Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

БАНЬ ГУ

ИСТОРИЯ РАННЕЙ ДИНАСТИИ ХАНЬ

ЦЯНЬ ХАНЬ ШУ

Глава 96а. ЛУНЬТАЙСКИЙ УКАЗ

Отказ императора У-ди от дальнейшей борьбы с сюнну объясняется тяжелым экономическим положением, в котором оказался Китай в результате длительных военных действий. Для облегчения положения населения У-ди пришлось отказаться от внешней завоевательной политики и обратить внимание на внутреннее состояние страны, в связи с этим было объявлено о необходимости «стремиться к запрещению жестоких притеснений, прекращению случаев самовольного установления податей, усиленно заниматься земледелием как основным занятием» (XIII, гл. 96б, лл. 12б, 13а). Это вынужденное изменение политики нашло отражение в так называемом Луньтайском указе, текст которого приводится ниже:

[Во владении] Цзюйли [имеется] один городской воевода, 130 дворов, [насчитывающих] 1480 душ, и 150 отборных воинов. На северо-востоке граничит с [владением] Вэйли, на юго-востоке — с Цзюймо 1 и на юге — с Цзинцзюэ. На западе имеется река. До [владения] Гуйцы 580 ли.

С тех пор как [император] У-ди впервые установил сношения с Западным краем, в Цзюйли был прислан полковник: и учреждены пахотные поселения 2. К моменту описываемых событий, из-за того что войны следовали одна за другой, а войска 32 года 3 подряд выступали в походы, земли, расположенные среди морей, опустели и оскудели. [Кроме того], в [118] эру правления Чжэн-хэ Ли Гуан-ли, занимавший должность Эршиского военачальника, сдался во главе войск сюнну. Император уже раскаивался в проведении дальних походов, но, [несмотря на это], Сан Хун-ян, занимавший должность воеводы — собирателя зерна, главный помощник императора и главный цензор 4 представили доклад, в котором говорилось: «К востоку от бывшего [владения] Луньтай 5 лежат два древних владения Цзечжи и Цзюйли. Их земли обширны, обильны водой и травой, там имеется более 1000 цинов орошаемых полей, климат теплый, поля урожайные, можно дополнительно провести оросительные каналы и сеять пять видов злаков, которые вызревают в то же время, что и в Срединном государстве.

Соседние с ним владения имеют мало денег 6, но ценят золото и цветные шелка, которые можно менять на зерно для питания, что будет способствовать снабжению продовольствием в достатке.

Считаем, по своему глупому разумению, что в земли, находящиеся к востоку от бывшего [владения] Луньтай, следует послать пахотных воинов, поставить для надзора над ними трех полковников, каждый из которых должен представить карту рельефа местности, проложить оросительные каналы и стараться своевременно производить увеличенные посевы пяти видов злаков.

Для несения дозорной службы округа Чжанъе и Цзюцюань должны выставить всадников под командованием помощников командиров. Последние будут подчиняться полковникам и в зависимости от обстановки доставлять донесения конными нарочными.

После первого года обработки полей, когда появятся запасы зерна, следует собрать не боящихся переселения молодых и сильных людей, имеющих семьи и имущество, и послать их в места обрабатываемых полей, где, используя накопленные запасы, они займутся земледелием, расширят посевы поливных полей и постепенно построят наблюдательные пышки, цепь которых будет тянуться на запад от города, что устрашит Западные владения и поможет усуням 7.

Ваши покорные слуги уже отправили делопроизводителя Чана, чтобы он по очереди совершал инспектирование отдельных участков границы, строго предписал начальникам округов и воеводам привести в порядок сигнальные огни, отбирал лучших воинов и лошадей, тщательно следил за несением дозорной службы и делал запасы фуража для скота.

Просим [также] Ваше Величество отправить посольства в Западные владения, чтобы успокоить их 8.

Обращаемся к вам с вышеизложенными просьбами, не страшась смерти». [119]

После этого император издал указ, в котором, глубоко раскаиваясь в прошлых действиях, говорил: «Некоторое время тому назад чиновники представили доклад, в котором просили для покрытия пограничных расходов увеличить подати, взимаемые с народа, на 30 монет 9, что поставило бы в крайне бедственное положение старых и слабых, сирых и одиноких. Тем не менее сейчас снова предлагается послать воинов для обработки полей в Луньтае. Луньтай расположен к западу от владения Чэши на расстоянии более 1000 ли, и в прошлом, когда Кайлин-хоу напал на Чэши, находившиеся в столице сыновья и братья [правителей] шести владений, в том числе Вэйсюн, Вэйли и Лоулань, — все были заранее возвращены на родину, чтобы выслать навстречу ханьским войскам скот для питания солдат. Кроме того, [эти] владения выставили несколько десятков тысяч воинов, и каждый правитель сам повел свое войско. В результате [владение] Чэши было окружено соединенными силами, а его правитель взят в плен.

