Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

СЫМА ЦЯНЬ

ИСТОРИЧЕСКИЕ ЗАПИСКИ

ШИ ЦЗИ

Глава 109. ЖИЗНЕОПИСАНИЕ ВОЕНАЧАЛЬНИКА ЛИ

Военачальник Ли Гуан был жителем уезда Чэнцзи 1 в округе Лунси. Его предок Ли Синь, занимавший при династии Цинь должность военачальника, преследовал и захватил Даня, наследника престола во владении Янь 2. Первоначально [Ли Гуан] жил в Хуайли 3, а затем переехал в Чэнцзя. В семье [Ли] Гуана из поколения в поколение передавалось искусство стрельбы из лука.

На 14-м году правления императора Сяо-вэнь (166 г. до н.э.), когда сюнну вторглись крупными силами за застану Сяогуань, [Ли] Гуан, будучи юношей из добропорядочной семьи 4, поступил на военную службу и сражался с хусцами. Великолепно владея искусством верховой езды и стрельбы из лука, [Ли Гуан] многих убил и взял в плен, за это он был зачислен императором Хань на должность дворцового телохранителя. Ли Чай, младший двоюродный брат [Ли] Гуана, также был назначен телохранителем и они, возведенные в звание вершника-окольничего 5, получали жалованье 800 даней зерна.

[Ли Гуан] постоянно сопровождал [императора] в поездках, во время которых ему приходилось бросаться на копья и врываться в ряды неприятеля, сокрушать укрепления и бороться с дикими зверями, в связи с этим император Вэнь-ди сказал: «Как жаль, что ты родился в неподходящее для тебя время! Если бы ты жил при императоре Гао-ди 6, непременно стал бы хоу, кормящимся, по крайней мере, за счет налогов с десяти тысяч дворов».

Сразу после вступления императора Сяо-цзина на престол, (157 г. до н. э.) Ли Гуан был назначен на должность воеводы [101] в округ Лунси, а затем переведен на должность начальника конных телохранителей. Во время военных действий против У и Чу 7 Ли Гуан, назначенный на должность воеводы смелых всадников, сражался под командованием главного воеводы [Чжоу] Я-фу с ускими и чускими войсками, захватил знамя [неприятельского военачальника] и прославил себя подвигами под [стенами] Чанъи 8. Однако, поскольку Лян-ван пожаловал Ли Гуану печать военачальника, по возвращении из похода он не был награжден 9.

Переведенный на должность начальника округа Шангу, он каждый день сражался с [вторгавшимися] сюнну. В связи с этим Гунсунь Хунье, управляющий зависимых владений, слезно докладывал императору: «По талантам и способностям Ли Гуан не имеет равных в Поднебесной, но, полагаясь на свои способности, он часто лично участвует в боях с варварами, боюсь, что вы потеряете его». После этого [Ли Гуан] был переведен на должность начальника округа Шанцзюнь.

В дальнейшем Ли Гуан занимал должности начальника различных пограничных округов, [пока его не] перевели на должность начальника округа Шанцзюнь 10. Он был начальником округов Лунси, Бэйди, Яньмынь, Дайцзюнь и Юньчжун и везде прославился решительными военными действиями [против сюнну].

Когда сюнну вторглись крупными силами в округ Шанцзюнь (158 г. до н. э.), Сын Неба приказал любимому евнуху руководить обучением солдат военному делу для нападения на хусцев под командованием Ли Гуана. Как-то евнух, спокойно ехавший во главе нескольких десятков всадников, увидел трех сюнну и вступил с ними в бой. Сюнну стали отвечать из луков, ранили евнуха и перебили почти всех его всадников.

Евнух прибежал к [Ли] Гуану. [Ли] Гуан, воскликнув: «Это несомненно стрелки орлов» 11, немедленно поскакал с сотней всадников догонять трех сюнну. Трое сюнну, лишившись лошадей, прошли пешком уже несколько десятков ли. [Ли] Гуан приказал всадникам выдвинуть левое и правое крыло, а сам стал стрелять в этих троих; двух он убил, одного взял живым. Действительно это оказались сюннуские стрелки орлов.

Когда сюнну был связан и посажен на лошадь, [Ли Гуан] заметил вдали несколько тысяч сюннуских всадников, которые, увидев [Ли] Гуана, подумали, что его отряд заманивает их в засаду, а поэтому испугались и поднялись на гору, где построились к бою.

Сто всадников [Ли] Гуана также испугались и хотели как можно быстрее скакать назад. Однако [Ли] Гуан сказал: «Мы отошли от основных сил на несколько десятков ли, и если сейчас, находясь в таком положении, поскачем назад в количестве ста всадников, сюнну догонят нас и сразу же всех перестреляют. Если же мы останемся здесь, сюнну обязательно подумают, что [102] мы высланы заманить их к основным силам и, конечно, не посмеют напасть на нас».

