Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

СЫМА ЦЯНЬ

ИСТОРИЧЕСКИЕ ЗАПИСКИ

ШИ ЦЗИ

ЖИЗНЕОПИСАНИЕ ЧЖАН И

Чжан И родился в княжестве Вэй. Вместе с Су Цинем он прислуживал учителю Гуй-гу-цзы и учился у него. Су Цинь понимал, что он менее талантлив, чем Чжан И.

Окончив учение, Чжан И стал путешествовать по стране и давать советы владетельным князьям. Однажды он был на пиру у чуского сяна и изрядно выпил. А в это время у сяна пропала яшма, и все стали подозревать в краже Чжан И.

— Чжан И беден и бесшабашен, — говорили они. — Конечно, яшму украл он.

Чжан И схватили и дали ему несколько сот ударов палками. Но Чжан И не признался в краже, и его отпустили.

Жена Чжан И говорила с упреком:

— Эх! Если бы ты не читал своих книг да не брался быть советником, разве бы тебя так опозорили?

— Ты посмотри — язык у меня на месте? — спросил Чжан И.

— На месте, — усмехнулась жена.

— Ну и достаточно.

Су Цинь вскоре успел уговорить правителя княжества Чжао образовать союз «цзун» и сам возглавил его. Однако он боялся, что, если Цинь нападет на владетельных князей, союз развалится. Поэтому он послал человека осторожно намекнуть Чжан И: [122]

— Вы когда-то были в добрых отношениях с Су Цинем. Ныне Су Цинь вошел в силу. Почему бы вам не отправиться к нему и не попытаться осуществить свои желания?

Чжан И отправился в Чжао и стал домогайся встречи с Су Цинем.

Однако Су Цинь приказал не пропускать к нему Чжан И и не давать возможности ему уйти. Лишь через несколько дней он принял Чжан. И, усадил его в самом конце зала и, угощая пищей, которую обычно давали слугам и служанкам, стал его порицать:

— И с вашими способностями вы дошли до такого положения! На вашем месте я лучше лишился бы дара речи, чем переносить позор! Мне вообще не стоило бы вас принимать!

С этими словами он покинул гостя.

Чжан И шел к Су Циню с надеждой добиться от него помощи, как у старого друга, а вместо этого был им опозорен.

Чжан И разгневался. Но он понимал, что бесполезно предлагать свои услуги владетельным князьям, ибо только Цинь способно покорить княжество Чжао.

Оскорбленный Чжан И отправился в Цинь.

Между тем Су Цинь заявил своим подчиненным:

— Чжан И — величайший мудрец Поднебесной, и мне никак с ним не сравниться. Но я доволен, что мне все-таки удастся использовать его. Ведь только Чжан И может взять бразды правления в княжестве Цинь. Я боялся, что он польстится на мелкие выгоды и не последует моему совету, поэтому я пригласил и опозорил его, чтобы вызвать в нем ненависть. Поднесите ему подарки вместо меня.

Су Цинь просил правителя выделить золою, колесницы, коней и послать человека вслед за Чжан И. Чжао-ван выделил все и приказал посланцу останавливаться на одних подворьях с Чжан И, давать ему все необходимое: колесницы, коней, золото, но говорить в дороге, от кого эти дары, не разрешил.

Чжан И добился встречи с циньским Хуэй-ваном. Хуэй-ван принял его на службу, и они вместе стали строить планы походов против владетельных князей.

Между тем посланец Су Циня собирался уезжать.

— Вы — мой друг! Благодаря вам мне удалось добиться известности, и я должен отблагодарить вас за [123] вашу доброту. Почему вы уезжаете? — обратился к нему Чжан И.

— Ваш друг — не я, — ответил посланец. — Ваш друг — Су Цинь. Су Цинь крайне обеспокоен тем, что Цинь пойдет войной против княжества Чжао и расстроит союз. Он считает, что, кроме вас, никто не сможет взять бразды правления в Цинь. Поэтому он своим обращением разгневал вас, а меня послал поднести вам дары. Все это сделано по замыслу Су Циня. Ныне вы добились высокого положения, а мне разрешите, пожалуйста, вернуться, чтобы донести об исполнении повеления.

— Увы мне! — воскликнул Чжан И. — Я столько учился, а здесь ничего не понял! Как далеко мне до Су Циня! Ведь должность я получил благодаря Су Циню, как же я посмею что-нибудь замышлять против Чжао? Поблагодарите за меня господина Су Циня. Разве я посмею вообще давать какие-нибудь советы, пока есть Су Цинь? Пока он жив, я уступаю первенство ему!

Получив должность сяна 1 в княжестве Цинь, Чжан И тотчас же отправил чускому сяну длинное письмо, в котором говорилось:

«Когда-то я был у тебя на пиру и изрядно выпил. Я не крал твоей яшмы, но ты приказал избить меня палками. Теперь хорошенько охраняй свое государство, ибо я собираюсь украсть твои города!»

В это время между Ба и Шу завязалась война, и оба княжества одновременно сообщили циньскому правителю о своем тяжелом положении.

Циньский Хуэй-ван хотел двинуть войска в поход против Шу, но считал, что дороги туда опасны и пройти будет трудно. Кроме того, княжество Хань снова напало на Цинь.

Хуэй-ван хотел было сначала воевать против Хань, а потом уже против Шу, но боялся, что это не принесет ему выгоды. Потом он уже совсем было решил воевать сначала против Шу, но опять-таки опасался, как бы ханьские войска не ударили в спину. Так, одолеваемый сомнениями, он ни на что не мог решиться.

Сыма Цо и Чжан И вели в это время спор перед Хуэй-ваном: первый старался убедить правителя воевать с Шу, второй возражал против этого.

— Лучше всего воевать против Хань, — доказывал Чжан И. [124]

Тут вмешался Хуэй-ван. Останавливая Сыма Цо, он сказал:

— Выслушайте, пожалуйста, его соображения. Чжан И продолжал:

— Сначала завяжите добрые отношения с Чу и породнитесь с правящим домом княжества Вэй. Потом двиньте войска вниз по трем рекам 2, закройте вход в долину Егу 3 и преградите пути в Туньлю 4. Войска княжества Вэй отрежут Наньян, чуская армия подступит к Наньчжэну, а сами вы, напав на Синьчэн и Иян, вплотную подойдете к столицам двух Чжоу. Когда покараете чжоуского вана за его преступления, сможете захватить земли Чу и Вэй. Чжоуский правитель поймет, что для него нет спасения, и безусловно отдаст вам девять династийных треножников «дин» 5 и драгоценные сосуды. Сделавшись обладателем девяти жертвенных сосудов и государственных книг, вы будете держать в руках Сына неба и от его имени повелевать Поднебесной. Тогда уж в Поднебесной никто не посмеет вас ослушаться! Вот дело, достойное вана. Шу — государство, расположенное далеко на западе, в глуши; живет оно по обычаям и законам варваров жун 6 и ди 7. Не стоит ради его завоевания утомлять войска и изнурять повинностями народ. От тех земель все равно никакой пользы не будет. Я слышал, что ради славы борются за императорский трои, за прибыль борются на рынке. Так вот, в нынешних условиях Саньчуань и чжоуский правящий дом — это императорский трон и рынок Поднебесной. Вы же не желаете бороться за них, а обращаетесь против варваров жун и ди, что далеко уводит вас от деяния, достойного настоящего вана!

