Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ГЛАВА 1

РЕЧИ ЦАРСТВА ЧЖОУ

РАЗДЕЛ ПЕРВЫЙ

[1]*

Му-ван 1 собирался в карательный поход против цюаньжунов 2, но цзиский гун 3 Моу-фу, увещевая его, сказал: “Нельзя [этого делать]. Прежние ваны сияли добродетелями, а не выставляли напоказ оружие. Ведь если оружие убрано и пускается в действие [только] в соответствующее время 4, оно внушает страх, но если его выставлять напоказ, это создает [у врага] привычку, а с привычкой страх исчезает. Именно поэтому в гимне чжоуского Вэнь-гуна говорится:

Копья, а также мечи он убрал,
Луки и стрелы в колчаны вложил,
[Сказав], я стремлюсь к прекрасным добродетелям,
О чем и изложено в этом гимне.
Верю, что ван сохранит эти качества
5.

В отношении народа прежние ваны стремились повысить его добродетели и облагородить его характер 6, умножить источники приобретения богатства и сделать более эффективными оружие и сельскохозяйственные орудия. Они показывали, что выгодно и что вредно, и совершенствовали народ на основе правил поведения. Они стремились заставить народ заниматься полезным и избегать вредного, с любовью думать о добродетели и страшиться насилия. Именно поэтому в течение ряда поколений [эти ваны] смогли сохранить свой род, все более умножая его величие.

В прошлом наши прежние ваны из поколения в поколение занимали должность начальника земледельческих работ, служа [династиям] Юй 7 и Ся. Когда династия Ся пришла в упадок, она упразднила должность начальника земледельческих работ и перестала заниматься земледелием, в связи с чем наш покойный ван Бу-ку, лишившись должности, бежал по собственной [24] воле и укрылся в землях, лежащих между жунами и диодами, где не смел небрежно относиться к делам. [Преемники Бу-ку] постоянно распространяли [на окружающих] его добродетели, продолжали совершенствовать его занятия, улучшали его наставления и правила, с утра до вечера прилежно трудились, сохраняя сердечность и простоту, высоко ставя преданность и доверие [народа], поэтому в течение ряда поколений они преуспевали в добродетели и не посрамили своего предшественника. Когда появился У-ван, он не только засиял блеском своих предшественников, но и приумножил его милосердием и мягкостью, служил духам и заботился о народе, поэтому не было недовольных.

Шанский ван Ди-синь 8 причинял людям большое зло, простой народ был не в состоянии выносить этого и с радостью поддержал У-вана, почему и произошел бой при Муе 9 в окрестностях шанской столицы. Это случилось не потому, что покойный ван занимался военными делами, а из-за того, что, искренне печалясь о страданиях народа, он устранил того, кто причинял народу зло.

Согласно системе, установленной покойными ванами, в пределах владения [Сына Неба] лежали земли, несшие повинности по обработке полей, а за его пределами — земли, несшие сторожевые повинности. От земель, несших сторожевые повинности” до земель, несших повинности по защите вана, находились земли, несшие повинности гостей; от земель, несших повинности варваров, до земель, несших повинности по обузданию варваров, находились земли, несшие повинности обузданных владений; жуны и дисцы жили на землях, несших неопределенные повинности 10.

Правители земель, несших повинности по обработке полей, подносили [вану] необходимое для ежедневных жертвоприношений; правители земель, несших сторожевые повинности, подносили необходимое для месячных жертвоприношений; правители земель, несших повинности гостей, подносили необходимое для сезонных жертвоприношений; правители земель, несших повинности обузданных владений, подносили дань; правители земель, несших неопределенные повинности, являлись представляться ко двору вана. Подношение необходимого для ежедневных жертвоприношений, месячных жертвоприношений, сезонных жертвоприношений, ежегодной дани и представления вану — вот наставления прежних ванов.

Если не подносилось необходимое для ежедневных жертвоприношений, совершенствовались помыслы 11; если не подносилось необходимое для месячных жертвоприношений, совершенствовались приказы; если не подносилось необходимое для сезонных жертвоприношений, совершенствовались законы; если не приносилась дань, совершенствовались наименования предметов дани 12; если не являлись для представления ко двору вана, совершенствовались добродетели, и только если, несмотря [25] на установленный порядок, подношения не поступали, совершенствовались наказания.

Отсюда для неподносящих необходимое для ежедневных жертвоприношений существовали наказания; на неподносящих необходимого для месячных жертвоприношений совершались нападения; против неподносящих необходимого для сезонных жертвоприношений проводились карательные походы; неприносящим дань выражались порицания; неявляющимся для представлений ко двору вана делались предостережения.

Отсюда имелись законы для наказаний, воины для нападений, необходимое для карательных походов, приказы для выражения сурового порицания и выражения для письменных предостережений. Если приказ объявлялся, а предупреждение доводилось до сведения, но подношения по-прежнему не поступали, [прежние ваны] еще более совершенствовались в добродетелях, но не утруждали народ в дальних походах. Благодаря такой политике вблизи не было ослушников, а вдали не было неповинующихся.

Ныне, после смерти Да-би и Бо-ши 13, цюаньжуны являются для представления ко двору вана, выполняя возложенные на них обязанности, но вы, Сын Неба, говорите: “Я непременно выступлю против них в карательный поход, ибо они не подносят необходимого для сезонных жертвоприношений, и покажу им мощь своего оружия”. Это не что иное, как отказ от наставлений.прежних ванов, и не грозит ли он вам опасностями и поражениями? К тому же я слышал, что вождь цюаньжунов Шу-дунь руководствуется старыми добродетелями 14 и и неизменно выполняет возложенные на него обязанности, которые считает главным делом, поэтому у него есть основания оказать нам сопротивление”.

Му-ван не послушал [совета] и выступил в карательный поход, из которого вернулся, получив [всего лишь] четыре белых волка и четыре белых оленя. С этого времени жившие на землях, несших неопределенные повинности, перестали являться [для представлений ко двору вана].

[2]

Гун-ван 15 путешествовал по реке Цзин 16 в сопровождении миского Кан-гуна 17, которому [местные жители] подарили трех девушек 18.

Мать Кан-гуна сказала: “Непременно отдай их вану. Ведь три зверя составляют стаю, три человека составляют толпу, три девушки составляют букет. Однако на охоте ван не бьет всей стаи, гун во время выездов ставит себя ниже толпы, среди служанок вана не бывает трех из одного рода. Букет состоит из прекрасных созданий. Народ одарил тебя прекрасными созданиями, но за какие добродетели ты их заслужил? 19 Даже ван не заслуживает этого, а тем более такая мелюзга, как ты! [26]

Если мелюзга хранит [прекрасные] вещи, в конце концов она непременно погибает”.

Кан-гун не поднес [девушек] вану, и через год Гун-ван уничтожил владение Ми.

[3]

Ли-ван 20 отличался жестокостью, поэтому жители владение хулили его. Шао-гун 21 доложил [вану]: “Народ не в состоянии выносить [жестоких] приказов”. Ван рассердился, нашел шамана из владения Вэй и приказал ему следить за хулящими его. Затем, по докладу [шамана], он убивал их. Жители владения не смели больше разговаривать и, встречаясь на дорогах, только обменивались взглядами.

Ван обрадовался и сказал Шао-гуну: “Я смог прекратить хулу, никто не смеет разговаривать”. Шао-гун ответил: “Это вы создали вокруг них заграждения, но заткнуть народу рог более опасно, чем воздвигнуть плотины на реке. Когда огражденная река прорывает заграждение, всегда оказывается много пострадавших. Точно так же и с народом 22. Поэтому тот, кто-регулирует течение рек, роет русла, чтобы дать воде сток, а тот, кто управляет народом, предоставляет ему свободу, чтобы он мог говорить 23. Именно поэтому Сын Неба, занимаясь государственными делами, велит всем: от правителей владений и высших сановников до чиновников трех рангов 24 — подносить стихи, музыкантам 25 подносить песни, историографам 26 подносить книги, младшим музыкантам 27 предостерегать, слепым, лишенным зрачков, петь стихи, [представленные правителями владений, высшими сановниками и чиновниками трех рангов], слепым, сохранившим зрачки, декламировать [под музыкальный аккомпанемент предостережения младших музыкантов], ремесленникам увещевать 28, простым людям передавать разговоры 29, приближенным слугам изо всех сил убеждать 30, родственникам исправлять ошибки и проверять его поступки. [Таким образом], музыканты и историографы наставляют и вразумляют, почтенные старцы совершенствуют их поучения, после чего ван выбирает нужное и действует, благодаря чему дела идут, не нарушая ничьих интересов.

Рот у народа, как на земле горы и реки, которые производят богатства, как на возвышенностях и в низинах плодородные и орошаемые земли, которые дают одежду и пищу. [Точно так же] от слов, исходящих изо рта [вана], возникает понятие доброго и дурного. Осуществление доброго и принятие мер против дурного ведет к увеличению [у народа] богатства, одежды и пищи. То, что беспокоит его сердце, народ высказывает с помощью рта, а [ван] обобщает [высказанное] и действует, — так как же можно затыкать рты? Если заткнуть народу рот,. долго ли это сможет продолжаться?”

Ван не послушал [совета], и население владения [27] по-прежнему не смело разговаривать. Через три года ван был изгнан в Чжи 31.

[4]

Когда Ли-ван полюбил [и приблизил к себе] жунского И-гуна 32, жуйский Лян-фу 33 сказал: “Уж не придет ли дом вана в упадок? Ведь жунский И-гун любит присваивать богатства и не понимает, [что это сулит] большие беды. Богатства — это то, что порождается всем сущим, то, что создается Небом и Землей, и если кто-нибудь присваивает их себе, вред от этого огромен. Все сущее, созданное Небом и Землей, должно использоваться всеми, разве можно заниматься личным присвоением? Это [лишь] вызывает у многих гнев и не способствует подготовке на случай больших бед. Если так наставлять вана, разве ван сможет долго удержаться [на престоле]?

Правящий людьми должен указывать пути к богатству и распределять его между высшими и низшими 34 с тем, чтобы духи, народ и все сущее получали по справедливости; при этом [он] каждый день должен испытывать страх из-за боязни вызвать недовольство. Именно поэтому в “Гимнах” говорится:

Думаю о просвещенном Хоу-цзи,
Достойном сравняться с Небом.
Он утвердил весь наш народ,
Нет никого справедливей его
35.

А в “Больших одах” сказано: “Распространяя милости, [Вэнь-ван] создал Чжоу” 36. Разве это не [говорит о] распределении богатств и о боязни [грядущих] бед? Именно поэтому [прежние ваны] смогли создать [царство Чжоу], которое существует по сей день.

Ныне ван учится присваивать богатства, но разве это допустимо? Ведь даже когда богатство присваивает простолюдин, это называется воровством, и если так будет поступать ван, мало кто станет подчиняться ему. Если жунский гун будет использован на службе, [дом] Чжоу непременно погибнет!”

