на юге от Циской горы,
Шанское царство он стал подрывать в те поры.
Позже Вэнь-ван воцарился, за ним и У-ван,
Подвиг они продолжали, что начал Тай-ван.

(«Шицзин», стр. 453-454).

Археологические исследования, данные письменных источников говорят о том, что на рубеже XIV-XIII вв. до н. э. наступает новый этап в развитии чжоуского племени. Усилившиеся контакты с иньцами, выход чжоусцев в более богатые районы привели к заимствованию ими многих передовых институтов и навыков труда. Это прежде всего коснулось земледелия. Предания о Хоу-цзи, Гун-лю и Дань-фу, связанные с достижениями чжоусцев в земледелии, отражают действительные процессы истории племен чжоу.

20. Отсутствие упоминания о матери старших сыновей Гу-гуна и последующая передача ими власти младшему сыну дали основание средневековым китайским историкам высказать предположение о том, что у трех братьев были разные матери (см. комментарий Кун Ин-да к Цзо чжуань,- ШСЦ, т. 28, стр. 496).

21. Тай-жэнь была девушкой из знатного иньского рода. В оде Ши цзина говорилось:

Князем был Чжи, говорят, его средняя дочь,
Жэнь по прозванью, в Инь-Шан появилась она.
К нам она в Чжоу пришла, чтобы супругою стать,
Жить она стала в столице как Ван-Цзи жена...

(«Шицзин», стр. 332).

Дальновидный вождь чжоусцев Дань-фу понимал необходимость более крепкого союза с могущественным Иньским государством, поэтому и устроил этот брак. Установление династических межплеменных связей с домом Инь сыграло, как полагают, известную роль в росте чжоуского могущества.

22. Всех жителей южных районов называли общим словом мань***, не различая их по племенам. Название Цзин *** появилось в середине I тысячелетия до н. э. в применении к землям княжеств Чу, У, Юэ. В данном случае употреблено двойное наименование разновременного состава цзин-мань, т. е. «южные варвары в цзинских землях».

23. Цзи-ли, он же Ван-цзи и Гун-цзи, правил около тридцати лет. В Чжу-шу цзи нянь имеются упоминания о визите Цзи-ли к иньскому вану У-и, о его походах против жунов при Вэнь [У]-дине (в 1189, 1187, 1184, 1180 гг. до н. э. по традиционному исчислению). Когда же после победы Цзи-ли прибыл к иньскому вану и принес ему в дар трех пленных предводителей жунов, Вэнь-дин убил его (Чжу-шу цзи нянь, гл. 6), по-видимому, опасаясь соперничества. Все эти моменты, нашедшие отражение в тексте «Бамбуковых анналов», в Ши цзи отсутствуют.

Не до конца решен вопрос о транскрипции имен ранних чжоуских правителей и о семантике их составных частей. В китайские имена, особенно в посмертные титулы вождей и правителей, часто в качестве органических частей входят потерявшие семантическую окраску термины родства (фу, бо, цзу, чжун, шу и др.) или звания и титулы - ди (Хуан-ди, Ди-ку), ван (Вэнь-ван, Ван-цзи), гун (Гун-гун, Гун-цзи), бо (Тай-бо, Бо-и) и т. д. Второй сын или брат в семье обычно имеет в имени слово чжун *** третий сын или брат имеет в имени шу ***, а младший - цзи ***. Этот порядок отражен в именах сыновей Гу-гуна: Тай-бо, Юй-чжуна, Цзи-ли.

Ввиду трудности выделения звания, титула и термина родства из состава имени нами принят принцип включения в состав имени всех компонентов. В противном случае имя Гун-цзи, например, следовало бы передавать «гун, младший в роде».

24. Чан, получивший титул Си-бо - «Повелителя запада» и посмертно названный Вэнь-ваном - «Просвещенным царем», правил, по данным летописей, около полувека. Это были годы непрерывного роста влияния Чжоу. Укрепив армию, объединив вокруг Чжоу ряд племен и царств, Вэнь-ван сумел подготовить решающую атаку на ослабленное государство Инь.

Образ Вэнь-вана, его деяния позднее были канонизированы в древней историографии, что нашло свое отражение и в данной главе. Вэнь-вану посвящено много гимнов и од Ши цзина, что подтверждает важность роли этого чжоуского вождя в становлении чжоуской государственности.

Этот титул неоднократно упоминается и в раннечжоуских надписях на бронзе, например на сосуде Да-юй-дин *** (Го Мо-жо, Исследование надписей, стр. 13-14), причем иногда он пишется с ключевым знаком юй - нефрит. Гу Цзе-ган, исследуя Шан шу, и в частности гл. «Великое обращение», установил, что из-за сходства древних начертаний упоминаемые в Шан шу имена Нин-вана, Нин-у должны относиться тоже к Вэнь-вану («Лиши янь-цзю», 1962, № 4, стр. 35).

Упоминание Чана - Вэнь-вана во многих письменных источниках I тысячелетия до н. э. и памятниках материальной культуры позволяет считать, что в образе Вэнь-вана воплощены черты реально действовавшей исторической личности с учетом элементов преувеличения и выдумки.

25. Мы рассматриваем слова ли *** и ся *** как два глагола «уважать и склоняться» с дополнением сяньчжэ (так и у Шаванна,- МИС, т. I, стр. 217). Слово ся можно интерпретировать и как прилагательное, т. е. «мудрецы, не занимающие высокого положения».

26. Бо-и и Шу-ци - сыновья правителя царства Гучжу (подробнее см. гл. 61 Ши цзи, т. 5, стр. 2123). Царство Гучжу занимало территорию уезда Лулун в Хэбэе и уезда Чаоян в Жэхэ (словарь Ди-мин да-цыдянь, стр. 448; далее - ДМДЦД).

27. Хун-яо стал верным помощником Си-бо и позднее способствовал его освобождению из заточения. Юй-цзы, по сообщению Лю Сяна в книге Бе лу, владел землями в Чу. Синь-цзя служил иньскому Чжоу-синю, но, так как последний не следовал его советам, бежал в Чжоу и был назначен на высокий пост (Цзи цзе,- ШЦ, т. I, стр. 116).

28. Лижуны - название одного из северо-восточных племен, проживавших рядом с чжоусцами в Шэньси.

29. Юй и Жуй - названия небольших царств, соседствовавших с Чжоу, Юй находилось в современном уезде Пинлу, а Жуй - в современном уезде Жуйчэн провинции Шаньси.

30. История с посланцами царств Юй и Жуй в разных вариациях встречается во многих доханьских конфуцианских сочинениях и в более поздних компиляциях. Идиллически изображая общественный строй Чжоу, они были призваны оправдать завоевание Инь.

31. Цюаньжуны - название одного из северо-западных племен. Они назывались также цюаньи или куньи. Упоминаются в Хань шу, в Чжу-шу цзи нянь и других древних книгах.

Мисюй или просто Ми находилось на территории уезда Линтай провинции Ганьсу.

32. Царство Юй находилось в современном уезде Циньян провинции Хэнань. В Шан шу да-чжуань военные действия против царства Юй отнесены на год ранее похода на Мисюй.

33. Перенос столицы или ставки чжоуского правителя на восток рассматривается как мера подготовки Си-бо к столкновению с иньцами. Как свидетельствуют археологические раскопки и памятники материальной культуры, раннечжоуская столица Фэн находилась в 25-30 км к югу от современного города Сиань в провинции Шэньси.

34. У-ван - победитель иньцев, одна из столь же чтимых, как и его предшественник Вэнь-ван, фигур чжоуского пантеона. Правил, по традиционной хронологии, в 1027-1025 гг. до н. э. Его имя тоже пишется нередко с 96-м ключом *** (на упоминавшемся сосуде Да-юй-дин, на сосуде Не-гуй, обнаруженном в 1954 г. в Цзянсу, и др.).

35. Ба-гуа *** - восемь тройственных гуа, состоящих из возможных чередований трех цельных и прерванных черт. Из восьми триграмм удвоением рядов линий до шести были составлены 64 гуа - гексаграммы, составлявшие полный набор древних гадательных комбинаций. Восемь триграмм - символов - соотносились каждая с каким-либо явлением или понятием (небо, земля, огонь, гром, ветер, вода, горы, страна света, определенное животное, часть человеческого тела и т. д.). На основе сложных взаимосвязей между линиями, гексаграммами и соотнесенными с ними понятиями оракулы предсказывали судьбы людей.

Традиция приписывала создание восьми триграмм легендарному Фу-си, увеличение их до 64 гексаграмм и толкование комбинаций и отдельных линий - Вэнь-вану и Чжоу-гуну, а создание полного толкования к ним, известного под названием «Десяти крыльев» ***,- Конфуцию.

Символика триграмм и гексаграмм раскрывается в древней книге И цзин («Книга перемен»).

Сыма Цянь в целом воспринял созданную до него традиционную версию о роли Вэнь-вана и Конфуция в создании И цзина (см. также гл. 47,-ШЦ, т. 4, стр. 1397).

Гадания были распространены в Китае, как и у других народов, в самой далекой древности. Гадания на костях животных в эпоху Инь - самый древний из дошедших до нас обрядов. На рубеже II и I тысячелетий до н. э. появляется обряд гадания с помощью символов - комбинаций черт, который, усложняясь, складывается в определенную систему предсказаний, записанную в период Чуньцю в «Книге Перемен». Конфуций не считал И цзин выражением своих идей, и только в III-II вв. до н. э. она зачисляется конфуцианцами в число «цзинов» - канонов (подробнее см.: Ю. К. Шуцкий, Китайская классическая «Книга перемен»).

36. Согласно Ди-ван ши цзи, Си-бо стал ваном на 42-м году пребывания у власти. По Ши цзину, ему в это время было 89 лет.

Объявление Си-бо ваном при наличии законного государя являлось, нарушением установленного порядка и в некоторых комментариях осуждается (Чжэн и). Сыма Цянь, по-видимому, еще не был скован этими догмами.

37. Мидзусава Тоситада отмечает, что в десяти самых старых сунских и юаньских списках Ши цзи вместо цифры 10 стоит 7 (КЧЦБ, гл. 4, стр. 19),. так как в древних текстах цифры 10 и 7 из-за сходства в начертании, часто путаются.

38. В конфуцианском каноне Чжун юн присвоение посмертных титулов приписывается Чжоу-гуну, т. е. отнесено к более позднему времени.

В переведенном выше абзаце в четырех случаях встречается слово гай ***. Это выражает, как нам представляется, сомнение Сыма Цяня, его неуверенность в точности описываемых событий.

39. Тай-гун по имени Ван, он же Люй-шан. Подробнее о нем см. гл. 32 (т. 4, стр. 1477).

40. Слово ши *** нами в соответствии с разбивкой фразы у Гу Цзе-гана взято в глагольном значении «подражать». В японском издании: (Такигава, т. I, стр. 248) это слово отнесено к предыдущей фразе, т. е. Чжао-гун и Би-гун помогали в управлении войсками.

41. Существует два объяснения слова би: 1. Би - название звезды, которая, по древним верованиям, покровительствовала военным делам и которой перед походом обычно приносили жертвы (***- одно из 28 созвездий древней китайской астрономии). Пятая звезда созвездия называется Альдебаран - звезда альфа созвездия Тельца, красноватого цвета. Именно она могла служить объектом поклонения. Подтверждает такое толкование 60 гл. Хоу Хань шу, где рассказывается о том, как У-ван перед походом на Чжоу[-синя] принес жертвы звезде Би, прося помощи у Неба (Хоу Хань шу, гл. 60); 2. Би - это название места, где находилась могила Вэнь-вана (комментарий Цзи цзе).

42. О Мэньцзинь см. прим. 118 к гл. 2.

43. Мучжу *** или шэньчжу *** - деревянная табличка в память предка с надписью. Перед ней совершались жертвоприношения.

44. Слово чжу-цзе ***, по Ма Юну, понимается как все те должностные лица, которым государь вручал верительные бирки, свидетельства и регалии власти, облекая их известными полномочиями (ХЧКЧ, т. I, гл. 4, стр. 19).

45. В ряде древних ксилографов и списков вместо ли *** стоит ли *** (Мидзусава Тотитада указывает 15 самых древних ксилографов с таким написанием. См. КЧЦБ, т. I, гл. 4, стр. 21), что существенно не меняет смысла.

Следуя за разбивкой фраз у Такигава, слово *** чэнь мы связали с *** сяо-жэнь - «я - недостойный». Сюй Гуан указывает, что в некоторых текстах вместо чэнь стоит юй ***, что оправдывает принятый перевод. В новом издании Ши цзи слово чэнь отнесено к дэ - «добродетели», что совершенно меняет смысл фразы. В этом случае перевод должен быть: «Я не обладаю знаниями, но потому, что мои предки имели добродетельных чиновников...». Второй вариант представляется менее логичным.

46. Ши-шан-фу - прозвище Люй-шана (Тай-гун Вана), который был наставником У-вана. По объяснению ханьского Лю Сяна, это прозвище возникло в связи с тем, что У-ван считал Люй-шана своим учителем ***, почитал его превыше всех *** и относился к нему как к отцу *** (Цзи цзе).

47. Белый цвет считался символическим цветом иньского дома. Рыба, покрытая чешуей, издавна символизировала армию, одетую в латы. Притча о белой рыбе, неожиданно упавшей к ногам У-вана, по толкованию чжоуских оракулов, должна была предвещать поражение иньской армии. Красный цвет считался символическим цветом Чжоу, а огонь - стихией, покровительствующей дому Чжоу. Отсюда притча об огне и красном вороне, встречающаяся также в Чжу-шу цзи нянь. Лян Юй-шэн и Такигава считают, что эти легенды распространились в народе в начале эпохи Хань.

