Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

И. В. КЮНЕР

КИТАЙСКИЕ ИЗВЕСТИЯ О НАРОДАХ

ЮЖНОЙ СИБИРИ, ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ И ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА

ГЛАВА III

ДАВАНЬ

«Собрание сведений...», т. I. стр. 147—168.

Нами сделан полный перевод того же китайского текста, с которого переводил И. Бичурин, но включены пропущенные им отдельные места текста и все пояснения и исправления китайских комментаторов, лишь частично использованные И. Бичуриным.

Ниже даются:

а) перевод 123 гл. «Исторических записок» Сыма Цяня и

б) комментарии «Цзи-цзйе» («Пояснения») Пэй Иня, «Со-инь» («Проникновения») Сыма Чжэна и «Чжэн-и» («Исправления») Чжан Шоу-цзйе.

Повествование о Давань (юань) 1.

Деяния (памятные дела) Даюань 2 становятся известны начиная с Чжан Цяня.

Чжан Цянь — уроженец Ханьчжуна 3. В годы правления Цзяньюань (140—135) он сделался ланом. В это время сын неба расспрашивал о сюнну. Покорившиеся [из сюнну] все говорили, что сюнну разбили юечжиского государя 4. Из его [102] головы сделали сосуд для питья 5. Юечжи бежали, но навсегда прогневались [на сюнну] и враждовали против сюнну, не имели [союзника], с которым [могли бы] совместно напасть на них. Ханьский двор тогда желал послужить уничтожению ху (т. е. сюнну). Услышав такие речи [о юечжи], император укрепился в желании снестись с юечжи через посольство. Путь [посольства] непременно проходил через [земли] сюнну. Поэтому [император] искал подходящего [человека]. Чжан Цянь в качестве лана ответил на призыв и был послан к юечжи вместе с [человеком] по фамилии Тан-и, прежнего Хунуганьфу 6.

[Чжан Цянь и его свита] вместе вышли из [области] Лунси и проходили через [земли] сюнну 7. Сюнну захватили их и по этапам представили шаньюю. Шаньюй задержал их, сказав: «Юечжи находятся на север от нас. Почему Китай может отправлять посольство к юе[чжи], если бы я захотел отправлять посольство к юэ (Вьетнам), разве Китай позволил бы мне это?» Продержал [Чжан Цяня в плену] с лишком десять лет, дал жену, от которой Чжан Цянь имел сына. Однако [Чжан] Цянь сохранил Ханьский бунчук, (символизировавший его высокую миссию), не потерял его. Живя среди сюнну все более свободно, [Чжан] Цянь со своими [спутниками наконец] бежал к юечжи. Ехали на запад несколько десятков дней и достигли Давань (юань).

Давань, прослышав про обильные богатства Китая, желали снестись [с ним], но не могли. Увидев [Чжан] Цяня, обрадовались и спросили: «Если хотим [снестись с Китаем], то как [это] сделать?» [Чжан] Цянь отвечал: «Я был назначен китайским посланником к юечжи, но задержан сюнну. Теперь убежал. Пусть [ваш] государь пошлет людей проводить меня. Если я действительно смогу добиться возвращения в Китай, то подарки от Китая будут посланы [вашему] государю богатые и в неописуемом множестве». [103]

[Правитель] Давань, почитая это истинным, отправил [Чжан] Цяня 8. Будучи отправлен с проводниками, он по почтовым станциям прибыл в Кангюй (Канцзюй) 9; Кангюй, передав, доставил [его] к Большим юечжи 10. Государь Больших юечжи уже был убит ху (сюнну). Поставив его наследника, сделали [его] государем 11, тогда же покорили Дася и поселились там 12. Государство Дася находится на юг от реки Гуй. Страна богатая и изобильная, мало разбоев. [Юечжи] стремились к спокойствию и довольству и вместе с тем вследствие отдаленности от Хань [Китая] вовсе не имели мысли об отмщении. [Чжан] Цянь из [страны] юечжи прибыл в Дася. В конце концов [он] не смог добиться от юечжи [чего-либо] существенного 13 [для своего поручения], хотя оставался свыше года. Возвращался назад сплошными Южными горами 14, желая вернуться через [страну] цянов. Снова задержан сюнну. [104] Через год шаньюй умер 15, левый [восточный] князь Лули (И. Б.: Чжуки-князь) напал на его наследника и сам вступил на престол. В государстве произошли смуты. [Чжан] Цянь с хуской (сюннуской) женою и Тан-и-фу бежали и вернулись в Китай, и Ханьский двор наградил [Чжан] Цяня [титулом] Тай-чжун-да-фу и Тан-и-фу [титулом] Фын-ши-цзюня 16. [Чжан] Цянь был сильным человеком; [своим] великодушием весьма внушал доверие людям. Иноземцы мань и И любили его. Тан-и-фу был [родом] из ху (сюнну), умел стрелять. В крайней нужде стрелял птиц и животных и доставлял пищу.

С [Чжан] Цянем отправились свыше 100 человек, а через 13 лет смогли вернуться только двое. [Чжан] Цянь достиг Давань, Больших юечжи, Дася, Кангюй и, по сообщениям [тамошних жителей], слушал, что по сторонам их есть еще пять-шесть больших государств. В донесении сыну неба он говорил, что Давань находится от сюнну на юго-запад, от Китая прямо на запад; отстоит от Китая не менее чем на 10 000 ли. Что касается их обычаев, то оседлые жители пашут поля, разводят рис и пшеницу, имеют виноградное вино, много хороших лошадей 17. Эти лошади потеют кровью, их предки — дети небесных лошадей 18.

Имеются города и дома. В числе подвластных поселений больших и малых городов более 70. Населения более чем несколько сот тысяч. Их оружие луки и копья; стреляют [не сходя] с коня. На север от них [лежит] Кангюй, на запад [живут] Большие юечжи, на юго-запад [лежит] Дася, на северо-восток — Усунь, на восток — Ганьми и Юйтянь 19. На запад от Юйтянь все реки текут на запад и вливаются в Западное [105] море; на восток [от Юйтянь] реки текут на восток и вливаются в соленое озеро (или болото) 20.

Соленое озеро, скрывшись, идет под землею. На юг от него выходят истоки [Желтой] реки 21.

Много яшмового камня. Река изливается в Срединное царство. Владения Лоулань и Гуши 22 имеют города и предместья, обращенные [к берегу соленого озера] Яньцзэ.

Соленое озеро отстоит от Чанъаня, вполне возможно, на 5000 ли. Правое крыло сюнну на восток от Соленого озера достигает лунсийской Великой стены, на юге граничит с цянами, отделяя дорогу в Хань (Китай).

Усунь находится на северо-восток от Давань не менее чем в 200 ли, [это] — кочевое государство 23, [которое] следует за скотом, одинаковых обычаев с сюнну. Лучников несколько десятков тысяч, отважных в сражении.

В старину подчинялись сюнну, но когда усилились, то сами захватили подвластных и не соглашались отправиться на съезды при дворе сюнну.

Кангюй находится на северо-запад от Давань в 2000 ли, не менее кочевое государство, с юечжи весьма сходны обычаями. Стрелков из лука 80—90 тысяч человек. Это государство является соседом Давань. Государство — малое, на юге [106] подчиняется и служит юечжи, на востоке подчиняется и служит сюнну.

Яньцай 24 находится на северо-запад от Кангюй, не менее чем в 2000 ли. [Это] кочевое государство. Весьма сходные обычаи с Кангюй. Стрелков из лука 100000 с лишком. Примыкает к большому безбрежному озеру, ибо это есть Северное море.

Большие юечжи 25 находятся на запад от Давань не менее чем в двух-трех тысячах ли; живут на север от реки Гуй; на юг от них Дася; на запад — Аньси, на север — Кангюй. [Юечжи] есть кочевое государство: следуя за скотом, передвигаются. Обычаи одинаковые с сюнну. Стрелков из лука, возможно, 100—200 тысяч. В старое время, будучи сильными, пренебрегали сюнну.

Когда Маодунь (И. Б.: Модэ) вступил на престол, то напал и разбил юечжи. Потом сюннуский шаньюй Лаошен убил юечжийского правителя; из его головы сделали сосуд для питья.

Вначале юечжи жили между Дуньхуаном и Цилянем 26.

Когда [юечжи] были разбиты сюнну, то далеко ушли, прошли на запад от Давань, напали на Дася и подчинили эту страну. Затем устроили столицу на север от реки Гуй, сделали ее ставкой [двором] правителя.

Что касается остального малого [по численности] народа, который не мог уйти, то остался у Наньшаня. Цяны называют его Малым юечжи.

Аньси 27 находится на запад от Больших юечжи, возможно, [107] в нескольких тысячах ли. Что касается обычаев, то пашут поля, разводят рис, пшеницу, делают виноградное вино. Города и селения, как и у Давань. Им подвластны несколько сот больших и малых городов.

Страна размером в несколько тысяч ли. В высшей степени большое государство. На реке Гуй имеются ши-минь [торговые люди] и купцы. На телегах и лодках они разъезжают по соседним государствам, может быть, на несколько тысяч ли. Из серебра делают монету, монеты походят на лицо их государя 28. Когда государь умирал, сразу изменяли монету, подражая (изображая) лицу [нового] государя. Рисуют на коже поперечными строчками-рядами, чтобы делать записи (буквально: исторические книги) 29.

На запад от них [Аньси лежит] Тяочжи, на севере — Яньцай и Лигань (или Лицзянь) 30. [108]

Что касается обычаев, то жители рослы, миролюбивы и справедливы 31. Походят на обитателей Срединного царства, но [носят] иностранное одеяние.

Тяочжи 32 находится на запад от Аньси, в нескольких тысячах ли, прилегает к Западному морю, жаркая и влажная [109] [страна]; жители пашут поля, возделывают рис. Имеется большая птица, яйца [ее] точно кувшин 33.

Многолюдство [страны] очень велико. Повсюду имеются малые удельные владетели, и Аньси походами подчинило их, считая иностранным владением [вай-го, т. е. на положении иностранных государств]. Страна славится фокусниками 34.

Аньсийские старейшины передают слухи, что в Тяочжи имеется слабая вода (жошуй — Мертвое море на Дальнем Западе и Дальнем Востоке по «Китайско-русскому словарю» Палладия и Попова, т. II, стр. 563) и Сиванму (Западная мать-царица: легендарная царица китайской древности, обитавшая на далеком западе), но они никогда не видели [его — моря, сами] 35. [110]

Дася находится на юго-западе от Давань, в 2000 с лишком ли на юг от реки Гуй. Что касается обычаев их [жителей], то они оседлы, имеют города и дома, с Давань обычаи одинаковы. Нет великого государя-правителя, повсюду города и селения ставят малых правителей.

Их войска слабы, опасаются сражений; [жители] умеют торговать [на рынке]. Когда Большие юечжи переселились на запад, то Дася напали на них, разбили и целиком подчинили.

Население Дася многочисленно, может быть, 1 000 000 с лишком. Их столица зовется Ланьши. Город имеет рынок для продажи всех товаров (чжу-у, буквально: все вещи). На юго-восток отсюда находится государство Шэньду 36. [Чжан] Цянь [111] говорит: «Когда я был в Дася, то видел бамбуковые посохи из Цюн (название горы и реки в Западном Китае. — Н. К.) и [112] полотна из Шу (область в Западном Китае) 37. Спросил, как получают это. Жители Дася сказали: «Мы, жители, отправляемся торговать в Шэньду. Шэньду находится на юго-восток от Дася, возможно, в нескольких тысячах ли. Их обычаи оседлы, в значительной мере одинаковы с Дася, но [страна] низменная и сырая, жаркая и знойная. Их народ ездит в сражения на слонах. Их столица близ большой воды» 38.

