Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ГЛАВА 10

РЕЧИ ВЛАДЕНИЯ ЦЗИНЬ

РАЗДЕЛ ЧЕТВЕРТЫЙ. ВЭНЬ-ГУН

[107]

После того как Вэнь-гун пробыл у дисцев двенадцать лет 1, Ху Янь сказал: “Некогда мы прибыли сюда не для того, чтобы найти радость среди дисцев, а для того, чтобы получить возможность завершить свое дело 2. Тогда я говорил: “Бежим к дисцам, до них легко доехать, если окажемся в крайней нужде, получим от них довольствие, отдыхая [среди них], выберем наиболее удобное место, где и сможем обосноваться” 3. Мы уже долго живем на одном месте. А когда долго живешь на одном месте, остаешься в нем навсегда, и если мы надолго задержимся здесь, кто возьмется за выполнение нашего дела? Почему бы вам скорее не отправиться в дорогу?

[В свое время] мы не направились во владение Ци и Чу из-за дальней дороги, но сейчас, когда двенадцать лет вы собирались с силами, можно ехать и в далекие владения. Правитель владения Ци, находящийся в преклонном возрасте, хочет поддерживать близкие отношения с владением Цзинь. После смерти Гуань Чжуна вокруг него много клеветников, которые хотя и разрабатывают планы, но неправильные, а поэтому правитель, придерживающийся золотой середины, с тоской вспоминает время начала своего правления 4. Он всегда обращается к прошлым речам [Гуань Чжуна] и выбирает из них нужное, стремясь закончить жизнь добрыми делами. [Правитель владения Ци] хочет удовлетворить близких 5 и привлечь далеких 6, поэтому если живущий в далеких землях явится с изъявлением покорности, он не станет упрекать его. Сейчас, когда Хуань-гун доживает последние годы жизни, можно воспользоваться этим, чтобы установить с ним близкие отношения”.

Все нашли [совет Ху Яня] правильным, после чего Вэнь-гун отправился в дорогу. Проезжая через Улу 7, он попросил у крестьянина поесть. Крестьянин взял комок земли и подал ему. Вэнь-гун рассердился и хотел наказать крестьянина плетью. Цзы-фань сказал: “Это подарок Неба. Народ выражает [163] покорность, поднося землю, чего же еще требовать? Событиям, ниспосылаемым Небом, всегда предшествуют знамения. Через двенадцать лет вы обязательно приобретете эти земли, запомните это, господин! Возможно, вы приобретете эти земли в год, когда Юпитер дойдет от звездного скопления Шоусин 8 до звездного скопления Чунь-вэй 9. Небо уже объявило свою волю. Когда [Юпитер] снова вернется к звездному скоплению Шоусин, вы обязательно приобретете чжухоу 10. Об этом говорит путь [Юпитера] по Небу. [Путь Юпитера по Небу] начинается с этого момента 11. Уж не приобретете ли вы эти земли [через двенадцать лет] в год у-шэнь, поскольку эти знаки означают расширение земли” 12.

Вэнь-гун поклонился дважды до земли, принял комок земли и положил его на повозку, после чего направился в Ци.

[108]

Правитель владения Ци женил Вэнь-гуна 12а и очень хорошо относился к нему. Вэнь-гун имел двадцать четверок лошадей и хотел умереть только в Ци. Он говорил: “Если человек живет в спокойствии и в радости, разве будет он стремиться к чему-либо другому?”

Когда Хуань-гун умер, и на престол вступил Сяо-гун 13, чжухоу восстали против Ци. Цзы-фань, зная, что Ци теперь невозможно просить вернуть Вэнь-гуна во владение Цзинь, и зная, что Вэнь-гун спокойно живет в Ци, желая там и умереть, [тем не менее] хотел ехать [в другое владение], но его беспокоил Вэнь-гун, а поэтому он устроил совещание со спутниками Вэнь-гуна] под тутовым деревом. На дереве находилась женщина-шелководка, но Цзы-фань не знал о ее присутствии. Женщина рассказала [о подслушанном разговоре] урожденной Цзян 14. Цзян убила ее и сказала княжичу [Вэнь-гуну]: “Ваши спутники хотят выехать вместе с вами, но она подслушала их разговор, поэтому я и устранила ее. Непременно послушайтесь своих спутников и не сомневайтесь, если будете сомневаться — не выполните волю Неба. В “Книге песен” говорится:

Верховный владыка наблюдает за тобой,
В сердце своем да не будешь сомненьем объят!
15

Покойный ван 16 знал, что нельзя сомневаться в воле Неба, и если бы он терзался сомнениями, разве смог бы добиться успеха?

Спасаясь от смут во владении Цзинь, вы прибыли сюда. После вашего отъезда из владения Цзинь там не было ни одного спокойного года, а народ не имел постоянного правителя 17. Однако Небо не погубило Цзинь, а раз других княжичей не осталось 18, кто, кроме вас, будет владеть Цзинь? Старайтесь приобрести владение! Верховный владыка наблюдает за вами, если будете сомневаться, вас неизбежно постигнет беда!” 19. [164]

Вэнь-гун ответил: “Я не двинусь с места и непременно умру здесь”. Цзян сказала: “Неправильно. В “Песнях Чжоу” говорится:

И мчатся и мчатся посланцы царя,
Если каждый будет думать о себе, он не поспеет
20.

Двигаясь днем и ночью, не имея времени спокойно посидеть, посланцы боятся, что не поспеют; не могли они поспеть, если бы давали отдых телу, считались только со своими желаниями и думали о собственном спокойствии! Ведь когда человек не стремится поспеть, как он может поспеть? Даже солнце и луна не стоят на месте, так кто же из людей может стремиться к спокойствию? В одной западной книге 21 сказано: “Забота о себе и стремление к спокойствию поистине вредят большим делам”. В “Песнях Чжэн” говорится:

Слова Чжуна заслуживают внимания,
Но пойдут среди людей многочисленные пересуды,
А это тоже опасно
22.

В прошлом Гуань Цзин-чжун 23 говорил, а я, ничтожная, слышала: “Боящиеся строгости, как болезни, — лучшие из народа; следующие желаниям подобно текущей воде 24 — худшие из народа; стремящиеся к осуществлению своих желаний, но помнящие о строгости, — средние из народа. Когда боятся строгости, как болезни, можно устрашить народ. Когда строгость висит над народом, для тех, кто не испытывает страх, существуют наказания. Когда следуют желаниям подобно текущей воде, боязнь строгости совершенно пропадает, поэтому я называю таких людей худшими, и они подлежат только Наказаниям. [Стремящиеся к осуществлению своих желаний, но помнящие о строгости, находятся в середине], поэтому я следую за ними, поэтому я следую за словами песни владения Чжэн” 25.

Вот с помощью чего дафу Гуань Чжун установил порядок во владении Ци, помогал покойному правителю и сделал его гегемоном. Если вы откажетесь от этого, разве не окажетесь в трудном положении? Сейчас управление во владении Ци пришло в упадок, владение Цзинь давно уже идет по неправильному пути, советы ваших спутников продиктованы преданностью, сроки наступили, вы, княжич, близки к престолу? Управляя владением, вы сможете помочь народу и если откажетесь сделать это, не будете человеком. Во владении, управление которым пришло в упадок, нельзя жить, благоприятный момент нельзя упускать, от продиктованного преданностью совета нельзя отказываться, личным желаниям нельзя следовать. Вы непременно должны скорее ехать!

Я слышала, что в год, когда впервые было пожаловано владение Цзинь 26, Юпитер находился около звездного скопления Дахо 27, которое принадлежит Янь-бо 28, и фактически управляло шанцами. За время дома Шан государством управлял [165] тридцать один правитель 29, причем записи музыкантов 30 и великих астрологов говорят, что количество поколений Тан Шу 31 будет равно количеству поколений дома Шан. Сейчас еще не миновало и половины поколений 32, поэтому смуты в Цзинь не могут долго продолжаться. Из княжичей остались только вы один, и вы, несомненно, будете владеть Цзинь. Почему же вы мечтаете о спокойствии!” Вэнь-гун не послушался совета.

[109]

Цзян и Цзы-фань, сговорившись между собой, напоили [Чжун-эра] допьяна, положили на повозку и тронулись в путь.

Проснувшись, Чжун-эр схватил копье и, погнавшись за Цзы-фанем, закричал: “Если дело не удастся 33, я съем твое мясо и мне его не хватит” 34. Убегавший Цзы-фань ответил: “Если дело не удастся, я не знаю, где мне придется умереть и кто тогда будет бороться за мое мясо с шакалами и волками! 35. Если же мы победим и добьемся успеха, разве у вас не будет в Цзинь сколько угодно нежной и прекрасной еды, которую вы будете с удовольствием есть. Мое мясо дурно пахнет, будет ли тогда вам в нем нужда?!”

После этого [Чжун-эр] двинулся в путь через владение Вэй.

[110]

Вэнь-гун, правитель владения Вэй, которого беспокоили синцы и дисцы 36, не смог принять Чжун-эра с соблюдением правил поведения. В связи с этим Нин Чжуан-цзы 37 сказал [вэйскому] Вэнь-гуну: “Правила поведения — основа порядка во владении, соблюдение родственных отношений ведет к объединению народа 38, добро создает добродетель. Если во владении нет порядка, оно не может долго существовать, если народ не объединен, владение не может быть прочным, без добродетели правитель не может находиться на престоле. На эти три принципа правитель должен обращать пристальное внимание. Однако ныне вы отбрасываете [Чжун-эра], чего, по-видимому, нельзя делать.

Цзиньский княжич — достойный человек, к тому же владение Вэй находится в родственных отношениях с владением Цзинь 39. Если вы не примете его с соблюдением правил поведения, то покажете, что вы отбрасываете три добродетели 40. Поэтому я и говорю так; подумайте об этом, правитель!

Кан Шу — родственник Вэнь-вана, имя которого указывается на табличках четного ряда, а Тан Шу — родственник У-вана, имя которого указывается на табличках нечетного ряда, а ведь правящий дом Чжоу совершил великие подвиги при У-ване, поэтому Небо должно послать счастье потомку рода У-вана.

Если фамилия Цзи продолжает управлять царством Чжоу, значит Небо, чтобы она могла сохранять ниспосланные ей [166] богатства, непременно выдвинет представителя рода У-вана. Среди представителей рода У-вана фактически процветает лишь одно владение Цзинь, а среди потомков правящего дома Цзинь фактически обладает добродетелями лишь один этот княжич, тогда как другие, находящиеся в Цзинь, один за другим 41 идут по порочному пути. Небо ниспосылает счастье на обладающих добродетелями, поэтому приносить жертвы предкам во владении Цзинь несомненно будет княжич Чжун-эр. Когда Чжун-эр дернется во владение, станет совершенствовать свои добродетели и успокоит свой народ, он обязательно приобретет симпатии чжухоу и покарает тех, кто не соблюдал правила поведения. Если вы, правитель, не подумаете об этом заранее, владение Вэй окажется среди тех, кто будет наказан. Я, маленький человек, боюсь этого и не смею не сказать вам всего, что у меня на сердце”. Правитель владения Вэй не прислушался к совету.

[Чжyн-эp] выехал из владения Вэй через владение Цао.

[111]

Гун-тун, правитель владения Цао, также не принял Чжун-эра с соблюдением правил поведения. Услышав, что у Чжун-эра сросшиеся ребра, Гун-гун захотел посмотреть на них. Он остался в помещении Чжун-эра, узнал, когда тот будет купаться, и, повесив занавеску, стал за ней, чтобы посмотреть на него.

Жена Си-фу-цзи 42 сказала Фу-цзи: “На мой взгляд, цзиньский княжич — мудрый человек, а его спутники обладают способностями, позволяющими помогать ему в управлении владением. Поскольку все они помогают одному человеку, Чжун-эр непременно приобретет владение Цзинь. Приобретя владение Цзинь, он покарает тех, кто принимал его без соблюдения правил поведения, и первым, кого он накажет, будет владение Цао. Почему бы вам заранее не размежеваться с правителем?” Си-фу-цзи поднес Чжун-эру пищу, положив под нее яшму. Чжун-эр принял пищу, а яшму возвратил.

Фу-цэи сказал правителю владения Цао: “Находящийся у нас цзиньский княжич ни в чем не уступает вам, разве не следует -принять его с соблюдением правил поведения?” Правитель владения Цао ответил: “Бежавших сыновей чжухоу было много, и кто из них не проезжал через наше владение?! Никого из бежавших княжичей не принимали с соблюдением правил поведения, как же я могу поступить иначе по отношению к этому?”

Фу-цзи возразил: “Я слышал, что любовь к родственникам и прославление мудрых — основа управления; соблюдение правил поведения в отношении гостей и сострадание к находящимся в бедственном положении — главный принцип в правилах поведения; управление на основе правил поведения — основной закон владения. Нарушение основного закона лишает [167] Возможности занимать престол, что вам, правитель, известно, Для правителя владения нет родственников, его родственниками являются другие владения. Наш покойный правитель Шу-чжэн 43 происходит от Вэнь-вана, а Таи Шу, родоначальник правителей владения Цзинь, происходит от У-вана. Подвиги Вэнь-вана и У-вана, по существу, позволили сделать представителей фамилии Цзи чжухоу, поэтому потомки Вэнь-вана и У-вана из поколения в поколение не отказывались от своих родственников. Ныне вы отвергаете Чжун-эра, а это показывает, что вы не любите родственников. Когда цзиньский княжич бежал на семнадцатом году жизни, за ним последовали три человека 44, обладавшие способностями для занятия постов высших сановников,. поэтому Чжун-эра можно назвать мудрым. Вы же пренебрегаете им, а это показывает, что вы не прославляете мудрых.

Бегство цзиньского княжича поставило его в положение, которое не может не вызывать жалости, и если рассматривать его как гостя, то не принять его с соблюдением правил поведения нельзя. Нарушение указанных двух правил покажет, что вы принимаете гостей без соблюдения правил поведения и не проявляете сострадания к находящимся в бедственном положении, [Занимающий пост правителя] и владеющий богатством 45, дарованным Небом, должен действовать, руководствуясь справедливостью, если же он не действует сообразно с требованиями справедливости, то владению несомненно наносится ущерб. Яшма, полотно, вино и пища 46 подобны навозу. Жалеть навоз и нарушать из-за этого пять основных правил 47 — значит создавать угрозу для престола и наносить ущерб владению, что, однако, не смущает вас, хотя поступать так, по-видимому, нельзя. Подумайте об этом, правитель!”

Гун-гун не прислушался к совету.

[112]

Когда княжич Чжун-эр проезжал через владение Сун, он подружился с начальником военного приказа Гунсунь Гу 48. Гунсунь Гу сказал Сян-гуну 49: “Цзиньский княжич за время скитаний превратился из юноши во взрослого человека. Он без устали стремится к добру, относится к Ху Яню как к отцу, к Чжао Шуаю — как к наставнику и к Цзя То — как к старшему. Ху Янь, его дядя по матери, отличается добротой и дальновидностью, Чжао Шуай, младший брат колесничего Чжао Су, управлявшего боевой колесницей покойного правителя [Сянь-гуна], умеет красиво говорить, предан и нравственно чист, Цзя То, относящийся к роду правителя, обладает большими знаниями и отличается почтительностью.

Эти три человека на деле помогают Чжун-эру. Когда Чжун-эр бездействует, он ставит себя ниже их, а когда приступает к действиям, спрашивает у них совета, и так он поступает без устали с юности до зрелых лет, поэтому о нем можно сказать, [168] что он соблюдает правила поведения. Поскольку Чжун-эр сеет семена на почве правил поведения, он несомненно получит вознаграждение. Именно поэтому в “Гимнах дома Шан” говорится:

Тан спешил поставить себя ниже других,
Поэтому слава о его мудрости и почтительности
возрастала с каждым днем
50.

