Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ГЛАВА 3

РЕЧИ ЦАРСТВА ЧЖОУ

РАЗДЕЛ ТРЕТИЙ

[25]

На съезде [чжухоу] в Кэлине 1 даньский Сян-гун встретился с правителем владения Цзинь Ли-гуном 2, который смотрел далеко перед собой, а при ходьбе высоко поднимал ноги. Затем он встретился с цзиньскими [сановниками]: Ци Ци 3, в речах которого сквозило пренебрежение к другим, Ци Чоу 4, в речах которого содержалась клевета на других, и Ци Чжи, речи которого были хвастливы; циским [сановником] Го Цзо 5, который говорил все без утайки, и луским [правителем] Чэн-гуном, который говорил об угрозе со стороны [владения] Цзинь и клевете Ци Чоу 6.

Дань-цзы сказал [лускому Чэн-гуну]: “К чему вы беспокоитесь, правитель! Цзинь ожидают смуты, и, по-видимому, беда от них падет на правителя и трех представителей фамилии Ци” 7. Правитель [владения] Лу спросил: “Я боюсь, что мне не избежать гибели от рук [владения] Цзинь. Но теперь вы говорите, что в нем возникнут смуты. Позвольте спросить, определено ли это волей Неба или связано с действиями людей?” 8

Дань-цзы ответил: “Я не музыкант 9 и не великий астролог — откуда же мне знать волю Неба? Однако я видел облик правителя владения Цзинь и слышал речи трех представителей фамилии Ци. Их непременно вот-вот должна постигнуть беда.

Глаза благородного мужа придают внешности спокойствие, а ноги шагают в соответствии с выражением глаз. Поэтому по облику можно узнать о сердце. Глаза выражают то, к чему стремятся, а ноги двигаются, куда смотрят глаза. Ныне же правитель владения Цзинь смотрит далеко перед собой, а при ходьбе высоко поднимает ноги, т. е. его глаза оторваны от тела, а ноги не шагают куда смотрят глаза, что, несомненно, указывает на двойственность его сердца. Если его глаза и фигура не связаны друг с другом, как он может долго продержаться у власти! [58]

Съезд чжухоу — важное событие для народа, от которого зависит существование или гибель владения. Поэтому если владению не угрожает беда, то походка правителя, участвующего в съезде, его речи, взгляд и манера слушать непременно должны быть без изъяна, и по ним можно судить о его добродетелях. Устремленный далеко перед собой взгляд, [как у правителя владения Цзинь], указывает, что правитель с каждым днем все более отходит от того, что ему надлежит делать; высоко поднимаемые ноги указывают, что правитель с каждым днем все более отказывается от добродетели; противоречивость в речах указывает, что правитель с каждым днем все более подрывает доверие к себе; небрежная манера слушать указывает, что правитель с каждым днем все более лишается славы. А ведь глаза говорят о соблюдении долга, ноги служат для того, чтобы следовать по пути добродетели, рот — чтобы укреплять к себе доверие, уши — чтобы слушать о славных делах. (К походке, речам, взгляду и манере слушать] нельзя не относиться с должным вниманием. Потеря половины перечисленных качеств сулит бедствия, а полная их потеря влечет за собой гибель владения. Правитель владения Цзинь уже потерял два качества, поэтому я и сказал про него так 10.

Представители фамилии Ци пользуются любовью правителя [владения] Цзинь. Трое из них занимают посты сановников, а пятеро — посты дафу, и они должны бы испытывать страх, занимая такое положение. Ведь занимающие высокое положение действительно быстро падают со своих постов, а обильной пищей 11 поистине можно быстро отравиться. Однако ныне в речах Ци Бо 12 сквозило пренебрежение к другим, в речах Шу 13 содержалась клевета на других, речи Цзи 14 были хвастливы. Пренебрежение к другим приводит к их угнетению, клевета приводит к возведению ложных обвинений, хвастливость приводит к подавлению ближних. Коль скоро [указанные три лица] пользуются любовью правителя, да к тому же [возбудили против себя недовольство] трех групп обиженных ими лиц — кто сможет терпеть подобное положение?!

Циского Го-цзы тоже постигнет беда. Стоять во главе развращенного владения и иметь склонность говорить все без утайки, указывая на ошибки других, — значит создавать основу для беды. Только достойный человек может воспринять откровенные речи, а разве такие люди есть в Ци!

Я слышал, что если владение, в котором господствуют добродетели, граничит с владением, в котором добродетели не совершенствуются, оно всегда выигрывает от этого. Ныне вы находитесь недалеко от [владения] Цзинь и граничите с [владением] Ци, поэтому когда в Ци и Цзинь возникнут беды, вы сможете стать гегемоном. Вас могут постигнуть бедствия только от отсутствия личных добродетелей — так к чему же печалиться об опасности со стороны Цзинь? Скажу еще, что человек, получивший имя от чандисцев 15, стремится лишь к личной [59] выгоде и не соблюдает долга 16. Поскольку он стремится к личной выгоде и погряз в разврате, почему бы его не изгнать?”

Вернувшись в свое владение, правитель Лу изгнал Шусунь Цяо-жу. На одиннадцатом году правления Цзянь-вана (575 г. до н. э.) состоялся съезд чжухоу в Кэлине. На двенадцатом году [правления Цзянь-вана (574 г. до н. э.)] во владении Цзинь убили трех представителей фамилии Ци. На тринадцатом году [правления Цзянь-вана (573 г. до н. э.)] был убит [Ли-гун], правитель владения Цзинь 17. Его похоронили за восточными воротами города И 18, причем в похоронах участвовала лишь одна колесница, запряженная четверкой лошадей 19.

Цисцы убили Го У-цзы 20.

[26]

Чжоу, сын цзиньского Сунь-таня 21, прибыл ко двору Чжоу, где служил даньскому Сян-гуну 22. [В период службы] он стоял, не наклоняясь ни в одну сторону; смотрел, не вращая глазами; слушал, не навостряя ушей; говорил, не касаясь далеких предметов; рассуждая о почтительности, неизменно касался Неба 23; рассуждая о преданности, неизменно касался своих стремлений 24; рассуждая о доверии, неизменно касался самого себя 25; рассуждая о человеколюбии, неизменно касался других 26; рассуждая о долге, неизменно касался выгоды 27; рассуждая о мудрости, неизменно касался дел 28; рассуждая о смелости, неизменно касался наказаний 29; рассуждая о наставлениях, неизменно касался существующих [между ними] различий 30; рассуждая о почтительности к родителям, неизменно касался духов 31; рассуждая о милости, неизменно касался дружественных отношений 32; рассуждая об уступчивости, неизменно касался соперников 33.

Когда во владении Цзинь случалось печальное событие, он всегда горевал, а когда случалось радостное событие, всегда радовался.

Заболев, Сян-гун вызвал Цин-гуна 34 и сказал: “Непременно хорошо относись к цзиньскому Чжоу, в будущем он приобретет владение Цзинь. Его поведение добродетельно, а добродетели приносят покровительство Неба и Земли. Тот, на кого Небо и Земля ниспосылают счастье, в худшем случае приобретет владение, а в лучшем — Поднебесную.

Ведь почтительность — это уважение, предусматриваемое добродетелью; преданность — искренность, предусматриваемая добродетелью; доверие — покровительство, предусматриваемое добродетелью; человеколюбие — любовь, предусматриваемая добродетелью; долг — умение вести дела, предусматриваемое добродетелью; мудрость — повозка для добродетели; смелость — руководитель добродетели; наставления — [60] распространение добродетели; почтительность к родителям— основа добродетели 35; милость — милосердие, предусмотренное добродетелью; уступчивость — применение добродетели на деле.

Подражание Небу позволяет быть почтительным; руководство своими стремлениями позволяет быть преданным; беспокойство о личных качествах позволяет пользоваться доверием;

любовь к людям позволяет быть человеколюбивым; стремление управлять, принося выгоду другим, позволяет соблюдать долг; умение вести дела позволяет быть мудрым; следование долгу позволяет быть смелым; умение различать [дурное и доброе] позволяет давать наставления; прославление духов позволяет быть почтительным к родителям; милосердие и дружелюбие позволяют быть милостивым; выдвижение соперников позволяет быть уступчивым. Чжоу обладает всеми перечисленными одиннадцатью качествами.

Небу присущи шесть начал 36, а Земле пять стихий, и числа эти — неизменны. Шесть начал Неба образуют [как бы] основу ткани, а пять стихий Земли образуют [как бы] уток ткани, и если не путают основу и уток 37 — это признак добродетелей. [Наш покойный правитель] Вэнь-ван был по натуре добродетелен, поэтому Небо ниспослало на него счастье, вручив Поднебесную, а ведь Чжоу тоже исполнен добродетелей. Вдобавок предки Чжоу, имена которых указаны на табличках четного и нечетного рядов 38, — близкие родственники правителей владения Цзинь, поэтому он может получить это владение.

К тому же когда [Чжоу] стоит, он не наклоняется ни в одну сторону, что указывает на правильность поведения; смотрит, не вращая глазами, что указывает на степенность; слушает, не навостряя ушей, что указывает на зрелость; говорит, не касаясь далеких предметов, что указывает на осмотрительность. Правильность поведения позволяет следовать по пути добродетели; степенность вызывает доверие к добродетели; зрелость позволяет соблюдать добродетель до конца; осмотрительность позволяет сохранять добродетель. Сохранение добродетели и соблюдение ее до конца в чистом и неизменном виде, следование по правильному пути и стремление делами вызвать доверие других свидетельствуют о хорошем понимании прекрасных добродетелей. Осмотрительность, зрелость, степенность и правильность поведения — помощники добродетели. Радость или печаль по поводу событий в Цзинь показывают, что Чжоу не забыл своей родины. Он исполнен добродетелей, ему помогают четыре прекрасных качества, что же он может получить [за это], кроме владения!

Когда Чэн-гун возвращался на родину 39, как я слышал, в Цзинь гадали на него по тысячелистнику. Выпала гексаграмма гань, которая, изменившись, превратилась в гексаграмму пи 40. Объяснение гексаграммам гласило: “Достоин, но не до конца: правители три раза выйдут [из Чжоу]” 41. Один из них уже [61] выехал [из Чжоу] 42, кто будет последним — неизвестно, а следующим обязательно должен быть этот [Чжоу].

К тому же я слышал, что при рождении Чэн-гуна его мать видела во сне, как дух написал тушью на ягодице младенца: “Пусть владеет Цзинь, а через три поколения владение будет вручено внуку Хуаня” 43. В связи с этим Чэн-гуну дали имя Хэй-тунь — Черная ягодица.

К настоящему времени, [считая от Чэн-гуна], уже сменилось два поколения. Сян-гун 44 носил имя Хуань, а Чжоу — его внук. Ныне он обладает прекрасными добродетелями, с почтением относится к родителям, отличается почтительностью, так кто же, кроме него, [может выехать из Чжоу в Цзинь]!

К тому же сон, [который видела мать Чэн-гуна], говорит, что владением Цзинь обязательно будет владеть внук Хуаня, а объяснения к гексаграммам гласят, что правители для владения Цзинь обязательно явятся три раза из Чжоу, причем по своим добродетелям Чжоу достоин занять пост правителя владения. Таким образом, все три предзнаменования говорят об одном и том же. Я слышал, что в “Великой клятве” 45, которая рассказывает о прошлых событиях, говорится: “Мои сны совпадают с результатами моего гадания на панцирях черепах и согласуются с прекрасными предзнаменованиями 46, поэтому если я выступлю в поход против династии Шан, обязательно одержу победу”. Тогда тоже три вещи говорили об одном и том же. Ныне правитель Цзинь совершает одно неправое деяние за другим, у него нет законных наследников 47, и, по-видимому, он лишится владения. Обязательно поскорее начинайте хорошо относиться к цзиньскому Чжоу — он будет править [владением] Цзинь”.

Цин-гун согласился с этими словами. Когда при Ли-гуне в Цзинь возникли беспорядки 48, цзиньцы вызвали Чжоу и возвели его на престол. Это был правитель Дао-гун.

[27]

На двадцать втором году правления Лин-вана (550 г. до н. э.) 49 произошло сражение между реками Гу и Ло 50, воды которых грозили разрушить дворец вана, в связи с чем ван хотел перекрыть течение [рек].

Наследник престола Цзинь 51, увещевая Лин-вана, сказал: “Нельзя [этого делать]. Я, Цзинь, слышал, что в древности стоявшие во главе народа не сносили гор, не повышали уровня воды в пересыхающих болотах, не перекрывали течения рек, не спускали воду из озер. Ведь горы — это скопление земли, пересыхающие болота — места, где находит приют все живое, реки — проводники для животворных сил [Неба и Земли], озера — места скопления воды. Вначале, когда образовались Небо и Земля, они собрали [землю] и создали высокие горы, [62] поселили все живое на низких местах 52, расчистили и определили русла для рек, чтобы проводить по ним свою животворную силу, построили заграждения вокруг сырых и низких мест, желая собрать вместе прекрасные качества воды 53. Вследствие этого собранная в горы земля не обрушивалась и не осыпалась, все живое имело место для приюта, животворные силы [Неба и Земли] не застаивались, но и не рассеивались. В результате народ при жизни имел средства для существования, а в случае смерти — место для погребения. При таком положении не приходилось печалиться, что кто-то преждевременно умрет, кто-то сойдет-с ума, умрет от эпидемии или заболеет, не было также хлопот, связанных с голодом, холодом или недостатком в средствах. Именно поэтому высшие и низшие могли сохранять друг с другом прочное единство, которое давало возможность быть готовым к непредвиденным бедствиям. Мудрые правители древности как раз обращали пристальное внимание только на это 54.

В прошлом Гун-гун 55 отказался следовать по этому пути. Он находил удовольствие в плотских наслаждениях и музыке, погубил свое тело развратом, хотел перекрыть течение всех рек, снести возвышенности и запрудить низменности, чтобы нанести вред Поднебесной. За это великое Небо не дало ему счастья, народ не оказал помощи, возникли беды и смуты, в результате которых Гун-гун был уничтожен. Затем во времена Ю-юя 56 жил Гунь 57, правитель владения Чун. Он дал волю своему порочному сердцу, а в действиях повторил ошибки Гун-гуна, за что Яо убил его в горах Юйшань.

После этого Бо-юй 58, помня о нарушении законов [Неба и Земли], имевших место в прошлом, привел, в порядок и изменил существовавшую систему. Он взял за образец в делах явления Неба и Земли, соответственно с этими явлениями установил все законы, сопоставил их с нуждами народа и взвесил применительно ко всему живому 59. Внучатый племянник Гун-гуна, занимавший должность сыюэ 60, помогал ему [в усмирении вод].