По моим, [Чжан] Цяня, расчетам, Дася отстоит от Хань [Китая] на 12000 ли, находится от Хань на юго-запад. Теперь государство Шэньду находится от Дася на юго-восток еще на несколько тысяч ли, получая вещи из Шу (т. е. из Сычуани). Это значит, что оно отстоит от Шу недалеко. Если теперь отправить посольство в Дася, следуя через опорные пункты в [стране] Цян, то жители Цян будут недовольны этим. Если [направиться] несколько к северу, то посольство будет захвачено сюнну. Следовать (ехать) через Шу было бы надлежащим коротким путем 39. К тому же [на этом пути] нет разбойников».

Император таким образом был осведомлен, что владения Давань, Дася, Аньси все большие государства. Там много редких вещей. Жители оседлы, занятия в достаточной мере такие же, как в Срединном царстве, но войска слабы; китайскими товарами дорожат. К северу от них находятся владения Больших юечжи и Кангюй, войска сильны, но их можно подкупить подарками. Это принесет пользу двору (или правительству — чао).

Кроме того, если завоевать [их доверие] искренностью и подчинить их справедливостью, то территория [Китая] расширится на 10 000 ли. [113]

Если переводить с одного языка на другой 40, то можно достигнуть [стран с] иными обычаями, [слава о] могущество и добродетели Китая распространится до четырех морей. Император с радостью одобрил слова [Чжан] Цяня и затем приказал [Чжан] Цяню через Шу и Цзянь (Цянь) 41 отправить послов-лазутчиков по четырем дорогам и одновременно выйти. [Послы] вышли из Ман, вышли из Жань, вышли из Си 42. Вышли из Цюн и Бо 43 (И. Б.: Цзи). Все посольства прошли по одной, две тысячи ли. Те [из посольства], которые двигались по северной стороне, были остановлены [иноземцами] ди и цзо 44. Те из посольства, которые двигались по южной стороне, остановлены иноземцами Суй и Куньмин 45.

Жители Куньмин не имеют правителя, склонны грабить и неожиданно убивать. Китайские посланники в конце концов не смогли пройти, однако слышали, что на запад от них, возможно, в 10000 ли с лишком, находится государство ездящих на слонах по имени Дяньюе 46. И купцы из Шу, тайно вывозящие товары, иногда достигают той [страны].

В то время Ханьский двор, чтобы отыскать путь в Дася, начал сообщения с государством Дянь. Сначала Ханьский двор хотел установить сообщения с юго-западными иноземцами. [114] Несмотря на большие издержки, путь не был открыт, и [двор] оставил это [дело]. Когда же Чжан Цянь заявил, что возможно открыть сообщение с Дася, тогда возобновили дела и с юго-западными иноземцами.

[Чжан] Цянь в качестве сяо-вэя следовал за великим главнокомандующим, чтобы напасть на Сюнну. Так как он знал места с водой и травой, то войска могли не нуждаться в том и другом. Тогда пожаловали [Чжан] Цяню титул Бо-ван-хоу 47.

Этот год был 6 г. Юаньшо (123 г. до н. э.). На следующий год [Чжан] Цянь был сделан вэй-юй, вместе с полководцем Ли выступил из Юбейпина, чтобы напасть на сюнну; сюнну окружили полководца, много войска погибло; [Чжан] Цянь, опоздав к сроку [прибытия на место], подлежал отсечению головы; откупившись, сделался простолюдином (был лишен чинов).

В этом году Хань (Ханьский двор) послал бяо-ци (военный чин: воевода из императорских родичей. — Н. К.) разгромить сюннуский западный город. Несколько десятков тысяч человек [китайской армии] достигли Циляньшаня. На следующий год князь Хуньсйе со своим народом подчинился ханьскому двору. И в Цзиньчэн, на запад от Хэси, и в Наньшань вплоть да Яньцзэ (Соленого озера) было пусто, не было сюнну. Сюнну временами приходили, как разведчики, но редко.

После этого через два года китайцы разбили бежавшего на север от степи шаньюя. После этого сын неба (император) часто спрашивал [Чжан] Цяня о владениях подвластных Дася.

[Чжан] Цянь, утративший уже титул князя (хоу), говорил просто: «Когда я находился у сюнну, то слышал, что Усуньский правитель назывался Гуньмо. Отец Гуньмо [имел] это небольшое владение на западной границе сюнну; сюнну, напав, убили его отца 48, и Гуньмо был живым [младенцем] брошен в поле. Ворон склевывал мясных мух с него 49. [115]

Волчица ходила кормить его. Шаньюй, удивившись, счёл его за духа и, подобрав, вырастил. Когда он возмужал, шаньюй велел ему командовать войсками. Неоднократно он [Гуньмо] имел заслуги. Шаньюй вернул ему народ его отца, пожаловал Гуньмо звание Линчжан-шоу в городе Сичэн.

Гуньмо собрал и вскормил свой народ, захватил соседние мелкие поселения. Несколько десятков тысяч стрелков обучил нападать и сражаться.

Когда шаньюй умер, Гуньмо, взяв свой народ, далеко переселился, сделался самостоятельным и не соглашался являться на съезды при дворе сюнну.

Сюнну отправили лучшие войска напасть на него, не победив, сочли за духа и удалились. Поэтому [сюнну], наблюдая за ним, не слишком нападали [на него].

Нынешний шаньюй недавно был потеснен китайцами, и поэтому земли Хуньсйе стали безлюдны.

Иноземцы обычно падки на китайские ценные вещи. Ныне чистосердечно пользуясь этим благоприятным временем и щедрыми подарками, [следует], подкупив усуней, призвать их поселиться далее к востоку на старых землях Хуньсйе и завязать с Китаем братские узы. Они [усунь] несомненно должны послушаться. Если послушаются, то это отсечет правую руку сюнну.

Как только соединимся с усунями, то, само собой, можно привлечь и находящихся на запад от них Дася и прочие владения и сделать их внешними [застенными] подданными».

Сын неба поверил [этому] и назначил [Чжан] Цяня чжун-лан-цзяном, подчинив ему 300 человек с лошадьми по две головы на каждого, рогатого скота и баранов счетом 10000; дал одних только денег и шелковых тканей несколько тысяч штук, [придал ему] бесчисленное множество помощников с бунчуками, которых по пути можно было направлять посланниками в другие соседние государства.

Когда [Чжан] Цянь прибыл в Усунь, усуньский князь Гуньмо принял на аудиенции китайского посланника, как это делал шаньюй (буквально: по церемониалу шаньюя). [Чжан] Цянь весьма был оскорблен, но, зная алчность иноземцев, сказал; «Сын неба прислал подарки; если князь не поклонится, то пусть возвратит подарки». Гуньмо встал и поклонился за подарки. Прочее было по-старому.

[Чжан] Цянь, разъясняя цель посольства, сказал: «Если усуни смогут [согласиться] жить на востоке на землях Хуньсйе, то Ханьский двор пошлет княжну (вэнчжу, дочь удельного князя), [чтобы она] сделалась женою Гуньмо».

Государство Усунь было раздроблено, князь стар и, будучи далек от Китая, еще не знал, велик или мал он. Обычно [116] подчинялся сюнну, что установилось уже давно. Кроме того, будучи ближе к тем [сюнну], его сановники (да-чэнь) стали бы бояться хусцев (сюнну) и потому не решались переселиться. Князь не мог самовластно распоряжаться, и [Чжан] Цянь не мог получить от него нужного распоряжения.

Гуньмо имел 10 с лишком сыновей. Из них средний сын по имени Далу был крепкий и искусный предводитель. Он жил отдельно с 10000 всадников с лишком.

Старший брат этого Далу был сделан наследником и имел сына по имени Цэньцюй (И. Б.: Сенцзу). Но наследник рано умер и перед смертью сказал своему отцу Гуньмо: «Непременно сделай Цэньцюя наследником. Не вели другому заменить его». Опечаленный Гуньмо дал согласие.

Когда [наследник] умер, Гуньмо сделал Цэньцюя наследником. Далу рассердился, что ему не удалось заменить наследника. Тогда он собрал своих братьев, восстал и с войском замыслил напасть на Цэньцюя и Гуньмо.

Гуньмо под старость всегда опасался, что Далу убьет Цэньцюя, потому дал Цэньцюю 10000 всадников с лишком и отдельное местопребывание, а [сам] Гуньмо имел свыше 10000 всадников для своей охраны.

Государство и народ разделились натрое, но в общем управление контролировалось Гуньмо. Все же Гуньмо не смел самостоятельно обещать (обязаться) [Чжан] Цяню. [Чжан] Цянь поэтому порознь отправил помощников посла в качестве посланников в Давань, Кангюй, Большой юечжи, Дася, Аньси, Шэньду (Индию), Юйтянь (Хотан) и другие соседние государства. Усунь отправило проводников и переводчиков проводить [Чжан] Цяня при возвращении [на родину].

Чжан [Цянь] согласился, чтобы Усунь отправило посольство из нескольких десятков человек и несколько десятков голов лошадей для выражения благодарности [Китаю]. Поэтому Усунь приказало [своим посланным] разведать Китай, узнать, обширен ли он. [Чжан] Цянь, вернувшись, был назначен на высокую должность и приравнен к девяти цин (высшим сановникам), через год [он] умер.

Усуньские посланники, как только увидели многочисленность и богатство китайских людей, вернулись, [чтобы] доложить [об этом] в свое государство. [Усуньское] государство после этого [стало] еще более уважать Китай.

Через год после этого посланные [Чжан] Цянем посланники установили сношения с Дася и прочими владениями и все прибыли [на родину] с их людьми 50. С этого времени государства [117] северо-запада начали сноситься с Китаем. Однако Чжан Цянь первым открыл путь 51 [туда].

После этого отправляющиеся посланники все прославляли Бо-ван-хоу, (Чжан Цяня), как прямого (внушающего доверие) по отношению к внешним (иностранным) государствам 52. Внешние государства вследствие этого верили ему.

После того как Бо-ван-хоу (Чжан Цянь) умер, сюнну, прослышав, что Китай установил сообщение с Усунь, разгневались и желали напасть на него.

Когда ханьские посланники, достигнув Усунь 53 и выйдя на юг от него, прибыли последовательно в Давань, Даюечжи, усуньский [правитель], опасаясь [Китая], отправил посланника представить [китайскому двору] лошадей, желая получить в жены китайскую девицу-принцессу и стать братом [с Китаем].

Сын неба просил сановников обсудить это. Все сказали: «Непременно [следует] сперва внести сговорные дары, после же отправить девицу».

Вначале сын неба открыл, что в «И [цзине]» и «Шу [цзине]» 54 говорится, что священные лошади должны прибывать (происходить) с северо-запада. Достав усуньских лошадей, полюбили их и назвали «небесными лошадьми».

Когда получили лошадей с кровавым потом, еще более крепких, то переменили им имя, назвали усуньских лошадей «западный предел», даваньских же лошадей назвали «небесными лошадьми».

Ханьский двор начал строить стену на запад от Линцзюй 35. Сперва учредили область Цзюцюаньцзюнь, чтобы сноситься с государствами северо-запада. Поэтому все более посланников отправлялось в государства Аньси, Яньцай, Лигань, Тяочжи, Шэньду.

Сын неба полюбил [да]ваньских лошадей, и посланные туда оглядывались друг на друга в дороге (так их было много). [118]

Все посольства во внешние (иностранные), государства были одного ранга — большие в несколько сот человек, малые более ста человек. Содержание посольства в общем следовало образцу времени Бо-ван-хоу (Чжан Цяня). Впоследствии, все сделалось более обычным и умалилось.

Обычно в течение одного года, когда было много посольств, то более десяти, когда было мало, то пять-шесть. Дальние возвращались через 8—9 лет, ближние — за несколько лет.

