Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

МЭН ЦЗЫ

МЭНЦЗЫ

ГЛАВА VI

Гао-Цзы.

Часть 1.

Ст. I.

Гао-цзы сказал: Природа человеческая подобна иве, а справедливость — чашке. Оборудование из человеческой природы гуманности и справедливости подобно выделке чашек из ивы 1.

2) Мэн-цзы сказал: Можете ли вы, не насилуя природы ивы, сделать из нее чашку? Нет, вы должны изувечить ее, прежде, чем обратить ее в чашку. А если вы должны искалечить иву, чтобы потом обратить ее в чашку, то вы также должны искалечить человеческую природу, чтобы образовать из нее гуманность и справедливость. Ваше учение будет виною того, что все люди станут смотреть на гуманность и справедливость как на бедствие.

Ст. II.

1) Гао-цзы сказал: Природа человеческая подобна стремительному потоку, который, прорываясь на востоке, течет на восток, прорываясь на западе, течет на запад. Человеческая природа не делает разницы между добром и недобром, подобно тому, как вода в своем течении не делает разницы между востоком и западом 2.

2) Мэн-цзы отвечал: Вода действительно не делает разницы между востоком и западом; но течет ли она безразлично вверх и [194] вниз? Наклонность человеческой природы к добру подобна стремлению воды вниз. Между людьми нет таких, у которых бы не было стремления к добру, как нет воды, которая бы не имела стремления вниз.

3) Представьте себе вот вода. Насильственным образом ее можно заставить подняться выше горла, напором ее можно заставить подняться на гору. Но разве это поднятие будет обусловлено природою воды? Это будет сила, которая довела ее до этого. И человека можно заставить сделать недоброе, обращаясь подобным же образом с его природою 3.

Ст. III.

1) Гао-цзы сказал: Жизнь это есть природа.

2) Мэн-цзы спросил: Называете ли вы жизнь природою, подобно тому, как всякий белый предмет вы называете белым. Конечно, отвечал Гао-цзы. Мэн-цзы продолжал: Белизна перьев похожа ли на белизну снега. а белизна снега похожа ли на белизну яшмы? Конечно, отвечал Гао-цзы.

3) В таком случае, продолжал Мэн-цзы и природа собаки подобна природе быка, а его природа подобна природе человека 4.

Ст. IV.

1) Гао-цзы сказал: Наслаждаться едою и любоваться красотою — это и есть природа. Человеколюбие (находится внутри нас) есть явление внутреннее, а не внешнее, а справедливость — явление внешнее, а не внутреннее.

2) Тогда Мэн-цзы спросил: Почему человеколюбие вы называете внутренним явлением, а справедливость внешним? Гао-цзы отвечал: Тот человек старше меня и я почитаю его как такового [195] не потому, что во мне есть чувство почтение к старости; подобно тому, как белого человека я признаю белым, сообразуясь с его белизною во вне. По этому я называю справедливость (долг) явлением внешним.

3) Мэн-цзы сказал: Белизна белой лошади не отличается от белизны белого человека, но я не знаю — неужели нет различия между почтением, оказываемым возрасту старого человека и почтением к возрасту старой лошади? Кроме того, что называется долгом справедливости — самая ли старость, или же почтение оказываемое ей 5.

4) Гао-цзы сказал: Моего младшего брата я люблю, а младшего брата чужого человека не люблю. В этом случае чувство любви определяется мною и потому я называю его внутренним. Отдавая почтение чужому старцу, я также отдаю почтение и своему. В этом случае чувство почтение определяется старостью и потому я называю его внешним (находящимся вне моего я) 6.

5) На это Мэн-цзы отвечал: Наслаждение мясом, изжаренным чужим человеком, не отличается от наслаждения тем, которое изжарено нами самими. Таким образом по отношению к таким предметам это верно; а если так, то наслаждение жареным мясом по вашему также явление внешнее 7 ?

Ст. V.

1) Мэн-Цзи-цзы спросил Гун-Ду-цзы: На каком основании говорят, что долг справедливости есть внутреннее явление?