[Юй] оставил высокие места высокими, низкие — низкими, проложил русла рек, дал выход застоявшимся водам 61 и собрал воды в водоемах, что позволило всему пышно произрастать. Он определил девять больших и высоких гор 62, прорыл русла и дал сток девяти рекам 63, обнес заграждениями девять озер 64, дал растительности возможность пышно расти на девяти высыхающих болотах 65, обработал девять [пустовавших] равнин и сделал пригодными для жилья все уголки девяти областей, в результате чего в землях между четырьмя морями установилось спокойствие и согласие. [Юй не нарушал законов Неба и Земли], поэтому темное начало не скрывалось на Небе 66, светлое начало не рассеивалось по Земле, в водах не скапливались застойные силы 67, огонь не приносил неожиданных бедствий, духи не ходили окольными путями 68, народ не имел [63] порочных стремлений, сезоны года не нарушали установленного чередования, насекомые не причиняли вреда растениям.

[Сыюэ] подражал подвигам Юя и оценивал их с точки зрения нравственных принципов, поэтому все начинания приносили прекрасные результаты, которые совпадали с желаниями Верховного владыки. Великое Небо, с одобрением относившееся к их действиям, наградило Юя Поднебесной, пожаловало фамилию Сы и дало его роду название Ю-ся, желая этим сказать, что Юй смог принести большое счастье для всего живого 69. Сыюэ Небо наградило владением, назначило главой чжухоу, пожаловало фамилию Цзян и дало его роду название Ю-люй, желая этим сказать, что он был руками и ногами, сердцем и спинным хребтом Юя и смог благодаря этому накормить все живое и принести благосостояние народу 70.

Таким образом, разве вин и сыбо 71 не пользовались огромной любовью Неба, хотя оба являлись потомками погибших ванов 72? Только из-за того, что [в делах управления] они похвально соблюдали долг, у них в последующих поколениях сохранились потомки, которые продолжали приносить жертвы, не изменяя твердо установленных для этого правил. Так, хотя в дальнейшем владение Ю-ся ослабло, владения Ци и Цзэн 73 продолжают существовать, хотя владения Шэнь 74 и Люй ослабли, владения Ци и Сюй 75 продолжают существовать. Только из-за того, что [Юй и Сыюэ] имели огромные заслуги, Небо пожаловало им фамилии и им приносятся жертвы, а (Юй) получил даже Поднебесную.

Когда их потомки лишились занимаемых постов 76, это, несомненно, произошло из-за того, что они заменили [прекрасные качества своих предшественников] нерадивостью и распущенностью, а поэтому погубили род и фамилию, пришли в упадок, от которого их уже нельзя было спасти, лишились потомства, остались без наследников, которые приносили бы им жертвы, а члены их семей разорились, превратившись в зависимых или конюхов. Разве погибшие не пользовались любовью Неба, поскольку они были потомками императоров Хуан-ди и Янь-ди 77? Только из-за того, что они не следовали законам Неба и Земли, не соблюдали порядка, связанного со сменой четырех сезонов года, не учитывали нужд народа и духов и не основывались на законах управления живыми существами, их роды оказались уничтоженными, они остались без наследников и им вплоть до настоящего времени не приносились жертвы. Когда же они снова обрели прежнее положение 78, это, несомненно, произошло из-за того, что они заменили [нерадивость и распущенность] преданностью и доверием, стали соразмерять свои поступки с законами Неба и Земли, действовать сообразно с сезонами года, проявлять дружественное отношение к народу и духам, основываться на законах управления живыми существами, а поэтому их высокие добродетели принесли прекрасные результаты, они долго и ярко сияют своим блеском, получили [64] [от Неба] фамилии и названия родов, а вдобавок к этому прекрасные титулы [чжухоу].

Если вы, ван, будете развивать наставления, оставленные покойными ванами, вникнете в установленные ими правила поведения и законы о наказаниях, а затем [на основании этого] посмотрите на [лиц], приведших владение к расцвету или гибели, вам все станет ясно. Лица, приведшие владение к расцвету, непременно имели заслуги, подобные заслугам правителей из рода Ю-ся или Ю-люй, а лица, приведшие владение к гибели, непременно терпели неудачи подобно Гун-гуну или Гуню.

Разве ныне лица, стоящие у власти при нашем дворе, фактически не занимаются нарушением [законов Неба и Земли] и не идут наперекор духам двух рек, утверждая, что борьба духов за первенство наносит вред дворцу вана. Вы же приукрашиваете их ошибочное мнение, но разве так можно поступать? В народе существуют поговорки: “Не проходи мимо ворот в доме человека, склонного к беспорядкам”, “Помогающий повару пробует пищу, помогающий дерущемуся получает раны”, “На того, кто не любит беды, беды не падают”. В “Книге песен” говорится:

Четверка жеребцов отважно мчится,
Развеваются флаги с изображениями сокола и черепахи.
Смуты возникли и не утихают;
Нет владения, которому бы не грозила гибель
79.
Там же сказано:
Народ жаждет смут
И предпочитает творить зло
80.

Таким образом, когда видят смуты, но не остерегаются их, всегда приходится терпеть многочисленные беды, а когда смуты еще и замалчиваются, [печальный] конец становится еще более очевидным. Даже если ропщет и восстает народ, его не остановить, тем более это относится к духам. Вы, ван, хотите запрудить сражающиеся между собой реки, чтобы сохранить красоту дворца, т. е. замазываете смуту и помогаете происходящему сражению, а это означает, что вы делаете очевидными ожидающие вас беды и сами напрашиваетесь на рану.

Наши прежние ваны, начиная от Ли-вана, Сюань-вана, Ю-вана и Пин-вана, своими действиями [как бы] стремились навлечь на себя беды, ниспосылаемые Небом, и эта привычка не исчезла до сегодняшнего дня. Если мы и дальше будем делать очевидными ожидающие нас беды, боюсь, что они распространятся на ваших сыновей и внуков; и разведем вана не ослабнет тогда еще больше? Что тогда можно будет сделать?

Считая от Хоу-цзи 81, усмирившего волнения, только ко времени Вэнь-вана, У-вана, Чэн-вана и Кан-вана 82 с трудом удалось успокоить народ. Другими словами, начиная с Хоу-цзи, который заложил основы [добродетельного правления] и [65] успокоил народ, сменилось пятнадцать ванов 83, и только Вэнь-ван впервые усмирил народ, а всего сменилось восемнадцать ванов 84, и только Кан-ван смог его полностью успокоить. Вот как было трудно! После Ли-вана, первым изменившего законы [покойных ванов], сменилось четырнадцать ванов 85. Итак, с тех пор как были заложены основы [добродетельного правления], сменилось пятнадцать ванов, и только тогда народ был успокоен, а с тех пор как [Ли-ван] заложил основы для возникновения бедствий, также сменилось пятнадцать ванов. Не означает ли это, что [дому вана] уже нельзя помочь?

День и ночь я пребываю в тревоге и страхе, повторяя: “Какие нужно совершенствовать добродетели для придания хотя бы небольшого блеска дому вана, чтобы он мог принять ниспосылаемое Небом счастье?!” Однако вы, ван, делаете очевидными ожидающие вас беды и смуты, помогаете их возникновению. Как же вы справитесь с ними?

Разве для вас, ван, не могут служить примером правители [племен] Ли 86 и Мяо 87, а в более позднее время — правители последнего периода династий Ся и Шан 88, которые вверху не брали пример с Неба, внизу не подражали Земле, в середине не поддерживали дружественных отношений с народом, в четырех углах страны не следовали сезонам года и не приносили жертв духам неба и земли, т. е. пренебрегали пятью правилами 89, отказавшись от них, в результате чего народ сровнял с землей их храмы предков, огнем пожег ритуальные сосуды, превратил в зависимых их сыновей и внуков, которые, лишившись занимаемого положения, сравнялись с простым народом 90.

Разве вы не сталкивались также с примерами высокой добродетели прежних мудрых ванов, которые руководствовались перечисленными пятью правилами, за что получали от Неба великое счастье, пользовались помощью народа, заслуживающей награды, их сыновья и внуки жили в изобилии и достатке, а добрая слава о них долго не забывается. Все это известно вам, Сын Неба!

Бывает, что сыновья и внуки тех, кто выдвинут Небом на высокий пост, находятся в поле 91 из-за того, что они хотели ввергнуть народ в смуты, а бывает также, что лица, жившие в поле, находятся около алтаря для принесения жертв духам земли и злаков из-за того, что они хотели принести спокойствие народу. Причина [в обоих случаях] одна и та же. В “Книге песен” сказано:

Пример Инь недалеко,
Он дан во времена правителя Ся
92,
так как же сохранить красоту дворца, вызывая эти смуты!

Если сопоставить ваши намерения с [правилами служения] Небу и духам, они не сулят счастья, если сравнить их с [законами] Земли и [правилами управления] живыми существами, [66] они нарушают долг, если оценить их с точки зрения правил управления народом, они не человеколюбивы, если сопоставить их с требованием действовать сообразно с сезонами года, они нарушают это требование, если судить их по наставлениям, оставленным прежними ванами, они неправильны. Если посмотреть на ваши действия с точки зрения “Книги песен”, Шан-шу и образцовых народных выражений, они напоминают действия погибших ванов. Оцениваешь ваши действия со всех сторон и оказывается, что их не с чем сопоставить и сравнить. Подумайте об этом, ван!

Когда в больших делах не следуют явлениям неба, в мелких, делах не придерживаются текстов 93, вверху отрицают законы Неба, внизу отрицают милости Земли, в середине отрицают правила управления народом, в четырех углах страны отрицают требование действовать в соответствии с сезонами года, — значит, непременно нарушают моральные устои. Действовать и не соблюдать моральные устои — путь, наносящий вред [государству]”.

Ван в конце концов все же запрудил реки. Когда стал править Цзин-ван 94, у него появилось много любимцев, из-за чего впервые начались смуты. После смерти Цзин-вана при дворе вана возникли большие смуты 95, а когда на престол вступил Дин-ван 96, дом вана ослабел еще более.

[28]

Цзиньский [дафу] Яншэ Си 97, прибывший для установления дружественных отношений ко двору Чжоу, раздавая подарки дафу, дошел до даньского Цзин-гуна 98. Цзин-гун угостил его скромно, но почтительно; при поднесении подарков и угощений соблюдал правила поведения, принятые при приеме гостя, [во время приема] смотрел поверх сидевших на почетных местах и исполнял их желания. За угощением не говорил о личных делах, при проводах не переступил границ предместий столицы, во время беседы с радостью прочитал гимн “Великое Небо объявило волю о создании царства” 99.

Когда старый слуга даньского Цзин-гуна провожал Шу-ся-сяна, Шу-сян сказал ему: “Удивительно! Я слышал, как говорят, что одна фамилия не возвышается дважды, но не ожидает ли ныне дом Чжоу новое возвышение? Ведь у него есть Дань-цзы!

В прошлом великий астролог И 100 говорил: “В поступках самое лучшее — почтительность, в образе жизни самое лучшее — скромность, среди добродетелей самая лучшая — уступчивость, в делах самое лучшее — совет с другими”. На церемонии, которой удостоил меня Дань-цзы, он проявил все эти качества.

Помещения в его доме невысоки, а посуда не украшена красным лаком и резьбой, что указывает на скромность. В [67] движениях он осторожен, в поступках чист, дела при дворе и в доме ведет в порядке, что указывает на почтительность. Во время угощения, когда укреплялись дружественные отношения и я был удостоен подарка, он не возносил себя над сидящими выше его, что указывает на уступчивость. Выполняя правила поведения в отношении меня как гостя, он действовал согласно желаниям высших, что указывает на стремление советоваться с другими. Добавим, что он не говорил о личных делах да [во время проводов] не смешался с другими 101, — значит, он умеет не возбуждать [против себя] недовольство других.

[Дань-цзы] живет скромно, действует почтительно, среди его добродетелей есть уступчивость, в делах он советуется с другими, к тому же не возбуждает [против себя] недовольства других. И если он станет сановником, помогающим вану, то разве [дом Чжоу] не сможет возвыситься снова?!

К тому же во время беседы он с радостью прочел гимн “Великое Небо объявило волю о создании царства”, прославляя огромные добродетели. В гимне говорится:

Великое Небо объявило волю о создании царства;
Два правителя
102 приняли ее.
Создавшие царство ваны не смели предаваться покою;
С утра и до ночи стали основываться на том, во что верили;
Великодушно относились к народу, стремясь принести ему спокойствие.
Как прекрасно они широко засияли своими добродетелями,
Вселили сердечность в свои сердца
И твердо установили в Поднебесной мир!

Гимн говорит о добродетелях ванов, создавших царство. Создавшие царство ваны сумели проявить гражданские добродетели и ярко засиять ими, сумели укрепить военные добродетели и совершить [великие] подвиги.

[В гимне] сказано о воле на создание царства, а ранее упоминается Великое Небо, что указывает на почтение к высшим. Слова “два правителя приняли ее” указывают [на то, что заслуга создания царства] уступается более добродетельному. Слова “создавшие царство ваны не смели предаваться покою” указывают на уважение к чиновникам 103. Слова “с утра и до ночи” говорят о почтительном отношении к делам. Иероглиф цзи объясняется как ши [“начинать”], иероглиф мин — как синь [“верить”], иероглиф ю — как куань [“великодушный”], иероглиф ми — как нин [“спокойствие”] 104, иероглиф цзи — как мин [“сиять”], иероглиф си — как гуан [“широкий”], иероглиф дань — как хоу [“сердечность”] 105, иероглиф сы — как гу [“твердо”], иероглиф цзин — как хэ [“мир”].

В начале гимна говорится о почтении к высшим, уступчивости по отношению к более добродетельному и уважении к чиновникам. В средней части говорится о почтительном отношении [к делам], скромности, вере [в волю Неба] и великодушии, соблюдая которые ваны принесли спокойствие народу. В [68] последней части говорится, что ваны вселили сердечность в свои сердца и широко распространили ее [на всех], что позволило твердо установить в Поднебесной мир. Таким образом, [оба вана] начали с уступчивости по отношению к более добродетельному, затем проявили веру в волю Неба и великодушие, а закончили твердым установлением мира [в Поднебесной], поэтому и говорится, что они сумели создать царство.