Ставить себя ниже других и называется соблюдением правил поведения. Подумайте об этом, правитель!”

Сян-гун послушал совета и подарил Чжун-эру двадцать четверок лошадей 51.

[113]

Когда княжич Чжун-эр проезжал через владение Чжэн, чжэнский правитель Вэнь-гун также не принял его с соблюдением правил поведения.

“Щу-чжань 52, увещевая Вэнь-гуна, сказал: “Я слышал, что на того, кто поддерживает близкие отношения с пользующимся покровительством Неба, использует наставления покойных правителей, соблюдает правила поведения в отношении старших я младших братьев и помогает находящимся в бедственном положении, Небо ниспосылает счастье. Ныне цзиньскому княжичу три раза выпадало счастье, а это означает, что Небо открывает ему дорогу.

Лица, относящиеся к одной и той же фамилии, не вступают между собой в брак, опасаясь, что это помешает потомству, но род Ху происходит от Тан Шу, а Ху-цзи, дочь [Ху] Бо-хана, родила Чжун-эра 53. Выросший Чжун-эр отличался блестящими талантами. Когда, спасаясь от беды, ему пришлось покинуть владение, он нашел себе пристанище, долго находился там в трудном положении, но не совершил ничего дурного. Это первое его счастье. Из девяти сыновей Сянь-гуна в живых остался только один Чжун-эр. Он переживал бедствия, связанные с бегством на чужбину, но и в самом владении Цзинь не было спокойствия 54. Это его второе счастье. Правители владения Цзинъ каждый день вызывали своими действиями недовольство, поэтому от них отвернулись как живущие во владении, так и находящиеся за его пределами. А Чжун-эр каждый день преуспевал в совершенствовании добродетелей, Ху Янь и Чжао Шуай разрабатывали для него планы на будущее. Это его третье счастье. А ведь в “Гимнах дома Чжоу” говорится:

Небо создало высокую гору,
Тай-ван возвеличил ее
55.

Иероглиф хуан означает, [что Тай-ван] возвеличил гору 56 а возвеличивание созданного Небом можно рассматривать как сохранение близких отношений с тем, что пользуется покровительством Неба. [169]

Цзинь и Чжэн — братские владения 57. Наш покойный правитель У-гун и цзиньский правитель Вэнь-хоу, объединив усилия и помыслы, сделались ближайшими помощниками дома Чжоу и помогали Пин-вану. Пин-ван выразил благодарность и оказал им милости, а кроме того, пожаловал письмо с предложением заключить договор о союзе, в котором говорилось: “Из поколения в поколение поддерживайте друг друга”. Если уж говорить о поддержании близких отношений с пользующимся покровительством Неба, то привлечение на свою сторону человека, которому три раза отпускалось счастье 58, можно назвать возвеличиванием Неба. Если говорить об использовании наставлений прежних правителей, то заслуги Вэнь-хоу и действия У-гуна можно назвать наставлениями прежних правителей. Если говорить о соблюдении правил поведения в отношении старших и младших братьев, то, исходя из родственных отношений между владениями Цзинь и Чжэн и оставленного ваном завещания, владения Цзинь и Чжэн можно назвать братскими. Если говорить о помощи находящимся в бедственном положении, то цзиньский княжич после бегства из владения, с юности: и до зрелых лет скитался по различным владениям чжухоу, из о нем можно сказать, что он находится в бедственном положении. Если вы не обратите внимания на четыре перечисленных соображения, навлечете беду, которую ниспошлет Небо; по-видимому, так поступать нельзя! Подумайте об этом, правитель!”

Вэнь-гун не прислушался к совету, и тогда Шу-чжань сказал: “Если вы не примете его с соблюдением правил поведения, прошу, убейте его. Как говорят пословицы, “Невзошедшие семена клейкого и обычного проса не дают колоса” 59 и “Если из семян клейкого проса вырастет не просо, просо не расплодится. Если из семян обычного проса вырастет не просо, просо не размножится” 60. Несомненно, всегда вырастает то, что посеешь, и уход за посевами — основа добродетели”.

Вэнь-гун не послушал совета, после чего княжич Чжун-эр выехал в Чу.

[114]

Чэн-ван, правитель владения Чу, принял Чжун-эра, соблюдая правила поведения, установленные домом Чжоу, девять раз подносил вино, а двор заставил множеством посуды для вина и пищи, по нескольку сот штук каждого вида.

Цзиньский княжич хотел отказаться от угощения, но Цзы-фань сказал: “Такова воля Неба, примите, правитель, угощение. Хотя вы и беглец, он угощает вас как правителя владения, хотя вы и занимаете с ним неравное положение, он принимает вас, соблюдая правила поведения, принятые для правителя. Кто, как не Небо, просветило его сердце!”

Когда угощение подошло к концу, правитель владения Чу спросил Чжун-эра: “Если вы сможете вернуться во владение [170] Цзинь, как отблагодарите меня?” Совершив двойной поклон, коснувшись лбом земли, Чжун-эр ответил: “Красивые женщины, яшма и полотно у вас имеются, перья птиц, хвосты буйволов, слоновая кость и кожа носорогов выделываются в ваших землях, а то, что есть во владении Цзинь — только малая часть ваших излишков. Чем же я смогу отблагодарить вас?”

Правитель Чу сказал: “Хотя это и так, мне, недостойному, все же хотелось бы услышать ответ”. Чжун-эр ответил: “Если благодаря вашей мудрости мне удастся вернуться во владение Цзинь, то когда между владениями Цзинь и Чу вспыхнет война, и войска их встретятся на Центральной равнине, я отойду от вас на расстояние трех переходов 61, если при этом не получу сообщения о приказе об отступлении чуских войск, возьму в левую руку плеть и лук, а справа повешу футляр для лука и колчан для стрел, чтобы мы могли преследовать друг друга на поле боя”.

Цзы-юй 62, занимавший должность линъиня, сказал [Чэн-вану]: “Прошу, убейте цзиньского княжича. Если не убить его и позволить вернуться в Цзинь, в будущем он, несомненно, станет внушать страх чуским войскам”. Правитель Чу ответил: “Нельзя [этого делать]! Страх может охватить чуские войска, если я не буду совершенствоваться в добродетелях, а убив его, как раз я лишусь добродетели. Если же Небо будет ниспосылать счастье на Чу, кто сможет запугать нас? Если Чу будет не за что ниспосылать счастье, разве в землях области Цзичжоу 63 не найдется [помимо Чжун-эра] мудрого правителя? К тому же цзиньский княжич умен и красноречив, оказавшись в трудном положении, он не лицемерит, ему служат три талантливых человека и все это показывает, что Небо посылает ему счастье. Кто может уничтожить того, кого возвышает Небо?!”

Цзы-юй ответил: “Правильно, но тогда прошу задержать [в качестве заложника] Ху Яня”. Правитель Чу возразил: “Нельзя [этого делать]. В “Песнях владения Цао” говорится:

Окружающие его лица
Проявят неблагодарность к его щедротам
64.

Вот как порицается ошибка правителя. Повторять же ошибку — значит усугублять ее. Подражание ошибкам нарушает правила поведения”.

В это время Хуай-гун бежал из Цинь и вернулся в Цзинь, в связи с чем правитель владения Цинь вызвал княжича Чжун-эра из Чу. Правитель Чу дал княжичу богатые подарки и проводил в Цинь 65.

[115]

Правитель владения Цинь дал Чжун-эру пять жен, в том числе Хуай-ин 66. Княжич [Чжун-эр] приказал подать рукомойник и полить воду на руки, а закончив мыть руки, встряхнул [171] ими, [обрызгав Хуай-ин]. Разгневанная Хуай-ин воскликнула “Владения Цинь и Цзинь занимают равное положение, почему же вы так унижаете меня!” Напуганный княжич [Чжун-эр] снял верхнюю одежду и, словно преступник, стал ждать, что ему прикажут дальше.

В связи с этим правитель владения Цинь, встретившись с княжичем [Чжун-эром], сказал: “Среди детей от моей законной жены наиболее талантлива Хуай-ин. Когда Цзы-юй находился здесь, она была его женой. Сейчас я хочу, чтобы вы вступили с ней в брак, но опасаясь, что вас испугает ее дурная репутация, [дал ее вам в числе пяти жен]; других причин моего поступка нет. Я не посмел послать вам Хуай-ин с соблюдением правил поведения, так как люблю ее. В позоре, который вам пришлось пережить 67, моя вина. Все зависит от вашего решения”.

Княжич [Чжун-эр] хотел отказаться от Хуай-ин 68, но начальник общественных работ Цзи-цзы 69 сказал: “Братьями считаются лица [от одного отца, обладающие одинаковыми добродетелями и] носящие одинаковую фамилию 70. Так, у императора Хуан-ди было двадцать пять сыновей, из которых только два [обладали одинаковыми добродетелями и] носили одинаковую фамилию, а именно Цин-ян 71 и И-гу 72 по фамилии Цзи. Цин-ян был племянником правителя владения Фанлэй, а И-гу — племянником правителя владения Тунъюй. Остальные сыновья: Хуан-ди, родившиеся от четырех матерей 73 и имевшие различные фамилии, делились на двенадцать фамилий. Всего сыновья Хуан-ди составили двадцать пять ветвей, из которых только четырнадцать 74 получили фамилии, которых было двенадцать, а именно: Цзи, Ю, Ци, Цзи, Тэн, Чжэнь, Жэнь, Сюнь, Си, Цзи, Сюань, И. Лишь Сюань-сяо 75 и Цанлинь 76 обладали добродетелями, равными добродетелям Хуан-ди, а поэтому оба носили фамилию Цзи. Вот как трудно [братьям и сыновьям] обладать одинаковыми добродетелями.

[Имеются и примеры неодинаковых добродетелей братьев]. В прошлом правитель владения Шаодянь 77 взял в жены дочь правителя владения Юцзяо, которая родила Хуан-ди и Янь-ди. Хуан-ди возвысился на берегах реки Цзишуй, а Янь-ди — на берегах реки Цзяншуй. Возвысившись, они обладали различными добродетелями, поэтому Хуан-ди принял фамилию Цзи, а Янь-ди — фамилию Цзян. Оба императора во главе войск притесняли 78 друг друга, ибо они обладали разными добродетелями 79. Таким образом, при разных фамилиях — разные добродетели, при разных добродетелях — разные роды, и хотя разные роды находятся в близких родственных отношениях, принадлежащие к ним мужчины и женщины могут вступать между собой в браки, чтобы увеличивать численность народа. При одинаковых фамилиях — одинаковые добродетели, при одинаковых добродетелях — одинаковые мысли, при одинаковых мыслях — одинаковые стремления, и хотя при одинаковых стремлениях могут [172] быть далекие родственные отношения, мужчины и женщины не могут вступать между собой в брак из опасения осквернить род 80.

Осквернение рода вызывает недовольство, недовольство и смуты вызывают бедствия, бедствия приводят к уничтожению фамилии. Поэтому при выборе жены, опасаясь смут и бедствий, избегают брать женщину из той же фамилии. Поэтому обладающие разными добродетелями соединяют фамилии [путем брака], а обладающие одинаковыми добродетелями сближаются на основе справедливости. Сближение на основе справедливости приносит выгоду, а выгода ведет к обогащению фамилии, поэтому фамилия и выгода взаимно дополняют друг друга, созданная фамилия не распадается, а может прочно существовать и сохранять принадлежащие ей земли и дома. Ныне для вас Цзы-юй — не более как прохожий на дороге, и если вы, чтобы помочь великому делу 81, возьмете ту, которую он бросил, это ли не будет правильным!”

Княжич {Чжун-эр] спросил Цзы-фаня: “Как вы относитесь [к его словам]?” Цзы-фань ответил: “Если вы хотите отобрать [у Цзы-юя] владение, чего вам беспокоиться о жене! Выполняйте приказ правителя владения Цинь”. Чжун-эр спросил Цзы-юя 82: “Как вы относитесь [к его словам]?” Цзы-юй ответил: “В записях о правилах поведения говорится: “Когда хотите обратиться с просьбой к другим, непременно сначала сами дайте им что-нибудь, когда хотите, чтобы вас любили другие, непременно сначала сами полюбите людей, когда хотите, чтобы люди подчинялись вам, непременно сначала сами подчинитесь другим”. Значит, не оказывать милости другим и в то же время требовать у них нужное вам — преступление. Женитесь ныне вторично 83, чтобы выполнить приказ правителя владения Цинь, примите ту, которую он любит, чтобы выразить ему свою любовь, прислушайтесь и последуйте его распоряжению, чтобы выразить благодарность за оказанную милость. Меня страшит, что вы считаете, что этого нельзя делать, к чему колебаться!”

После этого Чжун-эр возвратил Хуай-ин правителю владения Цинь, послал подарки для помолвки и встретил Хуай-ин как жену.

[116]

Однажды правитель владения Цинь собирался дать обед в честь княжича [Чжун-эра], в связи с чем Чжун-эр велел Цзы-фаню сопровождать его. Цзы-фань сказал: “Я не так красноречив, как Чжао Шуай, прошу приказать сопровождать вас Чжао Шуаю”. [Чжун-эр] приказал Цзы-юю 84 сопровождать его.

Правитель владения Цинь угощал княжича [Чжун-эра], соблюдая правила поведения, принятые при угощении правителя владения, а Цзы-юй, сопровождавший Чжун-эра, действовал согласно правилам, положенным для гостя. [173]

По окончании обеда, правитель владения Цинь сказал своим дафу: “Соблюдать правила поведения не в полном объеме — позорно 85, превосходство внешнего вида над внутренними чувствами — позорно 86, красивые слова при отсутствии реального содержания — позорны; оказание милостей без учета своих сил — позорно, оказание милостей без достижения успеха в задуманном деле — позорно. Если не закрыть двери, ведущие к позору, нельзя управлять владением. Без соблюдения этих правил в случае войны не добиться успеха. Относитесь к ним с уважением!”

На следующий день состоялся пир, на котором правитель владения Цинь продекламировал оду Цай-шу 87, после чего Цзы-юй предложил княжичу спуститься с возвышения и совершить {в знак благодарности] поклон. Правитель владения Цинь также спустился с возвышения и стал отказываться принять поклон. Цзы-юй сказал: “Вы, правитель, приказали Чжун-эру надеть одежды, которые жалует Сын Неба, разве он смеет оставаться спокойным, разве смеет не спуститься с возвышения и не совершить поклона!”

Обменявшись поклонами, [правитель владения Цинь и Чжун-эр] снова поднялись на возвышение. Цзы-юй предложил княжичу продекламировать оду Цзи-мяо 88. После этого Цзы-юй сказал: “Чжун-эр смотрит на вас, правитель, с надеждой, точно так же, как ростки проса ожидают с надеждой затяжного дождя. Если вы действительно окажете ему покровительство и осыпете милостями, он превратится в прекрасный колос; приносить жертвы в храме предков он сможет только благодаря вашим усилиям. Если вы засияете славой покойного правителя 89, выступите в поход на восток, переправитесь через Хуанхэ и, приведя в порядок войска, снова восстановите могущество дома Чжоу 90, вы совершите то, на что надеется Чжун-эр. Когда [по вашей милости] Чжун-эр получит возможность совершенствовать свои добродетели и вернется в Цзинь для принесения жертв предкам, что позволит ему управлять народом владения Цзинь и охранять пожалованное владение, разве не будет он искренне следовать за вами?! Вы сможете использовать Чжун-эра так, как вам хочется, и кто из чжухоу в четырех сторонах света не испугается тогда вас и не будет повиноваться вашим приказам?!” 91 Правитель владения Цинь со вздохом заметил: “Все это ожидает княжича 92 и не зависит от меня одного”.