48. Как явствует из данной главы и из гл. 32, У-ван пошел походом на восток, чтобы заручиться поддержкой со стороны князей и вождей племен в борьбе с Чжоу-синем (т. 4, стр. 1479). Более 800 чжухоу, не дожидаясь призыва, собрались у Мэньцзиня, выразив тем, самым недовольство господством Инь. После этой военной демонстрации, не считая себя еще готовым к решительному бою, У-ван вернулся обратно. Окончательный удар был нанесен Инь только через два года.

49. Слова «повинуясь [посмертной воле] Вэнь-вана» в современном тексте не включены в прямую речь и начинают новую фразу. Однако их можно отнести и к окончанию речи У-вана (как сделал Шаванн).

50. Хубэнь ***- храбрецы, удальцы, букв. «отважные, как тигры». По Чжоу ли, это была своеобразная гвардия царя, охранявшая самого вана и его дворец (ШСЦ, т. 13, Чжоу ли чжу-шу, кн. 3, стр. 1124).

51. В древних книгах и у самого Сыма Цяня называется различная численность армии У-вана. Здесь упоминаются 3000 удальцов, в Шан-шу их только 300 (ШСЦ, т. 3, стр. 375). Здесь - 45 тыс. латников, в 69 гл. Ши цзи вся армия насчитывает 30 тыс. (ШЦ, т. 5, стр. 2247).

Из «Диалогов» Ли Вэй-гуна и других военно-исторических сочинений известно, что легкой боевой колеснице придавалось 75 человек, а тяжелой «оборонительной» колеснице - 25 человек. В комментариях к переводу трактата Сунь-цзы Н. И. Конрад пишет: «Каждой легкой колеснице придавалась тяжелая, так что основное соединение древней китайской армии состояло из двух колесниц - легкой и тяжелой - и 100 человек строевого и нестроевого состава. По этому принципу происходило все формирование армии» (Н. И. Конрад, Сунь-цзы, стр. 83). Таким образом, триста колесниц, если исходить из более поздних классических норм, требовали тридцатитысячной армии. Однако условность таких подсчетов для раннечжоуского времени очевидна.

52. Предлагаемый перевод основан на современной пунктуации, выделяющей четыре знака, следующие за словом юэ, в качестве речи самих чжухоу. В комментарии Чжэн и отмечается, что иероглиф юэ *** - «говорить» может рассматриваться и как ошибочная запись жи ***, тогда смысл фразы меняется и перевод должен быть: «все владетельные князья собрались и ежедневно являлись к У-вану без лености».

53. Сань чжэн *** в данном контексте - три основы бытия. По комментарию к Шан шу, это верные пути развития трех основ: Неба, Земли, Человека. Другое часто встречающееся значение - три системы отсчета начала года: с 11-й луны под знаком *** цзы, принятой при династии Чжоу; с 12-й луны под знаком *** чоу, принятой при династии Шан; с 13-й луны под знаком *** инь, принятой в эпоху Ся.

54. В тексте стоят слова мэй-шуан *** - «перед рассветом» и затем чжао *** - «утро». Вполне возможно, что в текстах Ши цзи и Шан шу пропущено слово «выступил, выехал» - чу ***, т. е. выступив перед рассветом, У-ван с войсками ранним утром достиг Муе.

Относительно Муе смотри прим. 120 к гл. 3.

55. Хуан-юэ *** переведено нами «желтая секира». Слово юэ писалось *** и означало, по Шо-вэнь, боевой топор на длинной рукояти (см. также: Чжоу Вэй, Очерки истории боевого оружия Китая, стр. 106). Кун Ань-го считает, что секира была отделана золотом. Но, учитывая, сравнительную бедность чжоусцев к этому времени, можно предполагать, что на ней было не золото, а желтая краска - символ стихии земли.

56. После сыту, сыма и сыкуна - троицы высших сановников (сань цин) - в тексте Ши цзи и Шан шу следуют люйя *** и ши-ши ***. По толкованию Кун Ань-го, люйя-множество второстепенных чиновников, следующих по рангам за цинами.

Однако уже в иньских гадательных надписях встречается чиновничья должность я, а в западночжоуский период - чины хоу-я, хоу-люй ***. Коль скоро термины я и люй упомянуты отдельно от слова хоу, есть основание предположить, что вначале эти два слова обозначали две должности, и только позднее я и люй стали употребляться вместе для обозначения чиновников средних рангов.

Ши-ши, судя по классификации Чжоу ли, чины, руководившие охраной дворца.

57. Указанные восемь царств - союзники У-вана, помогавшие Чжоу в разгроме Инь. Все они находились южнее и юго-западнее основных земель чжоусцев: Юн - южнее р. Хань в Хубэе, Шу - в Сычуани, Цян - в западной Сычуани, Моу и Вэй - в восточной Сычуани, Лу и Пэн - на землях Хубэя, Ганьсу и Шэньси, Пу - южнее Янцзы. Союз с этими племенами свидетельствовал об умелой политике чжоуского вана, сумевшего использовать всех недовольных иньским правлением.

58. Нами взято для со *** значение «конец, гибель». Однако в комментариях к Шан шу Ян Цзюнь-жу считает, что со может равняться си ***, ибо в И цзине в толкованиях Чжэнь-яо цы приводятся одинаковые по смыслу иероглифов пары: си-си ***, су-су ***, со-со *** которые означают беспокойство, тревогу, ошибку. Приняв это, мы должны были бы изменить перевод пословицы: «...жди неприятности дому» (Ян Цзюнь-жу, Исследование и комментарий к Шан шу, стр. 134).

59. Хуань хуань *** означает «воинственный, грозный», отсюда и перевод фразы, по смыслу которой У-ван для устрашения противника призывает воинов продемонстрировать внешнюю воинственность, игравшую в древних битвах немалую роль.

60. Слово ли *** приравнивается к чи *** - «дракон желтого цвета» (в Хоу Хань шу в аналогичной цитате употреблен знак чи).

Три иероглифа *** «юй Шан цзяо» - «...в окрестностях [столицы] Шан» (имеется в виду Чаогэ) - могут быть равным образом отнесены как к предыдущей, так и к последующей фразе, в зависимости от логического ударения. Шаванн (т. I, стр. 232) и Карлгрен в аналогичном месте Шан шу (стр. 29) остановились на втором варианте.

61. Ранее говорилось о трехстах колесницах и 48 тыс. воинов, с которыми У-ван выступил против Инь. Если учесть 4 тыс. колесниц союзных племен, вся армия У-вана могла составить 500 тыс. воинов. Таким образом, армия Чжоу-синя превышала армию У-вана на 200 тыс. человек. Разумеется, следует критически подходить к указанным цифрам, на что указали еще Лян Юй-шэн (кн. 2, гл. 3, стр. 14), Легг в переводе Шан шу (т. 3, ч. 2, стр. 315) и др.

62. Словосочетание чжи ши *** (равнозначное современному тяо чжань) означает «вызывать на бой, завязывать бой». Согласно Чжоу ли, этими действиями руководил хуань-жэнь *** (ШСЦ, т. 13, Чжоу ли чжу шу, кн. 3, стр. 1091). Аналогичный эпизод встречается и в Цзо чжуань (ШСЦ, т. 29, стр. 932). Подобные приемы ведения боя известны из древней истории многих народов.

63. Да-цзу *** нами передано в самой общей форме - «главные, основные силы». По Чжэн и, да-цзу - соединение в составе 350 боевых колесниц и 26250 воинов. Но это либо более позднее структурное построение, либо вообще умозрительный подсчет.

64. Судя по несколько отличающемуся тексту главы У чэн в Шан шу, передние ряды иньских воинов повернули оружие против своего же второго эшелона и вынудили тех бежать (ШСЦ, т. 3, Шан шу чжэн и, кн. I, стр. 386). Поэтому победа У-вана была быстрой и легкой.

В современных трудах высказывается мнение, что в армии Чжоу-синя были собраны рабы и пленные, которые восстали (см. Шан Юэ, стр. 33 .я др.).

65. О Лутае см. прим. 103 к гл. 3.

66. Перевод последней фразы зависит от избранной пунктуации. Если поставить точку после слова цун *** - «следовать», как это сделано в новом издании Ши цзи (стр. 124), то получится: «...и чжухоу все [покорились] ему, после чего У-ван направился в столицу...» Однако представляется более обоснованным рассматривать имя У-вана как дополнение к глаголу цун, а точку поставить после слов Шанго ***, что и нашло свое отражение в переводе. Так же разделен абзац у Такигавы (гл. 4, стр. 26) и у Шаванна (т. I, стр. 234).

67. Сыма Чжэнь высказал сомнение в правдивости свидетельства Ши цзи о поклоне У-вана в ответ на земные поклоны шанцев. Комментатора, смутило то обстоятельство, что У-ван, ответивший князьям лишь легким поклоном, низко склонился перед побежденным народом. Поэтому Сыма Чжэнь, а за ним Лян Юй-шэн (ЛЮШ, кн. 2, гл. 3, стр. 14) считают это ошибкой историка.

На наш взгляд, такое внешнее почтение У-вана к старейшинам иньцев могло быть рассчитано на привлечение широких масс иньцев.

68. Как показали раскопки и исследования новейшего времени, мечи, о которых здесь говорится, могли реально появиться много позднее, только во второй половине эпохи Чжоу (Чжоу Вэй, Очерки по истории военного оружия Китая, стр. 63).

69. В цитате из утраченной книги Ди-ван ши цзи, с которой знакомит энциклопедия Тайпин юй-лань (ТПЮЛ, т. I, гл. 84, стр. 398), говорится,. что головы у трупов рубил не сам У-ван, а его гуны. Лян Юй-шэн приводит любопытное описание тех же событий философом Цзя-цзы, который, в главе Лянь-юй рассказывает, что народ догнал и растерзал бежавшего Чжоу-синя, а У-ван с почетом похоронил его останки.

70. В современных текстах Ши цзи после наречия цзе, вероятно, ошибочно стоит знак цзин ***. В ряде списков XII - XIV вв. в этом месте пишется иероглиф дяо*** - «повеситься», что отвечает ходу событий и принято в переводе (см.: Мидзусава Тоситада, кн. I, гл. 4, стр. 29. Иероглиф дяо имеется в списках Ин-фан 1347 г., Нань-хуа 1195 г. и др.).

71. Хань ци *** - одно из знамен, которые несли впереди шествовавшего куда-либо правителя.

72. В 35 гл. Ши цзи он назван Цао-шу Чжэнь-до (т. 4, стр. 1563).

73. Чан-чэ ***, по комментарию к И Чжоу шу, равноценно вэйи-чэ *** - «церемониальная колесница».

74. В 33 гл. Лу ши цзя малую секиру держит Чжао-гун (т. 4, стр. 1515).

75. Предлагаемый перевод основан на традиционном членении фраз, принятом и Такигава.

Гу Цзе-ган предложил иную пунктуацию и был вынужден внести в текст дополнительно иероглиф цзо ***, что дает следующий смысл: «Прибыв на место, они встали влево от главных сил армии к югу от жертвенника, а его помощники все последовали за ним». На наш взгляд, целесообразно сохранить прежнее понимание.

76. Чистая «лунная», вода собиралась ночью при свете луны с отпотевшей стороны металлического зеркала. Ей приписывались чудесные свойства, поэтому она употреблялась при жертвоприношениях. Как сообщается в Чжоу ли, собирание такой воды входило в обязанности чиновника - сысюань-ши *** (ШСЦ, т. 14, Чжоу ли чжу шу, кн. 4, стр. 1304).

77. О вэйском Кан-шу - родном брате У-вана - см. также 37 гл. (т. 4, стр. 1589-1590). О Чжао-гун Ши говорится в гл. 34, посвященной дому Янь (т. 4, стр. 1549).

78. В 32 гл. Ши цзи (т. 4, стр. 1480) и в десяти ранних ксилографах в 4 гл. вместо имени чиновника Инь-и пишется Ши-и. Очевидно, в современном издании описка (о сунских и более поздних списках см. КЧЦБ, т. I, гл. 4, стр. 31).

79. Слово ин *** в данном контексте однозначно ин *** - «отвечать, приводить в соответствие». Это подтверждает и текст 32 гл., где поясняется, что Ши-и доложил духам об исполнении определенного Небом наказания. Трактовка Шаванна, относящая кару Инь к будущему, на наш взгляд, неточна.

Религиозные представления и идеология чжоусцев в период победы над иньцами основывались на двух духовных началах: 1. вере в Небо и «культе первых святых владык ди, представлявших волю Неба на земле (существовал ряд терминов: Тянь *** - Небо, Хуантянь *** - Великое Небо, Хуань-тянь-ван *** - Ван Великого Неба, Ди *** - Император, Владыка, Шан-ди *** - Верховный владыка, Хуан-ди *** - Великий владыка, *** - Хуан-шан-ди - Великий верховный владыка); 2. вере в духов предков - глав родов.

У чжоусцев одновременно существовали алтари духов шэцзи *** и храмы предков цзун-мяо ***.

Понятие «Небо», в представлении ранних чжоусцев, было модификацией понятия «владыка» - ди. В рассказе об У-ване в Ши-цзи ярко проявляется вера в Верховного владыку, в Небо, которое посылает свою «волю», от которой зависит существование власти и государства («История китайской мысли», т. I, стр. 86 - 87; сочинения Го Мо-жо, Цзянь Бо-цзаня и других историков).

80. В данной главе и в гл. 35 Сыма Цянь говорит о двух братьях У-вана, которым было поручено надзирать за побежденными иньцами и У-гэном, сыном Чжоу-синя (ШЦ, т. 4, стр. 1564). Но в средневековой литературе встречается сообщение о разделе иньских территорий на три части: Пэй ***, Юн *** и Вэй ***, вверенные «трем надзирателям» - сань-цзянь ***. По одной версии, третьим управителем был У-гэн, по другой - еще один брат У-вана по имени Хо-шу Чу (Ди-ван ши цзи).