Дань-цзы скромен, почтителен, уступчив и советуется с другими, т. е. обладает совершенными добродетелями. Если Дань-цзы не возвысится сам, его сыновья и внуки несомненно будут многочисленны и слава о нем не забудется в будущих поколениях. В “Книге песен” говорится:

Как нужно относиться к сородичам?
Для сородичей нужно создать изобилие;
Тогда благородный муж будет жить десять тысяч лет,
А его наследникам [Небо] навеки пожалует счастье
106.

Слово “сородичи” указывает, что не посрамляется слава прежних мудрых ванов 107, иероглиф кунь означает создание изобилия для народа, выражение “десять тысяч лет” говорит, что добрая слава [никогда] не будет забыта, слово “наследники” указывает, что сыновья и внуки будут многочисленны.

Дань-цзы с утра и до ночи не забывает о добродетелях ванов, создавших царство, и про него можно сказать, что он не срамит славы прежних мудрых ванов. Он придерживается блестящих добродетелей и сохраняет их, чтобы помогать дому вана, и про него можно сказать, что он стремится принести изобилие народу. Тот же, кто совершает добрые дела, чтобы приносить народу единение и благосостояние, неизменно пользуется счастьем иметь блестящую славу и многочисленное потомство, а Дань-цзы, несомненно, заслуживает этого. Если [сородичи] Дань-цзы придут в упадок 108, несомненно, только сыновья и внуки этого благородного человека, а не выходцы из другого рода, продолжат его дела”.

[29]

На двадцать первом году правления (524 г. до н. э.) Цзин-ван собирался отлить большие монеты 109.

Даньский Му-гун 110 сказал: “Нельзя [этого делать]. В древности, когда Небо ниспосылало стихийные бедствия, при измерении [стоимости] ценностей и тканей 111 их оценивали в тяжелых или легких монетах, чтобы помочь народу. Если народ страдал от [низкой стоимости] легких монет, отливались тяжелые монеты, которые пускались в обращение. Тяжелые монеты временно пускались в обращение вместо легких 112, и весь народ пользовался выгодами от этого. Если народ не мог выносить [высокой стоимости] тяжелых монет, отливали больше легких, которые пускались в обращение, но тяжелые монеты не упразднялись. Таким образом, имелись легкие монеты, которые [69] временно пускались в обращение вместо тяжелых, а народ пользовался выгодами и от больших и от мелких монет.

Ныне вы, ван, хотите упразднить легкие и выпустить тяжелые монеты, из-за чего народ лишится имеющихся у него ценностей; разве это не приведет к его обнищанию? Обнищание создаст нехватку необходимых для вас предметов, нехватка приведет к тяжелым поборам с народа, который не сможет поставлять требуемое, появятся далеко идущие стремления, и, таким образом, вы отдалите народ от себя.

К тому же подготовка [царства] проводится заранее, до наступления бедствий, а когда бедствия наступают, против них применяются [разработанные] меры, причем указанные действия не совпадают во времени. Если можно подготовиться заранее, но подготовка не проводится — это называется нерадивостью, а если то, что можно сделать позднее, делается заранее — это называется навлечением на себя бедствий 113. Дом Чжоу, несомненно, слабое царство, Небо еще не пресытилось ниспосылать на него несчастья, поэтому разве можно вдобавок отдалять от себя народ, еще более усиливая этим происходящие бедствия? [Правитель] должен жить с народом вместе, а вы отдаляете его от себя; к защите против бедствий надо готовиться заранее, а вы навлекаете их на себя, — так как же вы сможете управлять царством! Если в царстве нет твердых правил, как отдавать приказы? Если приказы и будут отдаваться, народ [все равно] не станет повиноваться им, что явится бедствием для правителя. Именно поэтому совершенномудрые ваны оказывали народу милости, чтобы избавиться от таких бедствий.

В “Книге дома Ся” говорится: “Когда пошлины на заставах и дани умеренны, в кладовых вана (всегда) есть богатства” 113а. В “Книге песен” также сказано:

Если взглянуть на подножье горы Хань —
Пышно растет там орешник с терновником.
Добр и ровен наш государь
Добром и ровностью он добился вознаграждения
114.

Поскольку орешник и терновник пышно росли у подножия горы Хань, государь мог спокойно и радостно пользоваться заслуженной наградой. И наоборот: если бы лес на горе был опустошен, рощи у подножия горы истреблены, пересыхающие болота и озера стояли опустевшими, силы народа были бы подорваны, поля под зерновыми культурами и коноплей заброшены, в средствах наблюдался бы недостаток, государю пришлось бы без отдыха думать, как бы избежать опасности — разве тогда он мог бы чувствовать себя спокойно и радостно?

Лишать народ средств к жизни, чтобы наполнить кладовые вана, — все равно что перегораживать истоки рек, чтобы создать небольшие пруды и водоемы. Ведь не пройдет и нескольких дней, как они высохнут! Если народ отдалится от вас, а его богатства иссякнут, если начнутся бедствия, а к ним [70] не будут готовы, что тогда вы, ван, будете делать? Что касается подготовки к стихийным бедствиям, наши чжоуские сановники во многом проявляют нерадивость и забросили многие дела; если вы станете еще и отбирать у народа имущество, усиливая этим бедствия, это будет означать, что вы лишаете народ запасов и отгораживаетесь от него. Подумайте об этом, ван!”

Ван не прислушался к совету и в конце концов отлил большие монеты.

[30]

На двадцать третьем году правления (522 г. до н. э.) Цзин-ван собирался отлить колокол Ушэ 115 и сделать для него покрытие Далинь 116.

Даньский Му-гун сказал: “Нельзя [этого делать]. Отливкой тяжелых монет вы лишили народ средств к существованию 117, и если теперь отольете еще и большой колокол, то еще более сократите поступления народа. Народ [и так] уже лишился накоплений, а вы хотите еще сократить его поступления, как же он сможет увеличивать богатства?

К тому же колокола служат только для возбуждения [остальных] звуков 118, но если на колоколе Ушэ будет покрытие Далинь, ухо не сможет различить звуков 119. Звуки колокола предназначены для ушей, и если уши не будут различать звуков, это уже не звуки колокола. Положение можно сравнить с глазами: когда они не видят, их уже нельзя считать глазами. Глаза различают предметы в пределах, не превышающих расстояния между бу и у 120, чи и цунь, и различают цвета в пределах, не превышающих расстояние между мо, чжан, сюнь и чан 121. Уши различают гармонию в пределах звонкого и глухого звуков. Они различают звонкий и глухой звуки на основании мелодии, исполняемой всего одним человеком. Именно поэтому согласно правилам, установленным покойными ванами для [отливки] колоколов, их величина не превышала размера, необходимого для [основной] тональности 122, а вес не превышал одного даня 123, но они рождали музыкальные звуки, меры длины, объема и веса 124, по ним делали необходимую маленькую и большую утварь 125, поэтому совершенномудрые осторожно относились к колоколам. Ныне же вы, ван, хотите отлить колокол, но, слушая его, не различать звуки 126; сравните его [с колоколами прежних ванов]: он не подходит под установленные размеры, его звуки не позволят установить гармонию мелодии, форма не даст возможности выводить правила 127. [Отливка колокола] бесполезна для музыки и приведет к сокращению богатств народа, так как же пользоваться им?

Музыка предназначена только для того, чтобы ее слушали ушами, а красота — только для того, чтобы ей любовались глазами, но если музыка вызывает дрожь в ушах, а красота — рябь в глазах, нет большей беды, чем эта. Ведь уши и глаза [71] для сердца — то же, что петли для дверей 128, поэтому уши обязательно должны слушать гармоничные звуки, а глаза смотреть на настоящую красоту. Когда слушают гармоничные звуки, появляется острота слуха, когда смотрят на настоящую красоту, появляется острота зрения. Острота слуха позволяет слушать слова [других], острота зрения позволяет выявлять добродетели. Если слушать слова [других] и выявлять добродетели, можно достичь чистоты и твердости в мыслях. Когда [правитель] в речах распространяет добродетели среди народа, народ охотно подчиняется ему и, испытывая чувство благодарности, отдает ему свое сердце. Правитель, приобретя сердце народа, может благодаря этому наставлять народ на правильный путь 129, поэтому всем его действиям будет сопутствовать успех, он будет получать все требуемое и коль скоро будет так, он сможет пребывать в радости.

Если в уши [правителя] входят гармоничные звуки, а из его уст выходят прекрасные слова, на основе каковых составляются законы, объявляемые народу, который исправляет себя с помощью системы мер длины и веса 130, то народ, отдавая все свои умственные и физические силы, охотно подчиняется правителю и выполняет положенные для него дела без нарушений, в результате чего достигается высшая радость.

В рот входят вкусовые ощущения, а в уши входят звуки. Звуки и вкусовые ощущения рождают чувства. Чувства с помощью рта становятся словами, а с помощью глаз приносят дальновидность. Слова служат для отдачи приказов, заслуживающих доверия, дальновидность дает возможность выполнять все дела в соответствии с сезонами года 131. Приказы, [заслуживающие доверия], позволяют успешно осуществлять управление, своевременное выполнение дел позволяет увеличивать богатства, а успешное управление и увеличение богатств приносит высшую радость.

[Наоборот], если в том, на что смотрят и что слушают, нет гармонии, появляется дрожь в ушах и рябь в глазах, а это означает, что воспроизводимые звуки несовершенны, когда же звуки несовершенны, чувства становятся ошибочными. Если же чувства ошибочны, гармония нарушается и возникают дерзкие речи; если остроту зрения ухудшает рябь в глазах, появляются меняющиеся приказы и порочные правила. Когда издаваемые приказы не заслуживают доверия, в наказаниях и делах управления возникают беспорядки; дела выполняются не в соответствии с сезонами года — народ лишается опоры, не знает, к чему прилагать усилия, и у каждого человека появляется стремление отойти от правителя. Если же правитель теряет свой народ, успех не сопутствует его делам, а все требуемое не доставляется, так как же он сможет пребывать в радости?! В течение трех лет вы совершили два поступка 132, которые отдалили от вас народ и, по-видимому, поставили царство в опасное положение”. [72]

Ван не послушал увещевания и обратился за советом к музыканту Чжоу-цзю.

Чжоу-цзю ответил: “По занимаемой должности я не знаю, [можно или нет отливать большой колокол], но я слышал, что музыкальные инструменты цинь и сэ 133 настроены на ноту гун, колокола — на ноту юй 134, инструменты из камня — на ноту цзяо 135, а инструменты из тыквы-горлянки и бамбука делаются в зависимости от требуемого звучания 136, причем самый высокий звук [перечисленных инструментов] — не выше ноты гун, а самый низкий — не ниже ноты юй. Нота гун — главная среди всех звуков, которые, постепенно понижаясь, доходят до ноты юй.

Совершенномудрые оберегают музыку и экономно расходуют богатства, так как богатства позволяют заготовлять музыкальные инструменты, а музыка дает возможность увеличивать богатства 137. [Они учитывали связь музыки и богатств], из-за чего создаваемые ими тяжелые музыкальные инструменты подчинялись издающим низкие звуки, а легкие музыкальные инструменты подчинялись издающим высокие звуки, и именно поэтому инструменты из металла предпочитают ноту юй. инструменты из камня предпочитают ноту цзяо, инструменты из глины и шелка 138 предпочитают ноту гун, инструменты из тыквы-горлянки и бамбука предпочитают обсуждение их звучания 139, инструменты из кожи и дерева 140 издают один звук.

Управление [царством] подобно музыке. Музыка подчиняется гармонии, а гармония подчиняется миру среди звуков, т. е. звуки предназначены для придания музыке гармонии, а ноты — для установления мира среди звуков 141. Поэтому инструменты из металла и камня начинают музыку, инструменты из шелка и бамбука исполняют ее, стихи читаются, чтобы выразить чувства, песни поются, чтобы продлить слова стихов, инструменты из тыквы-горлянки распространяют звуки музыки, инструменты из глины помогают им, инструменты из кожи и дерева отбивают такт. Когда каждый инструмент действует как ему предназначено, [такое положение] называется золотой серединой в музыке. То, что образует золотую середину в музыке, называется звуками, согласованность звуков и поддержка одного звука другим называется гармонией, а когда низкие и высокие звуки не мешают друг другу, это называется миром среди звуков.

Руководствуясь этим, отливают инструменты из металла, шлифуют инструменты из камня, на деревянной основе натягивают шелковые струны, просверливают отверстия в тыкве-горлянке и бамбуке, в зависимости от размеров кожи делают барабаны, так чтобы звучание инструментов совпадало со звуками восьми ветров 142; поэтому животворное начало не накапливает темных и не рассеивает светлых сил 143, темные и светлые силы в порядке сменяют друг друга, ветры дуют, а дожди [73] идут своевременно, пышно растут прекрасные хлеба, народ живет в мире и пользуется выгодами, богатства в достатке, что позволяет делать музыкальные инструменты, а высшие и низшие не утомляются; тогда и говорят, что звуки музыки правильны.

Ныне же низкие звуки [отливаемого колокола] превосходят главный, что служит помехой для правильных звуков, расход металла на отливку чрезмерен, что служит помехой для увеличения богатства, а нанесение вреда правильным звукам и недостаток богатства — помеха для музыки. Когда низкие звуки подавляются, а высокие давят на них, уши не воспринимают мелодии, и это уже не гармония, а когда слышимые звуки слабы и доносятся как бы издалека — это уже не мир среди звуков 144. Помехи для правильных звуков, создание недостатка в богатстве, отсутствие гармонии и мира среди звуков, — все это не то, чем занимаемся мы, чиновники, подчиненные начальнику обрядов и жертвоприношений.

Когда существует гармония звуков, между которыми царит мир, появляется и богатство, и его количество [все время] возрастает. Поэтому музыка должна говорить языком звуков золотой середины, а стихи следует исполнять в умеренном звучании. Когда в прекрасных звуках нет ошибок, они удовлетворяют духов и людей 145, благодаря чему духи спокойны, а народ слушается правителя. Если же для удовлетворения порочных желаний создавать нехватку богатства и утомлять силы народа, [чтобы отлить колокол], звуки которого негармоничны и который при сравнении его [с колоколами прежних ванов] не подходит под установленные размеры — такой колокол бесполезен для наставлений [народа], отдалит от вас народ, разгневает духов, и, как я слышал, все это не то, что следует делать”.

Ван не послушал совета и стал отливать большой колокол. На двадцать четвертом году правления [Цзин-вана, 521 г. до н. э.] колокол был готов, и музыканты доложили о гармоничности его звучания.

Тогда ван сказал музыканту Чжоу-цзю: “Колокол, как и следовало ожидать, звучит гармонично”. Чжоу-цзю ответил: “Это неизвестно” 146. Ван спросил: “Почему?”

