Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ADDENDA

РУДОЛЬФ ВСЕВОЛОДОВИЧ ВЯТКИН И «ИСТОРИЧЕСКИЕ ЗАПИСКИ» СЫМА ЦЯНЯ 1

Одной из отличительных черт традиционной китайской культуры справедливо считают склонность к истории. Эта черта воплощена в океане китайских исторических трудов, среди которых ведущее место занимают «образцовые истории», или «стандартные истории». Особенно важна первая из них — Ши цзи («Исторические записки», или «Записки историка») Сыма Цяня (145?-86? гг. до н.э.), от которой, собственно, и пошел жанр «образцовых историй».

Значение Ши цзи вполне объяснимо. Как источник сведений по истории и культуре этот труд охватывает время от легендарного Желтого императора до середины династии Западная Хань, повествует обо всем доимперском периоде и о начале империи — иными словами, почти обо всей древности При этом он сообщает не только факты и предания, но и суждения историка об истории, излагает исторические взгляды и теории, нередко оставлявшие глубокий след в мысли историков позднейших веков. Как произведение историографии этот труд является жанрообразующим. Такими же являются и биографии из разных разделов этого труда — самые ранние дошедшие до нас образцы древнекитайских жизнеописаний, которые оказали мощное влияние на развитие последующей биографической и художественной литературы. Кроме того, Сыма Цянь был не только великим историком, но и талантливым писателем, тонким стилистом, поэтому Ши цзи обладают великими литературными достоинствами, которые всегда ценились и продолжают цениться в Китае и во всем регионе его культурного влияния.

По совокупности этих причин Ши цзи настолько ценны для познания истории и культуры Китая, для ознакомления с его историографией и литературой, что их изучение и перевод стали рассматриваться как одна из важнейших задач китаеведения других стран, будь то страны китайского или европейского культурного круга. Европейцы еще в XIX в. поняли, что Ши цзи стоит иметь в переводе на тот или иной из наиболее употребительных в Европе языков. А так как этот труд обладает как научной, так и художественной ценностью, в Европе и США было выработано два подхода к его переводу. Один из них можно назвать научным, а другой — художественным переводом 2. [407]

Научный перевод обращен к коллеге-ученому и имеет целью сообщить ему научную информацию о переведенном тексте. Для этого переводчик пользуется разными приемами, в первую очередь сочетанием филологически точного перевода (куда слова, отсутствующие в оригинале, нередко вводятся в квадратных скобках) с подробным, часто исследовательским по характеру комментарием, оснащенным иероглификой, научными ссылками на разных языках и т.п.; перевод (в идеале удобочитаемый, но на практике порой далекий от этого идеала) даже может быть не вполне понятен без комментария; художественный аспект оригинала (например, его поэтическая организация) обычно не передается в переводе, а описывается в комментарии или введении к переводу.

Художественный перевод обращен к широкому читателю-неспециалисту и имеет задачей создать художественное произведение, более или менее эквивалентное оригиналу, причем по крайней мере отчасти, как выражался академик В.М.Алексеев, «на развалинах оригинала». Такой перевод должен действовать на воображение читателя и восприниматься непосредственно, поэтому чаще всего он снабжен минимальными примечаниями, лишен научного аппарата, не нуждается в иероглифике. Главная забота здесь — форма, слово, а не научный анализ; здесь законный прием — парафраз. Хотя теоретически ошибки недопустимы и здесь, у переводчика при его целях не всегда есть возможность (да и потребность) задерживаться, исследуя какой-нибудь неясный юридический, астрономический или экономический термин, и он менее скрупулезен, чем автор научного перевода.