81. В древних источниках встречается несколько вариантов имени Нань-гуна: Ко (в 4 гл. Ши цзи), Гуа (в Лунь юе и Хань шу), Бо-да (в Чжоу шу).

82. Цзюйцяо - название местности недалеко от столицы, где находились в иньское время склады для зерна.

83. Словосочетание мэнли *** следует отождествлять с манли *** употребленное в Хань шу в значении «простой народ, люди».

В Люй-ши чунь-цю акт раздачи зерна из Цзюйцяо и денег из Лутая мотивируется желанием продемонстрировать народу бескорыстие нового правителя У-вана (ЧЦЦЧ, т. 6, Люй-ши чунь-цю, гл. 15, стр. 161).

84. В качестве глагола в тексте стоит слово чжань ***. Шаванн переводит его в распространенном значении «выставлять» - d’exposer. Однако в гл. 32 в аналогичном месте Сыма Цянь употребляет слово цянь *** - «переносить, переместить» (оно же употреблено в Чжоу шу и Ди-ван ши цзи,- см. ТПЮЛ, т. I, гл. 84, стр. 398). Таким образом, речь идет о переносе в Чжоу треножников - символов власти. Одно из значений иероглифа чжань также совпадает с и *** - «передвигать», «перевозить» (см. комментарии Чжэнь Сюаня к Ши цзину, цит. по словарю Морохаси, т. 4), что подтверждает правильность принятого перевода.

85. Слово цзунчжу *** может быть именем или названием должности. В перечне чиновников *** Чжоу ли такой должности нет, но имеется сычжу *** - «управляющий молениями». По значению цзунчжу и сычжи могут рассматриваться как сходные.

Возможно, однако, что в тексте Ши цзи здесь ошибка. В Цзо чжуань под 4-м годом Дин-гуна находим слова чжу цзун бу ши ***. Часть комментаторов объясняет их как названия четырех чиновничьих должностей. Кун Ин-да слово чжуцзун трактует как чиновничью должность, связанную со службой духам (ШСЦ, т. 32, Цзо чжуань чжу шу, кн. 6, стр. 2203). В таком случае в тексте 4 гл. произошла случайная перестановка знаков цзун и чжу, следует писать чжуцзун ***.

86. Речь идет о том, что У-ван отпустил воинов союзных племен и примкнувших к нему князей. Основные силы чжоуской армии оставались, по всей вероятности, с У-ваном.

87. У чэн - глава под таким названием имеется в Шан шу (ШСЦ, т. 3, стр. 380-389). Часть ее воспроизведена в Ши цзи. В этой главе подведены итоги успешных военных действий против Чжоу-синя.

88. Раздача правителям царств и владений жертвенных сосудов, захваченных у иньского царя, представляла, по-видимому, одну из форм вручения инвеституры чжоуским ваном.

Под и *** или цзун-и *** понимались ритуальные сосуды, которых насчитывалось несколько типов: и ***, ю ***, лэй *** и др.

Сочинение Фэнь Инь чжи циу числится в числе утерянных глав Шан шу под более кратким названием Фэнь ци - «Распределение утвари». В сохранившейся главе Хун фань также встречается упоминание об этом событии (ШСЦ, т. 4, Шан шу чжэн и, стр. 429).

89. Современные эквиваленты указанных здесь территорий, по данным китайских справочников, таковы:

Цзяо находилось на юге уезда Шэньсян провинции Хэнань, т. е. недалеко от основных иньских поселений.

Чжу, по Ди-мин да цыдянь (стр. 741), то же, что Чжуэ в уезде Чанцин провинции Шаньдун. По мнению современного комментатора Ган-цзянь ичжилу, Чжу - это Чжуци, которое находилось в уезде Ганьюй провинции Цзянсу.

Цзи находилась в районе современного Пекина в провинции Хэбэй. Чэнь - в уезде Хуайян провинции Хэнань к востоку от Кайфына (по данным Ко ди чжи - уезд Ваньцю).

Ци - приравнивается к Юнцю в нынешнем уезде Цисянь провинции Хэнань.

Китайские комментаторы давно подметили ряд расхождений данных гл. 4 о пожалованиях с другими древними книгами. Эти расхождения сводятся к следующему;

1. В Ли цзи говорится, что Цзи было пожаловано потомкам Хуан-ди, а не потомкам Яо; Чжу - потомкам Яо, а не потомкам Хуан-ди (ШСЦ, т. 24, Ли цзи чжу шу, кн. 6, гл. 39, стр. 166). Лян Юй-шэн считает более правильным вариант Ли цзи (ЛЮШ, кн. 2, гл. 3, стр. 18).

2. По преданиям, приведенным в Люй-ши чунь-цю, потомкам Яо земли были пожалованы в Ли, а не в Цзи (как указано в Ши цзи и Ли цзи). Ли располагалось близ Чанчжи на юго-востоке провинции Шаньси, о походе У-вана против Ли упоминалось ранее.

Лян Юй-шэн считает, что из-за близости чтений ли и цзи в «Исторических записках» допущена ошибка. При этом выдвигаются два аргумента: а) район современного Пекина, где находилось Цзи, по существу, еще не мог быть освоен чжоусцами и войти в состав подчиненных им земель. Зато предгорные земли в Шаньси, где находилось Ли, располагались ближе и были завоеваны Чжоу; б) если даже предположить, что часть северных территорий находилась номинально в подчинении иньских и чжоуских ванов, тогда трудно объяснить одновременное пожалование Цзи потомкам Яо, а земель Янь - Чжао-гуну (см. ниже), что сталкивало их на общих территориях. Таким образом, текст Люй ши чунь-цю представляется более точным.

90. Указанные владения соотносятся с современными границами следующим образом: Инцю находилась в юго-восточной части уезда Чанлэ провинции Шаньдун; Цюйфу отождествляется с восточной частью современного уезда того же названия на юго-западе провинции Шаньдун; Гуань находилось в районе Чжэнчжоу провинции Хэнань; Цай - в уезде Шанцай провинции Хэнань.

Циньский комментатор Цуй Шу (1740-1816) правильно, на наш взгляд, подметил стремление древних авторов все пожалования приписать одному У-вану или Чжоу-гуну, хотя в действительности процесс этот был более длительным и был осуществлен рядом правителей Чжоу (ХЧКЧ, т. I, гл. 4, стр. 32). К такому же выводу пришел и Фань Вэнь-лань.

91. Выражение *** цзю му может указывать на вождей племен и в более традиционном смысле - на управителей подвластных земель.

92. Лян Юй-шэн, основываясь на тексте Чжоу шу, считает, что вместо бинь *** должен стоять иероглиф фэнь ***, который отождествляется им с Фэньцю *** (в уезде Сянчэн в провинции Хэнань), поскольку Фэнь[цю] находилось вблизи иньской столицы Чаогэ, оттуда только и можно было обозреть шанскую столицу - Шанъи. Бинь - центр чжоуских владений находился далеко на западе, близ Сиани, увидеть оттуда иньские земли было невозможно.

93. Под Чжоу имеется в виду чжоуская столица Хао или Фэн (Чжу шу цзи нянь, гл. 7).

94. Цифра «шестьдесят лет» противоречит данным других источников о возрасте У-вана. Считается, что У-ван умер в возрасте 94 лет, через шесть лет после победы над Инь, следовательно, в момент разговора ему должно было быть более 80 лет (Чжу шу цзи нянь, гл. 7). На это противоречие указал, в частности, Цуй Ши (Ши цзи тань юань, гл. 3, стр. 3). Однако точность цифр по отношению к периоду У-вана не может быть предметом научного спора из-за полулегендарности самого сюжета.

В Чжоу шу, Го юй, Хуайнань-цзы вместо слов милу - «лоси» встречаем иян *** - «дикие, козлы, бараны»; вместо фэйхун - «дикие гуси» - фэйхуан *** - «саранча». Существуют два толкования этих фраз, включенных Сыма Цянем в речь У-вана: а) дикие животные, птицы и насекомые наполняли поля и луга, что свидетельствовало о запустении в Инь и небрежении к хозяйству. Такое объяснение представляется весьма вероятным; б) под лосями подразумевают подлых льстецов при дворе, а под гусями - отстраненных от дел преданных мудрецов (комментарий Чжан Шоу-цзе).

95. В Ши цзи хуй чжу каочжэн слово ме *** отделено от бинь *** разделительным знаком и, таким образом, противопоставлено первой части фразы. Такой вариант, на наш взгляд, соответствует смыслу рассказа о Чжоу-сине, который уничтожал и устранял всех выдающихся советников вплоть до последних дней своей власти.

Однако в современном издании Ши цзи слово ме соединено с бинь. Такая пунктуация основывается на трактовке Сыма Чжэня, который приравнивает иероглиф *** к *** бинь - «разжаловать, отбросить». Приняв такую интерпретацию, следовало перевести: «Дом Инь не достиг большой славы, но и не был уничтожен, и так продолжалось до нынешних времен».

96. Словосочетание тянь-бао *** - «покровительство Неба» встречается в этом значении в Ши цзине (ШСЦ, т. 7, Мао-ши чжэн и, кн. 3, стр. 800).

97. Тянь-ши *** - «небесные чертоги», под которыми имеются в виду дворцы Сына Неба. Это согласуется с трактовкой Окасиро Кома и других комментаторов. Позднее такое аллегорическое название применялось, например, к Лояну.

98. В части древних списков иероглиф дин *** отсутствует, и поэтому слово лай *** связывается с западными землями. Так перевел Шаванн: «Вот то, чем я старательно занимаюсь день и ночь [сейчас], прибыв на западные земли» (МИС, т. I, стр. 242). Мидзусава Тоситада отмечает, что в восьми ксилографах, начиная с сунских, имеется иероглиф дин (КЧЦБ, гл. 4, стр. 37), который повторен и в новом издании Ши цзи. Мы перевели лао и лай, основываясь на тексте Мэн-цзы. В гл. Тэн Вэнь-гун Яо говорит: *** «заботьтесь о народе, привлекайте его (ЧЦЦЧ, т. I, Мэн-цзы чжэн и, гл. 5, стр. 228). Но в Эр-я и в комментариях к Мо-цзы лао-лай трактуется одним понятием цинь ***- «стараться, усердствовать». В этом случае перевод будет: «Я денно и нощно буду стараться, чтобы утвердить наши западные земли».

99. Саньту - горные хребты Тайханшань в Шаньси.

Весь абзац, начинающийся словами: «У-ван, собрав всех вождей и управителей...», по-видимому, заимствован Сыма Цянем из гл. Ду-и в книге И Чжоу шу. Цинский историк Цуй Шу критически отзывается о данном отрывке, подчеркивая неясность смысла и шероховатость стиля, несвойственные Ши цзи. Такигава по ряду признаков считает, что этот отрывок - более поздняя интерполяция в текст «Исторических записок» (ХККЧ, т, I, гл. 4, стр. 36). Мнение его заслуживает внимания.

100. Горы Хуашань или Тайхуашань - см. прим. 81 к гл. 2. Тао-линь - район вблизи прохода Тунгуань.

Предание о роспуске войск, собирании оружия и переводе всех боевых лошадей и обозных быков на подножное кормление встречается с еще большими подробностями в текстах Ли цзи (ШСЦ, т. 24, гл. 30, кн. 6, стр. 1667) и Люй-ши чунь-цю (ЧЦЦЧ, т. 6, гл. 15, стр. 161), откуда они и могли быть заимствованы историком. При этом везде говорится о том, что оружие завертывалось в тигровые шкуры и складывалось в хранилища. По-видимому, У-ван распустил часть самой чжоуской армии после завоевания Инь и ухода всех его союзников.

101. Ци-цзы - персонаж, известный по главе Хун фань («Великий закон») в Шан шу. У-ван, прослышав о его мудрости и составленном им «Великом законе», стал расспрашивать Ци-цзы о путях жизни государства и народа. Ци-цзы якобы пояснил У-вану, что Небо даровало Юю великий закон жизни, состоящий из девяти принципов или частей (цзю чоу ***), в которые входили принципы пяти стихий - у син ***; пяти чувств и поведений - у ши ***; восьми управлений - ба чжэн ***; пяти подсчетов времени - у цзи ***; поддержания престола- хуан цзи ***; трех добродетелей - сань дэ ***; гаданий - цзи и ***; природных знамений - шучжэн ***; пяти хороших и шести плохих качеств - у фу, лю цзи ***.

В 38 гл. Сыма Цянь почти целиком воспроизвел гл. Хун фань.

В переведенной фразе недостаточно ясна функция слова и ***, которое минским ученым Ван Ао и Лян Юй-шэном приравнивается к и *** - «долг» (ЛЮШ, гл. 3, стр. 20). Возможно, что в тексте Ши цзи какая-то описка.

102. Слово и *** - «также», в согласии с мнением Го Сун-тао (1819-1891) и контекстом, мы отнесли к глаголу «спрашивать» *** (Го Сун-тао, Заметки по «Историческим запискам», стр. 26).

103. Подробный ход гадания изложен в главе Цзинь тэн или, точнее, Цзинь тэн чжи гуй в Шан шу (ШСЦ, т. 4, Шан шу чжэн и, кн. 2, стр. 445).

Дата смерти У-вана определяется по традиционной шкале 1116 г. или 1115 г. до н. э. (если принять дату победы над иньцами-1122 г. до н. э.).

104. Сыма Цянь, учитывая характер «Основных записей», сократил описание событий этого периода. Из Шан шу и Цзо чжуань известно, что в мятеже против Чжоу-гуна приняли участие также царства Янь, Лугу и племена сюйи и хуайи. Положение Чжоу-гуна было тяжелым, но ему удалось мобилизовать необходимые для отпора силы, заручиться поддержкой Чжао-гуна и других крупных чжухоу и разбить армию восставших (35 гл. Ши цзи).