2) Гун Ду отвечал: Этим мы осуществляем наше чувство уважения, потому он и считается явлением внутренним. [196]

3) Но, представьте поселянина, который годом старше вашего старшего брата — кому вы окажете почтение? Старшему брату, был ответ. А кому из них, сказал Мэн-Цзи-цзы, вы прежде нальете вина? Поселянину, отвечал Гун-Ду-цзы. То чувство вашего почтения относится к одному, то чувство уважения к старости покоится на другом — в таком случае чувство почтения к возрасту действительно находится вовне, а не исходит изнутри 8.

4) Гун-Ду-цзы, не могши отвечать, передал (свой разговор) Мэн-цзы, который сказал ему: Спросите его, кого вы больше почитаете дядю, или вашего брата? Он ответит: (конечно) дядю. Скажите ему: А если ваш младший брат будет изображать вашего предка, то кому выскажете почтение? Он ответит — младшему брату. Тогда и вы скажите ему, что и поселянину оказывается почтение вследствие его положения, как гостя. Обыкновенно мое почтение принадлежит старшему брату, но временное почтение (обусловливаемое обстоятельствами) относится к поселянину.

5) Выслушав это Мэн-Цзи-цзы сказал: Когда требуется оказывать почтение дяде, то я оказываю его дяде, а когда брату, то — брату; но в действительности оно находится вне меня, а не исходит изнутри. На это Гун-Ду-цзы заметил: В зимнее время мы пьем теплое питье, а в летнее время — холодную воду; в таком случае по вашему питие и ядение также находятся вне нас 9.

Ст. VI.

1) Гун-Ду-цзы сказал: Гао-цзы говорит, что человеческая природа ни добра, ни недобра.

2) Другие утверждают, что природа человека может быть и доброю, может быть и недоброю. По этой причине в эпоху князей Вэнь и У народ любил добро, а в царствование князей Ю (781-770) и Ли (878-827) он любил жестокости. [197]

3) Некоторые утверждают, что есть люди с доброю природою, и есть и с недоброю. Этим объясняется, что при таком государе, как Яо был такой негодяй, как Сян; у такого отца, как Гу Соу был такой сын, как Шунь; у такого племянника, как Чжоу, (злодей), бывшего притом государем, были такие люди (дядья), как Вэй'ский владелец Ци и князь Би Гань 10.

4) А вы утверждаете, что природа человека добра. В таком случае все те неправы? Мэн-цзы отвечал: Да, если природа повинуется естественному движению (чувству), то она может сделаться доброю. Вот что я разумею, говоря, что природа человека добра 11.

5) И если люди не делаются добрыми, то это не по вине их способностей (к добру).

6) У всех людей есть чувство сострадания, есть чувство стыда и негодования, есть чувство почтения и благоговения, есть чувство правды и неправды. Чувство сострадания — это человеколюбие; чувство стыда и негодования — это справедливость; чувство почтения и благоговения — это правила приличия; чувство правды и неправды — это способность познания. Человеколюбие и справедливость, правила приличия и способность познания — они не извне вливаются в нас, а мы их действительно имеем в себе, но только не думаем о них. Поэтому и сказано: «Если будете искать их, то найдите, а если оставите в стороне, то потеряете их». С утратою их, одни удаляются от добра на расстояние вдвое большее, другие впятеро большее, а некоторые на бесконечное расстояние и вследствие этого не в состоянии использовать в полной мере свою способность к добру 12. [198]

6) В книге стихотворений сказано: «Небо произвело человечество. Каждый предмет имеет свой определенный закон. Человечество одарено постоянною (доброю}природою и потому любит эти прекрасные добродетели». Конфуций сказал: «Сочинитель этой оды знал основы (нашей природы)», поэтому и сказал, что всякий предмет непременно имеет свой определенный закон. Человечество одарено постоянною (доброю) природою, потому и любит эти прекрасные добродетели 13.

Ст. VII.

1) Мэн-цзы сказал: В урожайные годы большая часть молодежи бывает доброю, а в голодные — злою. Такая разница происходит не от тех природных качеств, которыми наградило их небо. А случается это так оттого, что (бедствия голода) погружают их сердце во зло 14. [199]

2) Теперь возьмем для примера ячмень и рожь; они посеяны и заборонены; земля, на которой они посеяны была одинакова, время посева их также одно; быстро они растут и к должному времени созревают. В этом случае, хотя и была бы разница в продукте, то она будет зависеть от тучности или бедности почвы, от количества влаги, питавшей растение и от неодинаковости человеческой работы 15.