Правитель владения Цинь продекламировал оду Цзю-фэй 93, а княжич — оду Мянь-шуй 94. Затем, когда правитель владения Цинь продекламировал оду Лю юэ 95, Цзы-юй предложил княжичу спуститься с возвышения и совершить [в знак благодарности] поклон. Правитель владения Цинь также спустился с возвышения и стал отказываться принять поклон. Цзы-юй сказал: “Вы, правитель, поставили Чжун-эра правителем, руководствуясь желанием помочь Сыну Неба и поддержать [174] его царство, разве Чжун-эр смеет проявлять нерадивость, разве он смеет не слушаться приказов добродетельного правителя?”

[117]

Княжич [Чжун-эр], гадая по тысячелистнику, сказал: “Мое самое большое желание — приобрести владение Цзинь”. Выпали гексаграммы Тунь и Юй. Количество прерывистых черт в нижней части гексаграммы Тунь и верхней части гексаграммы Юй равнялось восьми 96. Объясняя значение гексаграмм, все гадатели по тысячелистнику сказали: “Удачи не будет. Путь закрыт, черты не могут прийти в движение 97, а значит, прерывистые черты говорят, что лучше не предпринимать никаких действий”.

Начальник общественных работ Цзи-цзы возразил: “Будет удача. Эти гексаграммы по чжоуской “Книге перемен” говорят о благоприятном моменте для возведения правителя на престол 98. [Если считать, что Чжун-эр] не приобретет владения Цзинь, чтобы помогать дому вана, разве [гексаграммы сказали бы, что] можно возвести на престол правителя? Я приказал гадателям по тысячелистнику погадать на слова: “Мое самое большое желание — приобрести владение Цзинь”, и гадатели доложили: “Наступил благоприятный момент для возведения на престол правителя”, — поэтому необходимо стремиться к приобретению владения. Какой ответ может быть более благоприятным, чем этот?!

Гексаграмма Чжэнь символизирует повозку 99, гексаграмма Кань — воду 100, гексаграмма Кунь — землю 101, гексаграмма Тунь — обилие, гексаграмма Юй — радость. Повозка, [которую символизирует гексаграмма Чжэнь], входит в верхнюю и нижнюю части гексаграмм Тунь и Юй 102 и управляется в [обеих гексаграммах] послушанием 103. Кроме того, родники помогают земле, земля становится обильной и все радуются плодам, которые она приносит 104. О чем это говорит, как не о приобретении владения Цзинь?

[Образующие гексаграмму Тунь] гексаграмма Чжэнь символизирует гром и повозку, а гексаграмма Кань — труд 105, воду и множество 106. Главная часть гексаграммы 107 символизирует гром и повозку, а верхняя часть — воду и множество. Повозка издает звуки, напоминющие удары грома 108, что символизирует воинские доблести, а множество [народа], изъявляющее послушание 109, символизирует доблести гражданские. Наличие гражданских и воинских доблестей приводит к наивысшему изобилию, поэтому гексаграмма и называется Тунь 110. Объяснение к гексаграмме Тунь говорит: “Совершенство, преуспеяние, выгода, чистота. Бесполезно [заниматься мелкими делами], есть место, куда отправиться. Благоприятно для возведения на престол правителя”.

[Смысл этого объяснения]: в главную часть гексаграммы [175] Тунь входит гексаграмма Чжэнь, символизирующая гром, т. е. правителя, поэтому в объяснении к ней сказано: “Совершенство” 111. Когда множество [народа] послушно, это прекрасно, поэтому и говорится о преуспеянии. В нижнюю часть гексаграммы Тунь входит гексаграмма Чжэнь, символизирующая гром, поэтому и сказано: “Выгода и чистота” 112. Повозка находится наверху, вода внизу, поэтому Чжун-эр обязательно станет гегемоном среди чжухоу 113. В малых делах не будет успеха из-за препятствий на пути 114, поэтому в объяснении и говорится: “Бесполезно [заниматься мелкими делами], есть место, куда отправиться”. Это значит, что если один человек 115 выступит, множество [народа] изъявит ему послушание, и он докажет свою военную мощь, поэтому в объяснении и говорится: “Благоприятно для возведения на престол правителя”.

[Теперь о гексаграмме Юй. Входящая в нее] гексаграмма Кунь символизирует мать 116, а гексаграмма Чжэнь — старшего сына 117. Мать стара, сын силен, поэтому гексаграмма названа Юй 118. Объяснение к ней: “Благоприятно для возведения на престол правителя и выступления в поход”. Говорит о радости во время пребывания на месте и силе во время походов 119. Таким образом, обе гексаграммы говорят о приобретении владения”.

[118]

В десятой луне Хуэй-гун умер, а в двенадцатой луне правитель владения Цинь вернул княжича [Чжун-эра] во владение Цзинь 120.

Когда Чжун-эр прибыл на берега Хуанхэ, Цзы-фань возвратил ему используемую для жертвоприношений яшму и сказал: “Я, следуя за вашей повозкой, объехал всю Поднебесную и возбудил в вас за это время большое недовольство. Даже мне известно об этом, так что же говорить о вас! Мне невыносима мысль о смерти, прошу разрешения бежать отсюда”. Чжун-эр ответил: “То, в чем у нас нет единодушия с вами, мой дядя, для меня ясно, как ясны воды реки”, и утопил яшму в Хуанхэ, чтобы показать искренность своих намерений 121.

На берегах реки Хуанхэ Чжун-эра встречал Дун Инь 122. Чжун-эр спросил у него: “Добьюсь ли я успеха?” Дун Инь ответил: “Юпитер, находящийся сейчас в звездном скоплении Далян 123, заканчивает кругооборот по небу и в первый год [вашего правления] перейдет в созвездие Шичэнь 124. Поскольку в звездном скоплении Шичэнь живет цзинец, оно покровительствует возвышению дома Цзинь. Ныне как раз настало время для вашего возвышения, поэтому вы несомненно добьетесь успеха.

Когда вы выехали из владения 125, Юпитер находился в звездном скоплении Дахо, которое принадлежит Янь-бо и называется также Дачэнь. Скопление Дачэнь предвещает добро 126, за ним наблюдал Хоу-цзи 127, и когда Тан Шу жаловалось владение, [Юпитер находился в этом скоплении]. Музыканты и великий [176] астролог записали: “Потомки прародителя [Тан-шу] унаследуют и продолжат его род, их будет так много, как много родится зерен проса”. Вы непременно приобретете владение Цзинь.

Я гадал на вас по тысячелистнику, причем выпало восемь прерывистых черт гексаграммы Тай 128. [Объяснение к гексаграмме] говорит: “Небо и Земля сочетаются друг с другом и сулят процветание. Малый уходит, великий приходит” 129. Ныне это время настало. Разве может быть какая-нибудь неудача! К тому же вы выехали из владения, когда Юпитер находился в звездном скоплении Дачэнь, а возвращаетесь, когда Юпитер находится в созвездии Орион, что является благоприятным предзнаменованием для владения Цзинь и согласуется с великим законом движения небесных тел по небу. [Это показывает, что] если вы переправитесь через Хуанхэ — добьетесь успеха, непременно станете гегемоном среди чжухоу, а ваши дети и внуки будут пользоваться благами от этого. Не бойтесь, господин!”

Чжун-эр переправился через Хуанхэ и вызвал начальников городов Линху 130, Цзюшуай 131 и Санцюань 132, которые все сдались. Это испугало цзиньцев, и Хуай-гун бежал в Гаолян. [Дафу] Люй Шэн и Цзи Жуй выступили во главе войск [против Чжун-эра] и в день цзя-у расположились в Лулю 133. Правитель владения Цинь послал своего сына Си к цзиньским войскам [сообщить о желании возвести Чжун-эра на престол], после чего цзиньские войска отступили и расположились лагерем в Сюнь 134. В день синь-чоу Ху Янь вместе с циньскими и цзиньскими дафу заключили договор о дружбе в Сюнь. В день жэнь-инь Чжун-эр прибыл к цзиньским войскам. В день цзя-чэнь правитель владения Цинь возвратился обратно. В день бин-у Чжун-эр въехал в Цюйво. В день дин-вэй Чжун-эр въехал в Цзян, где вступил на престол в храме в честь У-гуна 135. В день у-шэнь он убил Хуай-гуна в Гаоляне.

[119]

Некогда Сянь-гун приказал евнуху Бо-ти напасть на Вэнь-гуна, находившегося в городе Пучэн. Вэнь-гун перелез через стену [и бежал], но Бо-ти отрубил ему часть рукава. После того как Вэнь-гун вернулся, Бо-ти добивался встречи, но Вэнь-гун отказался принять его, сказав: “Когда Ли-цзи клеветала на меня, ты стрелял в меня из лука за стеной, закрывающей вход в ворота, затем ты поставил меня в затруднительное положение в городе Пучэн и отрубил часть моего рукава, потом, выполняя приказ Хуэй-гуна, следовал за мной на берегах реки Вэй 136, и хотя тебе было приказано прибыть на берега реки Вэй в течение трех дней, ты прибыл, лишь однажды заночевав в пути. Ты не выполнил два приказа 137, ища случай убить меня, а я из-за тебя, Бо-чу 138, несколько раз оказывался в затруднительном положении. Вот какая старая между нами вражда! Уйди, подумай об этом и приходи встретиться со мной в другой день!” [177]

Бо-ти возразил: “Я считал, что вы знаете, как должен поступать правитель, и [только] поэтому смогли вернуться во владение. Однако похоже, что вы этого не знаете, — и как бы вам не пришлось снова бежать. Того, кто служит правителю без двоедушия, называют слугой, а того, кто неизменно любит доброе и ненавидит злое, называют правителем. Правитель должен быть правителем, а слуга должен быть слугой, и это называют мудрым наставлением. Следующий до конца этому мудрому наставлению может быть главой народа. Во времена двух правителей 139 вы считались то жителем Пучэна, то дисцем — какое это имеет ко мне отношение 140? Чтобы уничтожить вас, вызывавшего ненависть правителей, я делал лишь то, что позволяли мои силы, и как мог проявлять какое-либо двоедушие? Ныне вы вступили на престол, но разве не может снова появиться какой-нибудь житель Пучэна или дисец? 141

И-инь изгнал Тай-цзя, но в конце концов тот стал мудрым ваном 142. Гуань Чжун, как разбойник, напал на Хуань-гуна, но в конце концов последний [благодаря его советам] стал гегемоном среди чжухоу 143. В битве при Ганьши [выпущенная Гуань Чжуном] стрела, называемая шэньсунь, попала в пряжку на поясе Хуань-гуна, и хотя пряжка ближе к телу, чем рукав, это не вызвало нареканий Хуань-гуна, а выпустивший стрелу до конца своих дней оставался помощником правителя и создал Хуань-гуну прекрасное имя. Так почему же ныне ваши добродетели не распространяются достаточно широко? Разве вы сможете долго продержаться на престоле, если будете ненавидеть тех, кого следует любить? Вы поистине не в состоянии следовать мудрому наставлению и отвергаете правило, которое должен соблюдать глава народа. Я человек, уже подвергшийся наказанию 144 и что за беда, если вы не примете меня! Но разве вы сами не будете раскаиваться из-за того, что отказались встретиться со мной?!”

В это время Люй Шэн и Цзи Жуй, опасаясь притеснений 145, уже раскаивались в том, что возвели Вэнь-гуна на престол и задумали поднять мятеж, решив в день цзи-чоу поджечь дворец Вэнь-гуна, а когда тот выйдет тушить пожар, убить его, Бо-чу знал об этом, а поэтому и добивался встречи с Вэнь-гуном.

Напуганный Вэнь-гун 146 поспешил выйти к Бо-чу и сказал: “Разве все обстоит не так, как вы говорите? У меня на сердце [старая] обида, прошу, рассейте ее”. Бо-чу рассказал Вэнь-гуну о заговоре Люя и Ци 147.

Вэнь-гун испугался, сел на самых быстрых лошадей, выехал из столицы и тайно прибыл в город Ванчэн, где встретился с правителем владения Цинь, которому рассказал о причинах мятежа. В день цзи-чоу во дворце Вэнь-гуна был устроен пожар. Оба дафу, не найдя Вэнь-гуна, отправились на берега реки Хуанхэ, где правитель владения Цинь заманил их к себе и убил 148. [178]

[120]

Во время бегства Вэнь-гуна его слуга Тоу-сюй остался хранить запасы в кладовых и не последовал за ним 149. Когда Вэнь-гун вернулся, Тоу-сюй стал добиваться встречи с ним, во Вэнь-гун отказался принять его под предлогом мытья головы.

Обратившись к докладчику, Тоу-сюй сказал: “Когда моют голову, сердце переворачивается, а когда переворачивается сердце, меняются и замыслы 150, поэтому, естественно, что я не могу встретиться с правителем. Сопровождали правителя слуги, следившие за уздечками и поводьями для лошадей, а оставшиеся охраняли жертвенник для жертвоприношения духам земли и злаков 151, так почему же считать виновными тех, кто остался?! Если правитель владения будет враждебно относиться к простым людям, многие станут его бояться” 152.

Докладчик передал эти слова Вэнь-гуну, и Вэнь-гун поспешил принять Тоу-сюя.

[121]

Весной в первый год правления (637 г. до н. э.) Вэнь-гун с женой Ин вернулся [в столицу владения] из города Ванчэн. Правитель владения Цинь дал ему три тысячи воинов для охраны, фактически это были слуги [Вэнь-гуна], предназначенные для укрепления законов во владении.

Вэнь-гун собрал чиновников, распределил служебные обязанности, назначил на должности имеющих заслуги, ликвидировал [старые] долги 153, сократил поборы, проявил милость, отменив запрещение пользоваться дарами гор и водоемов, одарил одиноких, оказал помощь нуждающимся, выдвинул чиновников, задержавшихся с продвижением по службе, помог бедствующим, снабдил ничего не имеющих.

Затем он облегчил пошлины, взимаемые на заставах, и выровнял дороги, создав удобства для торговли и благоприятные условия для крестьян 154, стал поощрять земледелие и убеждать каждого заниматься своим делом, сократил расходы и создал достаточное количество запасов [на случай бедствия], сделал более эффективными употребляемые орудия и разъяснил добродетели, чтобы облагородить характер народа.

Далее он выдвинул добрых и использовал на службе способных, назначил чиновников для управления делами, выправил названия [должностей], озаботился воспитанием добрых, выявил старые роды, с любовью отнесся к родственникам, прославил мудрых и хороших, уважил знатных сановников, наградил заслуженных, почтил престарелых, соблюдал правила поведения в отношении гостей, дружелюбно относился к старым друзьям. В результате представители фамилий Сюй, Цзи, Ху, Цзи, Луань, Ци, Бо, Сянь, Яншэ Дун и Хань фактически стали ведать чиновниками при дворе. Способные представители [179] фамилии Цзи стали ведать чиновниками во внутреннем дворце. Умелые представители фамилий, не относящиеся к фамилии Вэнь-гуна, стали ведать чиновниками вне столицы.

Сам Вэнь-гун кормился за счет подношений, дафу кормились за счет городов, отданных им на кормление, ши кормились за счет собственного труда, ремесленники и торговцы а кормились за счет казны, низшие служители кормились за счет службы, слуги дафу кормились за счет дополнительных полей.

В результате управление стало справедливым, народ успокоился, а недостаток в средствах исчез.

[122]

Зимой [в первый год правления Вэнь-гуна] чжоуский Сян-ван, спасаясь от смуты, поднятой Чжао-шу 155, поселился в Фань 156 во владении Чжэн, откуда прислал [к Вэнь-гуну] посла сообщить о смуте, а также отправил с таким же сообщением посла во владение Цинь.

Цзы-фань сказал [Вэнь-гуну]: “Народ питает к вам родственные чувства, но не знает долга. Почему бы вам не вернуть Сян-вана на престол, чтобы научить народ долгу 157. Если вы не вернете Сян-вана на престол, его вернет владение Цинь, тогда мы лишимся [доверия] дома Чжоу и сможем ли добиться положения гегемона среди чжухоу? Как будут люди опираться на вас, если вы сами не станете совершенствовать себя и к тому же будете не в состоянии уважать других! Продолжение дел Вэнь-хоу 158, упрочение заслуг У-гуна 159, расширение территории владения и умиротворение его границ зависят от этого вашего. шага. Приложите усилия!”