Через некоторое время жунский гун был поставлен сановником, после чего чжухоу перестали представлять подношения, а ван был изгнан в Чжи.

[5]

Во время смуты, [в результате которой Ли-ван был изгнан] в Чжи, Сюань-ван находился во дворце Шао-гуна, где население столицы окружало его.

Шао-гун сказал: “В прошлом я неоднократно увещевал вана, но ван не прислушался к моим словам, из-за чего и произошел этот мятеж. Ныне, если сын вана будет убит, разве ван не подумает, что я допустил убийство, будучи обиженным и рассерженным на него? Даже тот, кто служит чжухоу, [28] оказавшись в опасности, не должен обижаться, а будучи обиженным, не должен гневаться, так что же говорить о состоящих на службе у вана!”

Сказав так, он подменил Сюань-вана своим сыном. Когда Сюань-ван вырос, его возвели на престол.

[6]

Вступив на престол, Сюань-ван не занимался обработкой земли на поле в тысячу му 37.

Гоский Вэнь-гун 38, увещевая его, сказал: “Так нельзя! Ведь главное занятие народа — земледелие. Оно дает просо и рис 39 для [жертвоприношений] Верховному владыке, приносит народу отдых и изобилие 40, от него зависит снабжение [необходимым] всех дел, оно рождает согласие и дружелюбие [среди людей], с него начинается увеличение богатства, оно создает полную безопасность и огромную устойчивость. Именно поэтому должность начальника земледельческих работ является важной должностью.

В древности великий астролог 41 в соответствии с сезонам” года наблюдал за землей. Когда светлое начало усиливалось-и, собираясь, наполняло собой все 42, жизненные силы земли приходили в движение 43. Когда звезда, являющаяся добрым предзнаменованием для [начала]земледельческих работ, появлялась утром в седьмом знаке зодиака 44, а солнце и луна [в своем движении] доходили до звезды Тяньмяо, жилы земли начинали вздуваться. Заранее, за девять дней [до наступления сезона становления весны] великий астролог докладывал начальнику земледельческих работ: “В период от нынешнего дня до первого-числа [второй луны] весь теплый воздух поднимается кверху, от его движения земля увлажнится, и если не встряхнуть и не изменить землю 45, произойдет переполнение ее жил, сулящее-бедствия, и тогда хлеба не вырастут”.

Начальник земледельческих работ [на основании этого] докладывал вану: “Великий астролог во главе весенних чиновников 46 приказал нам, занятым делами земледелия: “В течение девяти дней от сегодняшнего числа вся земля придет в движение, пусть ван, с благоговением совершив очищение постом, надзирает за земледельческими работами, не изменяя [старых правил]”.

После этого ван приказывал блюстителю нравов 47 предупредить гунов, сановников, всех чиновников и простой народ 48; начальнику общественных работ приказывал прибрать алтарь на [обрабатываемом] поле, а чиновнику, наблюдавшему за земледелием, велел предупредить всех о подготовке сельскохозяйственных орудий. Заранее, за пять дней [до наступления сезона становления весны] старший музыкант сообщал о приближении теплых ветров 49, после чего ван направлялся в покои, предназначенные для соблюдения поста. Все чиновники, [29] ведавшие вопросами земледелия, [также] направлялись в свои помещения, предназначенные для соблюдения поста. Через три дня ван совершал омовение и пил однодневное вино.

Когда наступал срок [пахоты], заведующий ритуальной утварью 50 подносил вино из черного проса, смешанное с отваром куркумы, а хранитель винных чарок подносил однодневное вино. Ван выливал на землю вино из черного проса, смешанное с отваром куркумы, пил однодневное вино и шел [в поле]. Все чиновники и простой народ следовали за ним. Перед пахотой начальник земледельческих работ проверял поле, повар вана 51 и старший чиновник земледельческих работ совершали церемонию по случаю начала пахоты, после чего великий астролог показывал вану дорогу, а ван почтительно шел за ним.

Ван вспахивал одну борозду, чиновники пахали в три раза больше, в зависимости от ранга 52, а простой народ заканчивал вспашку поля площадью в 1000 му. Начальник земледельческих работ проверял работу, а великий астролог контролировал его. Блюститель нравов проверял простой народ, а старший учитель 53 контролировал его.

По окончании [сева] распорядитель 54 расставлял пищу, а старший повар контролировал его. Повар показывал вану дорогу, ван принимал угощение, состоявшее из большого набора животных 55, свита пробовала угощение, а простой народ съедал остатки.

В этот день [старший] музыкант во главе музыкантов проверял звуки ветра и определял состояние земли 56. К юго-востоку от поля строили амбар для хранения собранного урожая и раздачи его в нужное время крестьянам.

Начальник земледельческих работ усиленно побуждал простой народ заниматься земледелием и объединять для этого усилия, говоря; “Светлое и темное начала распространились [равномерно] 58, гремит гром, и насекомые вышли из спячки, тот, кто не подготовился к вспашке земли, будет наказан начальником приказа, ведающего наказаниями”, после чего приказывал всем: “Обойдите [и осмотрите] поле”. Первым шел чиновник земледельческих работ, за ним старший чиновник земледельческих работ, третьим — начальник земледельческих работ, четвертым — начальник общественных работ, пятым— блюститель нравов, шестым — старший пестун, седьмым — старший учитель, восьмым — великий астролог, девятым — начальник обрядов и жертвоприношений, а ван во главе их совершал общий осмотр. Точно так же поступали при прополке поля и уборке урожая.

Благодаря такой системе весь народ приходил в движение 59, прилежно занимался земледелием, исправлял межи на полях, каждый день носил с собой тяпки, не ленился в период сельскохозяйственного сезона, поэтому не было недостатка в богатствах и народ жил в согласии и единстве. [30]

В те времена главным занятием ванов являлось земледелие, и они не требовали от своих чиновников [других] богатств, так как это мешало сельскохозяйственным работам. В течение трех сезонов года они занимались земледелием, а один сезон упражнялись в военном деле, поэтому, предпринимая карательные походы, проявляли мощь, а во время защиты располагали богатствами. При таком положении они могли доставлять радость духам и устанавливать согласие среди народа, и поскольку это было так, месячные и сезонные жертвоприношения приносились своевременно, а [народу] оказывались щедрые милости.

Ныне вы, Сан Неба, хотите совершенствовать дела покойных ванов, но забрасываете их главное дело, что вызовет нужду среди духов, приведет к сокращению жертвоприношений и уменьшит богатства народа, так как же вы будете добиваться для себя счастья и управлять народом?”

Ван не послушал [совета]. На тридцать девятом году правления [Сюань-вана] произошло сражение на поле в 1000 му, в ходе которого войска вана были разбиты жунами из рода Цян.

[7]

Луский У-гун 60 вместе с [сыновьями] Ко и Си 61 явился представиться [Сюань-вану], и ван назначил Си наследником престола.

Фаньский Чжун Шань-фу 62, увещевая [вана], сказал: “Его нельзя ставить наследником престола. Несоблюдение порядка старшинства непременно приведет к нарушению приказа, а нарушение приказа вана непременно приведет к убийству 63, поэтому, отдавая приказ, следует соблюдать старшинство. Невыполнение приказа укажет на слабость [вашей] власти, а выполнение приказа, нарушающего порядок старшинства, приведет к отказу народа от старших.

Низшие должны служить высшим, младшие — старшим, и в этом выражается порядок старшинства. Ныне же вы, Сын Неба, ставя чжухоу, назначаете [на этот пост] младшего сына, т. е. учите обратно должному. Допустим, [владение] Лу выполнит приказ, а чжухоу станут подражать ему, тогда [в дальнейшем] на пути приказов [прежних] ванов возникнут препятствия 64. Если же владение Лу не выполнит приказа, и [назначенный вами] наследник будет убит, значит вы сами нарушаете приказы [прежних] ванов. Итак, если правителя Лу убьют, это будет объясняться вашим промахом и если его не убьют, это тоже явится вашим промахом. Подумайте об этом, Сын Неба!”

Ван все же назначил наследником престола Си. Вернувшись домой, правитель Лу умер, после чего лусцы убили И-гуна 65 и поставили у власти Бо-юя 66. [31]

[8]

Весной, на тридцать втором году правления, Сюань-ван напал на владение Лу и поставил у власти Сяо-гуна 67, после чего чжухоу прекратили дружественные отношения с ваном 68.

Сюань-ван хотел найти кого-нибудь из детей царства 69, который смог бы руководить чжухоу и наставлять их. Фаньскик Му-чжун 70 сказал: “[Для этого подходит] луский правитель Сяо-гун”. Ван спросил: “Откуда ты знаешь?”. [Му-чжун] ответил: “Он с благоговением относится к мудрым духам и почтительно служит глубоким старцам. Распределяя пожалованья и налагая наказания, всегда обращается к поучениям, оставленным покойными ванами, и ищет совета в их прошлых делах, [принесших хорошие результаты], не нарушая ответа на заданный вопрос и выполняя полученный совет”.

Ван ответил: “Если это так, он может наставлять свой народ и управлять им”, после чего возвел на престол луского Сяо-гуна в храме Игун 71.

[9]

Сюань-ван, потеряв войска из южных владений 72, стал подсчитывать народ в Тайюане.

Чжун Шань-фу, увещевая его, сказал: “Народ нельзя пересчитывать. В древности не пересчитывали народ и [тем не менее] знали его численность. Чиновник, ведавший регистрацией народа 73, подсчитывал количество сирот и умерших; чиновник” ведавший фамилиями 74, подсчитывал количество фамилий среди народа; блюститель нравов подсчитывал численность войск; начальник приказа, ведавшего наказаниями, подсчитывал количество порочного люда; смотритель стад животных для жертвоприношений 75 подсчитывал количество животных, находившихся на его попечении; чиновник, ведавший ремесленниками, подсчитывал количество лиц, изменивших занятие 76, смотритель садов и огородов 77 подсчитывал приход [фруктов и овощей]; смотритель амбаров 78 подсчитывал расход [зерна]. Таким образом было известно все о численности населения, количестве родившихся и умерших, приходе и расходе [овощей и зерна].

Кроме того, установленное количество проверялось еще и на деле. Ван занимался земледелием на поле площадью в 1000 му, в свободные от сельскохозяйственных работ промежутки предавался весенней охоте, прополкой сорняков и уборкой урожая также занимался на поле площадью в 1000 му, осенней охоте уделял время после созревания хлебов, зимней охотой занимался по окончании сельскохозяйственных работ 79. Благодаря этому было известно количество народа и к чему его было пересчитывать?