3) Таким образом, все однородные предметы походят один на другой. Почему же только по отношению к человеку допускается в этом сомнение? Святой человек со мною однороден.

4) Поэтому Лун-цзы сказал: Если кто-либо, не зная размеров ноги, сделает башмаки, то я уверен, что они не будут лукошком. Сходство башмаков обусловливается тем, что ноги у всех одинаковы 16.

5) Отношение ртов ко вкусам есть то, что они получают одинаковый смак. Сам И-я только прежде меня смаковал (ухватил) то, что смакует мой рот. Положим, что отношение его рта ко вкусу было таково, что его вкус был отличен от вкуса других, подобно тому, как это имеет место по отношению к неоднородным с нами собакам и лошадям, то почему же все гурманы следуют в своих вкусах И-я? То, что в деле вкусов все гонятся за И-я, обозначает, что рты у всех сходны 17.

6) То же самое в отношении слуха — все гонятся за музыкантом Хуаном, а это указывает, что уши у всех сходны 18. [200]

7) То же самое в отношении глаз. Относительно Цзы-ду не было человека, который не сознавал бы его красоты; не признававший его красоты был бы безглазый 19.

8) Из этого следует, что рты людей сходятся в получении тех же самых вкусовых наслаждений; их уши — в наслаждении теми же самыми звуками; их глаза — в признании той же самой красоты. Неужели только их сердца не имеют ничего общего? Что же общего (одинакового) имеют они? Это присущие им законы и долг справедливости. И — мудрец — он только прежде меня уразумел то, что обще нашим сердцам. Поэтому законы природы и долг справедливости также приятны моему сердцу, как мясо травоядных и хлебоедных животных приятно моему рту 20.

Ст. VIII.

1) Покрытая лесом гора Ню когда-то была прекрасна; а теперь, когда благодаря тому, что она сделалась предместьем столицы большого государства, деревья порубили топорами и секирами, — можно ли считать ее прекрасною? Но, под влиянием постоянного действия животворного воздуха, дождя и росы, от деревьев пошли отпрыски, а тут опять выпустили туда коров и овец. Благодаря этому гора имеет обнаженный вид. Люди, видя ее обнаженною, думают, что на ней никогда не было лесу. Это разве природа горы 21? [201]

2) Так и с человеком. Хотя бы у него оставалось только то, что составляет человека — разве возможно допустить, чтобы у него не было чувств человеколюбия и справедливости? То, посредством чего он теряет свое коренное доброе чувство (совесть) — это как бы топоры и секиры по отношению к деревьям. Подвергаясь изо дня в день их ударам, разве возможно допустить, чтобы они сохранили свою красоту? Подрастая в течении дня и ночи, при чистом воздухе спокойного утра, это чувство (совесть) бывает близко к человеку (просыпается), но в слабой степени и сковывается, и губится потом дневными (недобрыми) деяниями; а так как оно сковывается ими повторно, то живительного влияния ночного воздуха бывает уже недостаточно для сохранения этого коренного доброго чувства; а когда для сохранения его оказывается недостаточно живительного ночного воздуха, тогда природа человека недалеко уходит от природы животных. А люди, видя только эту оскотинившуюся природу, думают, что она никогда не обладала этой силой (совестью). А разве это человеческое чувство 22 ? [202]

3) Потому нет ни одного предмета, который бы не развивался, если только он будет пользоваться надлежащим уходом и нет ни одного предмета, который бы не погиб, если не будет пользоваться надлежащим уходом.

4) Конфуций сказал: «Если держать крепко, то сохранится; если оставить, то погибнет. Для удаления и прихода его нет определенного времени и никто не знает его направления». Не о сердце ли сказано это?

Ст. IX.

1) Мэн-цзы сказал: Не удивляйтесь тому, что князь не умен 23.