К этому времени Китай уже покорил Юе и Шу (юго-западных иноземцев). Все они в трепете просили официального права явиться ко двору. Тогда учредили в округе Ичжоу области Чэньли и Вэньшань, Юегуй и Цзингэ, желая сомкнуть [свои] земли прежде, чем сноситься с Дася 56. Тогда отправили послами Бо Ши-чана, Люй Юе-жэня [Юе-сун] и других. Ежегодно свыше десяти посольств отправлялось из этих начальных областей 57, следуя в Дася. Все [посольства] были вновь задержаны, убиты и ограблены куньминцами. Деньги и товары [Китая] в конце концов не могли прийти в Дася. Тогда ханьский двор отправил преступников Саньфу (буквально: трех столичных территорий), несколько десятков тысяч человек солдат из Ба и Шу, послали двух полководцев Го Чана и Вэй Гуана с прочими выступить для нападения на куньминский народ. Посланные ханьским двором 58 казнили и пленили несколько десятков тысяч человек и ушли. После этого отправили посольство, но оно [вновь] было ограблено куньминцами и в конце концов не смогли добиться прохода.

А посланных, которые по северной дороге через Цзюцюань достигали Дася, было уже много, и внешние государства все более пресыщались китайскими тканями и не ценили его [Китая] вещей.

С тех пор как Бо-ван-хоу (Чжан Цянь) открыл дорогу к иностранным государствам, считали это (поездку на запад) делом почетным и ценным. Впоследствии чиновники и солдаты, сопровождавшие [посольства], все непрерывно подавали доклады, описывая диковинки, преимущества и недостатки иностранных государств и просили послать их [послами].

Сын неба считал, что они [иностранные государства] крайне далеки, не будет людей, которые пожелали бы отправиться, и [119] склонялся к их заявлениям и давал им бунчуки для набора людей посольства, независимо от происхождения. Когда весь состав был подготовлен, то отправляли [посольство].

Вследствие обширности пути туда и назад не могли не расхищаться ценности и вещи. Когда посланники нарушали указания, то сын неба считал, что если они повторят [нарушения], то немедленно вновь расследовать, но оставить послами [и тем самым оказывал снисхождение]. Когда они совершали тяжелый поступок, то сын неба, возбужденный гневом, приказывал откупаться, чтобы [могли] вновь добиться быть отправленными в качестве посланников. Поводов было без конца и легко было нарушить закон.

Что касается чиновников и солдат, [посылаемых в Западный край], то они также сразу вновь умножались. В те богатые иностранные государства, о которых докладывали как о больших, [сын неба] давал бунчуки [послов], а в те, о которых докладывали как о малых, назначал помощников (т. е. посланников). Поэтому попусту докладывали, беспорядочные люди наперерыв подражали этому.

Указанные посланники все были детьми бедняков. Своекорыстные уездные чиновники, снабжая [посольство] вещами, желали дешевле купить, чтобы присвоить выгоду (прибыль) от этих вещей в внешних (иностранных) государствах.

Внешним государствам также наскучили китайские посланники, среди жителей шли о них неуважительные речи 59.

Рассчитывая, что китайские войска не смогут далеко дойти, [внешние государства] запрещали снабжать их съестными припасами, чтобы докучать китайским посланникам. Китайские посланники терпели нужду и накопляли гнев. Доходило до взаимных нападений, а в малых государствах, как Лоулань и Гуши 60, на пустынных дорогах нападали и грабили китайских посланников. Ван Куй и другие потерпели в наибольшей степени 61.

А конные сюнну нападали подчас толпою на тех, кого посылали в западные государства. Посланники наперерыв доносили о стихийных бедствиях в иностранных государствах. Все они имеют города и селения (укрепленные и не укрепленные города). Войска [их] слабы, их легко разбить. [120]

Тогда сын неба по старому [примеру] отправил цзун-пяо-хоу По-ну во главе конницы зависимых государств и областных войск в числе нескольких десятков тысяч. Прибыв к реке Сюн (Хун)хэ, По-[ну] желал напасть на ху (сюнну), но ху все ушли.

На следующий год [По-ну] напал на Гуши. По-ну с 700 с лишком легкой конницы сперва прибыл и взял в плен Лоуланского князя, затем разбил Гуши, тем самым поднял военную мощь [Китая], чтобы привести в трепет Усунь, Давань а прочие владения. По возвращении [император] пожаловал По-ну титулом 62 князя Шойе-хоу. Ван Куй 63, неоднократно посылавшийся, будучи притеснен лоулан[цами], донес [об этом] сыну неба. Сын неба отправил войска, велел [Ван] Кую помочь По-ну напасть и разбить [Лоулань]. Пожаловал [Ван] Куя титулом князя Хао-хоу 64.

В это время в Цзюцюань расставили станции и заставы вплоть до Юймыня 65. Усунь представило сговорные дары за ханьскую царевну в размере 1000 голов лошадей. Ханьский двор отправил княжну императорского рода по имени Цзян-ду 66. Она отправилась в Усунь, [чтобы] выйти замуж за [князя] Усунь. Усуньский князь Гуньмо считал ее правой (младшей) супругой. Сюнну также отправили принцессу (нюй) выйти замуж за Гуньмо. Гуньмо считал ее левой (старшей) супругой.

Гуньмо сказал: «Я стар, поэтому приказываю моему внуку Цэньцюю взять в жены [китайскую] принцессу».

В Усунь много лошадей. Их самые богатые люди имеют четыре-пять тысяч голов лошадей.

Вначале ханьский посланник достиг Аньси. Правитель Аньси велел 20 000 конников встретить его на восточной границе. Восточная граница отстоит от столицы правителя на несколько тысяч ли. По дороге прошли несколько десятков городов. Население живет сплошь и очень многочисленно. [121]

Ханьский посланник вернулся, и после [Аньси] отправило посланника следом за китайским посланником пойти посмотреть обширность и величину Китая.

Посланник представил китайскому двору яйца большой птицы и лиганьских искусных фокусников б7. И лежащие на запад от Давань малые государства Хуаньцянь и Дай, лежащие на восток от Давань владения Гуши, Ганьми и Сусйе, все, следуя за китайским посланником, представились на аудиенции сыну неба. Сын неба был весьма обрадован.

Китайский посланник исследовал истоки [Желтой] реки. Истоки реки выходят из Юнтянь (Хотан). В этих горах много нефрита (юй-ши), [его] собрали и доставили 68.

Сын неба, справившись в древних картах и писаниях, назвал горы, откуда выходит река, [горами] Куньлунь (Куэньлунь) и пр.

В это время государь только что неоднократно объезжал моря (сюнь-шоу-хай, т. е. китайские земли). Государь тогда же пригласил сопровождать [себя] гостей из внешних [иностранных] государств. В общем, когда было много [приезжих] людей, то сверх меры раздавал деньги и ткани, чтобы наградить щедро всех, чтобы обильно одарить их, чтобы показать, богатство и щедрость Хань (Китая).

Тогда на больших состязаниях в силе показывали диковинные представления и разные удивительные вещи. Стекавшихся во множестве зрителей на пути награждали прудами вина и лесом [яств]. Государь приказывал гостям иностранных государств по пути повсюду осматривать запасы всех складов и казнохранилищ, [чтобы они могли] видеть обширность и величину Хань (Китая), почти пугая их. Если добавить, что успехи тех фокусников и состязания в борьбе и диковинные представления ежегодно умножаются и изменяются, то предел процветания еще более повысится.

С этого времени посланники иностранных государств северо-запада снова стали приезжать и уезжать. На запад от Давань все [государства], естественно, вследствие дальности были еще своевольны и наслаждались спокойствием. Еще нельзя было согнуть их, но церемониями сдерживали их и так оставили. [122]

От Усунь на запад сюнну теснили юечжи, поскольку они находились поблизости. Когда сюннуский посланник имел доверительное письмо шаньюя, то все владения, пересылая [посланника] по этапам, снабжали пищей, не смели оставить в затруднении (нужде). Что касается китайского посланника, то если не давал деньги и ткани, то не получал пищи, если не покупал скота, то не мог получить лошадей для пользования. Так было оттого, что Китай далек и в Китае много денег и вещей. Поэтому обязательно только на рынке посланник получал желаемое. Однако [главная] причина в том, что [эти государства] более боялись сюнну, чем китайского посланника.

В Давань и окрест из винограда делают вино; богатые люди хранят вино более 10 000 дань. Долго, несколько десятков лет, вино не портится. Обычно [жители] любят вино, как лошади любят мусу (название травы).

Китайский посланник привез семена, тогда сын неба начал посадку мусу и винограда на тучной земле. Что касается небесных лошадей, то их много в иностранных государствах. Сын неба велел доставить их побольше и вдали от дворца отдельно смотрел. Сбоку во множестве на далекое расстояние были насажены виноград и мусу.

Хотя на запад от Давань до Аньси государства достаточно различаются по языку, все же многим сходны в обычаях и взаимно понимают речь. Жители все со впалыми глазами, многие с бородами, искусны в торговле, наперерыв состязаются за мелкие выгоды. Обычно уважают женщин: что женщина скажет, то мужчина точь-в-точь и решит. Эти страны совсем не имеют шелка и лака, не умеют отливать монеты и посуды 69.

Беглые солдаты ханьских посольств [переходили в] подданство [местных государств], и научили [их] отливать [металл], [жители] стали делать и другое воинское оружие. Когда [жители] получали от Хань (Китая) золото и серебро, то сразу делали из них посуду, и не употребляли, чтобы делать монету. А коль скоро посланные от Китая стали отправляться в большом числе, то среди их младших спутников обычно много было ладно говоривших 70.

Сыну неба они рассказывали: «Давань имеет хороших лошадей, они находятся в городе Эрши, их скрывают, не соглашаются дать ханьскому посланнику». Так как сын неба любил даваньских лошадей, то он слушал это охотно. [123]

Он послал силача Чэ Лина и других с 1000 [лан?] золота и золотым конем, чтобы выпросить у Даваньского правителя хороших лошадей.

Государство Давань изобиловало китайскими вещами. Министры на совещании сказали: «Китай отстоит от нас далеко, и на реке Яньшуй он многократно терпел поражения» 71.

Если [китайцам] выйти с их [даваньцев] севера, то там имеются разбойники ху [сюнну]; если выйти с их юга, то там отсутствует вода и трава; кроме того, зачастую отсутствуют селения, а [среди едущих] много окажется таких, которые нуждаются в пище.

У китайского посланника несколько сот человек составляют партию и в пути постоянно ощущают недостаток в пище. Умерших бывает более половины. В самом деле, как может [туда] дойти большое войско? [У ханьского двора] нет средств, чтобы сделать нам что [дурное]. Кроме того, эршийские лошади — это как бы драгоценные лошади. Вследствие этого [даваньские министры] отказались дать [лошадей].

Ханьский (китайский) посланник, рассердившись, говорил безрассудно 72, толкнул золотого коня и ушел. Вельможи Давань рассердились и сказали: «Китайский посланник крайне презирает нас». Китайский посланник был отослан обратно. Велели городу Ючэн на своей восточной границе 73 преградить путь [посланнику]; те [ючэнцы] напали и убили китайского посланника, взяли его вещи и деньги. [124]

Тогда сын неба очень разгневался. Прежние китайские посланники в Давань Яо Дин-хань и другие говорили: «Даваньское войско слабо. Если с помощью китайских солдат, то поистине не [нужно] более 3000 человек, [которые] тугими самострелами обстреляют их и тотчас полностью пленят и разобьют Давань» Сын неба раньше уже послал Шо Йе-хоу разбить Лоулань. С 700 всадников он пришел и пленил князя.

Заявление [Яо] Дин-ханя и прочих [сын неба] счел правильным и, желая услужить своей любимой наложнице госпоже Ли, назначил Ли Гуан-ли Эршийским полководцем, послал 6000 всадников от вассальных владений и несколько десятков; тысяч человек негодной молодежи китайских областей выйти воевать против [Да]вань, в расчете достигнуть города Эрши к забрать славных лошадей (И. Б.: аргамаков). Поэтому и назвал [Ли Гуан-ли] Эршийским полководцем. Чжао Ши-чэн был сделан управляющим армией 74. Прежний хао-хоу Ван Куй 75мпослан вести армию 76. Ли-чи 77 был сделан сяо-вэй для заведования делами армии 78.

