Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

СУНЬ БИНЬ

ВОЕННЫЕ ЗАКОНЫ СУНЬ БИНЯ

СУНЬ БИНЬ БИНФА

Глава первая

ПЛЕНЕНИЕ ПАН ЦЗЮАНЯ

Книга Сунь Биня открывается рассказом об одной из самых блестящих операций, проведенных великим стратегом. История о том, как Сунь Бинь расправился со своим давним врагом Пан Цзюанем, вошедшая и в труд Сыма Цяня (см. выше), стала в Китае хрестоматийным примером применения ряда важнейших правил китайской военной стратегии: напасть на то, что «противник ценит больше всего», использовать предрассудки и эмоции неприятеля, прибегать к дезинформации и обманным маневрам, уметь пожертвовать частью сил, чтобы приобрести нечто более ценное и т. п. Примечательно, что Сыма Цянь в биографии Сунь Биня приводит упрощенный рассказ о ходе военных действий между Ци и Вэй, но добавляет красочные детали гибели Пан Цзюаня, тогда как, согласно данной главе, Пан Цзюань был просто взят в плен. По-видимому, уже Сыма Цянь не имел в своем распоряжении текста трактата Сунь Биня и полагался на предание и лаконичные свидетельства хроник.

Однажды, когда Лян, правитель царства Вэй 1, собирался напасть на город Ханьдань 2, он послал захватить крепость Чжуцю своего главнокомандующего Пан Цзюаня с 80 тысячами латников.

Услышав об этом, Вэй-ван 3, правитель Ци, послал своего главнокомандующего Тянь Цзи с 80 тысячами латников на помощь... 4

Пан Цзюань напал на столицу удела Вэй... 5

Тянь Цзи [спросил Сунь Биня]: «Что мне делать, если я не могу спасти столицу Вэй?»

Сунь-цзы ответил: «Прошу вас повести войска на юг и напасть на Пинлин 6. Пинлин — крепость небольшая, но земли, прилегающие к ней, обширны и многолюдны, а войск там сосредоточено много. Это — ключевой район на востоке Вэй, и атаковать его трудно. Поэтому я бы предпринял только имитацию нападения. Когда мы нападем на Пинлин, к югу от нас будет царство Сун, к северу — удел Вэй, а прямо перед нами — город Шицю, так что пути снабжения наших войск будет легко перерезать. Тут нам как раз уместно продемонстрировать свое неумение воевать!» 7 [290]

Тянь Цзи снял свой лагерь и поспешил к Пинлину... 8

Когда войска Ци подошли к Пинлину, Тянь Цзи призвал к себе Сунь-цзы и спросил его: «Что я должен делать дальше?»

Сунь-цзы ответил: «Кто из начальников крепостей не знает военного дела?»

«Начальники крепостей Цичэн и Гаотан», — ответил Тянь Цзи.

«Прикажите командирам этих крепостей... 9 напасть на Пинлин. По пути на Пинлин они должны пройти мимо крепостей Хэн и Цзюаньэр. В тех местах всюду есть обходные пути, неприятелю будет очень удобно устроить там засаду и совершить неожиданное нападение. Мы же должны иметь сильный арьергард и не разделять наши основные силы. Имея сильную крепость Пинлин перед собой и крепости Хэн и Цзюаньэр позади, наш передовой отряд неизбежно подвергнется нападению, но им можно пожертвовать».

Согласно намеченному плану Тянь Цзи приказал командирам Цичэна и Гаотана выделить войска для нападения на Пинлин. Вражеские же гарнизоны в Хэн и Цзюаньэре ударили на нападавших с тыла, а потом захватили Цичэн и Гаотан, нанеся войскам Ци крупное поражение.

Тогда Тянь Цзи призвал к себе Сунь-цзы и сказал ему: «Как и было предусмотрено планом, я не смог взять Пинлин и потерял Цичэн и Гаотан. Что я должен делать дальше?»

Сунь-цзы сказал: «Пошлите легкие колесницы произвести опустошения в окрестностях Ляна 10, чтобы возбудить ярость в вэйских воинах, и сопровождайте их разрозненными отрядами, делая вид, что ваши войска малочисленны».

Тянь Цзи так и поступил. Пан Цзюань двинулся на Ци быстрым маршем, отказавшись от тяжелого снаряжения. Тогда Сунь-цзы выждал удобный момент и внезапно напал на вэйскую армию у Гуйлина, взяв в плен Пан Цзюаня 11.

Вот почему говорят, что Сунь-цзы был непревзойденным мастером своего дела 12.

Глава вторая

АУДИЕНЦИЯ У ВЭЙ-ВАНА 13

Данная глава, которая содержит короткую речь Сунь Биня, обращенную к цискому правителю Вэй-вану, оправдывает военные приготовления и военное искусство в традиционных для Китая нравственных категориях: мудрый правитель, согласно Сунь Биню, вступает в войну вынужденно, но полностью подготовленным и ведет ее со всей решительностью, не давая овладеть собой ни ненужной жестокости, ни ложной жалости. Его гнев увеличит число его врагов, а сентиментальность ослабит его позиции. Таким образом, успех в военном противоборстве во многом определяется внутренним спокойствием и выдержкой полководца. Сунь Бинь вдохновляется здесь главным образом принципами, изложенными в даосском каноне «Дао-Дэ цзин», но охотно апеллирует также к конфуцианским добродетелям «человечности» и «долга».

Сунь-цзы встретился с Вэй-ваном и сказал ему:

«Сущность войны — это не просто сила войска. В военных делах не бывает каких-либо раз и навсегда установленных форм потенциала обстановки 14. Таков путь, завещанный древними правителями.

Победа в войне — это то, что позволяет гибнущему царству сохранить себя, а обреченному — выжить. Не одержать победу в войне — значит потерять территорию и подвергнуть опасности алтари государства. Вот почему в военные дела нельзя не вникать со всей тщательностью 15.

Однако тот, кто радуется войне, от войны же погибнет, а тот, кто ищет военной славы, подвергнется позору. Нельзя находить радость в войне и искать в войне славу 16.

Начинай действовать, лишь будучи полностью подготовленным. Если крепость мала, но ее защитники сопротивляются упорно, значит, у них есть большие запасы 17.

Если воинов мало, но армия сильна, значит, воины знают, за что воюют. Если им приходиться защищаться, не имея запасов, и воевать, не зная, за что они воюют, никто во всей Поднебесной не сможет упорно сопротивляться и быть грозной силой. [293]

Когда Яо 18 управлял Поднебесной, царские указы семь раз остались невыполненными: два раза среди восточных варваров, четыре раза в Срединной стране... 19 Позаботился о том, чтобы восстановить свое могущество и закрепить свои преимущества 20. Он пошел войной и одержал победу, а потому вся Поднебесная покорилась ему.

В старину Шэньнун воевал с племенем Фучжу; Желтый Владыка воевал со страной Шу-лу; Яо пошел войной на племя Гунгун, Шунь ударил... 21 и покорил племена саньмяо 22. Тан изгнал тирана Цзе, У-ван покарал тирана Чжоу, а когда люди Янь из царства Шан восстали, Чжоу-гун усмирил их 23.

Вот почему говорят: если добродетелью не сравнишься с Пятью Царями, способностями уступаешь Трем Правителям 24, а мудростью не равен Чжоу-гуну, даже объявив, что желаешь распространить в мире человечность и справедливость, возвысить ритуал и музыку и управлять миром со всей учтивостью, дабы искоренить противоборство и насилие, ведь сами Яо и Шунь желали того же, а достичь не могли. Вот почему они поднимали войска, чтобы навести в мире порядок».

Глава третья

ВОПРОСЫ ВЭЙ-ВАНА 25

Глава представляет собой запись беседы Сунь Биня с правителем царства Ци Вэй-ваном и его советником Тянь Цзи. В ней содержатся интересные формулировки ряда фундаментальных принципов китайской военной стратегии. В числе важнейших отметим следующие: применение отвлекающих маневров и провоцирование нападения противника посредством демонстрации своей (ложной) слабости; комбинирование действий относительно инертного «ядра» армии и подвижных передовых отрядов; ставка на один хорошо подготовленный сокрушительный удар; создание гарантий успеха; владение стратегической инициативой даже в условиях численного превосходства сил противника, причем эта инициатива обеспечивается за счет высокой маневренности и слаженных действий войск; полное доверие воинов к полководцу; сдержанное применение наград и наказаний. Отметим, что основой военного искусства для Сунь Биня являются не отдельные факторы стратегии и тактики, а именно адекватность действий армии в складывающейся обстановке, превосходство именно в готовности действовать, что позволяет упреждать действия противника. Подобное стратегическое превосходство проистекает из особой восприимчивости полководца к происходящему вокруг, как бы сверхчувствительности его сознания. Наивысшее же (то есть наиболее эффективное) свое выражение оно находит в способности «нападать, когда нельзя не напасть». И последнее обстоятельство: Сунь Бинь, как истинный стратег и учитель, исполнен чувства внутреннего достоинства, а о сильных мира сего судит почти с солдатской прямотой.

Вэй-ван, правитель Ци, задал Сунь-цзы вопросы о способах применения войска: «Если два войска уже стоят друг против друга и их предводители друг друга видят, ряды же воинов сомкнуты плотно, построение их прочно, и никто не осмеливается начать сражение первым, как следует поступать в таком случае?»

Сунь-цзы ответил: «Сначала нужно выслать вперед небольшой отряд, набрав его из воинов низкого звания, но очень храбрых. Пусть этот отряд завяжет пробный бой, но не пытается одержать победу любой ценой. Тогда можно под прикрытием завязавшейся схватки осуществить перестроение войска и ударить по противнику с фланга. Так можно добиться большой победы». [296]

«Существуют ли определенные правила того, много или мало войск нужно использовать в том или ином маневре?» — спросил Вэй-ван.

«Да, существуют», — ответил Сунь-цзы.

«Положим, я силен, а неприятель слаб, мое войско большое, а неприятельское войско малочисленное — как поступать в таком случае?»

Сунь-цзы поклонился вновь и сказал: «Вот вопрос мудрого государя! Иметь многочисленное войско и быть сильнее противника, но все-таки спрашивать о том, как применять войска,— таков, поистине, путь, который обеспечит государству покой! Путь этот можно назвать «заманивание вражеского предводителя» 26. Покажите, что ваши воины в замешательстве, приведите в расстройство свои ряды, чтобы угодить намерениям противника. Тогда противник непременно поспешит ввязаться в сражение».

«Если неприятельское войско многочисленно, а мое войско мало, он силен, а я слаб, как следует поступать тогда?» — спросил Вэй-ван.

«В таком случае надо применить прием, который называется: «уступление могуществу», — ответил Сунь-цзы. — Нужно сокрыть хвост войска, чтобы обеспечить себе возможность отхода. Воины, вооруженные длинным оружием, должны быть впереди, а воины с коротким оружием — сзади. В нужных местах нужно разместить летучие отряды лучников, чтобы обеспечить защиту войска в случае экстренной необходимости. А ваши главные силы не должны двигаться: так можно вынудить неприятеля обнаружить свои способности» 27.

«Положим, я и неприятель выступаем одновременно, и неизвестно, у кого войск больше. Как поступать в таком случае?»

«Это называется [«опасным выпадом»] 28. Если войска неприятеля выступают обычным регулярным строем, собственные войска должны выступать тремя колоннами, которые тесно сообщаются между собой. Если нужно остановиться — тотчас останавливаются, если нужно совершить рывок вперед — идут вперед».

«Как следует нападать на неприятеля, находящегося в отчаянном положении?»

«Можно подождать до тех пор, пока они не придумают, как им выжить» 29.

«Если силы равны, как следует поступать?»

«Нужно заставить противника разделить свои силы, я же завладею инициативой и внезапно ударю по нему там, где он не ожидает. Но до тех пор, пока силы противника не рассеяны, нужно затаиться. И во всяком случае нельзя нападать, когда есть сомнения».

«Существует ли способ нападения на вдесятеро превосходящие силы противника?»

«Да, существует. Нападать надо там, где он не готов к нападению, а появляться там, где он не ожидает появления». [297]

«Бывает, что на ровной местности и при правильном построении войско все-таки терпит поражение. В чем причина этого?»

«Причина в том, что войско не имело хорошего передового отряда».

«Как добиться того, чтобы воины всегда слушались приказаний?»

«Во всех делах внушайте доверие к себе».

«Вот прекрасные слова! Ваше знание действий на войне поистине не имеет границ!..» 30

Тянь Цзи 31 спросил Сунь-цзы: «Что доставляет собственному войску наибольшие неприятности? И как создать наибольшие трудности для неприятеля? Отчего войско оказывается неспособным захватить вражеские укрепления? Почему полководец упускает благоприятное время или благоприятные позиции? И почему подчиненные перестают слушаться его? Позвольте спросить, существуют ли способы решить эти вопросы?»

Сунь-цзы ответил: «Да, существуют. Собственному войску наибольшие неприятности доставляет невыгодная позиция. Наибольшие трудности для противника можно создать, загнав его в неудобное место, отчего и говорят: «Верста ходьбы по болоту — мука для полководца»... Войско не в состоянии штурмовать укрепления потому, что само не имеет средств защиты...» 32

Тянь Цзи спросил: «Когда войско выступило в поход, как добиться того, чтобы воины исполняли приказания на марше?»

Сунь-цзы ответил: «Следует строго следить за выполнением воинского устава и показывать воинам, что им выгодно его исполнять».

Тянь Цзи спросил: «Являются ли награды и наказания важным средством управления воинами?»

Сунь-цзы ответил: «Нет. Награды применяются лишь в крайних случаях — для того чтобы воодушевить воинов и сделать так, чтобы они не боялись смерти. Наказания нужно применять лишь для того, чтобы пресечь разброд среди воинов и заставить их страшиться командира. Посредством того и другого можно облегчить себе победу, но это не главное на войне».

Тянь Цзи спросил: «Являются ли авторитет, могущество 33, планы и хитрости важным делом на войне?»

Сунь-цзы ответил: «Нет, не являются. Авторитет нужен для того, чтобы сплотить войско. Могущество нужно для того, чтобы воодушевить воинов на бой. Планы нужны для того, чтобы противник не смог подготовиться к битве. Хитрости нужны для того, чтобы поставить противника в трудное положение. Все это можно применять для того, чтобы облегчить себе победу, но это не является важным делом». [298]

Тянь Цзи сердито возразил: «Упомянутые шесть обстоятельств используются всеми знатоками ратного дела, вы же, уважаемый, говорите, что они не являются важным делом. Что же тогда важно на войне?»

Сунь-цзы сказал: «Оценивать возможности противника и понимать свойства местности, видеть все, что происходит вблизи и вдали,— вот путь полководца! 34 ...Непременно нападать там, где противник не сможет сдержать нападения, — вот важное дело на войне! 35...»

Тянь Цзи спросил: «Существует ли способ использовать войска, не ввязываясь в сражение?»

Сунь-цзы ответил: «Да, существует. Нужно сосредоточить войска в долинах и нарастить стены крепостей, быть настороже и не делать движений. Нельзя давать волю жадности или гневу».

Тянь Цзи спросил: «Положим, неприятель многочислен и силен. Существует ли способ военных действий при таком положении?»

Сунь-цзы ответил: «Да, существует. Нужно построить укрепления в важных местах и укрепить дух воинов. Нужно установить в войсках строгий порядок и добиться их сплоченности. Нужно избегать столкновений с неприятелем и внушать ему уверенность в себе. Нужно заманивать его, вынуждая истощать свои силы, нападать там, где он не готов отразить нападение и появляться там, где он не ожидает вашего появления. И нужно быть готовым действовать таким образом в течение долгого времени».

Тянь-цзы спросил: «Для чего применяются «строй совы» и «строй дикого гуся»? Для чего создаются отряды из лучших воинов и отряды лучников? Для чего применяется «построение вихрем»? Для чего в войсках есть «рядовой состав»?»

Сунь-цзы ответил: «Строй совы применяется для того, чтобы прорвать плотную оборону противника и уничтожить его лучшие силы. Строй дикого гуся применяется для того, чтобы завлечь неприятеля в ловушку и напасть на него с двух сторон 36. Отряды из лучших бойцов создаются для того, чтобы прорвать укрепления противника и захватить его командующего. Отряды лучников создаются для того, чтобы в равном противостоянии нанести наибольший урон неприятельскому войску. А рядовой состав в войске существует для того, чтобы можно было награждать воинов за одержанную победу».

Сунь-цзы сказал: «Мудрый государь и искусный полководец не делают ставки на рядовых воинов» 37.