2) Дело в том, что самое легко растущее растение не будет в состоянии расти, если оно один день будет подвергаться действию солнца, а 10 дней действию холода. Я редко представлялся князю и когда удалялся от него, то являлись охладильщики. Если мне и удалось вызвать в нем зародыши добра, то что в этом пользы 24 ? [203]

3) Теперь хоть игра в шашки. Как искусство это небольшое искусство; а между тем и в нем без полного сосредоточения ума и крайнего напряжения воли не добьешься успеха. Шахматист (собственно шашечник) Цю — искуснейший игрок в шашки во всем государстве. Положим, что он обучает этому искусству двух человек. Один из них отдает игре всю свою душу, напрягает всю свою волю и слушается только Цю, другой же, хотя также слушается его, но все его помыслы заняты только тем, что вот прилетит лебедь и он думает, как он привяжет стрелу и застрелит его. Хотя он учится вместе с другим, но не сравняется с ним. Значит ли это, что он неравен ему по уму? Не то 25.

Ст. X.

1) Мэн-цзы сказал: Я люблю рыбу, но люблю также и медвежью лапу. Если я не могу иметь и то и другое, то я оставлю рыбу и возьму медвежью лапу. Я люблю жизнь, но люблю также и справедливость. Если я не могу иметь и то другое, то я предпочту справедливость.

2) Я также люблю жизнь; но есть то, что ценю более жизни и потому не сделаю ничего зазорного, чтобы сохранить ее. Я питаю отвращение к смерти; но есть то, что я ненавижу более смерти и потому не уклоняюсь от опасности.

3) Но, если для человека нет ничего желаннее жизни, то в таком случае почему бы не прибегнуть ко всякому средству, которое может сохранить ее? Если для человека нет ничего ненавистнее смерти, то почему бы не делать всего того, что может избавить от опасности?

4) Если поступить таким-то способом, то можно бы сохранить жизнь; но есть люди, которые не пользуются им. Если поступить таким-то способом, то можно бы избыть опасности; но есть люди, которые не делают этого. [204]

5) Следовательно у людей есть что-то, что они любят более жизни и есть что-то, что они ненавидят более смерти. Это чувство имеют не одни только люди добродетели и таланта, но его имеют все люди; разница только в том, что первые могут не потерять его.

6) Вот одна корзина рису и одна чашка супу; получит их человек, будет жив, не получит — умрет; но если их дают с криком, то даже прохожий не примет их; или, если подают их попирая их ногами, то даже нищий не удостоит их внимания 26.

7) А между тем, я принимаю 10.000 мер хлеба, не разбирая ни приличия, ни справедливости. Что прибавит мне богатство? Не послужит ли оно для возведения красивых палат, для удовлетворения потребностей жен и наложниц и для снискания благодарности и почтения от бедных и нуждающихся знакомых 27 ?

8) Прежде, для спасения от смерти, подаяние не было принято; а теперь оно принимается для прекрасных палат; прежде оно не принималось для спасения от смерти, а теперь принимается для содержания жен и наложниц; прежде оно не принималось для [205] сохранения жизни, а теперь принимается для того, чтобы меня принимали за благодетеля бедные и нуждающиеся знакомые. Разве от этого нельзя было также отказаться? Это называется: потерять свою совесть (чувство стыда) 28.

Ст. XI.

1) Мэн-цзы сказал: Человеколюбие — это сердце человека, а справедливость — это путь человека.

2) Когда жаль, что люди пренебрегают этим путем и не идут по нем: теряют это сердце и не умеют отыскать его.

3) Когда у человека пропадает собака или курица, он знает как отыскать их, а утратив сердце он не знает как отыскать его 29.

4) Учение не имеет другого назначения, как только стремиться к отысканию утраченного сердца.

Ст. XII.

1) Вот у человека согнут безымянный палец и не разгибается; он не причиняет ему ни боли, ни неудобства. Но если бы нашелся человек, который бы мог разогнуть его, то тот не счел бы далеким путь из Цинь в Чу только ради того, что у него безымянный палец не такой, как у других 30.

2) Когда у человека палец не такой, как у людей, так он умеет чувствовать недовольство, а когда у него сердце не такое, как у других, так он не умеет чувствовать его. Это называется не иметь понятия об относительной степени важности предметов 31.

Ст. XIII.

Мэн-цзы сказал: Если кто либо захочет возрастить дриандру, или Rottlera Iaponica в одну, две четверти в обхвате, то он сумеет как выходить их. Что же касается собственной личности, то мы не знаем каким образом воспитать ее 32. [206]

Ст. XIV.