[Затем Ли] Гуан скомандовал всадникам: «Вперед!». Не доехав до позиций сюнну две ли, [Ли] Гуан остановился и приказал: «Сойти всем с коней и снять седла». Всадники спросили: «Варваров много и они близко. Что мы будем делать, если они нападут на нас?». [Ли] Гуан ответил: «Варвары думали, что мы побежим, но сейчас если мы снимем седла, показав, что не собираемся бежать, то еще более укрепим их подозрения». Действительно, хуские всадники не отваживались нападать.

Когда один из [сюннуских] военачальников, сидевший на белой лошади, выехал осмотреть своих воинов, Ли Гуан сел на коня, поскакал вперед с десятком всадников, выстрелил и убил стрелой хуского военачальника на белой лошади, затем снова вернулся к своим всадникам, расседлал коня и приказал всем воинам распустить лошадей и лечь [отдыхать].

Наступил вечер, хуские воины, не перестававшие удивляться поведению Ли Гуана, [по-прежнему] не осмеливались напасть на него. В полночь хуские воины, все еще считавшие, что поблизости в засаде находятся ханьские поиска, готовящиеся ночью напасть на них, отошли назад. На рассвете Ли Гуан повел свой отряд обратно к основным силам. Основные силы, не зная куда выехал [Ли] Гуан, не следовали за ним.

Прошло много времени, император Сяо-цзин скончался, и на престол вступил император У-ди. Приближенные императора считали Ли Гуана выдающимся военачальником, а поэтому Ли Гуан, бывший начальником округа Шанцзюнь, был назначен на должность начальника охранной стражи дворца Вэйян 12. [Одновременно] Чэн Бу-ши также получил должность начальника охранной стражи дворца Чанлэ 13.

В прошлом Чэн Бу-ши, подобно Ли Гуану, занимал должность начальника пограничного округа и ведал военными делами и размещением войск.

Во время походов против хусцев войска [Ли] Гуана не шли отрядами, не соблюдали правил построения, останавливались в местах с хорошей водой и травой, на привалах каждый устраивался, как ему было удобно, [ночью] не стучали в медные котлы 14 в целях самозащиты, даже в походной ставке командующего было сокращено [количество] письменных документов и книг, но, вследствие того что выставлялись дальние дозоры, войска никогда не попадали в беду.

Чэн Бу-ши [напротив] требовал строгого деления на отряды и соблюдения правил построения, на привалах били в медные котлы, чиновники до рассвета приводили в порядок военные книги, солдаты не имели времени для отдыха, но благодаря этому [Чэн Бу-ши] также никогда не попадал в беду.

[Чэн] Бу-ши говорил: «В войсках Ли Гуана все упрощено и облегчено до крайности, однако, если варвары произведут на [103] него неожиданное нападение, они ничего не смогут сделать, так как его солдаты, наслаждающиеся бездельем и праздностью, все с радостью умрут за него. [Служить] в моих войсках беспокойно и утомительно, однако варвары тоже не смогут напасть на меня».

В то время в пограничных ханьских округах Ли Гуан и Чэн Бу-ши считались выдающимися военачальниками, но сюнну больше страшились военных хитростей Ли Гуана, а большинство солдат охотнее служило у Ли Гуана и избегало [служить у] Чэн Бу-ши.

При императоре Сяо-цзине Чэн Бу-ши несколько раз бесстрашно увещевал императора, за это был назначен на должность старшого дворцового советника. Как человек, он отличался бескорыстием и питал уважение к письменному делопроизводству.

Позднее, когда император Хань хотел заманить шаньюя, использовав в качестве приманки город Маи, и приказал и ущельях вблизи Маи укрыться в засаде крупным силам. [Ли] Гуан, состоя на должности военачальника смелых всадников. находился в подчинении хуцзян цзянцзюня. Однако шаньгой разгадал задуманную хитрость и умел обратим, поэтому ни один из ханьских военачальников не добился успеха 15.

Через четыре года (129 г. до н. э.) [Ли] Гуан, занимавший должность начальника дворцовой охранной стражи, был назначен на должность военачальника и, выступив из округа Яньмынь, напал на сюнну. Сюнну, у которых было больше солдат, разбили войска [Ли] Гуана, а самого [Ли] Гуана взяли в плен.

Шаньюй, ранее слышавший о мудрости [Ли] Гуана, отдал приказ: «Если Ли Гуан будет захвачен, непременно доставьте его ко мне живым». Когда хуские всадники захватили [Ли] Гуана, он был ранен, а поэтому они положили его в веревочную сетку, натянутую между двумя лошадьми.

Проехав более 10 ли, [Ли] Гуан, притворившийся мертвим, украдкой осмотрелся и усидел рядом хуского мальчика, ехавшего верхом на прекрасном коне. [Ли] Гуан неожиданно вскочил, вспрыгнул на коня хуского мальчика, столкнув его на землю, выхватил у него лук и ударил лошадь плетью. Проскакав на юг несколько десятков ли, он встретился с остатками своих войск и отвел их за укрепленную линию.

Несколько сот сюннуских всадников преследовали [Ли Гуана], но он, на скаку достав лук, отобранный у хуского мальчика, стал стрелять в преследователей и убивать их и поэтому спасся.