Молчать о малочисленности народа и производить общий подсчет населения — значит показать малочисленность народа [32] и пренебрежение к делам 80. Если держать в руках бразды правления и показывать малочисленность народа, это приведет к отпадению чжухоу, а если управлять народом и пренебрегать делами, исчезнет возможность отдавать приказы. Кроме того, беспричинный подсчет населения ненавистен Небу. Он нанесет вред принципам управления и явится помехой для ваших наследников” 81.

Ван все же подсчитал население, но когда на престол вступил Ю-ван, царство было разрушено и уничтожено.

[10]

На втором году правления Ю-вана три реки 82 в Западном Чжоу 83 взбудоражились 84.

Бо Ян-фу 85 сказал: “[Дом] Чжоу ожидает гибель. Животворные силы Неба и Земли не нарушают сами установленного порядка, если же порядок нарушается, значит, его привел в расстройство народ 86. Когда светлое начало лежит внизу и не в состоянии выйти, а темное начало давит на него сверху и не дает подняться, происходят землетрясения. Ныне три реки в самом деле взбудоражились, и это произошло из-за того, что светлое начало лишилось положенного ему места, а темное начало давит на него. Когда светлое начало лишается положенного ему места и оказывается внизу под темным началом, Происходит землетрясение], истоки рек всегда закупориваются, а закупорка истоков непременно ведет к гибели государства. Ведь если земля и вода взаимодействуют 87, народ может удовлетворять свои нужды, а если земля и вода не взаимодействуют, богатства народа скудеют и чего тогда ожидать, кроме гибели?

В прошлом, когда обмелели реки И и Ло 88, погибла династия Ся, а когда обмелела река Хуанхэ, погибла династия Шан. Ныне добродетели дома Чжоу подобны добродетелям указанных двух династий в последний период их существования, к тому же снова закупорились истоки рек, а закупорка обязательно приведет к их обмелению. Существование же государства всегда зависит от гор и рек, и если горы рушатся, а реки мелеют,—это признак гибели государства. Обмеление рек непременно приведет к обвалу гор. Отсюда — если царство Чжоу должно погибнуть, это произойдет не позже, чем через десять лет, ибо такова основа счета 89. Отвергаемое Небом не может существовать дольше этого срока”.

В этом году три реки обмелели, а гора Цишань обрушилась. На одиннадцатом году правления Ю-ван погиб, а дом Чжоу переехал на восток.

[11]

На третьем году правления Хуэй-вана 90 Бянь-бо, Ши-су и Вэй-го 91 изгнали вана и возвели на престол [сына Чжуан-вана] [33] Цзы-туя 92. Ван поселился во владении Чжэн, где пробыл три года.

[Однажды] сын вана, Цзы-туй, устроил для трех сановников угощение с вином, на котором Цзы-го был главным гостем 93. Играла музыка, исполнившая все мелодии 94. [Услышав об этом], чжэнский правитель Ли-гун 95 встретился с госким Шу 96 и сказал: “Как я слышал, когда начальник приказа, ведающего наказаниями, приводит в исполнение смертную казнь, правитель отменяет из-за этого музыку, тем более разве он может радоваться [чужой] беде. Ныне же я слышал, что Цзы-туй поет и танцует без устали, а это значит, что он радуется [чужой] беде, хотя какая беда может быть больше, чем изгнание вана с престола и занятие его другим. Забывать о печали, столкнувшись с бедой, значит радоваться [чужой] беде, и в этом случае беда всегда приходит к тому, кто так поступает. Почему бы нам не вернуть вана [на престол]?”. Гоский Шу согласился с этим предложением 97.

Затем правитель владения Чжэн во главе с ваном вошел в столицу через южные, а гоский Шу через северные ворота. Они убили Цзы-туя и трех дафу, после чего ван вступил в столицу.

[12]

На пятнадцатом году [правления Хуэй-вана] в Синь 98 спустился с неба дух. Ван спросил у заведующего титулами 99 Го: “В чем дело? Бывали ли подобные случаи в прошлом?”

[Го] ответил: “Бывали. Когда государство стоит на пути к расцвету, его правитель беспристрастен и мудр, справедлив и прямодушен, абсолютно чист, милостив и мягок. Его добродетели достаточны, чтобы исходящий от них благоуханный аромат поднимался [к духам], а его милости достаточны, чтобы объединить весь народ, в результате чего духи пользуются пищей [от жертвоприношений], а народ слушается приказов. Поскольку народ и духи не ропщут [на правителя], мудрые духи спускаются на землю и, наблюдая за добродетельным правлением, равномерно распределяют на всех счастье.

Когда государство стоит на краю гибели, его правитель алчен и зол, развратен и нерадив, порочен и жесток. Его правление омерзительно, аромат от его добродетелей не поднимается [к Небу], налагаемые наказания несправедливы и незаслуженны, чиновники двуличны 100, мудрые духи не считают приносимые жертвы чистыми, а народ вынашивает далеко идущие стремления 101. Поскольку народ и духи ропщут [на правителя] и не имеют того, в ком они могли бы найти опору, на землю также спускаются духи и, наблюдая за жестокостью и злодеяниями правителя, ниспосылают на него беды. Таким образом, появление духов может быть как признаком расцвета, так и признаком гибели.

В прошлом, перед возвышением династии Ся, на гору [34] Чун-шань 102 спустился дух Жун 103, а перед ее гибелью дух Хуэй-лу 104 провел две ночи в Циньсуй 105. Перед возвышением династии Шан на горе Пишань 106 останавливался дух Тао-у 107, а перед ее гибелью в Му 108 появился Иян 109. Перед возвышением династии Чжоу на горе Цишань пел феникс, а перед ее упадком дух дуского бо стрелял в вана из лука в Хао 110. Таковы имеющиеся записи о мудрых духах”.

Ван спросил: “Что за дух появился ныне?” [Го] ответил: “В прошлом Чжао-ван 111 взял в жены дочь правителя владения Фан 112, которую стали называть Фан-хоу 113. Она действительно обладала слабыми добродетелями, а ее поведение походило на поведение Дань-чжу 114, поэтому дух Дань-чжу вселился в нее, чтобы составить ей пару, и от нее родился Му-ван. Этот дух несомненно надзирает за делами сыновей и внуков дома Чжоу и ниспосылает на них счастье или несчастье. Поскольку духи отличаются постоянством и не уходят далеко [от тех, в кого они вселились], уж не явился ли, если подходить с этой точки зрения, дух Дань-чжу?”.

Ван спросил: “Кто примет от него наказание?” [Го] ответил: “Земли владения Го”. Ван сказал: “Если это так, то почему?” [Го] ответил: “Я слышал, что когда правитель идет по правильному пути и при нем появляется дух, это называется “встретить счастье”, когда же он развратен и при нем появляется дух, это называется “добиться беды”. Ныне правитель владения Го погряз в пороках, поэтому не грозит ли ему гибель?”.

Ван спросил: “А что делать нам?” 115 [Го] ответил: “Прикажите главному управителю вместе со старшим жрецом, совершающим моления о ниспослании счастья, и великим астрологом отправиться во главе представителей фамилии Ли 116 в Го с жертвенными животными, просом, рисом, сосудами из яшмы и шелком и принести там жертвы духу, но ничего не просить у него”.

Ван спросил: “Как долго просуществует владение Го?” [Го] ответил: “В прошлом император Яо управлял народом под покровительством пятой стихии 117, а ныне появился его потомок, вот почему появление духа говорит, что [владение] не может просуществовать дольше, чем это число [лет]. Стало быть, владение Го не просуществует более пяти лет”.

Ван послал главного управителя Цзи-фу во главе представителей фамилии Фу 118, старшего жреца, совершающего моления о ниспослании счастья, и великого астролога, которые, взяв с собой жертвенных животных и яшмовые сосуды с вином из черного проса, смешанного с отваром куркумы, отправились в Го для совершения жертвоприношения. Вместе с ними в Го прибыл и заведующий титулами Го. Правитель владения Го также приказал своему старшему жрецу, совершающему моления о ниспослании счастья, и великому астрологу [принести жертвы духу] и просить у него земли. [35]

По возвращении заведующий титулами Го доложил вану: “Владение Го непременно погибнет. На того, кто не приносит с чистой душой жертв духам, но просит у них счастья, духи непременно ниспосылают беды. Против того, кто не питает родственных чувств к народу, но требует у него богатства, народ непременно восстает. Только очистив помыслы перед жертвоприношением, можно совершать жертвоприношения с чистой душой. Только ласково оберегая простой народ, можно проявлять к нему родственные чувства. Ныне же правитель владения Го своими действиями разоряет народ, стремясь удовлетворить низменные страсти. Он отдалил от себя народ и разгневал духов, но тем не менее добивается богатства, — разве он не встретит в этом затруднений!”

На девятнадцатом году [правления Хуэй-вана] владение Цзинь захватило владение Го.

[13]

Сян-ван 120 послал шаоского гуна Го 121 и заведующего титулами Го пожаловать цзиньскому Хуэй-гуну 122 нефритовый жезл [как знак на право управлять владением]. Люй Шэн 123 и Си Жуй 124 помогали правителю Цзинь [во время церемонии вручения жезла] без должной почтительности; сам правитель Цзинь держал [пожалованный] нефритовый жезл, опустив его книзу 125, а при поклоне не коснулся головой земли.

По возвращении заведующий титулами Го доложил вану: “Если владение Цзинь и не погибнет, его правитель несомненно останется без наследников, причем ни Люй Шэну, ни Си Жую не избежать беды”.

Ван спросил; “Почему?” [Го] ответил: “В “Книге дома Ся” сказано: “Кого поддерживать народу, кроме доброго правителя, а правителю с кем, кроме народа, защищать государство” 126. В “Клятве [Чэн-] тана 127 говорится: “Виноват только я один, и я не обвиняю народ, когда же будет виноват народ, вина за это ляжет на меня одного”. В главе Пань-гэн 128 написано: “Хорошее в государстве — ваша заслуга, плохое в государстве проистекает только от ошибок, допущенных мной одним, за них я заслуживаю наказания”. Нельзя, возглавляя массы людей и управляя народом, не обращать внимания на приведенные высказывания.

Для народа наиболее хлопотливыми являются великие дела 129, и покойные ваны знали, что эти великие дела могут успешно выполняться только с помощью народа. Поэтому они очищали свои сердца, чтобы оказывать народу ласку и благодеяния; проверяли свои внутренние помыслы и сопоставляли их с внутренними помыслами народа, чтобы управлять им; вносили ясность в дела и законы, чтобы наставлять народ; разрабатывали нужные мероприятия и, когда они получали доверие народа, осуществляли их. Очищение сердца приносило чистоту; [36] проверка внутренних помыслов и сопоставление их с внутренними помыслами народа приносили преданность [народа]; внесение ясности в дела и законы приносило правила поведения; разработка нужных мероприятий, пользующихся поддержкой народа, приносила доверие [народа]. А раз это было так, то, значит, и правила для возглавляющего массы людей и управляющего народом состоят в следующем: не очистив сердца, не добиться согласия [с народом]; без преданности [народа] не добиться успехов в делах управления; без правил поведения не добиться послушания [народа]; без доверия [народа] не добиться осуществления распоряжений.