Когда Сунь-цзы вышел из дворца после аудиенции, ученик спросил его: «Что за вопросы задали вам Вэй-ван и Тянь Цзи?» [299]

Сунь-цзы ответил: «Вэй-ван задал девять вопросов, Тянь Цзи задал семь. Они знакомы с основами военного искусства, но не постигли до конца его Путь. Я слышал, что тот, кто во всем внушает к себе доверие, добьется успеха, а распространяющий справедливость... 38 Царство же, где берутся за оружие, не подготовившись к войне, потерпит поражение. Царство же, беспорядочно использующее войска, непременно погибнет. Третье поколение в царстве Ци будет в опасности!» 39

Глава четвертая

ВОПРОСЫ ТЯНЬ ЦЗИ ОБ ОБОРОНИТЕЛЬНЫХ СООРУЖЕНИЯХ

В главе содержатся уникальные сведения о тактике и отдельных приемах оборонительного боя, принятых в китайском военном искусстве эпохи Борющихся Царств. Правила взаимодействия различных видов вооружения, оборонительных средств и разведки могут иметь и более широкое применение в деятельности современных корпораций. Особенно ценными представляются советы об эффективном переходе от обороны к наступлению. К сожалению, большая часть главы прочтению не поддается.

... 40 Тянь Цзи спросил Сунь-цзы: «Если мои воины не могут сдержать [наступательный порыв неприятеля], как нужно поступить?»

Сунь-цзы ответил: «Вот вопрос мудрого военачальника! Его часто упускают из виду и не придают ему значения, вследствие чего приходится выставлять войска в большой спешке» 41.

Тянь Цзи сказал: «Можете ли вы дать мне наставления?»

Сунь-цзы ответил: «Да, могу. Применяют это при внезапных осложнениях обстановки, в опасных местах или там, где воинам грозит гибель. Благодаря таким приемам я разгромил Пан Цзюаня 42 и захватил в плен наследника престола Шэня» 43.

Тань Цзи сказал: «Замечательно! Но это дела прошлые, и я давно не виден, как применяют эти приемы».

Сунь-цзы сказал: «Веревки или проволока с колючками, протянутые перед расположением войск, могут заменить ров, телеги могут служить оборонительными завалами... 44 Щиты могут заменить вал. Длинное оружие размещается позади них, и его применяют, чтобы спасти положение. За ними размешаются короткие пики — чтобы оказывать помощь воинам с длинным оружием. Следом находятся воины с коротким оружием: они должны помешать противнику отойти и ударить по нему, когда он придет в замешательство. Лучники размещаются позади них: они выполняют роль метательных снарядов. В центре нет никого, так что он заполняется... 45 Когда воины располагаются в таком порядке, все правила соблюдены. [302]

Установления гласят: «Размещай луки позади колючей проволоки и производи стрельбу согласно правилам. На вершине вала луков и пик — поровну».

Правило гласит: «Действуй после того, как лазутчики вернулись и доложили обстановку... 46 Расставляй наблюдателей на расстоянии пяти ли 47, чтобы они видели друг друга. На возвышенности размещай их сообразно квадрату, в низине размещай их сообразно кругу 48. Ночью подавай сигналы ударами в барабан, днем подавай сигналы с помощью флагов» 49.

Глава пятая

НАБОР ВОИНОВ

В этой главе перечисляются принципы или, напротив, недостатки управления войсками, способные определить судьбу военной кампании. Отметим, что основное внимание Сунь Бинь, вслед за своим великим предшественником Сунь У, уделяет обеспечению согласованности действий армии и взаимному доверию воинов и командиров.

Сунь-цзы сказал: «Победа в войне зависит от правильного набора воинов, храбрость войска зависит от команд, его умение зависит от потенциала войска 50, его преимущества зависят от доверия, его доблесть 51 зависит от мудрости предводителя, его богатство 52 зависит от способности быстро вернуться, его сила зависит от умения дать людям отдых, а вред для него заключается в необходимости непрерывно сражаться».

Сунь-цзы сказал: «Честное поведение — это самый большой ресурс войска. Доверие — это лучшая награда для воина. Те, кто презирает воинственность, — цари среди воинов. Те, кто может повести за собой армию, — [залог] 53 победы».

Сунь-цзы сказал: «Существует пять условий, которые обеспечивают победу.

Тот, кто имеет власть над всем войском и единолично управляет им, одержит победу.

Тот, кто знает Путь, одержит победу 54.

Тот, кто пользуется поддержкой воинов, одержит победу.

Тот, чьи помощники ладят меж собой, одержит победу.

Тот, кто способен оценить противника и предвидеть опасности, добьется победы».

Сунь-цзы сказал: «Существуют пять условий, которые всегда приводят к поражению.

Тот, кто мешает командующему, не одержит победы.

Тот, кто не знает Пути, не одержит победы.

Тот, кто не подчиняется командующему, не одержит победы.

Тот, кто не использует лазутчиков, не одержит победы.

Тот, кто не пользуется поддержкой воинов, не одержит победы». [304]

Сунь-цзы сказал: «Победа заключается в строгом исполнении... 55, ясном применении наград и наказаний, отборе воинов, использовании [слабостей] 56 противника. Так можно обеспечить военный успех»,

Сунь-цзы сказал: «Кто не может управлять войском, тот не командующий».

* * *

Существуют три средства управления войском:

во-первых, доверие;

во-вторых, преданность;

в-третьих, усердие.

В чем состоит преданность? В преданности государю. В чем состоит доверие? В доверии к наградам. В чем состоит усердие? В усердном исправлении недостатков.

Тот, кто не предан правителю, не может вести войска.

Тот, кто не внушает доверия применением наград, не взрастит добродетель в народе.

Того, кто не исправляет усердно недостатки, люди не будут чтить.

Глава шестая

ФАЗЫ 57 ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

Главное наставление этой главы заключается опять-таки в предельной осмотрительности действий: отдельный успех еще не составляет окончательной победы и даже может оказаться шагом к поражению. Слишком же удачливый полководец, иронически напоминает Сунь Бинь, может представлять опасность для государства, которому служит. Мудрый стратег обязан рассматривать всю совокупность факторов, составляющих военную кампанию, и в любом случае избирать путь, более всего щадящий людские силы, но быть непреклонным и, как указывается в конце главы, добиваться полной победы над противником. В конце концов умение использовать все обстоятельства в той или иной ситуации и потому как бы «плыть по течению» событий и означает действовать наименее насильственным способом.

Сунь-цзы сказал: «Между Небом и Землей нет ничего ценнее человека... 58 Время года, выгоды местности, согласие между людьми — если не овладеть этими тремя вещами,—даже одержав победу, не избежишь беды. Поэтому следует хорошо все взвесить, прежде чем начинать военные действия, а вступать в битву только будучи уверенным, что иначе нельзя.

Кто начинает военные действия, выбрав подходящий момент 59, избавит своих людей от многих тягот в будущем. Если же вступать в войну не вовремя, даже для маленькой победы потребуются огромные усилия».

Сунь-цзы сказал: «Тот, кто побеждает в шести битвах из десяти, следует правилам звезд. Тот, кто побеждает в семи битвах из десяти, следует правилам солнца. Тот, кто побеждает в восьми битвах из десяти, следует правилам луны... 60 Тот же, кто побеждает в десяти битвах из десяти — искуснейший из полководцев, но может зайти слишком далеко...» 61

* * *

... Есть пять вещей, которые мешают одержать победу, и при наличии хотя бы одной из них, победы не достичь. [306]

В делах войны бывали случаи, когда гибло много людей, но не удавалось взять в плен командующего и его приближенных.

Были случаи, когда удавалось захватить и командующего, и его приближенных, но их лагерь оставался невредим.

Были случаи, когда удавалось захватить лагерь, но не удавалось взять в плен командующего.

Были случаи, когда войско оказывалось рассеянным, а командующий погибал.

Если ты постигнешь Путь войны, неприятель, даже желая выжить любой ценой, не сможет спастись.

Глава седьмая

ВОСЕМЬ БОЕВЫХ ПОСТРОЕНИЙ

Эта глава состоит как бы из двух частей. В первой излагаются общие принципы руководства армией, каковых, согласно Сунь Биню, три: знание, храбрость и Путь. Последний обозначает у Сунь Биня высший уровень полководческого мастерства, в котором соединяются знание, опыт, безошибочная интуиция и личная доблесть стратега. Во второй части главы указаны некоторые конкретные приемы тактики. Эти приемы в основном лежат в русле традиции, заложенной Сунь У.

Смысл термина «восемь боевых построений» в тексте главы остается нераскрытым. Возможно, он является здесь обобщающим названием для боевого построения войск, ибо Сунь Бинь говорит, что «применение восьми способов боевого построения обусловлено преимуществами местности» (ср. выражения: «девять изменений», «девять видов местности» и т. п.). В позднейшей военной традиции это понятие означало классическое круговое построение войска, разбитого на восемь частей. Изобретение этой позиции приписывалось самому Желтому Владыке, а первое упоминание о ней связано с именем знаменитого полководца Чжугэ Ляна и ее описание содержится в книге «Разговор Тай-цзуна с Ли Вэй-гуном». Согласно этому описанию, войско выстраивается по периметру квадрата из девяти полей, и каждое поле имеет свое символическое наименование. Средние поля в каждой стороне квадрата соответствуют традиционным аллегориям четырех сторон света: Тигру и Дракону, Птице и Змее. Угловые поля символизируют природные стихии: Небо и Землю, Облака и Ветер. В центре остается пустое поле: здесь находится командующий.

Сунь-цзы сказал: «Тот, кто берется командовать войсками, не обладая достаточным знанием, переоценивает свои способности. Тот, кто берется командовать войсками, не обладая достаточной храбростью, переоценивает свои возможности. Тот, кто берется командовать войсками и ввязывается в бой, не зная Пути, может уповать только на удачу.

Водворить мир в большом царстве, расширить большое владение и защитить многочисленное население — такое доступно только тому, кто знает Путь. Знать Путь означает вверху знать перемены на небе, внизу знать устройство земли 62, [309] внутри завоевывать сердца своих подданных, вовне иметь полное знание о положении дел у противника».

Сунь-цзы сказал: «Знает, как применяются восемь боевых построений, вступает в битву, лишь зная наверняка, как одержать победу, а в других обстоятельствах воздерживается от боя — таков главнокомандующий армией, который достоин своего звания!»

Сунь-цзы сказал: «Применение восьми способов боевого построения обусловлено преимуществами местности: так можно определить, какой способ построения наиболее пригоден. Выстраивай войска, разделив их на три части, каждая часть должна иметь передовой отряд и арьергард; каждое подразделение пусть ждет своего приказа и, лишь получив его, начинает маневр. На одно наступающее подразделение — два подразделения обороняющихся. Если одно подразделение врывается в стан противника, два подразделения закрепляют победу 63.

Когда неприятель ослаблен и в его стане царит разброд, посылай вперед своих лучших воинов, чтобы воспользоваться обстановкой. Когда неприятель силен и сплочен, выставляй впереди худших воинов, чтобы заманить его в ловушку. Так должен действовать главнокомандующий, который достоин своего звания.

Боевые колесницы и кавалерию разделяй на три группы: одна — слева, другая — справа, третья — позади. На ровном месте больше применяй колесницы, в теснине больше применяй кавалерию, в труднопроходимых местах применяй лучников.

И в теснине, и на ровном месте легко определить, где «место жизни» и где «место смерти» 64. Занимай позицию в «месте жизни» и наноси удар по «месту смерти»».

Глава восьмая

СВОЙСТВА МЕСТНОСТИ 65

Сунь Бинь развивает здесь основные понятия и классификации, которые касаются «форм местности» — одного из трех важнейших факторов военной стратегии в Китае. Впервые о них говорится в главах X и XI трактата Сунь У. Таковы понятия «открытой» («солнечной») и сокрытой местности, «гибельного места», «места смерти», оценки значения возвышенности и низин и т. д. Содержание главы являет хороший пример столь свойственного китайской традиции стремления свести явления мира к репертуару определенных типов, составляющих законченные классификационные системы. Особо следует отметить, что успех стратегии, согласно Сунь Биню, зависит от умелого сочетания различных друг друга дополняющих тактик.

Сунь-цзы сказал: «Вообще говоря, правила передвижения на местности таковы: когда идут по возвышенности, передвигаются «внешними путями», а когда идут по низине, передвигаются «внутренними путями».

Наступление по равнине называется «основой», наступление по боковым дорогам называется «перекрестной нитью» 66. Когда полководец умеет сочетать приемы «основы» и «перекрестной нити», в построении войск не будет беспорядка.

Наступающие по равнине идут по густой траве. Наступающие боковыми дорогами идут по местности, чреватой гибелью 67.

Выстраивая войска перед сражением, нужно первым делом учитывать положение солнца 68.

Ветер может дуть со всех восьми сторон, и забывать о нем нельзя 69.

Нужно помнить также про «воду за спиной», «склон холма перед собой», «плавание против течения», «лагерь в месте смерти», «стоянку на поляне»: эти пять обстоятельств не способствуют победе.

Горы, тянущиеся на юг, — это живые горы. Горы, тянущиеся на восток, — это мертвые горы. Воды, текущие на восток, — это живые воды. Воды, текущие на юг, — это мертвые воды. Стоячая вода — мертвая. [311]

По своим преимуществам разные местности располагаются в таком порядке: горы лучше высоких холмов, высокие холмы лучше низких холмов, низкие холмы лучше косогора, косогор лучше лесистой равнины.

По своим преимуществам пять видов растительности располагаются в следующем порядке: высокий лес, густые заросли, кустарники, тростник и трава.

Пять видов земли по своим преимуществам располагаются в следующем порядке: зеленая лучше желтой, желтая лучше черной, черная лучше красной, красная лучше белой, белая лучше зеленой 70.

Пять видов местности, навлекающие поражение, таковы: ущелья, река, болото, солончаки... 71

Пять гибельных мест таковы: естественные колодцы, естественные углубления, естественные западни, естественные расщелины и естественные провалы. Эти «пять могил» сулят гибель, поэтому останавливаться там нельзя.

Весной не спускайся с холмов, осенью не поднимайся на холмы 72.

Главные силы войска, построившегося для битвы, не должны находиться спереди справа. Боевые порядки войск должны иметь завершение справа, а не слева 73.

Глава девятая

ОБРАЗЫ СИЛЫ 74 И ПРИГОТОВЛЕНИЯ К ВОЕННЫМ ДЕЙСТВИЯМ

Глава содержит последовательное и цельное изложение еще одной важной рубрики классификационной системы древнекитайской военной стратегии: понятия «четырех форм силы войска». Тема эта излагается в категориях самобытной китайской мифологии «первообразов» вещей, устанавливающей соответствия между видами оружия и боевыми порядками и действиями. «Четыре формы войска» как бы дополняют друг друга в рамках единой структуры стратегического действия: боевое построение означает использование тактических ресурсов, «сила обстоятельств» означает энергию или качество конкретного действия, «перемены» означают соответствие действия внешней среде и, наконец, команды относятся к конкретным выражениям всех этих факторов.

Сунь-цзы сказал: «Вот существа с острыми клыками и тяжелыми рогами, когтями спереди и шпорами сзади: когда они довольны, то ласкают друг друга, когда они в ярости, то нападают друг на друга, — таков Путь Небес, и его нельзя изменить. А потому тот, кто не имеет от рождения средств войны, должен к войне готовиться — таково дело мудрейших.

Желтый Владыка 75 изобрел меч, который обозначается боевыми порядками. Хоу И 76 изобрел лук, который обозначается потенциалом. Юй 77 изобрел лодки и боевые колесницы, которые обозначаются переменами, соответствующими обстановке. Тан и У 78 изобрели пики и алебарды, которые обозначаются командами. Таковы четыре способа применения средств войны.

Откуда известно, что меч — это боевые порядки? Меч можно носить с утра до вечера, не применяя его. Поэтому говорится: «Выставляй передовой край войска, но не вступай в битву». И вот почему меч подобен передовой линии войска: если у меча не будет отточенного острия, даже храбрейший из воинов не посмеет воспользоваться им. Если в войске не будет отчетливой передовой линии, тот, кто захочет двинуть войско вперед, если только он не наделен необычайной храбростью, не знает основ военного искусства. Если меч не имеет рукояти, даже искуснейший [314] воин не сможет идти вперед... 79 Если у войска, выстроенного в боевом порядке, нет надежного арьергарда, тот, кто захочет двинуть его вперед, если только он не обладает необычайным искусством, не знает законов войны. А посему, когда у войска надежный авангард и арьергард, воины в нем полагаются друг на друга и не проявляют колебаний. Тогда неприятель отступит сам по себе. Если же в войске нет ни авангарда, ни арьергарда... 80

Откуда известно, что лук соответствует потенциалу боевой позиции? 81 Пуская стрелу из точки между плечом и рукой, мы можем убить человека с сотни шагов, так что он даже не поймет, откуда пришла смерть. Поэтому говорится, что образ лука — это потенциал войска.