Это был первый год правления Тайчу (104 г. до н.), и на восток от заставы саранча поднялась в большом количестве. Зловредное насекомое на западе достигло Дуньхуана.

Эршийский полководец на западе уже прошел Соленые воды (реку Яньшуй). По пути малые владения в страхе укрепляли города и держались в них, не соглашаясь давать продовольствие. Когда напали на них, не могли покорить [всех]; от сдавшихся жителей получили пищу (продовольствие), от несдавшихся через несколько дней уходили. [Ли Гуан-ли] подошел к городу Ючэн. Дошедших солдат было не более нескольких тысяч, все голодны и утомлены. Напали на город Ючэн. Город Ючэн сильно побит. Убитых и раненых великое множество.

Эршийский полководец, [Ли]-чи, [Чжао] Ши-чэн и прочие рассчитали, что, прибыв в город Ючэн, они еще не могут предпринять [осады]. Каково же будет в дальнейшем по прибытии в их (Давань) столицу? [Поэтому] отвели войска и вернулись.

Шли туда и обратно два года. Солдат, вернувшихся в Дуньхуан, было не более одного-двух из десяти.

Отправили гонца с донесением, в котором говорилось, что путь далек, большой недостаток продовольствия, что [125] офицеры и солдаты страдают не от сражений, а от голода. Людей [войска] мало, недостаточно, чтобы покорить Давань. [Войско] желает, кроме того, прекратить войну. Если еще раз [велят] пойти в поход, то снова отправятся.

Сын неба, услышав это, сильно разгневался и отправил гонца закрыть Яшмовые ворота (Юймынь) и сказать: «Если из войска найдется такой, кто осмелится войти [в пределы Великой стены], то немедленно казнить». Эршийский [полководец], побоялся, поэтому остановился в Дуньхуане.

В это лето ханьский двор потерял 20 000 с лишком солдат, [перешедших к] сюнну 79. Гуны, сановники и советники все желали прекратить нападение на Давань, чтобы войска всеми силами напали только на ху (сюнну).

Сын неба уже решил наказать [Да]вань. [Да]вань — небольшое государство, и если он не сможет покорить его, то вассалы Дася пренебрегут Китаем, и славные лошади из Даваня вовсе не придут. Усунь и Луньтоу легко могут обидеть китайского посланника 80. Мы будем осмеяны иностранными государствами.

Тогда [сын неба] предал суду тех, кто заявлял, что воевать против [Да]вань в особенности неудобно: Дэн Гуана и других. Помиловал заключенных 81, способных чиновников 82. Еще командировал негодной молодежи и пограничных всадников.

По прошествии года вышли из Дуньхуана 60 000 человек, не считая носильщиков и частных сопровождающих 83, рогатого скота [с войском шло] 100 000, лошадей более 30 000 голов, ослов, мулов и верблюдов считалось по 10 000. Много заготовили продовольствия, оружия и самострелов 84. Вся империя была приведена в движение. Специально для руководства походом на [Да]вань было [назначено] более 50 сяовэй (полномочных военных комиссаров).

В столице [Да]вань не было колодцев. Все черпали воду из реки, текущей вне города. Тогда [китайцы] отправили водяных мастеров совсем отвести воду из-под их города, чтобы опорожнить от воды их города 85. Еще отправили гарнизоны [126] [охранных] войск 180000 [человек], на север от Цзюцюань и Чжанйе основали Цзюйянь и Сюту, чтобы охранять Цзюцюань 86. Отправили со всей империи семь разрядов проштрафившихся чиновников (чжэ) 87 и нагрузили их сухой провизией для [войск] Эршийского [полководца].

Повозки и толпы людей следовали непрерывно. Прибыли в Дуньхуан и назначили двух человек, сведущих в лошадях, а качестве чжицюй-сяо-вай (комиссаров конного дела), подготовившись к тому, чтобы после поражения [Да]вань они могли выбрать и взять их лучших лошадей и прочее.

Тогда Эршийский [полководец] снова выступил. Войск было много, и малые владения, куда прибывали, встречая [их], выдавали съестные припасы. Войска достигли Луньтоу. Луньтоу не подчинился. Нападали несколько дней и перебили их (луньтоусцев). Отсюда на запад шли спокойно и достигли города [Да]вань. Китайских войск, достигших города, было 30 000 человек. Да[ваньское] войско вышло и напало на китайское войско. Китайские солдаты расстреляли их из луков и разбили их.

[Да]ваньцы бежали в [город, чтобы] укрыться, и поднялись на стены своего города. Эршийское войско желало по пути взять город Ючэн, но опасалось задержаться в дороге и позволить [да]ваньцам еще более породить обман. Поэтому оно первым прибыло к [да]ваньскому столичному городу.

Когда [китайское войско] отрезало его источники воды и отвело их, то [да]ваньцы действительно терпели [бедствие] и были стеснены.

Окружив их город, [китайское войско] осаждало его более сорока дней. Внешние стены города рушились, [да]ваньский вельможа, храбрый предводитель, был захвачен в плен. [Да]ваньцы весьма устрашились и бежали в [свой] средний город.

Даваньские вельможи на совместном совещании говорили: «[Да]вань подверглось нападению китайцев потому, что князь Мугуа скрыл отборных лошадей и убил китайского посланника. Если теперь мы убьем князя Мугуа и выдадим отборных [127] лошадей, то китайские войска должны уйти. Если не уйдут, то всеми силами сражаться, и умереть [нам] будет не поздно».

[Да]ваньские вельможи все одобрили это. Сообща убили своего князя Мугуа и с его головою отправили вельможу послом к Эршийскому [полководцу] кратко сказать: «Пусть Китай не нападает на нас. Мы выдадим всех отменных лошадей по собственному выбору [китайцев] и снабдим китайские войска: продовольствием. Если вы не послушаетесь нас, то мы перебьем всех отменных коней, и, кроме того, прибудет кангюйская подмога. Дойдет до того, что мы изнутри [нашей страны], а Кангюй извне будем сражаться с китайскими войсками. Пусть, китайское войско хорошенько сообразит, чему следовать».

В это время кангюйцы высматривали китайское войско. Китайское войско было еще многочисленно, и [кангюйцы] не смели подойти.

Эршийский [полководец] вместе с Чжао Ши-чэном, Ли Чи и прочими рассчитывали (соображали). Они услышали, что в [да]ваньском городе (столице) недавно оказался уроженец [Да]цинь, умеющий копать колодцы, и, кроме того, в городе продовольствия еще много. Случилось же то, что отрубили голову дурному [человеку] Мугуа, и голова Мугуа уже прислана. Если дело таково и [мы] не согласимся отвести войска, то они будут упорно держаться, и кангюйцы, дождавшись, когда китайцы устанут, прибудут на помощь [Да]ваню и непременно разобьют китайское войско.

Военные начальники все одобрили и согласились на условия Давани. Даваньцы тогда выдали своих отменных лошадей, предоставив китайцам самим выбирать их, и выдали много продовольствия для снабжения китайского войска.

Ханьские войска выбрали из отменных лошадей несколько десятков голов, из лошадей среднего качества и ниже, жеребцов и кобыл, 3000 с лишком голов и поставили второго из даваньских вельмож 88, который раньше (буквально: в старину) хорошо обращался с китайскими посланниками, по имени Мэйцай (читается: Мосэ) 89 в качестве [да]ваньского князя.

Даваньцы и [китайцы] заключили договор и прекратили войну. В конце концов [китайцы] не смогли вступить в средний город, тогда прекратили действия и отвели назад войска.

Эршийский [полководец], выступая из Дуньхуана на запад, полагал, что людей (войск) много и владения при дороге не смогут [их] прокормить. Он разделил (войска) на несколько армий для следования по северной и южной дорогам. [128]

Сяо-вэй Ван Шэнь-шэн, Гу Хун-лу, Ку Чан-го (Ху Инь-го) и прочие, свыше 1000 человек, отдельно достигли города Ючэн. Начальник города Ючэн не согласился дать продовольствия этому войску. Ван Шэнь-шэн отошел от главного войска на 200 ли; высматривая город и пренебрегая им, поносил город Ючэн. Ючэнцы продовольствия выдать не соглашались, а, разведав, узнали, что войска [Ван] Шэнь-шэна ежедневно уменьшаются.

Рано утром напали с 3000 человек и умертвили [Ван] Шэнь-шэна и других. Войско погибло. Несколько человек спаслось и убежало к Эршийскому [полководцу].

Эршийский приказал заведующему продовольствием и казною Шан Гуань-цзйе напасть и взять город Ючэн. Ючэнский князь убежал в Кангюй. [Шан Гуань]-цзйе в погоне за ним прибыл в Кангюй. Кангюйцы, прослышав, что китайцы уже разбили [Да]вань, выдали ючэнского князя, отдали его [Шан Гуань]-цзйе. [Шан Гуань]-цзйе велел четырем всадникам представить связанного начальника Эршийскому [полководцу] 90.

Эти четверо говорили между собою: «Ючэнский князь ненавидел китайское государство. Теперь живым собирается уйти. В конце концов погубит великое дело». Хотели убить [его], но не смели первыми ударить. Шангуаньский конник Чжао Ди, самый младший, вынув меч, ударил и отсек голову Ючэнскому князю. Отправили голову [с Чжао] Ди к [Шан Гуань]-цзйе, потом достигли Великого [полководца].

Вначале Эршийский [полководец] шел не торопясь. Сын неба отправил посланника сообщить Усунь, чтобы оно послало большое войско и сильно напало на [Да]вань. Усунь послало 2000 конных, которые, отправившись, двурушничали (т. е. не примыкали ни к чьей стороне) и не соглашались двигаться вперед.

Малые владения, пройденные на восток от Эршийского полководца, услышав о поражении [Да]вань, отправили сыновей и братьев [правителей] вслед [за китайским войском] представить дань и явиться на аудиенцию к сыну неба. Поэтому их сделали заложниками.

Когда Эршийский [полководец] воевал с [Да]вань, то управляющий войском (цзюнь-чжэн) Чжао Ши-чэн долго сражался, заслуг [приобрел] очень много. И Шан Гуань-цзйе отважился далеко зайти, и Ли Чи составлял удачные планы. Войска, вошедшего в Юймынь, было более 10 000, войсковых лошадей свыше 1000 голов. Так как Эршийский [полководец] шел не [129] торопясь, то войска не терпели нужды в пище, убитых в сражении не могло быть много. Но начальники и чиновники были очень жадны, не жалели солдат, всячески грабили их и погубили многих. Сын неба ради того, что был совершен поход за 10000 ли на [Да]вань, не записал [этих] поступков и пожаловал [Ли] Гуан-ли [княжеский титул] хайси-хоу, пожаловал коннику Чжао Ди, лично казнившему ючэнского князя, [титул] синьчжи-хоу, управляющему войском Чжао Ши-чэну — [звание] гуан-лу-да-фу, Шаньгуань Цзйе — [звание] шао-фу, Ли Чи — [звание] правителя области Шандан; из военных чиновников (цзюнь-гуань-ли) назначили трех человек цзю-цинами (президентами министерств) на должность чжу-хоу-сян-цзюнь-шоу с [окладом] в 2000 мешков; сто с чем-то человек с окладом в 1000 мешков и ниже, а 1000 с лишком человек, ретиво поднявшихся в поход 91, дал чины сверх их ожиданий. Что касается отправленных в поход за вины, то всех [их] лишили награды 92.

Солдатам выдали в награду 40 000 гинов серебра. На поход в [Да]вань и обратно всего [потратили] четыре года и добились окончания.

Китайцы, окончив поход на [Да]вань, поставили Моцай (Мосйе) князем [Да]вань и ушли.

