Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

СЫМА ЦЯНЬ

ИСТОРИЧЕСКИЕ ЗАПИСКИ

ШИ ЦЗИ

Глава 99. ЖИЗНЕОПИСАНИЕ ЛЮ ЦЗИНА

Лю Цзин был уроженцем [владения] Ци. На 5-м году правления династии Хань (202 г. до н. э.), направляясь в округ Лун-си для несения пограничной службы, он проходил через Лоян, где находился [император] Гао-ди.

Лоу (Лю) Цзин, сняв с себя лямки, за которые тянул коляску, одев овчинную шубу, явился к военачальнику Юй, [тоже] уроженцу владения Ци, и сказал: «Я хочу представиться императору и доложить о делах, полезных для государства». Военачальник Юн хотел дать ему красивую одежду, но Лоу Цзин [69] возразил: «Если бы я носил шелк, то представился бы в шелковой одежде, если бы носил одежду из шерстяной ткани, то представился бы в одежде из шерстяной ткани», так и не переменил одежду. После этого военачальник Юй вошел во дворец и доложил императору [о Лоу Цзине]. Император вызвал его на аудиенцию и пожаловал кушаньями со своего стола.

Когда через некоторое время он обратился к Лоу Цзину, Лоу Цзин спросил: «Уж не из желания ли сравниться в великолепии с домом Чжоу Ваше Величество сделало Лоян своей столицей?» — «Да», — ответил император. Тогда Лоу Цзин сказал: «Ваше Величество приобрело Поднебесную не таким путем, каким дом Чжоу. Предки дома Чжоу, начиная с Хоу-цзи, которому Яо пожаловал владение в Тай 1 в продолжение более десяти поколений проявляли добродетель и творили добрые дела. Гун-лю оставил Цзе 2 и поселился в Бинь. Великий ван из-за нападений дисцев покинул Бинь и с [одним] кнутом, служившим ему посохом, поселился у [горы] Ци, но жители его владения поспешили за ним, боясь отстать друг от друга. Вэнь-ван носил уже титул Си-бо, он разрешил тяжбу между владениями Юй и Жуй 3, первым вступил на престол по воле неба и к нему явились с берегов моря Люй Ван 4 и Бо-и 5.

Когда У-ван задумал покарать Чжоу 6, на переправе Мэнцзин 7, хотя и не была назначена явка, собралось восемьсот чжухоу, и все сказали, что Чжоу нужно покарать. Затем [У-ван] уничтожил Инь.

По вступлении Чэн-вана на престол Чжоу-гун и другие наставляли его, помогали [в правлении], и он построил на месте [нынешнего] Лои Чэнчжоу, считая, что здесь центр Поднебесной и для чжухоу, приносящих дань со всех концов страны, будет одинаково близко; добродетельным будет легко управлять отсюда, а лишенные добродетелей быстро погибнут здесь.

В общем, поселившись на этом месте, он хотел, чтобы [дом] Чжоу привлекал к себе людей добродетелями, и не полагался на естественные преграды, так как это сделало бы последующие поколения самоуверенными и расточительными, привело бы к жестокому обращению с народом.

В период расцвета Чжоу в Поднебесной царили мир и согласие, окружавшие Поднебесную с четырех сторон варвары склонялись перед ее славой, ценили справедливость и уважали добродетель, [все] воедино, общими усилиями служили Сыну Неба. Ни одни [чжоуский] воин не стоял в лагерях, ни один солдат не воевал, [тем не менее] варвары восьми сторон света и народы крупных владений — все являлись с выражением покорности и подносили установленную для них дань.

Когда [дом] Чжоу пришел в упадок и разделился на две части, [чжухоу] Поднебесной перестали являться ко двору и Чжоу был не и состоянии управлять ими. Это произошло не от оскудения добродетелей, а из-за невыгодного рельефа местности. [70]

Ныне Вы, Ваше Величество, выступив в Фэн 8 и Пэй 9, собрали три тысячи воинов, во главе которых решительно устремились вперед и овладели [землями] Шу и Хань, усмирили три владения, созданные на бывших землях Цинь, сражались с Сян Юем под Синъяном, боролись за важный стратегический пункт Чэнгао 10, провели семьдесят больших и сорок малых сражений, в ходе которых вынудили народ Поднебесной забрызгать мозгами и покрыть внутренностями землю, заставили неисчислимое количество отцов и детей оставить свои кости в полях под открытым небом; все еще не прекратились звуки рыдании, до сих пор раненые не могут подняться на ноги, и все же, несмотря ни на что, вы хотите сравниться в великолепии с временами Чэн-вана 11 и Кан-вана 12, хотя условия [прихода к власти], как я полагаю, совершенно различны.