Чжоу-цзю пояснил: “Когда правитель делает музыкальные инструменты, а весь народ радуется этому, тогда достигается гармония. Ныне же потеряны средства, народ утомился, нет никого, кто бы не питал злобы, поэтому я не знаю, гармоничны ли звуки колокола. А ведь то, что любит весь народ, редко не осуществляется и то, что ненавидит весь народ, редко не уничтожается. Поэтому пословица и гласит: “Стремления народа образуют стену, а рот народа способен расплавить металл” 147. В течение трех лет вы дважды отливали металл в изделия, нанося этим вред народу, и я боюсь, что одно из них будет уничтожено”. [74]

Ван воскликнул: “Ты стар и глуп, что ты можешь знать!”. На двадцать пятом году правления {520 г. до н. э.] Цзин-ван умер, и оказалось, что звуки колокола негармоничны.

[31]

Цзин-ван, собиравшийся отлить колокол Ушэ, спросил у музыканта Чжоу-цзю о музыкальной ноте, [которую должен иметь колокол].

Чжоу-цзю ответил: “Музыкальные ноты — это то, с помощью чего устанавливается равновесие [между звуками музыкальных инструментов] и выводятся [их] размеры. Божественные музыканты древности исследовали средний звук и измерили его, чтобы выработать систему музыки 148. [На основе среднего звука] они установили длину трубок [для остальных нот], определили объем [трубки, издающей средний звук] (все чиновники взяли это в качестве образца [в делах управления]), записали остальные звуки с помощью тройки 149 и установили среди них мир с помощью шестерки 150, в результате чего получилось двенадцать нот, каковое число — путь Неба 151.

[Первая] из шести [мужских нот] соответствует среднему цвету, поэтому она называется хуан-чжун 152[в это время] повсюду зарождаются шесть животворных сил 153 и [закладываются, основы] девяти добродетелей 154. Из этой ноты по порядку 155 установлены остальные ноты.

Вторая [мужская] нота называется тай-цу, поскольку [в это время] начинают [как бы] раздаваться удары в металлические инструменты, помогающие светлым силам выйти из состояния спячки 156.

Третья [мужская] нота называется гу-син, поскольку [в это время] приводится в порядок и омывается все живое 157. Эта нота подходит для жертвоприношений духам и приема гостей 158.

Четвертая [мужская] нота называется жуй-бинь, с ее помощью успокаиваются духи и она подходит при взаимных тостах, когда хозяин подносит вино гостю, а гость хозяину 159.

Пятая [мужская] нота называется и-цзэ 160, с ее помощью воспевают девять правил и успокаивают народ, у которого исчезают сомнения 161.

Шестая [мужская] нота называется у-шэ 162, с ее помощью повсюду распространяются добродетели совершенномудрых, а народу показывают образцы для подражания.

[После установления шести мужских нот] между ними были созданы шесть промежуточных 163, чтобы распространять затаившиеся силы и устранять рассеявшиеся 164. Первая промежуточная нота называется да-люй, ибо она помогает распространению живых существ 165.

Вторая промежуточная нота называется цзя-чжун, ибо она помогает выходу слабых [признаков животворных сил], скрытых во всех щелях 166. [75]

Третья промежуточная нота называется чжун-люй, ибо она помогает распространению равновеликой животворной силы 167.

Четвертая промежуточная нота называется линь-чжун 168. Она способствует рассмотрению всех дел, что побуждает [чиновников] успешно справляться с делами, быстро добиваться успеха и с великим почтением относиться к своим обязанностям 169.

Пятая промежуточная нота называется нань-люй, ибо она помогает созреванию светлых животворных сил 170.

Шестая промежуточная нота называется ин-чжун 171. Она способствует изготовлению равных [по емкости] и удобных сосудов, которые соответствуют [требованиям] и повторяют [правила их изготовления].

Когда мужские и женские ноты не меняют правильного звучания, злые существа не появляются 172. [Двенадцать нот ценят гармонию, поэтому] при низких звуках употребляется большой колокол и не употребляется малый, дабы ясно подчеркнуть высокие звуки. При высоких звуках употребляется малый колокол и не употребляется большой, при особенно высоких звуках малый колокол не употребляется, а звучат инструменты, издающие низкие звуки.

Подчеркивание высоких звуков и звучание низких — путь к гармонии. Гармония и мир [в звуках] позволяют им долго существовать; продолжительность и прочность существования звуков приводит к чистоте 173, чистота и ясность [звуков] означает появление музыки; когда созданная музыка повторяется, она приносит радость [народу], благодаря чему успешно осуществляется управление. Именно поэтому прежние ваны и ценили музыку”.

Ван спросил: “Что такое семь музыкальных звуков?” 174.

Чжоу-цзю ответил: “В прошлом, когда У-ван напал на династию Инь, планета Юпитер находилась в созвездии Чуньхо, луна в созвездии Тяньсы 175, солнце — на Млечном пути у созвездия Симу 176, место встречи Солнца и Луны было у рукояти Большой Медведицы, Меркурий находился в созвездии Тянь-юань. Меркурий, Солнце и место встречи Солнца и Луны лежали в северном углу неба [и на землях, находившихся под их влиянием], Чжуань-сюй создал государство, которое затем принял император Ку, а наша фамилия Цзи вышла из земель, находящихся под влиянием созвездия Тяньюань. [Между созвездиями Тяньюань] и созвездием Симу находятся звезды Цзяньсин и Цяньню; Пэн-гун, племянник нашей владычицы-матери великой Цзян 177 и потомок Бо-лина 178, нашел [после смерти] приют на этих звездах и стал их духом. Под Юпитером лежали земли, принадлежавшие нашему дому Чжоу. Там, где была расположена луна, находилась звезда Чэньма 179, являющаяся добрым предзнаменованием для земледельческих работ, которыми занимался наш великий родоначальник Хоу-цзи.

У-ван хотел, сложив пять перечисленных местонахождений [76] светил 180 и три места 181, использовать [число восемь], но от созвездия Чуньхо до созвездия Тяньсы простиралось семь созвездий 182, а расчеты с севера на юг точно так же дали цифру семь 183. Как правило, действия людей и духов должны совпадать с [естественными] числами, а совпадение—прославляться звуками, ибо только после совпадения действий с числами и гармонии чисел со звуками можно добиться единства [между духами и людьми]. Поэтому У-ван принял число семь, совпадающее с небесным числом, и с помощью [такого же количества] музыкальных нот внес гармонию в звуки. Так и появилось семь музыкальных нот.

Ночью во второй луне в день гуй-хай У-ван строил войска на позициях, но не успел еще расположить их, как пошел дождь 184. Построение было закончено под звуки трубок и-цзэ, исполнивших мелодию в тональности верхний гун 185. В это время место встречи Солнца с Луной находилось под циклическим знаком сюй, поэтому предпочтение было отдано трубкам и-цзэ 186, исполнившим мелодию в тональности верхний гун, которая была названа юй, ибо она защищает народ и законы.

Затем У-ван под звуки трубок хуан-чжун, исполнивших мелодию в тональности нижний гун 187, расположил войска в окрестностях Муе, поэтому эта мелодия была названа ли, ибо она должна была воодушевить шесть армий 188. [После уничтожения династии Инь] под звуки трубок тай-цу, исполнивших мелодию в тональности нижний гун, в шанской столице был объявлен приказ, прославлявший добродетели Вэнь-вана и обвинявший Чжоу во многих преступлениях, из-за чего мелодия была названа сюань, ибо с ее помощью было объявлено о добродетелях трех ванов 189.

Когда [У-ван], возвращаясь, прибыл в Иннэй под звуки трубок у-шэ, исполнивших мелодию в тональности верхний гун, были объявлены законы, оказаны милости народу и прощены его преступления, в связи с чем мелодия была названа ин-луань 190, ибо народу были предоставлены обилие и спокойствие 191.

[32]

После того как Цзин-ван убил Сямынь Цзы 192, Бинь Мэн 193, выехавший в окрестности столицы, увидел петуха, который сам вырвал себе хвост. Он спросил об этом у слуги, и тот ответил: “Петух боится, что его принесут в жертву” 194.

Бинь Мэн поспешно вернулся в столицу 195 и доложил вану: “Я видел петуха, который сам вырвал себе хвост, и мне сказали, что он боится, что его могут принести в жертву, но я считаю, что петух не более как домашнее животное 196. Ведь когда тебя приносят в жертву другим, это действительно беда, а когда жертвы приносишь ты сам, какой от этого вред! 197 Однако, может быть, петуху ненавистна мысль, что он будет использован [77] другими? Тогда он прав. Люди отличаются от петуха. Тот, кто приносит жертвы, фактически управляет другими”.

Ван не откликнулся на совет. Во время охоты в Гун 198, он приказал всем гунам и сановникам следовать за ним, собираясь убить Дань-цзы 199, но скончался, не успев осуществить своего намерения.

[33]

На десятом году правления Цзин-вана (510 г. до н. э.) 200 Лю, носивший титул Вэнь-гун 201, и Чан Хун 202 хотели обнести стенами Чэнчжоу 203, для чего обратились за помощью к владению Цзинь. [Власть в Цзинь] находилась в руках Вэй Сянь-цзы, которому понравился Чан Хун, и он согласился на его просьбу, пообещав собрать чжухоу [для участия в работах].

Вэйский [дафу] Бяо Си, направлявшийся в Чжоу, услышал об этом и, явившись к даньскому Му-гуну, сказал: “Не ожидает ли Чан Хуна неожиданная смерть? В песнях дома Чжоу говорится:

Поддерживаемое Небом нельзя разрушить,
Разрушаемое им также нельзя поддержать.

Эта песня была составлена в древности У-ваном после победы над [династией] Инь. Он сделал ее песней, которая исполнялась при церемониях, совершаемых стоя, и назвал ее Чжи 204, чтобы оставить потомкам в качестве вечного напоминания.

Церемонии, выполняемые стоя, называются юй, и они предназначены только для того, чтобы прославить великие принципы, поэтому песня состояла из малого количества строф, как и положено песням такого рода. Исходя из этого, песня и предназначалась для внушения ежедневного страха [перед волей Неба], ибо У-ван хотел научить народ, чего следует остерегаться. Если так, то содержание песни Чжи указывает, что он, несомненно, в совершенстве знал деяния Неба и Земли, в противном случае песня не заслуживала того, чтобы оставлять ее потомкам. Ныне Чан Хун и Лю хотят поддержать то, что разрушает Небо, но разве это возможно!

Ю-ван, у которого Небо отняло мудрость, погряз в заблуждениях, отбросил добродетели, сдружился с нерадивостью и развратом, в результате чего потерял свой народ. Таким образом, Небо давно уже разрушает [дом Чжоу] и желание поддержать его, по-видимому, неосуществимо. Нельзя спасти даже то, на что ополчились огонь или вода, так что же говорить о том, чему угрожает Небо!

Пословица говорит: “Следовать добру — словно подниматься на гору, следовать злу — словно катиться с горы”. В прошлом Кун-цзя вызвал беспорядки в Ся, и через четыре поколения [династия] погибла 205. Сюань-ван усердно совершенствовал добродетели в Шан, и только через четырнадцать поколений его [78] род возвысился 206. Ди-цзя вызвал беспорядки в государстве, и через семь поколений [династия] погибла 207. Хоу-цзи усердно совершенствовал добродетели в Шан, и через пятнадцать поколений его род возвысился 208. Ю-ван вызвал беспорядки в государстве, и к настоящему времени уже прошло четырнадцать поколений 209. Если сейчас [правитель дома Чжоу] сможет сохранить богатства в кладовых, и это будет уже много, как же он может возвыситься! В царстве Чжоу [господствовали высокие добродетели, подобные] высоким горам, широким рекам и большим озерам, поэтому в нем и могли рождаться великие таланты, но Ю-ван нарушил их, превратив [высокие горы] в холмики и бросовую землю, а [широкие реки и большие озера] — в канавы и лужи; и разве этому виден конец?!”

Дань-цзы спросил: “Кого из них ожидают наибольшие бедствия?” (Бяо Си) ответил: “Беда обязательно скоро придет к Чан-шу, он хочет исправить то, что определено для людей законами Неба. Но ведь законы Неба руководят лишь теми, кто должен существовать, и отметают тех, кто не должен. Чан-шу, однако, восстает против этого и вводит в заблуждение Лю-цзы, за что его обязательно постигнут три несчастья: первое — за нарушение воли Неба; второе — за нарушение пути, которому надлежит следовать, и третье — за введение в заблуждение других. Если дом Чжоу и не постигнут бедствия, Чан-шу [все равно] будет непременно убит. Беда настигнет и цзиньского Вэй-цзы. Возможно, если Небо дарует ему счастье, беда падет на него одного. Что касается рода Лю, то беда обязательно падет на его сыновей и внуков. Будучи сановником, он отвергает твердо установленные законы, чтобы добиться осуществления личных желаний, прибегает к хитрым уловкам, которые лишь увеличат бедствия, ниспосылаемые Небом, утруждает народ, чтобы добиться для себя славы, поэтому его несчастья будут велики”.

В этом году Вэй Сянь-цзы собрал дафу, состоящих на службе у чжухоу в Дицюане, и устроил охоту на озере Далу 210, во время которой погиб от ожогов 211.

Во время беспорядков, устроенных Фанем и Чжунханом 212, оказался замешанным в них и Чан Хун, в связи с чем цзиньцы хотели покарать его, а поэтому на двадцать восьмом году правления (492 г. до н. э.) Цзин-ван убил Чан Хуна 213.

При Дин-ване погиб род Лю.

Комментарии

[25]

1 Кэлин — местность на западе владения Чжэн, на территории современного уезда Хуансянь в пров. Хэнань. На семнадцатом году правления луского Чэн-гуна (575 г. до н. э.) сюда съехались правители владений Цзинь, Сун, Вэй, Цао, Ци и Чжу, заключившие союз для нападения на владение Чжэн (ЧЦЦЧЧИ, гл. 28, с. 1134). Представителем дома Чжоу на этом съезде был даньский Сян-гун.

2 Ли-гун — двадцать восьмой правитель владения Цзинь, носивший имя Чжоу-пу. Правил восемь лет.

3 Ци Ци — цзиньский сановник, носивший прозвище Цзюй бо.

4 Ци Чоу — цзиньский сановник, родственник Ци Ци.

5 Го Цзо — сановник владения Ци, носивший посмертный титул У-цзы.

