Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

СЫМА ЦЯНЬ

ИСТОРИЧЕСКИЕ ЗАПИСКИ

ШИ ЦЗИ

ЖИЗНЕОПИСАНИЕ СУ ЦИНЯ

Су Цинь родился в городе Лояне, столице Восточного Чжоу. Учился он в княжестве Ци у знаменитого наставника Гуй-гу-цзы. Затем он несколько лет скитался по свету, попал в бедственное положение и возвратился домой.

Братья, сестры, жены братьев и наложницы украдкой посмеивались над ним:

— Долг каждого чжоуца — заниматься земледелием, ремеслом или торговлей. А он не считается со своим долгом и пытается заработать на жизнь своим языком! Разве ему не суждено попасть в беду?

Когда Су Цинь узнал об этих разговорах, ему стало больно и стыдно. Он заперся в доме, вытащил книги и начал их перечитывать. Ведь долг ученого — день и ночь сидеть над книгами. Правда, этим он не сумеет добиться славы и почета, но узнает, как применить свои знания.

Так целый год читал он «Чжоускую книгу о гармонии тьмы» и, проникнув, наконец, в ее смысл, воскликнул:

— Вот об этом и надо рассказать нынешним правителям!

Прежде всего он добился приема у чжоуского Сянь-вана 1. Но приближенные Сянь-вана, знавшие Су Циня, не оценили по достоинству его знания.

Тогда Су Цинь отправился на запад в княжество Цинь. Циньский Сяо-гун 2 к этому времени умер, и Су Циню пришлось разговаривать с Хуэй-ваном. [94]

— Цинь — государство, которое с четырех сторон защищено горами и опоясано реками, — сказал он. — На востоке его прикрывают заставы и река Хуанхэ; на западе оно включает Ханьчжун 3, на юге расположены Ба 4 и Шу, а на севере — Дай 5 и Ма 6. Ведь это неприступная твердыня, созданная самой природой! С помощью многочисленных ученых советников и всего населения Цинь вы, руководствуясь законами войны, сможете покорить всю Поднебесную и присвоить себе императорский титул.

— Пока не отросли крылья, высоко не взлетишь, — возразил ему циньский ван. — Пока не обоснованы культурное и административное начала, рано говорить об объединении Поднебесной! Я только что казнил Шан Яна и такого опрометчивого советника, как вы, использовать не намерен.

Ничего не добившись в Цинь, Су Цинь отправился на восток в княжество Чжао. Незадолго до этого правитель Чжао, по имени Су-хоу, пожаловал своему младшему брату звание фынъянского правителя и должность сяна княжества Чжао. Фынъянский правитель не допустил встречу Су Циня с князем, и Су Цинь вынужден был отправиться в княжество Янь.

Добившись через год с лишним (в 334 г. до н. э.) приема у яньского Вэнь-хоу 7, Су Цинь говорил ему:

— На востоке Янь граничит с Ляодуном и Чаосянь, на севере — с землями Линьху и Лоуфань, на западе находятся земли Юньчжун и Цзююань, а на юге протекают реки Хуто и Ишуй. Яньские земли простираются более чем на две тысячи ли. В княжестве имеется несколько сот тысяч воинов, шестьсот колесниц, шесть тысяч всадников, запасов продовольствия хватит на несколько лет. С юга богатства идут к вам через Цзеши и Инмынь, на севере вы получаете прибыль от торговли каштанами и жужубами. Народ в основном может довольствоваться этими плодами, даже не занимаясь земледелием. У вас благодатный край! Ведь в Поднебесной нет другого княжества, которое было бы так защищено от нашествий, опустошения и гибели и наслаждалось покоем, как Янь! Но знаете ли вы, великий ван, почему все это так? Янь не подвергается вторжениям потому, что с юга его прикрывает [95] княжество Чжао. Пять раз воевали между собой Чжао и Цинь: дважды побеждало княжество Цинь, три победы одержало Чжао. Когда княжество Цинь и Чжао воюют между собой, Янь находится у них в тылу. Вот почему Янь избавлено от вторжений. К примеру допустим, что циньскому правителю вздумалось напасть на Янь. Но прежде всего ему пришлось бы преодолеть горы Юньчжун и Цзююань и пройти через долины Дай и Шангу, что составит несколько тысяч ли. Даже если циньские войска овладели бы при этом городами княжества Янь, все равно они не сумели бы удержать их. Отсюда понятно, почему Цинь не может причинить никакого вреда княжеству Янь. Ну, а если княжество Чжао нападает на Янь! Тогда как вам потребуется десять дней, чтобы собрать войско, войска Чжао, расположенные в Дунъюине переправятся через реку Хутао, перейдут вброд реку Ишуй и через четыре-пять дней доберутся до вашей столицы. Вот почему я говорю, что, если на вас нападет княжество Цинь, ему придется воевать более чем за тысячу ли от дома, а если нападет Чжао, то ему придется воевать всего в ста ли от дома. Не может быть большей ошибки, чем не принимать во внимание бедствие, которое находится от тебя на расстоянии в сто ли, и придавать большое значение бедствию, которое находится от тебя на расстоянии в тысячу ли. Вот почему вам, великий ван, следовало бы породниться с Чжао. Тогда в Поднебесной наступит единство и княжеству Янь никто не будет угрожать.

— Вы говорите вполне разумно, — ответил Вэнь-хоу. — Однако княжество мое невелико, и граничит оно на юго-западе с княжеством Чжао, а на юге с княжеством Ци. Оба эти княжества могущественны. Но раз уж вы желаете создать коалицию «цзун» 8, чтобы обеспечить покой княжеству Янь, так послужите мне.

Князь снабдил Су Циня конем, колесницей, золотом, шелками и отправил его в Чжао.

Фынъянский правитель к этому времени умер, и Су Цинь разговаривал с самим князем Су-хоу 9.