В то же время земли Цинь окружены горами и опоясаны реками, укреплены четырьмя заставами, при внезапной тревоге в них можно собрать миллионную армию. Последуйте по стопам Цинь, используйте прекраснее тучные земли, которые называют небесной кладовой.

Если Вы, Ваше Величество, переедете в земли между заставами и устроите там столицу, то, возможно, в районе Шаньдун и возникнут беспорядки, но бывшие земли Цинь можно будет сохранить в неприкосновенности и владеть ими. Ведь полной победы в драке можно добиться лишь тогда, когда противник схвачен за горло и его бьют по спине. Так и сейчас, если Вы переедете в земли между заставами, устроите там столицу и будете твердо удерживать бывшие циньские земли, то вы как бы схватите Поднебесную за горло и будете бить ее по спине.

Гао-ди стал советоваться с сановниками. Все сановники, уроженцы района Шаньдуна, стали возражать, говоря что [дом] Чжоу правил несколько сот лет, в то время как [династии] Цинь погибла за два поколения, в связи с этим лучше иметь столицу во [владении] Чжоу. Император колебался и не мог прийти к окончательному решению, однако, когда Лю-хоу 13 ясно показал выгоды переезда в земли между заставами, император в тот же день стал готовить колесницы для переноса столицы на запад в район Гуань-чжуна.

Затем император сказал: «Первым перенести столицу в циньские земли предложил Лоу Цзин. Лоу [звучит] одинаково с Лю», после этого пожаловал ему фамилию Лю, назначил на должность телохранителя и дал титул Фэнчунь-цзюнь 14.

На 7-м году правления династии Хань (200 г. до н. э.) император Гао-ди лично выступил в поход против хань-вана, по имени Синь, поднявшего восстание. Прибыв в Цзиньян, [император] услышал, что Синь хочет совместно с сюнну напасть на Хань. Это привело императора в ярость, и он отправил к сюнну послов. Сюнну спрятали сильных воинов, откормленный рогатый скот и лошадей, а выставили только старых и слабых и [71] истощенный домашний окот. Побывавшие там десять послов по возвращении сообщили, что на сюнну следует напасть. Император приказал Лю Цзину еще раз съездить к сюнну, и тот, вернувшись, доложил: «Когда два государства воюют друг с другом, правильнее всего преувеличивать [силы] и показывать свои сильные стороны. Я же во время нынешней поездки видел только истощенный и худой скот, старых и слабых [воинов], а это говорит о том, что [сюнну] во что бы то ни стало хотят показать свои слабые стороны, спрятать в засаде войска и добиться с их помощью победы. Я считаю, что на сюнну нельзя нападать». В это время ханьские войска уже перешли горы Гоучжу и свыше двухсот тысяч солдат находились на марше. Разгневанный император обругал Лю Цзина, сказав: «Циский раб! Ты получил должность только благодаря своему языку и сейчас опять глупой болтовней мешаешь моим войскам», надел на Лю Цзина колодки и посадил в тюрьму в Гуанъу.

Затем [император] двинулся вперед. Когда он достиг Пинчэна, сюнну действительно выпустили из засады войска, которые стружили Гао-ди на [горе] Байдэн, и он смог вырваться из окружения только через семь дней. Прибыв в Гуанъу, Гао-ди простил [Лю] Цзина, сказав: «Я не послушал тебя и попал в трудное положение в Пинчэне. Мною уже обезглавлены все, ездившие до тебя, десять послов, сказавшие, что [на сюнну] следует напасть». Он дал [Лю] Цзину две тысячи дворов и возвел в ранг хоу с титулом Цзяньсинь-хоу, без пожалования земельного владения 15. Когда Гао-ди прекратил поенные действия у Пинчэна и возвратился назад, хань-ван по имени Синь бежал к хусцам.

В ото время шаньюем [у сюнну] был Маодунь, он имел сильное войско, состоявшее из трехсот тысяч лучников, и часто нападал на северные пограничные земля. Это беспокоило императора, поэтому он обратился за советом к Лю Цзину.