1) Мэн-цзы сказал: В своем теле люди любят все, а любя все заботятся обо всем. Нет малейшего кусочка кожи, которого бы они в нем не любили и следовательно нет ни одного кусочка ее, о котором бы они не заботились. Для проверки хорошо ли они ухаживали за ним, разве есть другой способ, кроме обращение к собственному решению 33 ?

2) В человеческом организме есть благородные, есть подлые части, есть малые и есть великие. Не должно из-за малого вредить великому и из-за подлого благородному. Кто ухаживает за малым, тот малый человек, а кто ухаживает за большим, тот великий человек 34.

3) Вот здесь плантатор, который пренебрегает своими дриандрой и Rottlera Iaponica и заботится о своем кислом жужубе; он будет плохой плантатор 35.

4) Кто ухаживает за своим пальцем и пренебрегает своими плечами и спиной, не сознавая того, что они поражены, тот есть слепец 36.

5) Если человек только пьет, да ест, то его люди [207] презирают, потому что он заботится о малом в ущерб большому 37.

6) Если человек, любя попить и поесть, не допускает оплошности (по отношению ко всему организму), то разве его рот и брюхо можно приравнивать к ничтожному кусочку кожи 38 ?

Ст. XV.

1) Гун Ду-цзы обратился к Мэн-цзы с следующим вопросом: Все мы — люди; но как же это — одни бывают великими людьми а другие малыми? Мэн-цзы отвечал: Те, которые следуют за великою частью нашего существа, становятся великими людьми, а те, которые следуют за малыми, делаются малыми людьми 39.

2) Гун Ду-цзы продолжал: Все мы — люди; но как же это — одни следуют за великою частью нашего существа, а другие — за малыми? Мэн-цзы отвечал: Органы слуха и зрения не думают и потому потемняются внешними предметами. Когда внешние предметы соприкасаются с внешними органами, то они увлекают их за собой — и только. Что же касается сердца (которое у китайцев признается и органом мысли), то оно может думать. Если этот сердечный орган думает, то он уразумевает законы вещей, если не думает, то не уразумевает их. Из этих органов, дарованных нам небом, если кто предварительно устанавливает (должным образом воспитывает) главный (сердце), то, тогда малые органы не в силах овладеть им. Это только и образует великого человека 40. [208]

Ст. XVI.

1) Мэн-цзы сказал: Есть небесные почетные достоинства и есть земные. Человеколюбие, справедливость, преданность и верность в соединении с неустанною радостью, почерпаемою в них — это суть небесные почетные достоинства. Князь, первый министр и сановник — эти суть земные почетные достоинства.

2) Древние люди воспитывали в себе небесные почетные достоинства и человеческие достоинства следовали за ними.

3) Современные люди воспитывают в себе небесные почетные достоинства с целью снискания человеческих; а когда получают последние, то бросают первые. Они весьма заблуждаются, потому что в конце концов они без сомнения потеряют и человеческие.

Ст. XVII.

1) Мэн-цзы сказал: Желание почета обще всем людям. Но, все люди имеют в самих себе почетные достоинства; только они не думают о них.

2) Почетное достоинство, исходящее от человека не есть присущее человеку доброе, почетное достоинство. Лиц возведенных в почетное достоинство Чжао Мэном, он же мог и унизить 41.

3) В Книге стихотворений сказано: «Напоил он нас вином и насытил добродетелями». Это значит, что он насытил нас человеколюбием и справедливостью и потому не имеет охоты к [209] прелестям чужого, жирного мяса и прекрасного хлеба. Прекрасная известность и обширная слава сопутствуют ему и потому у него нет охоты к чужим, изящным шитым одеждам 42.

Ст. XVIII.

1) Мэн-цзы сказал: Человеколюбие побеждает нечеловеколюбие, подобно тому, как вода побеждает огонь. Но современные гуманисты как будто одною чаркою воды пытаются угасить пламя, объявшее целую телегу с хворостом и, когда пламя не угашено, говорят, что вода не в состоянии победить огонь. Вдобавок этим они весьма помогают негуманистам 43.

2) В конце концов они без сомнения также потеряют его 44.

Ст. XIX.

Пять сортов хлеба — это лучшее из того, что сеется; но если они не созревают, то они не стоят пшенички. И вся сила человеколюбия также заключается в его зрелости 45.

Ст. XX.