Когда [Ли Гуан] прибыл к императору, его отдали в распоряжение чиновников. Чиновники решили, что [Ли] Гуан, потерявший много солдат и попавший в плен к варварам, подлежит смертной казни, но [Ли Гуан] откупился от наказания и был низведен на положение простолюдина. [104]

После этого [Ли Гуан] провел несколько лет дома. Оставив государственную службу, [Ли Гуан] вместе с внуком бывшего Ининь-хоу 16 жил в горах к югу от Ланьтяня 17, занимаясь охотой.

Как-то ночью в сопровождении одного всадника [Ли] Гуан выехал в поле выпить вина с друзьями. Возвращаясь назад, Ли Гуан подъехал к посту Балин 18, начальник поста, будучи пьян, крикнул, чтобы он остановился. Всадник, сопровождавший Ли Гуана, сказал: «Это бывший военачальник Ли»; на это начальник поста ответил: «Даже военачальник, состоящий на службе, и тот не имеет права ездить ночью, а тем более бывший», и принудил Ли Гуана провести ночь около поста.

Вскоре после этого случая вторгнувшиеся сюнну убили начальника округа Ляоси и нанесли поражение военачальнику Хань [Ань-го], военачальник Хань [Ань-го] был переведен в округ Юбэйпин 19. Тогда Сын Неба вызвал [Ли] Гуана и назначил его на должность начальника округа Юбэйпин. [Ли] Гуан тут же попросил, чтобы начальник поста Балин поехал вместе с ним, а по прибытии к войскам отрубил ему голову.

Сюнну, услышав что [Ли] Гуан находится в округе Юбэйпин, дали ему прозвище «ханьский летающий военачальник»; они несколько лет избегали сталкиваться с ним и не решались вторгаться в округ Юбэйпин.

[Как-то] Ли Гуан, выехав на охоту, заметил в траве камень, который принял за тигра и выстрелил в него. Стрела попала в цель, причем весь наконечник вошел в камень. Посмотрев, [Ли Гуан] понял, что перед ним камень, и опять стал стрелять в него, но уже ни одна стрела не вошла в камень.

Если [Ли] Гуан слышал, что в округах, в которых ему приходилось служить, водятся тигры, он всегда отправлялся лично стрелять их. Во время пребывания в округе Юбэйпин, где он тоже охотился на тигров, [один] тигр прыгнул и ранил [Ли] Гуана, но [Ли] Гуан все же сумел застрелить его.

[Ли] Гуан отличался бескорыстием. Получив награды, он сразу же делил их между находившимися под его командованием; пил и ел вместе с солдатами. За свою жизнь [Ли] Гуан более сорока лет получал жалованье в размере 2 тыс. даней, но в его доме не было излишков, и он никогда не говорил о делах, связанных с домашним имуществом.

[Ли] Гуан имел высокий рост и длинные, как у обезьяны, руки. Искусная стрельба из лука была его врожденным свойством, ни его дети и внуки, ни другие, учившиеся [у Ли Гуана], не могли сравниться с ним.

[Ли] Гуан был косноязычным и малоразговорчивым, находясь в кампании, он рисовал на земле линии, обозначавшие расположение войск, и состязался на вино в стрельбе на точность попадания. До самой смерти единственной его забавой была стрельба из лука. [105]

Когда [Ли] Гуан вел войска по пустыне и находил воду, он не приближался к ней, пока не напьются все солдаты; пока все солдаты не насытятся, [Ли] Гуан не прикасался к пище. Солдаты любили Ли Гуана за его снисходительность и непридирчивость и охотно повиновались его распоряжениям.

При стрельбе, если даже противник был близко, но не в пределах нескольких десятков шагов, [Ли Гуан], не рассчитывая на попадание, не стрелял, при выстреле же противник [всегда] падал навзничь [одновременно] со звуком тетивы. Вследствие этого, солдаты, находившиеся под его командованием, несколько раз попадали в трудное положение, а во время охоты на дикого зверя он получил из-за этого ранение.

Через некоторое время, когда умер Ши Цзянь, император вызвал [Ли] Гуана и назначил его вместо Ши Цзяня на должность начальника приказа по охране внутренних ворот дворца.

На 6-м году эры правления Юань-шо (123 г. до н. э.) Ли Гуан был назначен на должность военачальника арьергарда, и находясь под командованием старшего военачальника, выступил из округа Динсян против сюнну. Многие военачальники убили и взяли в плен значительное число врагов и за совершенные подвиги были пожалованы титулами хоу, но войска [Ли] Гуана не добились успеха.

Через два года (121 г. до н. э.) Ли Гуан, занимавший должность начальника приказа по охране внутренних ворог дворца, выступил [против сюнну] во главе четырех тысяч всадников из округа Юбэйпин. Чжан Цянь, носивший титул Бован-хоу, выступил вместе с [Ли] Гуаном во главе десяти тысяч всадников, но шел в другом направлении. Через несколько сот ли [Ли] Гуан был окружен войсками сюннуского левого сянь-вана, насчитывавшими сорок тысяч всадников. Все солдаты [Ли] Гуана испугались. Тогда [Ли] Гуан приказал своему сыну, по имени Гань, напасть на сюннуских всадников. Гань поскакал вперед всего лишь с несколькими десятками воинов, рассеял окружение хуских всадников и, разделив воинов на две части, вернулся с левой и правой стороны, доложив [Ли] Гуану: «С варварами-хусцами легко справиться», после этого солдаты успокоились.