— Нет, это не так! — возразил Сыма Цо. — Я слышал, что всякий, кто стремится обогатить государство, должен расширять его пределы; всякий, кто хочет создать могучее войско, должен обогащать свой народ; всякий, кто хочет властвовать, должен распространять добродетели. Когда эти три предпосылки налицо, ван должен воспользоваться ими. Ныне ваши земли, ван, невелики по размерам, народ ваш беден. Вот поэтому и следовало бы взять то, что легче. Шу — государство, расположенное на далеком западе, но оно главенствует над варварами жун иди. Там царят смуты, подобные тем, какие были при Цзе-ване и Чжоу-ване. Направить против Шу циньские войска — все равно что напустить барсов и волков на стадо [125] баранов. Зато этих земель достаточно, чтобы расширить ваши владения, а богатств достаточно, чтобы обогатить ваш народ и укрепить войско. Противник покорится сам, и вам не придется причинять ущерб народу. Уничтожение одного княжества Поднебесная не будет рассматривать как жестокость. Так один ваш шаг принесет вам и славу и богатство. Поднебесная не сочтет жадностью, если вы извлечете выгоду из Сихая 8. К тому же вы прославитесь еще и тем, что устранили зло и подавили смуту. Если же вы ныне нападете на Хань и станете Сыном неба — не миновать вам худой славы, да и вряд ли вам удастся добиться выгоды. Мало того, вас сочтут еще и несправедливым! Нападать на того, за кого стоит Поднебесная, опасно. Прошу вас вникнуть в суть. Чжоу — главный правящий дом Поднебесной, а Ци и Хань — государства, лишь пожалованные во владение князьям. Как только Чжоу осознает, что ему придется уступить жертвенные треножники, а Хань поймет, что лишится Саньчуани, эти два государства объединят свои силы и стремления, будут опираться на Ци и Чжао и просить помощи у Чу и Вэй. В результате жертвенные сосуды чжоуского дома перейдут к Чу, а земли — к княжеству Вэй. И при этом вы ничем не сможете им помешать. Вот это я и называю опасностью. Нет, лучше всего идти в поход против Шу.

— Прекрасно! — воскликнул Хуэй-ван. — Так сему и быть.

Он поднял войска и пошел в поход против Шу. В десятом месяце (в десятом месяце 316 г. до н. э.) Хуэй-ван был уже в Шу, быстро овладел им, понизил в титуле правителя княжества Шу — вместо вана 9 присвоил ему титул хоу 10 — и назначил Чэнь Чжуана шуским сяном.

Овладев княжеством Шу, циньскиий правитель стал еще более могущественным. При этом он щедро одаривал маловлиятельных князей.

На десятом году (в 328 г. до н. э.) своего правления циньский Хуэй-ван послал Чжан И вместе с княжичем Хуа осадить вэйский город Пуян. Город был взят. Чжан И уговорил циньского вана возвратить Пуян вэйскому правителю и послать заложником в Вэй княжича Яо.

Чжан И тоже отправился в Вэй и сказал вэйскому вану: [126]

— Циньский ван милостиво обошелся с вами, и вы должны оказывать ему уважение.

Тогда вэйский ван в знак благодарности передал Циньскому вану область Шанцзюнь с городом Шаолян 11.

Хуэй-ван назначил Чжан И своим сяном и переименовал Шаолян в Сяян.

Через четыре года (в 325 г. до н. э.) Чжан И провозгласил Хуэй-вана царем, а еще год спустя, командуя циньскими войсками, захватил город Шань и построил крепость в Шанцзюне.

Через два года (в 323 г. до н. э.)состоялась встреча Чжан И с сянами княжеств Ци и Чу в Несане. Потом он отказался от должности сяна в Цинь и уехал на восток. Там он стал сяном в княжестве Вэй (в 322 г. до н. э.). Однако действовал он в интересах Цинь и всячески склонял вэйского правителя служить Цинь, рассчитывая, что владетельные князья последуют этому примеру. Вэйский ван не захотел слушать Чжан И. Тогда циньский правитель разгневался, объявил княжеству Вэй войну и захватил Цюйво и Пинчжоу. Но с Чжан И он стал обращаться еще милостивее. Чжан И устыдился, что ничем не может отблагодарить правителя, и остался в Вэй еще на четыре года.

Вскоре вэйский Сян-ван умер, и на престол вступил Ай-ван 12. Чжан И снова стал советовать Ай-вану служить княжеству Цинь. Ай-ван не послушался его. Тогда Чжан И тайно предложил циньскому правителю объявить войну княжеству Вэй. Вэйские войска сражались с Цинь и потерпели поражение.

На следующий год Ци напало на Вэй и нанесло поражение его войску при Гуаньцзине. Затем циньский ван решил вновь напасть на Вэй, предварительно он разгромил войско ханьского полководца Шэнь Ча; было обезглавлено восемьдесят тысяч воинов. Все князья содрогнулись от страха.

А Чжан И попрежнему склонял вэйского вана покориться Цинь.

— Земли княжества Вэй не достигают и тысячи ли в окружности, воинов в них не наберется и трехсот тысяч. Земли со всех сторон не защищены, князья могут прийти сюда с четырех сторон, ибо на границах нет ни значительных гор, ни больших рек. От Чжэн до Лян всего двести с [127] лишним ли. Люди и колесницы доберутся до Лян (здесь и дальше под названием Лян имеется в виду княжество Вэй.) без особых усилий. На юге Вэй граничит с княжеством Чу, на севере — с княжеством Чжао, на востоке — с княжеством Ци. Для того чтобы со всех четырех сторон защитить Вэй, потребуется не менее ста тысяч воинов. Все стремятся захватить лянские земли. Лян — это поле брани. Если Лян на юге сделает уступку Чу, но ничего не даст Ци, то Ци нападет с востока. Если вы на востоке сделаете уступку Ци, но ничего не дадите Чжао, — Чжао нападет с севера. Не поладите с Хань, — Хань нападет с запада. Не будете дружить с Чу, — Чу нападет с юга. Вот путь, ведущий к полному разделу и краху. Прежде князья, вступая в союз, стремились обеспечить покой правящей династии, выразить уважение правителю, усилить войско и приумножить свою славу. Вступая в союз ныне, они договариваются объединить Поднебесную и стать братьями. Они зарезали белого коня и на реке Хуаньшуй дали клятву поддерживать друг друга. Но если даже родные братья борются за деньги и богатство, так чего же можно ожидать от союза, созданного Су Цинем и основанного на лжи? Ясно, что успехом он не увенчается. Если вы, великий ван, откажетесь служить Цинь, циньские войска вторгнутся в земли за рекой Хуанхэ, захватят Цюань, Янь и Суаньцзао 13, нападут на княжество Вэй, овладеют его столицей — Янцзинем, и княжество Чжао не сможет поддерживать связь с югом. А если Чжао не будет иметь связи с югом, то прервется связь Лян с севером. А если Лян не будет иметь связи с севером, тогда княжества, вступившие в союз «цзун», будут изолированы друг от друга. В таком случае вашему государству — хоть вы и хотите обеспечить ему покой — не миновать опасности. Расправившись с Хань, Цинь нападет на Лян. Конечно, Хань устрашится циньского нашествия и будет действовать с Цинь заодно. А если Цинь и Хань будут заодно, гибель Вэй не за горами. Для вас, великий ван, это будет самым страшным бедствием, и меня это беспокоит. Лучшим выходом для вас было бы служить циньскому правителю. Если вы будете служить Цинь, ни Чу, ни Хань не посмеют двинуться на вас. Если же вам не будет грозить опасность со стороны Чу и Хань, вы сможете спокойно спать на высокой [128] подушке и государству вашему не будет никаких хлопот. Цинь больше всего стремится ослабить княжество Чу, а сделать это может Лян. Правда, Чу пользуется славой великого и богатого государства, но на самом деле оно пусто и ничтожно. У него много воинов, но они легко обращаются в бегство и запросто показывают противнику спину — сражаться стойко они не умеют. Поэтому, если лянские войска двинутся на юг против Чу, победа обеспечена. Ведь как прекрасно было бы причинить ущерб Чу, за его счет увеличить свои земли, а всю вину свалить на Цинь! Если же вы меня не послушаетесь, Цинь двинет войско на восток, и тогда, если вы и пожелаете служить ему, это окажется невозможным. К тому же большинство людей, которые служат вам, умеют лишь хвастаться, и мало кому из них можно доверять. Они уговаривают вас объединить князей, а сами получают титулы хоу. Вот почему странствующие советники Поднебесной дни и ночи сжимают кулаки и скрежещут зубами от гнева. Они знают, как трудно убедить господина. И разве не будет на ложном пути тот господин, который не посчитается с их советами и убеждениями? Слышал я, что одновременный взмах множества крыльев может потопить корабль; легкий нажим множества рук — поломать ось колесницы; одновременный вздох народа — расплавить металл; всеобщее злословие — пронзить до мозга костей, Я хотел бы, великий ван, чтобы вы хорошенько обдумали план действий и доверили мне управление в княжестве Вэй.