Лю Цзин ответил: «Поднебесная только что умиротворена, солдаты устали от войны, привести [сюнну] к покорности силой оружия нет возможности. Маодунь убил отца и занял его место, женился на матерях, силой поддерживает свой авторитет, воздействовать на него гуманностью и справедливостью нельзя. Можно лишь с помощью плана, рассчитанного на далекое будущее, превратить его сыновей и внуков в наших слуг, но боюсь, что Ваше Величество не согласится на [этот план]».

Император сказал: «Если это действительно сбудется, почему я не захочу выполнить! Что же, однако, нужно сделать?» Лю Цзин ответил: «Если Вы, Ваше Величество, в самом деле сможете отдать [Маодуню] в жены старшую дочь от главной жены и послать ему щедрые подарки, он подумает, что дочь ханьского императора от главной жены принесет варварам богатства, а поэтому, соблазнившись ими, непременно сделает ее яньчжи, а когда у нее родится сын, объявит его наследником, который станет вместо него шаньюем. Почему [произойдет так]? [72] Из-за жадности к дорогим ханьским подаркам. Вы же, Ваше Величество, отправляйте подарки в соответствии с сезонами года, то что имеется в избытке у Хань, но недостает у сюнну, справляйтесь о здоровье [шаньюя] и, пользуясь удобным случаем, посылайте людей, владеющих красноречием, чтобы они незаметно наставляли его в правилах поведения.

Пока Маодунь жив, он, разумеется, будет вашим зятем, а после его смерти шаньюем станет сын вашей дочери. А разве когда-нибудь было видано, чтобы внук относился к деду как к равному? [Так] можно без войны постепенно превратить [сюнну] в своих слуг. Если Вы, Ваше Величество, не сможете послать старшую дочь, а выдадите за свою дочь родственницу или наложницу, ему станет известно об этом, он не возвысит ее и не приблизит к себе, так что пользы не будет».

Гао-ди сказал: «Прекрасно», и хотел отправить к [Маодуню] старшую дочь. Императрица Люй плакала денно и нощно, приговаривая: «У меня есть только сын — наследник престола и единственная дочь, как же можно отдавать ее сюнну?» В конце концов император не смог послать старшую дочь, а ваял девушку из простой семьи, выдал ее за свою старшую дочь и отдал в жены шаньюю. Заключать договор о мире, основанном на родстве, был послан Лю Цзин.

Возвратясь от сюнну, Лю Цзин сказал: «Князья сюннуских [племен] байян и лоуфань, живущих на землях к югу от реки, находятся близко от Чананя, [всего] на расстоянии 700 ли. Легковооруженный всадник может за один день и одну ночь доскакать до Циньчжуна 16. В Циньчжуне, недавно разоренном [войной], мало жителей, а земли плодородны, его следует заселить более густо.

Когда чжухоу подняли восстание, если бы не представители фамилии Тянь, правившей в Ци, и [влиятельные фамилии] Чжао, Цюй и Цзин в Чу, невозможно было бы добиться победы. Хотя сейчас Вы, Ваше Величество, перенесли столицу в земли Гуаньчжун, здесь действительно редкое население. А ведь на севере к этим землям близко грабители хусцы, на востоке живут роды, правившие [в прошлом] шестью владениями; они сильны и, если в один прекрасный день поднимут восстание, Вы, Ваше Величество, не сможете спокойно лежать на высоких подушках. Прошу, Ваше Величество, переселить в район Гуаньчжуна потомков рода Тянь, правившего в Ци, роды Чжао, Цюй и Цзин из Чу, потомков правящих родов в Янь, Чжао-Хань и Вэй, а также тамошние влиятельные и известные фамилии. В спокойное время их можно использовать для защиты от хусцев, а в случае восстания чжухоу возглавить и повести в карательный поход на восток. Это путь к укреплению основы и ослаблению верхушки» 17.

Император, сказав «прекрасно», приказал Лю Цзину переселить в Гуаньчжун более ста тысяч человек, о которых шла речь.


Комментарии

1. Тай — название местности, отождествляемой с территорией современного уезда Угун в Шэньси (ЧГДМДЦД. стр. 392).

2. Цзе — по генеалогии Сыма Цяня, семнадцатый и последний правитель дома Ся. Отличался распутством и жестокостью, его имя служит в китайских источниках символом недостойного правителя. Действия Цзе вызвали возмущение чжухоу. Воспользовавшись общим недовольством, иньский правитель Чэн-тан поднял восстание, разбил поиска Цзе, который бежал в Минтяо и через некоторое время умер (ШЦ. гл. 2. л. 24б).

