Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

БАНЬ ГУ

ИСТОРИЯ РАННЕЙ ДИНАСТИИ ХАНЬ

ЦЯНЬ ХАНЬ ШУ

Глава 54. ЖИЗНЕОПИСАНИЕ ЛИ ЛИНА

[Ли] Лин, [его] второе имя — Шао-цин. В молодости имел звание окольничего и занимал должность смотрителя дворца Цзяньчжан 1. Искусно ездил верхом и стрелял из лука; был доброжелателен к людям и скромно держался с низшими, чем приобрел широкую известность.

Император У-ди, считая, что [Ли Лину] присущи черты характера [Ли] Гуана, приказал ему командовать отрядом из 600 всадников; во главе его [Ли Лин] углубился в земли сюнну на 2 тыс. ли. прошел за Цзюйянь, разведал рельеф местности и, не встретив варваров, возвратился обратно. [По возвращении] был назначен на должность воеводы конной [110] охранной стражи и командовал отрядом в пять тысяч смельчаков, обучал их стрельбе из лука в [округах] Цзюцюань и Чжанъе на случай нападения хусцев.

Несколько лет спустя [император] Хань послал Эршиского военачальника в поход против [владения] Давань и приказал [Ли] Лину следовать за ним с пятью полками [для прикрытия тыла]. Когда [Ли Лин] достиг укрепленной линии, император сообщил ему письмом, что Эршиский военачальник уже возвращается назад. [Ли] Лин оставил командиров и воинов, а сам с 500 легковооруженными всадниками выступил из [округа] Дуньхуан, дошел до реки Яньшуй, встретил Эршиского военачальника и возвратился [вместе с ним] обратно. Затем его войска снова стали гарнизоном в [округе] Чжанъе.

На 2-м году эры правления Тянь-хань [99 г. до н. э.) Эршиский военачальник выступил с 300 тыс. всадников из [округа] Цзюцюань для нападения на левого сянь-вана у гор Тяньшань; в связи с этим [император] вызвал [Ли] Лина, желая поручить ему командование обозами Эршиского военачальника.

Явившись в зал Утай 2 на аудиенцию, [Ли] Лин отвесил земной поклон и попросил: «Стоящие на границе под моим командованием воины — все удальцы из земель Чу, расположенных в области Цзинчжоу. Они искусные бойцы на мечах, обладают силой, достаточной, чтобы удержать тигра, и без промаха стреляют в цель. Мне хотелось бы с отрядом самостоятельно дойти до южных склонов горы Ланьюй, с тем чтобы отвлечь войска шаньюя и не позволить им всеми силами устремиться на войска Эршиского военачальника».

Император сказал: «Стыдишься, военачальник, быть в подчинении других? [Однако] я отправил уже много войск и у меня нет всадников, чтобы дать их тебе». [Ли] Лин ответил: «Мне не нужны всадники. Я хочу малыми силами напасть на многочисленного противника и с пятью тысячами пехотинцев дойти до ставки шаньюя». Император похвалил [Ли Лина] и согласился на его просьбу, после этого приказал Лу Бо-дэ, занимавшему должность воеводы стрелков вооруженных тугими самострелами, встретить на полдороге войска [Ли] Лина.

Лу Бо-дэ, занимавший в прошлом должность «военачальника усмиряющего волны», также счел для себя постыдным прикрывать тыл [Ли] Лина, а поэтому представил доклад, в котором говорилось: «Сейчас осень, лошади у сюнну откормлены, и с ними не следует воевать, прошу задержать [Ли] Лина до весны, когда мы оба, каждый с пятью тысячами всадников, выступим из округов Цзюцюань и Чжанъе, одновременно нападем на Восточную и Западную горы Цзюньцзи и непременно захватим [шаньюя]». [111]

Получив доклад, император разгневался и заподозрил, что [Ли] Лин, раскаявшись в своих словах, не хочет выступать в поход, а поэтому научил [Лу] Бо-дэ представить доклад. В связи с этим он приказал [Лу] Бо-дэ: «Я хотел дать Ли Лину всадников, но он сказал, что хочет малыми силами напасть на многочисленного противника. Ныне варвары вторглись в [округ] Сихэ, ведите войска в Сихэ и преградите им дорогу на Гоуин».