После этого Ай-ван изменил союзу «цзун», а Чжан И попросил разрешения возвратиться в Цинь, чтобы донести об успешном выполнении поручения.

Так Чжан И возвратился в Цинь и снова стал сяном.

Через три года Вэй вновь изменило союзу с Цинь. Тогда циньские войска напали на Вэй и захватили Цюйво.

Через год Вэй снова стало служить Цинь. Тогда Цинь решил пойти войной против Ци, но правителя княжества Ци и Чу были связаны между собой узами родства, и Чжан И решил предварительно переговорить с чуским Хуай-ваном.

Узнав о прибытии Чжан И, чуский Хуай-ван отвел для него лучшее подворье, сам посетил гостя и при этом сказал ему:

— Наше государство дикое и грубое, какие вы можете дать нам наставления? [129]

Чжан И ответил чускому вану:

— Если вы искренне готовы меня послушаться, то закройте все заставы и порвите договор с Ци. За это я обещаю вам шестьсот квадратных ли земель в Шанъюе 14 и, кроме того, уговорю циньского правителя прислать вам в жены его дочь. Тогда Цинь и Чу станут братскими государствами. Благодаря этому на севере будет ослаблено Ци, а на западе от этого получит пользу Цинь. Для вас ничего не может быть лучше!

Чуский ван обрадовался и согласился на такое предложение. Все сановники его поздравляли, и только Чэнь Чжэнь высказывал сожаление. Чуский ван разгневался и сказал ему:

— Я, не подымая войска, приобрел шестьсот квадратных ли земель! Что это — все сановники меня поздравляют, и только вы выражаете сожаление?

— Это не совсем так, — ответил Чэнь Чжэнь. — Мне кажется, что вам не удастся получить земли в Шанъюе, а Цинь и Ци будут жить в согласии. А если Цинь и Ци будут жить в согласии, все беды обрушатся на нас.

— И у вас есть доказательства? — спросил чуский правитель.

Чэнь Чжэнь ответил:

— Цинь считает Чу могущественным только потому, что Чу находится в союзе с Ци. Если вы ныне закроете заставы и порвете отношения с Ци, вы окажетесь в одиночестве. А Цинь — государство кровожадное, неужели оно так и согласится отдать вам шестьсот квадратных ли в Шанъюе? Ведь и Чжан И, возвратившись в Цинь, отвернется от вас! А это значит, что вы, порвав отношения с Ци на севере, обретете вражду с Цинь на западе. Тогда войска двух государств нагрянут на вас одновременно. Сделайте вид, что вы порываете отношения с Ци, а на самом деле продолжайте дружить с ним. Пошлите человека следом за Чжан И, и пусть он получит обещанные земли. Когда вы получите земли, не поздно и тогда порвать с Ци. Если же земель вам не дадут, выступайте против Цинь.

— Замолчите и не говорите мне об этом, пока я не получу земель! — оборвал его чуский ван.

Он вручил Чжан И печать сяна, щедро наградил его и порвал союз с Ци. Потом он назначил своим послом [130] одного военачальника, который должен был сопровождать Чжан И.

Прибыв в Цинь, Чжан И притворился, что по дороге у него сломалась колесница, и в течение трех месяцев не являлся ко двору.

— Может быть, он считает, что я не в достаточной мере усугубил отношения с Ци? — недоумевал чуский ван.

Он послал своего храбреца с бунчуком в княжество Сун взять пропуск для поездки на север, чтобы там выбранить циского правителя.

В результате циский ван разгневался, сломал бунчук. Он покорился княжеству Цинь и завязал с ним дружеские отношения. Только тогда Чжан И явился ко двору и сказал чускому послу:

— Я обещал шесть квадратных ли земель и готов передать их приближенным вана.

— Я получил повеление вести переговоры о шестистах квадратных ли, — заметил чуский посол. — Я ничего не знаю о шести квадратных ли!

Посол возвратился в Чу и доложил обо всем чускому правителю. Тот разгневался и решил поднять свое войско, чтобы отомстить Цинь.

— Можно мне дать вам совет? — обратился Чэнь Чжэнь к чускому правителю. — Чем нападать на Цинь, не лучше ли уступить ему? Отрежьте ему часть своих земель, и этим вы подкупите его, совместно с ним двиньте войска против Ци. Таким образом, ту часть своих земель, которую вы отдадите Цинь, вам возместит Ци. Да и вашему, великий ван, государству в дальнейшем будет обеспечено существование.

Однако чуский ван не послушался и двинул свои войска в поход. Во главе войск он поставил полководца Цюй Гая и повелел ему напасть на княжество Цинь. Тогда Цинь и Ци общими силами напали на Чу: был убит полководец Цюй Гай, обезглавлено восемьдесят тысяч воинов, а земли Даньяна и Ханьчжуна были захвачены противником.

Чуский правитель не успокоился и снова двинул против врага удвоенные силы, дошел до Ланьтяня, где состоялась ожесточенная битва. Здесь чуское войско вновь потерпело поражение, и правитель вынужден бил отдать два города, чтобы заключить мир. [131]

Заключив мир, циньский правитель обратился к Чу с предложением отдать земли Цяньчжуна в обмен на земли, расположенные за заставой Угуань.

— Не хочу никаких земель! — вскричал чуский ван. — Выдайте мне Чжан И, и я уступлю Цяньчжун!

Циньскому вану очень хотелось пойти на эту сделку, но он не решался говорить об этом Чжан И. Тогда Чжан И сам попросился поехать в Чу.

— Чуский ван гневается, что я нарушил ваше обещание отдать ему земли в Шанъюе, — сказал Хуэй-ван. — Вот он и требует выдать вас.

— Чу — государство слабое, а Цинь — сильное, — ответил Чжан И. — У меня добрые отношения с Цзинь Шаном (Цзинь Шан — сановник княжества Чу, подкупленный циньским дипломатом Чжан И.), который служит супруге чуского вана, по имени Чжэн Сю. А чуский ван всегда слушается ее. Да и как чуский ван осмелится убить меня, если я получу от вас бунчук посла? Пусть даже меня убьют — все равно цяньчжунские земли, которые получит Цинь, стоят большего!

Чжан И отправился послом в Чу. Как только он прибыл, чуский ван распорядился бросить его в темницу, намереваясь казнить. Но Цзинь Шан сказал Чжэн Сю:

— Известно ли вам, что ван собирается вас унизить?

— Как так? — спросила Чжэн Сю.

— Циньский ван очень любит Чжан И. А наш ван его не отпускает. Теперь циньский ван уже предлагает нашему вану шесть уездов в Шанъюе, циньскую красавицу в жены и к ней свиту дворцовых певиц. Наш ван готов согласиться. Тогда, несомненно, циньская красавица окажется в почете и ван с вами не будет считаться. Не лучше ли для вас уговорить вана отпустить Чжан И?

После этого Чжэн Сю дни и ночи твердила чускому вану:

— Каждый слуга служит своему господину. Ныне земли еще не отошли к Цинь, а циньский правитель уже прислал своего слугу выразить вам свое уважение. А что делаете вы? Не соблюдая этикета, вы собираетесь казнить Чжан И! Ведь после этого Цинь разгневается и нападет на Чу. Прошу вас, мой повелитель, отправьте меня в Цзяннань, чтобы я не стала жертвой циньских воинов!

Хуай-ван раскаялся, что бросил Чжан И в темницу, [132] простил его и стал обращаться с ним, как высокопочтенным изысканным гостем, как это было и прежде.