После того как все владения прекратили военные действия, они были уже не в состоянии снабжать в пути ханьские войска продовольствием. Когда ханьские войска взяли город, у них было много продовольствия, но того количества, которое нес каждый воин, не хватило до конца похода. В результате сильные съели весь скот, и несколько тысяч слабых умерли в пути. Я отправил из округа Цзюцюань [караван] груженных продовольствием ослов и верблюдов, который вышел навстречу войскам из Юймыня. Командиры и воины выступили [также] из округа Чжанъе, расположенного недалеко [от округа Цзюцюань], но многие из них отстали от отряда.

В прошлом я по неразумению, из-за того что начальник военной разведки Хун представил донесение, в котором говорилось: «Сюнну связывают передние и задние ноги лошадям, кладут их у стены 10, подскакивают на коне и кричат: „Циньцы, я дарю вам лошадь», а также из-за того, что сюнну надолго задержали у себя ханьских послов и не возвращали их обратно, двинул войска и послал Эршиского военачальника, желая показать этим свое величие.

В древности планы обсуждались с участием высших сановников, а принятые решения проверялись гаданием но тысячелистнику и на черепашьих панцирях, причем, если ответ был неблагоприятным, решение не приводилось в исполнение. В соответствии с этим в прошлом я показал донесение о связанных лошадях своему главному помощнику, главному цензору, сановникам, получающим натуральное довольствие 2 тыс. даней зерна в год, дворцовым советникам и телохранителям различных рангов, лицам, занимающимся изучением классических книг, и даже воеводам в округах и [120] зависимых владениях Чэн Чжуну, Чжао По-ну 11 и др. Все сказали: «То, что сюнну сами связывают своих лошадей, является для них крайне дурным предзнаменованием», а некоторые сочли: «Они хотят показать свою силу, а ведь [только] тот, кто не обладает достаточной силой, делает вид, что она у него в избытке».

При гадании по «Книге перемен» выпала гексаграмма «Переразвитие великого» 12, а черта — девятка пятая, что сулило для сюнну неудачи и поражение. Гунчэ фанши, главный историограф, предсказатели по звездам, предсказатели по облакам и главный гадатель по тысячелистнику и на панцирях черепах — все сулили удачу, говоря, что сюнну будут непременно разбиты и более благоприятного времени больше не представится. Они говорили также: «Посланный на север командующий войсками непременно одержит победу у горы Фушань». Гадание на военачальника показало, что наибольшая удача ожидает Эршиского военачальника.

В связи с этим я лично отправил Эршиского военачальника к горе Фушань, приказав ему ни в коем случае не углубляться в земли противника. Получилось же, что принятое решение и значения гексаграмм оказались ошибочными. Чунхэ-хоу захватил в плен лазутчиков варваров, которые сказали: «Услышав, что должны прийти ханьские войска, сюнну велели шаманам на всех дорогах, по которым они могли следовать, а также в местах около воды закопать в землю овец и быков и просить духов ниспослать на ханьские войска погибель. Когда шаньюй посылает Сыну неба лошадей и шубы, он всегда велит шаманам молить духов ниспослать на него несчастья. Связывание лошадей делается с целью навлечь на войска противника гибель».

Ответ на новое гадание гласил: «Одного из ханьских военачальников ожидает несчастье». Сюнну всегда говорили: «Хотя [страна] Хань очень велика, ее люди нестойки к голоду и жажде, и, когда теряют одного волка, разбегается тысяча овец» 13, и действительно, после того как Эршиский военачальник потерпел поражение, воины были либо перебиты, либо взяты в плен, либо рассеялись, что постоянно вызывает в моем сердце огромную скорбь.

Ныне меня просят об обработке далеких земель в Луньтае и хотят построить там наблюдательные вышки и сигнальные маяки, что только утомит Поднебесную, но не принесет изобилия народу. Не могу слышать об этом.