105. Сун находилось в районе Шанцю в провинции Хэнань.

В данной главе и в 38 гл. «Исторических записок» (соответственно т. I, стр. 132 и т. 4, стр. 1621) вэйский цзы назван именем Кай, а в предыдущей главе (т. I, стр. 14) и в 35 гл. (т. 4, стр. 1565) он же назван именем Ци. В литературе имеется следующее объяснение: замена Ци на Кай в имени Вэй-цзы произошла из-за табу на иероглиф Ци, входивший в имя ханьского императора Цзин-ди, правившего в 156-141 гг. до н. э. Но почему же в ряде случаев употребляются и Ци и Кай? Современный ученый Чэнь Юань объясняет это недостаточно строгим соблюдением правил о табу в ханьское время (см.: Чэнь Юань, Примеры табуированных имен в исторических сочинениях, стр. 129-130).

Судя по гл. 3 Ши цзи, Ци (Кай) был старшим сыном иньского императора Ди-и. По Мэн-цзы, Ци - дядя Чжоу-синя и сын Тай-дина (как и Би-гань).

106. «Благовещий колос» - цзя-гу или цзя-хэ ***. Считался таковым из-за того, что вырастал на двух сросшихся стеблях (см. также гл. 33,-ШЦ, т. 4, стр. 1518).

107. Слово Лу *** в древних текстах соответствовало люй *** - «изложить, объявить, сообщить». Их объединяет и общее древнее начертание ***, отмеченное в Шо вэнь. В гл. 33 Сыма Цянь на это место поставил глагол цзя *** - «прославить». По-видимому, разница между лу, люй и цзя лишь в оттенках смысла.

108. Все перечисленные здесь сочинения, за исключением двух: Гуй хэ («Передача колоса») и Цзя хэ («Благовещий колос»), имеются в сохранившемся тексте Шан шу.

109. В Шан шу отсутствует особый раздел, посвященный Чжоу-гуну, но есть гл. 13 и 14, которые повествуют о деяниях Чжоу-гуна и входят в общий раздел о доме Чжоу - Чжоу шу. Это дало основание Лян Юй-шэну считать, что в гл. 4 ошибка и вместо иероглифа гун и должен стоять иероглиф шу *** (ЛЮШ, кн. 2, гл. 3, стр. 21). Такигава полагает, что Сыма Цянь мог иметь в виду часть 33 гл. Ши цзи, где подробно рассказывается о Чжоу-гуне.

110. Оба сочинения входят в Шан шу. В До ши Чжоу-гун после переселения иньцев в Чэнчжоу обращается к ним с увещеванием и требованием мирно жить и работать: «...Вы подверглись справедливому наказанию небес. В сущности, вас следовало убить, я же сохраняю вам жизнь, и вы в благодарность за это должны стать послушными мне». В главе У и Чжоу-гун, рассказывая о мудрости и усердии иньских ванов и Вэнь-вана, предостерегает молодого Чэн-вана (ШСЦ, т. 4, Шан шу чжэн и, кн. 2, стр. 567-585).

По тексту гл. 4 получается, что оба указанных сочинения адресованы иньцам, хотя второе обращено к Чэн-вану. На эту неточность указал еще цзиньский ученый Ван Жо-сюй (ЛЮШ, кн. 2, гл. 3, стр. 22).

111. Ма Юн отождествляет должность бао с бао-ши ***, встречающейся в Чжоу ли. Функции бао-ши состояли в воспитании наследника и предостережении правителя от ошибок. Прослеживая эволюцию термина бао, Чэнь Мэн-цзя в своем исследовании надписей на бронзовых сосудах Чжоу выводит его от слова бао-му *** - «кормилица» (Чэнь Мэн-цзя, Датировка бронзовых сосудов Западного Чжоу, стр. 98). В 33 гл. Сыма Цянь употребляет для этой же должности более поздний термин тай-бао *** - «великий воспитатель» (т. 4, стр. 1519). Бао *** и ши *** в период Чжоу входили в число высших сановников правителя. Надпись на сосуде Бао-ю *** периода Чэн-вана, начинающаяся словами «Ван приказал бао...», подтверждает наличие должности бао (Го Мо-жо, Вэнь ши лунъ-цзи, стр. 320-321).

112. Царство Янь, будущая территория княжества Лу, находилось на территории современного уезда Цюйфу в Шаньдуне. Богу (в Цзо чжуань - Пугу, см. 9-й год Чжао-гуна) находилось в уезде Босин той же провинции.

В Ди-ван ши цзи отмечается, что причиной походов послужили новые мятежи хуайских и, сюйских жунов и царства Янь (ТПЮЛ, т. I, стр. 84, стр. 399).

113. Под названием Цзунчжоу фигурирует исконная столица чжоусцев Хаоцзин близ современной Сиани, она же считалась Западной столицей - Сиду.

Другой столицей, построенной после разгрома Инь, была Чэнчжоу или Лои *** в районе современного Лояна в Хэнани. Она называлась также Восточной столицей - Дунду. В 25 км от нее был создан Ванчэн - Ванский город. Считается, что первые чжоуские ваны постоянно жили в Западной столице, но собирали чжухоу в Восточной столице.

Далее в 4 гл. Чжоу-гун не упоминается. В 33 гл. подробно описываются его смерть, похороны, рассказывается, как чтили потомки его память. Имя Чжоу-гуна тесно связано со всей политикой чжоусцев (Го Мо-жо, Бронзовый век, стр. 39).

114. Чжоу гуань - глава Шан шу. В отличие от данной главы в 33 гл. Ши цзи авторство Чжоу гуань приписывается Чжоу-гуну (т. 4, стр. 1522).

115. Сишэни (или сушэни) упоминаются в числе древнейших северных соседей китайцев.

116. Глава под таким названием числится в составе утерянных глав Шан шу.

Существует несколько толкований последней фразы:

а) «Ван наградил Жун-бо»; было составлено сочинение ,,Пожаловал повеление сушэням. Здесь вводятся два самостоятельных действия (так перевел Шаванн - МИС, т. I, стр. 249). Мы приняли эту трактовку;

б) «Приказал Жун-бо написать: ”Пожаловал повеление сушэням». В этом случае слово сы *** приравнивается к слову сы-мин *** (Чжу шу цзи нянь, гл. 7);

в) «Ван выделил Жун-бо часть дани, которую привезли сушэни» (комментарий к Шан шу).

117. Гу мин - глава в Шан шу (ШСЦ, т. 4, цз. 18, стр. 659-677).. Часть фразы, начинающаяся с и ***, может быть понята двояко. В нашей интерпретации это продолжение речи гунов, которые призывают молодого вана с усердием наблюдать за государственными делами. Слово линь *** истолковывается в значении цзянь *** - «надзирать, наблюдать». Шаванн перевел последнюю фразу иначе: «...с серьезностью и искренностью [они давали ему] последние наставления [короля Чэна]» (МИС, т. I, стр. 246), Такой перевод, видимо, не точен, так как Гу мин - явно название главы.

118. Соответствующая глава в Шан шу носит более полное название: Кан-ван чжи гао (ШСЦ, т. 4, Шан шу чжэн и, кн. 2, гл. 19, стр. 691).

119. Цо *** комментаторами приравнивается к чжи ***, имеющему два значения: 1) установить; 2)отбросить, приостановить. В связи с этим может быть перевод: «наказания были установлены, [но] в течение сорока с лишним лет не применялись» либо как в предлагаемом варианте.

Чэн-ван и Кан-ван прославляются в легендах и гимнах Ши цзина как умиротворители.

Только Чэн-ван и Кан-ван - эти оба царя

Царства четыре приемлют, так ярко горя,

Светлый их свет разливается, все озаря!

(ШСЦ, т. 10, стр. 1742-1743; русский перевод: «Шицзин», стр. 421).

Это отражено и в Ши цзи.

120. Словосочетание цзо цэ *** в главе Би-гун в Шан шу передано через цзо цэ *** - приказ историографу (или нэй-ши ***) составить запись с повелением Би-гуну (ШСЦ, т. 4, стр. 696). «Разделение поселений» относится комментаторами к иньцам, которых чжоусцы якобы разделяли на покорных и бунтующих. Речь шла, вероятно, главным образом о заселении окрестностей новой столицы за счет привлечения части жителей из других районов.

121. Необычно употребление глагола цзу *** - «помереть» - по отношению к такому почитаемому мудрому монарху, как Кан-ван. Не случайно в ряде средневековых списков написано бэн *** - «почил» (Мидзусава Тоситада, кн. I, гл. 4, стр. 42). Возможно, в общепринятом тексте Ши цзи - описка.

122. В Люй-ши чунь-цю в главе Инь чу (ЧЦЦЧ, т. 6, стр. 58) говорится не об объезде владений, а о походе на царство Цзин или Чу. По сведениям Ди-ван ши цзи, моральные качества Чжао-вана были низкими и народ не любил его. Когда Чжао-ван достиг р. Хань, лодочники нарочно посадили его в склеенную лодку, которая на середине реки дала течь и развалилась. Ван утонул. Труп его вытащил телохранитель Синь Ю-ми.

Шаванн перевел слова ци цзу ***- «его солдаты», по всей вероятности, считая, что охрана скрыла обстоятельства гибели вана.

123. Традиционно считается, что Му-ван правил 55 лет (с 1001 по 947 г. до н. э.), хотя это маловероятно, учитывая его возраст к началу правления.

Знак ***, употребляемый Сыма Цянем в Ши цзи (писался и ***), соответствует более позднему иероглифу *** цзюн (Кан-си цзыдянь, стр. 928).

Глава Цзюн мин помещена в Шан шу (ШСЦ, т. 4, гл. 19, стр. 704). Там сказано, что Му-ван назначил Бо-цзюна на должность тайпучжэна ***. Согласно Чжоу ли, тайпу (или тайпучжэн) по своим обязанностям соответствовал главному церемонимейстеру двора: он следил за одеждой вана, объявлял о его выходе, докладывал о делах, подавал лук и стрелы на охоте и т. д. (ШСЦ, т. 13, Чжоу ли чжу шу, кн. 3, стр. 1128-1132).

Смысл фразы недостаточно ясен, так как слово тайпу оторвано от имени Бо-цзюна.

124. Цзи-гун Моу-фу, по мнению Вэй Чжао, был одним из потомков Чжоу-гуна, которому принадлежало владение в Цзи (в Хэнани).

125. Слова гимна заимствованы Сыма Цянем из Ши цзина - гимн Ши май (ШСЦ, т. 10, стр. 1742). Мы воспроизвели русский перевод А. А. Штукина («Шицзин», стр. 420). Вэнь-гун - посмертное имя Чжоу-гуна, которому приписывается составление этой песни.

Слово ся *** в ряде комментариев объясняется через да *** - «большой, великий». Тогда смысл будет: «Я излагаю славные добродетели и возвеличиваю их здесь».

126. Сравнение с Шан шу дает ключ к переводу всего отрывка. В гл. Да Юй мо встречаются выражения чжэн дэ, ли юн, хоу шэн ***. Кун Ин-да в комментарии к этим словам указывает, что «добродетели выправлялись» для того, чтобы руководить низшими; орудия использовались для умножения богатств; а жизнь улучшалась, чтобы можно было кормить народ. В гармоническом сочетании трех действий комментатор видит пример умелого управления (ШСЦ, т. 3, стр. 129). Слово *** сын в гл. 4. приравнивается к шэн *** в Шан шу в значении «жизнь».

127. Последняя фраза отнесена к одному Бу-ку, как логически вытекает из всего абзаца, хотя выражение и ши - ряд поколений, позволяет дать более широкое толкование и отнести добродетели ко многим ванам.

128. Пояс земель бинь-фу (Го юй, гл. I) принадлежал пяти рангам знати: хоу, дянь, нань, цай, вэй ***. В гл. 2 Сыма Цянь употребил вместо бинь-фу термин суй-фу ***. Поскольку в остальных частях схема поясов совпадает, термины суй-фу и бинь-фу по значению совпадают: «земли, несшие повинности умиротворенных подданных»» О поясах см. стр. 157-158.

129. Вся схема построения государства, встречающаяся в Го юй к Чжоу ли, описана историком в 2 гл. Перевод названий зон объяснен в прим. 130-136 к той же главе.

Полную надуманность схемы пяти поясов у-фу *** показал Цзянь Бо-цзань, который писал: «Когда изучаешь это сказание о ”пяти фу”, то прежде всего находишь его в главе Юй гун в Шан шу. Оно, вероятно, является подделкой конфуцианцев периода Чжаньго... Фактически территория в начале эпохи Чжоу не была столь обширной и не могла быть столь упорядоченной и размежеванной. Более того, сказание о ”пяти фу” распространяет пояс, населенный жунами и ди, на территорию в пятьсот ли вне пояса, населенного мань и и, что еще более не сообразуется с действительным положением. Земли вана цзи находились у западночжоуского правителя в Шэньси, причем в этих владениях жили и жуны и ди, а племена мань и и были разбросаны по реке Хуайхэ и в горах Тайшань, а также далеко в южных владениях. Трудно себе представить большее искажение фактического положения...» («Очерки истории Китая», т. I, стр. 306).

130. В аналогичном тексте Го юй вместо слова шунь *** стоит сюнь *** - «поучения» и отсутствует последний иероглиф сы ***. Это дало основание Лян Юй-шэну (ЛЮШ, кн. 2, гл. 3, стр. 25), а за ним и Такигава считать вторичное употребление сы ошибкой или опиской.

Все поименованные в Ши цзи жертвы и дары мы находим также в Хань шу с более детальным описанием мест принесения жертвоприношений (ХШБЧ, т. 7, гл. 73, стр. 4660-4661).