На Западе масштабная попытка научного перевода Щи цзи исторически предшествовала попыткам художественного перевода. Великий синолог Э. Шаванн (1865-1918) в 1895-1905 гг. опубликовал научный перевод 47 глав труда Сыма Цяня на французский язык; в 1969 г. вышли еще пять глав, три — в переводе Э. Шаванна и две — в переводе М. Кальтенмарка, сопровожденные библиографией переводов глав 48-130 Ши цзи, составленной Т. Покорой (эта библиография показала, что перевод памятника стал международным делом, куда внесли свою лепту ученые разных стран), и общим указателем к пяти томам перевода Э. Шаванна 3.

После Э. Шаванна наибольший вклад в перевод Ши цзи внесли синологи России и США. Путь освоения труда Сыма Цяня в обеих странах был кое в чем схож. Так, и в России, и в США в третьем двадцатилетии XX в. синологи отдали дань литературному (художественному) переводу Ши цзи: в 50-е годы увидели свет и блистательные художественные переводы из Сыма Цяня, выполненные еще в 40-х годах В. М. Алексеевым 4, и более объемная, но гораздо менее удачная книга литературных переводов В. А. Панасюка, к сожалению изобилующая ошибками 5; в конце 50-х — начале 60-х годов были опубликованы [408] великолепные английские художественные переводы Б. Уотсона из Сыма Цяня, в несколько раз превосходившие по объему публикации на русском языке, в сопровождении исследования жизни и творчества древнего историка 6. Увлеченность художественными переводами из Ши цзи оказалась более стойкой в США, чем у нас. В 1969 и 1993 гг. Б Уотсон издал еще две книги таких переводов 7. Быть может, именно влиянием его одаренной личности в какой-то мере объясняется то обстоятельство, что задача масштабного научного перевода Ши цзи была поставлена в США сравнительно недавно, хотя традиция научного перевода одной или нескольких глав памятника сложилась здесь не позднее 30-х годов 8. Лишь в 1989-1992 гг. в Висконсинском университете начал работать коллектив ученых — Чжэн Цзайфа, Люй Цзунли, У. X Нинхаузер и Р. Рейнолдс — под руководством Нинхаузера, имеющий цель выполнить полный научный перевод Ши цзи в 9 томах, в 1994 г. были изданы два подготовленных ими тома — первый и седьмой 9.

В России художественные переводы из Ши цзи никогда не имели такого размаха, как в США. Еще в середине 50-х годов двое русских синологов — Рудольф Всеволодович Вяткин и Всеволод Сергеевич Таскин встали на трудный путь полного научного перевода Ши цзи, проторенный Э. Шаванном (художественные поиски В. М. Алексеева остались им чужды). Я не знаю точной даты начала их работы, но помню, что Р. В. Вяткин обдумывал ее приблизительно в это время 10.

В основу перевода раздела «Основные записи», или «Основные анналы» (главы 1-12 Ши цзи), представляющего собой анналы главных правителей Китая, преимущественно — царей и императоров, с легендарных времен приблизительно по 102 г. до н. э , легли два текста памятника: текст XII в., [409] переизданный издательством «Шанъу» (Шанхай) в 1936 г., и текст с разметкой, сделанной группой ученых под руководством Гу Цзегана (1893-1980), выпущенный в 1959 г. издательством «Чжунхуа» (Пекин) (см. т. I, с 66, примеч. 1). Переводчики пользовались научными консультациями Гу Цзегана (с которым у Р В. Вяткина на долгие годы установились тесные профессиональные и дружеские отношения и труды которого, в частности, из «Гу ши бянь», он внимательно штудировал для своей работы 11), Ван Босяна, Чжао Ювэня, Гао Чжисиня, а также В. С. Колоколова, И. М. Ошанина и др. Для комментария к главам 1-4 (т. I) они особенно широко пользовались научной литературой на китайском, западных и русском языках, для комментария к главам 5-12 (т. II), кроме того, — книгами и статьями на японском языке, которыми, равно как и достижениями китайской и европейской науки XX в., не пользовался Э. Шаванн. Этот обширный комментарий необычайно информативен: он включает сведения, относящиеся к спектру наук от археологии до исторической географии, анализирует вопросы филологии и текстологии, мифологии, истории, философии и т.д., резюмирует состояние современной науки по той или иной частной проблеме или содержит ее исследование, выполненное Р. В. Вяткиным и В. С. Таскиным. Соотношение перевода и комментария в т. I — 85 на 122 с., в т. II — 271 на 195 с. Оба тома снабжены приложениями: списками сокращений и литературы, указателями китайских источников, имен, географических названий, этнических названий, китайских терминов; таблицами имен правителей Инь, титулов и имен правителей Чжоу (т. I), таблицами правителей дома Цинь и первых императоров династии Хань (т. II) и резюме на английском языке; т. I (по примеру Э. Шаванна) — комментированным переводом главы «Сань-хуан бэнь цзи» (о царствованиях «трех августейших», предшествовавших, по легендам, царствованиям «пяти императоров», с которых начал свою историю Сыма Цянь), написанной комментатором Сыма Чжэном (VIII в.).