Обрадованный Вэнь-гун отправил подарки цаочжунским 160 жунам и литунским 161 дисцам, чтобы они показали ему дорогу на восток.

[123]

Весной на втором году правления (636 г. до н. э.) Вэнь-гун во главе двух армий выступил на восток и подошел к Янфаню 162. В городе Вэнь правая армия захватила Чжао-шу, который был затем убит в Сичэне 163, а левая армия встретила Сян-вана, находившегося во владении Чжэн. Затем Сян-ван прибыл в Чэнчжоу и был утвержден на престоле в Цзя.

Сян-ван устроил [в честь Вэнь-гуна] угощение, на котором подавалось слабое вино, и приказал пожаловать ему жертвенное мясо, шелк и полотно. Вэнь-гун просил предоставить право вносить гроб в могилу по тоннелю 164, но Сян-ван не согласился, сказав: “Это отличительный знак вана. [В Поднебесной] не может быть двух ванов, иначе невозможно управлять”, — после чего пожаловал Вэнь-гуну, находящиеся в районе Наньян 165 [180] земли городов Янфань, Вэнь, Юань, Чжоу, Син, Чи 166, Цзу 167 и Цзаньмао 168.

Янфаньцы отказались подчиняться [Вэнь-гуну], и тогда Вэнь-гун окружил город, желая уничтожить его жителей. Цан Гэ 169 крикнул (со стен города]: “Ваш правитель помог вану, лишившемуся престола, и, действуя так, следовал правилам поведения. Жители Янфаня еще не привыкли к его добродетелям, поэтому не смеют подчиняться его приказам. А ваш правитель хочет уничтожить жителей, но разве не нарушит этим правила поведения?! Среди янфаньцев действуют законы, унаследованные от домов Ся и Шан, в городе есть войска дома Чжоу, городом управляют чиновники, ведущие происхождение от Фаньчжуна 170. Те, кто не принадлежит к чиновникам, являются отцами, старшими братьями, племянниками и дядьями дома вана. Если ваш правитель, утвердив дом вана, хочет одновременно истребить его свойственников, на кого опереться народу?! Об этом я и посмел сказать вам, [военным] чиновникам. Пусть ваш правитель подумает об этом!”

Вэнь-гун воскликнул: “Это речь благородного человека”, — после чего дал свободу жителям города Янфань.

[124]

Вэнь-гун напал на город Юань 171, приказав воинам взять продовольствие на три дня. Прошло три дня, город Юань не сдался, и тогда Вэнь-гун приказал отвести войска. Явившиеся из города разведчики сообщили: “Город Юань продержится не более одного-двух дней”. Военные чиновники доложили об этом, но Вэнь-гун, сказав: “Хотя я и займу город Юань, но потеряю доверие [своих войск], как же буду тогда распоряжаться людьми? С помощью доверия защищают народ, его нельзя терять!”, отвел войска.

Когда войска достигли Мэнмыня 172, город Юань обратился c просьбой принять сдачу.

[125]

Через четыре года после вступления Вэнь-гуна на престол чуский правитель Чэн-ван напал на владение Сун 173. [Со своей стороны], Вэнь-гун во главе владений Ци и Цинь напал на владения Цао и Вэй, чтобы спасти владение Сун.

[Ранее] сунцы послали Мыньинь Баня 174 доложить владению Цзинь о создавшемся критическом положении, и Вэнь-гун сказал, обращаясь к дафу: “Сунцы сообщили о создавшемся критическом положении. Если мы отвергнем их, владение Сун порвет с нами отношения, если попросим за них владение Чу, оно ответит на нашу просьбу отказом. Сам я хочу напасть на Чу, но владение Ци и Цинь не хотят этого. Что же делать?” [181]

Сянь Чжэнь 175 предложил: “Лучше всего вызвать в Ци и Цинь ненависть к Чу”. Вэнь-гун спросил: “Возможно ли это?” Сянь Чжэнь ответил: “Пусть владение Сун оставит нас в покое, но подкупит владения Ци и Цинь, чтобы они обратились к Чу [с просьбой прекратить военные действия]. А мы разделим земли владений Цао и Вэй и пожалуем их сунцам. В результате Чу, которое с любовью относится к владениям Цао и Вэй, никогда не согласится на просьбу владений Ци и Цинь. Тогда Ци и Цинь, не добившись просимого, несомненно воспылают враждой к Чу, после чего вы сможете использовать оба владения, ибо у них пропадет желание не нападать на Чу”. Вэнь-гун обрадовался и пожаловал сунцам земли владений Цао и Вэй.

Главный помощник чуского правителя Цзы-юй отправил к Вэнь-гуну послом Вань Чуня 176 передать следующее: “Прошу возвратить на престол правителя владения Вэй и пожаловать земли правителю владения Цао 177, тогда я сниму осаду со столицы владения Сун”.

Разгневанный Цзю-фань воскликнул: “Цзы-юй не знает правил поведения! Наш правитель добивается только одного 178, а он, будучи слугой, добивается разом двух вещей 179. Необходимо напасть на него!”

Сянь Чжэнь возразил: “Соглашайтесь на эту просьбу. Если мы не согласимся вернуть правителей владений Цао и Вэй на престол, это будет означать несогласие снять осаду столицы владения Сун. [А владение Чу], приобретя войска владения Сун, разве не усилится еще более! 180. Таким образом, одно слово владения Чу позволит оказать три милости 181, а одно наше слово вызовет недовольство трех владений 182; вызвав такое могучее недовольство, трудно нападать на других. Лучше тайно обещать правителям владений Цао и Вэй вернуть их на престол, дабы отдалить их от Чу и задержать Вань Чуня, чтобы вызвать гнев Чу, а затем, когда начнется война, подумать, что делать дальше”.

Обрадованный Вэнь-гун посадил Вань Чуня под стражу во владении Вэй 183, а Цзы-юй, сняв осаду со столицы владения Сун, стал преследовать цзиньские войска. Когда чуские войска построились к бою, цзиньские войска отступили на один перевод. Цзиньские военные чиновники обратились за разъяснениями, сказав: “Наш правитель уклоняется от боя со слугой правителя владения Чу, а это позорно. К тому же чуские войска устали, они непременно потерпят поражение, зачем отступать?”

Цзы-фань ответил: “Разве вы забыли, что произошло в Чу? 184 Как слышал я, Янь, на войне, кто прав, тот и силен, а кто не прав, тот и устал. Мы, не отплатив за милости владению Чу, оказываем помощь владению Сун и в этом мы не правы, а владение Чу право. Все чуские воины охвачены гневом и о них нельзя сказать, что они устали. Если же наш правитель уклонится от боя со слугой правителя владения Чу, а последний не [182] отойдет, вина ляжет на него”. После этого цзиньские войска отошли от чуских войск на три перехода.

Чуские воины хотели остановиться, но Цзы-юй не согласился с этим [и стал преследовать цзиньские войска]. Когда он дошел до Чэнпу, там произошло сражение, в котором чуские войска потерпели сильное поражение.

Благородные мужи стали говорить [о СяньЧжэне и Цзы-фане]: “Они умело убеждали правителя, основываясь на добродетели”.

[126]

Вэнь-гун, наказав того, кто подсматривал за ним 185, напал [на обратном пути] на владение Чжэн 186 и уже разрушил ограждение на стене главного города. Чжэнцы поднесли знаменитые драгоценности и просили о заключении мира, но Вэнь-гун ответил отказом, заявив: “Выдайте Чжаня 187, тогда поверну войска”.

Чжань просил разрешения отправиться [к Вэнь-гуну], но правитель владения Чжэн не согласился. Чжань, настаивая на своей просьбе, сказал: “Если ценой жизни одного слуги можно добиться помилования для народа и упрочить жертвенник для жертвоприношений духам земли и злаков, вам не к чему меня жалеть”, Чжэнцы отдали Чжаня владению Цзинь, и цзиньцы хотели сварить его живым.

Чжань сказал: “Я хочу получить возможность высказать перед смертью все, что думаю, и это мое самое большое желание”. Вэнь-гун согласился с этой просьбой. Чжань сказал: “Небо ниспослало на Чжэн бедствия, заставило его правителя тайком подсматривать за вами, он пренебрег правилами поведения и нарушил родственные отношения. Я говорил: “Этого нельзя делать. Цзиньский княжич мудр, окружающие его лица обладают талантами, позволяющими занять посты сановников, и если он вернется в свое владение и осуществит свои желания в отношении чжухоу 188, то не простит того, кто совершил преступление”. Теперь бедствия обрушились на Чжэн. Мое почтительное отношение к мудрому и [своевременно] принятые против грозящих бедствий меры — свидетельство ума, а желание ценой жизни отвести от владения наказание — свидетельство преданности”. После этого Чжань подошел [к треножнику], чтобы его сварили, и, взявшись за ушки [котла], воскликнул: “Отныне и впредь всех, кто отличается умом и преданно служит правителю, ожидает такая же судьба, как и меня, Чжаня!” 189

Вэнь-гун приказал не убивать Чжаня, оказал ему великие почести и отослал обратно. Чжэнцы назначили Чжань-бо 190 военачальником 190а.

[127]

Когда во владении Цзинь случился голод, Вэнь-гун спросил у Цзи Чжэна 191: “Как спастись от голода?” Цзи Чжэн ответил: “Доверием”. Вэнь-гун спросил: “Как это понимать?” Цзи Чжэн [183] ответил: “Необходимо, чтобы народ доверял сердцу правителя 192, доверял чиновникам, занимающим различные должности, доверял приказам, доверял тому, что ему позволят заниматься своими делами” 193.

Вэнь-гун спросил: “Пусть это и так, но каким образом [доверие поможет борьбе с голодом]?” Цзи Чжэн ответил: “Когда доверяют сердцу правителя, добрые и злые не переходят установленных границ, когда доверяют чиновникам, занимающим различные должности, высшие и низшие не нарушают долга, когда доверяют приказам, все трудятся в установленные сроки и не бывает напрасного труда, когда доверяют тому, что будет позволено заниматься своими делами, народ трудится, не нарушая порядка работ. Поэтому, когда народ знает сердце правителя, переживая нищету, он не испытывает страха 194, отдает имеющиеся запасы легко, словно получает их сам, и о каких недостатках тогда может идти речь?!”

Вэнь-гун поставил Цзи Чжэна управлять городом Цзи 195, а во время весенней охоты в Цинюане 196 назначил помощником командующего новой верхней армией.

[128]

Вэнь-гун спросил у Чжао Шуая, кого назначить главнокомандующим 197. Чжао Шуай ответил: “Можно назначить Ци Ху 198. Он в продолжение пятидесяти лет весьма упорно занимался учением, а ведь законы, оставленные прежними ванами, — кладовые добродетели и долга. Добродетель и долг — основа жизни народа, а тот, кто может упорно заниматься изучением добродетели и долга, не забудет о народе. Прошу назначить Ци Ху”. Вэнь-гун последовал предложенному совету.

Вэнь-гун хотел назначить Чжао Шуая сановником, но тот отказался, сказав: “Луань Чжи 199 отличается нравственной чистотой и осмотрительностью, Сянь Чжэнь искусен в разработке остроумных планов, Сюйчэнь о многом наслышан. Каждый из них может стать вашим помощником, а я не могу сравниться с ними”. После этого Вэнь-гун поставил Луань Чжи командовать нижней армией, а Сянь Чжэня назначил его помощником. Поскольку город Улу был занят благодаря плану, разработанному Сянь Чжэнем 200 после смерти Ци Ху, Вэнь-гун назначил на его место Сянь Чжэня, а Сюйчэня поставил помощником командующего нижней армией.

Вэнь-гун хотел назначить Юань-цзи 201 сановником, но тот отказался, сказав: “Благодаря Ху Яню вы совершили три добродетельных поступка 202 и в том, что [ныне] управляете народом с помощью добродетели, — огромная его заслуга. Его нельзя оставлять без должности”.

Вэнь-гун назначил Ху Яня сановником, но тот отказался от назначения, сказав: “Мао 203 умнее, чем я, старше по возрасту, и пока он не занимает никакого поста, я не смею выполнить [184] вашего приказа”. Вэнь-гун назначил Ху Мао командующим верхней армией, а Ху Яня его помощником.

Когда Ху Мао умер, Вэнь-гун хотел поставить на его место Чжао Шуая, но Чжао Шуай отказался, сказав: “В битве при Чэнпу 204 Сянь Це-цзюй 205, занимавший пост помощника командующего армией, действовал превосходно, а ведь совершивший военный подвиг заслуживает награды, хорошо служащий правителю заслуживает награды, умело выполняющий возложенные на него обязанности чиновника заслуживает награды. Сянь Це-цзюй трижды заслужил награду, его нельзя оставлять без. должности. К тому же среди моих сверстников есть еще Цзи Чжэн, Сюй Ин 206 и Сянь Ду 207”. После этого Вэнь-гун назначил Сянь Це-цзюя командующим верхней армией.

Вэнь-гун сказал: “Чжао Шуай трижды отказывался or должности, и все, в чью пользу он отказывался, оказались надежной защитой жертвенника для жертвоприношений духам земли и злаков. Оставить уступившего должности без должности значит отказаться от добродетели”. В связи с этим он устроил ради Чжао Шуая весеннюю охоту в Цинъюане, где создал пять армий 208, назначив Чжао Шуая командующим новой верхней армией, а Цзи Чжэна его помощником, Сюй Ина командующим новой нижней армией, а Сянь Ду его помощником.

После смерти Цзы-фаня правитель города Пучэн 209 просил назначить помощника командующего армией. Вэнь-гун сказал: “Чжао Шуай три раза уступал должность, не нарушая долга-Уступка должности указывает на [желание] выдвинуть достойных, соблюдение долга означает широкое распространение добродетели. Когда добродетели широко распространяются, а посты занимают достойные люди, какие бедствия могут постигнуть владение? Прошу приказать Чжао Шуаю занять должность при Сянь Це-цзюе”. Сказав так, он назначил Чжао Шуая помощником командующего верхней армией 210.

[129]

Вэнь-гун стал учиться у Цзю-цзи 211 читать книги и через три дня сказал: “Я не могу [учиться], ибо действую мало, а только много слушаю”. Цзю-цзи ответил: “Это так, но разве много слушать, дожидаясь появления способного действовать 212, не лучше, [чем вовсе прекратить учение]?!”

[130]

Вэнь-гун, обращаясь к Го Яню, сказал: “Вначале я считал,. что управлять владением легко, но сейчас считаю, что это трудно”. Го Янь ответил: “Когда вы считали, что [управлять владением] легко, вас ожидали трудности 213, когда же вы стали считать, что [управлять владением] трудно, вас ожидает легкость”. [185]

[131]

Вэнь-гун спросил у Сюйчэня: “Я хочу приказать Ян Чу-фу 214 быть наставником Хуаня 215, чтобы он учил и наставлял его. Сможет ли Ян Чу-фу научить Хуаня добру?”

Сюйчэнь ответил: “Это зависит от Хуаня. Человека с куриной грудью не заставить опустить голову, горбатого не заставить поднять голову, карлика не заставить что-либо поднять, недоростка не заставить что-либо поддержать, слепого не заставить посмотреть, немого не заставить говорить, глухого не заставить слушать, глупого не заставить разработать план. Когда природа человека хороша и им руководит мудрый и добрый человек, можно ожидать успеха. Если же природа человека дурна, наставления не войдут в его сердце, и как тогда научишь его добру?