Начальник посольского приказа 14 и другие советовали также набрать арестантов для проводов сюннуских послов и объявить о пожаловании в награду титула хоу тому, кто отомстит за вспыхнувшее чувство гнева во мне. Даже пять гегемонов 15 не смогли бы поступить подобным образом. К тому же, когда ханьцы перебегают на сторону сюнну, их всегда [121] берут под руки и обыскивают, [а также] спрашивают, что они слышали.

Ныне вдоль укрепленной пограничной линии создалось ненормальное положение, самовольные выходы за линию не пресекаются, начальники крепостиц и старшие чиновники заставляют воинов охотиться на диких зверей, извлекая доход от [продажи] шкур и мяса, воины же терпят из-за этого бедствия; сигнальные маяки пустеют, а о количестве бежавших даже невозможно собрать сведения. Об этом становится известно только позднее от явившихся перебежчиков или же взятых в плен варваров.

В настоящее время необходимо стремиться к запрещению жестоких притеснений, прекращению случаев самовольного установления податей, усиленно заниматься земледелием как основным занятием и восстановить приказ, по которому разводящие лошадей освобождаются от несения повинностей, чтобы восполнить недостающее и чтобы не было нехватки в военном снаряжении.

Все чиновники в округах и владениях, получающие натуральное довольствие 2 тыс. даней зерна в год, должны представить план разведения лошадей и обрисовать положение с пополнением поголовья на границах для сличения с представлявшимися отчетами».

После этого перестали посылать войска в походы. Главному помощнику императора Чэ Цю-цяню был пожалован титул Фуминь-хоу 16, чтобы показать намерение дать отдых [стране] и заботу о благосостоянии народа.


Комментарии

1. Цзюймо (187) — небольшое владение, существовавшее на территории современного Чэрчэнского оазиса на западе Китая в Уйгурском автономном районе в Синьцзяне. Владение принадлежало народу иранской группы и называлось на языке его создателей Shalmadana. Китайские иероглифы цзюймо являются транскрипцией первых двух слогов этого слова.

В V в. Цзюймо оказалось в сфере влияния туюйхуней, а в 609 г. суйский император Янь-ди учредил на его территории одноименный округ (СШ. гл. 3, л. 11а). В правление династии Тан знаменитый буддийский монах Сюань-цзан, посетивший по пути о Индию это владение, названное им Чжэмотайна (188), отметил царившее та запустение.

2. Пахотные поселения тунтянь (189). Имеются в виду земледельческие поселения, создававшиеся династией Хань на заброшенных или целинных землях. Для обработки земли, находившейся в собственности государства, направлялись либо солдаты, либо крестьяне-переселенцы, причем в первом случае поселения назывались «цзюньтунь» (190) — военные поселения, а во втором — «миньтунь» (191) — крестьянские (букв. «народные») поселения.

Как правило, обработка земель велась не коллективно, а отдельными семьями, между которыми распределялась земля. В крестьянских поселениях земля в большинстве случаев переходила со временем в собственность тех, кто ее обрабатывал. Создание пахотных поселений прослеживало цель снабжения войск продовольствием.

Появление пахотных поселений в Китае относится к 104 г. до н. э., когда «впервые были учреждены округа Чжанъе и Цзюцюань, в то время как в округах Шанцзюнь, Шофан, Сихэ и Хэси были поставлены чиновники по вопросам земледелия, а 600 тыс. воинов, расширивших пределы [империи], охраняли границы и обрабатывали поля» (XIII. гл. 24б, л. 16а).

Найденные в 30-х годах нашего столетия так называемые цзюйяньские таблички показывают, что находившиеся в военных поселениях воины назывались «тяньцзу» (192) — пахотные солдаты. Их принудительно набирали на военную службу.

3. По мнению Сюй Суна, 32 года — это период со 2-го года эры правления Юань-гуан (133 г. до н. э.), когда была предпринята неудачная попытка заманить шаньюя в засаду под г. Маи, до 3-го года эры правления Тай-чу (102 г. до н. э.), когда Западные владения согласились приносить дары (ХШБЧ, стр. 6515}

4. В то время должность главного помощника императора занимал Тянь Цянь-цю, а должность главного цензора — Шанцю Чэн.

5. Луньтай (193) — в настоящее время уездный город на западе Китая в Синьцзянском уйгурском автономном районе. Впервые упоминается в «Ши-цзи» под названием Луньтоу (194) как город-государство, которое было взято штурмом, в население вырезано Эршиским военачальником в 102 г. до н. э., во время похода против владения Давань (ШЦ. гл. 123, л. 18а). В связи с том что владение Луньтай было разгромлено Эршиским военачальником, оно названо в тексте бывшим.