После публикации первого и второго томов В. С. Таскин отошел от совместного перевода Щи цзи 12, и Р. В. Вяткин продолжал работу один. «Хронологические таблицы» были первым разделом Щи цзи, подготовленным ученым без соавтора. В свое время Э. Шаванн уложил содержание этого раздела в 200 страниц французского текста 13, так как опубликовал только переводы введений к «Хронологическим таблицам», а содержание таблиц дал в кратком изложении. Таким образом, Р. В. Вяткин выполнил и опубликовал первый полный перевод «Хронологических таблиц» на один из европейских языков. Соотношение перевода и комментария здесь 747 на 62 с.

«Трактаты», пожалуй, самая трудная для перевода часть Ши цзи, ибо посвящены различным государственным установлениям — обрядам, музыке, [410] календарю, официальным жертвоприношениям Небу и Земле, экономическим институтам империи, деятельности государства по обузданию Хуанхэ и других рек, строительству каналов и, наконец, астрологии, поскольку в тот век усматривали параллелизм между структурой Неба и структурой Земли и верили, что Небо реагирует на деятельность людей, особенно правителей, знамениями; это требует от переводчика многообразных знаний, в особенности китайского календаря, музыки и астрономии. Как и Э. Шаванн, Р. В. Вяткин преодолел эти трудности; он открыл русскому читателю доступ к сокровищам «Трактатов». Соотношение перевода и комментария в томе — 165 на 115 с. Том снабжен не только обычными для этого издания приложениями, но и аннотированными указателями терминов, музыкальных терминов и астрономических терминов, названий созвездий и звезд с их европейскими аналогами.

«Наследственные дома», описывающие историю княжеств и царств Китая времен удельной раздробленности при династии Чжоу и владетельных домов знати периода Хань, входят в V и VI тома. Э. Шаванн перевел в общей сложности лишь 20 глав этого раздела. Р. В. Вяткин выполнил и опубликовал перевод всех 30 глав, т. е. сделал первый полный комментированный перевод «Наследственных домов» на один из европейских языков. Т. V включает главы 31-40; соотношение перевода и комментария здесь — 192 на 77 с. Т. VI включает главы 41-60; соотношение перевода и комментария — 264 на 105 с. В приложение к т. V включены таблицы имен правителей из десяти переведенных «Наследственных домов», а к т. VI — таблицы имен правителей других пяти «Наследственных домов».

После смерти Р. В. Вяткина остался выполненный им почти полный комментированный перевод текста Ши цзи, опубликованный примерно на 2/3. Позволю себе напомнить, что Р. В. Вяткин завершил свой VII том (перевод глав 61-85 Ши цзи) в 1992 г., примерно в одно время с учеными из группы У. Х. Нинхаузера (их VII том включает переводы чуть большего числа глав — 61-88 главы Ши цзи, он вышел в свет в 1994 г.). Видимо, ученый не успел перевести не более тринадцати глав Ши цзи 14, т.е. 1/10 общего числа глав памятника и несколько больше 1/12 части его текста; при этом ранее он опубликовал переводы фрагментов двух из этих тринадцати глав и большей части текста третьей главы 15