Я, ваш слуга, слышал, что в прошлом, когда Великая Жэнь носила в чреве Вэнь-вана, он не шевелился в ней, и она родила его, когда пошла справить нужду, без всяких болей. Находясь при матери, Вэнь-ван не причинял ей горя, находясь при наставнике, не заставлял его излишне трудиться, находясь у учителя, не заставлял его беспокоиться, служа вану, не заставлял его гневаться, с почтением и дружелюбием относился к двум Го 216, проявлял доброту и милость к двум Цаям, соблюдал правила поведения в отношении Да-сы 217, питал родственные чувства к младшим братьям. Поэтому в “Книге Песен” о нем говорится:

Соблюдал правила поведения в отношении редкой жены,
А также старших и младших братьев,
Что позволило управлять дафу и царством
218.

После этого Вэнь-ван использовал на службе мудрых и добрых со всех концов страны. Вступив на престол, Вэнь-ван осведомлялся о мнениях восьми смотрителей рек и озер 219, совещался с двумя Го, строил предположения с Хун Яо 220, разрабатывал планы с Нань-гуном 221, обсуждал дела с Цай-гуном и Юань-гуном 222, советовался с Синь-цзя 223 и Инь И 224 и, кроме того, беседовал с Чжоу-гуном, Шао-гуном, Би-гуном и Жун-гуном 225, поэтому успокоил всех духов и установил спокойствие и согласие среди народа. Именно поэтому в “Книге Песен” и сказано:

Следовал мнениям великих сановников,
И светлые духи не знали печали
226.

Таким образом Вэнь-ван [приобрел добродетели] не только благодаря наставникам, обучавшим и наставлявшим его”.

Вэнь-гун спросил: “Если так, значит, обучение бесполезно?” Сюйчэнь ответил: “Почему? Образование улучшает природные качества человека, поэтому люди учатся с рождения, ибо без учения не смогут постигнуть истины”.

Вэнь-гун спросил: “А как быть со старадающими одним из [186] восьми видов болезней?” 227 Сюйчэнь ответил: “Они следующим образом используются начальниками чиновников: горбатые бьют в колокола, люди с куриной грудью носят на голове яшмовые била 228, недоростки ходят по древкам алебард 229, слепые совершенствуются в звуках музыки 230, глухие следят за огнем 231, а глупые, немые и карлики, которых начальники чиновников не могут использовать иначе, заселяют отдаленные земли. Обучение приносит пользу в зависимости от состояния тела, и здесь есть сходство с рекой: река имеет исток, но становится большой только после того, как вберет в себя притоки”.

[132]

Через два года после вступления на престол Вэнь-гун хотел использовать народ [в карательных походах]. Цзы-фань сказал: “Народ не знает долга, почему бы вам не вернуть на престол Сына Неба, чтобы показать пример подчинения долгу?” 232. Вэнь-гун вернул Сян-вана в Чжоу.

Вэнь-гун спросил: “А теперь можно?” Цзы-фань ответил: “Народ не знает доверия, почему бы вам не напасть на город Юань, чтобы показать пример доверия” 233. Вэнь-гун напал на город Юань.

Вэнь-гун спросил: “А теперь можно?” Цзы-фань ответил: “Народ не знает правил поведения, почему бы вам не устроить большую весеннюю охоту, не подготовить войска и не показать пример уважения к правилам поведения?” 234 Вэнь-гун устроил большую весеннюю охоту в Бэйлу 235 и создал три армии, поставив во главе средней армии Ци Ху, поручил ему важнейшие вопросы управления владением, а Ци Чжэня 236 назначил его помощником.

Цзы-фань сказал: “Теперь можно!”, после чего Вэнь-гун напал на владение Цао и Вэй, изгнал [чуский] гарнизон из города Гу 237, снял осаду со столицы владения Сун, разбил чуские войска при Чэнпу и стал после этого гегемоном среди чжухоу.

Комментарии

[107]

1 О пребывании Вэнь-гуна у дисцев Сыма Цянь сообщает следующие подробности: «Дисцы, напавшие на гаожусцев (название племени, входившего в группу чиди), захватили двух дочерей их вождя. Старшую дочь они дали в жены Чжун-эру, и она родила Бо-чоу и Шу-лю, а младшую дали в жены Чжао Шуаю, и она родила Дуня. После того как Чжун-эр прожил среди дисцев пять лет, умер цзиньский правитель Сяпь-гун, вслед за чем Ли Кэ, убивший Си-ци и Дао-цзы, послал гонцов пригласить Чжун-эра, желая возвести его на престол. Однако Чжун-эр, боявшийся, что его убьют, упорно отказывался от приглашения и не посмел вернуться в Цзинь. Через некоторое время владение Цзинь пригласило младшего брата Чжун-эра, И-у, и возвело его на престол. И-у носит посмертный титул Хуэй-гун.

На седьмом году правления (645 г. до н. э.) Хуэй-гун, боявшийся Чжун-эра, послал евнуха Люй-ти вместе с бравыми молодцами убить его. Услышав об этом, Чжун-эр стал советоваться с Чжао Шуаем и другими, сказав: «Некогда я бежал к дисцам, вовсе не рассчитывая использовать их для своего возвышения, просто они живут близко от Цзинь, к ним легко добраться, поэтому я временно и дал отдых своим ногам среди них. Поскольку отдых уже затянулся, я твердо решил переехать в большое владение. Циский правитель Хуань-гун любит творить добро, стремится стать гегемоном, собирает вокруг себя чжухоу и оказывает им милости. К тому же ныне, как я слышал Гуань Чжун и Си Пэн умерли, поэтому он хочет найти для себя мудрых помощников. Почему бы не отправиться к нему?» Сказав так, Чжун-эр двинулся в путь.

Обратившись к жене, Чжун-эр сказал: «Жди меня двадцать пять лет, и если после этого срока я не приеду, выходи замуж за другого». Жена со смехом ответила: «Через двадцать пять лет на моей могиле вырастет большой кипарис, но я все равно буду ждать вас». До своего отъезда Чжун-эр прожил среди дисцев всего двенадцать лет» (ШЦ, гл. 39, л. 166—176).

2 Т. е. вернуться в Цзинь и вступить на престол.

3 См. отрывок [91].

4 Т. е. время, когда был жив Гуань Чжун.

5 Имеются в виду чжухоу.

6 Имеются в виду дисцы.

7 Улу — город во владении Вэй, лежавший к востоку от совр. уездного города Дамин в пров. Хэбэй.

8 Шоусин — звездное скопление, образуемое созвездиями Дева и Нога Девы.

9 Чуньвэй — группа звезд, образующих хвост звездного скопления Чжу-няо — Красная птица.

10 Т. е. станете гегемоном среди чжухоу.

11 Т. е. с момента получения Вэнь-гупом комка земли.

12 У-шэнь — иероглиф у, пятый циклический знак десятеричного цикла, соответствует пятой стихийной силе — земле, в то время как шэнь означает «вытягивать», «растягивать»; отсюда общее значение «расширение земли».

См. Цзо-чжуань, гл. 15, с. 595—596.

[108]

12а Правитель владения Ци дал Вэнь-гуну в жены свою дочь.

13 Сяо-гун, сын Хуань-гуна, вступил на престол на восемнадцатом году правления луского Си-гуна (643 г. до н. э.) (ЧЦЦЧЧИ, гл. 14, с. 566).

14 Т. е. жене Вэнь-гуна.

15 Строки из оды Да-мин (МШЧИ, гл. 16—2, с. 1312), посвященные У-вану. Они говорят о том, что Небо наблюдает за У-ваном и обещает ему помощь, поэтому он, не терзая себя сомнениями, может напасть на иньского правителя Чжоу-синя, так как победа ему обеспечена. Эти строки использованы для того, чтобы убедить Вэнь-гуна отбросить сомнения и прислушаться к словам своих спутников, так как благодаря помощи Неба его ожидает успех.

16 Имеется в виду У-ван.

17 Си-ци и Чжо-цзы были убиты, а положение Хуэй-гуна, имевшего врагов как внутри владения, так и за его пределами, было непрочно.

18 У Сянь-гуна было девять сыновей, но к моменту описываемых событий остался лишь один Чжун-эр.

19 Сомнения Вэнь-гуна означали бы нарушение волн Неба, а за это .Небо обязательно наказало бы его.

20 Строки из малой оды Хуанхуанчжэ хуа (МШЧИ, гл. 9—2, с. 774).

21 Т. е. книге, составленной до переезда дома Чжоу на восток.

22 Строки из песни Цзян Чжун-цзы, входящей в состав песен владения Чжэн (МШЧИ, гл. 4—2, с. 391). Чжун, он же Цзи Чжун, — чжэнский дафу. У Чжуан-гуна, правителя владения Чжэн, был младший брат Гун Шу-дуань, который, пользуясь любовью матери, предъявлял непомерные требования. Цзи Чжун неоднократно предостерегал Чжуан-гуна, но последний колебался и ничего не предпринимал против брата, который в конце концов поднял во владении смуту. Цзян привела эти строки, чтобы убедить Вэнь-гуна отбросить колебания, от которых в дальнейшем могут произойти беды.

23 Гуань Цзин-чжун, он же Гуань Чжун. Цзин — его посмертный титул.

24 Т. е. не знающие предела своим желаниям, подобно тому, как течет безостановочно вода.

25 Если строками из «Книги Песен» Цзян хотела рассеять колебания Вэнь-гуна, то ссылкой на Гуань Чжуна она хочет сказать, как надо управлять владением. Гуань Чжун, сторонник строгих законов, делил население на три группы. К первой, по его мнению, лучшей, относились все, почитавшие законы. К третьей, по его мнению, худшей, относились все, пренебрегавшие законами и руководствующиеся своими желаниями. К средней группе относились все, кто руководствуется своими желаниями, но в то же время боится закона. Эта группа — самая многочисленная и ее представителей можно угрозой наказания подтянуть до уровня первой группы. Именно средней группе Гуань Чжун уделял главное внимание. Воздействуя на нее с помощью наказаний, он в то же время использовал чувства и настроения народа и в этом отношении следовал за словами песни владения Чжэн, в которой говорится: «но пойдут среди людей многочисленные пересуды».

26 Родоначальником владения Цзинь считается Тан Шу-юй, сын чжоуского У-вана и младший брат Чэн-вана. Владение было пожаловано ему Чэн-ваном.

27 Звездное скопление Дахо образуется звездами от созвездия Весы до созвездья Хвост скорпиона.

28 Янь-бо — занимал при Тао-тане должность астролога, а после смерти якобы стал духом звездного скопления Дахо. Поскольку Янь-бо жил в Шанцю, звездное скопление Дахо стало считаться покровителем династии Шан.

29 Имеются в виду Чэн-тан, Тай-дин, Вай-бин, Чжун-жэнь, Тай-цзя, Во-дин, Тай-гэн, Сяо-цзя, Юн-цзи, Тай-у, Чжун-дин, Вай-жэнь, Хэ Тань-цзя, Цзу-и, Цзу-синь, Во-цзя, Цзу-дин, Нань-гэн, Ян-цзя, Пань-гэн, Сяо-синь, Сяо-и, У-дин, Цзу-гэм, Цзу-цзя, Линь-синь, Гэн-дин, У-и, Тай-дин, Ди-и, Ди-синь.

30 Музыканты по звуку ветра, звучанию нот и т. д. предсказывают наступление счастливых или несчастливых событий.

31 Тан-шу, он же Тан-шу Юн, — родоначальник владения Цзинь.

32 От Тан-шу Юя до Хуэй-гуна сменилось только четырнадцать правителей.

См. Цзо-чжуань, гл. 15, с. 596.

[109]

33 ...если дело не удастся — т. е. если не удастся вступить на престол.

34 ...я съем твое мясо и мне его не хватит — выражение, говорящее о крайней ненависти.

35 Если бы попытка Вэнь-гуна занять престол окончилась неудачей, ему пришлось бы бежать и тогда у него не было бы времени бороться за мясо Цзы-фаня с шакалами и волками.

См. Цзо-чжуань, гл. 15, с. 596.

[110]

36 В это время вэйский правитель Вэнь-гун был занят отражением нападения синцев и дисцев. Как сообщает Цзо-чжуань, «зимой на восемнадцатом году правления луского Си-гуна (643 г. до н. э.) синцы и дисцы напали на владение Вэй и окружили город Тупу. Правитель владения Вэй стал уступать владение своим отцам и старшим братьям, сыновьям и младшим братьям и, вызвав на аудиенцию чиновников, сказал им: «Если кто-нибудь из вас сможет справиться с врагом, я, Хуэй, прошу разрешения последовать за ним». Все чиновники нашли это невозможным, и тогда [правитель владения Вэй] выступил во главе войск и расположился в Цзылоу. Диские войска вернулись обратно» (ЧЦЦЧЧИ, гл. 14, с. 566—567).

37 Нин Чжуан-цзы — старший советник во владении Вэй.

38 Правитель, соблюдая родственные отношения, подает пример народу, который также начинает поддерживать отношения со своими родственниками.

39 Тан-шу — родоначальник дома Цзинь, сын чжоуского У-вана, а Кан-шу — родоначальник дома Вэй, сын чжоуского Вэнь-вана.

40 Три добродетели — прием гостей с соблюдением правил поведения, поддержание родственных отношений и уважение достойных,

41 Имеются в виду Сянь-гун и Хуэй-гуи.

См. Цзо-чжуань, гл. 15, с. 596.

[111]

42 Си Фу-цзи — цаоский дафу.

43 Шу-чжэн — шестой сын чжоуского Вэнь-вана. У-ван пожаловал ему владение Цао.

44 Имеются в виду Ху Яиь, Чжао Шуай и Цзя То.

45 Имеется в виду владение.

46 Имеются в виду подарки, которые должен был сделать Гун-гун Чжун-эру.

47 Под пятью основными правилами имеются в виду любовь к родственникам, прославление мудрых, соблюдение правил поведения в отношении гостей, сострадание к находящимся в бедственном положении и управление на основе правил поведения.

См. Цзо-чжуань, гл. 15, с. 596—597.

[112]

48 Гунсунь Гу — внук Чжуан-гуна, правителя владения Сун, занимавший должность начальника военного приказа.

49 Сян-гун — правитель владения Сун, носивший имя Цзы-фу.

50 Строки из гимна Чанфа (см. МШЧИ, гл. 20—4, с. 1935).

51 О пребывании Чжун-эра во владении Сун Сыма Цянь сообщает: «Покинув столицу владения Цао, Чжун-эр проезжал через владение Сун. Сунский правитель Сян-гун, который только что вел трудную войну с владением Чу и был ранен на берегах реки Хун, услышав о мудрости Чжун-эра, принял его с почестями, положенными правителю владения. Гунсунь Гу, начальник военного приказа в Сун, находившийся в дружественных отношениях с Цзю-фанем, сказал ему: «Сун — маленькое владение, недавно оказавшееся в трудном положении. У Сун недостаточно сил, чтобы просить его оказать помощь в вашем возвращении в Цзинь. Обратитесь не к нему, а к крупному владению». Чжун-эр покинул владение Сун» (ШЦ, гл. 39, л. 186).

См. Цзо-чжуань, гл. 15, с. 597.

[113]

52 Шу-чжань — чжэнский дафу.

53 Мать Чжун-эра происходила из рода Ху, который так же, как и род правителей владения Цзинь, вел свое происхождение от Тан-шу. Цзиньский Сянь-гун женился на представительнице рода Ху, Ху-цзи, от которой и родился Чжун-эр.

54 Поскольку во владении Цзинь не было спокойствия, народ надеялся на возвращение Чжун-эра, ожидая, что он наведет порядок.

55 Строки из чжоуского гимна Тянь-цзо (МШЧИ, гл. 19—1, с. 1721). Под высокой горой имеется в виду гора Цишань. Тай-ван, дед Вэнь-вана, поселился у подножия этой горы, заложив основу для возвышения дома Чжоу и этим как бы прославил гору.

56 В тексте дается объяснение иероглифу хуан в строке Тай-ван хуан чжи.