— Все высокопоставленные сановники и простые ученые в Поднебесной высоко ценят вашу доброту и давно стремятся доказать вам свою преданность. Но фынъянский правитель был завистлив и мешал вести дела. Поэтому гости и ученые люди не имели возможности излагать перед вами свои мысли. Ныне, когда фынъянский [96] правитель покинул сей мир, вы, государь, снова стали близки с народом. Потому я и осмелился изложить вам свое мнение. Ведь самое важное для правителя, чтобы его народ жил в покое и согласии и самому не знать никаких неприятностей. А основой спокойствия является способность правителя выбирать друзей и ладить с соседями. Когда с соседями установлены добрые взаимоотношения, народ спокоен. Если же взаимоотношения с соседями не налажены, народ не может быть спокоен. Позвольте теперь рассказать о тех бедствиях, которые могут грозить вам извне. Цинь и Ци непрерывно враждуют между собою, а народ от этого бедствует. Если заключить союз с Цинь и напасть на Ци, это не даст народу покоя. Если, наоборот, заключить союз с Ци и напасть на Цинь, народ опять-таки не получит покоя. Поэтому правитель должен быть особенно осторожным в своем выборе, чтобы не испортить своих отношений с соседями. И вам, государь, следовало бы знать, чем разнится белое от черного, свет от мрака. Если вы послушаетесь меня, то княжество Янь отдаст вам земли, богатые шерстью и мехами, а Ци отдаст вам море, богатое рыбой и солью, княжество Чу уступит вам апельсиновые и померанцевые сады, а Хань, Вэй и Чжуншань 10 отдадут города и свои земли. Благодаря этому ваши родные получат титулы хоу. Извлечь выгоду, захватить чужие земли — вот к чему стремились пять гегемонов. Ради этого они громили войска противника и брали в плен полководцев. Для того чтобы получить титулы хоу, Чэн Тан и У-ван вели борьбу, не останавливаясь перед убийствами государей. А вам сейчас стоит поднять руку, как вы получите и то и другое. И я от души желал бы вам этого. Если вы, великий ван, вступите в союз с Цинь, то Цинь постарается ослабить княжества Хань и Вэй. Если вы будете в союзе с Ци, то Ци непременно постарается ослабить Чу и Вэй. Если ослабнет Вэй, у него будет отторгнута территория за рекой 11; ослабление Хань приведет к потере Ияна. А если Иян будет потерян, дороги в Шанцзюнь для княжества Хань будут закрыты. Если же территория за рекой окажется отторгнутой у княжества Вэй, то пути сообщения вообще прервутся. Если же княжество Чу будет слабым, никто не протянет ему руку помощи. Вот над этими тремя планами вам следовало бы задуматься. Ведь если войска княжества Цинь подойдут к Чжидао 12, Наньян окажется в [97] опасности. Если циньские войска захватят Наньян и окружат чжоускую столицу 13, княжество Чжао вынуждено будет поднять войска для самообороны. А если Цинь, овладев землями княжества Вэй, возьмет Цюаньчэн, то правитель княжества Ци вынужден будет явиться на поклон ко двору циньского князя. Если циньский правитель пожелает потом овладеть Шаньдуном, он подымет войска и двинется против княжества Чжао. И стоит только циньским войскам переправиться через Хуанхэ и перейти реку Чжанхэ, как они овладеют городом Паньу и будут сражаться у стен Ханьданя. Для вас это будет бедствием, государь. Шаньдунское государство в настоящее время не сильнее, чем Чжао. А земли княжества Чжао раскинулись более, чем на две тысячи ли, воинов в этом княжестве несколько сот тысяч, тысяча колесниц и десять тысяч всадников. Запасов провианта хватит на несколько лет. На западе Чжао прикрыто горами Чаншань, на востоке — рекой Хэчжан, на юге — рекой Цинхэ, а на севере защитой ему служит княжество Янь. Янь, конечно, государство слабое, и бояться его нечего. Но Циньский правитель больше всего в Поднебесной стремится нанести вред княжеству Чжао. И все же Цинь не смеет поднять войска и пойти войной против Чжао! А почему? Да потому, что он боится, как бы княжества Хань и Вэй, прикрывая Чжао с юга, не обрушились на него с тыла. Ну, а если Цинь нападет на Хань и Вэй? Ведь эти княжества не защищены сколько-нибудь значительными горами, не ограждены большими реками, и Цинь, шаг за шагом захватывая их земли, подойдет к их столицам. Хань и Вэй не смогут устоять перед могущественным противником и признают себя вассалами циньского правителя. А когда Хань и Вэй перестанут сдерживать Цинь, тут-то все несчастье и обрушится на княжество Чжао, и вы, государь, окажетесь в опасности. Я слышал, что древний император Яо не владел и тремя наделами земли, а у императора Шуня первоначально не было земли вовсе, но они сумели овладеть Поднебесной. У императора Юйя первоначально не было и сотни подданных, но он стал повелителем всех князей. У Чэн Тана и У-вана было не более трех тысяч служилых людей, не более трехсот колесниц и не более тридцати тысяч пеших воинов, но оба они сумели стать царями и нашли справедливый путь управления. Вот почему просвещенный и мудрый правитель всегда оценивает силу [98] своего внешнего противника и взвешивает свои внутренние силы. Мудрый правитель не ждет, пока две армия, готовые к бою, выстроятся одна против другой и в схватке решится победа, — предвидение победы или поражения уже ясно вырисовывается у него в голове. Разве скроешься от народной молвы, если даже будешь решать дела тайком? Я сделал набросок карты всей Поднебесной. Земли князей в пять раз превышают Цинь, а войск у них в десять раз больше, чем у Цинь. Если шесть княжеств, действуя заодно, подымут войска и общими силами нападут на Цинь, то Цинь будет разбит. Если же ныне обратиться лицом к западу и прислуживать Цинь, значит признать себя его подданным. Но разве можно одновременно говорить о том, что разобьешь кого-то и что сам будешь разбит, сделаешь кого-то своим подданным и что сам станешь подданным другого? Сторонники плана «хэн» хотят отрезать земли у владетельных князей и отдать их княжеству Цинь. Но стоит циньскому правителю добиться успеха, как он начнет воздвигать высокие башни, строить роскошные дворцы, обзаведется великолепными выездами, будет слушать музыку и развлекаться с красавицами. То, что другие княжества будут от этого терпеть бедствия, не побеспокоит циньского князя. Сторонники плана «хэн» днем и ночью стараются запугать князей могуществом государства Цинь, потому что они стремятся отторгнуть у них земли. Вам над этим следовало бы призадуматься, великий ван. Я слышал, что мудрый правитель никогда не поддается сомнениям и не слушает клеветы, он старается держаться подальше от всяких слухов и закрывает дверь для любых группировок в своем дворце. Я со всей искренностью излагаю перед вами свои соображения насчет того, как вы могли бы расширить свою территорию и создать могущественное войско. Я считаю, что для вас, великий ван, нет ничего лучше, как создать коалицию из княжеств Хань, Вэй, Ци, Чу, Янь и Чжао и тем самым отгородиться от Цинь. Пригласите всех полководцев и сянов Поднебесной собраться на реке Хуаньшуй 14, разъясните им суть дела и, зарезав белую лошадь, заключите союз. Пусть они дадут такую клятву: «Если Цинь нападет на Чу, княжества Ци и Вэй пошлют отборное войско на помощь чускому правителю, Хань отрежет противнику пути подвоза провианта, войска Чжао перейдут реки Хуанхэ и Чжанхэ, а Янь будет оборонять [99] север Чаншаня. Если Цинь нападет на Хань и Вэй, то Чу отрежет противнику тыл 15, отборное войско выставит им на помощь Ци, войско Чжао перейдет реки Хуанхэ и Чжанхэ, а Янь будет оборонять горы Юньчжун. Если Цинь нападет на Ци, то Чу отрежет противнику тыл, Хань будет оборонять Чэнгао, вэйские войска встанут на пути циньских войск, войска княжества Чжао перейдут реки Хуанхэ и Чжанхэ и направятся к Богуаню, а Янь двинет в помощь цискому правителю отборное войско. Если Цинь нападет на Янь, то Чжао будет оборонять Чаншань, Чу расположит войско в Угуане, циские войска перейдут реку и вступят в Бохай, а Хань и Вэй пошлют отборное войско в помощь яньскому правителю. Если Цинь нападет на Чжао, то Хань расположит войско в Ияне, чуские войска расположатся в Угуане, Вэй сосредоточит свои войска за рекой Хуанхэ, циское войско перейдет реку Цинхэ, а Янь выставит отборное войско в помощь Чжао. Войска пяти князей обрушатся на каждого, кто посмеет нарушить договор. Но если все шесть княжеств будут жить в дружбе, циньские войска никогда не посмеют прейти через заставу Ханьгу 16 и напасть на Шаньдун 17. А если все будет так, вы сможете стать гегемоном.

Правитель Чжао ответил Су Циню:

— Я молод, недавно вступил на престол и никогда еще не слышал о столь далеко идущих замыслах, касающихся моего престола. Вы показали, как сохранить Поднебесную и дать спокойствие князьям. Посему жалую вас званием советника.

И он дал Су Циню сто колесниц, тысячу слитков золота, сто кружков белой яшмы и тысячу кусков парчи и шелка для передачи князьям, с тем чтобы склонить их на союз.

В это время (в 334 г. до н. э.) чжоуский Сын неба 18 передал циньскому правителю право на принесение жертв душам Вэнь-вана и У-вана 19. А циньский Хуэй-ван отправил войско в поход против княжества Вэй, в результате чего был взят в плен военачальник Лун Цзя, захвачен вэйский город Дяоинь (в 333 г. до н. э. (?)). Княжество Цинь стремилось как можно дальше продвинуть войска на восток. [100]

Су Цинь опасался, как бы циньские войска не двинулись дальше и не вступили в пределы Чжао. Кроме того, он был раздражен приездом Чжан И 20 в Цинь, а поэтому он еще убедительнее доказывал ханьскому Хуэй-сюань-вану 21:

— Путь в Хань на севере преграждают крепости Гун и Чэнгао, на западе — Иян и Шанбань. К востоку от Хань простираются земли Юань и Жан и протекает река Юшуй, а на юге высятся горы Синшань. Ханьские земли раскинулись на девятьсот с лишним ли, воинов в княжестве несколько сот тысяч. Искусные лучники и лучшие стрелки из самострелов являются выходцами из Хань. К тому же вам подчиняются племена ци-цзы, шао-фу, шили, воины которых стреляют на шестьсот шагов. Да и каждый ханьский воин, стреляя с выпадом вперед, может без передышки выпустить сто стрел. Причем, если они стреляют издали, то только пробивают латы и ранят грудь, а если стреляют с близкого расстояния, тогда пронзают сердце противника насквозь. Мечи и алебарды ханьских воинов, сделанные в Миншане, Танци, Мояне, Хэфу, Дэнши, Юаньфыне, Лунъюане и Тайа, настолько остры, что они с одинаковой легкостью поражают как лошадей, так и быков на суше, лебедей и аистов на воде, будучи направленные на врага — рассекают латы, броню, доспехи и щиты. А как храбры ханьские воины, облаченные в твердые латы, вооруженные тугими луками и острыми мечами! Можно и не сомневаться в том, что каждый из них противостоит сотне врагов! Обладая могуществом и мудростью, вы, великий ван, могли бы помышлять о том, чтобы обратиться лицом к западу и покориться Цинь? Ведь это все равно, что опозорить свой род и стать посмешищем для всей Поднебесной! А позорнее этого ничего не может быть. Вот почему я предлагаю вам подумать над моими словами, великий ван... Стоит вам признать себя подданным княжества Цинь, как циньский правитель потребует от вас Иян и Чэнгао. Предположим, ныне вы удовлетворите его требование, но на следующий год он потребует от вас другие уступки. Вы уступите раз, другой, а потом и отдавать будет нечего, и тогда все ваши уступки не принесут вам никакой пользы и на вас в конце концов обрушится несчастье. Ведь отдавать земли вы можете до известного предела, а требованиям Цинь не будет конца. А что значит, обладая небольшой территорией, [101] удовлетворять неограниченные притязания? Это не что иное, как способ накликать на себя беду! Без боя уступать свои владения?! Ведь пословица гласит: «Лучше быть клювом петуха, чем задом коровы». Чем вы будете отличаться от коровьего зада, если признаете себя подданным циньского правителя? Да неужто вы потерпите, чтобы, обладая могуществом и мудростью, получить кличку «Коровий зад»? Даже мне в таком случае было бы стыдно за вас!

Ханьский ван вспыхнул, повел плечами, окинул всех гневным взглядом и, опираясь на меч, со вздохом обратился к небу.

— Я ни на что не годен, но служить Цинь не буду, — произнес он. — Вы от имени правителя Чжао предлагаете мне союз, и я с почтением вручаю вам судьбу моего рода.

Потом Су Цинь отправился в Вэй и уговаривал вэйского Сян-вана 22.

— На юге от ваших земель расположены Хунго, Чэнь, Жунань, Сюйянь, Куньян, Чжаолин, Уян, Синьду и Синьси, на востоке — Хуай, Ин, Чжуцзао и Усюй, на западе — граница проходит по Великой стене, а на севере находятся земли за Хуанхэ, Цзюань, Янь и Суаньцзао. Ваши владения простираются на тысячу ли. Правда, вашу территорию считают маленькой, но зато она густо населена, на ней нет необжитых мест и невозделанных полей, нет даже свободного места, где можно было бы пасти скот. Толпы людей и множество повозок непрерывно движутся по дорогам вашего княжества, и стоит неугомонный шум, будто движется бесчисленное войско. Я, например, считаю, что по размерам ваше государство не уступит княжеству Чу. Но сторонники плана «хэн» пытаются ввести вас в заблуждение, толкают вас заключить союз с таким хищником, как Цинь, правитель которого только и мечтает о том, как бы захватить всю Поднебесную. Ведь в конечном счете ваше государство пострадает от Цинь, а вы этого не видите. Тот, кто помогает Цинь, тем самым губит своего правителя и совершает самое тяжкое преступление. Вэй — одно из могущественных государств Поднебесной, вы, князь, самый мудрый из всех правителей; и если вы допускаете мысль обратиться лицом к западу и признать главенство циньского правителя, который стремится подчинить себе всех, построить [102] императорские дворцы и принимать дань от князей весной и осенью, — мне будет стыдно за вас! Я слышал, что у юэского вана Гоу Цзяня было всего три тысячи человек, но он взял в плен Фу Ча в Ганьсуе. У-ван во главе трех тысяч воинов и трехсот обитых кожей колесниц сумел одолеть иньского Чжоу-вана в Муе. Разве у них было много войск? Но они смогли воодушевить воинов на подвиг! А у вас, я слышал, двести тысяч воинов, одетых в латы и хорошо вооруженных, двести тысяч воинов в синих головных повязках 23, да еще можно набрать двести тысяч храбрецов, да сто тысяч людей, выполняющих различные повинности, да шестьсот колесниц, да пять тысяч конников. Это количество намного больше того, каким располагали Гоу Цзянь и У-ван. Ваши сановники говорят, что вы собираетесь покориться Цинь. Если это так, значит вы готовы отдать ему земли, чтобы доказать свою преданность. Но это одно и то же, что погубить государство без боя. Кто советует вам служить Цинь, — тот коварный и подлый! Быть подданным своей страны и отдавать врагу земли своего правителя ради того, чтобы добиться дружбы чужеземца, — значит гнаться лишь за временным успокоением и не думать о будущем. Они подрывают общее ради личного преуспевания, хотят обобрать своего господина и помочь без того могущественному Цинь. Расследуйте это, великий ван! Ведь в «Шуцзине» 24 говорится: «Когда прядешь нить из хлопка, нужно, чтобы она тянулась беспрерывно; но что делать с плющом, если он бесконечно разрастается? Если не вырвать его в зародыше, потом придется пустить в ход топор. Если будешь нерешительным с самого начала, что ты предпримешь, когда нагрянет беда?» Если вы, великий ван, послушаете меня, шесть княжеств будут жить в согласии, сольют свои сердца и объединят силы, и, конечно, Цинь не сможет никому причинить никакого вреда. Вот почему правитель княжества Чжао и послал меня изложить вам мой план и заключить с вами союз.

Вэйский ван ответил Су Циню:

— Мне никогда не приходилось слушать разумных наставлений. Ныне вы передали мне предложение правителя княжества Чжао, и я жалую вас званием своего государственного советника.

Потом Су Цинь отправился на восток, посетил циского Сюань-вана и поведал ему: [103]

— На юге княжество Ци прикрыто горами Тайшань, на востоке — горами Ланъе, на западе у него протекает река Цинхэ, а на севере расположен Бохай. Ваше государство — это крепость, созданная самой природой. Циские земли достигают двух тысяч ли в окружности, в них несколько сот тысяч носящих латы, целые горы запасов провианта. Ваши отборные войска поражают врага, словно острый наконечник стрелы, в сражении обрушиваются на него, как гром, налетают, как ураган. Обладая таким войском, вам никогда не приходилось отступать ни за реку Цинхэ, ни в Бохай. В вашей столице Линьцзы 25 семьдесят тысяч дворов. На каждом дворе найдется трое мужчин. Трижды семь — двадцать один, итого двести десять тысяч. Значит, даже не дожидаясь прибытия воинов из дальних уездов, у вас их только в Линьцзы двести десять тысяч! Линьцзы — богатый город, его жители играют на свирелях, лютнях и гуслях, устраивают петушиные бои и собачьи бега, играют в шесть фигур 26 и подбивают мяч ногой 27. На дорогах, ведущих к Линьцзы, тесно от повозок, людей много — идут плечом к плечу; стоит им поднять рукава одежд — получится полог, стоит соединить полы одежд — образуется шатер, стоит смахнуть пот — польется дождь... Люди живут большими семьями, все они зажиточны, обладают широкой и гордой натурой. Княжеству, во главе которого стоит такой мудрый ван и которое обладает таким могуществом, никто в Поднебесной не сможет противостоять! Нужно ли вам обращаться лицом к западу и служить Цинь?! Ведь княжества Хань и Вэй больше, чем вы, боятся Цинь, потому что они граничат с Цинь. В случае войны исход ее решится в каких-нибудь десять дней. Предположим, что Хань и Вэй победят Цинь, — но они потеряют при этом половину своих войск и потом уже не смогут защитить свои границы. Если же они проиграют войну, то их государства окажутся на краю гибели. Вот почему княжествам Хань и Вэй трудно воевать с Цинь и легко потерять свою независимость. Но если Цинь вздумает напасть на Ци, положение получится совсем иное. Ему придется прежде всего присоединить к своим владениям земли Хань и Вэй, потом преодолеть сопротивление войск княжества Вэй, занять город Янцзинь 28 и пройти через неприступную местность Кайфу, где дороги настолько узки, что две повозки не разъедутся, а всадник будет вынужден идти [104] пешком. Если в таких местах сотня людей будет оборонять ущелье, тысяча не осмелится пройти! Даже если циньские войска и проникнут в ваши владения, им все время придется оглядываться назад, так как Хань и Вэй могут ударить ему в спину. Вот почему Цинь кричит, бахвалится своей силой, но, охваченный страхом и сомнениями не рискует напасть на вас. Ясно, что от Цинь никакого вреда для Ци не будет. Но ваши сановники не думают об этом и хотят, обратившись лицом к западу, служить Цинь. В этом их ошибка. Для вас нет никакого смысла признавать себя подданным Цинь, зато есть все возможности укрепить свое государство. Хотелось бы, чтобы вы, великий ван, повременили с решением и хорошенько обдумали мое предложение.