Ныне же правитель Цзинь, вступив на престол, нарушил обещание сделать подарки как находящимся в пределах его владения, так [и тем, кто] вне его 130; [он] жестоко обращается с живущими в его владении 131 и так лишился [их] доверия. Он с неуважением отнесся к пожалованию вана, а значит, отбросил правила поведения. Он делает то, что ненавидит сам 132, и тем самым отбросил преданность. Он наполняет свое сердце злом и, таким образом, отбросил чистоту сердца. Поскольку он полностью отбросил четыре [перечисленных] принципа, живущие далеко перестанут являться к нему, а живущие близко не станут дружить с ним; так как же он сможет защищать свое владение!

В древности покойные ваны, когда они приобрели Поднебесную, с почтением относились к Верховному владыке и блестящим духам 133, совершали для них жертвоприношения и с уважением служили им. Поэтому утром [в день весеннего равноденствия] они совершали поклонение солнцу; вечером [в день осеннего равноденствия] совершали поклонение луне, дабы научить народ служению правителю. Чжухоу весной и осенью получали указания от вана, чтобы управлять [вверенным] народом. Высшие и низшие чиновники каждый день с почтением занимали свои места, чтобы усердно выполнять возложенные на них обязанности. Простой народ, ремесленники и торговцы занимались своими делами, чтобы снабжать стоящих над ними, и тем не менее [прежние ваны] боялись, что могут допустить упущения. Поэтому они создали [разряды] колесниц, одежды, флагов и знаков для установления различия [в знатности]; ввели [виды] приношений 134, подарков 135, жезлов 136 и верительных знаков 137 для придания веса [достоинству]; определили ранги, титулы, благородных и низких 138, чтобы расставить всех в порядке; создавали славу и прекрасную репутацию [отличившимся лицам], чтобы широко распространять ее. [Если и после этого] все же находились покидающие свои места и пренебрегающие своими обязанностями, их заносили в списки лиц, подлежащих наказаниям или ссылке в отдаленные земли. Поэтому и были поселенцы во владениях варваров, были наказанные топором, секирой, ножом или клеймением, но ведущие распутный образ жизни не переводились! [37]

Правитель владения Цзинь занял престол, не будучи прямым наследником 139; поэтому даже если бы он старался изо всех сил, пребывал в беспокойстве и, занимая трон правителя, опасался бы неправильных действий, боясь потерять престол, то и этого, можно сказать, было бы недостаточно. Если же он дает волю страстям, отдаляет от себя соседей 140, притесняет свой народ 141 и пренебрегает стоящими выше него 142, разве он сможет твердо сохранять престол?

Взявши нефритовый жезл, он опустил его вниз, чем нарушил правила; при совершении поклона не коснулся лбом земли, чем проявил пренебрежение к вану. Раз он нарушил правила обращения с жезлом, значит, он не ценит свое достоинство; раз [выказал] пренебрежение к вану, значит, ему не будет подчиняться народ. Ведь воля Неба и дела людей постоянно связаны между собой, и беда быстро настигает того, кто занимает высокий пост и пользуется большими благами 143. Поэтому если правитель Цзинь проявляет пренебрежение к вану, люди проявят пренебрежение к нему самому. Он унизился, и люди также унизят его. Сановники 144 получают от него жалованье, но не увещевают, а льстят, поэтому беда непременно постигнет и их”.

На третьем году правления Сян-вана Хуэй-гуна поставили правителем владения Цзинь. На восьмом году [правления Сян-вана] он потерпел поражение в Хань 145. На шестнадцатом году [правления Сян-вана] цзиньцы убили Хуай-гуна 146. У Хуай-гуна не было наследника. [В этом же году] циньцы убили Цзы-цзиня и Цзы-гуна 147.

[14]

Сян-ван послал главного управителя Вэнь-гуна 148 и заведующего титулами Сина пожаловать цзиньскому Вэнь-гуну 149 нефритовый жезл [как знак на право управлять владением]. Высшие сановники [Цзинь] встретили посланных на границе владения, а правитель Цзинь встретил их в предместьях столицы, выразив сочувствие за лишения, испытанные в дороге. Он поместил прибывших в храме предков, поднес угощение из девяти комплектов животных, а во дворе установил [на ночь] большие светильники,

Когда наступил день [пожалования жезла], связанная с этим церемония была проведена в храме У-гуна 150, где установили тутовую табличку с именем покойного 151, а на жертвенном столике расстелили циновки. [После этого] в храм прибыл главный управитель, а за ним, в одежде с черной каймой и в высокой шапке 152, вошел правитель Цзинь. Главный управитель, на основании приказа вана, велел правителю Цзинь надеть головной убор и одежду гуна, а заведующий титулами наставлял, как это сделать. Только после третьего приказа правитель Цзинь надел головной убор и одежду. По окончании церемонии [38] он оказал прибывшим почести как гостям, устроил для них пир, одарил подарками и, проводив до окраины столицы, [еще раз] устроил прощальное угощение, сделав все согласно церемоний, положенных для хоу и бо при получении титула от одного из трех учителей вана, устроив вдобавок пир для укрепления дружественных отношений.

По возвращении заведующий титулами Син доложил вану: “К владению Цзинь нельзя не относиться хорошо, его правитель непременно станет гегемоном среди члсухоу. Он с почтением принял приказ вана и полностью выполнил установленные правила поведения. Почтение к приказу вана — путь, ведущий к соблюдению порядка старшинства, полное выполнение установленных правил поведения — закон добродетели. Чжухоу непременно подчинятся тому, кто руководит ими, придерживаясь добродетели.

Кроме того, соблюдение правил поведения дает возможность судить; пользуется ли он преданностью и доверием [народа], обладает ли человеколюбием и соблюдает ли долг. Преданность [народа] возникает от деления [богатств на равные части], человеколюбие дает возможность оказывать благодеяния, наличие доверия [народа] позволяет сохранять послушание, долг позволяет соблюдать ограничения. Деление [богатств], вызывающее преданность, приводит к равномерному распределению, человеколюбивые действия приводят к ответному вознаграждению, наличие доверия и послушания приводят к устойчивости, соблюдение долга и ограничения приводят к укреплению законов. Когда богатства распределяются равномерно, народ не ропщет, когда действия вызывают ответное вознаграждение, нет недостатка в богатствах, когда царит устойчивость, не пренебрегают приказаниями, когда существуют ограничения и законы, никто не сходит с правильного пути. Если народ не ропщет, а в богатствах нет недостатка, если не пренебрегают приказами и никто в своих действиях не сходит с правильного пути, разве может быть какое-нибудь дело, которое нельзя было бы выполнить успешно!

Когда мысли не расходятся с действиями, это выражает преданность, когда трижды отказываются и только после этого надевают положенную одежду 153, это выражает человеколюбие, когда соблюдают долг, не допуская нарушений, это выражает доверие, когда соблюдают правила поведения, не допуская изъянов, это выражает долг. Будучи во владении Цзинь, я видел, что его правитель не нарушает ни одного из этих принципов, поэтому и говорю, что правитель Цзинь может соблюдать правила поведения. Относитесь к нему, ван, хорошо, если вы посеете семена во владении, соблюдающем правила поведения, вам непременно щедро воздается за это”.

Ван послушал [совета], и послы во владение Цзинь следовали по дорогам один за другим. В период смуты, поднятой Хуй-хоу 154, ван бежал во владение Чжэн, но правитель владения [39] Цзинь вернул его на престол. На шестнадцатом году правления Сян-вана цзиньский Вэнь-гун был поставлен управлять владением. На двадцать первом году [правления Сян-вана] Вэнь-гун во главе чжухоу явился на аудиенцию к Сян-вану в Хэнъюне 155 и поднес чуских пленных, а затем заключил с чжухоу договор о союзе в Цзяньту 156, в результате чего впервые стал гегемоном 157.

Комментарии

[1]

1 Му-ван, имя Мань — пятый правитель династии Чжоу. Традиционно-условные даты правления — 947—928 гг. до н. э. Безуспешно боролся с кочевым племенем цюаньжунов.

По свидетельству Сыма Цяня (ШЦ, гл. 110, л. 2а—2б), борьба чжоусцев с различными кочевыми племенами началась задолго до образования династии Чжоу. В частности, один из предков этой династии Гу-гун Дань-фу (приблизительно 1300—1200 гг. до н. э.) был вынужден покинуть под натиском сюньюев принадлежавшее ему владение Бинь и поселиться у подножия горы Ци. Бегство чжоусцев не спасло их от дальнейших нападений. Поэтому Вэнь-вану, внуку Гу-гун Дань-фу, пришлось предпринять карательный поход против чересчур беспокойных соседей.

Сын Вэнь-вана, У-ван, прогнал на север от рек Цзин и Ло племена жунов и и, которые стали являться ко двору для подношения дани, известной под названием «неопределенные повинности». Под этим термином подразумевалась обязанность кочевников являться ко двору для представления вновь вступившим на престол чжоуским ванам и, поскольку для этого нельзя было установить никаких сроков, эти повинности получили название неопределенных. Совершенно, очевидно, что подобные повинности не имели реального характера и под ним скорее всего следует понимать приезды племенных вождей ко двору китайского Сына Неба в периоды мирных отношений.

Му-ван захотел установить вместо номинальной реальную зависимость, что ясно из его слов: «Я непременно выступлю против них (т. е. цюаньжунов. — В. Т.) в карательный поход, так как они не подносят необходимого для сезонных жертвоприношений, и покажу им свою военную мощь». Другими словами, вместо неопределенных повинностей, которые несли цюаньжуны, Му-ван хотел добиться от них представления дани. Поход закончился неудачей. Обиженные цюаньжуны прекратили являться ко двору вана.

2 Цюаньжуны — кочевое племя, жившее на границах современного уезда Фуши в пров. Шэньси.

3 Цзиский гун — правитель владения Цзи, главный город которого находился на месте современного населенного пункта Цзибочэн в 8 км к северо-востоку от города Кайфын в пров. Хэнань.

4 ...Если оружие убрано и пускается в действие [только] в соответствующее время — Вэй Чжао понимает это выражение в том смысле, что весной, летом и осенью воины заняты сельскохозяйственными работами, а зимой обучаются военному делу. В этом случае в мирное время страна наслаждается богатством, а во время войны ее хорошо обученные и снабженные войска вызывают страх у врага. Подобное толкование основано на фразе из этой же главы (см. [6]): «В течение трех сезонов года они занимались земледелием, а один сезон упражнялись в военном деле, поэтому, предпринимая карательные походы, проявляли мощь, а во время защиты располагали богатствами».