В свое время, уступив право написать обстоятельную вводную статью к переводу под названием «Сыма Цянь и его “Исторические записки"» M. B. Крюкову, Р. В. Вяткин сосредоточился на изучении конкретных разделов Ши цзи. Ему принадлежит подробный анализ «Основных записей» как исторического [411] источника, рассматривающий их место в труде Сыма Цяня, их переводы и толкования, вопросы об авторстве и аутентичности их глав, их источники, а также дающий характеристики каждой из двенадцати глав раздела (см. т. I, с 66-129), небольшое исследование «Хронологических таблиц» как исторического источника (см. т. III, с 8-34), подробный анализ «Трактатов», освещающий вопросы об их названии, прообразах и месте в Ши цзи, их переводах и толкованиях, сложную проблему аутентичности трех из восьми трактатов и детально характеризующий их содержание (см. т. IV, с 9-58) 16, наконец, небольшая, но емкая статья о «Наследственных домах», обсуждающая их название, критические суждения китайских авторов о разделе, вопросы об аутентичности его материалов, о его переводах и толкованиях, о его месте в структуре Ши цзи и его общем значении как исторического источника (см. т. V, с 7-24) 17.

Ученый занимался также изучением общих и частных проблем, связанных с Ши цзи. Будучи широким специалистом по традиционной китайской историографии, он живо интересовался осмыслением вклада Сыма Цяня как историка в контексте ее развития 18. Как исследователь труда Сыма Цяня он рассмотрел вопросы об интерполяциях в Ши цзи (кстати сказать, они переведены в его «Исторических записках»), о названии этого труда, не прошел мимо его внимания и вопрос о художественной стороне Ши цзи. Как биограф Сыма Цяня в небольшой статье он сообщил мало у нас известные сведения о мемориале историка в Шэньси, о его детях и родственниках 19. Как исследователь и переводчик Ши цзи он внимательнейшим образом следил за работой над этим памятником других авторов в России, Китае, Японии, на Западе, его исключительная осведомленность придавала дополнительную ценность его комментариям, она также обогатила нашу синологию целой серией информативных статей 20. [412]

Р. В. Вяткин отлично знал, что делают его зарубежные коллеги в этой области, умел и учиться у них, и относиться к ним критически, прекрасно понимал смысл и значение собственного труда. Этот труд был высоко оценен отечественным востоковедением — за него Р. В. Вяткину по совокупности научных заслуг была присвоена ученая степень почетного доктора исторических наук.

То, что после поры сотрудничества с В. С. Таскиным на первом этапе задуманной им грандиозной работы он выполнил ее основной объем один, побуждает пристальнее вглядеться в его личность. Здесь уместно указать на некоторые особенности Р. В. Вяткина, способствовавшие успеху его предприятия Конечно, он был человеком талантливым и обладал исключительной работоспособностью, но, кроме того, он умел учиться и работать над собой. Идея перевести Ши цзи возникла у него лишь во второй половине жизни, когда ему было около сорока пяти, т.е. когда он был уже зрелым, сложившимся специалистом — преподавателем китайского языка и истории Китая, никогда прежде не занимавшимся филологической работой, переводом древних текстов. Как переводчик Ши цзи он, что называется, сам себя сделал; возможно, помогло сотрудничество с опытным переводчиком и исследователем древних текстов В. С. Таскиным, но главное — Р. В. Вяткин собственным упорным трудом преобразился как китаист, вырос в одного из ведущих наших переводчиков древних текстов и экспертов по древнему Китаю Такое в зрелом возрасте дается не многим.