— И до чего же я был неразумен! — воскликнул в ответ циский ван. — Государство мое расположено в стороне от больших дорог, примыкает к берегу моря. Мне никогда не приходилось слышать столь мудрых наставлений. Вы предлагаете мне союз от имени правителя княжества Чжао, и я, из уважения к нему, жалую вам звание моего государственного советника.

После этого Су Цинь отправился на юго-запад, предстал перед чуским Вэй-ваном 29 и сказал ему так:

— Чу — одно из могущественных государств Поднебесной, а вы — мудрейший из правителей. На западе вы владеете Цяньчжуном и Уцзюнем, на востоке — Сячжоу и Хайяном, на юге вас прикрывают озеро Дунтин и область Цанъу, на севере защищают крепости Синсай и Сюньян. Земли ваши раскинулись более чем на пять тысяч ли. У вас миллион носящих латы, тысяча колесниц, десять тысяч всадников и на десять лет запасов провианта. У вас есть полное основание стать гегемоном. Обладая таким могущественным княжеством и такой мудростью, вы, великий ван, можете противостоять любому. А вы хотите обратиться лицом к западу и служить княжеству Цинь! Ведь это значит, что все владетельные князья, следуя вашему примеру, отправятся на поклон в Чжантай 30. Вы больше всего мешаете циньскому правителю осуществить его хищнические замыслы. Если будет могущественным княжество Чу, значит будет слабым княжество Цинь; если будет могущественным Цинь, значит слабым будет Чу, — два могущественных государства, стремящихся к захвату, не могут мирно сосуществовать. [105] Для вас, ван, лучше всего жить в дружбе с владетельными князьями и таким образом изолировать Цинь. Если вы меня не послушаете, то Цинь пошлет в поход две армии: одна нападет на Угуань, а другая устремится к Цяньчжуну, — города Янь и Ин падут. Пословица гласит: «Принимай меры, пока не возникла смута, всякое дело делай заранее». Если спохватиться лишь тогда, когда беда нагрянет, будет поздно. Обдумайте это, великий ван. Если вы склонны принять мой совет, то все государства, расположенные к востоку от гор, принесут дары в храм ваших предков и по вашему повелению дадут войско в ваше распоряжение. Если вы действительно воспользуетесь моим планом, красавицы княжеств Хань, Вэй, Ци, Янь, Чжао и Вэй заполнят внутренние покои ваших дворцов, ваши конюшни будут заполнены верблюдами и конями из Янь и Дай. Если вы вступите в этот союз, вы будете безраздельно править княжеством Чу. Если же верх одержат сторонники плана «хэн», императором станет циньский правитель. Сейчас речь идет о том, будете вы завоевателем или чьим-то слугой. Я на вашем месте предпочел бы первое. Ведь Цинь — это хищник, ничем не отличающийся от тигра или волка, правитель его стремится проглотить всю Поднебесную. В Поднебесной больше всего ненавидят как раз циньского правителя. Сторонники плана «хэн» стараются отдать ему земли владетельных князей, чтобы выслужиться перед ним, а это называется добром платить за зло. Не видеть, как твои подданные отдают врагу твои земли, — значит не видеть беды, которая надвигается на тебя. Ведь нет ничего хуже, чем отдавать врагу земли своего господина. А поддерживать Цинь — значит предавать своего господина. Требовать, чтобы господин отдал недругу свои земли, — большего преступления и вероломства быть не может. Зато, если вы будете жить в мире с князьями, они отдадут вам свои земли и будут служить Чу. Если же вы согласитесь со сторонниками плана «хэн», княжество Чу вынуждено будет отдать свои земли и служить княжеству Цинь. Эти два плана несовместимы друг с другом. Какой из них вы изберете? Мой правитель послал меня дать вам совет, великий ван.

Чуский ван ответил:

— Мое государство на западе граничит с Цинь. Циньский правитель стремится присоединить к своим владениям земли Ба, Шу и Ханьчжун. Цинь — [106] государство свирепое, как тигр, с ним невозможно жить в дружественных отношениях. Хань и Вэй боятся Цинь, но не заключают с ним союза лишь потому, что боятся претензий со стороны противников союза с Цинь. Ибо заключить союз с Цинь — значит самому ничего не добиться, а государство свое подвергнуть опасности. Собственными силами Чу тоже не сможет победить Цинь, да и на сановников наших нельзя положиться. Я не могу спокойно спать на своей циновке, пища мне кажется несладкой, сердце мое трепещет в тревоге, будто знамя на ветру, я колеблюсь, не зная, к кому примкнуть. Поскольку ныне правители хотят объединить Поднебесную, заключить союз для оказания помощи государствам, попавшим в беду, я готов отдать все силы служению этому великому делу.

Итак, шесть княжеств пришли к согласию и объединили свои силы. Су Цинь, который был вдохновителем этого союза, стал сяном шести княжеств.

Известив правителя княжества Чжао о своем выступлении в поход, Су Цинь двинулся на Лоян. Князья прислали ему на помощь множество колесниц, конных воинов и обозных повозок, но сомневались, как поведет себя чжоуский ван.

А чжоуский Сян-ван, узнав о приближении войска Су Циня, испугался. Он приказал привести в порядок дорогу и послал людей в предместье столицы с почетом встретить Су Циня.

Братья Су Циня и их жены теперь боялись прямо смотреть ему в глаза. Лишь искоса поглядывая и низко кланяясь, они прислуживали ему за столом. Су Цинь с улыбкой говорил жене старшего брата:

— Почему вы прежде так презирали меня, а теперь так раболепствуете?

Жена старшего брата, извиваясь, как змея, подползла к Су Циню и, не смея поднять лица, стала оправдываться:

— Потому, что вы занимаете сейчас высокое положение и у вас много золота.

— Но человек остался тот же, — с тяжким вздохом произнес Су Цинь. — Когда человек богат и знатен, даже родные и те его боятся; когда он беден и ничтожен, то те же родные его презирают. Что же тогда говорить о чужих? Ведь тогда бы мне не пришлось носить у пояса [107] печати сянов шести княжеств, мне суждено было бы владеть всего двумя цинами земли в предместьях Лояна!

После этого Су Цинь раздал тысячу золотых в качестве дара родным и друзьям. Прежде Су Цинь занимался торговлей в Янь, он взял взаймы сто золотых, и теперь, достигнув богатства и знатности, вернул свой долг. Он отблагодарил всех, кто был добр к нему, и лишь один из его приближенных был обойден. Он осмелился предстать перед Су Цинем и заявить ему об этом.

— Я не забыл о вас, — ответил ему Су Цинь. — Когда-то мы с вами приехали в Янь, и вы покинули меня на реке Ишуй. А я, оказавшись в тяжелом положении, очень надеялся на вас. Вот почему я хотел вас отблагодарить в последнюю очередь. Но вы сейчас тоже получили свою награду.

Су Цинь создал союз шести княжеств и вернулся в Чжао. Чжаоский Су-хоу пожаловал Су Циню звание уаньского правителя и послал уведомление циньскому правителю о том, что вступил в союз. И после этого циньские войска в течение пятнадцати лет не осмеливались выглядывать из-за заставы Ханьгу.

Позже циньский правитель послал Си-шоу в княжества Ци и Вэй с целью побудить их пойти войной против Чжао и расстроить договор. Ци и Вэй объявили войну Чжао. Правитель Чжао наделил Су Циня полномочиями, но тот, опасаясь, что его пошлют за помощью в Янь и об этом узнают в Ци, бежал из Чжао. Союз распался.

Циньский Хуэй-ван отдал свою дочь в жены наследнику яньского престола. В тот же год (в 333 г. до н. э.) яньский Вэн-хоу умер, и на престол вступил его наследник И-ван 31.

Едва И-ван вступил на престол, как циский Сюань-ван, воспользовавшись трауром в княжестве Янь, напал на него и захватил десять яньских городов.

Тогда И-ван сказал Су Циню:

— Когда вы, учитель, прибыли в Янь, покойный ван послал вас в Чжао, и вы добились заключения договора между шестью княжествами. И вот Ци, совершив сначала нападение на Чжао, теперь предпринимает нападение на Янь! Что это за союз? Ведь за него вас осмеют во всей Поднебесной! Скажите мне, можете вы вернуть мне захваченные врагом земли? [108]

Су Цинь смутился и ответил:

— Разрешите, великий ван, я попытаюсь вернуть вам ваши земли.

Он отправился в Ци, предстал перед правителем и, поздравив его и поклонившись ему до земли, поднял кверху голову и зарыдал.

Циский ван удивился.

— Что это значит: вы только что поздравляли меня, а теперь плачете?