Через год [да]ваньские вельможи признали, что Моцай (Мойсе) искусной лестью китайцам заставил нашу страну (Давань) подвергнуться гибели (буквально: встретиться с резней жителей взятого города). Поэтому они сообща убили Моцая (Мойсе) и поставили младшего брата Мугуа по имени Шань (Чань)фына в качестве [да]ваньского правителя и отправили его сына в Китай в качестве заложника.

Ханьский двор отправил посланника подкупить и наградить [даваньцев], чтобы защитить и успокоить Давань. С посольством было снаряжено ханьским двором свыше десяти партий в иностранные государства на запад от [Да]вань, чтобы искать диковинные вещи. Поэтому те по слухам узнали о славной победе Китая в походе против [Да]вань. [130]

В Дуньхуане учредили 93 Цзюцюаньского дувэй 94. На западе до р. Яньшуй повсюду были станции, и луньтоу имели несколько сот землепашцев-солдат. Поэтому назначили уполномоченных для охраны полей и уборки хлеба, чтобы снабдить им посланников, отправляемых в иностранные государства.

Послесловие Тайши-гуна (т. е. Сыма Цяня) гласит: «В ”Хронике императора Юй” сказано, что Желтая река выходит из Куньлуня.

Что касается Куньлуня, то его высота 2500 ли с лишком. Солнце и луна, когда светят вместе, удаляют тень и делают светлыми [горы]. На их вершине имеются сладкий ключ и Яшмовое озеро. Но ныне со времени посольства Чжан Цяня в Дася, когда были исследованы истоки [Желтой] реки, не ложно ли читать то, что сказано в хронике о Куньлуне? 95.

Поэтому, говоря о горах и реках девяти областей (Цзю-чжоу), «Шаншу» («Шуцзин») приближается к этому [толкованию]. Что касается имеющихся в «Хронике Юя» и «Шаньхайцзин» диковинных вещей, то я, [Сыма Цянь], не смею говорить о них» 96. [131]

На этом оканчивается «Повествование о Давань» в «Шицзи» («Исторических записках») Сыма Цяня.

Из последующих династийных историй эта страна выступает в «Цяньханьшу», откуда короткое описание ее также было переведено И. Бичуриным и помешено в «Собрании сведений...», т. II, стр. 186—188. Новых данных текст «Цяньханьшу» в сущности не дает, представляя собою краткий пересказ части «Повествования о Давань» Сыма Цяня.

В «Хоуханьшу» и позднейших династийных историях сведений о Давань уже нет, поэтому их нет и в дальнейших переводах И. Бичурина, посвященных Западному краю. Однако одна династийная история содержит небольшой отрывок текста, относящийся к Давань. Это «Цзиньшу», или «История Цзиньской династии» (265—420). Данный отрывок и приводится ниже как дополнение к «Собранию сведений» И. Бичурина. Отрывок невелик, но все же представляет интерес и заслуживает внимания не только историка, но и этнографа.

«Цзиньшу», гл. 97, отдел «Иноземные народы четырех стран света», стр. 13а—13б.

Государство Давань (Дюань, согласно чтению, установленному комментатором «Шицзи», — см. выше). Давань 97 на западе отстоит от Лояна (столицы Цзиньской династии) на 13350 ли; на юге достигает Больших юечжи, на севере смежно с Кангюй. Больших и малых городов 70 с лишком. Земля пригодна для риса и пшеницы, имеется виноградное вино. Много отменных лошадей, лошади потеют кровью. Их жители с глубокими глазами, многие [носят] бороду. По их обычаю, когда берут жену, сперва посылают свадебные дары в виде золотого кольца на палец в знак единодушия. Еще с тремя служанками (буквально: прислужницы, девушки) пробуют; если нет мальчика, то разрывают брак.

Если будет ребенок (сын) от прелюбодеяния, то презирают его мать.

Если лошадь не приучена к езде и кто упадет с нее и умрет, то хозяин лошади выдает облачение для покойника и возмещает расходы.

На рынке купцы спорят из-за мелочной выгоды.

Получая из Срединного царства золото и серебро, тотчас делают сосуды и вещи, [но] не делают монеты.

В 6 г. правления Тайкан (285 г. н. э.) император Уди (Цзиньской династии) отправил посланника Ян Хао пожаловать их князя Цзяньсоу в звание Даваньского государя.

Когда Цзяньсоу умер, его сын Мочжи поставлен, [он] отправил посланника принести в дань [Китаю] лошадей «кровавого пота».

Комментарии

1. Со-инь. По справке, это повествование должно помещаться после повествования о «юго-западных иноземцах», а не между главами Хаоши (122) и Юцзйе (124). Это, вероятно, недосмотр князя Сыма [Цяня], исправленный господином Чу. К счастью, это не тяжкая вина.

2. Чжэн-и. В «Ханьской истории» говорится: «Государство Даюань отстоит от Чанъаня на 12 550 ли. На востоке оно достигает места, откуда управляет духу (наместник), на юго-западе достигает Больших юечжи, на севере достигает Канцзюй (Кангюй)».

В «Тодичжи» говорится: «Государство Шуайдушана называется также государством Судуйшана, это и есть [упоминавшееся при] Хань государство Даюань».

Со-инь. [Знак] ”вань” [в названии Давань] произносится ”юань”.

3. Со-инь. ”Чэньшоуибуцицзючжуань” говорит: «[Чжан] Цянь уроженец Ханьчжунского Чэнгу».

4. Чжэн-и. Юечжи пишется юеши. ”Ши” [в этом имени] произносится как ”чжи”. По справке, [они] находились в Лян (современная Ганьсу). Ганьсуские области Гуа, Ша и прочие, первоначально земли государства юечжи. ”Ханьская история” говорит: «Первоначально [они] жили между Дуньхуаном и Цилянем. Это самое и есть [территория Ганьсу]».

5. Цзи-цзйе. Вэй Чжао говорит: «”Сосуд для питья” есть чарка для вина. [Правитель Сюнну] шаньюй из головы государя юечжи сделал сосуд для питья». Цзинь Чжо говорит: «”Сосуд для питья” есть род урыльника. Некоторые говорят: это сосуд для питья вина».

Чжэн-и. В повествовании о сюйну из ”Ханьской истории” говорится: [Император] Юаньди отправил чэци-дувэй Хань Чана, гуан-лу-да-фу Чжан Мэна заключить союз с сюнну. Из сосуда для питья, сделанного из головы государя юечжи, которого разбил шаньюй Лаошан, вместе пили за клятвенный договор.

6. Цзи-цзйе. По справке [Пэй] Иня: в ”Ханьшуиньи” (”Указатель имен и значений Ханьской истории”) говорится: «Тан-и — фамилия, Хуну-гань-фу — прозвище.

Со-инь. По справке: это уроженец уезда Тан-и, из семьи Хуну, по имени. Ганьфу. Позже называли [его] Тан-и-фу, ибо позднейшие историки напрасно сократили до Тан-и-фу, урезав знак ”гань”. Это его фамилия.

7. Со-инь. Говорится, что дорога шла через [земли] сюнну.

8. Со-инь. Говорится, что [правитель] Давань отправил [Чжан] Цяня на запад.

9. Со-инь. ”С проводниками”: это значит, что, отправив [Чжан Цяня] по почтовым станциям, [правитель Давань] приказал [своим] людям проводить [Чжан Цяня, чтобы он мог] прибыть в Кангюй.

В “Тодичжи" говорится: «Государство Кангюй находится на запад от столицы в 10 000 ли. На северо-запад [от Кангюй] около 2000 ли находится государство Яньцайцзю».

10. Чжэн-и. Эти Большие юечжи живут на юго-запад от Давань. На север от реки Гуй устроили двор [своего] государя. В Ханьской истории говорится: «[двор] отстоит от Чанъаня на 11 600 ли».

11. Цзи-цзйе. Сюй Гуан говорит: «Некоторые указывают: ”Супруга [государя] сделалась государем”. У восточных и северных иноземцев так же, вероятно, были женщины-правительницы».

Со-инь. По справке в ”Ханьской истории” в ”Повествовании о Чжан Цяне” говорится: «Поставив его супругу, сделали государем».

12. Со-инь. ”Цзюй” (поселиться) пишут: ”цзюнь” (область). Говорится [о том], что юечжи покорили Дася и сделали [своей] областью.

Чжэн-и. ”Тогда же” [следует] толковать ”окончательно”.

13. Цзи-цзйе. По справке [Пэй] Иня, в ”Ханьшуиньи” говорится: «”существенное” [означает] ”важный договор”».

Со-инь. Говорится, что [Чжан] Цянь не мог [ничего] добиться, так как юечжи не имели намерения поддаться Хань (Китаю). Лю-ши говорит: «[Следует понимать это как] ”не добился от них главного”, однако этот смысл в письменной форме выражен довольно небрежно».

14. Чжэн-и. Тянущиеся до конца Южные горы от столицы на юго-восток достигают Хуашань. Перейдя через реку на северо-восток, тянутся сплошь до моря, т. е. до Чжунтяошань. Южнее столицы тянутся непрерывно [на запад], достигая Памира, [на расстоянии] в 10000 ли с лишком. Поэтому называют их: сплошные южные горы.

В ”Повествовании о Западном крае” говорится: «Эти южные горы на востоке выходят из Цзинь-чэн [Алтай]. Связаны с китайскими [горами] Наньшань».

Чжэн-и. В ”Шовэнь” говорится: «Цяны — это овцеводы западной стороны. Иноземцы южной стороны мань и минь водят зверей; кочевые ди северной стороны водят собак. Восточные ми водят соболей. Цян западной стороны водят овец».

15. Цзи-цзйе. Сюй Гуан говорит: «[Шаньюй умер] в 3 г. правления Юаньшо (126 г. до н. э.)».

16. Со-инь. Это официальное звание Тан-и-фу.

17. Со-инь. По справке в ”Вайгочжуань” (”Повествование об иностранных государствах”) говорится: «Иностранные государства славят, что поднебесная (вселенная) имеет три множества: множество людей в Срединном государстве (Китае), множество драгоценностей в Дацинь, множество лошадей у юечжи.

18. Цзи-цзйе. По справке, ”Ханьшуиньи” говорит: «Государство Давань имеет высокую гору, на ней водятся лошади, которых нельзя поймать. Поэтому берут пятицветную матку и помещают внизу горы; от случит [с небесными лошадьми] рождаются жеребята с кровавым потом. По этому признаку называют их детищами небесных лошадей».

19. Цзи-цзйе. Сюй Гуан говорит: «По словам ”Ханьцзи” (”Ханьские хроники”), Цзюйми отстоит от Юйтянь на 300 ли».

Со-инь. ”Ганьми” — это название государства, произносится ”Ханьми”. В [названии] Юйтянь [”тянь”] произносится также ”дянь”. ”Ханьцзи” говорит: «Это так называемое Сюньюэ»; в ”Ханьцзи” [оно называется] ”Цзюйми”, произносится ”Цзюйми”. Следовательно, Цзюйми и Ганьми одно и то же название.

20. Со-инь. [”Соленое озеро”] это ”соленая вода”. В ”Тайкандицзи” говорится: «Хэбэй (т. е. область на север от реки), получая воды, образует озеро. Страна за Великой стеной, получая воду, образует море».

Чжэн-и. В ”Ханьской истории” говорится: «Соленое болото в 300 с лишком ли от Юймыньгуаня [крайний западный проход Великой стены] протяженностью в ширину и длину 300—400 ли. Его воды, целиком скрывшись под землю, на юге выходят в Цзишишань и образуют реку Срединного царства». В ”Тодичжи” говорится: «Пучанхай еще называют Хуаньцзэ (озеро Хуань); также называют Яньцзэ (Соленое озеро); еще называют Фужихай; также называют Чуаньлань или Линьхай; находится от Шачжоу на юг. Юймыньгуань находится на юг в 6 ли от Шачжоуского Шоучансяня».