Откуда мы знаем, что лодки и боевые колесницы обозначают перемены, соответствующие обстоятельствам? Когда высокое... 82

Откуда мы знаем, что пики и алебарды обозначаются командами?.. 83 Днем команды подаются флагами, ночью команды подаются ударами в барабан — так можно управлять движением войск.

Таковы четыре способа применения военных средств. Все хотят пользоваться ими, но никто не знает, как их применять... 84

Итак, существуют четыре способа военных действий. Во-первых, боевое построение; во-вторых, потенциал обстановки; в-третьих, перемены, соответствующие обстановке; в-четвертых, команды. Вникнув в смысл этих четырех понятий, можно разбить даже сильного неприятеля и захватить в плен даже лучшего полководца… 85

Потенциал — это то, что позволяет нападать как бы без подготовки и появляться внезапно... 86

Команды днем подаются при помощи флагов, а ночью — при помощи ударов в барабан. Они служат тому, чтобы руководить войсками в бою.

* * *

...Тот, кто постигнет четыре способа войны, будет жить, а тот, кто их не постигнет, погибнет... 87

Глава десятая

ЗАКОН ВЕДЕНИЯ ВОЙНЫ

Оригинальное название главы не сохранилось, заголовок предложен первыми публикаторами текста на основании первой фразы. В главе описываются три основных уровня осуществления военных операций: рядовые воины, командующий армией и правитель; управление же войском уподобляется стрельбе из лука. Успех в военной кампании приносит четкое взаимодействие трех этих уровней организации вооруженных сил. Вновь, как в некоторых предыдущих главах, Сунь Бинь подчеркивает первостепенное значение наступательных действий на войне, а в управлении войском — правильно выбранной позиции.

Сунь-цзы сказал: «Тот, кто желает понять закон ведения войны, пусть возьмет за образец стрельбу из лука. Стрелы — это воины, лук — это командующий, а стрелок — это правитель.

Стрела имеет металлический наконечник впереди и оперение позади, поэтому она острая и летит прямо [поскольку она тяжелая спереди и легкая сзади] 88. Если выстроить воинов так, что задние ряды будут тяжелые, а передние — легкие, они хорошо будут держать строй в сражении, но не исполнят приказания ворваться в ряды неприятеля. Такое построение войска не сообразуется с правилами стрельбы из лука.

Командующий — это лук. Если рука неправильно держит натянутый лук, в распределении усилия и расслабления не будет равновесия, так что сила в обоих крыльях лука в момент, когда с него слетает стрела, будет неодинакова, и тогда стрелы не смогут поразить цель, даже если вес их наконечника и оперения правильно отрегулирован... 89 Так и командующий: если он не имеет взвешенного отношения к происходящему, он не сможет одержать победу, даже если его войско правильно построено.

Если вес стрелы распределен правильно, то есть войско построено должным образом, и лук натянут правильно, то есть командующий имеет взвешенное отношение к происходящему, но стрелок неискусен, невозможно победить неприятеля. [317]

Вот почему говорится: «Точная стрельба излука предопределена согласованностью четырех обстоятельств 90, успех в военных действиях предопределен соединением трех обстоятельств: [правителя], командующего и воинов» 91.

И еще говорят: «Войско побеждает противника так, как лучник стреляет из лука». Таков Путь войны... 92

Тот, кто знает этот Путь, добьется успеха на войне, а его государь прославит свое имя».

Глава одиннадцатая

ПРАВИЛЬНЫЙ ВЫБОР

В главе разъясняются некоторые фундаментальные принципы политической стратегии, обеспечивающие государству эффективное и надежное войско. Политика мудрого государя подобна действию правильно установленных весов: она определяет место и роль («общественный вес») каждого подданного сообразно его состоянию и способностям. Секрет этой стратегии — высшая беспристрастность, которая в конечном счете оказывается благотворной для каждого. Экономическая политика государства, согласно Сунь Биню, отличается практицизмом: если народ богат, власть государя прочна, а если в государстве нехватка средств, правитель должен распределять богатства в соответствии с заслугами каждого (любимый тезис школы законников) и тем самым опять-таки укреплять свою власть.

Сунь-цзы сказал: «Путь использования воинов и привлечения людей подобен действию весов 93. Эти весы служат отбору достойных и привлечению добрых мужей. Начала Инь и Ян служат способом сплочения своих людей и взаимодействия с неприятелем 94. Когда весы выверены... 95 Жалованье выдается аккуратно, и тогда действие [весов?] можно считать неисчерпаемым.

Определяя направления и делая оценки, всегда поступай в соответствии с обстоятельствами 96.

Имущество частное и казенное — одна сокровищница государства 97. Есть люди, у которых короткая жизнь, но много богатства, и есть люди, у которых долгая жизнь и мало богатства. Только просветленный государь и мудрый муж понимает судьбу каждого и потому может поставить каждого на подобающее ему место — так, чтобы те, кто теряет жизнь, не отчаивались, а те, кто теряет имущество, не гневались. Вот что такое «неисчерпаемое действие» 98...

Это значит также, что ближние не позволяют себе бесчинствовать, а дальние не позволяют себе быть нерадивыми 99.

Когда у людей скапливается много богатств, дела легко осуществить 100, а когда дела легко осуществить, люди не ищут справедливости наверху. Когда в [319] государстве много раздоров, люди перестают почитать своих правителей. Когда же в государстве богатств мало, [люди бережливы] 101, и людей можно привлекать к себе обещанием почета и славы.

Итак, правитель должен собирать богатства для того, чтобы ими пользовался народ. Благодаря тому, что правитель собирает богатства, воины подолгу служат в армии...» 102

Глава двенадцатая

ВОИНЫ, ИДУЩИЕ НА СМЕРТЬ

От этой главы, посвященной искусству командования армией, сохранился лишь короткий фрагмент из нескольких фраз, но эти отрывочные наставления, частично повторяющие заповеди Сунь У, вполне заслуживают того, чтобы быть приведенными здесь.

... Когда знаешь, что на воинов можно положиться, не позволяй никому унижать их.

Начинай военные действия, только обеспечив себе победу, и делай так, чтобы об этом никто не догадывался.

В бою не забывай про фланги...

Действуй, только тщательно все изучив...

Глава тринадцатая

ПОДДЕРЖАНИЕ БОЕВОГО ДУХА

Глава посвящена значению морального состояния воинов (вообще говоря, очень высоко ценившегося в китайской стратегии) и приемам воздействия на него. Очень характерно для китайской традиции стремление определить как бы типовые состояния боевого духа — стремление, часто кажущееся западному читателю забавным педантизмом, но в действительности опирающееся на богатый опыт и тщательные размышления, а потому имеющее бесспорную практическую ценность.

Сунь-цзы сказал: «Когда собирают воинов и создают из них большое войско, [важно воодушевить воинов] 103. Когда войско находится в походе, важно поддерживать в нем порядок и высокий дух. Когда подходишь к месту сражения и сближаешься с неприятелем, важно укрепить дух воинов. Когда назначен день битвы, важно вселить в воинов непреклонную решимость сражаться. А перед началом сражения важно поддержать в воинах боевой дух».

... 104 и устрашить воинов всей армии, дабы воодушевить их. Командующий отдает приказ... 105 и этот приказ служит тому, чтобы поднять их дух. Командующий приказывает... 106 короткую боевую одежду 107, дабы придать решимости воинам и укрепить их дух. Командующий приказывает выдать каждому воину еды на три дня, и люди государства делают... 108, чтобы вселить в воинов непреклонную решимость сражаться. Командующий созывает своих охранников и объявляет им: «Питье и еда не...» 109, чтобы поддержать в воинах боевой дух».

Глава четырнадцатая

ПРИНЦИПЫ КОМАНДОВАНИЯ

Глава состоит как бы из двух частей. В первой, небольшой по объему и выглядящей скорее как вступление, излагаются принципы комплектования армии и присвоения воинских званий, включая оценку заслуг воинов. Вторая часть содержит на редкость подробный перечень тактических приемов, обусловленных той или иной обстановкой. Большинство этих приемов говорят сами за себя. Отметим только, что в названии главы говорится о «единстве», то есть «единой истине» командования. Другими словами, все действия мудрого стратега имеют единый исток.

Сунь-цзы сказал: «Когда расставляешь по местам воинов, направляешь действия войск и собираешь подразделения, то, определяя звания воинов, делай так, чтобы каждый занимал подобающее ему положение. Для каждого звания должны быть свои знаки отличия, место каждого определяется его повышением или понижением в должности. При построении войск нужно учитывать заслуги каждого воина. Набирая отряды, нужно принимать во внимание, откуда воины родом, и назначать командирами тех, кто имеет власть у себя на родине.

Недоразумения устраняй, подавая сигналы флагами на колесницах, приказы отдавай посредством гонгов и барабанов. Чтобы воины держали строй, приказывай шагать след в след. Приказ о том, чтобы встать лагерем, отдавай посредством сигнальных костров.

Преследуй противника, не ломая общего строя. Изменяй построение, чтобы избежать разброда в войсках.

Занимай позиции на возвышенности, забрасывая противника стрелами и снарядами, используй «построение облаком» 110. Окружая противника, используй построение «извилистая река» 111.

Чтобы захватить передовой отряд неприятеля, прегради ему дорогу, а когда он будет на грани поражения, окружай его.

Идя на помощь, создавай давление на неприятеля извне 112. [325]

В ближнем бою действуй рассеянными группами.

Применяй тяжелое вооружение, когда противостоишь большому скоплению сил противника. Применяй легкое вооружение, когда противостоишь рассеянным силам противника.

Для нападения на укрепленный пункт используй передвижные осадные башни.

На ровной местности применяй «построение квадратом» 113. Атакуя позиции неприятеля на возвышенности, применяй «построение шилом» 114. На пересеченной местности применяй «построение кругом» 115.

Сблизившись с неприятелем, поочередно применяй наступательную и оборонительную тактику. Против хорошо построенного войска, используй построение «квадрат с крыльями» 116. В условиях более рассеянного боя действуй способом смыкающегося «птичьего клюва» 117.

Будучи окружен на неровной местности, ищи выход, просачиваясь в тыл неприятеля 118. На травянистой и песчаной почве из окружения нужно выходить, прорываясь напрямую.

Выиграв войну, оставляй войска в полевых условиях, дабы государство по-прежнему находилось в боевой готовности 119.

... 120 В густых зарослях двигайся, петляя. Чтобы облегчить себе путь, когда воины устали, двигайся строем «дикого гуся» 121. В опасных местах используй разом все виды оружия. Отступая, прячься в зарослях 122.

Обходя гору или лес, используй обходные пути и передвигайся рывками 123. Идя в поход на город, двигайся по удобным водным путям.

Организовывай ночное отступление, используя писаные приказы. О ночной тревоге оповещай с помощью сигнальных огней.

Отбирай способных воинов на роль тайных осведомителей в стане неприятеля. Размещай воинов с оружием для ближнего боя там, где должен проехать обоз неприятеля,

Припасы для огневой атаки доставляй на телегах.

Воинов с короткими мечами нужно ставить в построение «шило».

Когда воинов мало, нужно смешивать разные виды оружия. Смешение разных видов оружия позволяет избежать окружения.

Восполняя разрывы в рядах и соединяя отдельные части в единую цепь, можно укрепить боевые порядки. Распадаясь, подобно облаку, и действуя рассеянным строем, можно отразить внезапное нападение. Действуя подобно вихрю, вздымающему пыль, можно воспользоваться неопределенностью положения. Постоянно прячась и придумывая хитрости, можно заставить неприятеля вступить в бой. Делая так, чтобы войско извивалось, как дракон, и расставляя воинов в засадах, можно воевать в горах... 124 [326]

Действие по правилам — лучший способ воевать днем. Внезапное нападение — лучший способ воевать ночью. Заставить неприятеля переправиться через реку для того, чтобы вступить в бой — лучший способ воевать, располагая малым числом воинов 125.

Посредством развевающихся флагов, можно сбить с толку неприятеля. Посредством следующих друг за другом колесниц, можно преследовать отступающего противника.

Быстрые перемещения войска по приказу командующего — это способ подготовиться к отражению сильного неприятеля. Растекаясь по воде и топи, можно отразить огневое нападение.

Возвращаясь под покровом темноты, как цикада скидывает свои чешуйки 126, можно заманить неприятеля в ловушку. Используя особые подвижные отряды, можно отразить неожиданное нападение.

На штурм укрепления веди войско с сомкнутыми рядами. Вводи неприятеля в замешательство, делая разрывы в укреплениях 127.

Оставляя при отступлении неприятелю небольшие трофеи, можно завлечь его в западню. Применяя тяжелое вооружение и действуя жестко, можно победить в решающем сражении.

Передвигаясь в ночное время, для оповещения войск используй звуковые сигналы.

Правильная раздача жалованья и распределение припасов 128 — верный путь к победе.

Действуй жестко для того, чтобы отразить нападение. Действуй мягко для того, чтобы предотвратить военные действия....» 129

Глава пятнадцатая

УСИЛЕНИЕ ВОЙСКА

Название главы не сохранилось, и восстановлено публикаторами на основании одной из немногих ее фраз, доступных прочтению. Вообще же от данной главы сохранились лишь разрозненные высказывания, не позволяющие сколько-нибудь последовательно восстановить ее смысл. Тем не менее доступные прочтению фрагменты позволяют уяснить некоторые ее положения. Вначале приводятся мнения неких «мужей из царства Ци», которые предлагают различные способы «укрепления войска». В числе последних называются «наставления государя», «выдача государем провианта» и даже «сохранение государем покоя». Сунь Бинь считает все эти способы малоэффективными и «не согласующимися с Путем». Для него секрет «усиления войска» кроется в «обогащении государства». Два эти понятия впоследствии всегда стояли рядом в китайской традиции государственности. Как показал Чжан Чжэньцзэ, в данной главе, по-видимому, упоминается победа, одержанная царством Ци над армией Чу в 301 году до н. э. Это означает, что книга, приписываемая Сунь Бину, на самом деле была составлена его учениками.

Глава шестнадцатая

ДЕСЯТЬ БОЕВЫХ ПОСТРОЕНИЙ

Глава содержит самое подробное в древнекитайской литературе описание основных видов боевого построения и соответствующих им тактических приемов. К сожалению, часть текста утеряна, что не позволяет восстановить приемы древнекитайской боевой тактики во всей полноте. Ясное и систематическое изложение этого предмета, представленное здесь, почти не требует комментариев. Отметим только акцент автора на необходимости непрерывного изменения боевых порядков, что требует безупречной согласованности действий всех воинов. Ни одно из боевых построений не является панацеей. Победу в бою, подчеркивает Сунь Бинь, приносят умение быстро перестраиваться в зависимости от обстоятельств и добиваться безупречной слаженности маневров различных подразделений.

Существует в общей сложности десять видов боевого построения: построение квадратом, построение кругом, рассеянное построение, густое построение, построение совой, построение диким гусем, построение в форме крюка, построение для замаскированной атаки, огневое построение и водяное построение. Каждое из них имеет свое применение.

Построение квадратом предназначено для сплочения войска 130.

Построение кругом предназначено для кругового движения войск 131.

Рассеянное построение предназначено для того, чтобы уклоняться от ударов неприятеля.

Густое построение предназначено для стойкой обороны.

Построение совой предназначено для прорыва обороны противника. Построение диким гусем предназначено для обхода с флангов.

Построение в форме крюка позволяет быстро приспосабливаться к обстановке и разрушать планы противника.

Построение для замаскированной атаки позволяет вводить неприятеля в смятение.

Огневое построение предназначено для того, чтобы выбить противника из его укрепленных позиций. [330]

Построение на воде используется для того, чтобы взломать укрепления противника 132.