И, обучая стрельбе из лука, без сомнения старался натягивать его до полной меры; учащиеся без сомнения делали то же самое 46.

2) Мастер, обучая людей, непременно пользуется циркулем и прямоугольником; ученики его также прибегают к нему 47.


Комментарии

1. Под именем человеческой природы разумеются законы, дарованные небом человеку при его рождении.

Гао фамилия; цзы, сын, муж, философ Гао-цзы, философ Гао, по имени Бу-хай ***, который, хотя и учился у Мэн-цзы, но не мог во всей чистоте постигнуть законы о природе человеческой. Он учил, что природа человеческая собственно не заключает в себе ни гуманности, ни справедливости и что для образование их необходимо исправление ее, воспитание.

*** ци-лю, ива. *** бэй-цюань, чашка, чара.

2. *** туань, мы понимаем в смысле стремительного потока.

3. *** бо, ударять и *** яо, прыгать — могут быть переведены и то с большою натяжкою только в переносном смысле, выражающем идею насильственного поднятия. *** сан, горло.

4. Этим Мэн-цзы хочет сказать, что все животные, не исключая человека, обладают существенными признаками жизни, способностью движения и ощущения, но не смотря на это их нельзя отождествлять; потому что жизнь в разных ее представителях не ограничивается только этими двумя качествами. Между тем, как по теории Гао-цзы, отождествлявшей жизнь с природою, пришлось бы отождествить все живые существа,

5. Слова *** и-юй, отличаться от, вероятно вкрались в текст по ошибке, потому что они являются совершенно излишними, как замечает это и Чжу-си.

6. Многократно встречающиеся слово *** чжан, значит старший возрастом, а также оказывать уважение к старшим. *** чу-жэнь, Чу'ский человек, употребляется в значении: чужой, посторонний и взято из безразличия существовавших между жителями Цинь и Чу отношений, зависевших от отдаленности этих княжеств друг от друга.

7. *** ши, т. ч. *** ши, есть. *** чжи, жарить.

8. *** бо, старшина, старший.

9. *** вэй-ши, представлять труп, т. е. изображать, при жертвоприношениях известному лицу, то лицо, которому приносятся жертвы, как это делалось в древности; причем роль этого олицетворителя обыкновенно исполнялась кем-либо из ближайших родных покойного в нисходящей линии, или младших по возрасту.

10. Сян, брат императора Шуня от другой матери. Би-гань и Ци оба названы в тексте дядями Чжоу-синя, тогда как по Шу-цзину Ци был его братом от другой матери. Чжу-си подозревает, что в текст вкралась ошибка.

11. В объяснении слова *** жо посредством слова шунь, повиноваться, следовать, сообразоваться, мы совершенно присоединяемся к мнению школы старых Конфуцианцев, как согласному с учением о природе человека.

12. По учению Мэн-цзы мы имеем в себе все зародыши добрых свойств, проявление и дальнейшее развитие которых до их конечных пределов зависит всецело от нашей воли. Но эти зародыши добра глохнут и погибают, когда люди, объятые страстями, не думают о них и не стремятся к развитию.

Выражение *** фу-сы-эр, только не думать, как ясно видно из контекста, относится именно к добрым свойствам, к зародышам добра в природе человека, о которых мы только что говорили и нам кажется странным каким образом такой знаток китайского языка, как Д-р. Легге, мог сделать такой неясный и неудачный перевод фразы: «and a different view is simply from want of reflection». Столь же неудачен по нашему мнению и перевод его конечной фразы этого параграфа, который не оправдывается ни авторитетом толкователей, ни контекстом речи.

13. Под «предметами» Сунь-ши разумеет не только разные члены и органы человеческого тела, но и 5 видов нравственно-социальных отношений между государем и подданным, отцом и сыном и т. д., законами для которых являются 5 кардинальных добродетелей — человеколюбие, справедливость и т. д.

*** и-дэ, прекрасные добродетели, под которыми по толкованию того же Сунь-ши следует разуметь кардинальные добродетели: человеколюбие, справедливость, церемонии (правила приличия) и способность познание. *** и, т. ч. *** и, постоянная природа человека.

14. *** лай, по толкованию Чжао, добрый, а *** бао, злой. *** эр, по нашему мнению, вспомогательная частица.