[Ли] Гуан расположил отряд кольцом, лицом к противнику. Хусцы стремительно напали на него, осыпая дождем стрел. Больше половины ханьских солдат были убиты, а стрелы подходили к концу. [Ли] Гуан приказал солдатам натянуть луки, но не спускать тетивы, а сам стал стрелять из лука, называемого «дахуан», по сюннуским младшим командирам, некоторые из них были убиты, после этого варвары-хусцы постепенно ослабили натиск.

Наступил вечер, все низшие командиры и солдаты побледнели [от страха], а [Ли] Гуан держался как обычно и с еще большей энергией приводил отряд в порядок. После этого все состоявшие в отряде стали преклоняться перед его смелостью. [106]

На следующий день снова началось упорное сражение, во время которого подоспели войска Бован-хоу, тогда сюнну сняли окружение и ушли. Уставшие ханьские солдаты не смогли преследовать их.

Отряд [Ли] Гуана был почти полностью уничтожен, а поэтому прекратив дальнейшие действия, он возвратился обратно. По законам Хань, Бован-хоу, задержавшийся в пути и не явившийся в срок, подлежал смертной казни, но он откупился от наказания и был низведен на положение простолюдина. Ли Гуан совершил подвиг, но понес равные потерн с противником, а поэтому не получил награды.

Следует сказать, что вначале младший двоюродный брат [Ли] Гуана, Ли Чан, служил вместе с [Ли] Гуаном императору Сяо-вэню. При императоре Цзин-ди, Ли Чан, имевший ряд заслуг, дослужился до должности чиновника, получающего жалованье 2 тыс. даней зерна. При императоре Сяо-у он был назначен главноначальствующим округа Дай. В 5-м году эры правления Юань-шо (124 г. до н. э.) назначенный на должность военачальника легких колесниц, он принимал участие под командованием старшего военачальника [Вэй Цина] в нападении на правого сянь-вана и совершил много подвигов, за которые ему пожаловали титул Лэань-хоу. На 2-м году эры правления Юань-шоу (121 г. до н. э.) его назначили вместо Гунсунь Хуна главным помощником императора.

По своим достоинствам [Ли] Чан относился к людям низшей категории среднего класса 20 и пользовался по сравнению с [Ли] Гуаном значительно меньшей славой и известностью. Тем не менее [Ли] Гуан не имел титула, не получил земельного пожалования и занимал должности не выше начальников девяти приказов, в то время как [Ли] Чан носил титул хоу и занимал положение, равное положению трех гунов. Даже некоторые командиры и солдаты [Ли] Гуана получили титул хоу.

Как-то [Ли] Гуан в откровенной беседе с Ван Шо, делавшим предсказания по виду облаков, сказал: «С тех пор как династия Хань стала воевать с сюнну, не было ни одного похода, в котором бы я, [Ли] Гуан, не принимал участия. [За это время] десятки людей начиная с полковника и ниже, таланты и способности которых не достигали уровня среднего человека, получили за успехи в войне против хусцев титулы хоу, между тем как я, [Ли] Гуан, не уступавший другим, не добился никаких успехов, дающих право на получение земельного пожалования. В чем дело? Неужели мое лицо не соответствует титулу хоу? Или же так мне предопределено судьбой?»

Ван Шо спросил: «Вспомните сами, военачальник, не совершили ли вы в прошлом чего-нибудь такого, что вызывает у вас сожаление?». [Ли] Гуан ответил: «Когда я был начальником округа Лунси, цяны подняли мятеж. Я соблазнил их [обещаниями] и они сдались. Сдалось более восьмисот человек, которых я [107] обманул и всех убил в один и тот же день. До сих пор только этот случай вызывает у меня крайнее сожаление».

[Тогда Ван] Шо сказал: «Наибольшие несчастья ниспосылаются за убийство сдавшихся в плен, именно поэтому вы, военачальник, не смогли получить титул хоу».

Через два года (119 г. до н. э.) старший военачальник [Вэй Цин] и военачальник сильной конницы [Хо Цюй-бин] выступили во главе крупных сил в поход против сюнну. [Ли] Гуан несколько раз просил позволить ему участвовать в походе, но Сын Неба, считая его старым, не разрешал; он дал разрешение лишь через длительное время, назначив [Ли Гуана] на должность военачальника передовых войск. Это произошло на 4-м году эры правления Юань-шоу.

[Ли] Гуан выступил в поход против сюнну под командованием старшего военачальника [Вэй] Цина. Выйдя за укрепленную линию, [Вэй] Цин захватил в плен варвара, узнал от него о местонахождении шаньюя и направился туда сам во главе отборных войск, приказав [Ли] Гуану соединиться с войсками военачальника правого крыла и идти восточной дорогой. Восточная дорога была более извилиста и длинна, на пути встречалось мало воды и травы, что не позволяло крупным войскам быстро двигаться.