131. Нетрудно заметить, что описание идеальных ванов Чжоу, якобы не прибегавших к силе, не согласуется с историей. Правы авторы «Всеобщей истории китайской мысли», когда пишут: «Политика эпохи Чжоу отнюдь не сводилась к разговорам о добродетелях, как это представляют их потомки. Фактически чжоусцы с начала и до конца превыше всего ставили покорение с помощью военной силы. С тех пор как чжоуские племена пришли на восточные территории, уничтожили Иньское государство, подмяли царство Янь, вплоть до походов на южные земли и на племена сяньюев - это был единый путь, проложенный убийствами» (Чжунго сысян тун-ши, стр. 99).

132. По мнению Сюй Гуана, Вэй Хуна и комментатора Го юй Вэй Чжао, Да-би и Бо-ши были вождями племен цюаньжунов.

133. Цюаньжуны, по идеальной схеме Чжоу ли, жили на землях хуанфу и лишь периодически должны были представлять вану соответствующие подарки. Поэтому обвинение вождей этих племен в отказе предоставлять дары для сезонных жертвоприношений, относящихся к другой зоне, рассматривается мудрым советником как нарушение установленного порядка.

Перевод последней части фразы может быть различным. Для слова дунь *** мы, как и Вэй Чжао в Го юй, выбираем значение «поражение», Юй Юэ приравнивает дунь к пилао - «ослабеть, утомиться» (ХЧКЧ, т. I, стр. 276). Более далеким от текста представляется перевод Шаванна: «Я опасаюсь, Ваше Величество, что Вы не восстановите ущерба». Современный историк Фу Гэн-шэн в комментариях к избранным главам Го юй понимает слово *** ван как название обязанности являться ко двору. В таком случае перевод будет: «И тогда разве не прекратятся представления вану [с дальних земель]?» («Избранное из Го юй», стр. 4).

134. Цинский ученый Ван Юань-сунь (Го юй фа чжэн, гл. I, стр. 101) считал, что Шу-дунь - имя вождя цюаньжунов. Он основывался, в частности, на том, что в Бэй ши (гл. 61) и в Тан шу (гл. 147) упоминается селение Шудунь в качестве столицы племен туйюхунь (к северу от гор Симаньтоу в провинции Ганьсу). В селении ранее располагались племена цюаньжунов, которые назвали этот пункт в честь своего вождя Шу-дунь. К суждению Ван Юань-суня присоединились Шаванн, Такигава и другие ученые, оно нашло отражение и в нашем переводе.

135. Японский ученый Камэн Ику высказала мнение, что первая часть предложения содержит мысль о следовании Шу-дуня по пути прежних добродетельных вождей цюаньжунов: Да-би и Бо-ши (ХЧКЧ, т. I, стр. 276-277).

136. Вся речь Цзи-гуна Моу-фу с изменениями в отдельных знаках совпадает с текстом речи, помещенной в Го юй. В Г о юй добавлены слова: «Ван не послушался...», которых в Ши цзи нет. Поэтому нами в переводе введено слово «все-таки».

137. У цы *** - «пять признаков», по которым устанавливают степень виновности обвиняемого. Комментатор Шан шу Сунь Синь-янь (1753 - 1818) в Шан шу гу-цзинь чжу шу отождествляет выражение у цы с у шэн ***, или у тин *** в Чжоу ли (ШСЦ, т. 14, Чжоу ли чжу шу, кн. 4, гл. 35, стр. 1245 - 1246). Это же выражение у тин мы встречаем и в главе о наказаниях в Хань шу (ХШБЧ, т. III, гл. 23, стр. 1990). По речи обвиняемого ***, по его лицу ***, по его дыханию ***, по восприятию вопросов *** и по взгляду *** судьи делают заключение о его виновности.

138. В соответствии с толкованием Гу Цзе-гана, у го *** - «пять проступков» отнесены нами к ошибкам и нарушениям закона судейскими должностными лицами. Они заключаются в злоупотреблении властью, искажении показаний, семейственности, в получении взяток и использовании приятельских отношений. Шаванн отнес все это к обвиняемым (МИС, т. I, стр. 262), но такая трактовка нарушает, на наш взгляд, весь ход поучений.

139. По мнению Сюй Гуана, знак *** читается шуа и равнозначен хуань ***. Кун Ань-го разъясняет, что хуань - слиток из меди весом в шесть лян.

140. В соответствующем абзаце Шан шу иероглиф *** си (или - шай) после *** пэй отсутствует, в некоторых ксилографах Ши цзи его также нет. По-видимому, имеет место случайная вставка, так как от наказания к наказанию откуп равномерно увеличивается.

141. В Шан шу в этом месте - 600 шуа.

142. Эпизод, связанный с составлением законов при Му-ване (правившем, по традиционной хронологии, в 947 - 928 гг. до н. э.), в доханьских источниках относится к деятельности либо Люй-хоу, *** либо Фу-хоу ***. Глава в Шан шу называется Люй син - «Кодекс наказаний Люй-хоу» (ШСЦ, т. 4, Шан шу чжэн и, кн. 2, стр. 707 и далее). Так же именует наказания Мо-цзы (ЧЦЦЧ, т. 4, Мо-цзы сянь гу, гл. 2, стр. 41). В Сяо цзин указанный кодекс именуется Фу син и приписан Фу-хоу (ШСЦ, т. 37, Сяо цзин чжу шу, гл. 1, стр. 47).

Обычно в комментариях эти два персонажа идентифицируются. Цуй Шу считает, что иероглифы люй и фу в древнее время взаимозаменялись и появление двух знаков - вольность переписчиков.

Раннечжоуский период, естественно, не мог располагать столь развитой системой законодательства, как об этом сообщает гл. 4. Лишь постепенно разрабатываются соответствующие уложения, вводится система наказаний и откупов от них. Возможность откупов за крупные суммы появилась с развитием денежного обмена, сосредоточением богатств у знати. Го Мо-жо считает, что «[глава Люй син] представляет собой уголовный кодекс, составленный в период Чуньцю каким-нибудь ваном из царства Люй и позднее литературно обработанный конфуцианцами. То, что в царстве Люй были ваны, подтверждается наличием среди ритуальной утвари ”Чайника Люй-вана для наложниц”...» (Го Мо-жо, Философы Древнего Китая, стр. 7). Лишь в книгах периода Чжаньго встречаются подробные описания истории создания законодательства (Цзо чжуань,- ШСЦ, т. 31, стр. 1744-1747), перечисления видов наказаний и статей законов (Чжоу ли,- ШСЦ, т. 14, Чжоу ли чжу шу, кн. 4, гл. 36, стр. 1279-1280). Это говорит о том, что Сыма Цянь скорее всего рассказал в гл. 4 о законодательстве периода Чжаньго (это предположил и Хулсве. См.: Remnants, стр. 6).

143. Ранее Сыма Цянь сообщил, что Му-ван пришел к власти в возрасте 50 лет. Получается, что прожил он 105 лет. Те же мало правдоподобные цифры приведены в Шан шу (ШСЦ, т. 4, стр. 709).

В ряде источников (Го юй и Ши бэнь) Гун пишется не ***, а ***, а вместо и *** в имени стоит и ***.

144. Под словом бэнь***, если исходить из описания бракосочетаний в Чжоу ли (ШСЦ, т. 14, Чжоу ли чжу шу, кн. 2, гл. 14, стр. 514), имеются в виду браки, заключаемые весной, без свах и общепринятых церемоний (см. также перевод Бийо Le Tcheou-li, т. 1, стр. 307). В Го юй Вэй Чжао отмечает, что эти три девушки были из одного рода. Слова матери: «Народ дал тебе красавиц»,- позволяют предположить, что три девушки были присланы Кан-гуну в дар в качестве наложниц, в этом случае не требовалось каких-либо церемоний.

145. Для слова юй *** в данном случае, по аналогии с тянь *** и син ***, выбрано глагольное значение: «использовать, принять [прислужниц или наложниц]».

146. И в титуле И-вана в Ши-цзи пишется ***, в надписях на сосудах *** (см. надпись на сосуде Гэ-бо-гуй ***, приведенную в работах Ло Чжэнь-юя «Собрание надписей на древних сосудах трех эпох», гл. 9, и Го Мо-жо «Исследование и анализ системы надписей и рисунков на бронзовых сосудах обоих чжоуских государств», кн. 2).

Цзянь *** в имени И-вана в Ши-бэнь и других источниках пишется обычно как ***.

147. Лян Юй-шэн предполагает здесь ошибку, указывая, что один из предков чжоуских правителей, Гун-фэй, тоже носил имя Би-фан.

Слово фу ***, по нашему мнению, подчеркивает стремление чжухоу быстро исправить нарушение установившейся системы престолонаследия от отца к сыну, что и передано по-русски словами «как и следовало».

148. Жуйский сановник Лян-фу принадлежал к чжоускому роду Цзи. Земли Жуй находились на территории современного уезда Жуйчэн провинции Шаньси.

149. По традиционным конфуциансиям толкованиям, шан *** понимается как «небесные духи» ***, а ся *** - как «народ», байсины. Представляется, что здесь нужно толковать шан как власть имущих, а ся как простых людей, ибо богатства использовались как первыми, так и вторыми, хотя и в разной пропорции.

150. Здесь приведен отрывок из «Гимна Государю-зерно» (Ши-цзин, IV, I, 10).

Перевод Штукина таков:

О, просвещенный Зерно - Государь!
Смогший быть небу подобным,
Зерном одарил ты народ наш,
Такого, чего не достиг бы ты, - нет ничего.

(«Шицзин», стр. 422).

151. Последняя строфа взята из «Оды Вэнь-вану» (Ши цзин, III, 1, 1). Перевод дан в согласии с трактовкой Вэй Чжао соответствующего отрывка из Го юй (раздел Чжоу юй, гл. 1, стр. 50). Стихотворный вариант Штукина передает иной смысл: «Небо свои ниспослало на Чжоу дары» (стр. 329), с которым мы не согласились.

152. Для самого раннего периода Чжоу с его неразвитой системой общественных отношений слово гожэнь *** может быть с полным правом истолковано как «население страны» (так, например, передает и Шаванн: les gens du royaume, - МИС, т. I, стр. 271). В современной науке уже сделаны попытки более точно раскрыть социальное значение этого термина в эпоху Чжоу. Значительное число китайских историков (Фань Вэнь-лань, Ян Куань, Шан Юэ и др.) под гожэнь понимают жителей городов или столицы, в основном ремесленников и торговцев. Гожэнь считаются относительно свободными и играющими определенную роль в делах царств. Другие ученые (Сы Вэй-чжи, Гране и др.), наоборот, полагают, что гожэнь - это свободные земледельцы или что это высшая и средняя прослойка знати (Ван Юй-цюань, Интерпретация Юань-тянь, - «Лиши яньцзю», 1957, № 4). Эту же проблему исследуют некоторые японские синологи.

153. Датировка событий эпохи Чжоу в Ши цзи дается с периода Гунхэ, т. е. с 841 г. до н. э. (см. гл. 14, стр. 512). Однако, как замечает Лян Юй-шэн, в Го юй, откуда заимствован данный текст, даты не указаны. Таким образом, не ясно, откуда взяты некоторые факты: «пробыл на престоле 30 лет», «на 34-м году правления». В Чжу-шу цзи нянь дается иная датировка, по которой Ли-ван приблизил И-гуна в первый год своего правления, запретил разговоры на 8-м, бежал в Чжи на 12-м, а умер на 26-м году правления. По традиционному исчислению, Ли-ван пришел к власти в 857 г., а сменил его Сюань-ван в 827 г. до н. э., т. е. насчитывается всего 30 лет его номинального правления. Может быть, цифры 30 и 34 в 4 гл. - позднейшая интерполяция.

154. Леши *** - в период Чжоу общее название чиновников трех больших разрядов: высшего - шан-ши ***, второго чжун-ши *** и третьего - ся-ши ***.

155. Здесь, как и в предыдущих главах, проводится мысль о необходимости собирать в стихах и песнях мнения народа о правителе и о недостатках управления. Ясно, что реально существовавшие правители Чжоу на самом деле были далеки от такого идеала.

Гу *** - слепцы, которые собирали и должны были исполнять перед ваном песни, отражавшие в какой-то мере оценку правления и власти. В некоторых ксилографах вместо цюй - «песня» стоит иероглиф дянь *** - «правила», что комментаторами признается ошибкой (ЛЮШ, кн. 2, гл. 3, стр. 28; Мидзусава Тоситада, кн. 1, гл. 4, стр. 51).

156. Слово соу *** буквально означает «слепец, слепой». По объяснению комментатора Го юй Дун Цзэн-лина (Го юй чжэн и) речь идет о почтенных старых людях, которые, однако, еще не потеряли полностью зрения. Отсюда и наш перевод «подслеповатые почтенные старцы».

157. Поскольку уже шла речь о слепцах и старцах, логично рассматривать последние восемь иероглифов как некое обобщение сказанного. Следуя в этом толкованию Фу Гэн-шэна («Избранное из Го юй», стр. 7), мы добавили слова «таким образом».

158. Существуют две интерпретации последней фразы: одна толкует юй *** как цун *** - «следовать», другая - как служебное слово, а выражение «нэн цзи хэ?» *** передает «как долго?». В первом случае перевод таков: «Как много людей смогут последовать за Вами?» У Шаванна, как и у нас, принят второй вариант: «Долго ли все это может продолжаться?» («Comment cela pourrait-il durer longtemps?», - МИС, т. I, стр. 274).

159. Чжи *** - по одним данным, местность у гор Хошань в уезде Хундун, по другим - пункт Чжичэн в уезде Хосянь в провинции Шаньси.