21. Со-инь. По справке в ”Ханьшусинаньичжуань” (”Повествование о юго-западных иноземцах из Ханьской истории”) говорится: «Река имеет два истока: один выходит из гор Цунлин, другой выходит из Юйтянь». ”Шаньхайцзин” говорит: «Река выходит из юго-восточного угла Куэньлуня». Го Пу в примечании говорит: «Желтая река, выйдя из Куэньлуня, скрывшись идет под землею; достигнув гор Цунлин и государства Юйтянь, снова разделяется; протекая через горное скрещение, появляется и соединяется и на востоке изливается в Хуаньцзэ (озеро Хуань); когда озеро кончится, то снова идет по горам Цзишань и образует реку Срединного царства. Хуань (?) цзэ — это и есть Яньцзэ (Соленое озеро). Другое имя Пучанхай. В ”Сиюйчжуань” (”Повествование о Западном крае”) говорится: «Юйтянь находится внизу Южных гор». С примечанием Го Пу на ”Шаньхайцзин” это не сходится. Гуан-чжи говорит: «Море Пучан находится на восток от моря Пулэй».

22. Чжэн-и. Наименования двух государств. Гуши то же, что Чэши.

23. Цзи-цзйе. Суй Гуан говорит: «[государство] не оседлое».

24. Чжэн-и. В ”Ханьшуцзйегу” (”Пояснения на ханьскую историю”) говорится: «Яньцай — это и есть Хэсу». ”Вэйлио” говорит: «На западе с [Яньцай] имеет сношения Давань; на юго-востоке смежно с Кангюй. В этом государстве много соболей. Скот пасется на водяной траве. В старое время [Яньцай] подчинялось Кангюй».

25. Чжэн-и. В ”Ваньчжэньнаньчжоучжи” говорится: «[Юечжи] находится на север от Тяньчжу, не менее чем в 7000 ли. Земля гористая, сухая и дальняя. Правитель государства зовется тянь-цзы (сын неба). В государстве верховых и упряжных [животных, коней] постоянно несколько сот тысяч голов. Города и предместья, дворцы и залы одинаковы с государством Дацинь. Жители красно-белого цвета. Усердно упражняются в стрельбе из лука и верховой езде. В стране производятся редкие драгоценные камни и ценные вещи; однако не столь пристрастны к ношению их, как в Тяньчжу». В ”Канциньвайгочжуань” (”Повествование о государствах Кангюй и [Да] Цинь”) сообщается: «Иностранные государства с похвалой говорят, что во вселенной имеется три множества: в Срединном царстве — множество людей; в Дацинь — множество драгоценностей; у юечжи — множество лошадей».

26. Чжэн-и. Вначале юечжи жили на востоке от Дуньхуана, на запад от Циляньшаня. (Дуньхуан — ныне Шачжоу; Циляньшань находится на юго-запад от Ганьчжоу).

27. Чжэн-и. В ”Диличжи” говорится: «Государство Аньси [находится] на запад от столицы в 11 200 ли. [Если] от Сигуань (буквально западной заставы, ворот) ехать 3400 ли, то достигнешь государства Амань; если [оттуда] на запад ехать 3600 ли, то достигнешь государства Сыбинь. Если ехать [оттуда] на юг и, переправившись через реку, еще ехать на юго-запад, то достигнешь государства Ганьло, 960 ли, это предел западной границы Аньси. Отсюда, путешествуя морем, сообщаются с государством Дацинь. ”Ханьская история” (”Ханьшу” или ”Цяньханьшу”) говорит: «На севере Кангюй, на востоке горы Уишань, на западе государства находится Тяочжи. [Государство] лежит на реке Гуй. [Люди] оседлы, серебро считают деньгами (т. е. из серебра делают монету). Когда государь умирает, сразу изменяют монету, подражая лицу нового государя».

28. ”Ханьшу” (”Ханьская история”) говорит: «На лицевой стороне [монеты] делают только лицо государя, на обратной стороне (мо или му) делают лицо супруги». Сюнь Юэ говорит: «”Мо” (”му”), здесь читается ”мань”, это нелицевая сторона монеты». Чжань говорит: «На лицевой стороне монеты делают всадника; на обратной стороне монеты делают лицо и фигуру человека». Вэй Чжао говорит: «”Мо” это есть тыл монеты; произносится ”мань”».

29. Цзи-цзйе. По справке [Пэй] Инь, в ”Ханьшуиньи” говорится: ”С помощью поперечных строчек делают записи”.

Со-инь. Сяо-янь говорит: «Кожа немягкая». Вэй Чжао говорит: «Внешние (за Великой стеной) иноземцы все рисуют боковыми строчками, ныне весь народ южной страны Линьи пишет боковыми строчками, а не прямо вниз».

30. Чжэн-и. Первый знак произносится ”ли”, второй знак произносится ”цзунь”. В ”Хоуханьшу” (”История младшей Ханьской династии”) говорится: «Дацинь, другое имя Лицзянь, находится на запад от Западного моря. Восточная, западная, южная и северная [стороны] имеют несколько тысяч ли. Имеет городов четыреста с лишком. [В стране] есть яшма, ночью светящаяся, жемчуг лунного света, рог носорога (сйе-цзи-си, буквально: носорог, пугающий петуха), полотно, моющееся в огне (хо-хуань-бу), коралл (тань-ху), янтарь (ху-бо), стекло (лю-ли), белый коралл (лан-гань), киноварь, лазоревый камень и прочие редкие и чудесные вещи, — все это добывается в Дацинь.

В ”Каншивайгочжуань” (”Господина Кан повествование об иностранных государствах”) говорится: «В этом государстве во всех городах делают столбы (колонны) из зеленого горного хрусталя (цин-шуй-цзин), из пятицветного горною хрусталя (у-сэ-шуй-цзин) делают стены. Жители весьма искусны. Могут, растворив (хуа, буквально: изменив) серебро, сделать золото. В стране на рынках все продается на золотые и серебряные монеты [деньги]».

Вань Чжэнь в ”Наньчжоучжи” говорит: «В жилищах сановников из кораллов делают столбы (колонны), из стекла (лю-ли) делают стены, из горного хрусталя (шуй-цзин) делают основание колонн. В море на острове Сыдяочжоу имеется дерево. В зимнее время отправляются содрать его кору, ткут, чтобы сделать полотно, крайне тонкие платки. Если выровнять несколько штук, то не отличается от полотна из пеньки или осоки. Цветом несколько зелено-черное. Если [полотно] загрязнится и [его] пожелают вымыть, то кладут в огонь, тогда оно снова очищается. Люди (ши, буквально: современники) называют полотно моющимся в огне. В ”[Да] Цинь” говорится: «Это кора дерева дин-чжун-цань-вэнь-мынь-ту».

В ”Тодичжи” говорится: государство огненных гор находится на юге от Фуфын, посреди моря Таху. В этом государстве все горы огненные. Однако среди огня имеется кожа белой мыши (бай-шу-пи) и кора дерева (шу-пи), [их] ткут и делают полотно огненной мойки».

”Вэйлио” говорит: «Дацинь находится на запад от Ань[си] и Тяочжи, на запад от большого моря. Поэтому обычно называют его [Дацинь]хайси (буквально: на запад от моря). От границы Аньси садятся на судно, прямо грузят его для Хайси. Когда случится сезон благоприятного ветра, то в один-два года достигают цели».

Его общественные и частные дворцы и дома образуют тяжелые (сложные, двойные, двухэтажные) здания, почтовые станции и стоянки, как в Китае. Из Аньси, огибая море с севера, сушею достигают [Дацинь].

Население в этом государстве взаимно связано [дорогами]: 10 ли — одна остановка, 30 ли — одна станция. Нет воровства и грабежей.

В сунском «Иучжи» («Описание диковинных вещей») говорится: «На северных окраинах [Да] Цинь применяют (живут) небольшие селения. Имеются овцы и козы, которые сами плодятся в земле. [Жители] дожидаются, когда они пожелают прорасти, [тогда] строят стену и огораживают их из опасения, что их пожрут звери».

Их стебель (пупок) соединяется с землей. Если порвать (отрезать), то, умирая, поражает людей и пугает, ибо ужасно стонет. Когда стебель (пупок) затем [сам] порвется, то в поисках воды и травы [эти животные] образуют стадо.

Еще в Дацинь золота две штуки [монеты?] все большие, точно тыквы. Если бросить его, то размножается без конца. Если посмотреть, как употребляют его, то [это] настоящее золото.

31. ”Тодичжи” говорит: «Государство малорослых людей находится на юг от Дацинь. Люди там трех футов. Когда они пашут и сеют, то опасаются, как бы их не съели журавли. Дацинь охраняет и помогает им. Это есть государство пигмеев. Его жители живут в пещерах».

32. Со-инь. В ”Ханьшу” (или ”Цяньханьшу”) пишется Лигань. В ”Сюй-хань-шу” [говорится, что это] одно название с Дацинь. Три государства подряд прилегают к Западному морю. ”Хоуханьшу” говорит: «Западное море окружает их запад[ную сторону]. Только на северо-западе сообщаются сухим путем. Однако ханьские (т. е. от ханьского двора) посланники, со времени возвращения У И, не доезжали до Тяочжи».

33. Чжэн-и. ”Ханьшу” говорит: «Тяочжи производит львов, носорогов, небольшую птицу с коровьим молоком и большую птицу. Ее яйца величиною с кувшин. При императоре Хэди в 13 г. правления Юнюань (101 г. н. э.) государь Аньси Маньцюй представил [китайскому] двору львов и большую птицу (да-няо). Современники назвали ее Аньсийской птицей».

Гуан-чжи говорит: «[это] птица Чжи-ин: тело и копыта, [как у] верблюда, цвет зеленый, с поднятой головой [ростом] 8—9 футов, с распростертыми крыльями свыше сажени (китайская сажень чжан имеет 10 футов). Ест ячмень, яйца — величиною с кувшин».

34. Цзи-цзйе. Ин-тао говорит: «”Сюань” (морочить) соответствует ”чжа-хо” — обманывать и вводить в заблуждение».

Чжэн-и. Янь говорит: «Ныне искусство глотать мечи, изрыгать пламя, заставить произрастать дыню, сажать дерево, убивать людей, останавливать лошадей — все это и есть ”сюань”».

35. Со-инь: ”Вэйлио” говорит: «Слабая вода (Жошуй) находится на западе Дацинь». ”Сюаньчжунцзи” говорит: «Из слабых [вод] в мире имеется куэньлуньская слабая вода. Хун Мао не мог ее описать». ”Шаньхайцзин” говорит: «Яшмовые горы (Юйшань) — место обитания Сиванму». ”Мутяньцзычжуань” (”Повествование о Муване” — императоре Чжоуской династии, 1001—947) говорит: «Император угощал вином Сиванму на озере Яочи». В ”Тодичжи” говорится: «Куэньлуньская слабая вода не возит (чэн: не позволяет плавать), дракон не достигает [сюда], имеется трехлапая священная птица, служит пищей для Ванму (т. е. Сиванму)».

Чжэн-и. Эти слабая вода и Сиванму суть то, о чем аньсийские и чанъаньские старики (ци-лао) передают слухи, но никогда [их] не видели. В ”Хоуханьшу” говорится: «Во время [императора] Хуаньди (147—167) государь Дацинь Аньдунь отправил посла. Из Жинань (одно из государств в древнем Индокитае), объехав границу, он явился представить дань ко двору. Другие говорят: ”У того государства на западе имеется Жошуй, текучая вода; она приближается к месту пребывания Сиванму; может быть, это у места захода солнца”.

