Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

МЭН ЦЗЫ

МЭНЦЗЫ

ВВЕДЕНИЕ

В пантеоне китайских мудрецов одно из видных мест, а именно четвертое после Конфуция, принадлежит бесспорно знаменитому философу и мудрецу Мэн-цзы ***, которому совершенно заслуженно усвоено название Я-шэн *** т. е. уступающий (в мудрости) только святому — Конфуцию или даже равный ему. Немного сведений дошло до нас о жизни этого мудреца. Кроме биографии его помещенной в исторических записках Сы-ма-цяня и его собственных изречений, главным и наиболее ранним источником для его биографии является его комментатор и поклонник Чжао-ци умерший в самом начале 3-го века по Р. Хр. (108-201).

Мэн-кэ, ***, так назывался собственно Мэн-цзы. Мэн это его фамилия, а Кэ имя. По словам Чжао-ци он будто бы происходил из рода знаменитого временщика в Луском княжестве Мэн-суня ***.

Время его жизни определяется периодом от 372-289 до Р. Хр. Потеряв отца в нежном детском возрасте, он остался на попечении своей матери, которая, к счастью его, оказалась образцовою матерью и до сих пор считается в Китае образцом матерей. Рассказывают, что она трижды переменила место жительства для того, чтобы избавить своего сына от вредного влияние соседей. Сначала она жила по соседству с кладбищем и маленький Мэн Кэ стал изображать в своих играх погребальные церемонии, которые совершались перед его глазами. Находя такое соседство неудобным [II] в воспитательном смысле, она переменила квартиру и поселилась по соседству с рынком; где резвый сын ее, под влиянием окружающей его торговой среды, стал воспроизводить в своих играх сцены из торговой жизни, которые конечно были далеки от воспитательных идеалов его матери и снова принудили ее искать для своего сына более подходящего соседства. Наконец она поселилась по соседству с школой и осталась им вполне довольной, так как мальчик стал подражать правилам приличия и вежливости, соблюдавшимся воспитанниками. Строго следила мать за воспитанием своего сына и во время школьной его жизни. Заметив, что сын ее ленится и небрежно относится к учению, она однажды, по возвращении его из школы, бросила на пол ткацкий челнок и перерезала кросны, которые ткала, заметив ему, что это есть подобие его небрежного отношение к учению. Намек конечно возымел желанное воздействие и Мэн-цзы сделался прилежным. Тот же Чжао-ци сообщает нам, что Мэн-цзы был учеником Цзы-сы ***, внука Конфуция; но другие отрицают это говоря, что его считают учеником Цзы-сы только потому, что он вполне постиг учение последнего заключающееся в его философском трактате Чжун-юн «Неизменные обыденные, домашние и социальные правила». Из 5 классических книг, по мнению Чжао-ци, Мэн-цзы особенно был силен в Ши-цзине; но Чэн-цзы разными цитатами доказывал, что он был не менее силен в И-цзине и Чунь-цю. На арену общественной деятельности Мэн-цзы выступил довольно поздно. В первый раз мы встречаем его в княжестве Ци при князе Сюань ***, в качестве советника, но, видя, что его политические и нравственные доктрины не осуществляются, он около 323 г. до Р. Хр. отправился странствовать по разным княжествам Тэн, Сун, Цзоу, Сюе и Лян, где в то время царствовал Хуй-ван ***, который также смотрел на него, как на ученого педанта, на идеалиста. После смерти князя Хуй, Мэн-цзы в 319 г. до Р. Хр. возвратился снова в княжество Ци, где опять занял почетный пост советника. Но его непреклонный характер, прямота и строгое сообразование с правилами и доктринами, носителем которых он был, создали ему врагов и он принужден был оставить службу и удалиться в [III] частную жизнь. Ко второму пребыванию его в Ци относится завоевание князем этого государства Сюанем, будто бы по совету Мэн-цзы, княжества Янь, уступленного князем своему министру и потом снова утраченного им, благодаря восстанию Яньцев, как это предсказал Мэн-цзы. В царстве Лу он появился в 309 г. в надежде, что его идеалы государственного управления, благодаря влиянию одного ученика его, стоявшего у кормила правления, наконец осуществятся, но надежды его не сбылись и он остальные годы своей жизни, в сообществе с своими учениками Гун-сунь-чоу, Вань-чжаном и друг., посвятил ученым занятиям и составлению труда, дошедшего до нас под его именем.

Живя в бурную эпоху браней царств, эпоху полного бесправия и господства одной грубой силы и разнузданного произвола, когда слабые и мелкие владения поглощались более сильными, Мэн-цзы без сомнения не мог осуществить идеалов своего политического строя, основанного на таких высоких принципах, как гуманизм и справедливость — им не было там места.