57 Родоначальники правящих домов владений Цзинь и Чжэн принадлежали к роду правителей царства Чжоу.

58 ...три раза отпускалось счастье—имеются в виду таланты Чжун-эра, беспорядки во владении Цзинь, советы Ху Яня и Чжао Шуая.

59 Этой пословицей Шу-чжань хотел сказать, что Чжун-эр, находящийся в бедственном положении, подобен невзошедшим семенам проса, и как от невзошедших семян нельзя ждать колоса, точно так же и он не сможет вступить на престол, поэтому его не следует принимать с соблюдением принятых правил поведения.

60 Смысл обоих пословиц: если Чжун-эр не станет правителем владения Цзинь, он не сможет отплатить за оказанные ему милости, поэтому нет необходимости принимать его с почестями, а лучше убить.

См. Цзо-чжуань, гл. 15, с. 597—598.

[114]

61 Один переход равен тридцати ли.

62 Цзы-юй — прозвище чуского дафу Чэн Дэ-чэня.

63 Земли области Цзичжоу занимало владение Цзинь.

64 Строки из песни Хоу-жэнь, входящей в состав «Песен владения Цао» (МШЧИ, гл. 7—3, с. 655).

65 После того как Чжун-эр прожил в Чу несколько месяцев, наследник цзиньского престола Юй бежал из владения Цинь, чем возбудил против себя злобу правителя владения Цинь, который, услышав, что Чжун-эр находится в Чу, вызвал его к себе. Чэн-ван сказал: «Чу находится далеко, и, прежде чем попасть из него в Цзинь, необходимо проехать несколько владений. В то же время владения Цинь и Цзинь находятся рядом, а правитель владения Цинь отличается мудростью, постарайтесь выехать к нему!» Затем он отправил Чжун-эра [в Цинь] с большими почестями (ШЦ, гл. 39, л. 19а—19б).

В Цзо-чжуань данного отрывка нет.

[115]

66 Хуай-ин — дочь циньского правителя Му-гуна. Она была женой Юя, находившегося заложником в Цинь. После того как Юй бежал в Цзииь и вступил на престол под титулом Хуай-гуна, она получила имя Хуай-ин.

67 Имеется в виду случай, когда Вэнь-гун снял с себя верхнюю одежду и, как преступник, ждал, что ему скажет Хуай-ин.

68 Хуай-ин была женой Юя, который приходился Чжун-эру племянником, поэтому Чжун-эр не хотел вступать с ней в брак.

69 Цзи-цзы — спутник Чжун-эра, цзиньский дафу Сюйчэнь Цзю-цзи, занимавший должность начальника общественных работ.

70 Перевод сделан на основании толкования Вэй Чжао и контекста всего отрывка.

71 Цин-ян — известен в китайской истории под именем императора Шао-хао, правившего сразу после Хуан-ди.

72 И-гу — данные о нем в источниках отсутствуют.

73 Старшая жена Хуан-ди по имени Лэй-цзу—дочь правителя владения Силин, родила Чан-и. Вторая жена по имени Нюй-цзе—дочь правителя владения Фанлэй родила Цин-яна, третья жена — дочь правителя владения Тунъюй родила И-гу. Четвертой женой была Мо-му (ШЦ, гл. 1, л. 7а, примеч.).

74 Остальные одиннадцать сыновей не обладали добродетелями, поэтому их фамилии не сохранились.

75 В тексте Го юй вместо Сюаиь-сяо ошибочно указан Цин-ян, имя которого уже упоминалось выше и который вместе с И-у носил фамилию Цзи (ШЦ, гл. 1, л. 6б, примеч.). Сюань-сяо, по некоторым преданиям,—дед императора Ку, не занимал престола, и сведения о его деятельности отсутствуют.

76 Цанлинь — сведения отсутствуют.

77 Шаодянь — по мнению ученого III в. Цяо Чжоу, Шаодянь — имя правителя владения Юсюн. Опровергая это мнение, танский историк Сыма Чжэнь (713—742) утверждает, что Шаодянь — название владения и приводит в доказательство следующую цитату из пятой главы «Исторических записок»: «Родоначальницей дома Цинь была потомок императора Чжуань-сюя, его внучка Нюй-сю. Однажды, когда Нюй-сю ткала, ласточка обронила яйцо, Нюй-сю проглотила его и родила сына Да-е. Да-е взял в жены дочь правителя владения Шаодянь по имени Нюй-хуа» (ШЦ, гл. 1, л. 1б, примеч.).

78 В тексте вместо иероглифа цзи «притеснять» ошибочно стоит иероглиф цзи «помогать».

79 Рассказывая о борьбе Хуан-ди и Янь-ди, Сыма Цянь пишет, что когда правящий род Шэнь-нуна ослабел, Хуан-ди пришлось принимать меры против некоторых правителей отдельных владений. «Янь-ди хотел урезать в правах и владениях чжухоу, в связи с чем все чжухоу перешли на сторону Сюань-юаня (имя Хуан-ди.—В. Т.). После этого Сюань-юань стал совершенствоваться в добродетелях и приводить в порядок войска, упорядочил пять стихий, насадил пять видов злаков, успокоил народ, навел порядок в четырех частях страны, обучил черных и бурых медведей, барсов, леопардов, ягуаров и тигров [для использования в бою] и сразился с Янь-ди на поле у Баньцюань. После трех сражений [Сюань-юань] добился осуществления своих устремлений» (ШЦ, гл. 1, л. За—36).

80 При переводе исправлено ошибочное употребление иероглифа (ГЮКИ, с. 307).

81 Имеется в виду вступление на престол.

82 Цзы-юй — прозвище Чжао Шуая.

83 Чжун-эр женился первый раз, когда находился в землях дисцев.

В Цзо-чжуань данного отрывка нет.

[116]

84 Цзы-юй — прозвище Чжао Шуая.

85 Имеется в виду желание правителя владения Цинь устроить на следующий день пиршество в честь Чжун-эра.

86 Превосходство внешнего вида над внутренними чувствами говорит о неискренности.

87 Ода Цай-шу входит в состав малых од «Книги песен» (МШЧИ, гл. 15—1, с. 1209). Она исполнялась, когда Сын Неба жаловал назначаемым правителям владений установленную правилами одежду. В первой строфе оды говорится:

Пришли ко двору благородства мужи,
Чем лучше мне их одарить?
Хоть нечем мне этих мужей одарить
Дарю колесницы, упряжки, коней.

(пер. Л. А. Штукина)

Правитель владения Цинь продекламировал эту оду, дабы выказать желание помочь Чжун-эру вступить на престол.

88 Ода Цзи-мяо входит в состав малых од «Книги Песен» (МШЧИ, гл. 15—2, с. 1242). В первой строфе оды говорится:

Пышные, пышные проса ростки,
Их увлажнили затяжные дожди.
Многочисленные войска идут в поход на юг,
Правитель владения Шао привлек на свою сторону чжухоу.

Приведенные строки говорят о добродетелях чжоуского Сюань-вана и подвигах правителя владения Шао. Как просо пышно растет благодаря обильным дождям, так и народ процветает, пользуясь милостями Сюань-вана. Правитель владения Шао получил от Сюань-вана приказ построить город Се, чтобы усмирить владение Шэнь, и блестяще справился с этой задачей. Объяснение тому, почему была продекламирована эта ода, дает ниже сам Цзы-юй.

89 Имеется в виду циньский правитель Сян-гун. Правление чжоуского Ю-вана (782—771 гг. до н. э.) было ознаменовано мощными ударами кочевников, которые впервые в истории Китая, открыто вмешавшись в его дела, выступили как бы на законном основании, а не просто как алчные, грабители.

Дело в том, что Ю-ван, увлекшись наложницей Бао-сы, отстранил главную жену, дочь правителя владения Шэнь, и лишил ее сына И-цзю права наследовать престол. Это вызвало протесты правителя владения Шэнь, который во имя справедливости призвал на помощь цюаньжунов, напал совместно с ними. на чжоуского Ю-вана у горы Лишань, убил его и возвел на престол под именем Пин-вана сына своей дочери. В то же время цюаньжуны, воспользовавшись благоприятным случаем, захватили земли в районе озера Цзяоху, поселились между реками Цзин и Вэй, откуда стали нападать на Срединное государство.

На помощь Пин-вану против оказавшихся столь коварными недавних союзников пришел циньский правитель Сян-гун. Несмотря на поддержку, в 770 г. до н. э. Пин-вану все же пришлось переместить столицу на восток в Лои, а бывшие чжоуские земли к западу от гор Ци он пожаловал Сян-гуну. Поэтому выражение «Если вы засияете славой покойного правителя» означает: «Если вы снова окажете поддержку дому Чжоу».

90 Говоря о восстановлении могущества дома Чжоу, Цзы-юй имеет в виду, что если правитель владения Цинь вернет Чжун-эра под защитой своих войск на цзиньский престол, Чжун-эр всеми силами будет поддерживать дом Чжоу и способствовать его усилению.

91 Т. е. с помощью Чжун-эра правитель владения Цинь сможет добиться положения гегемона среди чжухоу.

92 Т. е. Чжун-эр сам станет гегемоном.

93 Имеется в виду ода Сяо-вань, входящая в состав малых од «Книги песен» (МШЧИ, гл. 12—3, с. 1013). Написана якобы в порицание чжоускому Ю-вану. В первых строках оды говорится:

Разве маленький голубь
Может взлететь высоко до неба?
Печаль в моем сердце —
Вспоминаю о живших в прошлом.
Не сплю [всю ночь] до рассвета —
Все думаю с любовью о двух лицах.

Как маленький голубь не может взлететь высоко до неба, так и порочный Ю-ван не может успешно управлять владением. Его действия вызывают у автора оды печаль, и он вспоминает о живших в прошлом правителях, под которыми подразумеваются добродетельные Вэнь-ван и У-ван. Правитель владения Цинь привел эти строки, чтобы показать, что он также думает о дочери цзиньского правителя Сянь-гуна, его жене, и о своей дочери Хуай-ин, отданной в жены Чжун-эру, намекая этим на стремление возвести Чжун-эра на цзиньский престол.

94 Ода Мянь-шуй, ошибочно названная в тексте Хэ-шуй, входит в состав малых од «Книги песен» (МШЧИ, гл. 11—1, с. 913). Начинается со строк:

Текущие воды реки Мянь
Весной и летом устремляются к морю.

Как отдельные реки текут в море, где, сливаясь вместе, образуют огромное скопление воды, так и чжухоу весной и летом являются на аудиенцию к чжоускому вану, увеличивая этим его могущество. Чжун-эр привел эти строки, чтобы показать, что, вернувшись в Цзинь, он будет признавать над собой власть правителя владения Цинь и являться к нему на аудиенции.

95 Ода Лю юэ, входящая в состав малых од «Книги песен» (МШЧИ, гл. 10—2, с. 869), рассказывает о походе чжоуского воеводы Инь Цзи-фу на сяньюней, известных в дальнейшем под именем сюнну. В этой оде, в первой строфе, есть строки:

Ван приказал выступить в поход,
Чтобы сохранить в неприкосновенности границы царства.

Во второй строфе строки:

Ван приказал выступить в поход,
Чтобы войска помогли Сыну Неба,

в третьей строфе строки:

Все выполняют возложенную военную службу,
Чтобы утвердить покой во владении вана.

Этой одой правитель владения Цинь хотел сказать Чжун-эру, что, вступив на престол, он должен помогать чжоускому вану.

См. Цзо-чжуань, гл. 15, с. 599—600.

[117]

96 Нижняя часть гексаграммы Тунь называется чжэнь, а верхняя — хуэй. Гексаграмма Тунь образуется из нижней части гексаграммы Чжэнь и верхней части гексаграммы Кань, а гексаграмма Юй — из нижней части гексаграммы Кунь и верхней части гексаграммы Чжэнь. Гексаграмма Чжэнь входит, таким образом, и в гексаграмму Тунь и в гексаграмму Юй, причем сумма прерывистых черт в обеих гексаграммах равняется восьми.

97 Гексаграмма Тунь образована из нижней части гексаграммы Чжэнь и верхней части гексаграммы Кань. Гексаграмма Чжэнь символизирует движение, а гексаграмма Кань — препятствия, трудности. Поэтому если приступить к каким-либо действиям, на пути неизбежно возникнут непреодолимые препятствия. Гексаграмма Юй образована из нижней части гексаграммы Кунь и верхней части гексаграммы Чжэнь. Гексаграмма Кунь символизирует землю, а гексаграмма Чжэнь — движение. Значит, поскольку всякое движение ограничивается землей, на его пути возникнут непреодолимые препятствия.

98 Объяснительный текст к гексаграмме Тунь гласит: «Благоприятно для возведения на престол правителя» (ЧИЧИ, гл. 1, с. 59); в объяснительном тексте к гексаграмме Юй читаем: «Благоприятно для возведения на престол правителя и выступления в поход» (ЧИЧИ, гл. 2, с. 121).

99 Согласно чжоуской «Книге перемен» гексаграмма Чжэнь символизирует движение (ЧИЧИ, гл. 9, с. 457) или гром (ЧИЧИ, гл. 9, с. 459). Эти два символа тесно связаны между собой, поскольку удары грома вызывают страх среди живых существ и приводят их в движение. Эта же гексаграмма связывается с повозкой, которая при движении гремит, издавая звуки, напоминающие удары грома.

100 Согласно чжоуской «Книге перемен» гексаграмма Кань символизирует воду и оросительные каналы, поскольку по ним вода может быть подведена на любое поле (ЧИЧИ, гл. 9, с. 460).

101 См. ЧИЧИ, гл. 9, с. 459.

102 См. примеч. 97.

103 Гексаграмма Тунь образована из нижней части гексаграммы Чжэнь и верхней части гексаграммы Кань, а гексаграмма Юй — из нижней части гексаграммы Кунь и верхней Части гексаграммы Чжэнь. Таким образом, гексаграмма Чжэнь, символизирующая повозку, входит и в гексаграмму Тунь и в гексаграмму Юй. Гексаграмма Кань символизирует воду, которая всегда «послушно» течет сверху вниз. В гексаграмме Тунь повозка находится внизу, а вода над нею, т. е. вода (или «послушание») как бы управляет повозкой. Гексаграмма Кунь символизирует землю, а поскольку земля подчиняется Небу, она тоже символизирует послушание. В гексаграмме Юй повозка находится наверху, а земля под нею, т. е. земля как бы несет на себе повозку и указывает ей путь.

Согласно подобной символике, если Чжун-эр выразит послушание правителю владения Цинь, то сможет с его помощью вступить на престол.

104 Поскольку гексаграмма Кань символизирует воду, постольку она символизирует и родники. Земля, являющаяся символом гексаграммы Кунь, увлажненная водой, обильно (гексаграмма Тунь) плодоносит, и все радуются (гексаграмма Юй) плодам, которые она дает. Значит, если Чжун-эр станет правителем владения Цзинь, он принесет народу процветание и радость.

105 Гексаграмма Кань символизирует воду, вода же безостановочно течет и днем и ночью, поэтому эта же гексаграмма символизирует труд (ЧИЧИ, гл. 9, с. 456).

106 Вода, скапливаясь в одном месте, образует огромное водное пространство, а поэтому гексаграмма Кань символизирует множество.

107 Нижняя часть гексаграммы считается главной.

108 Удары грома связываются с понятиями силы, мощи, могущества и т. д.

109 Верхняя часть гексаграммы Тунь символизирует воду и множество, вода же всегда «послушно» течет сверху вниз. В данном случае под множеством имеется в виду народ, отличающийся, подобно воде, послушанием.

110 Как уже говорилось, гексаграмма Тунь символизирует обилие.

111 Гром обладает большой силой, его боятся все живые существа, поэтому гром символизировал правителя, который должен быть совершенен.