Су Цинь ответил ему:

— Я слышал, что человек, страдающий от голода, никогда не станет есть клюв вороны, ибо он знает, что клюв вороны ядовит и от него придется умереть в таких же муках, как и от голода. Княжество Янь маленькое и не обладает большой силой, но его правитель приходится зятем циньскому вану. Вы, великий ван, захватив у него десять городов, получили небольшую выгоду, но из-за этого можете подвергнуться мести со стороны Цинь. Если слабое княжество Янь будет несамостоятельным и будет летать, как дикий гусь за вожаком, а его будет защищать могущественное княжество Цинь, вы подвергнетесь нападению со стороны сильнейших в Поднебесной войск. Ведь это все равно, что съесть клюв вороны.

— Но как мне быть в таком случае? — воскликнул циский ван, изменившись в лице.

Су Цинь ответил:

— Я слышал, что древние правители умели обращать зло себе на пользу, обращать поражение в успех. Если вы, великий ван, искренне готовы принять мой совет, верните княжеству Янь захваченные у него десять городов!.. Получив обратно свои города, яньский правитель обрадуется, а вместе с ним обрадуется и циньский правитель. Это и будет не чем иным, как отказом от вражды и ненависти ради установления прочной дружбы. Ведь если Яиь и Цинь будут жить в согласии с Ци, вам достаточно приказать что-нибудь, и в Поднебесной никто не посмеет вас ослушаться. А это значит, что и Цинь станет повиноваться одному вашему слову, и вы вместо десяти городов обретете всю Поднебесную. Вот дело, достойное гегемона.

— Прекрасно! — воскликнул циский ван.

И он возвратил княжеству Янь десять захваченных у него городов. [109]

Но люди, желавшие погубить Су Циня, говорили:

— Сановник, предающий государство, — изменник, и он непременно затеет смуту.

Опасаясь, как бы его не сочли преступником, Су Цинь снова уехал в Янь, но яньский ван отказался от его услуг. Тогда Су Цинь, добившись приема у яньского вана, сказал ему:

— Я человек ничтожный, происхожу из малоизвестной семьи, жил в Восточном Чжоу, заслуг у меня ни на вершок. Но вы, великий ван, пожаловали меня в храме предков и совершили все положенные церемонии перед храмом. Ныне я послужил вам и добился возвращения захваченных у вас .войсками Ци десяти городов. За это следовало бы жаловать меня еще больше. Но вот я прибыл к вам, а вы не хотите брать меня на службу. Конечно, все это потому, что люди меня оклеветали и у вас возникло недоверие ко мне. Но ведь если верноподданный не вызывает подозрений правителя, это удача для правителя! Преданность — это внутреннее свойство человека, а продвижения по службе добиваются с помощью других. Я не обманывал циского вана. Я покинул свою престарелую матушку в Восточном Чжоу исключительно ради того, чтобы доказать вам свою преданность, и добился успеха. Но скажите, вы взяли бы на службу людей, которые по своему сыновнему послушанию были равны Цзэн Шэню 32, по скромности — Бо И 33, а по честности — Вэй Шэну? 34

— Ну, разумеется, взял бы! — ответил ван.

— Но разве человек, преисполненный таким почтением к родителям, как Цзэн Шэнь, способен был бы покинуть своих родителей хотя бы на одну ночь? — в свою очередь спросил Су Цинь. — Разве вы смогли бы послать его пешком за тысячу ли, чтобы сослужить службу правителю слабого княжества Янь? Бескорыстный Бо И отказался наследовать Гучжу-цзюню 35, не признал себя подданным У-вана, не принял пожалованный ему титул и предпочел умереть от голода у подножья Шоуянских гор. Но согласились бы вы послать такого бескорыстного человека, как Бо И, пешком за тысячу ли, чтобы он добивался у правителя могущественного Ци того, что нужно вам? Вэй Шэн назначил свидание девушке под мостом. Девушка не пришла. В реке стала прибывать вода, но Вэй Шэн не ушел. Он утонул, вцепившись в сваю моста. Имея [110] такого человека, сумели бы вы послать его пешком за тысячу ли, чтобы предотвратить опасность, грозящую вам со стороны княжества Ци? Я же стал виноват в том, что предан вам!

— А ты мне вовсе и не предан! — возразил ван. — Разве людей преданных обвиняют в преступлениях?

— Это не совсем так, — возразил Су Цинь. — Слышал я, что некий человек служил чиновником в дальних краях. В это время его жена вступила в интимную связь с другим. И вот когда стало известно, что муж ее должен вернуться, любовник расстроился. Но женщина поспешила успокоить его: «Не горюй! Я приготовила отравленное вино и преподнесу его мужу!» Через три дня муж действительно приехал, и женщина велела служанке поднести ему отравленное вино. Служанке хотелось сказать, что вино отравлено, но она боялась, что муж выгонит хозяйку. Но умолчать она тоже боялась, ибо мог погибнуть ее хозяин. Тогда она нарочно споткнулась и разлила вино. Тем самым она, во-первых, спасла хозяина и, во-вторых, спасла хозяйку. Однако за это сама она была избита палками. Вот пример, как может провиниться человек преданный. Я оказался в таком же положении, в какое попала когда-то преданная служанка.

— Учитель, займите прежнюю должность! — сказал на это яньский ван.

После этого ван стал еще милостивее обходиться с Су Цинем.

Мать И-вана была женой князя Вэн-хоу. Су Цинь был с нею в интимных отношениях. Яньский ван знал об этом и старался еще милостивее относиться к Су Циню. Но Су Цинь боялся, как бы его не казнили, и поэтому как-то обратился к яньскому вану:

— Если я буду находиться в Янь, оно не будет сильным. Но если я буду находиться в Ци, княжество Янь непременно станет могущественным.

— Да, только вы, учитель, сможете добиться этого! — сказал яньский ван.

Тогда Су Цинь притворился, будто бы он провинился перед яньским правителем, и бежал в Ци 36. Циский правитель принял его как знатного гостя.

Вскоре циский Сюань-ван умер, и на престол, вступил Минь-ван 37. Су Цинь уговорил Минь-вана устроить отцу пышные похороны, чтобы показать сыновнее почтение и [111] свое богатство, возвести дворцы и палаты, разбить сады и парки. Этим Су Цинь хотел расшатать дела княжества Ци и превратить его в легкую добычу княжества Янь.

Потом умер яньский И-ван. На престол вступил Гуай.

Вскоре после этого циские вельможи, соперничавшие с Су Цинем из-за благосклонности правителя, подослали к Су Циню убийц. Но тем не удалось сразу убить Су Циня до смерти, они лишь смертельно ранили его и бежали. Циский ван послал своих людей изловить злодеев, но поймать ему их не удалось.

Умирая, Су Цинь обратился к цискому вану с такими словами:

— Когда я умру, велите повозками разорвать мое тело и на базаре объявите: «Су Цинь наводил смуту в Ци в интересах Янь», и тогда мои убийцы будут пойманы.

Правитель так и поступил. Люди, убившие Су Циня, действительно объявились. Циский ван распорядился казнить их.

Яньский ван, узнав об этом, воскликнул:

— Вот здорово! Циский ван отомстил за Су Циня!

После смерти Су Циня дела и хитрости его получили широкую огласку. Циский правитель тоже узнал о них и разгневался на Янь. Яньский правитель был охвачен страхом

У Су Циня было два младших брата. Первого звали Су Дай, второго — самого младшего — Су Ли. Как и Су Цинь, они были людьми учеными.

Как только Су Цинь умер, Су Дай решил продолжить дело старшего брата и с этой целью добился приема у яньского вана.

— Я ничтожный человек из Восточного Чжоу, — сказал он. — Прослышав о вашей справедливости, великий ван, я оставил лопату и мотыгу и стал добиваться встречи с вами. Когда я был в Ханьдане, мне бросилась в глаза несправедливость, о которой я слышал еще в Восточном Чжоу. Я отказался от своего первоначального намерения служить правителю княжества Чжао и явился к вам. Прибыв в яньский дворец, я увидел яньских сановников и служилых людей и сразу понял, что вы — мудрейший ван Поднебесной. [112]

— Что дает вам основание говорить обо мне, как о мудром правителе? — спросил яньский ван.

— Мудрый правитель должен выслушивать, когда ему говорят о его недостатках, но он никогда не станет слушать о своих достоинствах! — ответил Су Дай. — Разрешите мне раскрыть вам ваши недостатки и ошибки. Ци и Чжао — заклятые враги княжества Янь, а Чу и Вэй помогают княжеству Янь. Но вы, объединившись с врагом, готовы нанести удар союзному государству. Вам это не принесет никакой выгоды. Вот ваша ошибка, великий ван, подумайте о ней. Люди, которые этого не понимают, не могут быть вашими верными слугами.