Получив свободу, Чжан И узнал о смерти Су Циня 15. Тогда он обратился с пространной речью к чускому вану:

— Циньские земли занимают половину всей Поднебесной. Войска его могут противостоять четырем государствам, владения циньского правителя защищены пропастями и опоясаны реками; с четырех сторон их прикрывают крепости. Воинов, храбрых, как тигры, в Цинь более миллиона, колесниц — целая тысяча, всадников десять тысяч, а запасов провианта целые горы. Законы в Цинь ясны, и его воины и военачальники с радостью готовы идти на смерть! Ведь мудрость правителя проявляется в его строгости, а талант полководца проявляется в его военном искусстве! Пусть даже циньский правитель двинет не все войско, все равно он легко овладеет скалами Чаншаня и сломает таким образом хребет Поднебесной! Первыми, конечно, погибнут те, которые промедлят принести покорность. Ведь ясно, что бараны не соперники тигру. А ваши союзники напоминают стадо баранов, собирающихся противопоставить себя тигру. Вы же действуете сейчас заодно не с тигром, а со стадом баранов, и я считаю, что в этом ваша ошибка. В Поднебесной не может быть двух могущественных государств: либо Чу, либо Цинь. Вражда между ними приведет к уничтожению одного из них Если вы не будете действовать заодно с Цинь, циньские войска займут Иян, тогда невозможно будет сообщаться с Шанданом, принадлежащим Хань. А циньские войска между тем вступят в Хэдун 16 и займут Чэнгао, и Хань в результате этого признает себя подданным Цинь. Лян повернет в ту сторону, куда подует ветер. Если Цинь нападет на западную часть Чу, то Хань и Лян нападут на северную часть, и ваша династия окажется в опасности. Ведь с многочисленным, но слабым войском нападать на сильного противника опасно! Бедному государству пагубно вести частые войны! Говорят: «Если войско у тебя слабое, не ввязывайся в бой с противником; если у тебя мало запасов провианта, не затягивай войну». Сторонники плана «цзун» лишь произносят напыщенные речи о том, что долг правителя — не служить княжеству Цинь. Они толкуют лишь о выгоде этого союза, но забывают о его вреде. В конце концов поражение, которое может нанести вам Цинь, не затронет их самих! Вот я [133] и хочу, чтобы вы, великий ван, хорошенько все это обдумали. Западнее княжества Чу Цинь владеет землями Ба и Шу и оттуда, от гор Линьшань, его большие суда, нагруженные провиантом, спустятся вниз по реке Янцзы, и до Чу им придется пройти всего три тысячи ли. А боевые суда, которые подымают по пятьдесят человек и запасы провианта на три месяца, могут проходить в день триста с лишним ли. Следовательно, чтобы добраться до Чу, им не придется затрачивать больших усилий и понадобится всего десять дней. Подумайте, десять дней — и они будут у заставы Ханьгуань! 17 А если подымется переполох на заставе Ханьгуань, то оборона городов, расположенных к востоку от вашей границы, окажется под угрозой. В результате вы потеряете Цяньчжун и Уцзюнь. А если Цинь подымет войска и пойдет в поход на юг через заставу Угуань, вся северная часть Чу будет отрезана. Нападение циньских войск на Чу означает, что крах наступит не более чем через три месяца. Ждать помощи от князей? Но ведь для этого понадобится не менее полугода! Следовательно, вовремя вы не получите помощи. А ждать помощи от слабых государств, значит забывать о беде, надвигающейся со стороны могущественного Цинь. Вот бедствие для вас, великий ван, и меня это больше всего беспокоит! Вы ведь уже воевали с княжеством У и из пяти битв выиграли три. При этом силы ваших войск истощены, а оборона завоеванных городов обессилила народ. Я слышал, что великий успех может превратиться в бедствие, если народ притеснен и недоволен правителем. Цепляться за успех, который может принести опасность, и идти против воли могущественного Цинь — это гибельно для вас. Княжество Цинь в течение пятнадцати лет не решалось двинуть войска через заставу Ханьгу и напасть на Ци и Чжао только потому, что надеялось снискать в Поднебесной симпатии. Чу в войне против Цинь потерпело поражение в Ханьчжуне, причем погибло более семидесяти человек, держащих яшмовые дощечки, и вы лишились Ханьчжуна. Вы затем снова подняли войска и напали на Цинь. Произошло сражение в Ланьтяне 18. Создалось положение, будто два тигра схватились друг с другом. Ведь если Цинь и Чу будут истощать друг друга, Хань и Вэй будут безраздельно господствовать у них в тылу! А это самое опасное для вас. Подумайте над этим хорошенько, великий ван! Если [134] циньские войска захватят Янцзинь, принадлежащий княжеству Вэй, они прикроют грудь Поднебесной. Тогда вы со своей армией нападете на Сун. Не пройдет и нескольких месяцев, как Сун будет низвергнут. Низвергнув Сун, вы двинетесь на восток, и владения двенадцати князей в верховьях реки Сы полностью перейдут к вам. Су Цинь был единственным человеком в Поднебесной, который верил в прочность союза «цзун». Ему было пожаловано звание уаньского правителя, и он получил должность сяна в княжестве Янь. Замыслив вместе с яньским ваном разгромить Ци и поделить его земли, Су Цинь притворился, что провинился перед яньским правителем, и бежал в Ци. Циньский правитель принял его и назначил своим сяном. А через два года все замыслы Су Циня обнаружились. Циский ван разгневался и приказал разорвать труп Су Циня колесницами на базарной площади. Ведь Су Цинь пытался объединить князей и властвовать над Поднебесной с помощью обмана! Вполне понятно, что это ему не удалось. Ныне Цинь и Чу имеют общие границы и рубежи, поэтому им надлежит вести себя как добрым соседям. Если вы, великий ван, действительно можете послушаться меня, я упрошу циньского правителя прислать к вам в качестве заложника его наследника. Вы же в свою очередь отправите чуского наследника заложником в Цинь. Кроме того, я постараюсь убедить циньского вана отдать вам в жены свою дочь и город с десятью тысячами дворов. Таким образом, Чу и Цинь станут братскими государствами, всякие нападения и войны между вами прекратятся навсегда. Я считаю, что для вас это было бы самым выгодным.

Итак, чуский ван получил Чжан И, но отдавать земли Цяньчжуна ему не хотелось, и он согласился на предложение Чжан И.

Тогда Цюй Юань 19 сказал правителю:

— Когда-то Чжан И обманул вас, великий ван. Раз уж он приехал снова, вам следовало бы сварить его живьем в масле. Но вы не только не казнили его, а вдобавок слушаете его лживые речи! Это недопустимо!

— Согласиться с Чжан И и сохранить земли Цяньчжуна — огромная выгода для меня! — возразил чуский правитель. — Я потом получу вдвое больше.