[Ли] Гуан стал просить старшего военачальника: «Я назначен на должность военачальника передовых войск, но. несмотря на это, вы переставляете меня и приказываете идти восточной дорогой. Кроме того, я воюю с сюнну с тех пор, как стал завязывать волосы на голове в пучок, но только теперь в первый раз получил возможность сразиться с шаньюем. Я хочу быть впереди и первым сразиться с шаньюем насмерть».

[Следует сказать], что старший военачальник [Вэй] Цин получил секретное предписание императора, который, считая, что Ли Гуан стар и родился под несчастливой звездой, запретил выставлять [Ли Гуана] против шаньюя, опасаясь, что желанная победа не будет достигнута. С другой стороны, в это время под командованием старшего военачальника находился только что лишенный титула хоу Гунсунь Ао, назначенный на должность военачальника главных сил. Старший военачальник хотел, чтобы [Гунсунь] Ао вместе с ним вступил в сражение с шаньюем, а поэтому и переставил [Ли] Гуана, назначенного на должность военачальника передовых войск 21.

[Ли] Гуан знал об этом и настойчиво возражал старшему военачальнику, но последний, не согласившись с ним, приказал старшему делопроизводителю запечатать и доставить в походную ставку [Ли] Гуана письмо и передать: «Немедленно выезжайте к войскам и [действуйте] согласно письму».

[Ли] Гуан уехал, не простившись со старшим военачальником, крайне обиженный и рассерженный прибыл к войскам, соединился с [Чжао] И-цзи, назначенным на должность [108] военачальника правого крыла, и выступил в поход по восточной дороге. Войска не имели проводников, иногда сбивались с пути, а поэтому опоздали явиться к сроку, назначенному старшим военачальником.

Старший военачальник начал сражение с шаньюем, шаньюй бежал, его не смогли поймать и [старший военачальник] повернул обратно. Двигаясь на юг, он пересек пустыню и только здесь встретился с военачальником передовых войск [Ли Гуаном] и военачальником правого крыла [Чжао И-цзи].

Нанеся визит старшему военачальнику, [Ли] Гуан вернулся к войскам. Старший военачальник приказал старшему делопроизводителю доставить в подарок [Ли] Гуану сухой вареный рис и неочищенное вино, а заодно спросить [Ли] Гуана и [Чжао] И-цзи о том, как они сбились с пути; поскольку [Вэй] Цин хотел представить Сыну Неба доклад об обстоятельствах военного похода.

[Ли] Гуан не отвечал на вопрос, поэтому старший военачальник приказал старшему делопроизводителю обязать командиров из походной ставки [Ли] Гуана дать показания и сличить их с имеющимися записями. [Тогда Ли] Гуан сказал: «Полковники не виноваты, я сам сбился с пути, сам и представлю записи».

Явившись в ставку, [Ли] Гуан сказал, обратившись к находившимся под его командованием: «С тех пор как я начал связывать волосы на голове в пучок, я провел с сюнну более семидесяти крупных и мелких сражений. Ныне, когда мне наконец выпало счастье выступить под командованием старшего военачальника в поход, чтобы сразится с войсками шаньюя, старший военачальник перевел меня и приказал идти более извилистой и длинной дорогой, поэтому я сбился с пути. Разве это не воля неба? Кроме того, мне уже более шестидесяти лет и не к лицу отвечать чинушам, работающим ножичком и кистью» 22. Затем он выхватил меч и перерезал себе горло.

Все командиры и солдаты [Ли] Гуана оплакивали его кончину. Простые воины, услышав о его смерти, знакомые и незнакомые военачальника [Ли] Гуана, старые и малые, — все проливали о нем слезы.

Военачальника правого крыла одного передали в распоряжение чиновников. Его приговорили к смертной казни, но он откупился от наказания и был низведен на положение простолюдина.

У [Ли] Гуана было три сына: Дан-ху, Цзяо и Гань, которые все занимали должности телохранителей. [Как-то] Сын Неба развлекался с Хань Янем 23. [Хань] Янь несколько рая нарушил правила поведения, а поэтому Дан-ху набросился на [Хань] Яня, который убежал. После этого Сын Неба стал считать Дан-ху смелым. Дан-ху умер в молодом возрасте. Цзяо, назначенный на должность начальника округа Дайцзюнь, также умер раньше [Ли] Гуана. [109]

У Дан-ху был сын, по имени Лин, родившийся после его смерти.

В момент смерти [Ли] Гуана Гань служил под командованием военачальника сильной конницы. На следующий год после смерти [Ли] Гуана, Ли Чан, пользуясь положением главного помощника императора, захватил земли около дороги, ведущей к могиле императора Сяо-цзина, и его должны были передать чиновникам для определения наказания. [Ли] Чан покончил жизнь самоубийством, не желая подвергаться допросу и суду, а его владение было отобрано.

Ли Гань участвовал в чине полковника под командованием военачальника сильной конницы [Хо Цюй-бина] в походе против хуского левого сянь-вана; энергично сражался, захватил барабан и знамя левого сянь-вана и убил много врагов, за что ему пожаловали титул хоу без земельного надела с правом собирать налоги с двухсот дворов и назначили вместо [Ли] Гуана на должность начальника приказа по охране внутренних ворот дворца.