Однако в часто цитируемом прежними учеными ”Дахуансицзин”, (буквально: ”Канон о великом пустынном западе”) говорится: «В Жошуй, говорят, имеются два источника: оба выходят из гор Аноудашань на севере женского царства, текут на юг и соединяются на востоке женского царства. Отстоят от столицы в 1 ли. Глубина — сажень с лишком, ширина — 60 шагов. Если нет войлочной лодки, нельзя переправиться. Протекая к югу, впадают в море. Горы Аноудашань и есть горы Куэньлунь. Это сообщение совпадает с тем, что говорится в ”Дахуансицзин”».

Однако государство Дацинь находится на острове среди Западного моря. Следуя от западной границы Аньси, переходя морем при хорошем ветре, употребив три месяца, достигнешь Жошуй. Еще на западе того же государства [Аньси] Жошуй Куэньлуньских гор течет на север от женского царства, выходя на юг от Куэньлуньских гор. Женское царство находится на юг от государства Юйтянь (Хотана) в 2700 ли. Юйтянь отстоит от столицы на 9670 ли. Если считать, что Дацинь и Великий Куэньлунь отстоят друг от друга, возможно, на 41—50 тысяч ли, то это недоступно разумению и есть ошибка прежних мудрецов (цянь-сянь). Все эти рассуждения согласны с Ханьским ”Тоди[чжи]”. Все же можно опасаться, что [вопрос] не был еще [до конца] исследован. Однако оба Жошуй (Мертвое море), о которых говорилось, [все же] имеются.

36. Цзи-цзйе. Сюй Гуан говорит: «”Шэнь” иначе пишется: ”хэ”, еще пишут ”цзи”».

Со-инь. ”Шэнь” произносится ”гань”; ”ду” произносится ”ду”. Мэн Кан говорит: «Именно это и есть Тяньчжу [Индия], страна Футуху (Будды)».

Чжэн-и. Одно и то же название Шэньду. Находится на юго-восток от юечжи в нескольких тысячах ли. Обычаи одинаковы с юечжи, но [страна] низменная, сырая, жаркая и знойная. Это государство прилегает к большой реке (буквально: шуй-вода). Используют слонов, чтобы сражаться. Их народ слабее юечжи, исповедуют путь Футу (Будды), не убивают и не сражаются, чтобы таким образом совершенствовать свои обычаи [нравы].

Страна имеет слонов, носорогов, черепаху дай-мяо (с клювом и хвостом, по словарю Палладия и Попова, т. I, стр. 342), золото, серебро, железо, олово, свинец. На западе сносится с Дацинь, получает [оттуда] дациньские драгоценные вещи.

Император Минди (58—75) видел во сне золотого человека, большого и высокого, на макушке он имел сияние. Когда [император Минди] спросил сановников, то один из них сказал: «В западной стороне был бог, имя ему Фо. Его фигура вышиною в сажень 6 футов и золотистого цвета». Государь тогда отправил посла в Тяньчжу узнать о законе буддийского пути. Потом прибыло в Китай рисованное изображение [Будды].

Вань Чжэн в ”Наньчжоучжи” говорит: «Страна [Тяньчжу имеет] площадь в 30 000 ли. Здесь возник путь буддизма. Правитель этого государства живет в городе, где дворцы все в резных рисунках, изукрашенные башнями. Улицы и переулки, рынки и селения все имеют прямые ряды и линии. Окружающих больших государств всего 16, все вместе служат ему, как центру неба и земли». В ”Фоутуцзине” говорится: «У правителя государства Линьби родился наследный принц Вэньту. Отца звали Туто-усйе, мать Мосйе. Тело [Вэнь]ту цветом желтое, борода, как синий шелк, имела синий цвет. Ногти красны, как медь.

Вначале Мосйе увидела во сне белого слона и зачала. Когда принц рождался, то появился из правого бока матери. Имел бороду, падавшую до земли; мог шагать на семь бу (шагов). Еще говорят: «Когда наследный принц рождался, то явились два лун-вана (цари драконов), слева и справа [от принца] извергали воду. У одного дракона вода была теплая, у другого холодная. Затем образовались два пруда: один еще поныне холодный, другой теплый. В месте, где он [принц] шагнул на семь бу (шагов), на стекле остался виден след ноги наследного принца. Месторождения называется Чживаньцзиншэ, находится в 4 ли на юг от государства Шэвэй. Это место происхождения Чжанчжэ Сюйда. Еще имеется дерево Ашуцзя, это дерево, к которому супруга отнесла родившегося наследного принца».

В ”Тодичжи” говорится: «Большое государство Шачжи есть государство Шэвэй. Находится на юг от юечжи в 10000 ли. Это есть место, почитаемое государем Босыни (Будды). Этих государств вместе 90 родов (чжун), знают посмертные дела тела (перерождения). В городе имеется почитаемое дерево, растет одиноко в саду».

Еще говорят: «В государстве Тяньчжу есть восточное, западное, южное, северное и срединное Тяньчжу. Государство площадью 30 000 ли отстоит от юечжи на 7000 ли. Подвластных большим государствам [владений] всего 21.

Тяньчжу — это большое государство, находящееся на юге от Куэньлуня. Правящий город находится на реке Хэн (Ганг)».

Еще говорят: «Аноудашань (буквально: Большие горы Аноу) так называются Цзяньмодашань (т. е. Большие горы Цзяньмо), еще имя им Куэньлуньшань (горы Куэньлун). Река, выходящая [из этих гор], называется либо рекою Бахули, либо Хэнган, что именно значит в священных книгах: река».

На юг от гор Куэньлунь имеется равнина, но низ [ее] влажен [болотист], верх плодороден. Много сеют риса, в год четыре раза поспевает. Постоянная повинность — скакать на лошади (почтовая служба). Рисовые зерна также чрезвычайно крупны.

Еще говорят: «Фо (Будда) поднялся на небо Даоли, ради матери изложил свое вероучение в 90 дней. Босыни-ван Сыинь, увидев Будду, тотчас вырезал сандаловое изображение с бычачьей головой, поставил на седалище Будды в Цзиншэ. Это изображение первое из всех изображений, которому подражали позднейшие люди.

Будда поднялся на небо по голубой лестнице. Теперь, превратившись в камень, она погрузилась в землю, только осталось 12 ступеней; промежуток между ступенями два фута с лишком. Старики говорят, что, когда лестница уйдет совсем в землю, закон Фо погибнет».

Еще говорят: «Государство Ваншэ (выше сказано: Цзиншэ) на языке хусцев называют: государство Цзуйюечжи. Того же государства гору Линцзюшань на языке хусцев называют Цишэцзюйшань. Гора из синего камня. Верхушка камня походит на птицу кондор (?). Это и есть камень [горы] Цишэ.

Гора в окружности 40 ли, снаружи опоясана рекою; Фо (Будда) на ней сидел в созерцании, Анань (ученик Будды Ананда) и прочие [ученики] находились на этом седалище».

Еще говорят: «Камень ”малой сироты”; на камне имеется каменная комната, внутри ее сидит Фо (Будда). Небесный император, разъясняя [себе] 42 дела, спрашивал Будду.

Будда по порядку пальцем рисовал названия. Следы этого еще сохранились. На верху горы еще возвышается пагода. Будда в старину велел Ананю (Ананде) с северной вершины горы посмотреть на четыре стороны. Увидел границы межи счастливых полей (фу-тянь-цзян-пань). Поэтому скроил платье семи полос, образец его здесь [в пагоде]. Ныне это и есть платье Цзя-ша.

37. Чжэн-и. ”Цюн” — бамбук, который растет на горе Цюншань, отсюда его название. У цюнского бамбука — колена высокие, сердцевина полная. Некоторые, доверяя [ему] жизнь, могут делать из него посохи. Полотно — из местного тростника.

38. Чжэн-и. ”Большая вода” есть река.

39. Цзи-цзйе. Жу Шунь говорит: «Короткий путь (цзин) — это скорый путь». Некоторые говорят: «Короткий путь (цзин) прям».

40. Чжэн-и. Говорится [в смысле] ”чун-цзю” — повсеместно переводить речь и постигать, распространять, переводить с одного языка на другой.

41. Чжэн-и. ”Цзянь” произносится ”Цянь”. Цянь была областью (цзюнь) Ныне это Жунчжоу. Находилась от Ичжоу на юг в 1000 с лишком ли.

42. Цзи-цзйе. Сюй Гуан говорит: «Шу есть Ханьцзя». Со-инь: Ли Ци говорит: «”си” произносится ”сы”». Область Шу имеет уезд Си-сянь. Чжэн-и. Маочжоу, Сянчжоу и пр. являлись землями Жань и Ман. Находятся на северо-запад от Жунчжоу.

43. Чжэн-и. ”Бо” читается: ”пэй”. Си находится в Цзячжоу. Цюн ныне Цюнчжоу. Бо ныне Ячжоу; все находятся на юго-западе от Жунчжоу. По «Китайско-русскому словарю» Палладия и Попова, т. I, стр. 40, цюнбо — сычуаньские инородцы.

44. Цзи-цзйе. Фу Цянь говорит: «То и другое наименование иноземцев И (т. е., следовательно, китайские посольства были остановлены иноземцами И)».

Со-инь. Вэй Чжао говорит: «Уезд Цзосянь принадлежит к Юескому Суй (старинное название округа Лицзянфу в Юньнани). По справке, после того как Наньюе (южное Юе) было побеждено, [победители] убили Цзоского князя (хоу) и сделали из Цзо область Шэньлицзюнь. Вместе с тем был учрежден уезд Цзосянь».

Чжэн-и. Ди живут ныне в Чэнчжоу, Учжоу и пр. Все находятся на северо-запад от Жунчжоу.

45. Чжэн-и. Это иноземцы Суйчжоу и южного Куньмина. Те и другие находятся на юго-запад от Жунчжоу.

46. Цзи-цзйе. Сюй Гуан говорит: «Некоторые пишут: город».

Чжэн-и. Гунь, лан и прочие области — все это государство Дянь. На запад от них находится Дяньюе. Юе и Суй — общее наименование. Юе дробится на мелкие области и при этом получает наименования Суй, Дянь и пр.

47. Со-инь. По справке, титул, пожалованный Чжан Цяню, был не названием места (княжеские титулы часто давались по названию местности). Сяо Чэнь говорит: Этот титул выбрали (цюй) за то, что Чжан Цянь мог широко взирать вдаль (буквально: бо-ван, что значит, широко смотреть вдаль). Недавно Уди учредил [парк] бо-ван. ”Юань” (”Шоюань” — сборник) также принимает этот смысл.

Чжэн-и. Согласно ”Диличжи”, это Наньянский [уезд] Бовансянь.

48. Со-инь. По ”Ханьшу” (”Ханьской истории”), имя отца [было] Нань-доуми, убит Большими юечжи.

49. Цзи-цзйе. Сюй Гуан говорит: «Чтение ”цянь” (склевывать) одинаково с сянь (удила, держать во рту)». В ”Куличжуань” (”Повествование о жестоких чиновниках”) в ”Исторических записках” [читаем]: когда справедливость распущена и [чиновники] не правят путем (законом), то государь, разгневанный, обуздывает (сдерживает) их; в этом случае также пишется ”сянь”. В ”Шицзи” пишется также знак ”цянь”.

Со-инь. Цянь произносится сянь. ”Фэй” (мухи) также знак ”фэй” (летать).

50. Цзи-цзйе. Цзинь Чжо говорит: «С их людьми», т. е. людьми тех государств.

51. Цзи-цзйе. Су-лин говорит: «”цзао-кун” (буквально: пронзить, просверлить пустоту), это значит ”открыть сообщение”. [Чжан] Цянь открыл сообщение по дорогам западного края [Сиюй]».

Со-инь. Справка говорит, что Западный край опасен и недоступен, первоначально [туда] не имелось дороги. Теперь ”просверлили пустоту” и установили сообщение через нее.

52. Цзи-цзйе. Жу Шунь говорит: «”прямой” — это значит ”искренний и верный”. Бо-ван-хоу был искренним и верным. Поэтому последующие посланники восхваляли его намерения, чтобы просветить иностранные государства». Ли Ци говорит: «”прямой” — это значит ”верный”».