— Я знаю, что Ци всегда было моим врагом, — ответил ван. — И я пошел бы войной против него, но, к сожалению, у меня для этого не хватает сил. Если вы сумеете повести войну против княжества Ци, я доверю вам силы всего своего государства.

— В Поднебесной семь княжеств воюют между собой, — ответил Су Дай, — и среди них Янь — самое слабое. Воевать самостоятельно оно не может. Но оно станет сильным, если примкнет к кому-нибудь. Стоит ему примкнуть к Чу на юге, и Чу сделается сильным. Стоит ему примкнуть к Цинь на западе, и Цинь сделается сильным. Стоит примкнуть к Хань и Вэй в центре, и Хань и Вэй сделаются сильными. А если будет сильным государство, к которому вы примкнете, то и вы сами станете сильными. В княжестве Ци правитель сейчас взрослый, он во всем действует самостоятельно. На юге он в течение пяти лет воевал с княжеством Чу и в результате истощил накопленные запасы. На западе он в течение трех лет держал под угрозой княжество Цинь, от этого его воины утомились. А на севере он сражался против Янь, разгромил три армии и взял в плен двух полководцев. Кроме того, собрав свои остальные войска, он совершил поход с пятью тысячами колесниц великого княжества Сун и захватил владения двенадцати князей. Положение таково: стоит цискому государю чего-нибудь пожелать, — народ приложит все силы и поддержит его. Как же его победить? Но я слышал, что от длительных войн устает народ, от далеких походов утомляются

воины.

— Мне говорили, что реки Цин, Цзи, Чжо и Хуанхэ могут служить крепостью, а Великая стена и Цзюйфан [113] делают положение Ци неприступным. Действительно ли это так? — спросил яньский ван.

— Если цискому правителю не будет помогать Небо, реки Цин, Цзи, Чжо и Хуанхэ не помогут ему, — ответил Су Дай. — Когда истощатся силы народа, даже такие крепости, как Великая стена и Цзюйфан, не послужат защитой. Раньше нельзя было предпринимать поход в области, расположенные западнее Цзи, ибо там сделаны приготовления против нападения Чжао; идти в Хэбэй тоже было нельзя, ибо там были возведены укрепления против Янь. Но ныне обстановка изменилась. Население Цзиси и Хэбэя истощено повинностями на границах, а в самом Ци народ истомлен вконец. Надменный государь всегда любит выгоды, сановники гибнущего царства жадны на богатства. Можете безо всякого смущения послать ему в заложники сына и младшего брата, одарите приближенных циского правителя жемчугами, яшмой и шелковыми тканями, обласкайте циских военачальников, и они, испытав на себе доброту Янь, погубят княжество Сун А следом за Сун погибнет и само Ци.

— В вашем лице я воспринял волю Неба! — радостно воскликнул яньский ван.

После этого яньский ван послал в Ци своего сына в качестве заложника. Су Ли с помощью заложника добился встречи с циским правителем. Циский ван, все еще недовольный поведением покойного Су Циня, хотел теперь бросить в темницу Су Ли.

В конце концов яньский заложник остался в Ци, где ему предоставили службу.

В это время сян княжества Янь, по имени Цзы-чжи, выдал свою дочь замуж за Су Дая, рассчитывая добиться власти в Янь. Су Дай был послан сопровождать в Ци другого яньского заложника, но вскоре вернулся оттуда с докладом яньскому правителю.

Яньский ван Гуай спросил Су Дая:

— Скажите, может ли циский ван стать гегемоном?

— Нет! — ответил Су Дай.

— Почему?

— Потому, что он не доверяет своим сановникам.

После этого яньский ван наделил Цзы-чжи исключительной властью и фактически уступил ему престол. В результате этого в Янь возникла великая смута. [114] Циский правитель пошел войной против Янь. Ван Гуай и Цзы-чжи были убиты, а на престол вступил Чжао-ван.

Теперь уж Су Дай и Су Ли не посмели больше явиться в Янь и уехали в Ци. Циский правитель принял их радушно. Затем Су Дай поехал в княжество Вэй, где вэйский правитель задержал его с намерением выдать княжеству Янь.

Циский правитель прислал гонца, который передал вэйскому вану:

— Ци предлагал цзинъянскому правителю 38 взять во владение земли княжества Сун. Циньский правитель не принял этого предложения. И это вовсе не потому, что для Цинь было бы невыгодно приобрести сунские земли и дружбу Ци, а потому, что Цинь не доверяет цискому вану и Су Даю. Ныне Ци и Вэй враждуют между собой. Если и дальше будет так продолжаться, Ци перестанет обманывать Цинь и Цинь ему поверит. А если Ци и Цинь будут действовать согласованно, то цзинъянский правитель получит сунские земли, что невыгодно для княжества Вэй. Поэтому для вас, ван, лучше всего отправить Су Дая обратно в Ци. Это вызовет у циньского правителя подозрение, и он не поверит Су Даю. Если же Цинь и Ци не будут жить в согласии, в Поднебесной не произойдет существенных перемен и сложится обстановка для войны против Ци.

Вследствие этого Су Дая освободили и он уехал в Сун, где был встречен с распростертыми объятиями.

Потом циский правитель объявил войну княжеству Сун. Княжество Сун оказалось в опасности; Су Дай написал яньскому Чжао-вану такое письмо:

«Обладать десятью тысячами колесниц и посылать заложников в Ци — значит нажить худую славу и подорвать свой престиж. Послать десять тысяч колесниц на помощь Ци в его войне против Сун — значит взвалить непосильное бремя на народ и зря расходовать средства. Разгромив Сун и опустошив чуский Хуайбэй, вы поможете обогатиться княжеству Ци, вызовете вражду со стороны могущественного государства и тем самым нанесете ущерб собственному княжеству. Это три предпосылки великого поражения. Но вы должны их выполнить, чтобы обрести доверие со стороны Ци. Ибо если недоверие циского правителя к вам усилится, он станет еще враждебнее относиться к княжеству Янь. Допустить это — [115] значит совершить ошибку. Но ведь если к владениям Сун прибавить Хуайбэй, то образуется могущественное государство, способное выставить десять тысяч колесниц. И все это достанется Ци! Таким образом, Ци вдвое увеличит свои силы. А если к землям северных племен «и» 39, занимающим территорию в семьсот ли, прибавить княжества Лу и Вэй, — тоже образуется могущественное государство, способное выставить десять тысяч колесниц. И все это опять-таки достанется Ци. Таким образом, получится еще два Ци. И если княжество Янь боится, что не сумеет справиться с одним Ци, что же будет тогда, когда по соседству окажутся три таких Ци? Для Янь это будет величайшим бедствием.

Циский правитель ведет дела мудро, он умеет превращать неудачу в удачу, поражение в успех для себя, но тем не менее циский пурпурный шелк остается всего лишь перекрашенным шелком-сырцом, за который взимают десятикратную цену 40. Ведь сумел же юэский князь Гоу Цзянь, свив себе гнездо в Хуэйцзи, уничтожить могущественнее княжество У и стать гегемоном в Поднебесной. Вот пример, как несчастье обращают в счастье, как поражение обращают в успех. Если вы, великий ван, хотите превратить несчастье в счастье, поражение в успех для себя, вы должны всячески побуждать циского правителя провозгласить себя гегемоном и проявлять к нему уважение.

Отправьте посла заключить союз с чжоуским правящим домом и сожгите верительную грамоту, присланную вам из Цинь. При этом заявите: «Главное мое стремление разбить Цинь и второе — подтвердить покорность княжеству Ци». Если вы проявите покорность княжеству Ци, циньский правитель будет этим обеспокоен. Ведь уже пять поколений Цинь воюет с владетельными князьями, а ныне оно окажется ниже княжества Ци. Разумеется, для того чтобы добиться ослабления Ци, Цинь не пощадит своей силы, и если это так, то почему бы вам не послать человека красноречивого, чтобы договориться с циньским ваном? И пусть этот человек заявит:

«Если Янь и Чжао разобьют княжество Сун, а от этого получит выгоду княжество Ци, то для княжеств Янь и Чжао будет невыгодно подчиняться Ци. Однако, оказавшись в невыгодном положении, Янь и Чжао все же вынуждены будут помогать Ци, потому что они не [116] доверяют циньскому вану. А если это так, то почему вы, ван, не пошлёте доверенного человека, чтобы принять под свою опеку княжества Янь и Чжао?»