Правило для построения квадратом таково: середина должна быть тонкой, а края — толстыми, главный же рубеж проходит по задней линии. Разреженность в середине предназначена для того, чтобы «издавать рычание»... 133

Правило для рассеянного построения заключается в том, чтобы увеличить мощь малочисленного войска. В данном случае воины устанавливают во многих местах флаги, чтобы создать видимость присутствия там войск. Поэтому воины размещаются на отдалении друг от друга, дабы выставить побольше флагов и регалий, а по краям размещаются воины с отточенными мечами. Нужно следить за тем, чтобы они находились достаточно далеко друг от друга, чтобы не натыкаться друг на друга, но достаточно близко, чтобы избежать опасности быть окруженными. Колесницы не должны ездить быстро, воины не должны перемещаться бегом. Итак, главное правило для рассеянного построения состоит в том, чтобы выставить побольше маленьких отрядов, которые могут то наступать, то отступать, наносить удар или держать оборону, доставлять беспокойство неприятелю или нападать на него из засады, когда он утомлен. Действуя таким образом, рассеянные подразделения могут побить лучшие силы неприятеля... 134

Правило для густого построения заключается в том, чтобы не размещать войска слишком далеко друг от друга, а побуждать их тесно взаимодействовать между собой, соединяя свое оружие так, чтобы воины доверяли друг другу, а отряды, идущие впереди и позади, друг друга охраняли. При изменениях не... 135 Если воины испуганы, пусть они сядут и успокоятся. Не преследуй убегающих, не препятствуй наступающим. Наноси по ним удар, обходя с фланга, или уничтожай их отборные отряды. Построение должно быть плотным и без разрывов, как оперение птицы. Отступай так, словно гора движется 136. Тогда плотное построение станет непобедимым.

Построение в форме совы подобно мечу: если его острие недостаточно остро, оно не прорвет оборону неприятеля; если его края не будут тонки, они не рассекут позиции неприятеля; а если его рукоять непрочна, его нельзя будет применить в бою. А посему острие должно быть острым, края — тонкими, а рукоять — прочной. Тогда построение совой можно использовать для прорыва неприятельских рядов.

Построение в форме дикого гуся... 137 в середине. Передние ряды должны быть как... 138, задние — как дикая кошка, с трех сторон [нападай] ... 139 не позволяя неприятелю выскользнуть га твоих сетей и уцелеть. Таково построение в форме дикого гуся.

Построение в форме крюка таково: передние ряды стоят прямо, а левый и правый фланги 140 согнуты. Гонги, барабаны, флейты и сигнальные флаги должны быть наготове, а воины должны знать обращенные к ним команды... 141 [331]

В построении для замаскированной атаки 142 нужно применять много флагов и регалий и часто бить в барабан. Если воины в смятении, нужно посадить их на землю; если колесницы рассеяны, нужно собрать их в ряд. Когда войско будет приведено в порядок, передний ряд движется вперед шумно и буйно, словно воины свалились с неба или выскочили из-под земли 143. Пехотинцы должны идти так день напролет, не останавливаясь на привал.

Огневое построение применяется так: вырыв оборонительные рвы и воздвигнув стены 144, вырой еще один ров. Сложи кучи хвороста через каждые пять шагов, чтобы расстояние между кучами всегда было одинаковым. Несколько человек нужны для того, чтобы поджечь хворост, и они должны быть ловкими и храбрыми... 145 Поджигать хворост нужно только по ветру, ибо если огонь пойдет обратно, сражение будет проиграно независимо от того, будут войска нападать или обороняться.

По правилам огневого нападения, огонь нужно зажигать в местах низких и травянистых, чтобы неприятельским воинам некуда было отходить. В таких случаях можно применять огонь. Если есть сильный ветер и много хвороста, а неприятельский лагерь расположен в густой траве и плохо охраняется, огневое нападение легко осуществить, и оно принесет победу... 146 Нужно огнем повергнуть неприятеля в смятение и забросать его дождем стрел. Следует бить в барабаны, чтобы подбодрить воинов и извлекать выгоду из обстановки 147. Таковы правила огневого нападения.

Правила для военных действий на воде таковы: нужно иметь много пехотинцев и мало колесниц; воины должны иметь все необходимое снаряжение для того, чтобы они могли быстро нападать и без промедления отходить. Чтобы отходить без промедления, используй попутное течение и сделай неприятельских воинов мишенями для стрел.

По правилам военных действий на воде легкие лодки следует использовать в передовом дозоре, а быстроходные — для передачи сообщений. Если неприятель отступает, преследуй его. Если неприятель наступает, обороняйся упорно. Наступать и отступать нужно, выдерживая правильный строй и соблюдая осторожность. Следует быть начеку, когда неприятель меняет позицию, нападать на него, когда он занимается построением своих войск, и рассекать их на части. Поскольку неприятель располагает и колесницами, и воинами с разнообразным оружием, важно знать, какое количество войск разного рода есть у него в наличии. Нападай на его лодки, когда он закончил переправу, и сообщай своим людям, когда неприятель подходит. Таковы правила для ведения военных действий на воде.

Глава семнадцатая

ДЕСЯТЬ ВОПРОСОВ

Данная глава сохранилась относительно хорошо: в ней удалось восстановить 684 из 719 знаков первоначального текста. Написана она в виде ответа на вопросы воображаемого собеседника — широко распространенный прием в литературе той эпохи. Излагаемые в ней тактические приемы продолжают тему предыдущей главы, и притом практически все без исключения развивают основы классической теории тактики, содержащиеся в трактате «Сунь-цзы». Главное внимание, заметим, уделяется положению, когда «противник силен, а я слаб». Рекомендуемые в данном случае приемы включают в себя имитацию собственной слабости, одновременное маневрирование несколькими отрядами с тем, чтобы заставить противника рассредоточить свои силы или занять неблагоприятные позиции, использование рельефа местности, нанесение удара по незащищенным местам в расположении неприятеля и проч.

Один военный человек спросил: «Положим, два враждебных войска, стоят друг против друга, располагают равным количеством продовольствия, численность их воинов и вооружение примерно одинаковы, и каждая из сторон остерегается сама начать военные действия 148. Если неприятель применяет круговое построение, чтобы обезопасить себя и выиграть время, как следует нападать на него?»

[Сунь Бинь] 149 ответил: «Для нападения на неприятеля в таком положении раздели свои силы на четыре-пять отрядов. Один из них ввязывается в бой, после чего имитирует поражение и бегство, изображая панику. Как только неприятель увидит, что в твоем стане царит паника, он обязательно разделит свои силы, чтобы преследовать отступающих. Так можно заставить его оставить безопасную позицию. Тогда собери воедино своих всадников и барабанщиков и нападай всеми пятью отрядами сразу. Когда все пять отрядов ударят сообща, войско добьется победы. Так нужно нападать на неприятеля, использующего круговое построение» 150.

«Положим, два вражеских войска стоят друг против друга, и у неприятеля припасов и воинов много, а у меня мало, так что он силен, а я слаб. Если он будет нападать на меня, применяя квадратное построение, как мне следует действовать?» [334]

«Для противодействия такому неприятелю, нужно применить [рассеянное] 151 построение и попытаться расколоть его силы. Ввязывайся в стычки с ним, затем притворись, что потерпел поражение и обратился в бегство, после чего уничтожай его воинов, нападая сзади, не позволяя противнику опомниться. Так можно противодействовать нападению войска, построенного квадратом».

«Положим, два вражеских войска стоят друг против друга, и неприятель силен и многочислен, его воины перемещаются быстро и стоят твердо, а передовые части его войска построены клином для нанесения удара. Как следует действовать в таком случае?»

«Чтобы напасть на такого неприятеля, нужно разделить свое войско на три части. Один отряд выстраивается вдоль позиции неприятеля, второй отряд... 152, так что предводители вражеского войска испуганы, а их воины в смятении. Когда и командиры, и рядовые воины противника будут в замешательстве, войско потерпит крупное поражение. Так следует противодействовать наступательному построению».

«Положим, два вражеских войска стоят друг против друга, и воины противника воодушевлены, и это придает им силу, но его оборона широко растянута. Я выстроил свое войско для отражения атаки, но воинов у меня мало, и к ратному делу они неспособны. Что следует делать в таком случае?»

«В таких случаях нужно разделить свое войско на три отряда. Отбери из своих воинов отряд, готовый пойти на смерть. Остальные же два отряда нужно тоже растянуть по фронту, да так, чтобы охватить фланги неприятеля. Отряд лучших воинов, готовых идти на смерть, пусть нападет на стратегический фокус 153 в позиции противника. Вот способ убить вражеского командующего и смять вытянутые ряды неприятеля».

«Положим, два вражеских войска стоят друг против друга, и у меня многочисленная пехота, но вдесятеро меньше колесниц, чем у неприятеля. Как мне надлежит действовать?»

«Занимай позиции на пересеченной местности, избегай ровного поля, ибо ровная местность благоприятна для действий колесниц, а пересеченная благоприятна для действий пехоты. Так следует противодействовать колесницам».

«Положим, два вражеских войска стоят друг против друга, и у меня много кавалерии и колесниц, но войско противника в десять раз многочисленнее моего и хорошо вооружено. Как действовать в таком случае?»

«Для противодействия такому неприятелю нельзя располагаться там, где есть естественные препятствия; нужно вынудить неприятеля выйти на открытое пространство, где колесницы будут иметь большое преимущество и могут разбить войско даже в десять раз более многочисленное. Так следует противодействовать пешему войску». [335]

«Положим, два вражеских войска стоят друг против друга, и у меня недостаток провианта, а людей и оружия мало, так что мне надо совершить решительное нападение на неприятеля, который по численности вдесятеро превосходит меня. Как мне следует действовать?»

«Чтобы в таких обстоятельствах ударить по неприятелю, который имеет прочные позиции, нужно... 154, развернуться и ударить там, где неприятельские позиции наиболее слабы. Так следует противодействовать напористому [противнику] 155.

«Положим, два вражеских войска стоят друг против друга, и неприятельский командующий храбр и тверд духом, оружия у него в достатке, войско многочисленное, и оно занимает выгодную позицию. Неприятельские воины отважны и решительны, их командиры опытны, а припасы обильны, так что никто из окрестных правителей не решается противостоять им. Как я могу напасть на них?»

«Чтобы напасть на такого неприятеля, первым делом нужно создать у него впечатление, что ты нерешителен и неспособен; притворись, что у тебя пораженческие настроения, чтобы вселить в него самонадеянность и небрежность, и сделать так, что противник будет неспособен правильно оценивать положение. Тогда нападай на него там, где он не ожидает, наноси удар там, где он не готов к нему, тесни тех, кто не выдержал натиска, смело иди на тех, кто пребывает в нерешительности и смятении. Когда противник уверен в себе и рвется в бой, в его стане передовые и задние части не будут смотреть друг за другом. Поэтому следует ударить как раз между ними, и тогда у них создастся впечатление, что у тебя большое войско. Так следует противодействовать большому и могучему войску».

«Положим, два вражеских войска стоят друг против друга, и неприятель владеет высотами и держит под контролем низины, так что к нему невозможно приблизиться, чтобы занять выгодные позиции. Как действовать в такой обстановке?»

«Поскольку неприятель использует для прикрытия естественные преграды... 156, после чего создай для него опасность и нанеси удар по тем неприятельским частям, которым непременно будет послана подмога 157. Так можно заставить противника покинуть свои надежные позиции и выдать свои намерения. Устрой их на пути войск, посланных на помощь осажденным, пошли подкрепления к отрядам, посланным в засады, и нападай на неприятельские войска, когда они находятся на марше. Таков способ противодействия неприятелю, использующему естественные преграды».

«Положим, два вражеских войска стоят друг против друга, «гость» и «хозяин» стоят в боевом порядке, и построение противника подобно плетеной корзине 158, как если бы он заманивал меня в ловушку. Как следует действовать в таком случае?»

«Нужно ударить по нему так быстро, чтобы страдающий от жажды не успел напиться, а голодный не успел наесться. Выдели две трети своего войска и наметь [336] для нападения стратегический фокус 159 в его позиции. Как только он... 160, а самые надежные и опытные воины пусть обходят неприятеля с флангов... 161 Все неприятельское войско будет разбито. Так следует противодействовать построению в форме «плетеной корзины».

Глава восемнадцатая

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ ПЕШЕМУ ВОЙСКУ

От этой главы сохранились лишь заголовок и обрывки отдельных фраз. Судя по доступным прочтению фрагментам, речь в ней идет о правилах построения войска и военной тактики. Есть основания полагать, что ее содержание близко главам «Десять построений» и «Десять вопросов».

Глава девятнадцатая

ПОЛОЖЕНИЕ ГОСТЯ И ХОЗЯИНА

Данная глава относительно хорошо сохранилась — доступно прочтению примерно четыре пятых ее первоначального объема, а интерпретация текста не представляет больших трудностей. Сунь Бинь красноречиво доказывает здесь, что успех в военных действиях (и, добавим, в любом предприятии) определяется не количеством ресурсов, а умелым использованием имеющихся в наличии сил. Даже многократно уступая в численности и вооружении войска, искусный полководец может заставить противника распылить свои силы и принять невыгодные для себя условия противостояния и так в конце концов одержать победу. Секрет успешной стратегии, согласно Сунь Биню, — это Путь, каковой означает у него органическое единство всех компонентов стратегического действия и обусловленную этим единством адекватность каждого конкретного действия существующим обстоятельствам. Путь обусловливает целостность и самодостаточность деятельности, он есть неисчерпаемая действенность каждого конечного действия. Этот секрет успеха, впрочем, нельзя свести к отвлеченным правилам и формулам.

На войне есть нападающая сторона 162 и есть обороняющаяся сторона. Нападение требует больше войск, оборона требует войск меньше. Даже если нападающих вдвое больше, чем обороняющихся, есть возможность противостоять им... 163

Гость — это тот, кто занимает позиции позже. Хозяин располагается на местности и создает потенциал своей позиции, чтобы встретить гостя. Гость же приходит, минуя узкие проходы... 164

Если воины отступают, даже если им грозит отсечение головы, а, наступая, не смеют атаковать неприятеля, в чем причина этого? В том, что потенциал позиции 165 неблагоприятен, а рельеф местности не дает преимуществ. Когда же потенциал позиции благоприятен, а рельеф местности предоставляет преимущества, люди сами по себе... 166, а [противник] 167 сам собою отступает.

Тот, кого зовут искусным в делах войны, умеет сделать благоприятным потенциал позиции и извлечь преимущества из особенностей местности 168. [339]

Если действующая армия насчитывает сотню тысяч воинов, она не будет иметь достаточно провианта, даже если у народа излишки провизии... 169 Тогда воинов в лагере будет больше, нежели тех, которые заняты в военных действиях, и притом находящиеся в лагере будут иметь всего в избытке, а тем, которые принимают участие в военных действиях, будет всего недоставать.

Если ты располагаешь войском в несколько сот тысяч человек и посылаешь на войну тысячу воинов, неприятель может выставить против тебя отряд в десять тысяч человек. Поэтому тот, кого зовут искусным в делах войны, умеет разрезать и отсекать силы противника подобно тому, как мясник разделывает тушу.

Тот, кто умеет разделить войска противника, вынуждая их действовать согласно его планам, сможет, даже не имея достаточно сил, противостоять неприятелю, имеющему избыток сил. А тот, кто не умеет разделить неприятельские войска, вынуждая их действовать согласно его планам, не сможет одержать победу, даже если он в несколько раз сильнее противника.

Следует ли думать, что победа обеспечена тому, у кого больше войско? Но тогда боевые действия сведутся к подсчету численности войск. Следует ли думать, что победа обеспечена тому, у кого больше припасов? Но тогда война сведется к подсчету количества провианта у каждой стороны. Следует ли думать, что победа обеспечена тому, у кого оружие острее и доспехи прочнее? Но в таком случае исход войны тоже легко вычислить.

А посему богатые не обязательно должны считать себя в безопасности, а бедные не обязательно должны считать, что находятся в опасности. Большее по численности войско не обязательно победит, а меньшее по численности войско не обязательно потерпит поражение. Победа или поражение, опасность или безопасность определяются высшей истиной (дао) войны.

Если противник превосходит тебя численностью войска, но ты умеешь разделить его силы и сделать так, чтобы они не могли придти на помощь друг другу... 170, прочность доспехов и сила оружия не сделает их сильнее, и даже если воины неприятеля отважны и сильны, они не смогут защитить своих командиров. У победы на войне есть свой Путь!

Поэтому мудрые правители и знающие полководцы должны первым делом [составить план действий] 171, обеспечить себе успех еще до начала военных действий, а начав войну, не упустить ни одной благоприятной возможности. Поэтому, когда войско, выйдя в поход, одерживает победу и возвращается домой невредимым, военачальник, можно сказать, знает толк в войне... 172

Глава двадцатая

ЗНАТОКИ

В главе продолжается начатая прежде тема о сущности воинского искусства, точнее — о природе Пути войны, владение которым позволяет побеждать любого, даже самого сильного противника. Сунь Бинь — достойный преемник своего великого предка Сунь У: он убежден в существовании беспроигрышной стратегии.

Даже если у противника много войск, знаток войны сможет рассеять их так, чтобы они не смогли придти друг другу на помощь, когда подвергнутся нападению.