Возможно и иное толкование. Оружие используется только при чрезвычайных обстоятельствах, связанных с мятежами, военными нападениями и т. д. Поскольку в этом случае война является справедливой, воины будут храбро сражаться и вызывать у врага страх.

5 Авторство данного гимна, написанного в честь У-вана, приписывается Вэнь-гуну (посмертный титул Чжоу-гуна). После уничтожения династии Инь, У-ван объезжал страну и совершал жертвоприношения. Поскольку в государстве уже установился порядок, У-ван собрал ставшее ненужным оружие и объявил что отныне будет править с помощью добродетели (МШЧИ, гл. 19, с. 1738—1742).

Полный текст гимна приводится под названием Ши-май в «Книге песен», в разделе «Гимны дома Чжоу».

Фраза «о чем и изложено в этом гимне» вызывает различные толкования. Наш перевод основан на соображении Вэй-Чжао, который знак ся понимал как «гимн». По другому объяснению, ся — название первой китайской династии, а отсюда и древнейшее название Китая (ШЦХЧКЧ, гл. 4, с. 43) (иначе толкуются и другие знаки); в этом случае перевод должен быть:

Я стремлюсь к прекрасным добродетелям
И распространю их по всему Ся.

6 ...и облагородить его характер — несмотря на принятое толкование Вэй Чжао, хочется высказать предположение, что иероглиф син — «характер», употреблен ошибочно вместо иероглифа шэн — «жизнь», который в сочетании с иероглифом хоу дает выражение «улучшить благосостояние народа», часто встречающееся в древних текстах. В этом случае перевод должен быть: «и повысить его благосостояние».

7 Юй — первоначально название владения, якобы пожалованного мифическому императору Шуню. Позднее превратилось в название рода Шуня, который древнекитайские историки рассматривают как династию.

8 Ди-синь, имя Чжоу — последний правитель династии Шан, известной больше как династия Инь. Характеризуя Чжоу как развратного жестокого правителя, Сыма Цянь пишет: «Император Чжоу отличался красноречием, живостью, очень хорошо разбирался в том, что видел и слышал, а способностями и физической силой превосходил окружающих. Мог голыми руками бороться с дикими зверьми. Обладал достаточными знаниями, чтобы отвергать увещевания, был достаточно красноречив, чтобы приукрасить неправду. Бахвалился перед подчиненными своими способностями, славой возносил себя над Поднебесной и считал всех остальных ниже себя. Любил вино, распутство и развлечения, питал пристрастие к женщинам.

[Чжоу] полюбил Да-цзи и исполнял все, что она говорила. Он заставил Ши-цзюаня создать новые непристойные мелодии, танцы, [принятые в] северных селениях, и разнузданную музыку. Умножил подати и обложения, чтобы наполнить деньгами [кладовые в] Лутай и заполнить зерном [склады в] Цзюйцяо, усердно собирал собак, лошадей и необыкновенных животных, заполонив ими все дворцовые помещения. Еще более расширил парки и башни в Шацю, поместил там в большом числе диких зверей и птиц.

[Чжоу] пренебрежительно относился к душам людей и небесным духам. Он собирал большие увеселительные сборища в Шацю, вином наполнял пруды, развешивал мясо, [из туш как бы] устраивая лес, заставлял мужчин и женщин нагими гоняться друг за другом и устраивал ночные оргии.

Народ роптал, обманутый в своих ожиданиях, а некоторые из князей восставали, поэтому Чжоу усилил наказания и казни, введя пытку огнем. Си-бо Чана, Цзю-хоу и Э-хоу он сделал тремя гунами. Цзю-хоу имел красавицу дочь, которую он ввел во дворец Чжоу. Но дочь Цзю-хоу не любила распутства, и Чжоу, разгневавшись, убил ее, а затем разрубил Цзю-хоу на куски. Э-хоу соперничал с Чжоу в силе, в спорах был острее, поэтому Чжоу убил и Э-хоу, а затем завялил его тело» (ШЦ, гл. 3, л. 10а—11б).

9 Mye — местность на территории современного уезда Цисянь в пров. Хэнань.

10 Согласно системе, изложенной в Чжоу-ли, в центре лежало владение Сына Неба, вокруг которого располагались земли, носившие общее название цзюизи — «девять [видов] владений» (ЧЛЧШ, гл. 29, с. 1047—1048), или цзюфч — [земли, несущие] девять [видов] повинностей» (ЧЛЧШ, гл. 33, с. 1193).

Владение Сына Неба называлось ванияи — «владение вана», или гоцзи — «владение государства» и представляло собой квадрат со стороной в тысячу ли; оно в число «девяти [видов] владений» не входило. Все земли носили название «Девять [видов] владений», шириною в пятьсот ли каждое, и назывались 1) Хоу-фу — «[земли, несущие] сторожевые повинности», или хоу-цзи — «сторожевые владения». Сторожевые повинности состояли в проверке всех приходящих в центральную зону и слежке за ворами и грабителями. 2) Дянь-фу — «[земли, несущие] повинности по обработке полей», или дянь-цзи — «владения, занимающиеся обработкой полей». Повинности по обработке полей состояли в возделывании земли и внесении налогов в пользу вана. 3) Нань-фу — «[земли, несущие] повинности, связанные с выполнением обязанностей, возлагаемых ваном», или чаньцзи — «владения, выполняющие обязанности, возлагаемые ваном». 4) Цай-фу — «[земли, несущие] повинности по сбору и представлению редких вещей, или цай-цзи — «владения, собирающие и предоставляющие вану редкие вещи». 5) Вэй-фу — «(земли, несущие] повинности по защите вана», или вэй-цзи — «владения, защищающие вана». 6) Мань-фу — «[земли, несущие] повинности по обузданию варваров», или мань-цзи — «владения, обуздывающие варваров». 7) И-фу — «[земли, несущие] повинности варваров», или и-цзи — «владения варваров». 8) Чжэнь-фу — «[земли, несущие] повинности, требующие защиты», или чжэнь-цзи — «владения, требующие защиты». Эти земли были расположены далеко от центрального владения Сына Неба, поэтому последнему для осуществления своих прав приходилось прибегать к вооруженной силе. 9) Фань-фу — «[земли, несущие] повинности по созданию заслона», или фань-цзи — «владения, служащие заслоном».

Автор Го-юй приводит эту систему в сокращенном виде, не перечисляя всех названий владений.

Обобщены также и названия повинностей, которых вместо девяти указано пять. Количество и названия повинностей совпадают с повинностями, которые якобы были установлены при династии Ся. Как отмечает Сыма Цянь, после ликвидации последствий наводнения Юй установил: 1) повинности по обработке полей; 2) сторожевые повинности; 3) повинности умиротворенных владений; 4) повинности обузданных владений и 5) неопределенные повинности (ШЦ, гл. 2, л. 16б—17а).

В Го-юй вместо повинностей умиротворенных владений (суй-фу) указаны повинности бинь-фу — «повинности гостей», однако смысл обоих терминов одинаков. Правители умиротворенных владений являлись с подношениями к вану в качестве его гостей.

11 ...совершенствовались помыслы — т. е. правитель не обвинял сразу виновных в непредоставлении необходимого для ежедневных жертвоприношений а проверял прежде всего свои поступки и отыскивал ошибки в своих намерениях.

12 ...совершенствовались наименования предметов дани — т. е. пересматривалась номенклатура дани.

13 Да-би и Бо-ши — два вождя цюаньжунов.

14 ...руководствуется старыми добродетелями — японский ученый Камэи Ику считает, что Шу-дунь следовал по пути прежних добродетельных вождей цюаньжунов Да-би и Бо-ши (ЩЦХЧКЧ, с. 276—277).

В Цзо-чжуань данного отрывка нет.

[2]

15 Гун-ван — шестой правитель династии Чжоу, сын Му-вана. Традицнонно-условные даты правления — 927—908 гг. до н. э.

16 Река Цзин — совр. река Цзиншуй, или Цзинхэ, берущая начало в пров. Ганьсу и протекающая по территории пров. Шэньси.

17 Миский Кан-гун — Кан-гун был правителем владения Ми, называемого также Мисюй, которое лежало к западу от совр. уездного города Линтай в пров. Ганьсу.

18 ...подарили трех девушек — Вэй Чжао отмечает, что эти три девушки были из одного рода. Фраза содержит иероглиф бэнь, означающий «брак, заключенный весной без согласия родителей и помощи свах» (ЧЛЧШ, гл. 14, с. 514).

19 ...но за какие добродетели ты их заслужил? — В данной фразе иероглиф эр соответствует иероглифу жу — «ты».

В Цзо-чжуань данного отрывка нет.

[3]

20 Ли-ван — десятый правитель династии Чжоу, сын И-вана. Традиционно-условные даты правления — 857—842 гг. до н. э. По-видимому, в правление Ли-вана существовали значительные экономические затруднения, в связи с чем, по совету сановника И-гуна, правящий дом стал изымать доходы населения (см. [4]). Такая политика вызвала всеобщий ропот (см, [3]), а затем и восстание, в результате которого Ли-вану пришлось бежать в Чжи.

21 Шао-гун — внук Кан-гуна, правителя владения Шао. Сановник Ли-вана. Известен под именем Ху и посмертным титулом Му-гун.

22 Точно так же и с народом — автор имеет в виду, что народ может выйти из повиновения и поднять восстание.

23 Автор хочет сказать, что, прислушиваясь к советам народа, правитель получает возможность правильно определять политику.

24 Чиновники трех рангов — в период Чжоу чиновничество делилось на три ранга: шан-ши — чиновники высшего ранга, чжун-ши — чиновники среднего ранга и ся-ши — чиновники низшего ранга.

25 Музыканты — так переведен знак гу — «слепой», но поскольку в древности музыкантами по большей части были слепцы, этот иероглиф приобрел переносное значение «музыкант». Музыканты собирали и исполняли перед ваном песни, отражавшие оценку правления и власти.

26 Историограф (ши) — по объяснению Вэй Чжао, соответствует должности вай-ши, в обязанность которого входило составление приказов вана для районов, расположенных вне пределов столичной области; наблюдение за составлением местных исторических хроник; хранение книг, посвященных деяниям трех владык и пяти императоров древности; унификация иероглифов по всей стране (ЧЛЧШ, гл. 26, л. 15а—15б).

Первоначальное значение иероглифа иш — «человек, ведающий записями», а вай — «внешний», «наружный». Термином вай-ши обозначали человека, ведавшего записями, относящимися к районам за пределами столичной области. Неудивительно, что в обязанности историографов входило «подношение книг» Сыну Неба.

27 Младший музыкант (ши) — по объяснению Вэй Чжао, иероглиф ши соответствует термину шао-ши, или сяо-ши, — «младший музыкант», в обязанности которого входило обучение слепых игре на музыкальных инструментах (ЧЛЧШ, гл. 23, с. 846).