Восстание чжоуского населения (в первую очередь гожэнь) против жестокого и разорительного правления Ли-вана и его фаворита жунского И-гуна произошло, как считают, в 841 г. до н. э. Оно расценивается современными историками как первое крупное массовое восстание против господствующей власти, отмеченное в китайских источниках.

По Цзо-чжуань, не сам Ли-ван бежал, а восставшие сослали его в Чжи (ШСЦ, т. 32, Чунь-цю Цзо чжуань чжэн и, кн. 6, стр. 210).

160. Эту фразу можно понять и иначе: «Не подумает ли ван, что я ропщу и сержусь на него?». Такой перевод тоже логичен и связывается с последующими фразами.

161. Ли-ван был свергнут в 841 г. до н. э. Большинство китайских ученых считают последующие 14 лет периодом правления двух гунов. Но в некоторых источниках говорится о том, что власть была передана Гун-бо Хэ (Чжу-шу цзи нянь, цз. 8, стр. 22; Чжуан-цзы,- ЧЦЦЧ, т. 3, гл. 8, стр. 193; Люй-ши чунь-цю,- ЧЦЦЧ, т. 6, гл. 21, стр. 275). Гун-бо Хэ, правда лишь в качестве местного правителя, упомянут и в Хань шу (ХШБЧ, т. 2, стр. 1438), сообщается, что его земли располагались вблизи княжества Вэй. В этой связи ряд историков (Янь Ши-гу, Лян Юй-шэн) высказали сомнения в правдивости рассказа о периоде Гун-хэ, поскольку само слово Гун-хэ выглядит как название годов правления - системы, тогда еще не существовавшей.

Современные историки расходятся во мнениях по этому вопросу. Фан Вэнь-лань критикует версию о правлении Гун-бо Хэ: по его мнению, к власти не мог прийти, минуя все промежуточные стадии, сын местного князя («Древняя история Китая», стр. 97). Шан Юэ признает факт правления Гун-бо Хэ («Очерки истории Китая», стр. 37). В Цзо чжуань сказано: «Чжухоу, освободив место вана, сами в период междувластия стали управлять делами. А когда Сюань-ван стал разумным, передали управление ему» (ШСЦ, т. 32, стр. 2102). Это можно трактовать как указание на коллективное правление знати чжоуского государства - свидетельство живучести ранних коллективных форм управления.

Сыма Цянь принял традиционную схему, первую из рассмотренных выше. История падения Ли-вана, стремившегося усилить эксплуатацию населения (главным образом общинников), а также история последующего 14-летия - периода правления регентов, по мнению современных историков, неоспоримо свидетельствует о росте классовой борьбы в чжоуском обществе.

162. Упоминание о приезде луского гуна - правителя крупного княжества, означает, по-видимому, признание власти чжоуского Сюань-вана на востоке. Как повествуют хроники, У-гун прибыл с двумя сыновьями: старшим Ко и младшим Си. Сюань-вану больше понравился младший, и он, не слушая советников, поставил его у власти в Лу после смерти отца. Это привело к междоусобной борьбе в княжестве и падению престижа дома Чжоу (подробно об этом см. в 33 гл. Ши цзи, т. 4, стр. 1527-1528).

163. *** цянь-му, букв. - «поле в тысячу му». По мнениям современных ученых, цянь-му было большим общественным полем, доход с которого шел на нужды храмов и жертвоприношения. Ван проводил торжественный обряд начала полевых работ и вспахивал первую борозду (подобные обряды известны и в истории древнего Шумера, Иберии и других стран). Считается, что к периоду Сюань-вана обычай этот утратил свое прежнее значение, как и вся система общественных земель и совместной их обработки.

164. Цзя Куй считает Вэнь-гуна потомком Го-чжуна, младшего брата матери Вэнь-вана, правившего Западным Го. Вэй Чжао называет его потомком Го-шу, другого брата матери Вэнь-вана, правившего Восточным Го (оба они упоминаются в Цзо чжуань,- ШСЦ, т. 28, стр. 496). Отказ от традиционных работ «на поле в тысячу му» рассматривался как нарушение древних патриархальных обычаев.

165. Цяньму - в данном случае название пункта в современной провинции Шаньси на юге уезда Цзесю (Цзо чжуань,- ШСЦ, т. 27, стр. 231; см. также ДМДЦД).

166. По толкованию Вэй Чжао, под южными царствами понимаются территории между реками Хань и Янцзыцзян, где Сюань-ван набрал войско после потерь, понесенных в битве с цянскими жунами при Цяньму.

167. Чжун Шань-фу - наставник Сюань-вана, сын луского князя. Ему посвящена ода в Ши цзине (III, III, 6). В Го юй он называется фаньским - видимо, по принадлежащим ему землям.

Попытки подсчитать хотя бы часть населения делались и до Сюань-вана. Однако, как свидетельствуют древние источники (Лунь юй, гл. Сян дан, Чжоу ли, раздел Ди-гуань сыту), о численности населения судили обычно по записям на дощечках, по явке на общее поле и по войскам, выставляемым местными правителями для походов чжоуского вана. Каждые три года сравнивались полученные данные - и таким образом определялось примерное число взрослых людей в том или ином владении. Все это служило фискальным целям, а также набору солдат, осуществлявшемуся чжоуским доменом. Более точный учет людей на основе переписи был встречен отрицательно представителем чиновничества Чжун Шань-фу. За ним стояли, по всей вероятности, местные правители и вожди племен, не заинтересованные в точном учете числа своих подданных, а также старейшины родов, которые видели в этих «новшествах» ущемление своих прав и нарушение традиций. Однако Сюань-ван осуществил учет населения, сломив сопротивление этих сил.

168. В Чжу-шу цзи нянь и Мо-цзы приводится легенда о казни Сюань-ваном безвинного чиновника Ду-бо, который через три года на белом коне, в красном одеянии появился во время царской охоты и из лука застрелил вана (гл. Мин гуй, часть III,- ЧЦЦЧ, т. 4, стр. 139). Эта же легенда приведена в комментарии Чжэн и на основании утраченных ныне летописей Чжоу чунь-цю.

В современной исторической литературе на основании данных Ши цзина и других древних памятников Сюань-ван (827-781) считается мудрым правителем, осуществившим ряд реформ и успешно воевавшим с инородными племенами (см., например: Фань Вэнь-лань, Древняя история, стр. 103). Более того, отдельные историки считают период правления Сюань-вана переломным для всего общественного строя Китая того периода. Так, Ли Я-нун полагает, что Сюань-ван освободил рабов и в результате общество начало совершать переход к феодализму (Ли Я-нун, Западное и Восточное Чжоу, стр. 106-115).

По изложению Сыма Цяня можно заключить только, что историк не одобрял некоторых действий Сюань-вана. Общая оценка этого правителя отсутствует.

169. Имя Ю-вана Хуан в различных источниках пишется по-разному (***). Лян Юй-шэн утверждает, что его имя должно писаться Гун-шэн *** (кн. 2, гл. 3, стр. 30). Это написание принято в новом издании Ши цзи.

170. Трехречье, по Сюй Гуану, охватывало районы рек Цзиншуй, Вэйхэ и Лохэ в центре чжоуских владений.

171. У древних народов, как свидетельствуют данные этнографии, существовали ритуальные праздники, обрядовые (иногда оргаистические) процессии, в которых большую роль играли магико-тотемистические акты. Считалось, что обнаженные женщины обладают магической силой в борьбе со злыми силами и духами. Поверье, согласно которому обнаженная женщина могла противодействовать слюне дракона, представлявшей темные силы, вероятно,- отражение этих далеких ритуалов.

172. В тексте стоит знак цзи ***, означающий шпильку, которой девушки закалывали волосы при достижении зрелого возраста (15 лет).

173. Рассказанная Сыма Цянем легенда о необыкновенном происхождении Бао-сы и о ее влиянии на судьбы царства Чжоу широко распространена в доханьской литературе. Уже в Ши цзине говорится: «Не в небесах источник смут, а в женщине причина тут...» (Ши цзин, ода «Царю Ю-вану», III, III, 10, стр. 406). Подробно эта притча изложена в Го юй (ГЮ, гл. 16, стр. 187), откуда она и могла быть заимствована историком.

174. Сигнальная вышка - коническое сооружение из камней или кирпича, на котором разжигался огонь. О действиях Ю-вана, связанных с ложными сигналами, подробно рассказывается в Люй-ши чунь-цю (ЧЦЦЧ, т. 6, Люй-ши чунь-цю, гл. 22, И-сы, стр. 289).

В соответствии с данными Ши цзина (II, IV, 9), при Ю-ване во время описываемых событий произошло затмение солнца - знамение, предвещающее бедствие. Как показывают современные подсчеты, затмение действительно было на шестом году правления Ю-вана, точнее 29 августа 776 г. до н. э.

175. Цзэн - название царства, располагавшегося на северо-востоке уезда Исянь провинции Шаньдун.

В Го юй - говорится только о сижунах, т. е. западных жунах. В Ши цзи - четыре иероглифа си и цюаньжун, которые в современном тексте не разделены запятой и могут трактоваться как одно сложное понятие. Тогда иероглиф и *** можно понимать в общем смысле «варвары», считая его эквивалентом знака жун. Однако в тексте Такигава слова си и и цюаньжун разделены запятой, что делает возможным передачу этого комплекса двумя понятиями «западные и» и «цюаньжуны» (так перевел Шаванн -МИС, т. 1, стр. 285).

176. Гора Лишань находится вблизи современного Сианя в провинции Шэньси.

177. В изложении событий, связанных с гибелью Ю-вана и воцарением Пин-вана, имеются неясности. Странным представляется сам союз против Ю-вана, в который одновременно входили Шэнь-хоу, владевший землями в Хэнани, Цзэн-хоу, владевший землями в Шаньдуне, и племена цюаньжунов на западе. Такая коалиция требовала очень долгих переходов войск, особенно с востока, и немалых усилий по координации действий разнородных частей, разобщенных другими владениями. С другой стороны, если Ю-ван был свергнут с помощью западных полукочевых племен цюаньжунов, то почему его преемник Пин-ван сразу же переместил столицу на восток? Под угрозой бывших союзников? По-видимому, в этих рассказах не все реально.

178. Фанбо *** - широком смысле «местные правители». Уже в надписях на иньских костях встречаются термины фанбо *** и банбо ***, указывавшие обычно на вождей окружавших Инь племен. В надписях на сосудах и в древних книгах чжоуского периода (Шан шу, гл. Чжао гао, Цзю гао и др.) также упоминаются банбо и фанбо. В Ли цзи поясняется, что «за тысячу ли [от столицы] ставили фанбо...», т. е. речь идет о правителях дальних земель (ШСЦ, т. 20, Ли цзи чжэн и, кн. 2, гл. II, стр. 518).

179. Согласно Чунь-цю, являющейся летописью княжества Лу, 722 г.- год прихода к власти Инь-гуна, считается началом нового периода китайской древней истории, известного под названием Чунь-цю - «Весны и осени». Конец этого периода относится к 14 году правления Ай-гуна - 481 г. до н. э. Некоторые современные труды относят начало периода Чунь-цю к 770 г. до н. э., т. е. к моменту переселения Пин-вана на восток.

180. Более подробно этот эпизод изложен в Цзо чжуань (ШСЦ, т. 27, Чунь-цю Цзо чжуань чжэн и, кн. 1, стр. 171). Княжества Чжэн и Цзинь помогли в свое время Пин-вану перебраться на восток, но с приходом Хуань-вана к власти взаимоотношения Чжоу с Чжэн ухудшились. Поэтому приезд Чжэн-бо (он же Чжуан-гун) означал попытку улучшить взаимоотношения. Но чжоуский ван отнесся к чжэнскому князю с пренебрежением, в ответ на что тот пригрозил больше не являться ко двору.

181. В Цзо чжуань говорится о просьбе чжэнского князя освободить его от жертв горе Тайшань и разрешить ему приносить жертвы Чжоу-гуну. В связи с этим был послан чиновник по фамилии Юань *** с поручением отдать княжеству Лу земли Пэн вблизи Тайшаня, обменяв их на поля в Сюй (ШСЦ, т. 27, Чунь-цю Цзо чжуань чжэн и, кн. 1, стр. Г/7). В тексте Ши цзи стоит, однако, другой знак юань ***, означающий «недовольство, обида». Могут быть два предположения: либо Сыма Цянь связал обмен земель с предыдущей фразой о невнимании к чжэнскому Чжуан-гуну при дворе, либо допущена ошибочная запись иероглифа юань, означающего имя человека.

Поля в Сюй находились в современном уезде Линьи провинции Шаньдун.

182. В 33 гл. названо имя убийцы - луского княжича Хуй (т. 4, стр. 1529).

183. По Цзо чжуань, в походе на Чжэн вместе с чжоускими силами участвовали воины княжества Цай, Вэй и Чэнь. Но в бою под Сюйгэ (уезд Чангэ провинции Хэнань) союзники были разбиты. Во время боя чжэнец Чжу-дань ранил вана (ШСЦ, т. 27, стр. 255).

184. Кэ - младший сын Хуань-вана, известный так же как Цзы-и. Он был младшим братом Чжуан-вана.

Под Янь комментаторы понимают не Северное, а Южное Янь, располагавшееся в уезде Цзисянь провинции Хэнань.

185. Многовековая история Чжоу заполнена острой междоусобной борьбой царств, княжеств и племен. Если к началу эпохи Чжоу насчитывалось до 1800 различных территориальных образований, то к периоду Чуньцю их осталось сто с небольшим, причем заметную роль играли лишь четырнадцать. Период VII-V вв. до н. э. отличается дальнейшим обострением междоусобной борьбы в условиях ослабления власти чжоуского дома. Сильнейшие князья на какой-то период выдвигаются в качестве фактических правителей большинства земель и получают прозвище ба *** или бо *** - гегемонов (князей-гегемонов). Самых могущественных гегемонов насчитывается пять, а первым среди них считается циский Хуань-гун (685-644 гг. до н. э.), упомянутый выше в тексте главы.