Он согласился на предложение Чжан И и завязал дружбу с Цинь. Чжан И покинул Чу и уехал в Хань. [135]

— Ханьские земли покрыты мрачными пропастями и отвесными скалами, — говорил он ханьскому вану. — Здесь рождаются только бобы да пшеница. Народ большей частью питается или вареными бобами, или гороховой похлебкой. Выпадет один неурожайный год, и людям нечего будет есть. Ханьские земли раскинулись не более чем на девятьсот ли в окружности, запасов провианта в них не наберется и на два года. Я подсчитал, что у вас не более трехсот тысяч воинов, в число которых входят несущие разные повинности. Если же вычесть воинов, занятых на охране городов и крепостей, останется тысяч двести. В Цинь носящих латы более миллиона, десять тысяч всадников, тысяча колесниц. Циньские воины храбры, как тигры; они галопом скачут на конях, без шлемов бесстрашно врываются в расположение врага и разят без промаха. И таких храбрецов не счесть! А циньские кони! Они летят, как птицы, выбрасывая передние ноги, и роют землю задними копытами. Расстояние между передними и задними копытами за один прыжок составляет целых три сюня 20. И таких коней не счесть! Шаньдунцы вступают в бой лишь в шлемах и латах, а циньские воины смело устремляются на врага без лат и доспехов. Налево рубят головы, направо берут живьем. Сравнить циньского воина с шаньдунским все равно, что сравнить Мын Бэня (Мын Бэнь — знаменитый силач и храбрый воин периода Чжаньго.) с трусом! Циньский воин настолько сильнее шаньдунца, насколько У Хо (У Хо — силач, прославленный воин периода Чжаньго.) сильнее младенца. Бросить воинов, подобных Мын Бэню и У Хо, на слабое непокорное государство равносильно тому, что опустить груз в тысячу цзюней 21 на куриное яйцо. Конечно, ничего хорошего тут не получится! А сановники и владетельные князья не думают о том, что у них ничтожные земли, и слушают хвастливые речи сторонников плана «цзун». А те только и подстрекают: «Послушайтесь нас! Вы сделаетесь могущественными и будете властвовать в Поднебесной». Внимать советам, которые могут принести пользу лишь на мгновение, значит не заботиться о длительном благополучии для своей династии. Нет преступления тяжелее, чем вводить в заблуждение своего правителя. Если вы откажетесь служить Цинь, циньский правитель [136] двинет против вас войско, овладеет Ияном, отрежет у вас Шанданские земли, возьмет Чэнгао и Жунъян на востоке, тогда и дворцы Хунтай и рощи Санлинь перестанут быть вашим достоянием. Ведь если вы лишитесь Чэнгао и прервется сообщение с Шанданскими землями, государство ваше окажется раздробленным. Если же вы сразу согласитесь служить Цинь, то обретете покой. Ваш отказ будет равносилен вашей гибели. Делать зло, а требовать, чтобы тебе за это платили добром, рассчитывать на мель, а попасть в глубину, восстать против Цинь и покориться Чу — значит погубить себя, хотя ты этого и не желаешь! Поэтому в ваших же интересах присоединиться к Цинь. Цинь больше всего желает ослабления княжества Чу. Достигнуть этого можно, использовав Хань. Однако это вовсе не значит, что только с помощью Хань можно сделаться сильнее Чу. Это просто объясняется благоприятным месторасположением княжества Хань. Если вы обратитесь лицом к западу и станете служить Цинь, чтобы вместе с ним напасть на Чу, циньский правитель возрадуется. Ведь для вас нет ничего лучше, как в союзе с Цинь напасть на Чу и поживиться за счет последнего.

Ханьский ван послушался совета Чжан И. Чжан И, возвратившись в Цинь, донес своему вану об успешном выполнении повеления.

За это циньский правитель пожаловал Чжан И звание усиньского правителя и отдал во владение пять городов. Затем он послал Чжан И на восток для переговоров с циским Минь-ваном.

Чжан И сказал Минь-вану так:

— Ци — самое могущественное из всех государств Поднебесной. Великие сановники живут здесь в довольстве и роскоши. Но вместе с тем ваши советники, великий ван, дают вам советы, которые преследуют лишь кратковременные выгоды и не обращают внимания на выгоды, рассчитанные на сто поколений. Я уверен, что сторонники плана «цзун», давая вам какой-нибудь совет, говорят: «Ци граничит на западе с могущественным княжеством Чжао, на юге — с Хань и Лян. Ци прилегает к морю, территория его обширна, население многочисленно, у него могучее войско, состоящее из храбрых воинов. Пусть здесь будет сто таких Цинь, что значат они для Ци?» Вы считаете такие советы мудрыми и не видите в них пороков. Сторонники плана «цзун» — это небольшая кучка людей, которые [137] считают, что нет ничего на свете разумнее предлагаемого ими союза. Я слышал, что Ци трижды воевало с княжеством Лу, и Лу трижды оказывалось победителем. Но если государство оказывается в опасности, за нею неизменно следует гибель. Хотя оно и обрело славу победителя, но все же обречено на гибель. Почему? Потому, что Ци — государство большое, а Лу — маленькое. Ныне Цинь и Ци — это то же, что Ци и Лу. Цинь сражалось с Чжао на реках Чжаншуй и Хуанхэ, и Чжао дважды победило. Потом они снова сражались под Фаньу, и вновь победило Чжао. Но после четырех битв Чжао лишилось нескольких сотен тысяч воинов, его столица Ханьдань едва держится. Хотя Чжао и слывет победителем, оно уже по сути дела разгромлено. Почему? Потому что Цинь могущественнее Чжао. Ныне правящие дома Цинь и Чу породнились между собой, а их государства стали братскими. Хань уступает им Иян, Лян отдает Хэвай. Правитель Чжао едет на поклон в Мяньчи 22, дарит Хэцзянь 23 и признает себя подданным Цинь. Если вы, великий ван, откажетесь служить Цинь, его правитель двинет армии княжеств Хань и Лян против ваших южных земель, а войска княжества Чжао переправятся через реку Цинхэ 24 и устремятся к заставе Богуань. Это приведет к потере ваших владений Линьцзы и Цзимо 25. Когда государство ваше подвергнется нападению, вы лишитесь возможности изъявить свое согласие добровольно служить Цинь! Подумайте об этом, великий ван!

— Ци — государство дикое и захолустное, — ответил циский ван. — Живем мы в полном неведении на берегах Восточного моря, и нам никогда не приходилось слышать столь мудрых рассуждений, направленных на благо нашей династии.

Циский ван согласился поступить так, как советовал ему Чжан И.

После этого Чжан И отправился на запад убеждать правителя княжества Чжао примкнуть к Цинь.

— Меня прислал к вам мой правитель, — сказал он, — ибо он хочет дать вам свой скромный совет. Вы, великий ван, в свое время возглавили Поднебесную с целью покорить Цинь, и циньские войска в течение пятнадцати лет не смели выходить за заставу Ханьгу. Слава ваша прогремела в шести государствах. Наши города живут в страхе, они запасают оружие, украшают колесницы, учатся [138] верховой езде и стрельбе, обрабатывают поля, запасаются продовольствием и охраняют свои владения со всех четырех сторон. Они живут в трепете и печали, не смея пошевельнуться. И только вы, великий ван, преследуете их. Ныне ваше могущество, великий ван, дало вам возможность захватить Ба и Шу, присоединить к своим владениям Ханьчжун, овладеть двумя Чжоу, перевезти в свою столицу девять династийных сосудов и держать в руках переправу Байма 26. Цинь от вас находится далеко, но уже давно возмущено вашими действиями. Правда, ныне циньские войска утомлены, но тем не менее они расположились в Мяньчи и готовы переправиться через реку Хуанхэ, перейти реку Чжаншуй, овладеть городом Фаньу 27 и встретиться с вами для битвы под стенами Ханьданя. Они преисполнены решимости вступить в упорное сражение, хотя бы оно продолжалось годы, чтобы не повторить ошибки, допущенной когда-то иньским Чжоу-ваном 28. Почтительно прошу вас — пошлите гонцов и ознакомьтесь, что происходит кругом. Ведь все, кому вы доверяете, вступили в союз, полагаясь на Су Циня. Су Цинь ввел в заблуждение князей, выдал правду за ложь и ложь за правду — он хотел погубить Ци и сам приказал разорвать свое тело колесницами на базарной площади. Теперь вполне ясно, что ему объединить Поднебесную не удалось. Ныне Цинь и Чу стали братскими государствами, Хань и Лян признали себя подданными Цинь, а Ци отдал ему земли, богатые рыбой и солью. Это все равно, что отрезать у Чжао правую руку по самое плечо! Можно ли избежать поражения, когда вступаешь в битву без правой руки и без союзников? Ныне Цинь пошлет против ваших владений три армии. Одна армия закроет дорогу в Удао и потребует, чтобы княжество Ци подняло свои войска, переправило их через реку Цинхэ и расположило восточнее Ханьданя. Вторая армия займет Чэнгао, а войска княжеств Хань и Лян расположатся в Хэвай. Третья же армия уже расположена в Мяньчи. Договорившись таким образом с четырьмя государствами, Цинь нападет на Чжао, покорит его и разделит земли между четырьмя союзниками. Я рассказал вам все. Желаете убедиться, спросите приближенных. Мне кажется, что вам лучше встретиться с циньским ваном в Мяньчи и договориться никогда не нападать друг на друга. Хотелось бы, чтобы вы решились на это, великий ван. [139]

— При жизни прежнего вана фынъянский правитель пользовался исключительной властью. Он одурманил покойного вана и вершил всеми государственными делами. Я же в то время жил на попечении своего наставника и никакого участия в государственных делах не принимал. Когда покойный ван покидал своих подданных, я был слишком молод. Ведь я только недавно стал самостоятельно совершать жертвоприношения. Разумеется, я многого еще не понимаю и меня терзают сомнения. Мне и в голову не приходило, что для меня невыгодно не служить Цинь. Ныне я желал бы изменить сложившееся мнение и исправить допущенные ошибки. В подтверждение своих слов я отдаю часть своих владений. Ваш ясный призыв побуждает меня немедленно сесть в колесницу и отправиться к циньскому правителю.