28 Ремесленники должны были увещевать вана на примере их изделий, предостерегая вана от излишней роскоши.

29 Простые люди не могли непосредственно жаловаться двору на ошибки управления, но их разговоры могли дойти до двора и послужить основанием для исправления допущенных ваном ошибок.

30 ...приближенным слугам, изо всех сил убеждать—т. е. убеждать вана не делать ничего дурного.

31 Чжи — местность в районе совр. населенного пункта Чжичэн к северо-востоку от уездного города Хосянь в пров. Шаньси.

Восстание чжоуского населения против Ли-вана произошло, как считают, в 841 г. до н. э. Оно расценивается современными историками как первое крупное массовое восстание против господствующей власти, отмеченное в китайских источниках.

В Цзо-чжуань данного отрывка нет.

[4]

32 Жунский И-гун — И-гун — посмертный титул правителя владения Жун, местонахождение которого неизвестно.

33 Жуйский Лян-фу — Жуй — владение на территории совр. уезда Жуйчэн в пров. Шаньси. Правитель этого владения Лян-фу являлся сановником Ливана.

34 Высшие и низшие. — Под высшими имеются в виду небесные духи, а под низшими — народ.

35 Отрывок из гимна Государю-зерна, входящего в гимны дома Чжоу См. МШЧИ, гл. 19, с. 1744.

36 Строка из оды Вэнь-вану, входящей в Большие оды. См. МШЧИ гл. 16 с. 1290.

В Цзо-чжуань данного отрывка нет.

[6]

37 ...не занимался обработкой земли на поле в тысячу му. — Иероглиф цзе соответствует по смыслу иероглифу цзе «занимать», «пользоваться» и указывает, что ван обрабатывал землю не сам, а использовал силы народа. Такое толкование хорошо совпадает с содержанием фрагмента, где отмечается, что ван проводил торжественный обряд начала полевых работ и вспахивал только первую борозду, в то время как основная часть работ выполнялась простолюдинами.

Подобное поле носило название цзе-тянь — «поле, обрабатываемое с помощью сил народа», а собираемый с него урожай частью шел на жертвоприношения Небу, Земле и предкам, а частью—на оказание помощи населению. Площадь поля цзе-тянь равнялась 1000 му, а полей правителя владений — 500 му.

38 Гоский Вэнь-гун — Вэнь-гун — посмертный титул правителя владения Западного Го, Си-го, которое находилось на территории современного уезда Баоцзи в провинции Шэньси.

39 Просо и рис — в тексте иероглиф цзы — «просо», и шэн — «рис» (МЦЧИ, гл. 6, с. 248).

40 Отдых и изобилие — в тексте иероглиф фань — «прибавление» и шу — «многочисленный», «множество», переносно — «изобилие».

41 Великий астролог (тай-ши), или да-ши — в советской научной литературе термин тай-ши применительно к эпохе Хаиь переводится: великий астролог (СЦИ, с. 3), придворный историограф или главный историограф (СИЗ, с. 22). Различие в переводе объясняется тем, что большая часть времени историографа уходила на приведение в порядок исторических записей и книг императорских библиотек и хранилищ. Однако помимо этого по характеру своей должности он должен был систематически заниматься астрономией и календарем.

Для эпохи Чжоу функции тай-ши состояли в разработке шести правил управления страной, выправлении календаря, для того чтобы все дела совершались вовремя и в необходимой последовательности, и объявлении по всей стране о начале нового года (ЧЛЧШ, гл. 26, с. 950—953). Исходя из этих функций нами для термина тай-ши принят перевод великий астролог, что хорошо согласуется с текстом Го юй.

42 ...светлое начало усиливалось и, собираясь, наполняло собой все — согласно древней китайской философии в мире существуют светлое (ям) и темное (инь) начала, из взаимного влияния и непрерывной борьбы которых образуется вся вселенная. Светлое начало (ян) связывается с югом, светом, теплом, жизнью, счастьем и т. д., поэтому выражение «светлое начало усиливалось» указывает на наступление тепла.

43 ...жизненные силы земли приходили в движение — т. е. промерзшая до этого земля начинала оттаивать.

44 Когда звезда, являющаяся добрым предзнаменованием для [начала] земледельческих работ, появлялась утром в седьмом знаке зодиака — имеется в виду созвездие Фансин, состоящее из четырех звезд и расположенное в четвертом созвездии восточного сектора неба (соответствует северо-западному углу созвездия Скорпиона). Это время совпадает с началом сезона становления весны.

45 ...если не встряхнуть и не изменить землю — т. е. если не вспахать землю, чтобы дать выход скрытым в ней жизненным силам.

46 Весенние чиновники (янгуань) — общее название чиновников, занятых вопросами, связанными с правилами поведения и жертвоприношениями.

47 Блюститель нравов (сы-ту, букв. «ведающий народом») — одна из наиболее старых должностей в Китае, впервые упоминаемая в Шан-шу (ШШЧИ, гл. 1, с. 103). Блюститель нравов следил за распространением среди населения пяти принципов в отношениях между людьми, согласно которым отцы должны быть справедливыми, матери — любящими, старшие братья — Дружественно относиться к младшим, младшие братья — уважать старших, а дети — проявлять почтение к родителям.

48 Простой народ (шу-минь) — имеются в виду простолюдины, которые должны были принимать участие в обработке поля площадью в 1000 му.

49 Старший музыкант сообщал о приближении теплых ветров — в обязанности старшего музыканта, поскольку он обладал особенно тонким слухом, входило определение температуры ветра по его звуку.

50 Заведующий ритуальной утварью (юй-жэнь) — согласно Чжоу-ли, его функции состояли в приготовлении вина из черного проса, смешанного с отваром куркумы, и хранении ритуальных сосудов для этого вина (ЧЛЧШ, гл. 19, с. 708).

51 Повар вана (шань-фу) — заведовал приготовлением пищи и напитков для вана, его жены и детей (ЧЛЧШ, гл. 4, с. 129).

52 ...чиновники пахали в три раза больше в зависимости от ранга — если ван вспахивал одну борозду, гун пахал три борозды, сановники — девять и т. д.

53 Старший учитель (тай-ши) — высшая должность в древнем Китае. Тай-фу — старший наставник, тай-бао — старший пестун и тай-ши имели общее наименование: «три учителя» — сань-ши.

Старший учитель следил за умственным развитием наследника престола, в то время как старший наставник наставлял его в правилах поведения, а старший пестун заботился о здоровье (ЛДЧГБ, с. 25).

54 Распорядитель (цзай-фу) — в его функции входило следить за соблюдением принятых при дворе правил (чтобы каждый занимал положенное ему место), а также прием и угощение прибывающих ко двору гостей (ЧЛЧШ, гл. 3, с. 106). Поскольку распорядитель занимался угощением прибывавших ко двору гостей, он и расставлял угощение на поле.

55 Большой набор животных (далао) — в большой набор входили бык, баран и кабан.

56 Музыканты на основе музыкальных тонов, по звуку ветра определяли, что он несет с собой. Если звуки ветра были гармоничными, это указывало, что земля хорошо родит хлеба.

58 Светлое и темное начала распространились [равномерно] т. е. день сделался равным ночи.

59 Благодаря такой системе весь народ приходил в движение — в этой фразе иероглиф юн употреблен вместо иероглифа и — «по этой причине», «вследствие этого».

В Цзо-чжуань данного отрывка нет.

[7]

60 У-гун — посмертный титул девятого правителя владения Лу.

61 Ко и Си — соответственно старший и младший сыновья У-гуна.

62 Фаньский Чжун Шань-фу — Фань — владение, находившееся на территории современного уезда Цзиюань в провинции Хэнань. Чжун Шань-фу, правитель этого владения, был в описываемый момент сановником Сюань-вана. Его посмертный титул Му-чжун.

63 ...непременно приведет к убийству — т. е. к убийству Си, которого Сюань-ван назначил преемником У-гуна.

64 По тогдашним правилам преемником правителя следовало назначить старшего сына. Назначение младшего сына, Си, создавало прецедент, поэтому если бы в дальнейшем Сюань-ван вернулся бы к старым правилам, его приказ вызвал бы возражения.

65 И-гун — посмертный титул Си.

66 Бо-юй — сын Ко.

В Цао-чжуань данного отрывка нет.

[8]

67 Сяо-гун — младший брат луского правителя И-гуна, носивший имя Чэн.

68 Весь абзац более логично отнести к предыдущему отрывку [7].

69 Дети царства (го-цзы) — термин, вызывающий многочисленные толкования, но, по объяснению Вэй-Чжао, под ним следует понимать лиц, относившихся к правящей фамилии Цзи.

70 Му-чжун — посмертный титул Чжун Шань-фу. См. отрывок [7], примеч. 62.

71 Храм Игун — храм в честь И-вана, деда Сюань-вана. В древности пожалование титулов всегда производилось в храме предков.

В Цзо-чжуань данного отрывка нет.

[9]

72 ...потеряв войска из южных владений — по объяснению Вэй Чжао, речь идет о воинах из Нань-го, лежавшего между реками Хань и Янцзы-цзян, т. е. владений Чу, Шэнь, Люй, Ин и т. д. В войне с жунами из рода Цян эти владения, а вместе с ними их войска, были утрачены, и, чтобы восполнить потери, Сюань-ван начал производить перепись населения, имея в виду набор дополнительных войск.

73 Чиновник, ведавший регистрацией народа (сы-минь) — его обязанности состояли в представлении сведений о численности населения; он заносил в списки родившихся мальчиков и девочек после появления у них зубов и исключал из списков умерших (ЧЛЧШ, гл. 35, с. 1268).

74 Чиновник, ведавший фамилиями (сы-шан) — иероглиф шан обозначает вторую ноту китайской музыкальной гаммы. В древности считалось, что каждой фамилии строго соответствует одна из пяти нот. В частности, фамилии потомков Тай-хао связывались с нотой цзяо, символизирующей народ; фамилии потомков Шэнь-нуна с нотой чжэн, символизирующей правительственные дела; фамилии потомков Хуан-ди — с нотой гун, символизирующей правителя; фамилии потомков Шао-хао — с нотой шан, символизирующей чиновников; фамилии потомков Чжуань-сюя — с нотой юй, символизирующей имущество, богатство.

75 Смотритель стад животных для жертвоприношений (му, или му-жэнь) — ведал стадами животных, предназначенных для жертвоприношений (ЧЛЧШ, гл 13, с. 461).

76 ...чиновник, ведавший ремесленниками, подсчитывал количество лиц, изменивших занятие — эта же фраза может быть переведена иначе: «ремесленники подсчитывали количество шкур».

77 Смотритель садов и огородов (чан, или чан-жэнь) — ведал садами и огородами и хранил фрукты и овощи для нужд жертвоприношений и угощения гостей (ЧЛЧШ, гл. 16, с. 594).