3. Эпизод, детально раскрытый Сыма Цянем в 1-й главе «Исторических записок». Вэнь-ван отличался справедливостью, поэтому все чжухоу обращались к нему за разрешением спорных вопросов. Когда между двумя набольшими владениями — Юй и Жуй — началась тяжба из-за земли, их правители также решили обратиться к Вэнь-вану. Вступив в пределы Чжоу, они увидели, что чжоусцы во всем уступают друг другу. Это произвело на них такое большое впечатление, что они повернули назад, предварительно разрешив спор на основе взаимных уступок (ШЦ. гл. 4, лл. 5а, 5б).

4. Люй Ван, он же Люй Шан, командовал чжоускими войсками, одержавшими полную победу в сражении с последним иньским правителем Синем в окрестностях Чяоге. В награду Люй Ван получил во владение от чжоуского У-вана земли в Ци. Сыма Цянь приводит три различные версии, связанные с карьерой Люй Вана. Согласно первой из них, Люй Ван родился на берегу Восточного моря. Его предок Бо-и занимал видное положение при императоре Яо и помогал Юю в борьбе с последствиями наводнения. Тем не менее сам Люй Ван не занимал никаких должностей и жил в большой бедности. Однажды, во время рыбной ловли на реке Взншуй, он встретился с чжоуским Вэнь-ваном, который пригласил его на службу и назначил на должность военачальника. По другой версии, Люй Ван служил сначала порочному иньскому правителю Синю, но затем покинул его и перешел на службу к добродетельному Вэнь-вану. Наконец, последняя версия гласит, что Люй Ван, отличавшийся высокими моральными качествами, жил в уединении на берегу моря. Когда Синь заточил Вэнь-вана в тюрьму, он помог ему выйти из заточения, подарив Синю красавиц и драгоценности (ШЦ. гл. 32, лл. 1а-2а).

Получив во владение земли в Ци, Люй Ван подавил сопротивление жившего на них племени лай-и и превратил Ци в базу для дальнейшего освоения современной провинции Шаньдун. Гористый характер местности в Ци не благоприятствовал земледелию, поэтому Люй Ван сосредоточил главное внимание на развитии рыболовства и добычи соли. Удачный выбор направления хозяйственной деятельности привел к тому, что к периоду Чунь-цю Ци превратилось в одно из самих сильных владений с наиболее развитой торговлей, промышленностью и культурой.

5. Бо-и и его брат Шу-ци — два персонажа древности, возвеличенные китайской историей, как образцы добродетели и мудрости. Их отец, правитель владения Гучжу (современный уезд Чанли в провинции Хэбэй), хотел, чтобы ему наследовал Шу-ци, но после смерти отца Шу-ци стал уступать престол Бо-и. Последний, не желая нарушать волю отца, бежал, а за ним последовал и Шу-ци. Братья много слышали о добродетелях чжоуского Вэнь-вана, а поэтому решили направиться к нему. Однако, когда они прибыли в Чжоу, оказалось, что Вэнь-ван уже умер, а его преемник У-ван готовится идти войной против иньского правителя Чжоу. Братья стали отговаривать У-вана от этого шага: «У вас умер отец, но вы не хороните его, а затеваете войну, разве это можно назвать сыновьей почтительностью; вы, являясь подданным, поднимаете руку на своего господина, разве это можно назвать человеколюбием». У-ван не послушал увещеваний и сверг династию Инь.

После этого братья, руководствуясь принципами долга и справедливости, сочли для себя постыдным служить У-вану и удалились и горы Шоуян, где вскоре умерли от голода (ШЦ, гл. 61. лл. 7а-8а).

Конфуций, Мэн-цзы и другие более поздние философы неоднократно ставили братьев и пример как образец душевной чистоты, а в 1102 г. сунский император Чжэн-цзун возвел их в ранг хоу, присвоив Бо-и титул Цинхуй-хоу, а Шу-ци титул Жэньхуй-хоу.

6. Чжоу — последний правитель династии Инь. По генеалогии Сына Цяня: «После смерти императора И на престол вступил его сын Синь. Это был император Синь, которого в Поднебесной называли Чжоу» (ШЦ, гл. 3, л. 10б).