Он оказался также ученым редкой сосредоточенности, целеустремленности и самодисциплины, поэтому ему и удалось перевести из Сыма Цяня так много, больше, чем кому-либо из европейцев. Особую роль сыграло то, что он по-особому относился к своей работе и по-настоящему бескорыстно любил ее. Уже ко второй половине 70-х годов связь его с трудом Сыма Цяня стала неразрывной, он уже не мог жить без работы над ним. В пору холодных отношений с КНР издательство на долгие годы — с 1975-го по 1984-й — перестало печатать его перевод. Упорство, целеустремленность, уверенность Р. В. Вяткина в нужности своей работы натолкнулись то ли на конъюнктурные соображения, то ли на бюрократическое равнодушие. В этой борьбе в конечном счете победил ученый, но это далось дорогой ценой — стрессы не прошли даром. Именно во второй половине 70-х годов здоровье его было подорвано и с тех пор постепенно ухудшалось. До лета 1994 г. он перенес четыре инфаркта и не меньше трех инсультов. Снова и снова он попадал в больницу, где ему спасали жизнь, ставили на ноги, и он «с того света» возвращался к своему переводу. Тяжело больной, он жил, казалось, только ради того, чтобы закончить свой труд, как когда-то жил ради этого его герой Сыма Цянь «Лао ла бу чжун юн ла (“Состарился, уже ни на что не годен")», — с улыбкой любил он повторять, а сам продолжал работать как одержимый. Невозможно забыть это единоборство силы духа с немощью [413] плоти, из которого, на удивление, дух так долго выходил победителем. Он продолжал жить своей работой, казалось, отними ее у него — прервется самая главная связь его с жизнью, а этого он не переживет.

О работе над последними томами Ши цзи красноречиво говорят его письма ко мне.

12 декабря 1992 года. «Я в основном завершил работу над VII томом (до 85-й главы), осталось напечатать указатели. Однако без указателей передаю через неделю том на обсуждение в Отдел Китая (ИВ РАН), в будущем году, если VII том утвердят, передам, надеюсь, в Издательство».

13 октября 1993 года. «Родилась идея написать для ЖЗЛ (Серия «Жизнь замечательных людей» — Ю. К.) жизнеописание Сыма Цяня, но пока не хочу раздваиваться, гоню от себя соблазн, еще надо завершить 19 глав “ле чжуаней" для IX тома “Истзаписок", чтобы выполнить свой жизненный и научный долг».

18 декабря 1993 года. «Завершил перевод глав VIII тома, 86-111 Ле чжуань, сейчас пишу Вступительную статью, предстоит большая работа по перепечатке глав, по составлению указателей, все это знакомые этапы».

9 мая 1994 года. «В конце года, независимо от всего, намерен приступить к работе над главами последнего, IX тома (112-130 цз.). Таковы мои планы. Хочется добить Ши цзи».

21 июля 1994 года. «Мечтаю еще при жизни завершить все 130 глав Ши цзи — осталось еще 18 1/2 глав, а издание уж поручу потомкам, так как процесс этот сейчас непредсказуем»

Последнее письмо Р. В. Вяткин написал мне в канун нового, 1995 года «Приступил к работе над главами IX, последнего, тома, добрался до Сыма Сян-жу (117-я глава). С печатью трудности, нужны миллионы, а Тайвань отказался помочь, ищем спонсора. Но все же надеюсь еще при жизни подержать в руках VII том».

Р. В. Вяткин был не только большим ученым, но и мужественным человеком. Жизнь его превратилась в научный подвиг, на который нельзя было смотреть без восхищения и глубокого уважения. Члены его семьи сплотились вокруг него — сын Анатолий помогал редактировать тексты, занимался издательскими хлопотами, хождением по инстанциям, жена Людмила Андреевна Барабаш не только ухаживала за ним, но и перепечатывала его работу. Его перевод Ши цзи стал ему прижизненным памятником. Китаеведы России и всего мира — Китая, Европы, США — знают его как автора одного из важнейших проектов перевода Ши цзи и чтут его как ученого.