53. Цзи-цзйе. Сюй Гуан говорит: «В ”Ханьшу” написано: ”достигать, согласно намерению”, также [значит] ”достигать цели”».

54. Цзи-цзйе. По справкам [Пэй] Инь, ”Ханьшуиньи” говорится: «Открыл ”И [цзин]" для гадания».

55. Цзи-цзйе. Сюй Гуан говорит: «Относится к Цзиньчэну» (И. Б.: Гинь-чэн).

56. Цзи-цэйе. Ли Ци говорит: «Желали, чтобы сухопутная граница была сплошной вплоть до Дася».

57. Со-инь. Начальные области: так назывались Юесуй, Вэньшань и прочие цзюнь. Названные начальными [области], впоследствии все восстали и были упразднены.

58. Цзи-цзйе. Сюй Гуан говорит: «Во 2 г. правления Юань-фын (109 г. до н. э )».

59. Цзи-цзйе. Фу Цянь говорит: «Китайские послы докладывали, что в иностранных государствах жители относятся [к ним] неуважительно, но это неправда». Жу Шунь говорит: «Жители иностранных государств сами говорили, что часто они подвергались насилиям и пренебрежению со стороны ханьских посланников».

60. Цзи-цзйе. Сюй Гуан говорит: «Гуши, т. е. Чэши».

61. Цзи-цзйе. Сюй Гуан говорит «”[Ван] Куй” также пишут ”[Ван] Гуай”».

62. Цзи-цзйе. Сюй Гуан говорит: «В 3 г. правления Юаньфын (108 г. до н. э.)».

63. Цзи-цзйе. Сюй Гуан говорит: «Был сделан чжун-лан-цзяном».

64. Цзи-цзйе. Сюй Гуан говорит: «Он захватил Чэшиского владетеля. В 4 г. правления Юаньфын (107 г. до н. э.) пожалован [титулом князя] Хао-хоу».

65. Цзи-цзйе. Вэй Чжао говорит: «Юймыньгуань находится на границе Лун и Лэ».

Со-инь. Вэй Чжао еще говорит: «Юймынь сянь находится в Цзюцюань».

Чжэн-и. ”Тодичжи” говорит: «Шачжоуская гора Лунлошань находится на юг от уездного города в 165 ли. Юймыньгуань находится на северо-запад от уездного города в 118 ли».

66. Цзи-цзйе. [Пэй] Инь, по справке в ”Ханьшу”, говорит: «Это дочь Цзяня князя Цзянду».

67. Со-инь. Вэй Чжэнь говорит: «Сюань-жэнь (фокусник) — это [человек], [который] превращениями вводит людей в заблуждение». Вэй-лио говорит: «У Лигань много удивительных фокусников: во рту дышат огнем, сами связываются и развязываются, уменьшают лицо. Также считаю, что современное искусство глотать мечи, извергать огонь, сажать тыкву, сеять дерево, убивать людей, останавливать лошадей — все это то же самое».

68. Цзи-цзйе. Цзань говорит: «Ханьский посланник собрал и, взяв с собою, прибыл в Китай».

69. Цзи-цзйе. Сюй Гуан говорит: «Многие пишут знак ”цянь” (монета), некоторые пишут знак ”тйе” (железо)».

70. Цзи-цзйе. По справке в ”Ханьшуиньи” говорится: «Шао-цзун [младших спутников было так много, что] они не поддавались счету». Ныне говорят: «это младшие из сопровождающих в пути». ”Цзинь-шу”: «Это красно говорившие (мэй-юй), как опытные лица (чэн-шу-чжэ)».

71. Цзи-цзйе. Фу Цянь говорит: «[Яньшуй] — название реки. Дорога следует через реку». Жу Шунь говорит: «Дорога крайне далека. [На ней] нет хлеба и травы».

Чжэн-и. Кун вэнь-сян говорит: «Янь[шуй] — это Яньцзэ — Соленое болото (озеро)». Говорится о том, что эти воды широки и далеки. Иногда случаются ветер и волны, и многие погибали. Пэй Цзюй в ”Сиюйцзи” говорит: «[Яньшуй] находится в округе Сичжоу на восток от уезда Гаочансянь. На юго-востоке отстоит от Гуанчжоу на 1300 ли. Вместе с тем в [этой] песчаной и каменистой местности с водой и травой трудно. В пути со всех сторон [грозят] опасности. Дорога не может быть точно описана. Путешественники считают путевыми знаками кости людей и животных и помет курьерских лошадей. По этой дороге собираются дурные люди, в таком случае путешествовать неэкономно. Раньше были люди, которые в каменистой местности временами слышали громкие человеческие крики, но не видели фигур. Также бывают звуки песен и плача, неоднократно они сбивали с пути людей. На миг не знаешь, где находишься. Вследствие этого неоднократно являлись черти и [случались] пропажи без вести. Ибо это есть [дело] горных и лесных демонов (чи мэн), речных и болотных оборотней (ван-лян).

72. Цзи-цзйе. Жу Шунь говорит: «бранился (ма-ха)».

73. И. Бичурин переводит Ючэн как ”город Ю”. Однако в тексте ”Исторических записок”, откуда взято это название, второй слог пишется иероглифом чэн (становиться, совершаться), а не чэн (город). Поэтому указанное название следует переводить: город или владение Ючэн, а не город Ю, как у И. Бичурина. — Н. К.

74. Цзюнь-чжэн.

75. Цзи-цзйе. Сюй Хунь говорит: «[Ван] Куй раньше получил удел, один год сидел [в нем, затем] был послан в Цзюцюань, подделал указ» [за это] правительство сместило [его]».

76. Даюцзюнь.

77. Чэ.

78. Чжи-цзюнь-ши.

79. Цзи-цзйе. Сюй Гуан говорит: «Во 2 г. Тайчу (103 г. до н. э.) Чжао По-ну был сделан командующим Сюнь-цзи-цзян-цзюн. Это он с 20 000 всадников напал на сюнну и не вернулся».

80. Цзи-цзйе. Цзинь Чжо говорит: «И-ку (легко обидеть) есть и-цин (легко пренебрегать)».

81. Цю-ту.

82. Цай-гуань.

83. Сы-цун-чжэ.

84. Бин-ну.

85. Цзи-цзйе. Сюй Гуан говорит: «”Опорожнить” (кун) пишут также ”окончить” (вань). Ибо это [позволит, овладев] источниками воды, поразить их город. То, что говорится ”опорожнить” (кун), значит заставить город крайне нуждаться».

86. Цзи-цзйе. Жу Шунь говорит: «Основали два уезда, чтобы охранять границу». Некоторые говорят: «Основали дувэй (военный чин) двух отделов (эр-бу), чтобы охранять Цзюцюань».

87. Чжэн-и. ”Ши” произносится ”чжэ”. Чжан Янь говорит: «Чиновники имели преступления семи разрядов (статей): по первой [статье] — губить жизнь (ван-мин); по второй — принимать зятем (чжуй-сюй); по третьей — торговать людьми (гу-жэнь); по четвертой — ранее состоявшие в списке торговцев (ю-ши-цзи); по пятой — отец и мать состояли в списке торговцев; по шестой — дед и бабка состояли в списке торговцев; по седьмой, важнейшей из семи статей, — нарушить семь статей (ю-ци-кэ). При Уди в 4 г. правления Тяньхань (97 г. до н. э.) обнаруженных во всей империи проштрафившихся по семи статьям отправили в Шофан.

88. Да-вань-гуй-эрр-чжи.

89. Со-инь: Мэйцай, Даваньский предводитель. ”Мэй” читается ”мо”, ”цай” — ”сэ” через рассечение сянь-гэ.

90. Цзи-цзйе. Жу Шунь говорит: «В то время было много отдельных предводителей (бйе-цзян). Поэтому, говоря об Эршийском, именуют его Великим полководцем».

91. Цзи-цзйе. По справке [Пэй] Инь: «В ”Ханьшуиньи” говорится: ”поднявшись в поход” — это значит: ”сами быстро и радостно выступили в поход”».

92. Цзи-цзйе. Сюй Гуан говорит: ”Поднявшиеся в поход” и ”За вину отправленные” — это значит: хотя бы все имели заслуги (совершили подвиги) и понесли труды, при определении награды за настоящий поход тем, кто раньше имел вину, уменьшали награду. Поэтому и говорится: ”отняли их награды”. ”Отнять” — это значит ограничить и снизить [награды]. Эти солдаты отправились в поход за вину. Поэтому подвиги и труды их не были достаточно важны. Следовательно, их лишили [награды] и понизили. Нельзя было их награждать наравне с добровольно поднявшимися в поход.

93. Цзи-цзйе. Сюй Гуан говорит: «В одном издании нет знака учредить (чжи)».

94. Цзи-цзйе. Сюй Гуан говорит: «одни говорят: ”учредили дувэй”; еще говорят: ”Дуньхуан получил [название] уезда Юаньцюаньсянь”. По мнению некоторых, знак ”Цзю” (в словах ”Цзюцюаньского дувэй”) следует сделать знаком ”Юань”».

95. Цзи-цзйе. Дэн Чжань говорит: «Ханьский двор, исследуя истоки [Желтой] реки, в чем видел Куньлунь?» ”Шан-шу” (”Шуцзин”) говорит: «Вести реку, накоплять камни (цзи-ши), это есть истоки реки. Они выходят из Наваленных камней (Цзиши). Наваленные камни находятся в Цзиньчэнской речной заставе. [Нигде] не говорится, что [река] выходит из Куньлуня».

Со-инь. ”Ложно читать”. Это о чем читать? Говорится о том, что Чжан Цянь, исследовав истоки [Желтой] реки, достиг Дасяского Юйтянь (Хотана). Где же вычитано, что [Желтая] река выходит из Куньлуня?

Этим [Сыма Цянь] говорит, что ”Хроника императора Юя” [”Юйбэнь-цзи”] и ”Шаньхайцзин” являются пустыми, произвольными и вздорными. Однако по справке в ”Шаньхайцзин”, [Желтая] река выходит из северо-восточного угла Куньлуня. В ”Сиюйчжуань” (”Повествование о Западном крае”) говорится: «На юге выходит из гор Цзишишань, становится [Желтой] рекою Срединного царства (Китая)». Цзиши собственно не исток реки. Уже ”Шаншу” (”Шуцзин”) вела реку из Сюнэр. Однако [Желтая] река на деле выходит из гор Цунлиншань. Затем на востоке проходит через Сюнэр. Ныне учитывая, что с [Желтой] рекой обстоит таким образом, то истоки [Желтой] реки собственно находятся в Куньлуне, но скрывают течение [под землей] до Юйтяня (Хотана), далее [она] течет на восток, достигает Цзиши и впервые вступает в Китай. Следовательно, ”Шаньхайцзин” и ”Юйгун” взаимно поддерживают эту [версию].

96. Со-инь. По справке в ”Ханьшу” пишется: Жу Шунь говорит: «Необдуманные и уклончивые [слова]. Нельзя им верить. То, что ”я не смею говорить о них”, значит, что об ”Шаньхайцзин” трудно сказать, что [эта книга] заслуживает доверия». Но Сюнь Юэ пишет: ”Образец преувеличения, безрассудства”, — это ошибка.

97. Со-инь. Шу Цзань говорит: «Что касается деяний в Давань, то впервые истоки [Желтой] реки были исследованы Бо-ван-хоу [Чжан Цянем]. Затем он смотрел на море Тяочжи, с запада ввез в Китай небесных лошадей. Обратился внутри Китая к Цунлину. Безмятежно Соленое озеро [Яньцзэ], спокойны волны, обширны. В отдаленном крае повсюду станции и посты».

 

Текст воспроизведен по изданию: Кюнер И. В. Китайские известия о народах южной Сибири, Центральной Азии и Дальнего Востока. М. Издательство восточной литературы. 1961

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.