В правление династии Тан Луньтай некоторое время находился под властью Китая как уездный город. При цинском императоре Цяньлуне (1736-1795) после замирения Синьцзяна вошел в состав Цинской империи, а в 1902 г. был объявлен уездным городом.

6. Словом «деньги» переведены иероглифы чжуйдао (195). Как предполагают комментаторы, знак чжуй написан ошибочно вместо знака цянь (196), обозначающего в соединении с дао деньги (ХШБЧ, стр. 5516, прим.).

Интересно отметить, что, по свидетельству Сыма Цяня, во всех владениях, находившихся на территории к западу от Давани до Аньси, не были известны шелк и лак, а также отливка металлических денег и изделий (ШЦ. гл. 123. 45б).

7. Правитель усуней был женат на ханьской принцессе, поэтому, по убеждению Сан Хун-яна и других, создание пахотных поселений и постройка наблюдательных вышек должны были укрепить его положение (ЦЧТЦ. т. 2. стр. 739, прим.).

8. По мнению Сюй Суна, капитуляция Эршиского военачальника могла произвести неблагоприятное впечатление на Западные владения и вызвать у них страх перед сюнну (ХШБЧ, стр. 5517).

9. Имеется в виду подушная подать гуаньфу (197), впервые введенная императором Гао-ди в 203 г. до н. э. (ХШ. гл. 1а. л. 30а). Податная подать, по свидетельству Жу Чуня, ссылающегося на сочинения «Хань-ичжу», платилась всем населением страны в возрасте от 15 до 56 лет в размере 120 монет в год (ХШ. гл. 1а, л. 30а, прим.). В подтверждение Ин Шао добавляет, что с купцов и рабов подать взималась в двойном размере (ХШ, гл. 2. л. 4б, прим.).

В 188 г. до н. э. с целью увеличения населения незамужние женщины от 15 до 30 лет были разделены на пять возрастных групп, причем размер подушней подати увеличивался с возрастом, так что к 30 годам одинокая женщина должна были платить уже 600 монет (ХШ. гл. 2. л. 4б).

Ежегодно в восьмой луне местные власти проверяли количество населения и составляли подушные списки, служившие основанием для взимания подати Подушную подать вносили деньгами, перерасчет на зерно не допускался.

Предложение чиновников увеличить размер подушной подати на 30 монет, т. е. довести ее до 150 монет в год, не было принято У-ди. Это подтверждается как данным текстом, так и Хань-шу, где приводится высказывание сановника Чжан Шана: «В прошлом покойный император [У-ди] вел войны с варварами четырех стран света, войска более 30 лет совершали походы, но тем не менее подати народа не увеличивались» (ХШ, гл. 78, л. 5б).

10. Имеется в виду Великая стена.

11. Чжао По-ну (198) — ханьский военачальник, краткие сведения о котором приводятся в 111-й главе «Исторических записок», был казнен по обвинению в занятии наговорами. В данном тексте речь идет о его однофамильце.

12. «Переразвитое великого» (199) — 28 гексаграмма в Ицзин. Значение черты «девятка пятая» имеет такое объяснение: «На иссохшем тополе выросли цветы. Разве они могут быть долговечны!» (ЧИЧИ, т. 1а. стр. 177). На этом основании и был сделан вывод о поражении сюнну.

13. «Когда теряют одного волка, разбегается тысяча овец» — поговорка, существовавшая, по мнению Сюй Суна, у сюнну. Под волком подразумевается военачальник, а под овцами — солдаты (ХШБЧ, стр. 5521, прим.).

14. Должность начальника посольского приказа занимал в это время Тянь Гуан-мин, жизнеописание которого приводится в 90-й главе Хань-шу.

15. Пятью гегемонами назывались пять правителей отдельных владений древнего Китая. Включая в это число разных лиц, авторы чаше всего упоминают циского Хуань-гуна, цзиньского Вэнь-гуна, циньского Му-гуна, сунского Сян-гуна и чуского Чжуан-гуна (см. МЦЧИ, стр. 494-495).

16. Фуминь-хоу {200) — букв. «хоу, делающий народ богатым».

(пер. В. С. Таскина)
Текст воспроизведен по изданию: Материалы по истории сюнну (по китайским источникам). Вып. 2. М. Наука. 1973

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.