Прикажите цзинъянскому и гаолинскому правителям 41 заранее приехать в Янь и Чжао в качестве заложников. В таком случае Янь и Чжао будут доверять княжеству Цинь.

Когда циньский правитель станет императором на западе, яньский правитель будет императором на севере, а Чжао — в центре, три императора будут повелевать Поднебесной. И если Хань и Вэй не будут подчиняться, Цинь пойдет на них войной. Если Ци не будет подчиняться, то Янь и Чжао пойдут на него войной. Кто в Поднебесной посмеет ослушаться?

А когда Поднебесная будет покорена, можно толкнуть Хань и Вэй на войну против Ци. При этом надо сказать: «Мы непременно возвратим сунские земли и вернем чуский Хуайбэй». Это выгодно для Янь и Чжао. А провозглашение трех императоров соответствует желанию Янь и Чжао. Подобным образом можно добиться осуществления ваших замыслов. В этом случае Янь и Чжао смогут разделаться с Ци с такой же легкостью, как человек снимает с ног сандалии. Если вы не примете под свою власть Янь и Чжао, установится тирания Ци. Если владетельные князья одобрят действия Ци, а вы ему не покоритесь, вас ожидает нашествие. Если же вы покоритесь, то приобретете худую славу. Если же вы примете под свое покровительство Янь и Чжао, государство ваше будет спокойно, а имя ваше будет пользоваться уважением. Если же вы не примете Янь и Чжао, государство ваше окажется в опасности, а имя ваше будет опозорено. Бежать от спокойствия и уважения ради грядущей опасности и позора! Так не поступает мудрый человек! Такие слова непременно уколют в самое сердце циньского правителя. Так почему же вы не пошлете красноречивого человека, чтобы поговорить об этом с циньским правителем? Ведь Цинь согласится с вашими доводами, и цискому правителю не миновать войны. Если Цинь примет ваши предложения, это означает дружбу с ним, а война против Ци — прямая выгода для вас. Уважать добрые отношения и добиваться подлинной выгоды — вот дело, достойное мудрого вана!»

Яньский Чжао-ван отнесся благосклонно к письму Су Дая и сказал: [117]

— Мой предок неоднократно пользовался услугами Су Циня. Потом Су покинули Янь, в Янь возникла смута, поднятая Цзы-чжи. Я желаю отомстить Ци, но сделать это не может никто, кроме рода Су.

Затем яньский правитель пригласил к себе Су Дая, радушно принял его. Он вместе с ним составил план похода против Ци. Княжество Ци было разбито, Минь-ван изгнан (в 284 г. до н. э.).

Потом циньский правитель пригласил к себе яньского вана. Тот собрался было поехать, но Су Дай начал отговаривать:

— В свое время Чу захватило Чжи, но его государство погибло. Ци когда-то захватило сунские земли (в 286 г. до н. э.), в результате Ци тоже пострадало. А что было бы, если бы княжества Чу и Ци не стали захватывать Чжи и Сун и не стали бы служить Цинь? В таком случае их возненавидел бы Цинь... А если бы Цинь пыталось силой захватить Поднебесную, это расценивали бы как несправедливость, как насилие, и жестокость Цинь возмутила бы всю Поднебесную. Цинь заявило чускому правителю: «Мои воины из Шу на судах спустятся от гор Миньшань по реке Сяшуй в Янцзы и на пятый день подойдут к Ину 42. Ханьчжунские воины на судах от гор Ба спустятся в реку Хань и через четыре дня будут возле Учжу, а мои воины, сосредоточенные на востоке от уезда Бань, подойдут к городу Суй. Не успеет опомниться мудрец, не успеет преисполниться духом храбрый воин, как я нападу, подобно соколу»... И тогда ваше, великий ван, желание, чтобы Поднебесная напала на заставу Ханьгу, недалеко от осуществления. Ведь ради этого чуский ван в течение семнадцати лет служил Цинь. В то время Цинь заявило Хань: «Я подыму войско в Шаоцюй и в один день преодолею горы Тайхан; а если я подымусь в Ияне и затем нанесу удар по Пиньяну, то за два дня приведу в волнение всю Поднебесную. А если я пройду через Западный и Восточный Чжоу и нападу на Чжэн 43, то через пять дней государство Хань будет в моих руках». Ханьский род знает, что все это могло случиться, и потому он служит Цинь. А Цинь уже обратилось к княжеству Вэй и заявило ему: «Я овладею Аньи и Цзюянь и закрою путь в Нюйцзи и в Тайюань, [118] принадлежащий Ханьскому княжескому роду. А потом я захвачу Чжидао и Наньян, возьму земли Фэнь и Цзи и окружу Западный и Восточный Чжоу. После этого мне откроется возможность спуститься на легких судах по реке Сяшуй, имея воинов с тугими луками впереди и воинов с длинными копьями позади. Я прикажу запрудить реку возле Жункоу и затопить вэйскую столицу Далян. Затем я сумею закрыть воду у брода Байма и затопить города Вайхуан и Цзиян. Я перегорожу реку Сусюй у ее устья, и княжество Вэй лишится Иньсю и Дуньцю. Наступая по суше, я нанесу удар в Хэнэй 44; наступая по воде, уничтожу Далян». Вэйский княжеский род понимает, что так может случиться, и поэтому служит княжеству Цинь. Циньскому правителю очень хотелось бы напасть на Аньи, но из опасения, что княжество Ци придет тому на помощь, он уговорил Ци расправиться с Сун, сказав при этом: «Сунский правитель невежлив, он сделал из дерева мою статую и стреляет из лука ей в лицо. Жаль, что мои земли расположены слишком далеко от его владений и я не могу с ним разделаться. Если вы захватите Сун, это будет все равно, что я захватил его». Таким образом, захватив Аньи и Нюйцзи, Цинь стремится обвинить Ци в захвате княжества Сун. Цинь также желает напасть на Хань, но боится, что Поднебесная поможет Хань, и поэтому он рекомендует Поднебесной разделаться с Ци. Правитель Цинь говорит: «У нас с Ци было четыре договора, и Ци четырежды нарушало договор, обманывая меня. Циский правитель собирается возглавить Поднебесную и напасть на нас троих. Либо Ци, либо Цинь. Я пойду на Ци войной и уничтожу его». Таким образом, Цинь хочет захватить Иян, Шаоцюй, Линь и Шичэн, а обвинить в разгроме Ци всю Поднебесную. Цинь хочет напасть на Вэй и с этой целью старается проявить уважение к Чу. Он толкает княжество Чу захватить Наньян 45. «Я был в союзе с княжеством Хань, — говорит он, — но потом порвал этот союз. Овладеть Цзюньлином и Ванъэ для Чу будет выгодно так же, как и для меня самого». Вэй отойдет от союза с Чу и вступит в союз с Цинь, и вся вина за захват Ванъэ падет на Чу. Затем, когда войска княжества Вэй попали в затруднительное положение в Линьчжуне и усилились княжества Янь и Чжао, циньский правитель пообещал отдать княжеству Янь Цзяодун, а княжеству Чжао — Цзиси, и тогда только Чжао заключило мир с Вэй. [119] Однако после этого вэйский военачальник Си Шоу снова напал на Чжао, но его войска понесли большие потери в Цзяоши и потерпели поражение при Янма. Тогда циньский правитель сделал вид, что уважает княжество Вэй, пообещал ему земли Е 46 и Цай, а сам договорился о мире с княжеством Чжао, чтобы в случае захвата им княжества Вэй не встретить препятствий со стороны Чжао, а в случае затруднений послать младшего брата вдовствующей княгини Жанского хоу для заключения мира. В случае победы княжества Вэй он рассчитывал обмануть и мать и дядю 47. При всех этих обстоятельствах княжество Цинь обеспечило себя правом порицать яньского правителя: «Вы захватили Цзяодун»; порицать правителя Чжао: «Вы захватили Цзиси»; порицать вэйского правителя» «Вы захватили Е и Цай»; порицать Чу: «Вы захватили Ванъэ» — и порицать Ци: «Вы прибрали к рукам Сун». Вот так Цинь и действует: то с помощью уговоров, то с помощью силы, так что ни мать, ни дядя не могут удержать его. В битвах с полковником Лун Цзя при Аньмыне 48, при Фынлине 49, при Гаошане, в сражениях с Чжао Чжуаном 50 циньские войска уничтожили несколько миллионов человек населения Трех Цзинь. Три Цзинь лишились половины своих земель, и живут в них лишь сироты. Все земли Шанло пострадали от циньских нашествий. И вот что странно: все прибывающие в Цинь из княжеств Янь и Чжао наперебой стараются услужить циньскому правителю, дают ему советы. Это меня больше всего и беспокоит.