По версии комментатора трактата Мэн-цзы Чжао Ци (II в.), к остальным гегемонам причисляются сунский Сян-гун, цзиньский Вэнь-гун, циньский Му-гун и чуский Чжуан-ван. По более распространенной версии трактата Сюнь-цзы, гегемоны: цзиньский Вэнь-гун (635-628 гг.), чуский Чжуан-ван (613-590 гг.), уский Хо-люй (514-496 гг.) и юэский Гоу-цзянь (476-465 гг.). Существуют и другие вариации (Цзянь Бо-цзань, например, называет гегемоном чжэнского У-гуна,- «Очерки истории Китая», т. 1, стр. 346-350). В данной главе Сыма Цянь упоминает не всех гегемонов.

186. Нередко Сыма Цянь прибегает к приему воспоминаний: в ткань повествования вставляется предыстория того или иного события, чтобы сделать более ясными причины, его вызвавшие. В начале такого отступления обычно стоит слово чу ***- «начало, первоначально», которое можно понимать как «в свое время...», «в начале было так...», «некогда случилось следующее...».

187. Указанные события более детально описаны в Цзо чжуань (под 19-м годом правления Чжуан-гуна). Из этого описания мы узнаем, что Хуй-ван восстановил против себя многих сановников: он отобрал сад у Вэй-го, занял дом Бянь-бо, отнял поля у Цзы-циня, Чжу-гуя и Дань-фу, лишил ранга Чжань-фу (или Ши-су) и т. д. Обиженные подняли мятеж. Однако дальнейшее изложение в Ши цзи и в Цзо чжуань различно. По Цзо чжуань, мятежники не одолели вана и бежали, некоторые в Вэнь (уезд Вэньсянь провинции Хэнань), а Су-цзы вместе с Туем - в княжество Вэй. Впоследствии с помощью вэйских и южнояньских войск Туй был возведен на престол (ШСЦ, т. 27, стр. 386). Сыма Цянь избрал иной вариант, по-видимому следуя канве Го юй.

188. Ван Нянь-сунь, ссылаясь на Тайпин юй лань, полагает, что перед фразой о веселье и танцах должны стоять пять иероглифов - *** «Затем Туй устроил угощение сановникам». Это подтверждают тексты Цзо чжуань (ШСЦ, т. 27, стр. 386) и Го юй (Чжоу юй, гл. 1, стр. 9). Можно предполагать случайный пропуск в тексте 4 гл.

189. Сыма Цянь принял датировку смерти Хуй-вана, указанную в Чунь-цю. По Цзо чжуань, это произошло на год разньше - в 653 г. до н. э. В Цзо чжуань эта разница в год обоснована так. Будущий Сян-ван боялся, что Шу-дай займет его место, и, не объявив траура по умершему отцу, обратился за помощью в Ци. На следующий же год, заручившись поддержкой чжухоу, Сян-ван объявил о смерти своего отца Хуй-вана и об установлении траура (ШСЦ, т. 28, Чунь-цю Цзо чжуань чжэн и, кн. 2, гл. 13, стр. 518-519).

190. Шу-дай - сын Хуй-вана и младший брат Сян-вана, был раное пожалован владением в Гань и получил титул Чжао-гуна.

191. Гуань Чжун - имя известного политического деятеля из княжества Ци (VIII - VII вв. до н. э.). Благодаря его хозяйственной политике, осуществленной в период правления Хуань-гуна, княжество Ци окрепло и расширилось.

Традиция приписывала Гуань Чжуну авторство трактата Гуаньцзы - известного политико-экономического и философского труда, но современная наука показала, что трактат мог появиться не ранее IV или III в. до н. э., и в нем нашли отражение лишь некоторые идеи Гуань Чжуна.

192. До этого княжество Цзинь помогало дому Чжоу в борьбе с жунами, поэтому и потребовались усилия для их примирения.

193. Чжухоу именовали себя перед Сыном Неба чэнь ***, а чиновники у вассальных князей - пэй-чэнь *** («вторые слуги», «слуги у слуг»).

194. Подобное обращение объясняется тем, что основатель дома Чжоу - У-ван был женат на дочери Тай-гуна (Люй-шана) в княжестве Ци, и, таким образом, циские гуны оказались дядьями чжоуских правителей по материнской линии.

195. Как следует из хронологических таблиц, составленных Сыма Цянем (т. 2, гл. 14, стр. 592), Шу-дай возвратился на два года позднее, в 683 г. до н. э. (на 14-м году правления Сян-вана). О том же свидетельствует текст Цзо чжуань (ШСЦ, т. 28, стр. 588). Очевидно, цифра 12 в 4 гл. является ошибочной.

196. Хуа - небольшое княжество, правители которого принадлежали к роду Цзи, из которого вышли и правители Чжоу. Столица княжества помещалась на юге современного уезда Яньши в Хэнани. Хуа находилось между Чжэн и Вэй и периодически завоевывалось то одним из них, то другим. Сыма Цянь, отнеся борьбу за Хуа к 639 г., принял версию Го юй, а не Цзо чжуань, отчего образовалась разница в датировке событий.

197. По Цзо чжуань, Хуй-ван, вернувшись с помощью правителей Чжэн и Го в столицу из изгнания, отправился с визитом во владение Го. Ван подарил правителю Го земли в Цзюцюань и кубок для вина, в то время как чжэнскому правителю Ли-гуну (отцу Вэнь-гуна) пожаловал только пояс императрицы, украшенный зеркальцами. С этого времени правитель Чжэн затаил обиду (ШСЦ, т. 27, Чунь-цю Цзо чжуань чжэн и, кн. 1, стр. 387-388).

198. В Цзо чжуань низложение старшей жены вана объясняется ее любовной связью с Шу-даем, сыном Хуй-вана (см. ШСЦ, т. 28, стр. 608).

199. Рассказывая об убийстве чжоуского сановника Тань-бо, Сыма Цянь последовал за версией Го юй (гл. 2). В Цзо чжуань при описании аналогичных событий имя Тань-бо не упоминается (ШСЦ, т. 28, стр. 609), говорится лишь о взятии в плен чжоуского гуна Цзи-фу, Юань-бо, Мао-бо и советника Фу-чэня. В Цзи цзе приводится мнение ученого III в. Тан Гу о том, что Тань-бо (правитель владения Тань) и Юань-бо - одно и то же лицо. Такое утверждение встретило возражение Лян Юй-шэна, который указал, что знак тань *** не может заменяться знаком юань ***, вдобавок ко времени описываемых событий владение Тань уже было уничтожено циским Хуань-гуном. На этом основании Лян Юй-шэн приходит к выводу, что текст Го юй и Ши цзи в этом месте ошибочен и следует руководствоваться данными Цзо чжуань (ЛЮШ, кн. 2, гл. 3, стр. 35).

200. Одно значение чан *** - «жертвенное вино», которое вручалось при пожаловании инвеституры (ШСЦ, т. 28, стр. 646). В песне царства Чжзн «Шу на охоте» в Ши цзине знак чан встречается в значении «чехол для стрел». Мы приняли первый вариант, Шаванн - второй (МИС, т, 1, стр. 294).

201. Хэнэй *** в широком смысле - территория, лежащая к северу от Хуанхэ, в противоположность Хэвай *** - территории, лежащей к югу от Хуанхэ.

После того как в 632 г. до н. э. Вэнь-гун во главе объединенной армии Цзинь, Сун, Ци и Цинь одержал победу над силами Чу, Чэнь и Цай, княжество Цзинь становится одним из гегемонов Китая, оставаясь таковым до 546 г. до н. э. Дары Сян-вана цзиньскому Вэнь-гуну и последующая поездка вана к Вэнь-гуну отражают это положение Цзинь.

По Цзо чжуань, Вэнь-гун стал гегемоном на 28-м году Си-гуна, т. е. в 632 г. до н. э. (ШСЦ, т. 28, стр. 645). Отмечая разницу в датировке этого события в Ши цзи, равную трем годам, Лян Юй-шэн полагает, что в 4 гл. допущена перестановка текста: фразу о дарах Вэнь-гуну следует поместить после слов об объезде ваном владений в Хэяне (ЛЮШ, кн. 2, гл. 3, стр. 35).

202. Цзяньту - местность в княжестве Чжэн (современный уезд Жунцзэ провинции Хэнань). Хэян - местность в княжестве Цзинь (уезд Мэнсянь провинции Хэнань). Оба эти пункта упоминаются в Цзо чжуань: Цзяньту - как место заключения союза семи князей (т. 28, стр. 635), Хэян - как район, объезжаемый ваном (там же, стр. 637).

203. Явка Сына Неба по приглашению или вызову одного из князей рассматривалась с конфуцианской точки зрения как нарушение определенной субординации власти и иерархии. Поэтому в Чунь-цю появилась версия о том, что ван во время объезда владений «неожиданно» встретился с чжухоу. Сыма Цянь показывает стремление составителя Чунь-цю умолчать об этом событии.

204. Согласно 14 гл. Ши цзи, дата смерти Сян-вана приходится на 33-й год его правления, т. е. на 619 г. до н. э. (т. 2, стр. 604). Та же дата и в Цзо чжуань. Поэтому в 4 гл. скорее всего описка: вместо 32-го года следует писать 33-й.

205. Жуны этого племени в тот период жили на территории уезда Лухунь (современный уезд Сунсянь провинции Хэнань), откуда и получили наименование лухуньских. Целью чуского вана, как явствует из 40 гл. Ши цзи, был захват треножников, т. е. власти в Поднебесной.

206. Вансунь Мань сообщил Чжуан-вану историю передачи треножников от одной династии к другой, показав, что это всегда происходило по воле Неба. Коль скоро «небесный мандат» еще не изменился, интересоваться прерогативами власти - треножниками Чжуан-вану не следует. Чуский ван, якобы вняв голосу разума, удалился (ШЦ, т. 4, стр. 1700).

207. Судя по Цзо чжуань, Чжэн-бо, выйдя навстречу чускому войску, произнес покаянную речь и просил о милосердии. Чуский ван, учтя его смирение, отошел на 30 ли, оставив столицу Чжэн в покое (ШСЦ, т. 29, Чунь-цю Цзо чжуань чжэн и, кн. 3, стр. 921-922).

208. Как следует из текста 14 гл. Ши цзи, Ли-гуна сначала арестовали, а потом убили его сановники Луань-шу и Чжун-хан Янь, поставившие у власти четырнадцатилетнего Дао-гуна (т. 2, стр. 629).

209. Об убийстве циского гуна сообщается в хронике Чунь-цю под 25-м годом правления Сян-гуна (ШСЦ, т. 30, стр. 1445). Более подробно картина гибели гуна и его восьми соратников описана в Цзо-чжуань.

210. В последней фразе имеются неясности и, по-видимому, ошибки. В тексте Цзо чжуань говорится: «В 6-й луне в день и-чоу умер старший сын [Цзин]-вана по имени Шоу, а осенью в 8-й луне в день моу-инь скончалась старшая жена вана Му-хоу» (ШСЦ, т. 31, Чунь-цю Цзо чжуань чжэн и, кн. 5, гл. 47, стр. 1915). Таким образом, регистрируется почти одновременная смерть матери и сына.

В тексте Ши цзи имеется только один знак хоу *** - «старшая жена» без указания имени, а вместо наследника Шоу появилось имя Шэн. Лян Юй-шэн считает, что вместо иероглифов шэн эр *** должно стоять «Шоу» *** - имя наследника, что вполне логично (ЛЮШ, кн. 2, гл. 3, стр. 36).

Шаванн, избегая подстановок и придерживаясь значения имеющихся иероглифов, переводит: «Старший сын царицы, который был мудр, преждевременно скончался» (МИС, т. 1, стр. 297).

211. Чжао был старшим побочным сыном, не имевшим права престолонаследия.

212. Цзин-ван, судя по хронологическим таблицам царствований (гл. 14, т. 2, стр. 657), правил 25 лет, следовательно, он умер в 520 г. до н. э. В Цзо чжуань также указывается, что Цзин-ван умер на 25-м году правления, что доказывает пропуск цифры «пять» в 4 гл.

213. О борьбе за власть в Чжоу в эти годы подробно рассказывается в Цзо чжуань. Мэн был младшим братом рано умершего наследника Шоу и имел законное право на власть, поэтому сановники и князья старались возвести его на престол. По-видимому, он назван в тексте старшим сыном вана ошибочно. Мэн был выдвинут в качестве преемника вана, но не успел занять престол, поэтому его имя не фигурирует в числе официальных правителей Чжоу. Посмертно ему был дан титул Дао-вана. Цзин-ван Гай был дядей Мэна со стороны матери.

214. Цзэ - название места, координаты которого неизвестны. По Чунь-цю, ван поселился не в Цзэ, а в Дицюань, вблизи Лояна (ШСЦ, т. 31, стр. 2035).

215. Как сообщается в Чунь-цю и в Цзо чжуань, Чжао вместе со своими сторонниками Инь-ши, Чжао-бо и Мао-бо бежал в Чу (ШСЦ, т. 32, Чунь-цю Цзо чжуань чжэн и, кн. 6, стр. 2095 и 2101) и, следовательно, не подчинился Цзин-вану, как утверждает Сыма Цянь.

216. Ду Юй в комментарии к Чунь-цю отмечает, что Цзин-ван, опасаясь сторонников княжича Чжао, находившихся в Ванчэне, обосновался в Чэнчжоу. Этот город был невелик и плохо укреплен, поэтому ван попросил цзиньского гуна помочь обнести Чэнчжоу стеной (ШСЦ, т. 32, стр. 2167).