6 Когда владение Цзинь напало на владение Чжэн, оно обратилось за помощью к лускому правителю Чэн-гуну. Луские войска явились с опозданием и не смогли принять участие в сражении. Тогда Ци Чоу оклеветал Чэн-гуна, заявив, что он выжидает, на чью сторону склонится победа, чтобы затем присоединиться к победителю. Поверив клевете, разгневанный правитель Цзинь отказался даже встретиться с Чэн-гуном, желавшим объяснить причину опоздания. Чэн-гун опасался дальнейших действий владения Цзинь, а поэтому и упомянул о клевете Ци Чоу.

7 Три представителя фамилии Ци (сань Ци) — имеются в виду цзиньские сановники Ци Ци, Ци Чоу и Ци Чжи.

8 ...определено ли это волей Неба или связано с действиями людей? — т. е. знает ли Дань-цзы о предстоящих смутах во владении Цзинь на основании гадания о воле Неба или же делает такой вывод исходя из поступков правителя владения Цзинь и его сановников.

9 Музыканты по звуку ветра, звучанию нот и т. д. предсказывали наступление счастливых или несчастливых событий.

10 Правитель владения Цзинь уже потерял два качества, поэтому я и сказал про него так — под «двумя качествами» имеются в виду взгляд и походка. «Я сказал про него так» — имеются в виду слова Дань-цзы в начале отрывка [25]: «Цзипь ожидают смуты и, по-видимому, беда от них падет на правителя».

11 Обильная пища (хоу-вэй) — иносказательно: большое жалованье.

12 Ци Бо — он же Ци Ци. Назван Бо, так как был старшим среди трех братьев из фамилии Ци.

13 Шу — он же Ци Чоу. Назван Шу, так как был средним по возрасту среди трех братьев из фамилии Ци.

14 Цзи — он же Ци Чжи. Назван Цзи, так как был самым младшим среди трех братьев из фамилии Ци.

15 ...человек, получивший имя от чандисцев — Чанди — название одного из кочевых племен, живших к северу от Китая. Здесь имеется в виду луский сановник Шусунь Цяо-жу. На двенадцатом году правления луского Вэнь-гуна (616 г. до н. э.) его отец Шусунь Дэ-чэнь во время войны с чандисцами убил их вождя Цяо-жу и в ознаменование одержанной победы назвал этим именем своего сына Сюань-бо (ЧЦЦЧЧИ, гл. 196, с. 778—779).

16 Шусунь Цяо-жу находился в незаконной связи с My Цзян, матерью луского правителя Чэн-гуна.

17 Об убийстве трех представителей фамилии Ци см. отрывок [24], примеч. 164.

18 И — город во владении Цзинь к юго-востоку от современного уездного города Ичэн в пров. Шаньси.

19 Согласно тогдашним правилам, при похоронах правителя владения использовалось семь колесниц, в каждую из которых запрягалась четверка лошадей. В похоронах убитого Ли-гуна участвовала лишь одна колесница, чем установленные правила были грубо нарушены.

20 Циский сановник Цин Кэ находился в незаконной связи с Шэн Мэн-цзы, матерью циского правителя Лин-гуна. Го У-цзы вызвал его и стал упрекать в незаконной связи. Цин Кэ рассказал об этом Шэн Мэн-цзы, а та пожаловалась Лнн-гуну. Разгневанный Лин-гун убил Го У-цзы.

В Цзо-чжуань данного отрывка нет.

[26]

21 У цзиньского правителя Сян-гуна был младший сын Цзе, которого, поскольку он не занимал престола, называли просто Хуань-шу. Сын Хуань-шу носил имя Тань и прозвище Хуэй-бо (ШЦ, гл. 39, л. 366). Из-за того что Тань приходился Сян-гуну внуком, он назван в тексте Сунь-тань — «внук Тань».

22 Цзиньский правитель Сянь-гун, поверив клевете наложницы Ли-цзи, отстранил от себя всех сыновей. Впоследствии это стало часто практиковаться в Цзикь. Поэтому Чжоу, не чувствуя себя в безопасности, выехал ко двору дома Чжоу, где стал служить даньскому Сян-гуну.

23 ...рассуждая о почтительности, неизменно касался Неба — т. е. говорил, что человек должен проявлять почтительность к окружающим, как к Небу.

24 ...рассуждая о преданности, неизменно касался своих стремлений — т. е. говорил о своем желании быть преданным.

25 ...рассуждая о доверии, неизменно касался самого себя — т. е. говорил, что для приобретения доверия прежде всего нужно самому вести себя так, чтобы вызывать доверие других.

26 ...рассуждая о человеколюбии, неизменно касался других — т. е. подчеркивал необходимость проявлять любовь к людям.

27 ...рассуждая о долге, неизменно касался выгоды — т. е. подчеркивал, что долг правителя приносит выгоду народу.

28 ...рассуждая о мудрости, неизменно касался дел — т. е. указывал, что мудрость определяется умением вести дела.

29 ...рассуждая о смелости, неизменно касался наказаний — т. е. подчеркивал, что наказания должны быть справедливыми, ибо без справедливости не бывает смелости.

30 ...рассуждая о наставлениях, неизменно касался существующих [между ними] различий — т. е. указывал, что наставления могут быть добрыми и дурными и руководствоваться следует только добрыми наставлениями.

31 ...рассуждая о почтительности к, родителям, неизменно касался духов— т. е. подчеркивал, что к родителям следует относиться с такой же почтительностью, как к духам.

32 ...рассуждая о милости, неизменно касался дружественных отношений — т. е. подчеркивал, что при наличии дружественных отношений люди любят друг друга, что способствует оказанию милостей.

33 ...рассуждая об уступчивости, неизменно касался соперников — т. е. подчеркивал необходимость уступать соперникам.

34 Цин-гун — посмертный титул сына даньского Сян-гуиа.

35 Основной обязанностью человека является служение родителям, поэтому почтение к родителям — основа добродетели.

36 Небу присущи шесть начал — под шестью началами (лю-ци) имеются в виду темное (инь) и светлое (ян) животворные начала, ветер, дождь, ночь и день.

37 Согласно существовавшим воззрениям все сущее возникает, существует, развивается и гибнет на основе взаимодействия шести начал Неба и пяти стихий Земли. Поэтому тот, кто соблюдает законы Неба и Земли, обладает добродетелями.

38 ...предки.., имена которых указаны, на табличках четного и нечетного ряда (чясао-му) — пример древнекитайской дуальной системы родовой организации. Как явствует из свидетельств таких источников, как Чжоу-ли и Ли-цзи, в чжоуское время существовала особая система расположения табличек с именами предков в храме. Эти таблички размещались двумя рядами, один из которых назывался чжао, а другой му. К ряду чжао относились нечетные поколения (отец, прадед и т. д.), к ряду му — четные (дед, прапрадед и т. д.). Говоря о назначении такой системы расположения табличек, автор Ли-цзи утверждает: «Во время принесения жертв [ряды] чжао и му служат для того, чтобы различать и не допускать нарушения последовательности отца и сына, дальнего и близкого, старшего и младшего, родственника и чужого» (М. В. Крюков. Система родства китайцев. М., 1972, с. 270—271).

Иероглиф чжао — «ясный», «светлый», «блестящий» вошел в состав термина потому, что во время жертвоприношений в храме предков таблички с именами представителей нечетного поколения (отец, прадед и т. д.) располагались лицом к югу, а юг связан с понятием света. Наличие в составе термина иероглифа му — «глубокий», «темный», «мрачный» объясняется тем, что таблички с именами представителей четного поколения (дед, прадед и т. д.) располагались лицом к северу, а север связывался с понятием мрака.

39 Речь идет о следующем. Цзиньский правитель Лин-гун отличался распущенностью и жестокостью, за что был убит военачальником Чжао Чуанем. В это время младший брат Сян-гуна, Хэй-тунь, находился при дворе дома Чжоу. Цзиньский сановник Чжао Дунь предложил Хэй-туню вернуться на родину и взойти на престол; Хэй-тунь и носит посмертный титул Чэн-гун ГШЦ, гл. 39, л. 316).

40 Выпала гексаграмма гань, которая, изменившись, превратилась в гексаграмму пи — гексаграмма гань — первая гексаграмма И-цзина; гексаграмма пи — двенадцатая гексаграмма И-цзина. Превращение гань в пи связано с троекратным изменением первоначального начертания, чем отчасти и предопределено толкование гадания.

41 Достоин, но не до конца; правители три раза выйдут [из Чжоу]объяснение к гексаграмме связано с глубокой символикой и хитроумными рассуждениями. Гексаграмма гань символизирует правителя, поэтому иероглиф пэй — «соответствовать», «подходить», «быть достойным» означает, что Чэн-гун обладал качествами, которые делают его достойным прежних правителей, и он может занять престол. Выражение «не до конца» указывает, что потомки Чэн-гуна не будут вечно занимать посты правителей. Нижняя часть гексаграммы гань, состоящая из трех черт, изменившись, стала похожей на триграмму гексаграммы кунь, которая символизирует подданного или слугу. Отсюда и толкование: правители Цзинь лишатся владения и станут служить другим. Поскольку, как уже говорилось в примеч. 40, для перехода одной гексаграммы в другую потребовалось три изменения, это значит, что потомки Чэн-гуна будут править Цзинь только в течение трех поколений. Кроме того, как тоже уже отмечалось, гексаграмма гань символизирует правителя, в данном случае — чжоуского вана. Те же три изменения указывают, что от него на цзиньский престол взойдут три человека.

42 Имеется в виду Чэн-гун; см. примеч. 39.

43 Хуань — имя цзиньского правителя Сян-гуна. Чжоу являлся правнуком Сян-гуна, но в тексте он назван внуком. Дело в том, что все потомки, начиная от внука, называются обычно внуками, без детализации степени родства.

44 Сян-гун — цзиньский правитель, названный в тексте Дань Сян-гун, но иероглиф дань включен в текст ошибочно (См. ГЮКИ, с. 280).

45 Великая клятва (тай-ши) — клятва, которую У-ван дал перед нападением на Чжоу, последнего правителя династии Инь (см. ШШЧИ, гл. 11, с. 370).

46 Когда У-ван выступил в поход против династии Инь, то во время переправы через Хуанхэ «на середине реки в его лодку прыгнула белая рыба. У-ван нагнулся и взял рыбу, чтобы принести ее в жертву. Когда он переправился через реку, [вдруг] появился огонь, который, поднявшись вверх, вновь опустился вниз на помещение, где находился ван, и превратился в ворона красного цвета, который [громко] закаркал» (ШЦ, гл. 4, .л. 8а).

Белый цвет считался цветом иньского дома. Рыба, покрытая чешуей, издавна символизировала армию, одетую в латы. Притча о белой рыбе, неожиданно упавшей к ногам У-вана, по толкованиям оракулов, предвещала поражение иньской армии.

Красный цвет считался цветом дома Чжоу, а огонь — покровительствующей ему стихией. Отсюда и притча об огне и красном вороне.

47 Начиная с Сянь-гуна, в Цзинь не было добродетельных правителей, а сам Сянь-гун, поверив клевете наложницы Ли-цзи, отстранил своих сыновей, разослав их в разные места. Последующие правители подражали Сянь-гуну.

48 Имеется в виду убийство Ли-гуна. См. отрывок [25], примеч. 17.

В Цзо-чжуань данного отрывка нет.

[27]

49 Лин-ван — чжоуский ван, носивший имя Се-синь. Даты правления — 571—545 гг. до н. э.

50 Река Гу брала начало в современном уезде Мяньчи в пров. Хэнань, сливалась с рекой Лошуй и впадала в Хуанхэ. В результате наводнения уровень обеих рек резко поднялся, и в месте слияния их воды как бы сражались друг с другом, в связи с чем в тексте и сказано: «произошло сражение между реками Гу и Ло».

51 Наследник престола Цзинь (тай-цзы Цзинь) — сын Лин-вана. Умер в молодом возрасте, не успев взойти на престол.

52 Низкие места — имеются в виду пересыхающие болота и озера.

53 ...собрать вместе прекрасные качества воды — т. е. собрать воду в водоемах, чтобы ее можно было использовать для орошения полей.

54 Т. е. стремились не нарушать законов Неба и Земли.

55 Гун-гун — император древности. Погиб в борьбе за власть с императором Гао-синем. Подробных сведений в источниках о нем нет.

56 Ю-юй — имеется в виду император Шунь. Как сообщает Сыма Цянь: «От Хуан-ди до Шуня и Юя все [правители] носили общую фамилию, но различались по названию своих владений, чтобы прославить блестящие добродетели каждого. Вот почему Хуан-ди назывался Ю-сюн, император Чжуань-сюй назывался Гао-ян, император Ку назывался Гао-синь, император Яо назывался Тао-тан, император Шунь назывался Ю-юй» (ШЦ, гл. 1, л. 296).

57 Гунь — отец легендарного императора Юя. По свидетельству Сыма Цяня, «во времена Яо воды потопа разлились до небес, они на неоглядных пространствах окружили горы и залили холмы, и народ, живший в низинах, пребывал из-за этого в печали. Тогда Яо стал искать человека, способного обуздать воды. Все чиновники и помощники сказали, что это может сделать Гунь. Яо возразил: «Гунь нарушает приказы и вредит сородичам, он не годится». Его помощники ответили: «Если сравнить его с другими, то нет таких, кто был бы мудрее Гуня. Желательно, чтобы вы, император, испытали его», Послушал Яо своих помощников и поручил Гуню обуздание вод. Прошло девять лет, но наводнение не утихало, и усилия Гуня не увенчались успехом.

Тогда император Яо опять стал искать подходящего человека и на смену Гуню обрел Шуня. Шунь был выдвинут и использован в делах, он стал править от имени Сына Неба и объезжать владения. Во время поездок он увидел, что в обуздании вод Гунь ничего не добился, а поэтому убил Гуня в горах Юйшань» (ШЦ, гл. 2, л. 1б—2а).

Горы Юйшань находились на территории современного уезда Пэнлай в пров. Шаньдун.

58 Бо-юй — сын Гуня, мифический император древности, основатель династии Ся.

59 ...взвесил применительно ко всему живому — т. е. при разработке законов Юй стремился, чтобы они не причиняли вреда живым существам.

60 Сыюэ (букв. «четыре высоких горы») — четыре священные вершины, расположенные по четырем частям света. Цай Шэнь и сунский ученый Чжу Си (1130—1200) называют так чиновника, который ведал делами всех чжухоу, живших в окрестностях четырех гор. Вэй Чжао считает, что сыюэ — это чиновник, который ведал жертвоприношениями четырем священным горам и являлся главой чжухоу.

61 Под застоявшимися водами имеется в виду вода, скопившаяся в низменных местах во время наводнения.