Через некоторое время обиженный на старшего военачальника [Вэй] Цина за то, что тот разгневал его отца [и довел до самоубийства], Ли Гань совершил покушение и ранил старшего военачальника, причем старший военачальник скрыл этот случаи. Вскоре после этого [Ли] Гань сопровождал императора в поездке в Юн и охотился в [окрестностях] дворца Ганьцюань. Хо Цюй-бин, занимавший должность военачальника сильной конницы, находился в родственных отношениях с [Вэй] Цином, а поэтому застрелил [на охоте] Ли Ганя из лука.

В это время [Хо] Цюй-бин пользовался благосклонностью императора, который, скрывая убийство, объявил, что [Ли] Глин забодал насмерть олень. Прошло более года и [Хо] Цюй-бин умер.

У [Ли] Ганя была дочь, которая стала служанкой наследника престола и заслужила его любовь. В связи с этим сын [Ли] Ганя, по имени Юй также стал пользоваться благосклонностью наследника престола, однако он оказался падким на богатства и род Ли стал слабеть и клониться к упадку.

Когда Ли Лин возмужал, его выдвинули и назначили на должность смотрителя дворца Цзиньчжан, поручив командовать всадниками, охранявшими дворец. [Ли Лин] искусно стрелял из лука и с любовью относился к солдатам. Сын Неба, зная, что представители рода Ли из поколения в поколение занимали должности военачальников, поручил [Ли Лину] командовать отрядом из восьмисот всадников. Как-то [Ли Лин] углубился в земли сюнну более чем на 2 тыс. ли, прошел за [озеро] Цзюйянь, разведал рельеф местности и возвратился обратно, не встретив нигде варваров.

По возвращении был назначен на должность воеводы конной охранной стражи, командовал отрядом из пяти тысяч чусцев из [округа] Даньян 24, обучал их стрельбе из лука в [округах] [110] Цзюцюань 25 и Чжанъе 26, где они были размещены для защиты от [нападения] хусцев.

Через несколько лет, осенью, во 2-й год эры правления Тянь-хань (99 г. до н. э.), Ли Гуан-ли, будучи Эршиским военачальником, напал во главе тридцати тысяч всадников на сюннуского правого сянь-вана у гор Цилянь [называемых также] Тяньшань. В связи с этим [император] приказал Ли Лину пройти во главе пяти тысяч лучников и пехотинцев на север от Цзюйяня на расстояние более тысячи ли, желая отвлечь этим войска сюнну и не дать им возможности всецело устремиться на Эршиского военачальника.

Когда в условленное время [Ли] Лин пошел назад, шаньюй во главе восьмидесяти тысяч воинов окружил его отряд и напал на него. Отряд [Ли] Лина, состоявший из пяти тысяч человек, израсходовал все боевые припасы и стрелы, большая часть солдат была убита, но и сюнну потеряли убитыми и ранеными свыше десяти тысяч человек. Отходя назад, отряд вел непрерывные бои в течение восьми дней. Когда до Цзюйяня оставалось более ста ли, сюнну преградили узкую дорогу и отрезали путь отступления. Ли Лин страдал от нехватки продовольствия, помощь не подходила, а варвары то ожесточенно нападали, то предлагали [Ли] Лину сдаться.

[Ли] Лин, сказав: «С каким лицом я буду докладывать Его Величеству [о походе]», сдался сюнну. Почти все его воины погибли, спастись от гибели и по одиночке вернуться в ханьские земли удалось немногим более четырехсот человек.

Шаньюй, взявший [Ли] Лина в плен, давно слышал о славе его рода, к тому же [Ли Лии] проявил храбрость в бою, а поэтому он отдал [Ли Лину] в жены свою дочь и возвысил его. Узнав об этом, император Хань уничтожил мать, жену и детей [Ли] Лина.

После этого слава семьи Ли угасла, и уроженцы округа Лунси, считавшиеся ее последователями, стали стыдиться этого.

Я, тайшигун, скажу: «В «Лунь-юй» говорится: «Если [правитель] ведет себя правильно, управление [успешно] осуществляется без приказов; если же [правитель] ведет себя неправильно, ему не подчиняются, несмотря на приказы» 27. Это поистине относится к военачальнику Ли.

Я видел, что военачальник Ли был прост и искренен, как деревенский житель, а его уста не умели выражаться красноречиво. Когда [Ли Гуан] умер, все в Поднебесной, знакомые и не знакомые с ним, оплакивали его кончину. В преданность и искренность его сердца поверили все состоявшие на государственной службе.

Есть поговорка: «Ни персик, ни слива ничего не говорят, [а между тем] под ними сама собой протаптывается тропинка» 28. Хотя здесь говорится о незначительном, под этим скрывается намек на великое».


Комментарии

1. Чэнцзи — уезд, созданный при династии Хань. Главный город уезда находился в 30 ли к северу от современного уездного города Циньань в провинции Ганьсу. В 114 г. до н. э. вошел в состав вновь образованного округа Тяньшуй (ШЦС стр. 144, прим. 1).