217. Согласно Цзо чжуань, ликвидация Чэнь относится к 478 г. до н. э., т. е. произошла на год позднее (ШСЦ, т. 32, стр. 2426). В разных главах Ши цзи даются обе даты.

218. Кун-цзы (или, как принято в русской литературе, Конфуций) - выдающийся мыслитель и политический деятель древнего Китая (552-479 гг. до н. э.), уроженец города Цюйфу в княжестве Лу. Конфуцию и его роду посвящена в «Исторических записках» 47 гл. Кун-цзы ши цзя.

219. Дата смерти Цзин-вана и продолжительность его правления в различных источниках расходятся. В 14 гл. Ши цзи говорится, что Цзин-ван умер на 43-м году царствования, т. е. в 477 г. до н. э. (т. 2, стр. 682). По Цзо чжуань, смерть Цзин-вана наступила на 44-м году его правления, т. е. в 476 г. до н. э. К последней цифре сводятся данные Чжу-шу цзи нянь и Тун-цзянь ган-му. Цинский ученый Ван Мин-шэн (1720-1798), подробно разобрав все источники по этому вопросу, высказывается в пользу 43-летнего царствования Цзин-вана, как указано Сыма Цянем в 14 гл. (Ван Мин-шэн, Суждения о 17 династийных историях, т. 1, гл. 3, стр. 27-29).

220. Ши бэнь дает иную последовательность царствований и имен правителей: после смерти Цзин-вана на престол взошел Чжэнь-ван по имени Цзе, а затем Юань-ван по имени Чи (Ши бэнь, версия Мао Пэн-линя, стр. 18).

221. Сань Цзинь - три влиятельных дома в княжестве Цзинь: Хань, Чжао и Вэй, которые окрепли в ходе борьбы аристократических домов за власть и создали на землях Цзинь свои княжества.

222. В 516 г. до н. э. Цзин-ван перенес столицу в Чэнчжоу (см. прим. 216) и укрепил ее с помощью чжухоу. После того как Као-ван пожаловал своему младшему брату (Цзе) земли в Хэнани, тот сделал своей столицей древний город Ванчэн. С этого времени чжоуские земли разделились на восточночжоуские и западночжоуские. В соответствии с этим делением правители обеих частей стали именоваться восточночжоускими и западно-чжоускими гунами.

Земли Гун, где получил владение сын Хуй-гуна, находились в современном уезде Гунсянь провинции Хэнань.

223. 403 г. до н. э. считается началом нового периода в древней китайской истории - периода Чжаньго или «борющихся княжеств [царств]». Период Чжаньго - этап ожесточенной борьбы между правителями княжеств за захват городов и земель, за политическую власть. Ко времени «Борющихся княжеств» чжоуский ван утратил свою силу; его власть, даже номинальная, распространялась лишь на небольшую территорию. Войны периода Чжань-го, продолжавшиеся в общей сложности 182 года, завершились победой княжества Цинь и первым объединением Китая.

224. В китайской комментаторской литературе много внимания уделено анализу цифр, приведенных в предсказании историографа Даня.

Ин Шао считает, что пятьсот лет разъединения начались с момента, когда чжоуский Сяо-ван пожаловал земли потомкам Бо-и, и закончились при Чжао-ване, когда правитель Западного Чжоу поднес Цинь 36 городов. Вэй Чжао считает началом этого периода возвышение Цинь-чжуна, а концом - усиление Сян-гуна, который был объявлен гегемоном. Существуют и другие подсчеты.

Упоминание о новом соединении Чжоу и Цинь, после 500-летнего разрыва, встречается в Ши цзи в гл. 4, 5, 28, 63. Однако в 5 гл. вместо 17 приведена цифра 77, а в 63 гл.- 70 лет, что, по-видимому, является опиской, так как число семнадцать укладывается в хронологию событий (либо 343 г.- провозглашение Сяо-гуна гегемоном, либо 238 г.- год расправы Чжэна с заговорщиками).

В 63 гл. Сыма Цянь упоминает о том, что некоторые отождествляют придворного историографа Даня с Лао-цзы, но никто не знает, так ли это (т. 5, стр. 2142). По тексту Ши цзи такая версия не согласуется с логикой, ибо Лао-цзы был современником Конфуция. Высказывание же историографа Даня помещено под 374 г., т. е. через сто с лишним лет после смерти Конфуция (479 г. до н. э.).

225. Как явствует из 15 гл. Ши цзи (т. 2, стр. 618), Ле-ван процарствовал всего семь, а не десять лет, и уже в 368 г. у власти стоял Сянь-ван. Если учесть частое смешение при переписке знаков «семь» и «десять», можно предполагать, что и в данном случае мы имеем дело с опиской (на это указывает Лян Юй-шэн).

226. В тексте главы сын Шэнь-цзин-вана назван вначале Нань-ваном, а затем ван-Нанем. Накаи, разбирая этот вопрос, говорит, что если назвать правителя Нань-ваном, то знак Нань выступает как титул и нельзя в дальнейшем писать ван-Нань, ибо тогда Нань выступит уже как имя. Следовательно, в одном из написаний допущена ошибка (скорее всего в варианте ван-Нань).

227. В тексте Чжаньго цэ У-гун именуется восточночжоуским, а не западночжоуским, как в 4 гл. Комментаторы Сюй Гуан, Го Сун-тао, Такигава и другие считают, что в Ши цзи в данном месте ошибка: должен стоять иероглиф дун *** вместо си ***.

228. Накаи высказал мнение, что знаки цин *** и вэй *** в конце фразы следует поменять местами в целях соответствия смыслу и грамматике, с чем можно согласиться.

229. Цзо-чэн *** - сановник чуского вана.

230. Поскольку в двух случаях в данном абзаце в Чжаньго цэ стоит иероглиф цзы *** - «подносить, даровать», Лян Юй-шэн считает иероглиф хэ *** ошибкой. Гу Цзе-ган, очевидно, разделяет такое мнение - в современном издании даже в основном тексте иероглиф заменен.

Последняя часть абзаца после слов шу юй ли *** (12 иероглифов) в согласии с текстом Чжаньго цэ включена нами в прямую речь Цзо-чэна (это также соответствует новой пунктуации). В переводе Шаванна конец фразы передан как описание происшедших уже событий (т. 1, стр. 305).

231. Иян - главный город княжества Хань, который, по данным Чжаньго цэ, имел площадь восемь ли и сто тысяч храбрых защитников, был расположен в одноименном уезде провинции Хэнань.

232. Су Дай - известный политический деятель периода Чжаньго. По комментарию Со инь, Цинь, желая объединения с Чжоу, всячески демонстрировало свое расположение к Су Даю, поэтому чжухоу говорили об альянсе Чжоу-Цинь.

233. Ин - столица княжества Чу, находилась на месте современного города Цзинаньчэн в уезде Цзянлин провинции Хубэй.

234. В тексте Чжаньго цэ говорится о посольстве не к ханьскому, а к вэйскому вану, следовательно, Наньян принадлежал Вэй. В комментарии Цзи цзе со ссылкой на Сюй Гуана сообщается, что существовало два Наньяна: один, позднее называвшийся Сюу, принадлежал Вэй, другой, в области Цзинчжоу, принадлежал Хань. Если это так, то в Чжаньго цэ и в Ши цзи речь идет о разных Наньянах.

235. Начало данной фразы, по-видимому, утеряно, поэтому нами поставлено многоточие.

236. Юнши - ханьский город, находившийся на территории современного уезда Фугоу провинции Хэнань.

237. Гаоду - город княжества Хань, находившийся в уезде Лоян провинции Хэнань.

238. Надо полагать, что ханьский советник заявил Су Даю, что им послан гонец в Чжоу с отказом от просьбы о помощи. Такое толкование логически связывается с его последующими словами: «То, что мы не будем требовать с Чжоу солдат и зерна, уже многое...».

Сыма Чжэнь предложил слово и *** толковать в смысле чжи *** - «остановить, прекратить». Тогда перевод фразы звучит иначе: «Поездка гонца прервана» (так перевел Шаванн - МИС, т. 1, стр. 310).

239. Вэйский военачальник Си-у (он же Ши-у), как свидетельствует Чжаньго цэ, был разбит циньской армией в бою под Ицзюэ.

240. Лян Юй-шэн считает, что в изложение этих событий вкрались неточности. Битва при Ицзюэ, в ходе которой циньской армией под водительством Бо-ци были разбиты ханьские и вэйские войска, взят в плен ханьский военачальник Гунсунь Си и убит вэйский военачальник Си-у, произошла в 293 г. до н. э. Захват же Лиши имел место много раньше, на 41-м году правления Сянь-вана (327 г. до н. э.), а захват Линь - на 2-м году правления Нань-вана (312 г. до н. э.). В то время Бо-ци еще не руководил армией (ЛЮШ, кн. 2, гл. 3, стр. 44).

241. Имеется в виду известный проход Лунмэнь в провинции Шэньси, носивший в период Чуньцю название Ицзюэ.

242. Искусный стрелок Ян Ю-цзи, по китайским преданиям, служил военачальником при Гун-ване (590-560 гг. до н. э.), правителе царства Чу.

243. Хуаян, по свидетельству Сыма Бяо, находился в уезде Мисянь, в современном делении - уезд Синьчжэн провинции Хэнань. О захвате Хуаяна упоминается в 5 гл. (т. 1, стр. 213) и в биографии полководца Бо-ци (т. 5, стр. 2331).

О соглашении в Хуаяне в китайских источниках ничего не говорится. Это дало основание Накаи Сикетоку считать, что иероглиф юэ *** вставлен в текст 4 гл. ошибочно. Если принять эту поправку, перевод будет иным: «Цинь разбило [Вэй] под Хуаяном».

244. В Чжаньго цэ вместо слова шэнь *** стоит юй *** - «поправляться», что и послужило основанием для нашего перевода (вариант Шаванна: «болезнь усилилась», на наш взгляд, логически не увязывается с дальнейшим ходом изложения).

245. Хитроумные маневры Ма Фаня, как и другие выступления и советы сановников и советников при чжоуском дворе, приведенные в главе, отражают сложность обстановки периода Чжаньго, остроту борьбы княжеств, использование как военных, так и дипломатических методов. Стратегия и тактика этого периода нашли свое отражение в основных военных трактатах тех веков (Сунь-цзы, У-цзы, Вэй Ляо-цзы, Сыма фа) и в других сочинениях - Чжаньго цэ, Го юй. Сунь-цзы советовал: «Самая лучшая война - это разбить замыслы противника, искусной политикой расстроив его планы» (Н. И. Конрад, Сунь-цзы. Трактат о военном искусстве).

246. Иероглиф *** читается цюй или цзюй (то же, что знак *** на стр. 168). Цзюй - княжич из чжоуского дома (Со инь). Встречающийся в Чжаньго цэ в той же ситуации знак цзуй и считается, ошибочным написанием.

247. Имеется в виду княжич Цзюй.

248. Янчэн - город в Чжоу (см. прим. 157 ко 2 гл.). Фушу - населенный пункт, находившийся вблизи Янчэна. В описываемый период оба пункта входили в состав княжества Хань. Они находились на территории современного уезда Дэнфэн провинции Хэнань.

249. Иероглиф *** в данном случае однозначен *** цзун - «вертикальный». Еще в 334 г. до н. э. политический деятель Су Цинь, видя растущую силу княжества Цинь и постепенное поглощение им других княжеств, выдвинул идею о создании союза княжеств - противников Цинь, расположенных по вертикали с севера на юг. Союз этот получил название хэ-цзун *** - «объединение по вертикали». Образовалась сильная коалиция княжеств Янь, Чжао, Хань, Вэй, Ци и Чу. Дипломатия Цинь противопоставила «вертикальному объединению» своих противников «союз по» горизонтали» лянь-хэн ***, выражая готовность заключить соглашение с любым из восточных княжеств и тем разрушить единый фронт врагов.

Метко охарактеризовал эти союзы философ Хань Фэй-цзы: «Вертикальный союз - это союз многих слабых для нападения на одного сильного, а горизонтальный союз - это служение одному сильному для нападения на других слабых» (ЧЦЦЧ, т. 5, Хань Фэй-цзы цзи цзе, гл. 19, У ду, стр. 347).

250. В существующем тексте Ши цзи стоят четыре иероглифа: Чжоу цзюнь и ван-Нань, Гу Цзе-ган разделил их запятой, присоединившись тем самым к толкованию Пэй Иня и Сыма Чжэня о смерти обоих чжоуских правителей У-гуна и Нань-вана.

Однако в 15 гл. Ши цзи (т. 2, стр. 748), в труде Ван Чуна Лунь хэн (гл. Жу цзэн) и в Тайпин юй лань (т. 1, гл. 85, стр. 405), где использован текст Ши цзи, говорится только о смерти чжоуского Нань-вана, а иероглиф цзюнь *** отсутствует. Это позволяет сделать вывод о том, что в подлиннике «Исторических записок» стояло только три знака Чжоу-ван Нань, и знак цзюнь - ошибочная вставка. Это подтверждается и сообщением о переселении У-гуна.

251. Даньху, по данным Сюй Гуана, находилось в 150 ли к югу от Лояна.

252. Западное Чжоу было уничтожено раньше, и новое упоминание о нем считается излишним, а иероглиф си *** («запад») - позднейшей интерполяцией. В 78 гл. Ши цзи действительно стоит только дун, «восток», что подтверждает это мнение.

253. Би - пункт на севере современного уезда Сяньян провинции Шэньси. Считается местом захоронения первых правителей Чжоу: Вэнь-вана, У-вана и их советника Чжоу-гуна.

254. Янь Ши-гу считает Цзы-нань названием владения, пожалованного потомкам Чжоу. От местности произошел и титул.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.