15. *** моу, ячмень. *** ю, прикрывать землею, боронить. *** бо-жань, внезапно, быстро.

16. *** гуй, плетушка, лукошко. Башмаки по форме всегда будут походить одни на другие, так как ноги по форме у всех одинаковы.

17. *** ши, т. ч. *** ши, находить наслаждение в чем, смаковать.

И-я, повар Ци'ского князя Хуаня (684-642), который чтобы доставить своему повелителю удовольствие отведать вкус вареного младенческого мяса, по его заявлению, единственного предмета им не отведанного, говорят сварил своего собственного ребенка.

18. Ши-хуан, слепой музыкант древности, музыка которого была в состоянии очаровать небожителей.

19. *** Цзы-ду — это прозвание *** Гун-сунь Э, известного своею красотой и жившего приблизительно за 7 веков до Р. Хр.

20. *** чу, трава, а также и животные, питающиеся травой. *** хуань, хлебоедные животные. *** вэй, говорить — в данном случае вполне соответствует нашему: это есть, это.

При неопределенности и разнообразии значение слова *** синь, сердце, оно с одинаковым основанием может быть передано здесь такими словами, как дух, душа и даже ум.

21. Гора Ню находилась в юго-восточной части княжества Ци в Шань-дуне.

Под словами: *** да-го, большое государство, нам кажется, в данном случае, лучше разуметь столицу большего государства. *** цзяо, предместье; служить предместьем. *** чжо-чжо, блестящий, лоснящийся; обнаженный о горах.

22. Эта статья, в которой гора, покрытая лесом, уподобляется человеческому сердцу, или доброму чувству, присущему природе человека, распадается на две главы, из коих каждая представляет собою 6 отделов. В первом естественная красота леса, покрывающего Нюские горы, уподобляется присущему человеку доброму чувству человеколюбия и справедливости. Во втором утрата этого естественного чувства уподобляется истреблению леса на горе. В третьем слабое проявление этого чувства уподобляется появлению немногих отпрысков от истребленных деревьев. В четвертом говорится, как эти и без того слабые проблески доброго чувства сковываются еще ежедневными недобрыми деяниями, подобно тому, как немногие, оставшиеся от леса, отпрыски поедаются скотом. В пятом конечная утрата этого чувства природою, спустившеюся до степени бессловесного, неразумного животного, уподобляется обнаженной горе. В шестом проводится параллель между тем, как люди, видя уже утратившую доброе чувство, оскотиневшую природу, думают, что его никогда не было в ней и тем, как они, видя обнаженную гору, полагают, что на ней никогда не было лесу.

Под выражением *** лян-син, обыкновенно переводимым словом совесть, разумеется коренное, присущее человеческой природе чувство добра, проявляющееся в человеколюбии и справедливости.

*** пин-дань-чжи-ци, чистый утренний воздух, не успевший еще испортиться от соприкосновение с бренным миром — воздух, восстанавливающий и питающий жизненные силы.

Под словами *** хао-у, чувства любви и отвращения, Чжу-си, а с ним и другие толкователи разумеют врожденное доброе чувство, или совесть, как способность, отвращающую человека от всего дурного и заставляющую любить все доброе. Фраза *** юй-жень-сян-цзинь, близкое к человеку — разумеется доброе чувство — объясняется в смысле проявления его в нем *** фа-сянь. *** цзи-си, немного, слабо. *** чу, оковы; сковывать. *** вэй, отстоять, отделяться. *** цай, способность, сила.

23. *** хо, т. ч. *** и-гуай, изумляться, удивляться.

24. Чжу-си полагает, что здесь разумеется Ци'ский князь.

*** бу, выставлять на солнце, *** хань, подвергать действию холода.

25. *** и, игра в шашки, изобретение которой приписывается императору Яо. *** шу, т. ч. *** цзи, искусство. *** т. ч. *** цзи, крайний, доводить до крайности. *** цзяо, связывать, привязывать.

26. *** дань, плетушка, корзинка для рису. *** ху, кликать с пренебрежением. *** цзу, топтать, попирать. *** эр, частица для благозвучия. *** син-дао-чжи-жэнь, путник, — как это видно из самого значения иероглифов и мы не видим достаточного основания для того, чтобы подобно Д-ру Легге, объяснять это выражение словом нищий. *** бу-се, не удостаивать внимания.