Итак, правитель княжества Чжао тоже согласился служить Цинь.

Чжан И из Чжао направился на север в княжество Янь. Там он перед яньским Чжао-ваном 29 держал такую речь:

— Вы, великий ван, считаете, что у вас с Чжао самые лучшие взаимоотношения. Когда-то Сян-цзы 30, правитель княжества Чжао, отдал свою старшую сестру в жены дайскому вану. Затем он решил объединиться с княжеством Дай и договорился о встрече с дайским ваном в крепости Гоучжу. К этой встрече он приказал мастерам изготовить золотой ковш для вина, причем ручку сделать длиннее обычного, чтобы этим ковшом можно было убить человека. Во время встречи с дайским ваном он по секрету сказал своему повару. «Когда подвыпьем, поднося подогретое вино, убей дайского вана ковшом». Повар внес вино и, вылив его в чашу, неожиданно повернулся и стукнул дайского вана ручкой ковша по голове. На землю брызнули мозги — дайский ван умер. Когда об этом узнала сестра Сян-цзы, она от горя заколола себя шпилькой. До сих пор эту гору называют Моцзишань. О смерти дайского вана в Поднебесной знают все. На этом примере вам должно быть ясно, что правитель княжества Чжао жесток и не желает ни с кем родниться. Неужели вы придерживаетесь другого мнения? Ведь когда-то войско Чжао уже нападало на Янь. Оно окружило яньскую столицу и взяло в плен покойного вана. Покойному вану [140] пришлось тогда выкупиться уступкой десяти городов. А ныне правитель Чжао поехал в Мяньчи на поклон и намерен уступить Циньскому княжеству Хэцзянь. Если вы сейчас откажетесь служить Цинь, циньский правитель двинет свое войско на Юньчжун и Цзююань, а княжеству Чжао прикажет напасть на Янь, и вам не поможет ни Ишуй 31, ни Великая стена. Ныне Чжао подчинено Цинь, как уезд — области, и потому Чжао не посмеет без согласия Цинь поднять войско и напасть на вас. Если вы будете служить циньскому правителю, он останется доволен вами. Это будет означать, что вы на западе обретете поддержку со стороны могущественного Цинь, а на юге вам больше не будет грозить опасность со стороны Ци и Чжао. Вот поэтому вам, великий ван, и следовало бы хорошенько обдумать мое предложение.

— Я живу, как дикарь в отдаленной местности, — ответил яньский ван. — Хотя я и взрослый мужчина, но глуп, как ребенок: у меня не хватает ума, чтобы принять какое-нибудь решение. К великому моему счастью, высокий гость удостоил меня своим поучением! Я охотно обращусь лицом к западу и буду служить Цинь, уступив ему пять городов на склонах гор Хэншань.

Яньский ван принял предложение Чжан И, и Чжан И возвратился в Цинь, чтобы донести об исполнении повеления. Но не успел он добраться до Сяньяна 32, как циньский Хуэй-ван умер и на престол вступил У-ван 33.

Еще будучи наследником престола, У-ван не любил Чжан И, и не успел У-ван занять престол, как сановники постарались оклеветать перед ним Чжан И:

— Ему доверять нельзя. Он продает государство направо и налево, чтобы снискать себе расположение. Если вы поверите Чжан И, в Поднебесной будут над вами смеяться.

У-ван отстранил Чжан И от должности. Когда об этом узнали владетельные князья, они выступили против союза «хэн» и вновь объединились в союзе «цзун».

В первый год правления У-вана все сановники без конца злословили по адресу Чжан И. Со стороны Ци тоже последовал укор.

Опасаясь, как бы его не казнили, Чжан И обратился к циньскому У-вану с такими словами:

— У меня есть план, и, если разрешите, я могу открыть его вам. [141]

— Что вы хотите предпринять? — спросил У-ван.

— Я дам вам совет, который послужит на благо алтаря ваших предков, — сказал Чжан И. — Как только на востоке произойдут изменения, вы приобретете огромные земли! Ныне я узнал, что циский ван крайне озлоблен на меня и готов пойти войной против всякого княжества, в котором я буду находиться. Поэтому я и хочу просить у вас разрешения поехать в Лян. Ци объявит войну этому княжеству. Когда же война между Ци и Лян будет в самом разгаре, когда они сойдутся под стенами городов и не смогут разойтись, вы вторгнетесь в Хань и овладеете землями Саньчуань 34. Ваши войска выступят от заставы Ханьгу, без боя дойдут до столицы Чжоу, и вам достанутся династийные жертвенные сосуды. Вы станете Сыном неба и будете владеть государственными реестрами и переписями. Вот дело, достойное подлинного вана!

Циньский ван счел приемлемым предложение Чжан И, дал ему тридцать больших обитых кожей повозок, и Чжан И отправился в Лян.

Циский правитель действительно поднял войска и напал на Лян. Лянский ван перепугался.

— Никакой беды вам не грозит, великий ван! — успокоил его Чжан И. — Я могу заставить Ци прекратить войну.

Чжан И послал своего доверенного человека, по имени Фын Си, в княжество Чу, чтобы попросить чуского правителя отправить в Ци своего посла и передать послание цискому вану.

Чуский посол, по поручению Чжан И, передал цискому правителю:

— Вы больше всего ненавидите Чжан И, и с вашей стороны очень любезно, что вы помогаете ему вновь снискать доверие циньского правителя!

Циский ван удивленно спросил:

— Я ненавижу Чжан И и поклялся воевать со всяким, кто дает ему убежище. Как же я могу играть ему на руку?

— Вот этим самым вы и играете на руку Чжан И, — ответил посланец. — Перед отъездом Чжан И говорил циньскому правителю: «Я дам вам совет, великий ван, и как только на востоке произойдут изменения, вы приобретете огромные земли. Ныне циский ван крайне [142] озлоблен на меня и готов пойти войной против всякого княжества, в котором я буду находиться. Поэтому я и хочу просить у вас разрешения поехать в Лян. Ци объявит войну этому княжеству. Когда же война между Ци и Лян будет в самом разгаре, когда они сойдутся под стенами городов и не смогут разойтись, вы вторгнетесь в Хань и овладеете землями Саньчуань. Ваши войска выступят от заставы Ханьгу, без боя дойдут до столицы Чжоу, и вам достанутся династийные жертвенные сосуды. Вы станете Сыном неба и будете владеть государственными реестрами и переписями. Вот дело, достойное подлинного вана!» Циньский ван доверился Чжан И, дал ему тридцать больших обитых кожей повозок и отправил в Лян. Как только Чжан И прибыл в Лян, вы действительно напали на это княжество. Это значит, что вы, во-первых, истощаете свои силы и, во-вторых, воюете с соседом. Этим самым вы наживаете себе нового врага и укрепляете доверие циньского правителя к Чжан И. Вот в этом смысле я и говорю, что вы играете на руку Чжан И!