Поэтому глубина рвов и высота стен не обеспечивают безопасности, прочность колесниц и острота оружия не обеспечивают победы, храбрость и сила воинов не обеспечивают преимущества.

Поэтому знаток войны берет под свой контроль горные проходы и учитывает естественные преграды. Он радеет о своем войске 173 и умеет быстро идти вперед или отступать назад. Если у неприятеля много воинов, знаток войны может сделать так, как если бы их было мало. А если у неприятеля обильные припасы, знаток войны может сделать так, что неприятельские воины будут голодать. Если неприятель прячется под защитой своих укреплений, знаток войны может выманить его оттуда. Если неприятель захватил весь Поднебесный мир, знаток войны может вызвать раскол в его стане. Если в неприятельских войсках царит согласие, знаток войны сможет посеять в нем рознь.

А посему в военных действиях имеются четыре дороги и пять движений. Наступать — это первая дорога, отступать — вторая дорога, идти влево — третья дорога, идти вправо — четвертая дорога. Выступать вперед — это первое движение, отступать назад — второе движение, идти влево — третье движение, идти вправо — четвертое движение. Не шуметь и не двигаться — это тоже движение.

Знаток войны досконально знает, как двигаться по четырем дорогам, и безупречно владеет пятью движениями. Поэтому, когда он наступает, ему невозможно [342] противостоять, а когда отступает, его невозможно настичь. Когда он идет влево или вправо, его невозможно заманить в западню. А когда он бесшумно стоит на месте, неприятель не может обнаружить его.

Поэтому, когда знаток войны действует по четырем дорогам, противник пребывает в недоумении. Когда знаток войны действует по пяти движениям, противника охватывает ужас. Когда противник наступает, знаток войны умеет остановить его. Когда противник отступает, знаток войны умеет настичь его. Когда противник идет влево или вправо, знаток войны увлекают его в западню, используя естественные преграды. Когда же противник не движется, он и здесь причинит ему урон 174.

Знаток войны может заставить неприятельских воинов снять с себя доспехи и долго идти ускоренным маршем, не имея возможности ни отдохнуть, когда устанут, ни поесть, когда голодны. Так знаток войны изматывает неприятеля, чтобы не позволить ему одержать победу.

Сам ешь досыта и делай так, чтобы неприятель голодал. Пребывай в покое и делай так, чтобы неприятель всегда был утомлен. Затаись и предоставь действовать противнику. Тогда твои люди будут идти с тобой вперед, не думая об отступлении. Они будут ступать по лезвию меча — и не отдергивать ног.

Глава двадцать первая

ПЯТЬ НАЗВАНИЙ И ПЯТЬ МИЛОСТЕЙ

По форме данная глава являет собой любопытный образчик извечной страсти китайцев к каталогизации типов того или иного явления или душевного качества, а по содержанию — напоминание о необходимости для стратега всегда руководствоваться конкретной обстановкой и соблюдать должную меру в своих действиях. Вначале речь идет о состоянии воюющего войска, затем — о поведении войска после завоевания территории противника. Ключевое понятие всех этих рассуждений, не названное открыто, — это идея «энергетической конфигурации», «качества энергии» (ци) человеческих действий и даже общественных институтов.

Существует пять названий для состояний войска. Первое называется «Грозное и могучее». Второе называется «Гордое и самоуверенное». Третье называется «В высшей степени отважное». Четвертое называется «Жадное и подозрительное». Пятое называется «Вялое и нерешительное».

Грозному и могучему войску надо противопоставлять уступчивость и мягкость. Гордому и самоуверенному войску надо противопоставлять любезность и почтительность.

В высшей степени отважное войско можно победить, заманив в ловушку.

Жадное и подозрительное войско следует теснить спереди и нападать на него врасплох с флангов, а если оно укрылось в крепости, следует перерезать пути его снабжения.

Вялое и нерешительное войско следует запугивать, расстраивать, окружать, а потом наносить удар, если оно пытается выйти из окружения. А если оно не выходит, надо держать его в окружении.

Таковы «пять названий» для войска. Кроме того, в военных действиях существует пять проявлений милости и пять проявлений жестокости.

Что такое пять милостей? Если войско завоевывает территорию, но ведет себя милостиво, оно теряет боевой дух. Если оно вновь завоевывает территорию и [344] ведет себя милостиво, оно остается без припасов. Если оно завоевывает территорию в третий раз и ведет себя милостиво, оно теряет оружие. Если войско в четвертый раз завоевывает территорию и ведет себя милостиво, оно остается без еды. Если оно в пятый раз завоевывает территорию и ведет себя милостиво, оно перестает быть дееспособным.

Жестоко завоевать земли называется вторжением. Жестоко завоевать земли во второй раз называется тщеславием. Если жестоко завоевать земли в третий раз, их жители будут напуганы. Если жестоко завоевать земли в четвертый раз, воинов будут обманывать 175. Если жестоко завоевать земли в пятый раз, войско непременно истощит свои силы.

Поэтому милости и жестокости на войне надо применять попеременно.

Глава двадцать вторая

УПУЩЕНИЯ НА ВОЙНЕ

Название главы не сохранилось и восстановлено публикаторами текста предположительно, исходя из ее содержания. Предлагаемый в этой главе перечень основных упущений, которые может допустить полководец, указывает еще один, по-своему очень широкий и неординарный взгляд на принципы классической китайской стратегии. Тривиальные с виду формулировки не должны скрывать далеко не тривиальное содержание: идею неизменности принципов (Пути) военных действий. Секрет успеха открывается людям, казалось бы, очень простым, но... бесконечно мудрым в своей простоте.

Тот, кто желает возбудить недовольство жителей вражеского государства... 176, чтобы воспрепятствовать усилению его войска, истощит собственное войско 177.

Тот, кто хочет восполнить недостающее в государстве в ответ на изобилие враждебного государства, быстро приведет к упадку собственное войско 178.

Если сделаны все приготовления к войне, а помешать неприятелю использовать свое вооружение не удается, войско испытает унижение.

Если не удается использовать свое вооружение, а неприятель хорошо подготовлен к войне, войско будет разбито... 179

Если командующий знает правила построения войск, умеет оценивать исход боевых действий и особенности местности, но раз за разом терпит поражение, это значит, что он не понимает значения дипломатической победы для победы в войне... 180

Если военачальник не может одержать большую победу, это значит, что он не понимает благоприятных обстоятельств.

Если от военачальника уходят люди, это значит, что он не понимает собственных недостатков.

Если военачальнику нужно приложить большие усилия для того, чтобы одержать маленькую победу, это значит, что он не понимает, что такое правильное время для действия. [346]

Если военачальник не может преодолеть большие затруднения, это значит, что он не может водворить согласие среди своих людей.

Если военачальник часто сожалеет о содеянном, это значит, что он доверяется сомнительным обстоятельствам.

Если военачальник не умеет предвидеть удачу и неудачу, это значит, что он не знает, как готовиться к военным действиям.

Если военачальник ленится, когда знает, как нужно поступить, предается сомнениям, когда приходит время действовать, хочет избавиться от пороков, но не в силах этого сделать, ему не дано постичь Путь.

Если же военачальник бескорыстен, даже будучи честолюбив, и не теряет скромности, даже завоевав большой почет, если он уступчив, даже будучи сильным, и проявляет гибкость, даже будучи твердым, его Путь будет процветать,

Тому, кто неспособен постичь Путь, не могут помочь даже Небо и Земля. Того, чей Путь процветает, даже Небо и Земля [не могут погубить]... 181

Глава двадцать третья

СПРАВЕДЛИВОСТЬ КОМАНДУЮЩЕГО

Этой короткой главой открывается серия глав, посвященных личным качествам полководца, положительным и отрицательным свойствам его характера. Читатель в очередной раз может убедиться в том, что Сунь Бинь умеет лаконично, ясно и точно определять существо дела. От полководца, утверждает Сунь Бинь, требуется быть справедливым (что в устах китайского стратега означает также безупречно выполнять свой долг), ценить человечность в человеке, хранить цельность души, внушать доверие и обладать недюжинным умом: непритязательные, но глубоко продуманные заключения, которые, надо сказать, позволяют по-новому увидеть и оценить основные моральные категории культуры Китая.

Отметим, что иероглиф в заголовке, переводимый здесь словом «справедливость», имеет также значение «долг», «обязанности».

Командующий должен быть справедливым 182. Если он не будет справедлив, он лишится достоинства, а если он лишится достоинства, у него не будет авторитета. А если у него не будет авторитета, его воины не пойдут за него на смерть. Вот почему справедливость — всему голова на войне.

Командующий должен быть человечным 183. Если он не будет человечным, его войско не сможет воевать, а если войско не сможет воевать, оно не достигнет успеха. Вот почему человечность — это туловище войска.

Командующий не может быть без добродетели 184. Если у него не будет добродетели, он не будет иметь влияния, а если у него не будет влияния, он не сможет использовать все возможности своего войска. Вот почему добродетель — это руки войска.

Командующий должен обладать доверием. Если у него не будет доверия, его приказы не будут выполняться. А если приказы не будут выполняться, войско не будет сплоченным. Если же войско не будет сплоченным, победы не добиться. Вот почему доверие — это ноги войска. [348]

Командующий должен превосходить всех умом. Если он не будет превосходить всех умом... 185 действиям войска будет не хватать [решительности] 186. А потому решительность — это хвост войска.

Глава двадцать четвертая

ДОБРОДЕТЕЛИ КОМАНДУЮЩЕГО

От этой главы (название которой дано условно) сохранились лишь фрагменты отдельных фраз. Из них явствует, что Сунь Бинь перечисляет здесь основные достоинства полководца, замечая, что полководец должен «любить (воинов?) как собственных детей, уважать их как строгого наставника, но в деле использовать как кусок дерна». Вновь подчеркивается, что правитель не должен вмешиваться в прерогативы своего главнокомандующего, и что полководец должен «награждать, не мешкая, и наказывать без промедления, невзирая на лица и не поддаваясь нажиму извне». Сохранился и фрагмент фразы, звучащий как максима военной мудрости: «Командующий не может иметь две жизни, противоборствующие войска не могут существовать вместе».

Глава двадцать пятая

НЕДОСТАТКИ ПОЛКОВОДЦА

Предлагаемый ниже список личных недостатков военачальника говорит сам за себя. В сущности, он читается как своего рода краткая энциклопедия людских пороков и применим к любому руководителю.

Недостатки полководца таковы:

1. Он неспособен, а считает себя способным.

2. Он высокомерен.

3. Он жаждет почета.

4. Он жаждет богатства.

5. ... 187

6. Он легкомыслен.

7. Он медлителен.

8. Он недостаточно храбр.

9. Он храбр, но слаб.

10. Он не внушает доверия.

11-13. ... 188

14. Он недостаточно решителен.

15. Он мягок.

16. Он ленив.

17. ... 189

18. Он жесток 190.

19. Он самолюбив.

20. Он несобран 191.

Тот, у кого много недостатков, часто терпит неудачу.

Глава двадцать шестая

УПУЩЕНИЯ КОМАНДУЮЩЕГО

Представленные здесь тридцать два пункта, касающиеся стратегических промахов полководца на войне, являются, пожалуй, самым обстоятельным перечнем такого рода в китайских трактатах по военному искусству и одновременно примечательным памятником китайской страсти к каталогизации типовых явлений и событий. Заслуживают внимания в особенности советы, касающиеся твердости воли командующего, которая должна сочетаться с умением понимать нужды воинов и даже населения и притом трезво оценивать собственные действия. Если искать общую основу того и другого, то таковой окажется, пожалуй, обостренное чувство долга и справедливости. Беспристрастность руководителя благотворна для всех.

Упущения командующего таковы:

1. Если он бессмысленно передвигает войска, ему грозит поражение.

2. Если он принимает к себе смутьянов и использует их на службе, держит у себя воинов, познавших поражение, и снова посылает их в битву, а кроме того, приписывает людям способности, которых у них нет, ему грозит поражение.

3. Если он постоянно спорит о том, правильны ли принимаемые решения, и обсуждает стратегические планы, ему грозит поражение.

4. Если его приказы не выполняются, а войско лишено единства, ему грозит поражение.

5. Если подчиненные его не слушаются и войском невозможно управлять, ему грозит поражение.

6. Если население настроено против его войска, ему грозит поражение.

7. Если войско воюет слишком долго, ему грозит поражение.

8. Если его войско тоскует по родине 192, ему грозит поражение.

9. Если его воины разбегаются, ему грозит поражение.

10. Если его воины... 193, ему грозит поражение. [353]

11. Если его войско часто предается панике, ему грозит поражение.

12. Если в военных действиях возникают непредвиденные трудности и его войско устало от тягот, ему грозит поражение.

13. Если войско утомлено строительством укреплений, ему грозит поражение.

14. ... 194 Если солнце клонится к закату, предстоит дальняя дорога и его воины полны решимости дойти до места назначения, ему грозит поражение.

15. ... 195

16. ... 196, войска напуганы, ему грозит поражение.

17. Если его приказы постоянно меняются и воины сбиты с толку, ему грозит поражение.

18. Если в воинах нет боевого духа и они не уважают своих командиров, ему грозит поражение.

19. Если он слишком пристрастен и воины ленятся служить, ему грозит поражение.

20. Если он чрезмерно подозрителен и его войско тоже постоянно в сомнении, ему грозит поражение.

21. Если он не желает знать о своих промахах, ему грозит поражение.

22. Если он назначает командирами тех, кто для этого непригоден, ему грозит поражение.

23. Если его воины так долго находятся в походе, что их воля ослабла, ему грозит поражение.

24. Если он должен вступить в битву, но при этом колеблется, ему грозит поражение.

25. Если он уповает на то, что противнику не хватит выдержки, ему грозит поражение.

26. Если его действия вредят людям и они прячутся или обманывают, ему грозит поражение.

27. Если войско... 197

28. Если его командиры [плохо обращаются с воинами] 198 и те ненавидят их, ему грозит поражение.

29. Если он не может получить простор для маневрирования и полностью построить свои войска, ему грозит поражение.

30. Если не соблюдено правильное соотношение между передними и задними рядами войска, ему грозит поражение.

31. Если он обеспокоен авангардом войска настолько, что ослабляет задние ряды или, напротив, так обеспокоен задними рядами, что ослабляет авангард, или же беспокоится о правом фланге так, что забывает о левом, или беспокоится о левом [354] фланге так, что забывает о правом, — вообще если он слишком волнуется во время сражения, ему грозит поражение.

Глава двадцать седьмая

СИЛЬНЫЕ И СЛАБЫЕ КРЕПОСТИ

Название этой главы утеряно и восстановлено публикаторами текста, исходя из ее содержания. В ней содержится самое древнее в Китае систематическое описание стратегических факторов, определяющих обороноспособность укрепленных пунктов, причем последние разделяются Сунь Бинем на две основные категории: «сильные» (букв.: «мужские») и «слабые», или «пустые» (букв. «женские»). В главе предлагается и устойчивый набор признаков, позволяющих отнести каждую отдельную крепость к той или иной категории. В широком же смысле возвышенности считались в древнем Китае «сильным», или «мужским» местом, а низины — местом «слабым», или «женским» (подобная оппозиция встречается, например, в трактате «Хуай Нань-цзы»).

Если крепость расположена среди низин и болот, где нет высоких гор, а сама стоит на возвышении со всех четырех сторон, это сильная крепость, и на нее нельзя нападать.

Если войско в крепости пьет проточную воду 199, на нее нельзя нападать.

Если перед крепостью имеется глубокая долина, а позади нее — высокая гора, эта крепость — сильная, и на нее нельзя нападать.

Если центр крепости расположен выше окраин, это — сильная крепость, и на нее нельзя нападать.

Если внутри крепости имеются холмы, это — сильная крепость, и на нее нельзя нападать.

Если войско бежит из своего лагеря в укрытие, не окруженное большой рекой, силы воинов истощены, а боевой дух низок и воля слаба, на них можно нападать.

Если позади крепости имеется глубокая долина, а справа и слева нет высоких гор, это пустая крепость, и на нее можно нападать.

Если местность, окружающая крепость, выжжена и земля бесплодна, это слабая крепость, и на нее можно нападать.

Если войско в крепости пьет стоячую, мертвую воду 200, на нее можно нападать. [356]

Если крепость расположена в болотистой местности, где нет долин или крутых холмов, это слабая крепость, и на нее можно нападать.

Если крепость стоит посреди высоких гор, а вокруг нее нет долины или холмов, это слабая крепость, и на нее можно нападать.

Если перед крепостью высокая гора, а позади нее глубокая долина, так что спереди имеется возвышенность, а позади — низина, это слабая крепость, и на нее можно нападать.