62 После ликвидации последствий наводнения Юй разделил страну на девять областей: Цзи, Янь, Цин, Сюй, Ян, Цзин, Юй, Лян и Юн (см. ШШЧИ, гл. 6). В каждой области он определил самую большую и высокую гору, каковыми оказались: Цянь, Хукоу, Дичжу, Тайхан, Сицин, Сюнэр, Бочжун, Нэйфан и Миныпань.

63 Девять рек — Жо, Хэй, Хэ, Ян, Цзян, Янь, Хуай, Вэй и Ло (ШЦ, гл. 2, л. 13а, примеч.).

64 Девять озер — согласно Чжоу-ли, Цзюйцюй, Юньмэн, Путянь, Ванчжу, Дае, Сяньпу, Сиян, Янюй и Чжаоюйци (ЧЛЧШ, гл. 33).

65 Девять высохших болот — по Люй-ши чуньцю, это: Цзюйцюй, Юньмэн, Янхуа, Далу, Путянь, Мэнчжу, Хайюй, Цзюйлу и Дачжао (ЛШЧЦ, гл. 13, с. 125).

66 Согласно древней китайской философии в мире существуют светлое и темное начала, из взаимного влияния и непрерывной борьбы которых образуется вся вселенная. Светлое начало связывается с югом, светом, теплом, жизнью, счастьем и т. д.; темное начало связывается с севером, мраком, холодом, смертью, бедами и т. д. Значит, выражение «темное начало не скрывалось на небе» следует понимать в том смысле, что Небо не посылало на людей бедствий в виде града, инея и т. д.

67 ...в водах не скапливались застойные силы — т. е. реки свободно текли.

68 ...духи не ходили окольными путями т. е. духи выполняли то, что им положено, и не причиняли вреда людям.

69 Сы приравнивается к иероглифу чжи — «счастье», «благополучие», а иероглиф ся означает «большой», «огромный», что и дает вместе значение «огромное счастье». Имеется в виду мироустроительная деятельность Юя.

70 Цзян приравнивается к иероглифу ян — «кормить», «содержать», а иероглиф люй употреблен вместо другого иероглифа люй со значением «позвоночный хребет». Другими словами, сыюэ был для Юя не только ногами руками и сердцем, но и позвоночным хребтом, благодаря чему он смог накормить все живое.

71 Ван и сыбо — под ваном имеется в виду Юй. Сыбо соответствует термину сыюэ (см. примеч. 60). Поскольку сыюэ являлся главой чжухоу, в данном случае иероглиф юэ заменен на иероглиф бо — «гегемон», «глава».

72 Юй был сыном Гуня (см. примеч. 57), которому посмертно поднес титул вана. Сыюэ был внучатым племянником Гун-гуна, императора древности.

73 Владения Ци и Цзэн — два владения, пожалованные чжоуским У-ваиом потомкам рода Ю-ся.

74 Владение Шэнь — по объяснению Вэй Чжао, это владение в период династий Шан-Чжоу было пожаловано потомкам сыюэ.

75 Владения Ци и Сюй — два владения, пожалованные чжоуским У-ваном потомкам рода Люй.

76 Цзе, последний император династии Ся, был уничтожен Чэн-таном, основателем династии Инь, а потомки сыюэ лишились положения главы чжухоу.

77 Род Ю-ся относился к потомкам легендарного императора Хуан-ди, а род Ю-люй — к потомкам императора Янь-ди.

78 ...когда же они снова обрели прежнее положение (букв. «когда же они получили это») — имеются в виду фамилии, владения и право приносить жертвы, которые потомки Юя и сыюэ получили от чжоуского У-вана, пожаловавшего им звание чжухоу.

79 Строки из оды Сан-жоу (см. МШЧИ, гл. 18—2, с. 1580). В оде высказывается порицание жестокому правлению чжоуского Ли-вана, приведшему к восстанию народа. Ли-ван принимал меры против восставших, проводя большую часть времени в карательных походах, о чем и говорят строки: «Четверка жеребцов отважно мчится, развеваются флаги с изображениями сокола и черепахи».

80 Строки из оды Сан-жоу (см. МШЧШ, гл. 18—2, с. 1589). Имеется в виду, что народ, доведенный до отчаяния жестоким правлением Ли-вана, поднял против него восстание, рассчитывая, что в ходе восстания Ли-ван будет убит.

81 Хоу-цзи (имя Ци) — родоначальник династии Чжоу. Еще ребенком, играя, любил сажать коноплю и бобы, которые хорошо вырастали. Став взрослым, любил возделывать землю, знал, что нужно земле, засевал ее подходящими семенами и собирал хороший урожай. Весь народ брал с него пример.

Император Яо, прослышав про это, выдвинул Ци на должность чиновника земледельческих работ и Поднебесная получила от этого пользу, а Ци прославился своими заслугами. Император Яо сказал: «Ци! Простой народ начинает голодать, ты будешь начальником земледельческих работ, сей все злаки в соответствующее время» — и пожаловал Ци земли в Тай (ШЦ, гл. 4, л. 16).

Поскольку Хоу-цзи научил народ земледелию, у народа появились средства к существованию и он успокоился.

82 Чжоуские правители — У-ван правил в 1027—1025 гг. до н. э., Чэн-ван — в 1024—1005 гг. до н. э., Кан-ван — в 1004—967 гг. до н. э.

83 Под пятнадцатью ванами имеются в виду: Хоу-цзи, Бу-ку, Цзюй, Гун-лю, Цин-цзе, Хуан-пу, Ча-фу, Хуэй-юй, Гун-фэй, Гао-юй, Я-юй, Гуншу Цзу-лэй, Тай-ван, Ван-цзи и Вэнь-ван.

84 Восемнадцать ванов — пятнадцать ванов, перечисленных в примеч. 83, а также У-ван, Чэн-ван и Кан-ван.

85 Под четырнадцатью ванами имеются в виду: Ли-ван, (857—842), Сюань-ван (827—782), Ю-ван (781—771), Пин-ван (770—720), Хуань-ван (719—697), Янь-ван (696—682), Си-ван (681—677), Хуэй-ван (676—652), Сян-ван (651—619), Цин-ван (618—613), Куан-ван (612—607), Дин-ван (606—586), Цзянь-ван (585—572), Лин-ван (571—545).

86 Племя Ли (Цзю-ли) — по мнению современных китайских историков (Фань Вэнь-лань, Ся Цзэн-ю, Сюй Сюй-шэн и др.), название воинственного племени, которое возглавлял Чи-ю, уничтоженный легендарным императором Хуан-ди.

87 Мяо (Сань-мяо) — по объяснению Вэй Чжао, название племени, которое подняло при императоре Гао-сине восстание, но затем вождь этого племени был казнен императором Яо.

88 Цзе — последний правитель династии Ся; был уничтожен Чэн-таном, а Чжоу — последний правитель династии Шан — был уничтожен чжоуским У-ваном.

89 Пять правил поведения (у-цзэ) — брать пример с Неба, подражать Земле, поддерживать дружественные отношения с народом, действовать в соответствии с сезонами года, приносить жертвы духам.

90 ...которые, лишившись занимаемого положения, сравнялись с простым. народом — иероглиф бу употреблен ошибочно вместо иероглифа ся — «опускаться вниз» (ГЮМДБКИ, гл. 1, с. 281).

91 ...находятся в поле — по объяснению Вэй Чжао, иероглиф цюань — «борозда», а му — «грядка», т. е. имеется в виду поле с бороздами и грядками. Таким образом, буквальный перевод должен быть: «находятся среди борозд и грядок», т. е. занимаются крестьянским трудом.

92 Строки из оды Дан (МШЧШ, гл. 18, с. 1556). Чэн-тан, основатель династии Инь, уничтожил порочного Цзе, последнего императора династии Ся. Эти строки предостерегают Лин-вана: если он не изменит своего поведения, ему грозит судьба Цзе.

93 Подразумеваются тексты Шан-шу и «Книги песен».

94 Цзин-ван — чжоуский правитель. Даты правления — 544—520 гг. до н. э.

95 Старший сын Цзин-вана, Шэн, умер в раннем возрасте, поэтому на престол должен был вступить его младший брат Цзы-мэн. Однако Цзин-ван больше любил Цзы-чао, своего сына от наложницы, и поэтому согласился с сановником Бинь Мэном, который предложил низложить Цзы-мэна и воз вести на престол Цзы-чао. Цзин-ван умер, не успев осуществить своего намерения, после чего поддерживавшие Цзы-чао сановники напали на Цзы-мэна и при дворе возникла большая смута.

96 В тексте ошибочно вместо Чжэнь-вана указан Дин-ван. Даты правления Чжэнь-вана — 476—469 гг. до н. э. При нем власть при дворе находилась в руках сановников, среди чжухоу не было главы, а поэтому в тексте говорится, что «дом вана ослабел еще более».

В Цзо-чжуань данного отрывка нет.

[28]

97 Яншэ Си — цзиньский дафу, носивший прозвище Шу-сян.

98 Цзин-гун — внук Сян-гуна (см. отрывок [25], примеч. 1) и сын Цин-гуна (см. отрывок [26], примеч. 34).

99 Название гимна из «Гимнов дома Чжоу» (МШЧШ, гл. 19, с. 1733).

100 Великий астролог И (ши И) — имеется в виду великий астролог Инь И, живший при чжоуских правителях Вэнь-ване и У-ване.

101 ...да [во время проводов] не смешался с другими — имеется в виду, что если другие, провожая гостя, переступили границу столичных предместий, то Дань-цзы, в отличие от них, проводил гостя только до границы.

102 Под двумя правителями имеются в виду чжоуские Вэнь-ван и У-ван.

103 Ваны стремились все делать сами, не затрудняя чиновников, т. е. проявляли к ним уважение.

104 Цзи мин ю ми — «стали основываться на том, во что верили, великодушно относились к народу, стремясь принести ему спокойствие». По объяснению Го юй, иероглиф цзи — «основываться на» имеет значение иероглифа ши «начинать», поэтому для него принят перевод «стали основываться», что передает начало действия. Иероглиф мин объясняется как синь — «верить». Сочетание цзи мин означает «стали основываться на том, во что верили», т. е. по воле Неба. Иероглиф ю приравнивается к иероглифу куань «великодушный», а ми — к нин «спокойствие», т. е. ваны проявляли к народу великодушие и стремились принести ему спокойствие.

105 Юй цзи си дань цзюэ синь — «как прекрасно они широко засияли своими добродетелями, вселили сердечность в свои сердца». Иероглиф юй, значение которого не дано в Го юй, объясняется в Ши-цзине в смысле «как прекрасно» (МШЧШ, гл. 19—2, с. 1735). Перевод принят на основании толкования отдельных иероглифов в Го юй.

106 Отрывок из оды Цзи-цзуй (МШЧШ, гл. 17—2, с. 1463). Выражение «для сородичей нужно создать изобилие» указывает, что почтительный сын; прежде всего должен объединить своих сородичей и создать для них изобилие, а затем распространить это изобилие на всю Поднебесную. Поскольку Дань-цзы являлся родственником правящего дома Чжоу, он помогал ему в повышении благосостояния, с тем чтобы распространить затем это благосостояние на всю Поднебесную. Этим и объясняется включение отрывка в текст.

107 Т. е. не нарушается указание прежних ванов заботиться о своих родственниках.

108 Имеется в виду правящий дом Чжоу.

В Цзо-чжуань данного отрывка нет.

[29]

109 Большие монеты (да-цянь) — большие тяжелые монеты высокой стоимости.

110 Даньский Му-гун — правнук даньского Цзин-гуна (см. отрывок [28] примеч. 98).

111 ...при измерении [стоимости] ценностей и тканей — под ценностями имеются ввиду зерновые продукты.

112 Тяжелые монеты временно пускались в обращение вместо легких — иероглиф му означает «мать», а цзы — «сын». Поскольку мать занимает главное, а сын второстепенное положение, так, по аналогии, названы тяжелые и легкие монеты.

113 Речь идет о том, что легкие монеты пока не вызывали неудобств для, народа, но Цзин-ван хотел выпустить тяжелые, что привело бы к обнищанию народа.

113a «Когда пошлины на заставах и дани умеренны, в кладовых вана [всегда] есть богатства» — фраза заимствована из главы «Песнь пяти сыновей» в Шан-шу (ШШЧШ, гл. 7, с. 244). Иероглиф гуань—»застава», «проход» означает в данном случае пошлины, которые взимались при провозе товаров через заставы, а дань—мера веса в 120 цзиней, употреблявшаяся при приеме налога зерном. Таким образом, сочетание гуань дань имеет значение «налог». Если налоги умеренны, народ ими не обременен, спокойно занимается своим» делами, а поэтому в кладовых вана не иссякают запасы.

114 Строки, заимствованные из оды Ханьли — «Подножье горы Хань» (МШЧШ, гл. 16—3, с. 1347). У подножия горы Хань пышно росли орешник и терновник, а это указывает на равновесие в природе светлого и темного начал, говорит о правильном чередовании сезонов года. Такое состояние в природе бывает только при добродетельном правителе, и если при нем пышно растут травы и деревья, то, естественно, и народ наслаждается миром и достатком. Поскольку народ живет в мире и достатке, он поддерживает правителя, который поэтому чувствует себя спокойным.

В Цзо-чжуань данного отрывка нет.

[30]

115 Колокол Ушэ — назван так по наименованию тональности (см. отрывок [31], примеч. 162), которую должен был иметь его звук.

116 Покрытие Далинь — покрытие, имеющее тональность линьчжун (см. отрывок [31], примеч. 168). Для объяснения этого термина принято толкование Вэй Чжао.

117 См. отрывок [29].

118 Во время совместного музыкального исполнения сначала бьют в колокол, который задает тон, а затем мелодия подхватывается остальными музыкальными инструментами.

119 Тональность ушэ входит в число шести мужских нот (люй), а тональность линьчжун — в число шести женских нот (люй). Поскольку в этом случае громкая женская нота будет заглушать тихую мужскую, ухо не сможет различить звуков.

120 Один бу равен шести чи, один у равен трем чи. Разница в длине бу, у, чи и цунь не слишком велика, но достаточна, чтобы установить различие в предметах.

121 Один мо равен пяти чи, один чжан равен десяти чи, сюнь — восемь чи, чан — шестнадцать чи. Разница в длине мо, чжан, сюнь и чан не велика, но достаточна, чтобы установить различие в цвете.

122 Цзюнь — тональность. Основной звук издавался трубкой хуан-чжун, имевшей длину девять цуней, причем самая большая трубка была в полтора раза длиннее ее, т. е. составляла два чи, два цуня и пять фэнь.