— Вот так здорово! — воскликнул циский ван и приказал увести войска.

Чжан И уехал в Вэй, служил там сяном и через год умер 35.

* * *

Чэнь Чжэнь, тоже странствующий советник из ученых людей, вместе с Чжан И служил циньскому Хуэй-вану. Оба они боролись за почести и благосклонность циньского правителя.

Стараясь очернить Чэнь Чжэня перед циньским ваном, Чжан И говорил:

— Чэнь Чжэню платят хорошо, а служит он плохо и не прилагает усилий для установления добрых отношений между Цинь и Чу. Ныне чуский правитель не проявляет никакого благорасположения к Цинь, зато осыпает милостями Чэнь Чжэня. Чэнь Чжэнь больше заботится о себе, чем о вас, великий ван. Мало того, он собирается навсегда покинуть Цинь и уехать в Чу. Не слушайте его ни в коем случае!

Тогда циньский ван спросил Чэнь Чжэня:

— Правду ли говорят, что вы хотите покинуть Цинь и уехать в Чу?

— Да, — ответил Чэнь Чжэнь. [143]

— Значит, Чжан И сказал правду?

— Об этом знают все, а не только Чжан И, — возразил Чэнь Чжэнь. — Это известно всем разумным людям. В старину У Цзы-сюй был верен своему государю, но все правители Поднебесной наперебой старались назвать его своим подданным. Цзэн Шэнь отличался сыновней почтительностью, и все в Поднебесной считали честью называть его своим сыном. Слуги и служанки, которых продают в своей же деревне, считаются лучше; женщины, которые выходят замуж в своих же захолустных деревнях, считаются лучшими женами. Если я не буду предан своему государю, то разве чуский правитель поверит, что я буду предан ему? Но преданность моя отвергнута вами — куда же мне идти теперь, если не в Чу?

Ван согласился с его доводами и стал обращаться с ним приветливее.

Чэнь Чжэнь прожил в Цинь еще год. Но когда циньский Хуэй-ван назначил Чжан И своим сяном, Чэнь Чжэнь бежал в Чу.

Чуский правитель отнесся к нему безо всякого уважения и отправил его своим послом обратно в Цинь.

Проезжая через Лян, Чэнь Чжэнь решил повидаться с Си Шоу 36, но тот не пожелал с ним встретиться.

Тогда Чэнь Чжэнь сказал:

— Я приехал к нему по делу. Если он меня не примет, я немедленно уеду.

Си Шоу, наконец, принял Чэнь Чжэня.

— Почему вы пьянствуете? — спросил его Чэнь Чжэнь.

— Потому что нечего делать, — ответил тот.

— Я могу вам найти сколько угодно занятий, — сказал Чэнь Чжэнь. — Вы согласны?

— Что же вы предлагаете?

— Тянь Сюй (Тянь Сюй — сян, советник княжества Вэй.) создает союз князей, — сказал Чэнь Чжэнь. — Но чуский ван в это не верит. Скажите вэйскому вану: «Я давно знаком с правителями княжеств Янь и Чжао. От них приезжали послы и говорили: «Если вам нечего делать здесь, почему вы не придете к нам?» Вот я и хочу просить у вас разрешения уехать». Если ван согласится, попросите его выделить вам повозок тридцать, расставьте их во дворе и объявите, что едете в Янь и Чжао. [144]

Купцы из Янь и Чжао, узнав об этом, поспешили донести своим правителям, и те послали людей встречать Си Шоу. А чуский ван, узнав о случившемся, разгневался и сказал:

— Тянь Сюй уговаривает меня заключить союз, и в то же время они рады, что Си Шоу уехал в Янь и Чжао. Янь и Чжао меня обманывают!

Он был так обозлен, что больше не хотел слушать ни о каком союзе.

Когда циский правитель узнал, что Си Шоу отправился на север, он тотчас же послал к нему человека с предложением занять должность и в Ци. Си Шоу согласился. Таким образом, он получил возможность решать дела в трех княжествах.

После этого Чэнь Чжэнь приехал в Цинь.

Хань и Вэй тогда воевали целый год. Циньский Хуэй-ван хотел заставить их прекратить войну. Он спросил у своих сановников, стоит ли это делать.

Одни отвечали, что стоит, другие отговаривали. Хуэй-ван так и не пришел к определенному мнению. В это время прибыл Чэнь Чжэнь. Хуэй-ван обратился к нему:

— Скажите, вы думали обо мне, когда были в Чу?

— Вы слышали что-нибудь о Чжуан Си родом из Юэ? 37 — в свою очередь спросил его Чэнь Чжэнь.

— Ничего не слышал.

— Чжуан Си родился в Юэ, но служил чускому правителю, имел титул и земельные владения. Однажды он заболел. Тогда чуский ван сказал: «Чжуан Си родился в Юэ и был там ничтожным человеком. Ныне, служа мне, он приобрел огромную власть, почет и богатство. Интересно, думает ли он о Юэ?» Тогда один из чиновников сказал: «Всякий раз, когда человек болен, он думает о родине. Если Чжуан Си думает о Юэ, значит в бреду он говорит по-юэски. Если же он думает о Чу, значит говорит по-чуски». Послали людей послушать — Чжуан Си говорил по-юэски. Так и я: будучи в изгнании в Чу, мог ли я говорить не по-циньски?

— Прекрасно! — воскликнул Хуэй-ван. — Ныне Хань и Вэй уже целый год воюют. Я хотел их заставить прекратить войну, но одни говорят мне, что стоит вмешаться, а другие, наоборот, утверждают, что этого делать не следует. Я не знаю, как поступить. Если у вас найдется совет и на сей счет, дайте его мне. [145]

— Вы слышали историю о храбром муже Бянь Чжуан-цзы и двух тиграх? Я вам ее расскажу. Однажды Бянь Чжуан-цзы захотел убить тигра, но смотритель подворья для проезжающих остановил его: «Два тигра только что начали есть быка. Это для них очень лакомое блюдо, они начнут рвать добычу друг у друга. А когда качнут рвать, непременно раздерутся. Сильный тигр непременно будет ранен, а слабый убит. Вот тогда колите раненого тигра. Вы сразу прославитесь, будто убили двух тигров». Бянь Чжуан-цзы счел совет благоразумным и стал выжидать. Вскоре тигры действительно разодрались, причем сильный тигр был ранен, а слабый убит. Тогда Бянь Чжуан-цзы подскочил к раненому тигру и заколол его. И он прославился как победитель двух тигров. Ныне Хань и Вэй напали друг на друга и воюют уже год. Это означает, что сильное государство будет ранено, а слабое погибнет. Тогда вы пойдете войной на раненое государство и обретете славу победителя двух государств. Это ничем не отличится от поступка Бянь Чжуан-цзы.

— Великолепно! — обрадовался циньский ван и отказался вмешиваться в войну.

Сильное государство действительно было ранено, слабое погибло. Тогда циньский правителе пошел против раненого государства и одержал великую победу. В этом и заключался совет Чэнь Чжэня.

Си Шоу был родом из Иньцзюня, что в княжестве Вэй. Его фамилия Гунсунь, имя — Янь. Он не любил Чжан И. Когда вэйский правитель назначил Чжан И своим сяном, Си Шоу вознегодовал.

Он послал своего человека передать ханьскому Гун-шу:

— Чжан И добился согласия между Цинь и Вэй. При этом он сказал: «Если Вэй нападет на Наньян, то Цинь сразу же нападет на Саньчуань. Вэйский ван окружил Чжан И таким почетом потому, что стремится захватить ханьские земли и завладеть Наньяном. Почему бы вам не пригласить к себе Гунсунь Яня и дать ему высокую должность. Тогда отношения между Цинь и Вэй испортятся. Если княжество Вэй будет настроено против Цинь и отвергнет Чжан И, оно непременно предложит Гунсунь Яню должность сяна».