2. В 229 г. до н. э. царство Цинь уничтожило царство Чжао и готовилось к нападению на царство Янь. Наследник престола в Янь, по имени Дань, стремясь отвести угрозу, нависшую над его страной, подослал профессионального убийцу Цзин Кэ к правителю царства Цинь, будущему создателю первого централизованного государства и Китае (см. перевод гл. 110. прим. 63). Неудачное покушение послужило Цинь удобным предлогом для начала войны с Янь. В 227 г. до н. э. циньские военачальники Ван Цзянь и Синь Шэн напали на царство Янь и его союзника царство Дай. В сражении, разыгравшемся к западу от реки Ишуй, войска союзников потерпели поражение.

В следующем году, получив дополнительные подкреплении, циньские войска заняли столицу царства Янь, правитель этого царства Си бежал в округ Ляодун. Преследовать его был послан циньский военачальник Ли Синь. На берегах реки Яньшуй (современная река Тайцзыхэ на севере от уездного города Ляоян) Ли Синь нанес новое поражение яньским войскам, которыми командовал наследник престола Дань. Напуганный Си обезглавил своего сына и послал его голову Ли Синю, думая достичь таким путем мира. Однако Цинь продолжало теснить царство Янь, пока не уничтожило его окончательно в 225 г. до н. э.

3. Хуайли — название уезда, учрежденного при династии Хань. Главный город уезда находился в 10 ли к юго-востоку от современного уездного города Синпина в Шэньси (ШЦС, стр. 444, прим. 4).

4. Юноша из добропорядочной семьи — выражение относится к представителям привилегированного сословия, имевшегося лишь в шести северных округах ханьской империи: Лунси, Тяньшуй, Аньдин, Бэйди, Шанцзюнь и Сихэ.

В заключительной части географического разделу «Хань-шу» Бань Гу пишет, что население этих округов «жило рядом с жунами и ди, совершенствовало военную подготовку и упражнялось в военном деле, ценило превыше всего энергию и силу, занималось прежде всего стрельбой из лука и охотой... После установления [династии] Хань юноши из добропорядочных семей в шести округах стали выбираться в особую охранную стражу телохранителей и личную охранную стражу телохранителей (см. перевод, гл. 110. прим. 210) и занимали должность в зависимости от способностей и силы. Из них вышло большинство известных военачальников» (XIII. гл. 28б, лл. 19а, 19б).

Комментатор Жу Чунь считает, что под этим выражением имеются в виду семьи, члены которых не занимались врачеванием, торговлей и ремеслом (ХШ, гл. 28б, л. 19б. прим.).

Материалы источников показывают, что внешняя опасность со стороны кочевой степи привела к выделению из общей массы пограничного населении военно-служилого люда, получившего за свою верность императорскому трону название «добропорядочные семьи». Это был своеобразный тип русского казачества, стоявшего на страже северным границ. За верную пограничную службу «добропорядочные семьи» пользовались привилегией, состоявшей в том, что молодые люди из этих семей при поступлении на государственную службу сразу зачислялись на должность дворцового телохранителя и получали натуральное довольствие 300 даней зерна в год. Нормально служебная карьера чиновников начиналась с жалованья 100 даней.

5. Вершник-окольничий — звание, а не должность. Буквально — «вооруженный всадник, постоянно прислуживающей императору».

6. Гао-ди (время правления 206-195 гг. до н. э.) — основатель династии Хань, имя его связано с уничтожением династии Цинь и ожесточенной борьбой с многочисленными врагами.

7. «Военные действия против У и Чу» — имеется в виду мятеж 156 г. до н. э., вошедший в историю Китая под названием «мятежа семи владений» (см. перевод, гл. 110, прим. 163).

8. Чанъи — уезд, образованный при династии Цинь. Главный город уезда находился в 40 ли к северо-западу от современного города Цзиньсяна в провинции Шаньдун. В момент описываемых событий город Чанъи входил в состав владения Лян.

9. Лян-ван — правитель владения Лян (занимало восточную часть современной провинции Хэнань) — титул Лю У — сына императора Вэнь-ди. Во время «мятежа семи владений» принял на себя первый удар мятежников и сумел остановить их дальнейшее продвижение. Вскоре подошедшие на помощь правительственные войска напали на тылы введения У и перерезали пути снабжения мятежной армии. После того как восставшие потерпели полное поражение, Лян-ван назначил Ли Гуана за его подвиги на должность военачальника. Ли Гуан не имел права принимать назначение, так как состоял на императорской службе. Поэтому по возвращении из похода в наказание его лишили награды.

10. Заключительная часть фразы — «перевели на должность начальника округа Шанцзюнь» — плохо согласуется с общим текстом. По мнению Лян Юй-шэна, эти слова относятся к следующему абзацу: «Когда сюнну вторглись крупными силами в округ Шанцзюнь, [Ли Гуана перевели на должность начальника округа Шанцзюнь]» (ШЦЧИ. гл. 33, л. 19б).