112 Гром может убить любого человека, невзирая на занимаемое положение, его не подкупить, поэтому он как бы нравственно чист. Гром гремит в нужные моменты, его удары всегда достигают цели, поэтому он постоянно добивается для себя выгоды.

113 Нижняя часть гексаграммы Чжэнь, входящая в гексаграмму Тунь, символизирует повозку и расположена наверху, в то время как гексаграмма Кань, символизирующая воду, находится внизу. Повозка поднимается вверх, вода течет вниз, а это свидетельствует, что Чжун-эр возвысится над народом, а народ будет ему подчиняться.

114 Гексаграмма Чжэнь символизирует движение, а гексаграмма Кань — воду. Вода — препятствие на пути движения,

115 Имеется в виду Чжун-эр.

116 Гексаграмма Кунь символизирует землю, а земля, как мать, выращивает все живое (ЧИЧИ, гл. 9, с. 459).

117 См. ЧИЧИ, гл. 9, с. 459.

118 Гексаграмма Юй состоит из гексаграммы Кунь, символизирующей мать, и гексаграммы Чжэнь, символизирующей старшего сына. Находящаяся внизу мать стара, в то время как ее сын, находящийся наверху, молод и силен. Мать живет под защитой сына в полном благополучии, поэтому гексаграмма и названа юй, что означает «радость».

119 Имеется в виду, что Чжун-эра, получившего с помощью владения Цинь цзиньский престол, ждет радоеть во владении, а во время походов он сумеет доказать свою силу, что позволит ему стать гегемоном.

В Цзо-чжуань данного отрывка нет.

[118]

120 Как сообщает Сыма Цянь, «в девятой луне Хуэй-гун умер, и на престол вступил его сын Юй. В одиннадцатой луне состоялись похороны Хуэй-гуна. В двенадцатой луне цзиньские дафу Луань Цй и другие, услышав, что-Чжун-эр находится во владении Цинь, тайно явились туда, уговаривая Чжун-эра, Чжао Шуая и других вернуться во владение, в котором многие хотели оказать помощь Чжун-эру изнутри. Тогда циньский правитель Му-гун послал войска, чтобы они помогли Чжун-эру вернуться в Цзинь. Услышав-о подходе циньских войск, владение Цзинь также выслало войска для их отражения, однако все узнали тайными путями, что это возвращается княжич Чжун-эр. Лишь прежние сановники Хуэй-гуна — Люй Шэн, Ци Жуй и другие, не хотели возведения Чжун-эра на престол. Только через девятнадцать лет после бегства из владения Чжун-эр смог вернуться обратно. В это время ему было шестьдесят два года, и большинство цзиньцев склонялось к нему» (ШЦ, гл. 39, л. 196—20а).

121 Сыма Цянь описывает эти события следующим образом: «Весной на первом году правления Вэнь-гуна, когда циньские войска, сопровождавшие Чжун-эра, подошли к Хуанхэ, Цзю-фань сказал: «Я, следуя за вами, исколесил всю Поднебесную и за это время совершил много ошибок. Я знаю об этом-сам, а тем более знаете вы, правитель! Позвольте здесь покинуть вас». Чжун-эр, воскликнув: «Если после возвращения во владение я не буду что-нибудь делить с вами, Цзы-фань, пусть Хэ-бо (дух реки Хуанхэ. — В. Т.) будет свидетелем!», бросил в Хуанхэ яшму в знак клятвы с Цзы-фанем. В это время Цзецзы Туй, сопровождавший Чжун-эра и находившийся в лодке, со смехом заметил: «Небо открыло для вас, княжич, дорогу к счастью, но Цзы-фань, считая, что это достигнуто благодаря его заслугам, торгуется с вам» за награду, что действительно вызывает стыд. Я не в силах занимать с ним одинаковое служебное положение». Сказав так, Цзецзы Туй исчез, переправившись через Хуанхэ» (ШЦ, гл. 39, л. 20а—20б).

122 Дун Инь — цзиньский дафу.

123 Далян — звездное скопление, образуемое звездами от созвездия Вэй — Северный венец, до созвездия Би — Телец.

124 Шичэнь — звездное скопление, образуемое звездами от созвездия Би — Телец до созвездия Цзин — Близнецы. Как сообщает Цзо-чжуань, «В прошлом у императора Гао-синя было два сына: старший, Янь-бо, и младший, Ши-чэнь, которые жили в Куанлине и не выносили друг друга. Каждый день они брались за щит и копье и нападали один на другого. Император, неодобрительно относившийся к их поведению, переселил Янь-бо в Шанцю (совр. уезд Шанцю в пров. Хэнань. — В. Т.), где он приносил жертвы звездному скоплению Дачэнь. Этому последовали сменившие его шанцы, поэтому звездное скопление Дачэнь является скоплением, покровительствовавшим дому Шан.

Ши-чэнь был переселен в Дася (совр. уезд Тайюань в пров. Шаньси. — В. Т.), где приносил жертвы созвездию Орион. Этому последовали сменившие его танцы, которые служили домам Ся и Шан» (ЧЦЦЧЧИ, гл. 41, с. 1647). В дальнейшем чжоуский Чэн-ван уничтожил владение Тан и пожаловал его Шу-юю, родоначальнику дома Цзинь, в связи с чем созвездие Орион стало считаться покровителем дома Цзинь.

125 Имеется в виду бегство Чжун-эра из Цзинь на пятом году правления луского Си-гуна (656 г. до н. э.).

126 Нахождение Юпитера в звездном скоплении Дачэнь совпадает с наступлением весны, когда приступают к сельскохозяйственным работам. Земледелие — основа жизни народа, поэтому скопление Дачэнь, по которому определяется начало сельскохозяйственных работ, сулит народу счастье.

127 Хоу-цзи — родоначальник правящего дома Чжоу, много сделавший для развития земледелия. Он наблюдал за звездным скоплением Дачэнь, чтобы не пропустить сроков начала сельскохозяйственных работ.

128 Вторая, третья и четвертая линии гексаграммы Тай образуют комбинацию черт, входящую в гексаграмму Чжэнь, в которой восемь прерывистых черт.

129 Имеются в виду Хуай-гун и Чжун-эр.

130 Линху — город, лежавший к западу от совр. уездного города Иши в пров. Шаньси.

131 Цзюшуай — совр. населенный пункт Цзючэн, находящийся в двадцати пяти ли к северо-западу от уездного города Цзёсянь в пров. Шаньси.

132 Санцюань — город, лежавший к северо-востоку от совр. уездного города Линьцзинь в пров. Шаньси.

133 Лулю — местность к северо-западу от совр. уездного города Ищи в пров. Шаньси.

134 Сюнь — местность к юго-западу от совр. уездного города Иши в пров. Шаньси.

135 У-гун—дед Чжун-эра.

См. Цзо-чжуань, гл. 15, с. 600—601.

[119]

136 Вэй — совр. река Взйхэ, берущая начало в пров. Ганьсу и протекающая по территории пров. Шэньси. Находясь в изгнании, Вэнь-гун вместе с вождем дисцев охотился на берегах этой реки, куда Хуэй-гун послал Бо-ти убить его (ЧЦЦЧЧИ, гл. 15, с. 601).

137 Имеются в виду приказ Сянь-гуна убить Вэнь-гуна в городе Пучэн и приказ Хуэй-гуна убить его на берегах реки Вэй.

138 Бо-чу — прозвище Бо-ти.

139 Имеются в виду Сянь-гун и Хуэй-гун.

140 Сянь-гун и Хуэй-гун ненавидели Вэнь-гуна, называли его жителем Пу-чэна или дисцем и хотели убить. Таково было желание правителей, а Бо-ти док их слуга лишь выполнял свой долг.

141 Бо-ти предостерегает Вэнь-гуна, что может появиться какой-нибудь человек, которого он будет ненавидеть точно так же, как Сянь-гун и Хуэй-гун ненавидели его самого, и тогда ему понадобятся верные слуги, такие как он, Бо-ти.

142 И-инь — мудрый сановник иньского Чэн-тана. Он возвел на престол Тай-цзя, внука Чэн-тана. Сыма Цянь сообщает: «Император Тай-цзя процарствовал три года. [Он был] неумным, жестоким и бесчеловечным, не следовал примеру Чэн-тана, нарушал добродетели, поэтому И-инь сослал его в Тунгун. Три года И-инь управлял вместо него государством и принимал на аудиенциях чжухоу. Император Тай-цзя, прожив в Тунгуне три года, раскаялся в ошибках, осудил себя за них и обратился к добру, после чего И-инь встретил императора Тай-цзя и [вновь] вручил ему управление. Император Тай-цзя совершенствовал свои добродетели, все чжухоу признали над собой власть Инь, а в народе установилось спокойствие. И-инь восхвалял Тай-цзя и написал сочинение «Поучения Тай-цзя» в трех частях, в которых превозносил императора Тай-цзя и называл его Тай-цзуном» (ШЦ, гл. 3, л. 6а—6б)

143 См. отрывок [71] примеч. 1.

144 Бо-ти был евнухом, а кастрация являлась одним из видов наказаний.

145 Люй Шэн и Цзи Жуй как бывшие сторонники Хуэй-гуна опасались возмездия.

146 Вэнь-гун был напуган словами Бо-ти: «Ныне вы вступили на престол, но разве не может снова появиться какой-нибудь житель Пучэна или дисец?», «Но разве вы сами не будете раскаиваться из-за того, что отказались встретиться со мной?»

147 Ци — он же Цзи Жуй.

148 Эти же события описаны Сыма Цянем: «Прежние сановники Хуэй-гуна Люй Шэн и Ци Жуй не тяготели к Вэнь-гуну, поэтому когда Вэнь-гун вступил на престол, они, опасаясь, что их могут казнить, замыслили со своими сообщниками сжечь дворец правителя, а самого Вэнь-гуна убить. Вэнь-гун ничего не знал об этом.

Следует сказать, что евнух Люйти, некогда желавший убить Вэнь-гуна, знал о заговоре и хотел сообщить о нем Вэнь-гуну, чтобы снять с себя прошлое преступление, а поэтому добивался встречи с ним. Однако Вэнь-гун не принял Люйти, а послал человека высказать ему порицание: «Во время событий в городе Пучэн ты отрубил нижнюю часть моего рукава. Затем, когда я охотился с вождем дисцев, ты в интересах Хуэй-гуна явился к дисцам и искал случая убить меня. Хотя Хуэй-гун дал тебе на дорогу к •дисцам три дня срока, ты явился, пробыв в дороге всего лишь один день. Почему ты ехал так быстро? Вспомни об этом!»

Евнух ответил: «Я, подвергнутый наказанию ножом и пилой, не смел проявлять двоедушия на службе правителю и восставать против своего господина, поэтому и провинился перед вами. Ныне, когда вы вернулись во владение, разве не может снова появиться [какой-нибудь] пучэнец или дисец? Ведь Гуань Чжун попал стрелой в пряжку на поясе Хуань-гуна, но именно благодаря Гуань Чжуну Хуань-гун стал гегемоном. Сейчас я, человек, подвергнутый физическому наказанию, хочу доложить Вэнь-гуну о важном деле, но Вэнь-гун не принимает меня, хотя его и ожидает близкая беда». После этого Вэнь-гун принял евнуха, который рассказал о замыслах Люй Шэна, Ци Жуя и других.

Вэнь-гун хотел вызвать Люй Шэна и Ци Жуя, но у них было много сообщников, поэтому Вэнь-гун, опасаясь, что поскольку он только что вернулся во владение, население владения может предать его, тайно бежал и встретился с циньским правителем Му-гуном в городе Ванчэн. Население владения ничего не знало о бегстве Вэнь-гуна.

В третьей луне в день цзи-чоу Люй Шэн, Ци Жуй и другие действительно подняли мятеж и сожгли дворец правителя, но Вэнь-гуна не могли найти. Охранники Вэнь-гуна вступили с нападающими в бой, после чего Люй Шэн и Ци Жуй хотели бежать со своими воинами, но циньский правитель Му-гун заманил их к себе и убил на берегу Хуанхэ. После этого во владении Цзинь восстановился порядок, и Вэнь-гун смог снова вернуться туда» (ШЦ, гл. 39, л. 206—216).

См. Цзо-чжуань. гл. 15, с. 601—602.

[120]

149 После бегства Вэнь-гуна Тоу-сюй похитил драгоценности, хранившиеся в кладовых, и бежал с ними. Он хотел использовать драгоценности для подкупов, чтобы развернуть движение за возвращение Вэнь-гуна (ЧЦЦЧЧИ, гл. 15, с. 602).

150 Когда моют голову, то наклоняются, и сердце как бы переворачивается. В сердце зреют все замыслы, поэтому, когда оно переворачивается, меняются и замыслы.

151 Т. е. и те и другие верно служили Вэнь-гуну.

152 Боязнь правителя оттолкнет от него многих, что в конечном результате приведет к смутам.

См. Цзо-чжуань, гл. 15, с. 602—603.

[121]

153 Имеются в виду недоимки с населения.

154 Крестьян перестали отрывать на выполнение общественных повинностей во время сельскохозяйственных работ.

155 Имеются в виду казенные ремесленники и торговцы.

В Цзо-чжуань данного отрывка нет.

[122]

156 Чжао-шу — сын чжоуского Хуэй-вана, известный под именем Ван-цзы Дан. Носил титул ганьского Чжао-гуна. Гань — город к юго-западу от совр. уездного города Лояна в пров. Хэнань. Имя Чжао-шу образовано из титула Ван-цзы Дая с добавлением знака шу — «третий из четырех братьев», т. е, в данном случае — третий из четырех братьев, носящий титул Чжао-гун.

Сян-ван из политических соображений женился на дочери вождя одного из диских племен, объявил ее старшей женой, присвоил ей титул Ди-хоу и вместе с дисцами, ставшими его родственниками, напал на владение Чжэн, Однако, добившись победы, он отстранил Ди-хоу, вызвав в ней чувство негодования и злобы. Кроме того, у Сян-вана была мачеха, носившая титул Хуэй-хоу, которая безуспешно пыталась возвести на престол после смерти Сян-вана своего сына Ван-цзы Дая.

Оскорбленная жена, обиженная мачеха и обманутый в надеждах Ван-цзы Дай составили заговор. Они установили тайные связи с дисцами, а когда те явились, открыли им ворота столицы. Сян-вану пришлось спасаться бегством.

157 Фань, или Наньфань — чжэнский город, находившийся к югу от совр. уездного города Сянчэн в пров. Хэнань.

158 Возвратив Сян-вана на престол, Вэнь-гун показал бы народу пример почтения к старшим.

159 Вэнь-хоу — цзиньский правитель, помогавший чжоускому Пин-вану во время переезда на восток.

160 У-гун — дед Вэнь-гуна, объединивший владение Цзинь.

161 Цаочжун — цзиньский город, вокруг которого жили жуны.

162 Литу — цзиньский город, вокруг которого жили дисцы.

См. Цзо-чжуань, гл. 16, с. 622.

[123]

163 Янфань — совр. населенный пункт Пичэн в уезде Цзиюань пров. Хэнань.

164 Сичэн — город, лежавший в пятнадцати ли к юго-западу от совр. уездного города Учжи в пров. Хэнань.

165 См. отрывок [16].

166 Наньян — общее название земель, занимавших территорию совр. уезда Циньян в пров. Хэнань.

167 Чжоу, Син, Чи. — Города, лежавшие на территории совр. уезда Хэнэй в пров. Хэнань.

168 Цзу — город, находившийся к востоку от совр. уездного города Хуа-сянь в пров. Хэнань.

169 Цзаньмао — город, находившийся на месте совр. населенного пункта Далуцунь в 20 ли к. северо-западу от уездного города Сюу в пров. Хэнань. 8 Цан Гэ — житель города Янфань.

170 Фань Чжун — заслуженный сановник чжоуского Сюань-вана Чжун Шань-фу.

См. Цзо-чжуань, гл. 16, с. 623—624.