Гун-шу дал Гунсунь Яню должность. Вскоре правитель Вэй назначил Си Шоу сяном и Чжан И оттуда уехал. [146]

Когда ко двору вэйского князя приехал ицюйский правитель, Си Шоу узнал, что Чжан И вновь стал сяном в Цинь. Он не мог успокоиться и намеревался его погубить.

В беседе с ицюйским правителем Си Шоу говорил:

— Вы проделали большой путь, и вам, пожалуй, нелегко будет снова приехать сюда. Так вот я и решил предупредить вас: «Если князья Срединного государства 38 не нападут на Цинь, то Цинь разграбит ваши владения. Лишь для этого оно пытается щедрыми дарами привлечь вас на свою сторону и подорвать согласие владетельных князей».

Вскоре пять княжеств 39 объявили войну Цинь.

— Ицюйский правитель — самый мудрый из всех правителей племен «мань» и «и» 40. Его следовало бы подкупить и удержать от войны, — говорил циньскому вану Чэнь Чжэнь.

— Прекрасно! — ответил циньский ван и распорядился послать в подарок ицюйскому правителю тысячу кусков узорчатого шелка и сто циньских красавиц.

— Все вышло так, как предсказывал Гунсунь Янь! — сказал ицюйский правитель своим чиновникам.

Он поднял войска, напал на Цинь и нанес ему жестокое поражение под Либо.

После того как умер Чжан И, Си Шоу приехал в Цинь. Там он получил должность сяна. Он носил у пояса печати сянов пяти княжеств и был главой союза.

Я, придворный историк Сыма Цянь, от себя добавлю:

— В Трех Цзинь было много ученых людей, которые умели действовать, сообразуясь с обстоятельствами. Сторонники союза «хэн», содействовавшие укреплению могущества Цинь, были большей частью родом из Трех Цзинь. А ведь деяния Чжан И были намного значительнее деяний Су Циня! О Су Цине в мире дурно отзываются потому, что он умер раньше Чжан И. Учитывая все недостатки и промахи Су Циня, Чжан И старался поддержать и укрепить союз «хэн».

Эти два человека были поистине опасными!..

Комментарии

1. Чжан И получил должность сяна в княжестве Цинь в 328 г. до н. э.

2. Три реки (сань чуань) — в период Западного Чжоу (XII-VIII вв. до н. э.) — это реки Цзин, Вэй и Ло. В период Восточного Чжоу (VIII-III вв. до н. э.) под тремя реками имели в виду реки И, Ло и Хуанхэ.

3. Долина Егу — находилась на территории, ныне охватываемой провинцией Шэньси.

4. Туньлю — название местности в современной провинции Шаньси.

5. Девять династийных треножников «.дин» — по преданию, выплавлены легендарным Юем. Эти сосуды, переходившие от одной династии к другой, являлись символами верховной власти. Перевозились они при перемене столиц вслед за переездом царского двора.

6. Жун — некитаиские племена, кочевавшие в древности на западе и юго-западе Китая

7. Ди — древние кочевые племена, отличавшиеся от китайцев по языку, обычаям и стоявшие на более низком уровне общественного и культурного развития

8. Сихай — «Западное море» — употреблено здесь в иносказательном смысле, как западная сокровищница природных богатств, под которой имеется в виду область Шу, то есть современная провинция Сычуань

9. Ван — в древнейшем Китае являлся единовластным монархом, управлявшим всей страной. Впоследствии, после ослабления власти династии Чжоу, титул вана присваивали себе правители отдельных княжеств, ранее зависевших от царского дома Чжоу.

10. Хоу — второй титул из пяти титулов знатности, существовавших в классовом обществе древнего и средневекового Китая.

11. Шаолян — город, находился на территории, ныне охватываемой провинцией Шэньси.

12. Ай-ван — правитель княжества Вэй или Лян в 318-296 гг. до н. э

13. Цюань, Янь и Суаньцзао — принадлежали княжеству Вэй, находились на территории нынешней провинции Хэнань.

14. Шанъюй — местность, охватываемая ныне провинцией Хэнань

15. Смерть Су Циня относится к 311 г. до н. э.

16. Хэдун — территория на восток от Хуанхэ, принадлежала в период Чжаньго княжеству Лян (Вэй). В период господства династий Цинь и Хань существовала область Хэдун. Находилась там, где сейчас провинция Шаньси.

17. Ханьгуань — застава в западной части княжества Чу, находилась на территории, ныне входящей в провинцию Хубэй.

18. Сражение в Ланьтяне — произошло в 312 г. до н. э. Ланьтянь находился на территории, входящей ныне в провинцию Шэньси.

19. Цюй Юань (IV-III вв. до н. э.) — великий китайский поэт, государственный деятель, патриот.

20. За один прыжок три сюня — образное выражение, характеризующее скорость передвижения. Один сюнь равен семи чи, три сюня — 21 чи, то есть около 7 метров

21. Символ большой тяжести Вес тысячи цзюней равняется 30 тысячам китайских фунтов, что составляет примерно 1800 килограммов.

22. Мяньчи (Миньчи) — территория, принадлежавшая в период Чжаньго сначала княжеству Хань, а затем — Цинь, ныне входит в провинцию Хэнань. В Мяньчи в 279 г. до н. э. состоялась встреча правителей княжеств Чжао и Цинь.

23. Хэцзянь — территория между реками Хуанхэ и Чжанхэ.

24. Цинхэ — река, в период Чжаньго протекала по территории западных владений княжества Ци, ныне входящей в провинцию Шаньдун.

25. Цзимо — город в восточной части княжества Ци, находился на территории, ныне охватываемой провинцией Шаньдун.

26. Переправа Байма — в современной провинции Хэнань, важный стратегический пункт, способствовавший княжеству Цинь вести военные действия против соседних княжеств.

27. Фаньу — город, принадлежавший княжеству Чжао, находился на территории, входящей ныне в провинцию Хэбэй.

28. Имеется в виду поражение, нанесенное в XII в. до н. э. иньскому царю Чжоу Синю чжоускими войсками под командованием У-вана.

29. Чжао-ван — правитель княжества Янь в 311-279 гг. до н. э.

30. Сян-цзы — правитель княжества Чжао в 457-425 гг. до н. э.

31. Ишуй — река в провинции Хэбэй, протекала по территории княжества Янь, на границе с княжеством Чжао, и служила защитой от нападений.

32. Сяньян — столица княжества Цинь, находилась на территории, входящей ныне в провинцию Шэньси.

33. У-ван — правитель княжества Цинь в 310-307 гг. до н. э.

34. Земли Саньчуань — то есть земли в бассейне трех рек: это территория в северной части провинции Хэнань. В период царствования династии Цинь здесь была создана область Саньчуань.

35. Чжан И умер в княжестве Вэй в 310 или 309 г. до н. э. В хронологических таблицах Сыма Цяня приводятся обе эти даты. В других главах «Исторических записок» указывается лишь 309 г. до н. э.

36. Си Шоу — название чина в княжестве Вэй. Сыма Цянь в «Исторических записках» именует так вэйского государственного деятеля Гунсунь Яня, не называя его по фамилии.

37. Юэ — древнее княжество, созданное в период Западного Чжоу. Занимало часть современной провинции Чжэцзян. Уничтожив в 472 г. до н. э. княжество У и присоединив его земли, княжество Юэ стало охватывать территорию современных провинций Чжэцзян и Цзянсу и южную часть провинции Шаньдун. Юэ впоследствии было захвачено княжеством Чу.

38. В древних китайских источниках название «срединное государство» служило для обозначения китайских племен и их территории, находившейся в долине реки Хуанхэ, как бы в центре среди окружавших ее других земель некитайских племен.

Здесь имеется в виду шесть княжеств, кроме Цинь.

39. Пять княжеств — это Чу, Вэй, Ци, Хань и Чжао. Они напали на Цинь в 318 г. до н. э.

40. Племена «мань» и «и» — южные и юго-восточные некитайские племена.

Текст воспроизведен по изданию: Сыма Цянь. Избранное. М. Гос. изд. худ. лит. 1956

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.