Глава двадцать восьмая

[ПЯТЬ ПОЛОЖЕНИЙ И ДЕВЯТЬ ПРИОБРЕТЕНИЙ] 201

Текст этой главы подвергся значительной порче: из четырехсот знаков ее первоначального объема удалось идентифицировать лишь немногим более ста. Сохранившиеся фрагменты позволяют утверждать, что речь здесь идет о способах достижения победы в условиях жесткого противоборства воюющих сторон. Китайский термин ду, несколько условно переводимый здесь словом «положение», означает буквально «мера», «порядок», а применительно к военной стратегии — определенное правило или соразмерность действий, позволяющих владеть инициативой в различных ситуациях. Другой термин, до, означающий буквально «захват», «овладение», говорит сам за себя.

... 202 Когда прибывают подкрепления, их тоже можно разбить. Поэтому общее правило военных действий заключается в том, что отряды, находящиеся на расстоянии более 50 ли 203друг от друга, не могут придти друг другу на помощь и тем менее [это возможно] 204, когда войска отделены друг от друга сотнями ли!

Таково предельное расстояние для совместного расположения войск.

Посему правила военного искусства гласят: «Если у тебя меньше припасов, чем у противника, не пользуйся ими долго. Если у тебя меньше воинов, чем у противника, не сближайся с ним... 205 Если выучка твоего войска хуже, чем у противника, не пытайся соперничать с ним там, где он силен».

Если уяснить эти пять положений, на войне можно действовать свободно.

Поэтому действия на войне... 206 нацелены на главнейшие нужды неприятеля:

Во-первых, завладей его провиантом.

Во-вторых, завладей его источниками воды.

В-третьих, завладей переправами.

В-четвертых, завладей дорогами.

В-пятых, завладей пересеченной местностью.

В-шестых, завладей ровным пространством... 207

В-девятых, завладей тем, что он считает самым важным для себя. [358]

Эти девять приобретений позволяют одолеть неприятеля.

Глава двадцать девятая

СКОПЛЕНИЕ И РАССЕЯНИЕ

Название главы восстановлено предположительно, исходя из ее содержания. Содержащиеся в ней суждения, несмотря на внешнюю повторяемость (отчасти объясняемую, возможно, недостаточной стилистической отделкой этой малоизвестной книги), с особой наглядностью демонстрируют идею всеобщего круговорота и взаимопроникновения оппозиций, которая лежит в основе всего китайского миросозерцания. Собственно, секрет китайского стратега есть понимание природы двуединства всех оппозиций в его конкретных проявлениях. Этот по сути своей символический круговорот, где каждая отдельная точка вмещает в себя весь цикл, этот неисчислимый и никуда не ведущий Путь всех путей и обозначался в Китае термином Дао.

... 208 Скопление побеждает рассеяние 209, наполненное побеждает опустошенное, маленькие тропы лучше торной дороги, быстрое побеждает медленное, многое побеждает малое, бездействие побеждает действие 210.

Скапливайся, когда есть причина скапливаться, и рассеивайся, когда есть причина рассеиваться. Будь наполненным, когда есть причина быть полным, и делайся пустым, когда есть причина быть пустым. Иди маленькой тропой, когда есть причина идти так, и иди торной дорогой, когда есть причина идти так. Будь быстр, когда есть причина спешить, и будь медленным, когда есть причина медлить. Собирай множество людей, когда есть причина для большого скопления людей, и действуй малыми группами, когда есть причина действовать малыми группами. Будь бездеятелен, когда есть причина быть бездеятельным, и действуй, когда есть причина действовать.

Скопление и рассеяние друг в друга переходят, наполненное и опустошенное друг в друга переходят, маленькие тропы и торные дороги друг в друга переходят, быстрое и медленное друг в друга переходят, многое и малое друг в друга переходят, бездействие и действие друг в друга переходят.

Не противопоставляй скоплению скопление, не противопоставляй рассеянию рассеяние. Не противопоставляй наполненному наполненное, не [360] противопоставляй пустоте пустоту. Не противопоставляй быстрому быстрое, не противопоставляй медленному медленное. Не противопоставляй многому многое, не противопоставляй малому малое. Не противопоставляй бездействию бездействие, не противопоставляй действию действие.

Скопление и рассеяние могут противостоять друг другу, наполненное и опустошенное могут противостоять друг другу. Маленькие тропы и торные дороги могут противостоять друг другу. Быстрое и медленное могут противостоять друг другу. Бездействие и действие могут противостоять друг другу.

Когда противник собрал силы воедино, можно рассеяться. Когда противник наполнен, можно стать пустым. Когда противник выбирает маленькие тропы, можно выбрать торную дорогу. Когда противник спешит, можно медлить. Когда противник многочислен, можно действовать малыми группами. Когда противник бездействует, можно действовать... 211

Глава тридцатая

НЕОБЫЧНОЕ И РЕГУЛЯРНОЕ 212

Данная глава является одной из наиболее хорошо сохранившихся: в ее тексте утеряны лишь около дюжины знаков. Она также принадлежит к числу глав наиболее важных в теоретическом отношении. Ее тема — применение так называемых «регулярных» и «нерегулярных» действий в боевой обстановке. Сунь У, введший эту тему в военную науку Китая, выдвинул принцип: «регулярным действием противостоять противнику, нерегулярным действием достигать победы», а также высказал идею взаимодополнительности и даже взаимного замещения этих двух видов маневров, что позволяет войску «не иметь постоянной формы» и благодаря этому вводить противника в замешательство и владеть инициативой. Сунь Бинь существенно дополняет и развивает все эти положения Сунь У, и многие его суждения тоже стали частью традиционного арсенала китайской стратегии. Заслуживают внимания в особенности его концепция «не-формы», которая владеет всеми формами, а также суждение о том, что в боевом взаимодействии следует сохранять «различие» с противником. Последний тезис встречается в главе о войне в трактате «Хуай Нань-цзы».

Порядок Неба и Земли таков: достигнув предела, возвращаться назад, обретя полноту, постепенно терять... 213 служат тому примером. Все в мире то расцветает, то увядает: четыре времени года служат тому примером. Порой побеждают, порой не могут победить: Пять стихий 214 служат тому примером. Есть рождение и есть смерть: все сущее в мире служит тому примером. Есть способность и есть неспособность: все живые существа служат тому примером. Существует избыток и существует недостаток: всякое положение вещей может служить тому примером.

Посему все, кто почитает форму, не могут не иметь имя. А все, кто почитает имя, могут быть превзойдены и покорены. Вот почему мудрые правители используют то, что превосходит все вещи, для того, чтобы все подчинить себе. Поэтому их победу невозможно отнять у них.

Война — это борьба форм за превосходство. Нет такой формы, которую нельзя было бы покорить, но никто не знает форму, посредством которой можно победить 215. [362]

Формам, дарующим победу, нет числа; превращения их необозримы и неисчерпаемы, как сами Небо и Земля. Чтобы описать их, не хватит даже всех летописей царств Чу и Юэ 216. Форма здесь означает использование всего, что дает превосходство, для достижения победы.

Невозможно использовать превосходство одной формы для того, чтобы победить все формы. Поэтому то, благодаря чему можно владеть формой, есть одно. Но то, благодаря чему достигается победа, не может быть одним 217.

Поэтому искусный полководец, видя достоинства неприятеля, познает собственные недостатки, а видя, чего неприятелю не хватает, познает то, чем сам обладает в избытке. Он видит победу так же ясно, как солнце и луну, и достигает победы, как вода одолевает огонь.

Формой отвечать на форму — это регулярное действие, а подчинять форму посредством бесформенного — это необычное действие. То, что и регулярные, и необычные действия неисчерпаемы, обусловлено различением 218. Устанавливай различение посредством необычного действия 219, подчиняй их посредством Пяти стихий, воюй... 220 Когда силы организованы, появляются формы, когда форма установлена, появляются имена... 221

Подобия недостаточно для того, чтобы одержать победу, поэтому, сохраняя свое отличие от противника, применяй необычный маневр. Посему покой — это «необычное» для движения, отдых — это «необычное» для трудов, сытость — это «необычное» для голодания, порядок — это «необычное» для смуты, множество — это «необычное» для малого.

Когда нападение является регулярным действием, сдержанность предстает действием необычным. Когда же осуществляют нападение не по правилам и не встречают отпора, одерживают победу. Тот, кто всегда имеет в запасе действие не по правилам, лучше всех добивается победы.

Когда болит один сустав, все прочие суставы не имеют силы, ибо все они — одно тело. Когда передовой отряд разбит, задние ряды оказываются бесполезными, ибо передовой отряд и задние ряды — одно войско. Поэтому в бою... 222 задние ряды не должны замещать передние, а передние не должны вторгаться в задние. Наступая или отступая, нужно двигаться по порядку.

Когда воины подчиняются приказам без наград и наказаний, значит, это приказы, которые можно выполнить. Когда командиров награждают, а рядовых наказывают, и воины не слушаются приказов, значит, это приказы, которые невозможно выполнить. Сделать так, чтобы люди без колебания шли на смерть, не ожидая никакой выгоды,— такого было бы трудно добиться самому Мэн Суню 223. Поэтому требовать такого от своих людей — все равно что пытаться повернуть вспять реку. [363]

А посему в боевых условиях победителей следует поощрять, а тех, кто потерпел поражение, заменять другими. Утомленным нужно дать отдых, а голодных накормить. Тогда люди будут видеть только противника и не будут думать о смерти; они будут ступать по лезвию меча без дрожи в ногах.

Если дают волю водному потоку, он может переворачивать камни и разбивать лодки. Если же дать волю людям, они ринутся исполнять приказы, словно бушующий поток.

Комментарии

1. Имеется в виду правитель царства Вэй Хуэй-ван (369-319 гг. до н. э.). Лян — название новой столицы вэйского царства, учрежденной в 364 г. до н. э. Словосочетание Лян-цзюнь в оригинальном тексте означает «Правитель Ляна». В переводе Т. Клири Хуэй-ван ошибочно назван «правителем царства Лян».

2. Город Ханьдань был столицей царства Чжао, расположенного на севере древнего Китая. Упоминаемый здесь эпизод, относящийся к 354 г. до н. э., со временем стал в Китае популярным образцом полководческого искусства и составил одну из классических стратагем китайской традиции, известную под названием «Осадить Вэй, чтобы спасти Чжао». См. «Тридцать шесть стратагем». Пер. В. В. Малявина. М., 1997. Стратагема вторая.

3. Вэй-ван (356-320) — правитель царства Ци, при котором состоял советником Сунь Бинь.

4. Часть текста здесь испорчена и не поддается прочтению.

5. Здесь имеется в виду упомянутая выше крепость Чжуцю, которая была столицей расположенного по соседству с Ци удела Вэй (не путать с царством Вэй: названия обоих царств записываются разными, но читающимися одинаково иероглифами). Продолжение фразы неразборчиво.

6. Пинлин — важная в стратегическом отношении крепость царства Вэй на его восточных рубежах.

7. Сунь Бинь, по сути, формулирует здесь два важных приема китайской военной стратегии: во-первых, вынуждение противника отвести свои силы от выгодной позиции для отражения угрозы (обычно мнимой) в другом месте и, во-вторых, создание у него ложных представлений о собственных возможностях.

8. Текст неразборчив.

9. Часть фразы не поддается прочтению. На основании отдельных сохранившихся знаков можно предположить, что командиры упомянутых двух гарнизонов должны выделить часть своих войск для штурма Пинлина и сами возглавить его.

10. Имеется в виду город Далян, столица царства Вэй. В некоторых источниках вся стратегия Сунь Биня сводится к этому отвлекающему маневру циских войск. Например, в книге «Тридцать шесть стратагем» Сунь Бинь разъясняет Тянь Цзи свою стратегию в следующих словах: «Когда нужно распутать узел, не следует изо всех сил тянуть за веревку. Когда тренируют боевых петухов, их не стравливают друг с другом. Когда нужно снять осаду, лучше не входить туда, где и так уже много войск, а пойти в то место, где их нет. Поскольку лучшие вэйские воины сейчас находятся в землях Чжао, царство Вэй само осталось без защиты. Поэтому я предлагаю осадить столицу Вэй, и тогда вэйские войска сами уйдут из Чжао, чтобы спасти собственное царство».

11. В некоторых позднейших памятниках приводятся красочные подробности исполнения этого хитроумного плана. Если верить Сыма Цяню Тянь Цзи, по совету Сунь Биня велел каждую ночь уменьшать вдвое число костров на месте стоянки армии Ци, что создавало у вэйцев ложное впечатление о массовом дезертирстве циских воинов и, соответственно, ослабляло их бдительность. У того же Сыма Цяня весь этот эпизод заканчивается театрально эффектной сценой самоубийства Пан Цзюаня у поваленного дерева с надписью, предрекающей его смерть на этом самом месте.

12. Окончание данной главы (в общей сложности 406 знаков) не поддается прочтению.

13. В оригинале название данной главы не поддается прочтению и восстановлено исходя из ее содержания.

14. Данный перевод следует версии Чжан Чжэньцзэ, который указывает, что такое прочтение первой фразы согласуется со следующими далее суждениями. Китайские же публикаторы текста предлагают заменить в этой фразе знак «воин» (ши) на сходный по звучанию знак «опираться», «полагаться» или знак «дело», и в результате прочитывают данную фразу следующим образом: «В военных делах не бывает каких-либо раз и навсегда установленных форм силы». Этой версии следует и Т. Клири. Слово «сила» соответствует здесь термину ши — «сила обстоятельств», «состояние силы» — который в переводе «Сунь-цзы» передан одним словом «потенциал». Отсутствие постоянства в «конфигурации силы» войска означает непредсказуемость их действий и внезапность нападения, которые тем вернее обеспечивают победу, что способны внушать противнику нервозность и страх.

15. Война призвана в первую очередь защищать, а не губить. Вот почему она требует серьезного отношения к себе. Эмоциональное осуждение агрессии и прекраснодушные мечтания о всеобщем мире не только бесполезны, но и опасны, ибо могут обернуться грандиозной катастрофой.

16. Суждение очень близкое тезису Лао-цзы: «Оружие — это орудия несчастья». В обоих случаях, однако, речь идет отнюдь не об отрицании войны в принципе, а именно о серьезном и ответственном к ней отношении. Просто следует помнить, что эффективность действия обратно пропорциональна интенсивности наших эмоциональных переживаний, сопутствующих ему.

17. Я следую здесь толкованию китайских комментаторов. Чжан Чжэньцзэ особенно убедительно показывает, что речь в данной фразе идет именно о «накопленных припасах». Т. Клири необоснованно, на мой взгляд, говорит здесь не о «запасах», а о «получении подкреплений».

18. Яо — легендарный царь древности, образец добродетели и мудрости.

19. Далее часть текста неразборчива. Срединным государством (или, точнее, Срединными царствами) во времена Сунь Биня называли уделы, находившиеся на равнине Хуанхэ.

20. Перевод данной фразы, в оригинале сохранившейся лишь частично, следует интерпретации Пу Инхуа и Чжэн Каньдао. Вариант Т. Клири: «Невозможно извлечь какую-либо выгоду из попустительства...»

21. Часть текста неразборчива. Шунь — легендарный мудрый правитель древности, преемник Яо.

22. Саньмяо — название племен, обитавших в южной части древнейшего Китая.

23. Тан (Чэн Тан) — основатель династии Шан, по преданию, свергнувший тирана Цзе. У-ван — основатель Чжоуской династии, который, по преданию, покарал Чжоу, последнего правителя Шан, за его жестокость. Чжоу-гун — советник первого правителя царства Чжоу, подавивший мятеж потомков Шанской династии.

24. Пять Царей — пять мифических царей древности, отчасти упомянутых выше. Три Правителя — основатели трех древнейших династий: Ся, Шан и Чжоу. Ссылка на этих мудрых правителей служит для Сунь Бина — как и для всей традиции китайской военной стратегии — оправданием не войн как таковых, а необходимости и пользы военного искусства как средства поддержания порядка и благоденствия в мире. Характерное в своем роде суждение на этот счет содержится в даосском памятнике II в. до н. э., где сказано: «Те, кто в древности прибегал к оружию, поступали так не для того, чтобы расширить свои владения или умножить богатства, а для того, чтобы спасти гибнущее царство, устранить смуту и освободить людей от тягот».

25. Имеется в виду правитель царства Ци Вэй-ван, у которого Сунь Бинь служил советником.

26. В оригинале употреблен технический термин, который означает буквально: «помочь напасть (противнику)», то есть «поощрить нападение». Иероглиф шуай («вести войска») в данном случае имеет значение «нападать». Т. Клири ошибочно приписывает иероглифу «называться» (мин) в оригинале значение «приказывать» и переводит фразу следующим образом: «Дайте приказ вспомогательным войскам». Отметим, что ниже тот же иероглиф мин в таком же контексте вновь употреблен в значении «называть».