Проект Р. В. Вяткина — едва ли не самый важный в нашей науке, занимающейся древним Китаем. Необходимо издать ту часть работы ученого, которую он подготовил, и завершить перевод последних глав Ши цзи, чтобы мечта Рудольфа Всеволодовича исполнилась — весь труд Сыма Цяня был бы напечатан в русском переводе.

Ю.Л. Кроль


Комментарии

1. Печатается с сокращениями по изд. Юэ Тэ-цзинь ле чжуань (Судьба востоковеда Р. В. Вяткина) М., 1998, с. 63-80.

2. См. Kroll J. Two Approaches to Shih chi Translations — Orientalistische Literatur-zeitung 60 1965, с. 118-119, Кроль Ю. Л. В. М. Алексеев как переводчик китайской классической прозы (на примере переводов из Сыма Цяня) —Традиционная культура Китая. Сб. статей к 100-летию со дня рождения акад. В. М. Алексеева М., 1983, с. 58-67.

3. См. Les Memoires Historiques de Se-ma Ts'ien, trad/ et annotes par Edouard Chavannes T. 1-5. P, 1895-1905. Т. 6. P., 1969.

4. См. Китайская классическая проза. В пер. акад. В. М. Алексеева. М., 1958, с. 79-155, ср. Кроль Ю. Л. В. М. Алексеев как переводчик, с. 60-67.

5. Сыма Цянь. Избранное (перевод с китайского). Пер. В. Панасюка, общ. ред., предисл. и коммент. Л. И. Думана М., 1956.

6. См. Watson В. Ssu-ma Ch'ien. Grand Historian of China. New York and London, 1958, Records of the Grand Historian of China. Translated from the Shih chi of Ssu-ma Ch'ien by В. Watson. Vol. 1-2. New York and London, 1961, cp. Kroll Two Approaches, с 119-124.

7. См. Records of the Grand Historian Chapters from the Shih chi of Ssu-ma Ch'ien. Tr. by В Watson . NY, 1969, Records of the Grand Historian Qm Dynasty. Vol. 3. Tr. by В. Watson. Hong Kong and New York, 1993.

8. См. Bodde D. China's First Unifier. Leiden, 1938, Bodde D. Statesman, Patriot, and General in Ancient China. New Haven, 1940, Nancy Lee Swann. Food and Money in Ancient China. The Earliest Economic History of China to A. D. 25. Han Shu. 24 With Related Texts, Han Shu 91 and Shih-chi 129 Princeton, 1950, Kierman F.A., Jr. Ssu-ma Ch'ien's Historiographical Attitude as Reflected in Four Late Warring States Biographies Wiesbaden, 1962, Francis J. de Biography of the Marquis of Huaiym. — Harvard Journal of Asiatic Studies. Vol. 10. 1947, p. 179-215, Goodrich Ch. S. Ssu-ma Ch'ien's. Biography of Wu Ch'i — Monumenta Serica. Vol. 35 1981-1983, с. 197-233.

9. См. The Grand Scribe's Records. Vol. 1. The Basic Annals of Pre-Han China by Ssu-ma Ch'ien. Vol. 7. The Memoirs of Pre-Han China by Ssu-ma Ch'ien W. H. Nienhauser, Jr (ed ) Tsai-fa Cheng, Zondli Lu, W. H. Nienhauser, Jr, and R. Reynolds (transl.). Bloomington and Indianapolis, 1994.

10. В своей весьма положительной рецензии на первые два тома русского перевода Ши цзи Т. Покора тоже вспоминал, что об идее полного перевода памятника на русский язык было объявлено осенью 1955 г. в Лейпциге, см. Pokora Т. Syma Czjan Istoriceskie Zapiski ("Si czi"). Perevod s kitajskogo i kommentarij R. V. Vjatkina i V. S. Taskina (a review Orientalistische Literaturzeitung 75 1980, No 4, с 192-205).

11. Ср Р. В. Вяткин. Гу Цзе-ган — исследователь древней истории Китая (к 100-летию со дня рождения) - XXIV научная конференция «Общество и государство в Китае». Тезисы докладов. Ч. 1. М., 1993, с 155-158.