123 Дань — один дань равен ста двадцати цзиням.

124 Колокола были настроены на основную ноту хуан-чжун, а трубка для этой ноты послужила основой для построения музыкальной скалы из двенадцати нот: шесть мужских (люй), в подражание нотам самца феникса и шесть женских (люй), в подражание нотам самки феникса. Это сделано было придворным музыкантом Лин-лунем, который взял бамбук из долины Сайси и, сделав трубки различной длины, воспроизводил на них музыкальные ноты этой таинственной птицы. С тех пор китайская музыкальная скала всегда содержала двенадцать нот, хотя простонародная музыка редко пользуется всеми ими (см. Лю Да-цзюнь. Китайская музыка, перевод с примечаниями и дополнениями И. Г. Баранова. — Вестник Азии, 1924, № 51, с. 7).

Трубка для ноты хуан-чжун, имевшая в длину девять цуней, вмещала тысячу двести зерен риса или пшеницы одинакового размера. Каждое зерно считалось равным одному фэню, десять фэней составляли цунь, десять цуней — один чи, десять чи — один чжан, десять чжан — один инь.

Объем тысячи двухсот зерен риса или пшеницы равнялся мере юэ, два юэ составляли меру хэ, десять хэ равнялись одному шэну, десять шэнов — одному доу, десять доу — одному ху.

Сто зерен риса или пшеницы равнялись по весу одному чжу, десять чжу составляли юэ, два юэ составляли лян, шестнадцать ляпов составляли цзинь, тридцать цзиней составляли цзюнь, четыре цзюня составляли дань.

125 ...по ним делали необходимую маленькую и большую утварь — при производстве утвари необходимо учитывать ее размер, а также объем и вес. Меры же длины, объема и веса устанавливались на основании трубки, издающей основную ноту хуан-чжун.

126 Т. е. ухо не сможет различить звонкие и глухие звуки.

127 Под правилами имеются в виду правила для установления мер длины, объема и веса (см. примеч. 124).

128 Смысл сопоставления: как дверь ходит на петлях, так и желания сердца возбуждаются глазами и ушами.

129 ... может благодаря этому наставлять народ на правильный путь — иероглиф чжи означает «ставить», и — «нужный», «правильный», а фан соответствует дао — «путь».

130 ...который исправляет себя с помощью системы мер, длины и веса — как уже говорилось, система мер длины, объема и веса была создана на основе трубки для ноты хуан-чжун, (примеч. 124), поэтому в данном случае под выражением «система мер длины и веса» следует понимать законы музыки.

131 ...выполнять все дела в соответствии с сезонами года (ши дун) — имеется в виду труд крестьян, которые весной должны пахать, летом — пропалывать посевы, осенью — собирать урожай, а зимой нести трудовые повинности.

132 Два поступка — имеются в виду выпуск тяжелых монет и отливка колокола.

133 Цинь и сэ — музыкальные инструменты. Цинь имеет семь струн и, как пишет проф. Лю Да-цзюнь, «это, несомненно, удивительный инструмент. Он не походит ни по форме, ни по принципу ни на один западный инструмент, и название китайской арфы, которое многие прилагают к нем.у, в действительности — ложное имя. Особенность циня та, что правая рука может играть на одной струне, тогда как левая рука (функция которой та же самая, что при игре на скрипке или других струнных инструментах) может скользить вверх или вниз по другой струне, каковой способ игры известен под именем инь или ясоу, и извлекать другой звук». Сэ в древности имел 50, а в более позднее время — 25 струн. Как цинь, так и сэ относятся к категории легких музыкальных инструментов, издающих низкие звуки, в оркестре они сливаются с тяжелыми музыкальными инструментами, издающими высокие звуки, из которых самый высокий представлен нотой гун. Именно поэтому в тексте и сказано, что цинь и сэ предпочитают ноту гун.

134 Колокола, относящиеся к категории тяжелых музыкальных инструментов, издают высокие звуки, гармонирующие с низкими, из которых самый низкий представлен нотой юй.

135 Под инструментом из камня имеется в виду каменное било, цин, звуки из которого извлекаются с помощью ударов палкой. Каменное било по весу легче колокола, поэтому его звуки гармонируют с нотой цзяо, занимающей среднее место в музыкальной скале.

136 ...инструменты из тыквы-горлянки и бамбука делаются в зависимости от требуемого звучания — под инструментом из тыквы-горлянки имеется в. виду шэн — флейта, а под инструментом из бамбука — сяо — свирель. Звучание флейт и свирелей подстраивали в каждом отдельном случае под звучание других инструментов, руководствуясь требованиями гармонии.

137 Музыканты умели, основываясь на музыкальных тонах, по звуку ветра определять, что он несет с собой. Если звуки ветра гармоничны, значит земля хорошо родит хлеба. Они также определяли наступление сезонов сельскохозяйственных работ (см. отрывок [6]).

138 ...инструменты из глины и шелка — имеются в виду сюань — окарина, и инструменты со струнами из шелка, типа цин и сэ.

139 ...инструменты из тыквы-горлянки и бамбука предпочитают обсуждение их звучания — т. е. для этих инструментов предпочтительно то звучание, которое продиктовано требованиями гармонии — их-то и нужно было каждый раз обсуждать наново.

140 ...инструменты из кожи и дерева — имеются в виду различные типы барабанов и деревянные колотушки. Эти инструменты издают один звук, не различая, глухой он или звонкий.

141 Под гармонией имеется в виду гармоничное звучание восьми классов музыкальных инструментов, различающихся по материалу, из которого он» изготовлены. Под миром среди звуков понимается согласованность высоких и низких звуков, при которой они не мешают друг другу. Когда в управлении страной достигается, как и в музыке, гармония, народ живет в мире.

142 Восемь ветров (ба-фэн) — согласно теории китайской музыки восемь звуков (ба-инь), издаваемых восемью категориями музыкальных инструментов, различающихся по материалу изготовления, должны соответствовать звукам восьми ветров. Это соответствие выражается в следующем виде:

Название ветра

Китайское название

Категория музыкальных инструментов

западный

сев.-западный

северный

сев.-восточный

восточный

юго-восточный

южный

юго-западный

чанхэфын

бучжоуфын

гуанмофын

жунфын

миншуфын

цинминфын

цзинфын

лянфын

из металла

из камня

из кожи

из тыквы-горлянки

из бамбука

из дерева

из шелка

из глины

143 Накопление темных сил вызывало стихийные бедствия, например, в виде инея или града летом, а рассеивание светлых сил приводило к печальным результатам, например, зимой на реках не образовывался лед.

144 Под низкими звуками имеются в виду звуки, издаваемые колоколом-Ушэ, а под высокими — звуки, издаваемые покрытием Далинь. На отсутствие гармонии между ними указывают слова: «Когда низкие звуки подавляются, а высокие притесняют их». Поскольку одни звуки заглушают другие, они плохо слышны и доносятся как бы издалека.

145 Когда в прекрасных звуках нет ошибок, они удовлетворяют духов и людей — т. е. музыка, исполняемая при жертвоприношениях, нравится духам. а музыка, исполняемая во время пиров, радует людей.

146 Музыканты, желая польстить Цзин-вану, доложили о гармоничном звучании колокола, чего на самом деле не было. В связи с этим Чжоу-цзю и сказал: «Это неизвестно».

147 «Стремления народа образуют стену, а рот народа способен расплавить металл» — выражение, подчеркивающее мощь народа.

См. Цзо-чжуань, гл. 50, с. 2017—2019.

[31]

148 Звуки музыкальной скалы определялись набором бамбуковых трубок определенной длины и, вероятно, определенных диаметров. Диаметры не указываются в ранних записях. Трубка для хуан-чжун, основной ноты, была девять цуней в длину, тогда как другие трубки имели длину, ограниченную в их отношении к хуан-чжун принципом двух терций и четырех терций. Этим объясняется связь между образцом музыки и образцом линейных мер. См. также отрывок 30, примеч. 124.

149 ...записали остальные звуки с помощью тройки.—Длина трубки, издававшей основную ноту хуан-чжун, составляла девять цуней. С помощью трех арифметических действий, названных в тексте тройкой, длина трубок увеличивалась или сокращалась, в результате чего появлялась новая трубка, настроенная на другую ноту.

Из трубки, издававшей ноту хуан-чжун, вычислялись размеры трубки с нотой линь-чжун. из трубки линь-чжун — размеры трубки тай-цу, из тай-цу — нань-люй. из нань-люй — гу-си, из гу-си — ин-чжун, из ин-чжун — жуй-бинь. из жуй-бинь — да-люй, из да-люй — и-цзэ, из и-цзэ — цзячжун, из цзячжун — у-шэ, из у-шэ — чжун-люй (ЛШЧЦ, гл. 6, с. 56).

Под тремя арифметическими действиями, в результате которых длина трубок увеличивалась или сокращалась, имеются в виду: умножение на два, умножение на четыре и деление посредством умножения на три. При сокращении длины трубки пользовались умножением на два и делением на три, а при увеличении длины трубки — умножением на четыре и делением на три. При этом, необходимо заметить, пользовались не десятичной, а девятичной системой счета.

В результате подобных вычислений длина трубок равнялась:

хуан-чжун — 9 цуней

да-люй 8 цуней 3 фэня 7 ли и 6 хао

(размер увеличен вдвое в связи с тем, что в результате вычислений трубка получалась слишком короткой).

тай-цу — 8 цуней

цзя-чжун — 7 цуней 4 фэня 3 ли 7 хао

(размер увеличен вдвое в связи с тем, что в результате вычислений трубка получалась слишком короткой)

гу-си — 7 цуней 1 фэнь

чжун-люй — 6 цуней 5 фэней 8 ли 3 хао

(размер увеличен вдвое в связи с тем, что в результате вычислений трубка получалась слишком короткой).

жуй-бинь — 6 цуней 2 фэня 8 ли

линь-чжун — 6 цуней

и-цзэ — 5 цуней 5 фэней 5 ли 1 хао

(размер уменьшен вдвое в связи с тем, что в результате вычислений трубка получалась слишком длинной)

нань-люй — 5 цуней 3 фэня

у-шэ — 4 цуня 8 фэней 8 ли 4 хао

(размер уменьшен вдвое в связи с тем, что в результате вычислений трубка получалась слишком длинной)

ин-чжун — 4 цуня 6 фэней 6 ли

150 ...установили среди них мир с помощью шестерки. — Музыканты древности создали скалу из 12 нот, разделив их на шесть мужских (в подражание нотам самца-феникса) и шесть женских (в подражание нотам самки-феникса). Звучание каждой ноты было строго определено, что и передано выражением «установили среди них мир»..

151 Путь Неба — имеется в виду система летосчисления, согласно которой названия годов составляются из десяти знаков, носящих пышное название «десять небесных стволов», и двенадцати «земных ветвей». Сочетание этих знаков дает цикл, равный шестидесяти годам, по окончании которого начинается новый. По количеству знаков, употребляемых в летосчислении, и было принято 12 нот.

152 Средний цвет — имеется в виду желтый цвет, который занимает среднее место среди пяти основных цветов. Этот цвет символизирует землю. Нота хуан-чжун связывается с одиннадцатой луной или циклическим знаком цзы. Иероглиф хуан — «желтый» символизирует землю, а чжун означает «скапливаться». Одиннадцатая луна — время, когда светлые животворные силы начинают скапливаться в земле, отчего нота и получила свое название.

153 Шесть животворных сил (лю-ци) — светлое и темное начала, ветер и дождь, ночь и день.

154 Девять добродетелей (цзю-дэ) имеются в виду девять дел (цзю-гун), которыми должен заниматься правитель, ибо только в этом случае он может считаться добродетельным. Выражение заимствовано из Шан-шу, где говорится: «Юй сказал: «О император, помните! Добродетель только в хорошем управлении, а цель управления — кормить народ. [Тот, кто кормит народ,] должен совершенствовать дела, связанные с получением продуктов, которые дают вода, огонь, металл, дерево, земля, [а также] с зерном, гармонично трудиться над совершенствованием своих добродетелей, создавать благоприятные условия, при которых [народ] может удовлетворять свои потребности и повышать благосостояние. Перечисленные девять дел нужно привести в порядок, и когда в девяти делах установится порядок [народ] станет прославлять правителя»» (ШШЧИ, гл. 4, с. 129).

155 ... по порядку — имеется в виду порядок нечетных месяцев. Так, мужская нота хуан-чжун соответствует одиннадцатой луне, следующая, тай-цу — первой луне и т. д.

156 Нота тай-цу связывается с первой луной или циклическим знаком инь. Тай означает «великий», а цу — «собираться», «скапливаться», что вместе и дает «великое скопление». Этот термин показывает, что зародившиеся в земле в одиннадцатой луне светлые силы под влиянием тепла скапливаются и приходят в движение, в результате чего деревья и травы оживают, а насекомые выходят из состояния спячки. Выражение «удары в металлические инструменты» следует понимать не в буквальном, а переносном смысле. Как уже говорилось, колокола «служат только для возбуждения остальных звуков» (см. отрывок [30]), и в данном случае под металлическими инструментами понимается светлое начало ян, которое как бы задает тон музыке, которую подхватывает все живое.

157 Нота гу-си связывается с третьей луной или циклическим знаком чэнь. Иероглиф гу употреблен вместо ку «увядший», «мертвый», а си означает «умывать», «смывать», т. е. значение всего выражения — «омывать умершее». Имеется в виду появление на сухих деревьях и травах молодых почек и ростков, пробуждение насекомых, т. е. воскрешение природы.

158 ...эта нота подходит для жертвоприношений духам и приема гостей— иероглиф као в данном случае имеет значение хэ — «подходить», «соответствовать», а выражение као-шэнь — «подходить для духов», означает, что во время жертвоприношений в храме предков по случаю возрождения новой жизни, эта нота приятна духам. Иероглифы на-бинь (букв. «вводить гостей») показывают, что эта нота приятна также для слуха гостей, когда их под звуки музыки вводят на устроенное в их честь угощение^

159 Нота жуй-бинь связывается с пятой луной или циклическим знаком у. Иероглифы жуй — «одряхлевший», «слабый» и бинь — «гость», указывают, что темная животворная сила продолжает оставаться хозяином, хотя она и одряхлела, в то время как светлая животворная сила выходит из земли и поднимается над нею, словно бы к старому одряхлевшему хозяину приходит новый гость.

Выражение «с помощью которой успокаиваются духи» означает, что эта нота приносит спокойствие духам во время жертвоприношений.