Книга известная под именем Мэн-цзы состоит из 7 глав, разделенных на 261 статью. По мнению первого комментатора ее Чжао-ци (+201 по Р. Хр.) и историка Сы-ма Цяня книга эта написана самим Мэн-цзы вместе с некоторыми из учеников его. К этому мнению по видимому склоняется и Чжу-си, как это можно видеть из следующего замечание его относительно стиля ее: «познакомившись основательно с 7-ю главами, мы увидим, что стиль ее как бы отлитый, монолитный, а не сшитый из разных кусков, как Лунь-юй, не представляющий произведение одной кисти». Не смотря на это знаменитый ученый танской династии Хан-юй *** замечает, что книга Мэн-цзы была составлена не самим Мэн-кэ, а после его смерти учениками его Гун-сунь Чоу и Вань-чжаном. Но это однако нисколько не мешает ему смотреть на Мэн-цзы, как на единственного носителя и передатчика сущности учение Конфуция в силу того, что он был учеником Цзы-сы, внука Конфуция, а Цзы-сы был учеником Цзэн-цзы, ученика самого Конфуция. Поэтому-то он и говорит: «Кто стремится ознакомиться с учением Святого (т. е. Конфуция) непременно должен начинать с Мэн-цзы и что [IV] современные ученые, благодаря его сочинению (собственным словам), еще умеют почитать Конфуция, уважать человеколюбие и справедливость, ценить гуманное правление и презирать деспотизм».

О значении соч. Мэн-цзы мы встречаем самые лестные отзывы китайских ученых. Так Чэн-цзы *** 1033-1107 говорит: «Мэн-цзы оказал громадную услугу Конфуцианскому учению. Чжун-ни *** говорит только о человеколюбии (гуманизме), а Мэн-цзы с первого слова говорит о человеколюбии и справедливости; Чжун-ни сказал только о воле *** (собст. стремление), а Мэн-цзы сказал весьма много о воспитании духа; его рассуждение об этом предмете и о доброте человеческой природы касаются вопросов, которые не были развиты прежними мудрецами. Учащиеся, говорит тот же философ, должны начинать с Лунь-юй и Мэн-цзы, и когда они справятся с ними, то остальные классики будут поняты сами собой». Другой ученый Ян замечает, что «сочинение Мэн-цзы имеет своею целью исправить человеческое сердце, научить человека сосредоточивать внимание на воспитании духа и сдерживать природу. В своих рассуждениях о человеколюбии, долге или справедливости, церемониях и знании он принимает за исходные точки их сострадание, стыд пред дурным поступком, злом, уступчивость и различение правды и неправды. Рассуждая о служении государю он говорит об исправлении его душевных недостатков».

Не менее лестным и вполне заслуженным мнением пользуется соч. Мэн-цзы, излагающее в форме диалогов высокие нравственно-политико-экономические принципы, и у иностранных синологов. Так наш знаменитый синолог проф. Васильев замечает, что «не многие литературы могут похвастаться, даже в новейшее время, таким действительно замечательным, если не сказать больше, привлекательным, заманчивым сочинением, как Мэн-цзы». Другой синолог Д-р. Легг говорит что «учение Мэн-цзы о природе человека и сила, с которою оп защищает его говорит за него, как за моралиста и мыслителя» и находит даже учение китайского мудреца о природе человека тождественным с учением о том же предмете епископа Бютлера.

Перевод Мэн-цзы имеется на латинском языке и на [V] английском — первый сделан Станиславом Жульеном под заглавием: Meng Tseu, vel Mentium inter Sinenses Philosophos Jngenio, Doctrina Claritate Confucio proximum, editit et illustravit Snanislaus Iulien. Paris 1824-1829, а второй доктором Легге и помещен в 2-м томе его китайских классиков (The Chinese Classics). Сколько мне известно, у нас на русском языке не имеется перевода соч. этого знаменитого китайского мыслителя. Покойный профессор В. П. Васильев, посвятивший всю свою жизнь изучению Китая и сделавший так много, при разнообразных своих занятиях в разных областях китаеведения, конечно не имел времени снабдить им нас и я решаюсь пополнить этот пробел, тем более что 2 упомянутых нами перевода не для всякого доступны. Предлагаемый нами перевод сделан с японского издание четырекнижия ***, появившегося в Китае в 1341 г. и составленного ученым *** Ни Ши-и из соединения сочинения его знаменитого учителя *** Чэнь-ли, известного под названием *** и другого соч. ***, принадлежавшего перу ученого *** Ху-бинь-вэня.

(пер. П. С. Попова)
Текст воспроизведен по изданию: Китайский философ Мэн Цзы. СПб. 1904

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.