78 Смотритель амбаров (линь, или линьжэнь) — ведал приходом и расходом зерна (ЧЛЧШ, гл. 16, с. 595).

79 Занятие земледелием позволяло вану определять количество работающих крестьян, а занятие охотой — количество воинов.

80 ...пренебрежение к делам — т. е. к земледелию и охоте.

81 Автор намекает на опасность смуты.

В Цзо-чжуань данного отрывка нет.

[10]

82 Три реки — Цзиншуй, Вэйшуй и Лошуй.

83 Западное Чжоу — район чжоуской столицы Хаоцзин, находившейся вблизи совр. города Сиань.

84 ...реки... взбудоражились — речь идет о том, что из-за землетрясения нарушилось обычное течение рек.

85 Бо Ян-фу — чжоуский дафу.

86 ...его привел в расстройство народ — вместо «народ» следовало бы сказать «ван», что невозможно из уважения к вану.

87 ...земля и вода взаимодействуют — вода увлажняет почву, на увлаж-

ненной почве появляется растительность и растут хлеба, идущие на удовлетворение потребностей народа.

88 Реки И и Ло — соответственно совр. река Ихэ в пров. Хэнань и совр река Лохэ, берущая начало к северо-западу от уездного города Лонань в пров. Шэньси и протекающая по территории пров. Хэнань.

89 Основа счета — система счета начинается с единицы и кончается десятью.

В Цзо-чжуань данного отрывка нет.

[11]

90 Хуэй-ван, имя Лань — занимал престол в течение двадцати пяти лет (676—652 гг. до н. э.). Сын Си-вана.

91 Бянь-бо, Ши-су и Вэй-го — чжоуские дафу.

92 ...изгнали вана и возвели на престол... Цзы-туя — причины изгнания Хуэй-вана объясняются в Цзо-Чжуань: «Следует сказать, что Яо, наложница вана, была фавориткой Чжуан-вана и у нее родился сын Цзы-туй. Цзы-туй также пользовался любовью Чжуан-вана. Наставником Цзы-туя был Вэй-го. Когда Хуэй-ван вступил на престол, он отобрал у Вэй-го сад и превратил его в загон для диких животных и птиц. Затем, поскольку дворец Бяо-бо находился близко от дворца вана, ван отобрал и его. Далее ван отобрал пахотные земли у Цзы-циня, Чжу-гуя и Чжань-фу, помимо чего удержал жалованье у своего повара (Ши-су). В связи с этим Вэй-го, Бянь-бо, Ши-су, Чжань-фу, Цзы-цинь и Чжу-гуй подняли мятеж, найдя поддержку у рода Су. Осенью перечисленные пять сановников, пытаясь возвести на престол Цзы-туя, напали на вана, но не добились успеха и бежали в Вэнь, в то время как глава рода Су вместе с Цзы-туем, бежал в Вэй. После этого войска владений Вэй и Янь напали на Чжоу и зимой возвели Цзы-туя на престол (ЧЦЦЧЧИ, гл. 9, с. 385, 386).

93 Цзы-го, он же Вэй-го — присутствовал на пиру в качестве главного гостя, так как был наставником Цзы-туя.

94 Все мелодии — судя по комментарию, имеются в виду мелодии шести предшествующих эпох: мелодия, созданная при Хуан-ди, носила название Юньмынь; при Яо — Сяньчи; при Шуне — Сяошо; при Юе — Дася; при династии Инь — Да-ху; при династии Чжоу — Дау (ЧЦЦЧЧИ, гл. 9, с. 386, примеч.).

95 Чжэнский Ли-гун — пятый правитель владения Чжэн.

96 Гоский Шу — чжоуский сановник, носивший имя Линь-фу. Потомок Вэнь-гуна, правителя владения Западное Го.

97 Об изгнании Хуэй-вана и его возвращении на престол Сыма Цянь сообщает: «На пятом году правления [чжэнского] Ли-гуна владения Янь и Вэй вместе с Туем, младшим братом чжоуского Хуэй-дана, напали на вана. Ван бежал в Вэнь, после чего на престол был возведен его младший брат Туй. На шестом году правления Ли-гуна Хуэй-ван сообщил владению Чжэн о создавшемся критическом положении. Ли-гун послал войска напасть на чжоуского княжича Туя, но они, не добившись успеха, вернулись обратно вместе с чжоуским Хуэй-ваном. После этого ван поселился в Ли. Весной на седьмом году правления чжэнский правитель Ли-гун неожиданно напал вместе с госким Шу на княжича Туя, убил его и вернул Хуэй-вана в Чжоу (ШЦ, гл. 42, л. 6б—7а).

См. Цзо-чжуань, гл. 9, с. 386—387.

[12]

98 Синь — местность во владении Го. Находилась в пятнадцати ли к запалу от совр. населенного пункта Сяшичжэнь в уезде Шэньсянь в пров. Хэнань.

99 Заведующий титулами (нэй-ши) — чиновник, ведавший присвоением и отменой титулов, назначением и снятием жалованья, приказами о назначении и смещении чиновников (ЧЛЧШ, гл. 26, с. 965).

100 Чиновники двуличны — в разных древних текстах термин бай-син имеет различные значения: от чиновников (бай-гуань) до народа (миньшу). В дачном случае принят перевод «чиновники», так как ниже в этой же фразе говорится о народе.

101 ...народ вынашивает далеко идущие стремления — т. е. замышляет восстание.

102 Гора Чуншань, или Суншань — одна из священных гор Китая, находится в уезде Дэнфын пров. Хэнань.

103 Жун, или Чжу-жун — дух-покровитель Юга.

104 Хуэй-лу — дух огня.

105 Циньсуй — местность предположительно вблизи столицы династии Ся возле совр. города Янчэн в пров. Хэнань.

106 Гора Пишань — в пров. Хэнань, вблизи впадения реки Лошуй в Хуанхэ.

107 Тао-у, он же Гунь — отец легендарного правителя Юя, превратившийся после смерти в духа.

108 My, или Муе — местность на территории совр. уезда Цисянь в пров. Хэнань.

109 Иян — имя мифического животного.

110 Дуский бо — правитель владения Ду, носивший титул бо. Владение Ду находилось к востоку от совр. уездного города Сяньнин в провинции Шэньси. Мо-цзы рассказывает: «Чжоуский Сюань-ван убил своего слугу, правителя владения Ду, который не имел за собой никакой вины. [Перед смертью] правитель владения Ду сказал: «Мой господин хочет убить меня, хотя за мной нет никакой вины. Если мертвые не обладают сознанием, на этом все кончится. Если же мертвые обладают сознанием, не пройдет и трех лет, как я дам знать вану, что оно существует».

Через три года чжоуский Сюань-ван, собрав чжухоу, остановился в Пу. Несколько сот колесниц и несколько тысяч лиц, сопровождавших вана, заполнили собой всю степь. В полдень дуский бо, сидевший в простой колеснице, запряженной белой лошадью, одетый в красную одежду, с красной шапкой на голове, с красным луком и красной стрелой в руках догнал ехавшего на колеснице чжоуского Сюань-вана и выстрелил в него из лука. Стрела попала в сердце, перебила спинной хребет; был так убит ван» (МЦ, гл. 8, с. 139—140).

111 Чжао-ван — четвертый правитель династии Чжоу, носивший имя Ся. Традиционно-условные даты правления — 966—948 гг. до н. э.

112 Владение Фан — находилось на территории совр. уезда Суйпин в пров. Хэнань.

113 Фан-хоу — букв. «правительница из владения Фан».

114 Дань-чжу — сын мифического императора Яо, не смогший занять престол из-за отсутствия добродетелей.

115 Владение Го находилось близко от владения вана, поэтому Хуэй-ван и задал этот вопрос.

116 Фамилия Ли вела начало от Дань-чжу, а поскольку считалось, что духи не принимают жертвоприношений от посторонних им лиц, Го предложил взять для принесения жертв потомков Дань-чжу.

117 ...под покровительством пятой стихии — к эпохе Чжоу сложились представления о взаимосвязи явлений, о борьбе различных сил в природе, которые отражены в теории о пяти первоэлементах или пяти стихиях (у-син): воде, огне, металле, дереве, земле. Одно из ранних изложений идей первоэлементов мы находим в главе Хун-фань книги Шан-шу. Явления природы рассматриваются в ней как результат непрекращающейся борьбы пяти стихий, в ходе которой последние бесконечно взаимоуничтожают и взаимопорождают друг друга. Философ Цзоу Янь (336—280 гг. до н. э.) распространил эту теорию на жизнь человека и на общественные явления. Он считал, что судьба благоприятствует тому или иному правителю до тех пор, пока господствует покровительствующая ему стихия. Когда же эта стихия оказывается побежденной, то правление клонится к упадку, и с приходом к господству новой стихии появляется новый правящий дом.

Исходя из подобных представлений традиция обычно связывает имя Хуаи-ди и его преемника Яо со стихией земли, Юя — со стихией дерева, Чэн-тана, основателя династии Инь — со стихией металла, Вэнь-вана, основателя династии Чжоу, — со стихией огня (ЛШЧЦ, гл. 13, с. 127).

Яо правил под покровительством стихии земли, пятой по счету, поэтому в тексте и сказано «под покровительством пятой стихии».

118 Фамилия Фу — представители фамилии Ли, которые, поступив на службу к династии Чжоу, получили фамилию Фу.

См. Цзо-чжуань, гл. 10, с. 435—436.

[13]

120 Сян-ван, имя Чжэн—сын Хуэй-вана. Даты правления — 651—619 гг. до н. э.

121 Шаоский гун Го — потомок Му-гуна, правителя владения Шао (см. отрывок [3]). Почетный титул — У-гун. В момент описываемых событий являлся сановником Сян-вана.

122 Цзиньский Хуэй-гун — двадцать первый правитель владения Цзинь. Сын Сянь-гуна, носивший имя И-у. На шестом году правления был разбит в сражении с циньским правителем Му-гуном и попал в плен, откуда вернулся через три месяца и снова стал править владением.

123 Люй Шэн — цзиньский дафу, по фамилии Сялюй, по имени Тай-шэн.

124 Си Жуй, он же Цзи Жуй — цзиньский дафу.

125 ...держал... жезл, опустив его книзу—жезл следовало держать на уровне глаз.

126 «Книга дома Ся» — Ся-шу, раздел Шан-шу, содержащий записи, относящиеся к династии Ся. Приведенная цитата заимствована из главы Да Юй мо — «Планы великого Юйя» (ШШЧИ, гл. 4, с. 134).