27. В этих суждениях Сунь Биня изложена целая концепция оборонительной стратегии. Сунь Бинь выделяет здесь две пары оппозиций: авангард — арьергард и основные силы — вспомогательные силы. Арьергард должен быть скрыт, чтобы противник не знал о собственном превосходстве и не спешил воспользоваться своим преимуществом. Авангард же должен быть очень мобильным и способным, натолкнувшись на сильное сопротивление, быстро отходить назад. Столь же мобильные заградительные отряды должны приходить к нему на помощь. В другой оппозиции основные силы составляют относительно малоподвижное ядро построения войска, которое следует «регулярным законам» (чжэн) ведения войны, тогда как прикрывающие его вспомогательные подразделения способны осуществлять «необычные маневры» (ци) вроде разного рода разведывательных, отвлекающих, ложных действий.

28. Данная фраза не поддается точному прочтению. Название предлагаемой Сунь Бинем в данном случае стратегии предложено Чжан Чжэньцзэ на основании контекста и наличия среди знаков, местонахождение которых в тексте главы осталось невыясненным, данного словосочетания.

29. Начальная часть фразы не поддается прочтению. Тем не менее принцип: «оставить неприятелю путь к отступлению», чтобы не вынуждать его сражаться насмерть, известен в китайском военном искусстве с глубокой древности. Он упоминается уже в «Книге Перемен».

30. Далее часть текста испорчена.

31. Так именуется здесь циский полководец Тянь Цзи, фигурирующий в первой главе книги.

32. Далее две фразы неразборчивы.

33. В оригинале употреблен знак ши — «потенциал», «сила обстоятельств».

34. Далее текст неразборчив, но можно с уверенностью сказать, что для Сунь Биня ключом к успеху являются готовность использовать любое развитие событий и способность к неожиданному маневру. И то, и другое — следствие особой, упорно и методично культивируемой бдительности или, лучше сказать, чувствительности духа полководца.

35. Далее текст неразборчив.

36. О принятых в древнекитайском военном искусстве построениях в виде «совы» и «дикого гуся» см. также с. 325, 327 наст. изд. Термин «построение совой» обязан своим происхождением, очевидно, облику сидящей совы со сложенными крыльями — массивному, хищному и клинообразному. «Форма дикого гуся» восходит, как нетрудно предположить, к образу гуся с распростертыми крыльями, как бы охватывающими пространство.

37. Эта фраза примечательна не столько тем, что в ней сказано, сколько тем, что в ней не говорится. Данное суждение Сунь Биня подразумевает, в частности, что победа является результатом сотрудничества командиров и подчиненных, а также разных видов войск, где различные элементы и силы по-разному действуют и выполняют свойственную только им задачу. Военачальники несут при этом исключительную меру ответственности, они не имеют права надеяться на случай или личный героизм своих подчиненных.

38. Текст неразборчив.

39. Быть может, если только мы не имеем дело с позднейшей вставкой, стратегический гений Сунь Биня и вправду позволил ему предвидеть сокрушительные поражения царства Ци в будущем: в 284 г. до и. э. войска коалиции шести царств совершили опустошительный набег на Ци, после которого оно уже не могло оправиться и в конце концов было завоевано западным царством Цинь.

40. Часть фразы неразборчива. Ее смысл восстановлен на основании контекста.

41. Конец фразы не подается прочтению.

42. О том, как Сунь-цзы победил своего давнего врага Пан Цзюаня, главнокомандующего армией царства Вэй, рассказано в первой главе этой книги. Это произошло в 353 г. до н. э.

43. Имеется в виду наследный принц царства Вэй по имени Шэнь. По-видимому, он был пленен в битве при Малине в 341 г. до н. э.

44. Часть фразы неразборчива.

45. Часть фразы неразборчива. Чжан Чжэньцзэ полагает, что здесь был записан знак «дерево» и напоминает, что в центре засады, в которую попал Пан Цзюань, лежало большое бревно.

46. Часть фразы не поддается прочтению.

47. Пять ли соответствуют расстоянию в полтора-два километра.

48. В древнем Китае квадрат считался символом Земли, а круг — символом Неба. «Сообразно квадрату» в данном случае означает, что, располагаясь на возвышенности, нужно быть готовым отразить нападение снизу, то есть «от Земли». Напротив, когда войско располагается в низине, нужно следить за тем, что происходит вверху, то есть «на Небе».

49. Текст остальной части главы сохранился лишь в отрывочных фрагментах и не поддается связному изложению. На основании сохранившихся обрывков фраз можно установить, что в ней излагается беседа Сунь Биня с Тянь Цзи, который расспрашивал своего советника о различных эпизодах военной истории древности и об известных полководцах.

50. В оригинале употреблен термин ши — «сила обстоятельств», «качество ситуации».

51. В оригинале употреблен знак дэ — «жизненная сила», «полнота жизненных свойств», «добродетель». Т. Клири переводит его словом «эффективность». Далее в этой фразе словосочетанием «мудрость предводителя» передано (достаточно условно) понятие «Путь» (дао). Известно, что в древней китайской мысли понятия дэ и дао были неразрывно связаны. В VII главе книги Сунь Биня «знанием Пути» названо знание Неба, Земли, человеческого сердца, состояния противника и правил построения войска.

52. Это понятие явно употреблено здесь в смысле «способность беречь силы и ресурсы». Речь идет, очевидно, об умении завершить военную кампанию в максимально короткие сроки и вернуть войска домой, что позволяет сберечь «богатства государства».

53. Часть фразы неразборчива, смысл восстановлен предположительно.

54. Уместно напомнить, что, согласно Сунь У, предшественнику Сунь Биня в традиции военного искусства, «путь» военных действий заключается в обеспечении «единства устремлений» в армии, о чем и говорится в нижеследующих наставлениях.

55. Два знака неразборчивы.

56. Слово восстановлено предположительно на основании контекста.

57. В оригинале употреблен знак «луна» (юэ), обозначающий здесь определенную регулярность природных циклов, от которых было неотделимо понятие времени в китайской традиционной мысли. Время, таким образом, обладает качественными характеристиками и воплощает в себе «силу обстоятельств», темп и свойства развития событий. На войне, согласно Сунь Биню, понимание свойств времени является ключом к победе. Т. Клири переводит это понятие словом timing. Наш перевод отображает изначально присутствовавшую связь китайского представления о времени со сменой фаз луны.

58. Часть фразы неразборчива. Предположительно в ней говорится о том, что тот, кто не пользуется доверием людей, не может вести их в бой.

59. Цянь Ицин толкует эту фразу почти прямо противоположным образом: «Кто несвоевременно вступает в военные действия, создает для своих людей излишние трудности». Перевод Т. Клири довольно невнятен: «Когда вы воюете ради спокойствия времени (?), вы не заставляете людей напрягаться».

60. Возможно, перипетии военных действий сопоставляются здесь с движениями различных небесных светил. Чем подвижнее тактика и построение войска, тем больше у него шансов на успех. Состояние и положение луны на небе наиболее подвержено переменам, так что «тактика луны» должна отличаться, по-видимому, особенно большой изменчивостью и притом точностью. Далее часть текста неразборчива.

61. Данная фраза настолько испорчена, что восстановить ее смысл крайне затруднительно. Ключевое значение здесь имеет ее последний знак — го («превзойти», «чересчур», а также «ошибка»). По мнению комментаторов в издании Лао Гэня, полководец, способный победить в десяти сражениях из десяти, настолько искусен, что даже «превосходит» путь небесных светил. Сходное толкование предлагает Чжан Чжэньцзэ, считающий, что здесь говорится об искуснейшем полководце, победам которого «нет числа». Т. Клири приписывает этому знаку значение «ошибка», усиливая его до «бедствия», и прибавляет упоминание об «искусных командирах» (не присутствующее явно в оригинале). В результате он переводит всю фразу следующим образом: «Тот, кто может в десяти битвах одержать десять побед, имеет под своим началом искусных командиров, но может стать причиной бедствия». Свой перевод Клири подкрепляет соображением о том, что опытный, талантливый и прославленный полководец может представлять большую опасность для существующей власти (в древнем Китае олицетворяемой правителем царства). Наконец, Сы Фэй считает предпоследний знак шэн («порождать») синонимом знака «победа», сходного с ним по звучанию и начертанию, и полагает, что речь идет о полководце, который «превосходит всех в победах».

Заключительная часть текста главы не поддается прочтению.

62. В тексте буквально: «Вверху знает путь Неба, внизу знает порядок Земли». «Путь Неба» в данном случае означает сезонные изменения климата и погодные условия вообще.

63. Согласно толкованию Чжан Чжэньцзэ, знак шоу («собирать», «вбирать») в оригинале означает «собирать войско», то есть действовать заодно с передовым отрядом.

64. Здесь понятие «место смерти» означает исключительно неблагоприятную для боевых действий позицию, не оставляющую шансов на выживание. Подробнее об этом понятии см. у Сунь-цзы (с. 189 наст. издания).

65. Название данной главы — Ди бао — означает буквально: «Свойства местности, позволяющие уберечь себя». Предлагаемый Т. Клири вариант: Terrain and Security несколько сужает смысл главы. Цянь Ицин отождествляет знак бао со словом «драгоценность», что позволяет перевести данный заголовок как «Преимущества местности».

66. В данном пассаже, несомненно, противопоставляется некий основной и дополнительный (подобно «основе» и «утку» в фактуре ткани) способы передвижения войск, однако смысл этого противопоставления комментаторы толкуют по-разному. Исходя из того, что в первой публикации текста знак шу («искусство») отождествляется со знаком «искривленный», некоторые исследователи (в частности, Пу Инхуа и Чжэн Каньтао, Лао Гэнь и др.) полагают, что речь здесь идет о «прямой дороге» и «кривой тропе»: первая благоприятствует передвижению войск, вторая затрудняет перемещение, отчего «половина войска» оказывается «мертвой», то есть застывшей на месте. Синь Мяньцзюнь трактует указанную оппозицию в категориях «регулярного» (фронтального) маневра и «нерегулярного» (флангового) удара, полагая, что удар с фланга сопряжен с большими потерями. Чжан Чжэньцзэ сближает знак шу со знаком «передвигаться». Цянь Ицин говорит о «передвигающейся открыто основной, части армии» и «скрытно перемещающихся отдельных подразделениях». В издании Лао Гэня говорится просто о «главном» и «вспомогательном» маршрутах движения войск, что, по-видимому, близко к истине. В переводе Т. Клири речь идет о «прямом» и «обходном» маршрутах. Вообще говоря, перевод этой и следующих за ней фраз во многом зависит от того, имеем ли мы в данном случае дело с противопоставлением или с двумя дополняющими друг друга тактическими приемами. Контекст пассажа явно говорит в пользу второго предположения. Предлагаемый перевод основывается главным образом на версиях Лао Гэня и Чжан Чжэньцзэ.

67. Некоторые толкователи (Цянь Ицин и др.) считают, что употребленное здесь выражение «наполовину мертвый» относится к окружающей местности, и переводят его словом «пустынный». Эта трактовка кажется слишком произвольной. Я следую изданию Лао Гэня, где противопоставляются «поросшие травами» и «лишенные растительности» пути. Т. Клири предлагает и вовсе невнятное прочтение: «Идущие прямым путем бурно растут (?), идущие трудными тропами наполовину погибают». («Those on the straight way thrive, while those on a tortuous course half die»).

68. Предполагается, что положение войск наиболее благоприятно, когда солнце находится у воинов за спиной. По мнению Т. Клири, солнце обозначает здесь еще и разум стратега, так что данный совет — напоминание полководцу оценить ситуацию в свете его стратегической мудрости.

69. В трактате У Ци рекомендуется вступать в сражение по ветру, чтобы поднятая пыль летела на противника.

70. Классификация видов почв соотносится в данном случае с традиционной китайской схемой круговорота пяти стихий: Дерева, Огня, Воды, Земли, Металла.

71. В тексте отсутствует один знак.

72. Примечательно, что в годовом цикле календарных обрядов в древнем Китае весной было как раз принято спускаться к воде, а осенью поступать наоборот. Данный совет продиктован, очевидно, чисто практическими соображениями: весной и летом на возвышенностях в изобилии произрастают травы, тогда как осенью и зимой в поисках фуража приходится спускаться в низины.

73. По мнению китайских комментаторов, речь идет о том, что на правом фланге боевой позиции должна находиться какая-нибудь естественная преграда, защищающая войско от нападения противника. Если же войско зажато горами с двух сторон, это очень ослабляет его позиции.

74. В оригинале употреблен термин ши — «сила обстоятельств», «конфигурация силы».

75. Желтый Владыка, он же Желтый Император (Хуан-ди) — мифический родоначальник китайской цивилизации, почитаемый в особенности даосами. Он считается изобретателем меча. Здесь и далее словом «обозначается» передано понятие сян («символ», «образ»), которое с древности обозначало в Китае некий интуитивно постигаемый «прообраз» внешних вещей.

76. Хоу И — еще один персонаж древнекитайских мифов, легендарный лучник.

77. Юй — мудрый царь древности, основатель легендарной династии Ся.

78. Тан и У — имеются в виду Чэн Тан и У-ван, основатели династий Шан и Чжоу.

79. Часть фразы неразборчива.

80. Часть текста не поддается прочтению.

81. Заметим, что сила согнутого лука служила в китайской традиции боевых искусств прообразом так называемой «внутренней», или «целостной» силы, которая обусловлена целостной конфигурацией тела и предполагает безупречную духовную сосредоточенность. Эта сила, не имеющая аналогов в европейской науке о человеке, и составляла главное проявление знаменитого «внутреннего достижения» (нэй гун) мастеров кулачного боя в Китае. См. сб. «Боевые искусства. Китай, Япония». Сост. и перев. В. В. Малявина. М., 2002.

82. Дальнейшая часть фразы не поддается прочтению, но мы можем предположить из контекста, что лодка поднимается и опускается, следуя приливам и отливам вод, а колесницы могут ехать верх и вниз, следуя рельефу местности. Так лодки и колесницы могут служить образом перемен, благодаря которым мы можем успешно действовать в разных обстоятельствах.

83. Часть текста неразборчива.

84. Часть текста не поддается прочтению.

85. Часть текста неразборчива.

86. Часть фразы не поддается прочтению.

86. Окончание главы не поддается прочтению.

88. Эта часть фразы в оригинале неразборчива и восстановлена на основании контекста.

89. Часть фразы неразборчива.

90. Имеются в виду, вероятно, упомянутые четыре обстоятельства, определяющие точность стрельбы из лука: правильное распределение веса стрелы, правильная постановка лука, правильное натяжение лука и правильная стрельба.

91. Часть фразы неразборчива и восстановлена исходя из контекста.

92. Далее часть текста не поддается прочтению.

93. Публикаторы текста трактуют знак и в его современном значении как «перемещение» людей. Однако Чжан Чжэньцзэ указывает, что в эпоху Борющихся Царств этот иероглиф часто употреблялся в значении «привлекать» людей.

94. В китайской культуре понятия инертного, темного, уступчивого начала инь и активного, светлого, наступательного начала ян могут иметь разные значения в зависимости от содержания и обстоятельств человеческой деятельности. В политике и военной стратегии инь может означать видимое бездействие, связанное с приготовлением к благоприятному моменту для действия, оборонительную тактику, самоустранение и т. п. Соответственно, начало ян наделяется противоположными значениями: инициатива, активное действие, наступление и т. п. Кстати сказать, в военной стратегии «хозяин» (тот, кто занял поле битвы первым) соотносился с ян, а «гость» (войско, пришедшее позже) — с инь. В целом инь и ян всегда рассматриваются как взаимодополняющие факторы единой ситуации, и действие согласно закону их взаимодействия — это всегда действие по сути собирательное, восполняющее наличное.

95. Часть фразы неразборчива.

96. Принцип «следования обстоятельствам» (который предполагает, что действие одновременно и необходимо, и уместно) неразрывно связан с принципом «равновесия весов», или «срединного пути»: владеть обстоятельствами можно, лишь будучи свободным от них, и эта свобода — свободная от всяких ограниченных правил и представлений — сама по себе беспредельна, неисчерпаема.

97. По мнению комментаторов в издании Лао Гэня, речь идет о знатных мужах (то есть людях государства) и зависимых слугах знатных мужей («частные лица»). Такая точка зрения отчасти согласуется с последующими суждениями. Чжан Чжэньцзэ предлагает заменить знак «богатство» на близкий ему по написанию знак «таланты». Это предложение, однако, расходится с контекстом.