[124]

171 Город Юань, как и город Янфань, отказался подчиняться Вэнь-гуну.

172 Мэнмэнь — местность вблизи города Юань.

См. Цзо-чжуань, гл. 16, с. 624.

[125]

173 Сыма Цянь дает следующее описание этих событий: «На четвертом году правления (634 г. до н. э.) Вэнь-гуна чуский правитель Чэн-ван окружил вместе с чжухоу столицу владения Сун, в связи с чем сунский [дафу] Гунсунь Гу явился в Цзинь сообщить о создавшемся критическом положении. Сянь Чжэнь сказал: «Ныне представляется случай отплатить за подарки (владению Сун, см. отрывок [112]. — В. Т.) и утвердить себя в положении гегемона», а Ху Янь предложил: «Владение Чу только что приобрело владение Цао и впервые связало себя брачными узами с владением Вэй. Поэтому, если мы нападем на владения Цао и Вэй, Чу, несомненно, явится им на помощь и, таким образом, владение Сун будет избавлено от беды».

После этого во владении Цзинь было создано три армии. По рекомендации Чжао Шуая, Ци Ху был назначен командующим средней армией, а Ци Чжэнь — его помощником. Ху Янь — командующим верхней армией, а Ху Мао — его помощником. Чжао Шуай был поставлен сановником. Луань Чжи назначили командующим нижней армией, а Сянь Чжэня — его помощником. Сюнь Линь-фу правил колесницей Вэнь-гуна, а Вэй Чоу сидел на ее правой стороне. [Когда все были назначены на свои места], войска выступили в поход.

Зимой в двенадцатой луне цзиньские войска заняли прежде всего земли к востоку от горы [Сяошань], после чего Чжао Шуаю был пожалован город Юань.

Весной на пятом году правления (633 г. до н. э.) цзиньский правитель Вэнь-гун, задумавший напасть на владение Цао, обратился к владению Вэй с просьбой разрешить войскам пройти по его территории, но вэйцы ответили отказом. В связи с этим Вэнь-гун вернулся, переправился через Хуанхэ из района, расположенного к югу от нее, вторгся во владение Цао и напал на владение Вэй. В первой луне он занял город Улу. Во второй луне правитель владения Цзинь и правитель владения Ци заключили договор о союзе в Ляньюе. Правитель владения Вэй просил Владение Цзинь заключить договор о союзе, но цзиньцы ответили отказом. Правитель владения Вэй хотел в связи с этим объединиться с владением Чу, но население владения, т желавшее этого, изгнало своего правителя, чтобы обрадовать владение Цзинь. Правитель владения Вэй поселился в Сянню, а управлять делами Вэй стал [луский] княжич Май. Владение Чу пыталось помочь Вэй, но не добилось успеха.

Правитель владения Цзинь окружил столицу владения Цао. В третьей луне в день бин-у цзиньские войска, вошедшие в столицу владения Цао, выразили цаоскому правителю порицание за то, что он не прислушивался к словам Си Фу-цзи и держал триста красавиц, ездивших на колесницах, положенных дафу. Войскам был отдан приказ не заходить в дома родичей Си Фу-цзи, чтобы этим вознаградить его за проявленные добродетели.

Чуские войска осадили столицу владения Сун, н владение Сун снова яослало гонца сообщить Цзинь о создавшемся критическом положении. Если бы Вэнь-гун решил оказать Сун помощь, для этого нужно было напасть на Чу, но поскольку в прошлом Чу проявило к нему милости, он не хотел нападать на него. Отказ в помощи владению Сун беспокоил Вэнь-гуна, поскольку в прошлом он также пользовался его милостями. Тогда Сянь Чжэнь предложил: «Задержите правителя владения Цао, отрежьте у владений Цао и Вэй земли и отдайте их Сун. В этом случае Чу поспешит на помощь владениям Цао и Вэй, а создавшееся положение заставит его снять осаду со столицы Сун». Вэнь-гун последовал предложенному совету, в результате чего чуский правитель Чэн-ван отвел свои войска [от сунской столицы].

Чуский военачальник Цзы-юй сказал [Чэн-вану]: «Вы, ван, принимали правителя Цзинь с большим почетом, но несмотря на это, сейчас он умышленно нападает на владения Цао и Вэй, хотя и знает, что вы помогаете им, а это показывает, что он пренебрегает вами». Чэн-ван ответил: «Правитель владения Цзинь девятнадцать лет находился в изгнании и длительное время переживал трудности, пока, наконец, ему не удалось вернуться в свое владение. Он перенес все лишения, встречающиеся на жизненном пути, и умеет хорошо управлять народом. Небо открыло для него путь к счастью и против этого не пойдешь».

Цзы-юй попросил: «Я не смею утверждать, что обязательно добьюсь успеха, но прошу разрешения воспользоваться удобным случаем, чтобы заткнуть рот клеветникам». Рассерженный Чэн-ван дал Цзы-юю мало воинов. После этого Цзы-юй послал Вань Чуня сообщить правителю владения Цзинь: «Прошу восстановить на престоле правителя владения Вэй и пожаловать земли правителю владения Цао, тогда я сниму осаду со столицы владения Сун».

Цзю-фань сказал: «Цзы-юй не соблюдает правила поведения. Вы, будучи правителем, добиваетесь успеха в одном деле, а он, будучи слугой, добивается успеха в двух делах (Вэнь-гун добивался лишь снятия осады со столицы владения Сун, а Цзы-юй требовал восстановления на престоле правителя владения Вэй и пожалования земель правителю владения Цао. — В. Т.). Не соглашайтесь [на его требование]!»

Сянь Чжэнь предложил: «Прекращение ссоры среди людей и то считают за соблюдение правил поведения. Ныне же Чу одним своим словом хочет прекратить ссору между тремя владениями (Вэй, Цао и Сун. — В. Т.), в то время как вы одним словом можете уничтожить их, а это покажет, что мы не соблюдаем правил поведения. Не согласиться на требование Чу — значит отказаться от владения Сун. Лучше всего тайно дать обещания владениям Цао и Вэй [о восстановлении их прав], чтобы привлечь их на свою сторону, и схватить Вань Чуня, дабы вызвать гнев правителя владения Чу, э затем, когда возникнет война, разработать дальнейшие планы».

После этого правитель владения Цзинь посадил Вань Чуня под стражу во владении Вэй и тайно пообещал правителям владений Цао и Вэй [восстановить их права]. Владения Цао и Вэй объявили о разрыве отношений с владением Чу. Разгневанный чуский военачальник Дэ-чэнь напал на цзиньские войска, и цзиньские войска отступили. Цзиньские военачальники спросили [Вэнь-гуна]: «Для чего вы отступаете?» Вэнь-гун ответил: «В прошлом, находясь в Чу, я обещал отступить на три перехода и могу ли нарушить это обещание?!» Чуские войска хотели вернуться обратно, но Дэ-чэнь не согласился на это.

В четвертой луне в день у-чэнь правитель владения Сун, циский военачальник, циньский военачальник и правитель владения Цзинь расположились лагерем у Чэнпу. В день цзи-сы они вступили в сражение с чускими войсками, чуские войска потерпели поражение, а Дэ-чэнь, собрав оставшихся воинов, покинул поле боя» (ШЦ, гл. 39, л. 23а—25б).

174 Мыньинь Бань — сунский дафу.

175 Сянь Чжэнь — цзиньский дафу.

176 Вань Чунь — чуский дафу.

177 Весной на двадцать восьмом году правления луского Си-гуна (633 г. до н. э.) Вэнь-гун напал на владения Вэй и Цао. Правитель владения Вэй вопреки желаниям народа стремился поддерживать дружественные отношения с Чу, поэтому народ изгнал его. Правитель владения Цао был взят в плен.

178 Т. е. снятия осады со столицы владения Сун.

179 Т. е. возвращения на престол правителей двух владений.

180 Т. е. владение Сун перейдет на сторону Чу и предоставит в его распоряжение свои войска.

181 Имеются в виду возвращение правителей владений Цао и Вэй на престол и снятие осады с главного города владения Сун.

182 Имеются в виду отказ возвратить правителей владений Цао и Вэй на престол и снять осаду со столицы владения Сун.

183 В момент описываемых событий цзиньские войска находились во владении Вэй.

184 Когда Вэнь-гун находился во владении Чу, он обещал правителю Чу:

«Если благодаря вашей мудрости мне удастся вернуться во владение Цзинь, то когда между владениями Цзинь и Чу вспыхнет война, а их войска встретятся на Центральной равнине, я отойду от вас на расстояние трех переходов, причем если не получу сообщения о приказе об отступлении чуских войск, возьму в левую руку плеть и лук, а справа повешу футляр для лука я колчан для стрел, чтобы мы могли преследовать друг друга на поле боя» (см. отрывок [114]).

См. Цзо-чжуань, гл. 16, с. 640—644.

[126]

185 Когда Вэнь-гун проезжал через владение Цао, правитель владения Гун-гун не принял его с соблюдением правил поведения. Услышав, что у Вэнь-гуна сросшиеся ребра, Гун-гун захотел посмотреть на них. Он остался в помещении Вэнь-гуна, узнал, когда тот будет купаться, и, повесив занавеску, стал за ней, чтобы подглядывать (см. отрывок [111]).

186 Владение Чжэн также не приняло Вэнь-гуна с должными почестями во время его скитаний (см. отрывок [113]).

187 Чжань, он же Шу-чжань (см. отрывок [113]), во время пребывания Вэнь-гуна во владении Чжэн увещевал правителя принять его с почестями, но когда правитель не прислушался к его словам, стал настаивать на убийстве Вэнь-гуна.

188 Т. е. станет гегемоном среди чжухоу.

189 Этой фразой Чжань хотел предупредить Вэнь-гуна, что в случае его казни никто не будет преданно и честно служить правителю.

190 Чжань-бо — иероглиф бо указывает, что Чжань был старшим среди своих братьев.

190а Военачальник (цзян цзюнь) — наиболее раннее упоминание этого термина в китайских источниках, появившегося как эквивалент бытовавшего ранее термина сыма — «командующий войсками».

В Цзо-чжуань данного отрывка нет.

[127]

191 Цзи Чжэн — цзиньский дафу.

192 ...доверял сердцу правителя — необходимо, чтобы народ был уверен в том, что правитель относится ко всем беспристрастно.

193 Т. е. не будут отрывать от работ в сезон сельскохозяйственных работ.

194 Так как знает, что правитель придет к нему на помощь.

195 Цзи — город, находившийся в совр. уезде Тайгу в пров. Шаньси.

196 Цинъюань — местность в совр. уезде Цзишань в пров. Шаньси.

В Цзо-чжуань данного отрывка нет.

[128]

197 Главнокомандующий (юань-шуай) — пост, который занимал старший сановник. Главнокомандующий командовал средней армией и считался старшим среди командующих армиями.

198 Ци Ху — цзиньский дафу.

199 Город Улу, принадлежавший владению Вэй, был занят цзиньскими войсками на двадцать восьмом году правления луского Си-гуна (633 г. до н. э.).

200 Луань Чжи — цзиньский дафу.

 

201 Юань-цзи, он же Чжао Шуай, — Юань — город, которым управлял Чжао Шуай, а иероглиф цзи указывает, что он был младшим среди своих братьев.

202 Три добродетельных поступка — по совету Ху Яня Вэнь-гун вернул чжоуского Сян-вана на престол, показав народу пример выполнения долга (см. отрывок [122]); во время осады города Юаня показал народу пример соблюдения слова (см. отрывок [124]); во время большой весенней охоты показал народу пример соблюдения правил поведения (см. отрывок [132]).

203 Мао, или Ху Мао — старший бпат Ху Яня.

204 См. отрывок [125].

205 Сянь Це-цзюй — сын Сянь Чжчня.

206 Сюй Ин — цзиньский дафу.

207 Сянь Ду — цзиньский дафу.

208 До этого у Вэнь-гуна было три армии — верхняя,, средняя и нижняя, В дальнейшем в дополнение к этим армиям он создал новую верхнюю и новую нижнюю армии.

209 Имеется в виду Сянь Це-цзюй, пользовавшийся правом кормления с города Пучэн.

210 В тексте ошибочно вместо верхней армии указана новая верхняя армия.

В Цзо-чжуань данного отрывка нет.

[129]

211 Цзю-цзи — он же Сюйчэнь.

212 Чтение книг приносит знания, и, хотя Вэнь-гун не действует сам, приобретая знания, он сможет давать распоряжения способным лицам, которые будут выполнять его приказы, а это равносильно собственным действиям.

В Цзо-чжуань данного отрывка нет.

[130]

213 Если считать, что управлять владением легко, появляется пренебрежение к делам, что в дальнейшем неизбежно вызовет трудности.

В Цзо-чжуань данного отрывка нет.

[131]

214 Ян Чу-фу — цзиньский дафу.

215 Хуань — имя сына Вэнь-гуна, позднее правившего под титулом Сян-гун.

216 Два Го (эр Го) — два младших брата Вэнь-вана: Го-чжун и Го-шу.

217 Да-сы — жена Вэнь-вана.

218 Строки из оды Сы-ци, входящей в состав больших од «Книги песен» (МШЧИ, гл. 16—3, с. 1354). «Редкой женой» за ее мудрость названа жена Вэнь-вана, Да-сы. Вэнь-ван начал управление царством со своей жены, с которой установил правильные отношения. Затем он распространил эти отношения на своих старших и младших братьев и только после этого, добившись порядка в своем роду, обратил внимание на владение.

219 Восемь смотрителей рек и озер (ба-юй): Бо-да, Бо-гуа, Чжун-ту, Чжун-ху, Шу-е, Шу-ся, Цзи-суй, Цзи-гуа.

220 Хун Яо — верный помощник чжоуского Вэнь-вана.

221 Нань-гун (он же Нань-гун Гуа) — мудрый помощник чжоуского Вэнь-вана.

222 Цай-гун и Юань-гун — два мудрых чжухоу, живших при Вэнь-ване.

223 Синь-цзя — сановник последнего иньского правителя Ди-синя. Он семьдесят пять раз безуспешно увещевал Ди-синя, а затем бежал во .владение Чжоу, где встретился с Чжао-гуном. Чжао-гун, увидев, что Синь-цзя отличается мудростью, рассказал о нем Вэнь-вану. Вэнь-ван лично вышел встретить Синь-цзя, назначил его сановником и пожаловал земли в Чанцзы (ШЦ, гл. 4, л. 46, примеч.).

224 Инь И — великий астролог, живший при чжоуских правителях Вэнь-ване и У-ване.

225 Чжоу-гун — мудрый советник правителей Вэнь-вана и У-вана, определявший всю политику дома Чжоу. Шао-гун, Би-гун и Жун-гун — мудрые чжухоу, сподвижники Вэнь-вана.

226 Строки из оды Сы-ци, входящей в состав больших од «Книги песен» (МШЧИ, гл. 163, с. 1354).

227 Имеются в виду люди с куриной грудью, горбатые, карлики, недоростки, слепые, немые, глухие и глупые.

228 Люди с куриной грудью не могут опустить голову, поэтому они носят на ней яшмовые била.

229 ...недоростки ходят по древкам алебард — т. е. участвуют в развлекательных театральных представлениях.

230 У слепых обострены органы слуха.

231 У глухих обострено зрение.

В Цзо-чжуань данного отрывка нет.

[132]

232 См. отрывок [122].

233 См. отрывок [124].

234 Войска немыслимы без дисциплины, дисциплина держится на выполнении приказов старших, поэтому в войсках легче всего показать пример уважения к правилам поведения.

235 Бэйлу — местность во владении Цзинь.

236 Ци Чжэнь — цзиньский дафу.

237 Гу — город во владении Ци, который находился на территории совр. уезда Дунъа в пров. Шаньдун. Чусцы, напав на владение Ци, заняли город Гу и поставили там свой гарнизон.

В Цзо-чжуань данного отрывка нет.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.