Чувство стыда и негодования присуще всем людям; но только большая часть из них, под влиянием материальных выгод и страстей, забывает их.

27. *** чжун, мера сыпучих тел. *** фын, т. ч. *** гун, снабжать всем необходимым. *** дэ-во, букв. получить меня: по объяснению Чжу-си: быть благодарным мне. Нам кажется. что здесь *** дэ, надобно понимать *** дэ, считать меня благодетелем, уважать меня за благодеяние. Во всяком случае перевод Легге едва ли можно признать удачным, хотя он в своем переводе и следует толкованию Чжао.

Японский читатель в своих замечаниях на полях в толковании этой фразы соглашается с мнением Чжу-си.

28. *** сян, т. ч. *** сян, прежде. *** и = *** чжи» остановить; отклонить.

29. Под сердцем опять разумеется прирожденное человеку чувство добра — человеколюбие.

30. Взят для примера безымянный палец, как бесполезный, не имеющий никакого назначения. И для этого пустяка человек готов отправиться за тридевять земель.

31. *** бу-чжи-лэй, не знать категорий, разрядов, то есть не понимать их относительного значения.

32. *** гун, складывать руки — отсюда: две руки, четверти в обхвате. *** ба, брать одною рукою — отсюда: одна рука, четверть в обхвате.

33. *** цзянь-со-ай, соединить любимое в одно, то есть, любить все. Это принцип всеобщей любви, проповедником которой был философ Мо-ди между 4-5 в. до Р. Хр. *** юй-цзи-цюй-чжи, брать в себе самом т. е., обратиться к собственному решению.

34. Под подлыми и ничтожными частями человеческого организма разумеется рот и брюхо, а под благородными и великими разумеется сердце.

35. *** Чан-ши, плантатор. *** у и *** цзя, т. ч. *** тун и *** цзы в ст. XIII настоящей главы.

36. Для определения слова слепец в тексте мы имеем собственно следующее образное выражение: *** лан-цзи-жэнь, человек похожий на волка, который скачет сломя голову; говорят, что в это время он ничего не видит.

37. То есть служит брюху, забывая о сердце.

38. *** ши вэй, нам кажется, можно передать словами: подгонять, подводить, сравнивать.

Рот и брюхо, не смотря на свое относительное ничтожество, поддерживая жизнь в организме, этим самым содействуют сохранению в нем более благородных его частей.

39. *** цзюнь, вес, т. ч. *** цзюнь, равный, одинаковый; все.

40. По понятиям китайцев, как видно, сердце имеет двойную роль. Служа вместилищем чувства, оно в то же время и главным образом является органом мыслительной способности. На его обязанности, как главного органа всего существа человеческого лежит разбор и оценка всего того, что доставляется ему второстепенными органами чувственных впечатлений. В виду этого китайское понятие сердца будет более соответствовать нашему более широкому понятию — душе, со всеми ее многосложными функциями. Но для того, чтобы этот великий орган всего существа человеческого действовал правильно и непогрешительно, надобно предварительно установить его, воспитать его так, чтобы он вел нашу природу по пути присущего ей добра и не дал страстям поработить себя.

Слово *** гуань, чиновник, когда относится ко внешним, а также и внутреннему чувствам, обыкновенно передается словом орган.

Из трех знаков *** вещь, всякий видимый предмет — последний должен быть принят в смысле органов внешних впечатлений.

41. Чжао Мэн, Цзинь'ский первый министр, всесильный временщик, титул которого наследовал старший в роде.

42. *** гао, жирные, вкусные яства. *** лян, прекрасный хлеб. *** лин, прекрасный.

43. *** юй, помогать.

44. То есть ту ничтожную долю человеколюбия, с которой они выступили на борьбу с нечеловеколюбием.

45. *** ти-бай, пшеничка, куколь-растение, зерна которого в голодное время идут в пищу.

46. Слово *** чжи, мы перевели словом: стараться, напрягать к чему-либо усилия воли.

47. Смысл этого изречения тот, что развитие добрых начал, вложенных в нас природой, до их полноты, немыслимо вне учения святого мужа, то есть, Конфуция.

(пер. П. С. Попова)
Текст воспроизведен по изданию: Китайский философ Мэн Цзы. СПб. 1904

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.