Судя по надписям на бронзе и на костях. Чжоу на 15-м году правления предпринял военные действии против племени жэньфан, обитавшего на территории современной провинции Шаньдун. Война, длившаяся более года, резко ухудшила экономическое положение в стране, что вызвало общее недовольство. Одновременно война способствовала быстрому усилению племени чжоу, жившего на западе, которое, объединив вокруг себя многочисленные некитайские племена, вступило на путь открытой борьбы с Инь (У Цзэ. Древняя история Китая. История рабовладельческого общества эпохи Инь. стр. 458-460).

Эта борьба закончилась победой чжоуского правителя У-вана, который, собрав войска у переправы Мэнцзин, двинулся к иньской столице Чаогэ (к северо-востоку от современного уездного города Танинь в Хэнани) и разбил в ее предместьях войска Чжоу. Потерпев поражение, Чжоу покончил жизнь самоубийством, бросившись в огонь.

Начиная с периода Чунь-цю Синь выступает в китайских источниках как символ дурного, деспотичного правителя. Даже само прозвище Чжоу, данное ему в Поднебесной, означает «нарушать справедливость и вредить доброму» (ШЦ. гл. 3. л. 10б, прим.)

7. Мэнцзин — название переправы через Хуанхэ к югу от современного уездного города Мэнсянь в Хэнани.

8. Фэн — населенный пункт, входивший при династии Цинь в состав округа Пэй. Находился в 70 ли к северо-востоку от современного уездного города Даншань в Цзянсу (ЧГДМДЦД. стр. 881).

9. Пэй — уезд, созданный при династии Цинь. Главный город уезда находился к востоку от современного уездного города Пэйсянь в Цзянсу (ШЦС, стр. 27. прим. 97).

10. Чэнгао — уезд, учрежденный в эпоху Хань. После освобождения Китая входил в особый Чжэн-чжоуский район в Хэнани. В настоящее время упразднен и включен в состав уезда Синъян (ШЦС, стр. 57. прим. 494).

11. Чэн-ван — второй правитель династии Чжоу. Вступил на престол малолетним после смерти отца У-вана. Первые семь лет страной фактически управлял младший брат У-вана, Чжоу-гун.

Правление Чэн-вана, продолжавшееся, по одним подсчетам, 20, по другим — 28 и по третьим — 37 лет, характеризуется ростом и укреплением могущества династии Чжоу. Основные успехи Чэн-вана выразились в окончательной ликвидации сопротивления иньцев; в завершении постройки Восточной столицы Чэнчжоу, что позволило усилить контроль над Центральной равниной; в замирении племен, живших в бассейне Хуайхэ; в разработке системы государственного аппарата, ритуала, музыки к т. д.

Многогранная деятельность Чэн-вана и его успешные завоевательные походы, которые, несомненно, представлялись современникам огромными по своим масштабам, хотя фактически на востоке они ограничивались лишь Шаньдунским полуостровом, а на юге бассейном Хуайхэ, создали ему славу блестящего правителя, и его имя стало служить эталоном процветающего правления.

12. Кан-ван — третий правитель династии Чжоу. Успешно продолжил политику, начатую его дедом и отцом. Характеризуя правление Кан-вана, Сыма Цянь пишет: «В период правлении Чэн-вана и Кан-вана в Поднебесной царили мир и спокойствие, наказания были забыты и к ним не прибегали более 40 лет» (ШЦ, гл. 4, л. 17а), что является высшей похвалой в устах китайского историка.

13. Лю-хоу — титул Чжан Ляна, крупного государственного деятеля при ханьском императоре Гао-ди.

14. Фэнчунь-цзюнь — букв. «господин, поднесший весну». По объяснениям комментаторов, Лю Цзин первым предложил перенести столицу в бывшие циньские земли, положив начало новой эре, точно так же как весна открывает новый год (ШЦ. гл. 99, л. 3а).

15. Гуаньэй-хоу — «хоу, без пожалования земельного владения». Ранг знатности, введенный в Китае в конце периода Чжань-го. При династии Хань это был девятнадцатый ранг знатности, но поскольку счет велся с конца, соответствовал по значению второму рангу. Лица, обладавшие этим рангом, не имели права распоряжаться пожалованным им земельным наделом, а только взимали в свою пользу налоги с жившего здесь населения.

16. Циньчжун — общее обозначение основных циньских земель, более известных под названием Гуаньчжун.

17. «Путь к укреплению основы и ослабления верхушки» означает усиление императорской власти и ослабление влияния чжухоу.

(пер. В. С. Таскина)
Текст воспроизведен по изданию: Материалы по истории сюнну (по китайским источникам). Вып. 1. М. Наука. 1968

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.