Яньский ван подумал и отказался от поездки в Цинь, а Су Дай опять вошел к нему в милость.

Затем яньский ван вновь отправил послов к владетельным князьям, чтобы завязать с ними дружбу, как было во времена Су Циня. Некоторые князья подружились с Янь, другие — нет. Но тем не менее к договорам, заключенным Су Цинем и его братьями, в Поднебесной стали относиться с уважением.

Су Дай и Су Ли дожили до глубокой старости и прославили свои имена среди владетельных князей.

Я, придворный историк Сыма Цянь, добавлю:

— Су Цинь и его братья прославились тем, что путешествовали по Поднебесной и давали советы владетельным князьям. Искусство их заключалось в том, что они умели оказывать влияние на исход любого дела. [120]

Тем не менее Су Цинь был уличен в измене и погиб. В Поднебесной стали над ним насмехаться, перестали изучать его искусство. И все же в мире говорят о Су Цине по-разному. В различные времена происходили события, похожие на те, которые были при Су Цине.

Су Цинь поднялся из народа. Он создал союз шести княжеств, и в этом проявился его недюжинный ум, Я описал деяния Су Циня, расположил в порядке даты его жизни с тем, чтобы о нем ходила не только дурная слава.

Комментарии

1. Сянь-ван — царь династии Чжоу в 368-321 гг. до н.э.

2. Сяо-гун — правитель княжества Цинь в 361-338 гг. до н. э.

3. Ханьчжун — территория в современной провинции Шэньси, в течение долгого времени принадлежала княжеству Чу, но затем была захвачена княжеством Цинь.

4. Ба — древнее княжество, находилось на территории современной провинции Сычуань. Было захвачено княжеством Цинь.

5. Дай — местность в современной провинции Шаньси.

6. Ма — местность в современной провинции Шаньси.

7. Вэнь-хоу — правитель княжества Янь в 361-333 гг. до н. э.

8. «Коалиция цзун», или «Союз север-юг» (см. комментарий к стр. 49).

9. Су-хоу — правитель княжества Чжао в 349-326 гг. до н. э.

10. Чжуншань — древнее княжество на территории современной провинции Хэбэй.

11. Территория за рекой (Хэ-вай) — территория современной провинции Хэнань.

12. Чжидао — территория, принадлежавшая княжеству Хань, входит в современную провинцию Хэнань.

13. Чжоуская столица — имеется в виду столица Восточного Чжоу город Лои, на месте современного Лояна в провинции Хэнань.

14. Река Хуаньшуй — протекает в провинциях Шаньси и Хэнань.

15. Здесь имеется в виду посылка княжеством Чу своих войск на заставу Угуань, принадлежавшую княжеству Цинь и находившуюся на границе с княжествами Хань и Чу.

16. Застава Ханьгу — принадлежала княжеству Цинь и отделяла его владения от княжеств Хань и Вэй; находилась на границе современных провинций Хэнань — Шэньси.

17. Шаньдун («На восток от гор») — то есть территория на восток от заставы Ханьгу. Здесь имеется в виду не современная провинция Шаньдун, а вся территория остальных шести княжеств, кроме Цинь.

18. Чжоуский Сын неба — царь династии Чжоу. Сын неба (тянь цзы) — древнее название китайских царей, которые, по представлениям древних китайцев, управляли страной по повелению неба.

19. Здесь речь идет о передаче царских прерогатив, так как принесение жертв душам Вэнь-вана и У-вана, основателям династии Чжоу, было прерогативой чжоуских царей.

20. Чжан И — коварный и хитрый дипломат княжества Цинь (IV в. до н. э.). Вдохновитель политики «хэн», направленной в пользу княжества Цинь.

21. Хуэй-сюань-ван — правитель княжества Хань в 332-312 гг. до н. э.

22. Сян-ван — правитель княжества Вэй в 334-319 гг. до н. э.

23. Легко вооруженные части, войск княжества Вэй носили синие повязки, отсюда их название. Они отличались от других войск княжества Вэй тем, что обладали легким вооружением и не имели лат.

24. «Шуцзин» («Чжоу-шу») — «Книга исторических преданий» — памятник классической конфуцианской литературы, дата составления неизвестна. Эта книга уже существовала при Конфуции, но до нас дошла в более поздней редакции. Некоторые ее главы были написаны в V-III вв. до н. э. По своему содержанию охватывает эпохи первобытнообщинного строя и рабовладельческого общества в Китае, то есть период с 3 тысячелетия и до VIII в. до н. э.

25. Линьцзы — столица княжества Ци, находилась на территории современной провинции Шаньдун.

26. Древняя китайская игра, напоминающая шахматы. У каждого игрока по шесть фигур (всего в игре двенадцать фигур, из них шесть белых и шесть черных). Отсюда название игры.

27. Древняя китайская игра, имеющая отдаленное сходство с футболом.

28. Янцзинь — находился на территории современной провинции Шаньдун.

29. Вэй-ван — правитель княжества Чу в 339-329 гг. до н. э.

30. Чжантай — башня, построенная циньским ваном в столице княжества Цинь — Сяньяне, где правитель принимал своих вассалов.

31. И-ван — правитель княжества Янь в 332-321 гг. до н. э.

32. Цзэн Шэнь — ученик Конфуция.

33. Бо И — по преданию, сын одного владетельного князька времен династий Шан-Инь; он отказался от наследства в пользу своего младшего брата Шу Ци в соответствии с волей родителя. Оба брата находились на службе у чжоуского У-вана, но когда У-ван разгромил иньское царство, братья отказались служить ему, удалились в горы, где и умерли от голода. Бо И считался в древнем Китае образцом скромности и честности.

34. Вэй Шэн — один из героев древней китайской литературы, приводится обычно как образец верности, преданности. По преданию, Вэй Шэн условился о свидании с девушкой у моста. Девица не пришла, но Вэй Шэн продолжал ждать ее даже тогда, когда пошел ливень, началось наводнение. Обхватив перекладину моста, он ждал девушку, так как боялся нарушить данное ей слово. Так он погиб в волнах бушевавшей реки, но остался верен своему слову.

35. Гучжу-цзюнь, «правитель владения Гучжу» — отец Бо И.

36. Как указывает комментатор, бегство Су Циня в Ци относится к 323 г. до н. э. Это неверно, так как Сыма Цянь сообщает, что Су Цинь был принят Сюань-ваном, но последний умер в 324 г. до н. э., поэтому он не мог принять Су Циня в 323 г. до н. э. Вероятно, Су Цинь прибыл в Ци в 325 или 324 г. до н. э.

37. Минь-ван — правитель княжества Ци в 323-284 гг. до н. э. Его политика отличалась агрессивностью, что привело к созданию коалиции пяти княжеств, направленной против Ци. В 284 г. до н. э. Минь-вану, в результате вторжения войск пяти княжеств, пришлось бежать из столицы в княжество Цзюй, где он был убит.

38. Цзинъянский правитель — младший брат циньского князя.

39. Северные племена «И» — северные некитайские племена. Они носили также название бэй-ди — «северные ди», шань-жун — «горные жуны».

40. Смысл этой фразы заключается в том, что княжество Ци лишь внешне кажется могущественным, а в действительности дело обстоит иначе.

41. Гаолинский правитель — брат матери циньского князя.

42. Ин — столица княжества Чу, находилась на территории современной провинции Хубэй.

43. Здесь имеется в виду Синь Чжэн, то есть «Новый Чжэн».

44. Хэнэй — территория на север от Хуанхэ, то есть современная провинция Хэбэй.

45. Наньян — город, принадлежал княжеству Хань, находился на территории современной провинции Хэнань.

46. Е — территория, принадлежавшая в период Чуньцю княжеству Чу, впоследствии, в период Чжаньго, княжеству Чжао. Находилась на территории современной провинции Хэнань.

47. Мать — вдовствующая княгиня, дядя — ее младший брат, Жанский хоу по имени Вэй Жань; был сяном в Цинь.

48. Битва при Аньмыне произошла в 314 г. до н. э.

49. Битва при Фынлине и захват его у княжества Вэй войсками Цинь относится к 303 г. до н. э.

50. Чжао Чжуан, или Чжао Пи — полководец княжества Чжао, был взят в плен войсками Цинь: по одним данным — в 313 г., по другим — в 328 г. до н. э.

 

Текст воспроизведен по изданию: Сыма Цянь. Избранное. М. Гос. изд. худ. лит. 1956

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.