127 Клятва [Чэн-]тана — была дана Чэн-таном перед сражением с последним императором династии Ся в Минтяо (ШШЧИ, гл. 8, с. 259). В этой клятве нет цитируемой фразы, которая приводится в Таи гао — «Обращении [Чэн-]тана» (ШШЧИ, гл. 8, с. 271). Выражение «Когда же будет виноват народ, вина за это лежит на мне единственном» указывает, что Чэн-тан берет вину на себя из-за того, что плохо наставлял и вразумлял народ.

128 Пань-гэн — название главы в Шан-шу, в которой содержатся наставления Пань-гэна народу, недовольному переносом столицы в Бо (ШШЧИ гл. 9, с. 301—310).

129 Великие дела (да-ши) — т. е. жертвоприношения и военные занятия.

130 Цзиньский правитель Сянь-гун объявил своим наследником Си-ци, родившегося от наложницы Ли-цзи, после чего его сыновья И-у и Чжун-эр бежали из владения, опасаясь за свои жизни.

Когда Сянь-гун умер, цзиньский сановник Ли Кэ убил Си-ци и предложил Чжун-эру, находившемуся среди дисцев, занять престол, но встретил отказ, после чего сделал такое же предложение И-у, находившемуся во владении Лян. И-у, опасаясь, что, вернувшись во владение, он окажется без поддержки, отправил сановника Ци Жуя в Цинь с просьбой о помощи и обещал уступить после вступления на престол часть своих земель. Циньский правитель Му-гун помог И-у занять престол, и тот стал править под титулом Хуэй-гуна. Затем, ссылаясь на возражения чиновников, Хуэй-гун нарушил данное обещание и отказался передать Цинь земли.

Когда Ли Кэ предложил И-у занять престол, последний направил ему письмо, в котором обещал пожаловать города, лежащие к северу от реки Фэнь, но затем не только не выполнил обещания, а, наоборот, лишил Ли Кэ власти и убил его. См. отрывок [102].

Таким образом, под словами «нарушил обещание сделать подарки как находящимся в пределах его владения, так и вне его» имеется в виду отказ Хуэй-гуна уступить Цинь земли и отказ пожаловать Ли Кэ города к северу от реки Фэнь.

131 После вступления на престол Хуэй-гун убил Ли Кэ, Пэй Чжэна и многих других, сыгравших главную роль в убийстве Си-ци.

132 ...он делает то, что ненавидит сам — Хуэй-гун требовал от окружающих почтительного отношения к себе, но в то же время проявил непочтительность к послам Сян-вана.

133 Блестящие духи (мин-шэнь) — т. е. солнце и луна.

134 Приношения (чжи) — т. е. подарки, которые приносились при встречах. Согласно Чжоу-ли, для установления разрядов слуг вана существовало шесть видов приношений. Три младших учителя государя подносили кусок шелка, обернутый в кожу, высшие сановники — ягненка, дафу — гуся, чиновники — фазана, простолюдины — домашнюю утку, ремесленники и торговцы — петуха (ЧЛЧШ, гл. 18, с. 664).

135 Подарки (би) — подносились чжухоу правителю другого владения или дарились гостям. Судя по Чжоу-ли, существовало шесть видов подарков, носивших общее название лю-би. Они состояли из различных видов яшмы с добавлением шкуры лошади, тигра и различных видов тканей (ЧЛЧШ, гл. 37, с. 1347).

136 Жезлы (жуй) — для установления разрядов владений существовало шесть видов жезлов, сделанных из яшмы. Ван держал жезл, называемый чжэнь-гуй; носивший титул гун держал жезл, называемый хуань-гуй; носивший титул хоу держал жезл, называемый синь-гуй; носивший титул бо держал жезл, называемый гун-гуй; носивший титул цзы, держал жезл, называемый гу-би; носивший титул нань держал жезл, называемый пу-би (ЧЛЧШ, гл. 18, с. 663, 664).

137 Верительный знак (цзе) — существовало шесть видов верительных знаков, предназначенных для проезда по различным районам страны. Для горных владений использовался знак с изображением тигра (ху-цзе); для владений на равнине — знак с изображением человека (жэнь-цзе); для владений с большим количеством озер—знак с изображением дракона (лун-цзе). Эти знаки делались из металла. Для проезда по дорогам использовался знак, называемый цзин-цзе; для проезда через заставы — знак, называемый фу-цзе; для проезда по столице и ее окрестностям — знак, называемый гуань-цзе. Эти знаки делались из бамбука (ЧЛЧШ, гл. 37, с. 1345—1346).

Верительные знаки состояли из двух складывающихся половин, одна из которых хранилась у правителя, другая — у назначенного на пост или посланного с поручением. Соединением двух половинок подтверждалась подлинность приказа или полномочий.

138 Благородные и низкие (гуй-цзянь) — т. е. занимающие высокие и низкие посты.

139 У Сянь-гуна было три сына — Шэнь-цзы, Чжун-эр и Хуэй-гун. Хуэй-гун был самым младшим, поэтому о нем и сказано, что он не был прямым наследником.

140 Имеется в виду циньский правитель Му-гун, которому Хуэй-гун обещал уступить, но так и не уступил земли (см. примеч. 129).

141 Имеется в виду убийство Ли Кэ, Пэй Чжэна и их сторонников.

142 Автор намекает на неуважение, с которым Хуэй-гун принял жезл, пожалованный Сян-ваном.

143 Небо посылает счастье за добрые дела и наказывает за злые. Исполнителем наград и наказаний Неба является народ, поэтому народ быстро карает тех, кто, занимая высокий пост и пользуясь большими благами, допускает злоупотребления. В данном случае имеется в виду Хуэй-ван.

144 Подразумеваются Люй Шэн и Си Жуй.

145 Хань, или Ханьюань — местность в совр. уезде Жуйчэн в пров. Шань-си. Циньский правитель Му-гун, разгневанный на Хуэй-гуна, нарушившего обещание уступить ему земли, напал на владение Цзинь. В ходе сражения в Ханьюане цзиньские войска потерпели поражение, а Хуэй-гун попал в плен; был отпущен через три месяца.

146 Хуай-гун — занял пост правителя владения Цзинь после смерти Хуэй-гуна. В это время циньский правитель Му-гун объявил правителем Цзинь Чжун-эра (старший брат Хуэй-гуна); цзиньцы убили Хуай-гуна в Гаоляне.

147 Цзы-цзинь и Цзы-гун — прозвища, соответственно, Люй Шэна и Си Жуйя. Они хотели убить Чжун-эра, но были заманены в ловушку циньским Му-гуном и убиты. Так исполнилось предсказание Го, что Хуэй-гун останется без наследников, а Люй Шэну и Си Жую не избежать беды.

См. Цзо-чжуань, гл. 13, с. 530—531.

[14]

148 Вэнь-гун — чжоуский сановник, известный под именем Ванцзы Ху.

149 Вэнь-гун — сын цзиньского правителя Сянь-гуна, носивший имя Чжун-эр.

Сянь-гун, хотевший возвести на престол младшего сына, Си-ци, убил старшего сына, законного наследника Шэнь-шэна, после чего Чжун-эр, опасаясь за свою жизнь, бежал из владения и долгие годы скитался на чужбине. После смерти Сянь-гуна сановник Ли Кэ предлагал Чжун-эру занять престол, но тот отверг это предложение. Власть в Цзинь перешла сначала к Хуэй-гуну, а затем к Хуай-гуну. Хуай-гун не пользовался любовью сановников, которые снова стали предлагать Чжун-эру занять престол. К этому же его склонял и циньский правитель Му-гун. Под защитой циньских войск Чжун-эр вернулся в Цзинь и занял престол.

150 Храм Угун — храм в честь У-гуна, деда Вэнь-гуна.

151 Тутовая табличка с именем покойного (санчжу) —употреблялась при жертвоприношениях, следовавших сразу же после похорон, по окончании которых новый правитель вступал на престол. Вэнь-гун не хотел вступать на престол как преемник убитого Хуай-гуна, а поэтому установил в храме У-гуна тутовую табличку с именем своего отца Сянь-гуна, перед которой совершил жертвоприношения, хотя после смерти Сянь-гуна прошло уже много времени.

152 Одежда с черной каймой и высокая шапка (дуань-вэй) — обычная одежда чиновника. Вэнь-гун явился в этой одежде, так как не получил еще жезл гуна и соответствующие одежды.

153 ...когда трижды отказываются и только после этого надевают положенную одежду — малопонятная фраза. По комментарию Цзя шичжуна иероглиф сань — «три» означает преданность, доверие и человеколюбие, а фу — «служить», нести повинности. При таком толковании перевод должен быть: «когда оказывают милости, руководствуясь преданностью, доверием и человеколюбием и служат, выполняя долг, это называется человеколюбием».

154 Хуэй-хоу — см. гл. 2.

155 Хэнъюн — местность в пяти ли к северо-западу от современного уездного города Юаньу в пров. Хэнань.

156 Цзяньту — местность к северо-западу от совр. уездного города Синцзэ в пров. Хэнань.

157 Как сообщает Сыма Цянь, после победы над чускими войсками при Чэнпу цзиньский правитель Вэнь-гун «в пятой луне в день дин-вэй поднес чжоускому вану чуских пленных, сто колесниц, запряженных одетой в панцири четверкой лошадей каждая, и тысячу пехотинцев. Сын Неба приказал [дафу] Ванцзы Ху объявить правителя владения Цзинь гегемоном [среди чжухоу] и пожаловал ему большую колесницу, красный лук с сотней стрел, черный лук с тысячей стрел, кувшин с ароматным вином из черного проса, ритуальный сосуд из яшмы и триста отважных, как тигры, воинов. Правитель владения Цзинь три раза отказывался от пожалования, но затем принял его, совершив земной поклон» (ШЦ, гл. 39, л. 25а—25б).

Зимой цзиньский правитель собрал чжухоу в Вэнь (чжоуский город, находившийся в 65 ли к востоку от совр. уездного города Мэнсянь в пров. Хэнань), намереваясь представиться во главе их чжоускому вану. Не обладая достаточной силой, он боялся, что некоторые из чжухоу воспротивятся этому, а поэтому отправил гонца пригласить чжоуского Сян-вана на охоту в Хэяне (местность в 35 ли к западу от совр. уездного города Мэнсянь в пров. Хэнань). После этого в день жэнь-шэнь он представился во главе чжухоу чжоускому вану в Цзяньту. Когда Конфуций, читая исторические записки, дошел до записей о Вэнь-гуне, он сказал: «Чжухоу не вызывают вана». В связи с этим имеющаяся в Чунь-цю запись «Ван охотился в Хэяне» (см. ЧЦЦЧЧИ, гл. 16, с. 637) скрыла этот факт (ШЦ, гл. 39, л. 266).

Таким образом, если основываться на данных Сыма Цяня, не Вэнь-гун явился на аудиенцию к Сян-вану, а, наоборот, Сян-ван приехал к нему.

В Цзо-чжуань данного отрывка нет.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.