12. Ранее, в 60-е годы, он отдельно перевел и опубликовал ряд глав Ши цзи в кн. Материалы по истории сюнну (по китайским источникам). Предисл., пер. и примеч. В. С. Таскина. М., 1968.

13. См. Les Memoires Historiques de Se-ma Ts'ien, trad. et annotes par Edouard Chavannes. Т. 3. Premiere partie (chapitres XIII-XXII). P., 1898.

14. Р. В. Вяткин также сообщил Д. Бодде в письме от 26 декабря 1994 г., что перевод доведен им до 118-й главы Ши цзи, см. Bodde D. The Grand Scribe's Records. Vol. 1 (a review) — Chinese Literature Essays, Articles, Reviews. Vol. 17, 1995, с. 138.

15. См. Ши цзи, Глава сто тридцатая. «Предисловие придворного историографа» — Древнекитайская философия. Собрание текстов в двух томах. Т. 2. М., 1973, с 312-316, Ши цзи. Сыма Цянь. Глава сто двадцать четвертая «Жизнеописание странствующих героев». Глава сто двадцать девятая «Описание тех, кто умножает богатства». — Древнекитайская философия. Эпоха Хань. М., 1990, с 97-107 (Ю. Л. Кроль не располагал последней информацией по этому вопросу. Фактически Р. В. Вяткин успел завершить перевод до 123-й главы включительно. — Примеч. А. Р. Вяткина.)

16. Исследование снабжено специальной библиографией на 55 названий на русском западных, китайском и японском языках.

17. Небольшое предисловие к т. VI дополняет сказанное краткими оценками содержания отдельных глав, а также группы глав, сходных по структуре и тематике (см. т. VI, с. 8-14)

18. См. Vyatkin R. The Role of Ssuma Chyen in the Development of Historical Science — Институт востоковедения АН СССР. Доклады на IX конференции синологов, 1957. Вяткин Р. В. Некоторые проблемы развития китайской историографии. — Научная конференция «Общество и государство в Китае». Доклады и тезисы. Ч. 2 М., 1971, с. 325-329, он же: О традициях в китайской историографии. — Роль традиций в истории и культуре Китая. М., 1972, с. 184-199.

19. См. Вяткин Р. В. Об интерполяциях в Ши цзи. — XVII научная конференция «Общество и государство в Китае». Доклады и тезисы. Ч. 1. М., 1986, с. 139-144, он же: О названии труда Сыма Цяня — XVIII научная конференция «Общество и государство в Китае». Доклады и тезисы. Ч. 1. М, 1987., с. 73-77, он же: Художественные аспекты «Исторических записок» Сыма Цяня. — XVI научная конференция «Общество и государство в Китае». Тезисы и доклады. Ч. 1. М., 1985, с. 182-187, он же: О культурном ансамбле Сыма Цяня в Шэньси и потомках историка. — XXV научная конференция «Общество и государство в Китае». Тезисы и доклады. М., 1994, с. 41-45

20. См. Вяткин Р. В. «Исторические записки» и их изучение. — Народы Азии и Африки. 1964, № 6, он же Мировоззрение и исторический метод Сыма Цяня (обзор литературы). — Вопросы истории и историографии Китая. М., 1968, он же Историки КНР о Сыма Цяне и Ши цзи. — Реферативный журнал «Китаеведение» 1981, № 3, он же Об изучении Ши цзи в КНР. — XX научная конференция «Общество и государство в Китае». Тезисы и доклады. Ч. 1. М., 1989, с. 71-74, он же Сымацяневедеиие 80-х гг. публикации КНР. — XXII научная конференция «Общество и государство в Китае». Тезисы докладов Ч. 3 М., 1991, с. 166-171, он же Изучение научного наследия Сыма Цяня на Востоке и Западе (Историко-библиографический обзор). —Вестник древней истории 1993, № 1, с. 208-212.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.