98. Далее в оригинале шестнадцать знаков не поддаются прочтению. В этом фрагменте говорится, вероятно, о мудрости правителя, умеющего пользоваться ресурсами подданных, не вызывая их недовольства.

99. Перевод основывается на исправлениях текста, предложенных в издании Лао Гэня.

100. В переводе этой фразы я следую толкованию Чжан Чжэньцзэ. В издании Лао Гэня предлагается совершенно иное прочтение: «Когда у людей скапливается много богатств, начинаются раздоры, и люди перестают почитать правителей». Пу Инхуа и Чжэн Каньтао и вовсе толкуют эту фразу в духе марксистской классовой борьбы: «Когда власти скапливают у себя много богатств, это причиняет вред людям, и они могут восстать». Цянь Ицин предлагает заменять знак бянь («споры», «раздоры») на сходно звучащий знак «повсеместный», «всеобщий» и переводить следующим образом: «Когда государство имеет много богатств, они растекаются повсюду...». Эта интерпретация, однако, не учитывает наличие того же знака в следующей фразе и ломает смысловую конструкцию данного пассажа. Вариант Т. Клири близок предложенному здесь: «Когда есть изобилие денег и товаров, все идет легко, а когда все идет легко, люди не приписывают заслуг своим правителям».

101. Часть фразы неразборчива, ее смысл восстановлен по контексту.

102. Окончание главы не поддается прочтению.

103. Слова, взятые в скобки, не поддаются прочтению в оригинале и добавлены здесь исходя из контекста.

104. Часть текста неразборчива.

105. Часть текста неразборчива.

106. Часть фразы не поддается прочтению.

107. Короткополую одежду в древнем Китае носили люди «презренного» звания. Здесь ношение такой одежды символизирует готовность воинов лишиться жизни.

108. Часть фразы не поддается прочтению.

109. Часть фразы неразборчива.

110. По мнению современных комментаторов, речь идет о свободном и как бы текучем, не имеющем определенной формы построении, которое позволяет быстро собираться вместе и быстро рассеиваться.

111. Такое построение, очевидно, давало возможность постоянно обходить фланги неприятельских войск. Перевод фразы соответствует толкованию в издании Лао Гэня. По мнению Т. Клири, здесь речь идет о том, как самому избежать окружения. Данная версия хуже согласуется с контекстом всего пассажа.

112. Речь идет, очевидно, о нападении, которое имеет целью отвлечь силы противника для отражения внешней угрозы.

113. И в европейской военной науке издавна было хорошо известно, что на ровной местности боевой строй в форме квадрата (каре) обладает наибольшей эффективностью.

114. Имеется в виду, несомненно, построение таранного типа с мощным авангардом.

115. Данный вид построения дает возможность прибегать к различной тактике и разного рода обходным маневрам с учетом неровностей местности. Круг в китайской традиции — символ неисчерпаемости перемен.

116. Речь идет, очевидно, о компактном правильном строе с отходящими от него «крыльями», то есть усиленными флангами, что позволяет обойти позицию противника с флангов. Комментаторы в издании Лао Гэня высказывают предположение, что здесь речь идет о позиции, находящейся на возвышении.

117. Имеется в виду, надо полагать, наступательное построение в форме птичьего клюва, который рассекает ряды противника и поочередно берет в кольцо небольшую часть его сил.

118. Подобная тактика, как легко видеть, может довольно быстро привести противника в замешательство и заставить его снять кольцо окружения из страха попасть в окружение самому.

119. Подобный совет вообще не характерен для китайской стратегии, поскольку он требует дополнительных расходов на содержание войска. Но такое решение может быть полезным тактическим ходом — как знак устрашения.

120. Часть текста не поддается прочтению.

121. В данном случае построение в форме «дикого гуся» полезно, видимо, тем, что позволяет воинам быстро приходить на помощь друг другу, не создавая скученности.

122. Этот простой прием позволяет экономить силы и сдерживать наступательный порыв противника.

123. Несомненно, с целью избежать засады или внезапного нападения.

124. Часть текста неразборчива.

125. Т. Клири толкует данную фразу прямо противоположным образом: «Занять позиции на противоположном берегу реки — лучший способ воевать против малочисленного войска». Впрочем, в своих пояснениях к этой фразе он утверждает, что переправляться через реку следует противнику.

126. «Цикада сбрасывает чешуйки» — традиционное для китайской стратегии обозначение одной из военных хитростей: создать в каком-то месте видимость присутствия войск, чтобы вынудить противника нанести там удар.

127. Сплошная линия укреплений может вынудить противника пойти на крайние меры — например, тотальный обстрел позиций. Напротив, специально организованные вылазки могут создать у противника ложное представление о положении во вражеском стане и о своих возможностях.

128. Здесь имеется в виду, надо полагать, умение рассредоточить припасы таким образом, чтобы все подразделения войска были обеспечены, а неприятель не смог одним махом уничтожить или завладеть их значительной частью. Перевод Т. Клири: «Щедрое жалованье и полезные припасы — верный путь к победе» явно ошибочен.

129. Окончание главы не поддается прочтению.

130. Чжан Чжэньцзэ, опираясь на многочисленные примеры из древних текстов, в том числе и табличек раннеханьского времени из погребения в Мавандуе, высказывает мнение, что здесь говорится именно о «сплоченности» (чжуань) войска, построенного в форме квадрата. Некоторые китайские комментаторы, а также Т. Клири толкуют эту фразу иначе: «Построение квадратом предназначено для рассечения войск противника». Эта трактовка кажется нелогичной.

131. О «круговом» построении войска, позволяющем отдельным его частям замещать позиции соседей благодаря движению по кругу, говорится уже в трактате «Сунь-цзы» (см. с. 142,143 наст. изд.).

132. Перевод следует толкованию Чжан Чжэньцзэ. Перевод Т. Клири: «Построение на воде предназначено как для нападения, так и для обороны» неприемлем как с лексической, так и с логической точек зрения.

133. По-видимому, речь идет о пространстве, позволяющем совершать какие-то устрашающие (и, скорее всего, обманные) маневры. Далее часть текста испорчена настолько, что не поддается прочтению.

134. Несколько знаков не поддаются прочтению.

135. Один знак не прочитывается.

136. То есть войско отступает в полном порядке, так что атаки противника не причиняют отступающим вреда. Сравнение организованно отступающего войска с горой было, по-видимому, широко распространено в эпоху Борющихся Царств. См. трактат «У-цзы», гл. V, ч. 3. (с. 235 наст. изд.)

137. Часть фразы не поддается прочтению.

138. В тексте пропущен один знак.

139. Часть фразы неразборчива, слово «нападай» восстановлено исходя из контекста.

140. Как отмечают китайские комментаторы, знак хэ («согласие») означал в древнекитайском военном лексиконе фланги войска.

141. Часть текста неразборчива.

142. Перевод Т. Клири: «обманное построение» (confusing formation). Р. Сойер предлагает вариант, приближенный к оригинальному выражению: «маневр Темный Взлет» (Dark Rising deployment).

143. Это выражение встречается в трактате «Шесть секретов» и в главе о войне в книге «Хуай Нань-цзы», где оно означает стремительную и ошеломительную для противника атаку.

144. Имеется в виду, вероятно, создание укрепленного лагеря.

145. В тексте неразборчивы около полутора десятков знаков.

146. Часть текста не поддается прочтению.

147. В оригинале — «потенциал позиции» (ши).

148. В тексте буквально: «быть хозяином» и «быть гостем». В китайской стратегии «хозяином» принято называть войско, первым занявшее позиции на театре военных действий, а «гостем» — войско, занявшее свои позиции позднее (см. гл. XIX). В некоторых случаях термины «хозяин» и «гость» имеют значение соответственно обороняющаяся и нападающая сторона.

149. В оригинале несколько знаков неразборчивы. Имя Сунь Биня восстановлено на основании контекста.

150. Как можно видеть из этого пассажа, «круговое построение» в древнекитайской военной тактике может соответствовать современному понятию круговой обороны. Далее часть текста не поддается прочтению.

151. В тексте два знака неразборчивы, и термин «рассеянное построение» предлагается исходя из контекста.

152. В оригинале не поддаются прочтению пять знаков.

153. Буквально: «предел в середине» (чжун цзи). Напомним, что в китайской стратегии удар должен быть нанесен в главную «пустоту» противника, которая представляет собой некую воображаемую «сердцевину» его диспозиции. См. с. 84 наст. изд.

154. Часть текста неразборчива.

155. Это слово в оригинале отсутствует и добавлено исходя из контекста.

156. Неразборчивы пять знаков.

157. Принцип «нападать на то, что противник обязательно станет спасать», восходит к Сунь-цзы.

158. По мнению публикаторов текста, речь идет, выражаясь современным языком, о глубоко эшелонированной обороне, предназначенной для отражения кинжальной атаки противника.

159. В оригинале вновь употреблено выражение «предел в середине».

160. В оригинале неразборчивы два иероглифа.

161. В оригинале неразборчивы четыре иероглифа.

162. Здесь и в некоторых случаях далее я вслед за Т. Клири перевожу китайский термин «гость» как «нападающая сторона», тогда как термин «хозяин» соответствует обороняющейся стороне. Как уже не раз говорилось, «хозяином» в китайской стратегии считалась та из воюющих сторон, которая первой занимала место боевых действий, а в роли «гостя» выступало войско, которое подходило позднее. Соответственно, как сказано в текстах раннеханьского времени из погребения в Мавандуе, «гость соответствует силе Ян, а хозяин — силе Инь».

163. Часть текста неразборчива.

164. Часть текста неразборчива.

165. В оригинале употреблен термин ши, обычно переводимый в этой книге словами «потенциал», «потенциал позиции».

166. Часть текста неразборчива.

167. Это слово добавлено исходя из контекста.

168. Данное суждение напоминает о том, что источник эффективного руководства — не страх и принуждение, а способность создать для себя стратегическое преимущество, что достигается, разумеется, использованием многих факторов и длительной, почти неприметной, но целенаправленной работой.

169. Часть текста неразборчива.

170. Часть текста неразборчива.

171. Слова, взятые в квадратные скобки, в оригинале не поддаются прочтению и добавлены на основании контекста.

172. Окончание главы не поддается прочтению.

173. Так интерпретируют данное высказывание публикаторы текста. Чжан Чжэньцзэ полагает, что здесь имеется в виду поддержание правильного строя или обучение военным маневрам.

174. В оригинале один знак неразборчив, и перевод данной фразы частично основывается на ее контексте.

175. Имеется в виду, что местные жители потеряют всякое доверие к захватчикам и будут по любому поводу вводить их в заблуждение.

176. Часть текста неразборчива.

177. Очень полезное напоминание некоторым современным политикам, которые из «стратегических» соображений негласно или почти гласно поощряют мятежников и террористов в других государствах. Инспирированные ими партизанские движения могут причинить большие неприятности им самим.

178. Еще одно напоминание пагубности подражательной или «догоняющей» стратегии, о чем свидетельствует судьба СССР. Такая стратегия, ориентированная на чисто формальные, количественные показатели, приведет к неравномерному распределению ресурсов, дисбалансу в экономике и неисцелимой косности политического режима, что породит атмосферу подавленности и разочарования в обществе.

179. Часть текста неразборчива.

180. Часть текста неразборчива.

181. Окончание главы не поддается прочтению, слова в квадратных скобках добавлены на основании контекста.

182. В китайской традиции термин и («справедливость») имеет также значение «долг», «обязанность» и являет собой фундаментальную категорию конфуцианской морали.

183. Еще одна, и притом важнейшая категория конфуцианской морали (жэнь), часто (но неточно) переводимая словами «человеколюбие», «гуманность».

184. В оригинале употреблен термин дэ, обозначающий скорее жизненное совершенство, полноту жизненных свойств вещей и проистекающую отсюда силу воздействия на окружающий мир.

185. Часть текста неразборчива.

186. Это слово добавлено на основании контекста.

187. Текст неразборчив.

188. Текст неразборчив.

189. Текст неразборчив.

190. Так истолковывают данный пункт все китайские комментаторы, а также Р. Сойер. Т. Клири по непонятной причине переводит: «порочен» (vicious).

191. В оригинале буквально: «все путает в своей жизни».

192. Данный перевод следует версиям китайских комментаторов. У Т. Клири говорится: «Если в войске есть скрытое недовольство» («If an army has reservations...»).

193. Два знака в этой фразе неразборчивы, вследствие чего она не поддается переводу.

194. Фраза не поддается прочтению.

195. Фраза неразборчива.

196. Начало фразы не поддается прочтению.

197. Фраза неразборчива.

198. В оригинале не поддаются прочтению два знака, и слова, взятые в квадратные скобки, добавлены на основании контекста.

199. Проточная вода в Китае издревле считалась «живой водой», то есть поддерживающей жизненные силы организма.

200. Стоячая вода считалась в Китае «мертвой».

201. Название данной главы не поддается прочтению и восстановлено исходя из ее содержания.

202. Начало главы не поддается прочтению.

203. Более 15 км.

204. В оригинале неразборчивы пять знаков, и слова в квадратных скобках добавлены на основании контекста.

205. Часть текста неразборчива.

206. Часть текста неразборчива.

207. Часть текста не поддается прочтению.

208. Начало главы не поддается прочтению.

209. По мнению Чжан Чжэньцзэ, понятие «скопления», «накопления» обозначает здесь наращивание потенциала боевой позиции. Данный знак в древности употреблялся, например, в выражении «натягивать лук» (то есть увеличивать силу лука).

210. Термин лао имеет широкий спектр значений: тяжелый труд, утомленность, даже суета.

211. Окончание главы не поддается прочтению.

212. В традиционной китайской стратегии понятия ци и чжэн обозначали соответственно «нерегулярное», «отклонение от нормы» и «регулярное», «соответствующее правилам». Эта оппозиция часто фигурирует в китайской теории искусства, что неудивительно, ведь именно отклонение от заданной регулярности, исключительность явления создают эстетический эффект.

213. Сходные высказывания встречаются в древних памятниках даосского направления. Ср. изречение «Дао-Дэ цзина»: «Возвращение есть действие Пути»; суждение из трактата «Гуань-цзы»: «Порядок Небесного Пути таков: достигнув предела, все возвращается, достигнув расцвета, все увядает». Далее в тексте два знака неразборчивы. Т. Клири подставляет в этом месте слова: «Солнце и луна, Инь и Ян».

214. Имеются в виду Пять элементов или, точнее, пять фаз мирового круговорота в традиционной китайской натурфилософии: Дерево, Огонь, Земля, Вода, Металл.

215. Эта фраза являет собой емкую и точную формулировку китайской метафизики Великого Пути, который, говоря словами даосской книги «Чжуан-цзы», есть «то, что делает вещи вещами, но не является вещью для вещей».

216. Чу и Юэ — два южнокитайских царства в эпоху Сунь Биня. Выражение «летописи Чу и Юэ», по-видимому, было в те времена распространенной идиомой, обозначавшей пространные сочинения.

217. Еще одна удачная формула сущности стратегического действия как «единства в разнообразии»: победоносное действие должно обладать внутренней цельностью и полнотой, но применение его не может не быть бесконечно разнообразным.

218. Китайские комментаторы единодушно приписывают иероглифу фэнь в этой главе значение «удел», «предписанное место», так что данное высказывание следует переводить таким образом: «И регулярное, и необычное действия неисчерпаемы, ибо каждое из них имеет свое установленное место». Подобное толкование кажется не вполне логичным и к тому же отчасти противоречит принципу взаимозамещения форм в круговороте Пути. Более убедительна версия Р. Сойера, который переводит знак фэнь как «различение» (differentiation). Такой перевод точно характеризует природу стратегического знания и действия как бесконечного саморазличения или символического различия (см. с. 71 наст. изд.). В древнекитайской философской традиции термин фэнь (удел, разделение) мог сознательно употребляться именно в смысле символического различения как «внутреннего предела» и, следовательно, «истинности» существования.

219. Китайские комментаторы приписывают вторично употребленному здесь термину фэнь значение «организация войска», который он имеет, в частности, в трактате Сунь-цзы. Такая трактовка, однако, плохо согласуется с контекстом. Логичнее предположить, что здесь речь идет о действии в своем роде единичном, новаторском, устанавливающем то самое различение между вариацией и нормой, которое определяет структуру стратегического действия как всеобщей событийности.

220. В оригинале неразборчивы два знака.

221. Часть текста не поддается прочтению.

222. Часть фразы неразборчива.

223. Мэн Сунь — знаменитый герой древности.

Текст воспроизведен по изданию: Китайская военная стратегия. М. АСТ. 2002

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.