11. Сюнну использовали хвостовые перья орлов для оперения стрел. В 8 г. до н. э. император Чэн-ди потребовал у сюнну землю, лежавшую против округа Чжанъе. Сановник Ван Гэнь, по предложению которого было выдвинуто это требование, утверждал, что на этих землях растут деревья, из которых делаются древки стрел, и водятся орлы, перья которых идут на оперение стрел (ХШ. гл. 94б, л. 13а).

В Ноинулинском кургане № 6 было найдено оперение древка стрелы длиною 11.5 см. с обрезанным наружным краем пера так, что по середине его ширина достигала около 1 см. к концам же сводилась на нет (С. И. Руденко, Культура хуннов и ноинулинские курганы, М.-Л., 1962. стр. 25).

12. Вэйян — название дворца, построенного Сяо Хэ в 200 г. до н. э. для ханьского императора Гао-цзу (ХШ, гл. 16, лл. 10б, 11а). Находился в западном углу столицы Чанань, расположенной в 13 ли к северо-западу от современного города Сиань в Шэньси. Служил для приема чжухоу, а при императоре Хуй-ди был превращен в резиденцию императора.

13. Чанлэ — название ханьского дворца. Размещался в восточном углу столицы Чанань. Был построен при династии Цинь и первоначально назывался дворцом Синлэ. После свержения династии Цинь, в 5-м году правления (202 г. до н. э.), император Гао-цзу восстановил дворец и дал ему новое название (ХШ, гл. 16, л. 7а). Начиная с императора Хуй-ди служил резиденцией матери императора.

14. Медные котлы даодоу *** правильнее дяодоу *** — котел емкостью в один доу. Днем в таких котлах варили пищу, а ночью использовали для подачи сигналов.

15. Об операции под юродом Маи см. приложение 4.

16. Ининь-хоу — титул известного государственного деятели Гуань Иня (?-176 г. до н. э.), жизнеописание которого приводится в 95-й главе «Исторических записок».

17. Ланьтянь — название уезда, учрежденного при династии Цинь. Главный город уезда находился в 30 ли к запалу от современного уездного города Ляньтяин в Шэньси (ШЦС, стр. 416. прим. 27).

18. Балин — название усыпальницы ханьского императора Вэнь-ди. Находилась на территории циньского уезда Чжиян, переименованного позднее в Балин. Главный город уезда был расположен к востоку от современного города Чанани в Шэньси. Усыпальница лежала к юго-востоку от Балина.

19. Подробно о поражении Хань Ань-го см. приложение 4.

20. В тот период существовал обычай делить людей в зависимости от их достоинств на три категории, каждая из которых, в свою очередь, состояла из трех классов. В соответствии с этой девятиступенчатой шкалой, Ли Чай относился к восьмому, т. е. к предпоследнему классу.

21. Гунсунь Ао был другом Вэй Цина и в свое время спас его от смерти, похитив из тюрьмы. Три раза Гунсунь Ао участвовал в походах против сюнну и получил за свои подвиги титул Хэци-хоу. Во время похода 121 г. до н. э. Гунсунь Ао не прибыл в срок в назначенное место и был лишен титула хоу. Стремись помочь другу, Вэй Цин хотел, чтобы он принял непосредственное участие в сражении с шаньюем и снова вернул титул хоу.

22. «Чинуши, работающие ножичком и кистью». В эпоху Хань писали кистью на бамбуковых или деревянных дощечках, а ошибки соскабливали ножичком. Легкость, с которой исправлялись ошибки, сделала кисть и ножичек символом чиновника-крючкотвора, способного в любое время изменить сделанную запись в нужном направлении.

23. Хань Янь-внук Хань Туй-дэна (см. приложение 2). Кроме того, краткие сведения о нем имеются в 125-й главе «Исторических записок».

24. Даньян — округ, созданный при династии Хань. Занимал большую часть провинции Аньхуй к югу от Янцзы, небольшую часть земель провинции Цзянсу к юго-западу от Янцзы и северо-западную часть провинции Чжэцзян (ШЦС. стр 459. прим. 213).

25. Цзюцюань — округ, образованный при ханьском императоре У-ди. Управление округом помещалось в уездном городе Луфу, который находился на месте современного уездного города Цзюцюань в Ганьсу (ШЦС, стр. 459. прим. 214).

26. Чжанъе — округ, появившийся во времена ханьского императора У-ди. Управление округом помещалось в уездном городе Лудэ, расположенном к северо-западу от современного уездного города Чжанъе в Ганьсу (ШЦС. стр. 459. прим. 214).

27. См. «Лунь-юй», § 13. стр. 286. в серии ЧЦЦЧ.

28. «Цветы и плоды персика и сливы ничего не говорят о вкусе своих плодов и красоте цветов, но многие приходят любоваться этими деревьями и попробовать плоды, отчего на земле протаптывается тропинка». Сыма Цянь использовал эту поговорку, желая показать, что, хотя Ли Гуан ничего не говорил, подобно деревьям персика и сливы, о своих достоинствах, народ тем не менее сам оценил их.

(пер. В. С. Таскина)
Текст воспроизведен по изданию: Материалы по истории сюнну (по китайским источникам). Вып. 1. М. Наука. 1968

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.