Подходит при взаимных тостах, когда хозяин подносит вино гостю, а гость хозяину — сянь — «подносить», означает поднесение вина хозяином, чоу — «отблагодарить», ответное предложение вина гостем, цзяо — «обмениваться», цзо — «ответный тост».

160 Нота и-цзэ связывается с седьмой луной или циклическим знаком шэнь. Иероглифы и — «ровный» и цзэ — «закон», «правило», указывают, что к этому времени благодаря повсюду распространившейся светлой животворной силе все созрело, и законы Неба и Земли находятся в гармонии.

161 Девять правил (цзю-цзэ) — правила для совершения девяти дел (цзю-гун) (см. примеч. 154). Смысл фразы: после окончания самой напряженной поры в сельскохозяйственных работах воспеваются добродетели правителя, успешно выполнившего девять дел, из-за чего народ успокаивается и у него исчезают сомнения.

162 Нота у-шэ связывается с девятой луной или циклическим знаком сюй. Иероглифы шэ — «питать отвращение», у — «не», «нет», дают значение «не питать отвращения». Имеется в виду, что после того как сельскохозяйственные работы успешно завершены, а законы Неба и Земли пришли в гармонию, высшие и низшие довольны и не питают друг к другу отвращения.

163 Под шестью промежуточными нотами (лю-цзянь) имеются в виду шесть женских нот (лю-люй).

164 Под «затаившимися силами» имеются в виду темные, а под «рассеявшимися» — светлые животворные силы. Распространением одних и устранением других достигается гармония, в данном случае гармония между женскими (темными) и мужскими (светлыми) нотами.

165 Первая промежуточная, или женская нота да-люй связывается с двенадцатой луной или циклическим знаком чоу. Иероглиф да означает «большой», а люй соответствует люй — «товарищ», «компаньон», что и дает значение «большой товарищ». Под товарищем имеются в виду темные животворные силы, которые в двенадцатой луне активно помогают светлым животворным силам в распространении живых существ.

166 Вторая промежуточная, или женская нота цзя-чжун связывается со второй луной или циклическим знаком мао. Иероглиф цзя означает «помогать», а чжун — «скапливаться», что и дает значение «помогать скапливаться»: во второй луне темное животворное начало помогает еще слабому светлому животворному началу скапливаться и выходить на поверхность.

167 Третья промежуточная, или женская нота чжун-люй связывается с четвертой луной или циклическим знаком сы. Иероглиф чжун означает «середина», а люй — «товарищ», «компаньон», что дает значение «товарищ середины». Имеется в виду, что в четвертой луне устанавливается равновесие между холодом и теплом и темные животворные силы помогают распространению светлых, которые уже равны им.

168 Четвертая промежуточная, или женская нота линь-чжун связывается с шестой луной или циклическим знаком вэй. Иероглиф линь «лес», в данном случае означает множество деревьев или просто множество, а чжун — «скапливаться», «собираться». Имеется в виду, что в шестой луне темные животворные силы опускаются в землю и помогают повсеместно распространяться светлым животворным силам, из-за чего все пышно и во множестве произрастает.

169 ...что побуждает [чиновников] успешно справляться с делами, быстро добиваться успеха и с великим почтением относиться к своим обязанностям — иероглиф би — побудительный глагол, соответствующий ши — «заставлять», «побуждать», жэнь — «справляться», су — «быстро», шунь — «великий», тсэ — «внимательно», «почтительно».

170 Пятая промежуточная, или женская нота нань-люй связывается с восьмой луной или циклическим знаком ю. Иероглиф нань — «юг», вошел в состав названия в связи с тем, что эта нота ассоциируется с югом, а люй означает «товарищ», «компаньон», что и дает значение «товарищ юга». Имеется и «иду, что в восьмой луне темные животворные силы способствуют созреванию светлых животворных сил.

171 Шестая промежуточная, или женская нота ин-чжун связывается с десятой луной или циклическим знаком хай. Иероглиф ин означает «соответствовать чему-либо», «в соответствии с чем-либо», а чжун — «скапливаться», «собираться». Имеется в виду, что темные животворные силы действуют в соответствии со светлыми, в результате чего появляется обилие земных плодов.

172 Как уже отмечалось, все мужские и женские ноты связываются с определенными месяцами и, если эта связь не нарушается, злые существа — духи — не появляются и не приносят вреда людям.

173 ...приводит к чистоте — т. е. к гармонии.

174 Судя по объяснению Вэй Чжао, под семью музыкальными звуками имеется в виду музыкальная скала из семи нот, существовавшая при династии Чжоу. Согласно этой скале нота хуан-чжун соответствовала ладу гун-дяо, нота тай-цу — ладу шан-дяо, нота гу-си ладу цзяо-дяо, нота линь-чжун — ладу чжэн-дяо, нота нань-люй — ладу юй-дяо, нота ин-чжун — ладу бянь гун-дяо, и нота жуй-бинь — ладу бянь чжэн-дяо.

175 Созвездие Тяньсы — одно из названий созвездия Фансин, которое состоит из четырех звезд и расположено в четвертом созвездии восточного сектора неба (соответствует северо-западному углу созвездия Скорпиона).

176 ...Солнце на Млечном пути у созвездия Симу — иероглиф цзинь — «переправа», означает в данном случае Млечный путь. Созвездие Симу — отрезок Млечного пути между звездами Вэйсин и Доусин.

177 См. отрывок [15], примеч. 11.

178 Бо-лин — дед Тай-цзян, которого называют также Пэн-бо Лин.

179 Звезда Чэньма — одна из звезд в созвездии Фансин. Ее появление утром в седьмом знаке зодиака предвещало скорое начало земледельческих работ (см. отрывок [6]).

180 Имеется в виду местонахождение Юпитера, Луны, Солнца, место встречи Солнца, Луны и Меркурия.

181 Три места — звезды, духом которых стал Пэн-гун, земли, принадлежавшие династии Чжоу, и место, где Хоу-цзи занимался земледелием.

182 Семь созвездий (ци-ле) — к ним относятся созвездия Чжан — Хвост водяной змеи, И — Чаша, Чжэнь — Ворон, Цзяо — Дева, Кан — Нога Девы, Ди — Весы и Фан — Голова скорпиона, вытянувшиеся с востока на запад.

183 Юпитер находился в созвездии Чуньхо, лежаще3м в- знаке зодиака у, а Меркурий лежал в созвездии Тяньюань или в знаке зодиака цзы. Ряд от у до цзы включает семь знаков, поэтому в тексте и говорится, что расчеты с севера на юг точно так же дали цифру семь.

184 Дождь — признак того, что духи Неба и Земли с одобрением относились к действиям У-вана.

185 Тональность верхний гун (шан-гун) — звуки, издаваемые трубкой и-цзэ, связываются с седьмой луной, когда повсюду распространяются светлые животворные силы. В связи с этим к тональности гун добавлен иероглиф шан — «верхний», указывающий на господство светлых животворных сил.

186 Как уже говорилось, когда У-ван напал на династию Инь, место встречи Солнца и Луны было у рукояти Большой Медведицы, которая находится выше места, обозначаемого циклическим знаком сюй. Если сопоставить это с музыкальной скалой из двенадцати нот, то выше циклического знака сюй. стоит знак ю, связанный с нотой нань-люй. Нота нань-люй как темная женская нота употребляется во время войны, но выше ее стоит мужская нота и-цзэ, которая связывается со светлыми животворными силами и символизирует победу.

187 Тональность нижний гун (ся-гун) — звуки, издаваемые трубкой хуан-чжун, связываются с одиннадцатой луной, когда светлые животворные силы только начинают скапливаться в земле. В связи с этим к тональности гун добавлен иероглиф ся — «нижний», указывающий, что светлые животворные силы пока еще находятся внизу.

188 Шесть армий (лю-ши)—имеются в виду войска Сына Неба, которые состояли из шести армий.

189 Три вапа (сань-ван) — имеются в виду чжоуские Да-ван, Ван-цзи и Вэнь-ван.

190 Мелодия ин-луань. — Иероглиф ин — сокращение от названия местности Иннэй, а луань — последняя завершающая часть музыкального произведения. Такое название возникло в связи с тем, что мелодия, исполненная в местности Иннэй, была последней из четырех мелодий, сложенных при У-ване.

191 Поскольку данный отрывок, в отличие от других, не имеет завершающей части, его конец, по-видимому, утерян.

В Цзо-чжуань данного отрывка нет.

[32]

192 Сямэнь Цзы — чжоуский дафу, наставник княжича Цзы-мэна. Вначале Цзин-ван объявил наследником престола своего сына Цзы-мэна, но затем захотел передать престол сыну Цзы-чао. Приступив к осуществлению своего намерения, он прежде всего убил Сямэнь Цзы, поскольку тот был наставником Цзы-мэна.

193 Бинь Мэн — чжоуский дафу, наставник Цзы-чао. Его фамилия была Бинь, имя Ци и прозвище Мэн.

194 В жертву приносили только птиц с красивым, непопорченным оперением.

195 Бинь Мэн являлся сторонником Цзы-чао и желал его возведения на престол. Возведение на престол всегда сопровождалось жертвоприношениями в храме предков, поэтому слова слуги «петух боится, что его принесут в жертву» заставили Бинь Мэна вспомнить о Цзы-чао и он поспешно вернулся в столицу, чтобы убедить Цзин-вана возвести его на престол.

196 ...петух не более как домашнее животное — к шести видам домашних животных (лю чу) относятся крупный рогатый скот, лошади, овцы, собаки, куры и свиньи. Поскольку и петух относится к домашним животным, он не может понимать, что его собираются принести в жертву.

197 Намек на отношения Цзы-мэна и Цзы-чао. Право приношения жертв обычно принадлежало лицам, занимающим высокое положение. Поэтому если бы Цзы-мэн стал наследником Цзин-вана, в его руках оказалась бы власть, и тогда Цзы-чао, как занимающему подчиненное положение, грозила бы беда.

198 Гун — название горы на северо-востоке совр. уезда Лоян в пров. Хэнань.

199 Дань-цзы (он же Дань Му-гун) — сторонник Цзы-мэна, возражавший против возведения Цзы-чао на престол.

См. Цзо-чжуань. гл. 50, с. 2028—2030.

[33]

200 Цзин-ван (имя Гай) — чжоуский правитель, находившийся на престоле с 519 по 477 г. до н. э.

201 Лю, носивший посмертный титул Вэнь-гун — чжоуский сановник, сын Лю Чжи. Его имя Цзюань.

202 Чан Хун — чжоуский дафу, носивший прозвище Шу.

203 Чжоу (или Чэнчжоу) — чжоуская столица, находившаяся в 10 км к северо-востоку от совр. города Лоян. Была расположена на восточном берегу протекавшей здесь реки Чаньшуй, а на западном был город Ванчэн. Цзы-чжао, сам объявивший себя ваном, занял Ванчэн, и Цзин-ван не мог вступить в столицу. Позднее с помощью владения Цзинь он вернулся в Чэнчжоу, и на этот раз бежать пришлось Цзы-чао. Однако в Ванчэне оставалось много его сторонников, поэтому в целях безопасности Цзин-ван хотел окружить Чэнчжоу стеной.

204 Чжи означает «поддержка».

205 Кун-цзя — четырнадцатый правитель династии Ся. Сыма Цянь пишет о нем: «Любил духов людей и небесных духов, а в делах был распущен и беспорядочен. Добродетели рода Ся-хоу пришли в упадок, и чжухоу восстали против него (ШЦ, гл. 2, л. 24а). Под четырьмя поколениями имеются в виду правители Кун-цзя, Гао, Фа и Цзе. Быстрая гибель династии подтверждает поговорку, что следовать злу легко, словно катиться с горы.

206 Сюань-ван — родоначальник династии Инь, известный под именем Се. Его мать, Цзянь-ди, вторая жена императора Ку, как-то отправившись с двумя женщинами купаться, увидела, как пролетевшая ласточка уронила яйцо. Цзян-ди подобрала его и проглотила, отчего забеременела и родила Се. Поскольку ласточка называется сюань-няо. Се назван в тексте Сюань-ваном, т. е. «ваном, родившимся от ласточки». Когда Се вырос, он успешно помогал Юю в ликвидации последствий наводнения, за что был назначен на должность блюстителя нравов и получил владение в Шан.

Под выражением «его род возвысился» имеется в виду уничтожение династии Инь, которое произошло при Чэн-тане. От Сюань-вана до Чэн-тана сменилось четырнадцать поколений: Се, Чжао-мин, Сян-ту, Чан-жо, Цао-юи,

Мин, Чжэнь, Вэй, Бао-дин, Бао-и, Бао-бин, Чжу-жэнь, Чжу-гуй, Чэн-тан (ШЦ, гл. 3, л. 1a—2б).

Длительный путь к возвышению подтверждает поговорку, что следовать добру трудно, словно подниматься в гору.

207 Ди-цзя (он же Цзу-цзя) — тридцать восьмой правитель династии Инь. Как сообщает Сыма Цянь, «Ди-цзя был распутным и беспорядочным, и [дом] Инь вновь пришел в упадок» (ШЦ, гл. 3, л. 96). От Ди-цзя до Чжоу, при котором погибла династия Инь, сменилось семь поколений: Ди-цзя, Линь-синь, Гэн-дин. У-и,. Тай-дин, Ди-и, Чжоу (ШЦ, гл. 3, л. 9а—106).

208 Хоу-цзи — родоначальник династии Чжоу. От Хоу-цзи до Вэнь-вана, создателя династии Чжоу, сменилось пятнадцать правителей, имена которых указаны в примеч. 82 к отрывку [27].

209 Четырнадцать поколений. — Это четырнадцать правителей династий Чжоу, сменивших друг друга: Ю-ван, Пин-ван, Хуань-ван, Чжуан-ван, Си-ван, Хуэй-ван, Сян-ван, Цин-ван, Куан-ван, Дин-ван, Цзянь-ван, Лин-ван, Цзин-ван и Дао-ван.

210 Озеро Далу — название озера во владении Цзинь, лежавшее к северу от совр. уездного города Сюу в пров. Хэнань.

211 Для того чтобы выгнать зверя, пускались палы. Вэй Сянь-цзы попал в огонь и погиб.

212 Фань и Чжунхан — цзиньские дафу Фань Цзи-шэ и Чжунхан Инь, которые подняли восстание против правителя владения Цзинь. Фамилия Фань была связана с чжоуской фамилией Лю узами брака, поэтому Чан Хун, служивший Лю, и оказался замешанным в восстании.

213 Цзин-ван, страшась возмездия со стороны владения Цзинь, предпочел там убить Чан Хуна.

 

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.