[Ли] Лину император приказал: «Выступить в девятой луне из Чжэлучжана, дойти до реки Лунлэ, протекающей к югу от Восточной горы Цзюньцзи, и, переходя с места на место, вести наблюдение за варварами, если никого не обнаружите, идите по старому пути Чжао По-ну, носившему титул Чжое-хоу, в город Шоусянчэн и дайте там отдых воинам. [О походе] присылайте доклады с конными нарочными. О чем вы говорили с Лу Бо-дэ? Сообщите обо всем письмом».

Вслед за этим [Ли] Лин во главе своих пяти тысяч пехотинцев выступил из Цзюйяня. После 30-дневного движения на север [Ли] Лин достиг горы Цзюньцзи и остановился лагерем, нанес на карту горы, реки и рельеф той местности, которую проходил, а затем послал находившегося под его командованием всадника по имени Чэнь Бу-лэ с докладом к императору. Явившись к императору, [Чэнь] Бу-лэ доложил: «Военачальник [Ли] Лин завоевал любовь воинов, и они готовы отдать за него жизнь». Император обрадовался и назначил [Чэнь] Бу-лэ на должность телохранителя.

У горы Цзюньцзи [Ли] Лин столкнулся с шаньюем, имевшим почти 30 тыс. всадников, которые окружили отряд [Ли] Лина. Войска [Ли Лина] расположились между двумя горами, устроив укрепленный лагерь из больших повозок 3. [Ли] Лин вывел воинов из лагеря и приготовил к бою, поставив в передних рядах вооруженных копьями и щитами, а в задних — луками и самострелами. [Воинам] было приказано: «При звуках барабана наступать, при звуках гонга стоять на месте».

Варвары, увидев, что ханьских войск мало, устремились к лагерю. [Ли] Лин принял сражение и тоже напал на них. Тысячи самострелов стреляли одновременно, и враги падали одновременно со звуком тетивы. Варвары, преследуемые ханьскими войсками, побежали обратно на вершины гор и потеряли убитыми несколько тысяч.

Крайне напуганный, шаньюй вызвал из правых и левых земель более 80 тыс. всадников и [снова] атаковал [Ли] Лина. [Ли] Лин с боями стал отходить на юг и через несколько дней достиг горного ущелья, где качались непрерывные сражения; раненных стрелами воинов после трех ранений клали на повозки, после двух ранений [они] управляли [112] повозками, а при одном ранении сражались с оружием в руках. [Ли] Лин сказал: «Дух моих воинов несколько упал, почему они не встают, когда бьют в барабаны? Неужели в отряде есть женщины?»

Следует сказать, что вначале, когда отряд выступал в поход, жены разбойников, переселенные за границу из района Гуаньдун, последовали за отрядом как жены воинов, многие из них прятались в повозках; [Ли] Лин обыскал повозки, нашел их и отрубил всем головы.

На следующий день возобновилось сражение, в котором было убито более трех тысяч варваров. [Затем Ли Лин] повел отряд на юго-восток по старой дороге в Лунчэн и через четыре или пять дней оказался у большого болота, заросшего тростником.

Варвары пустили по ветру огонь, но [Ли] Лин также приказал воинам пустить огонь для спасения 4. Двигаясь на юг, [Ли] Лин приблизился к подножию горы. Шаньюй, находившийся на вершине южной горы, приказал своему сыну повести всадников против [Ли] Лина. [Воины] отряда [Ли] Лина, сражавшиеся в пешем строю среди деревьев, снова убили несколько тысяч человек. Затем [воины] стали стрелять в шаньюя из самострелов, выпускающих сразу несколько стрел, и шаньюй бежал с вершины горы.

В этот день захваченный в плен варвар сообщил: «Шаньюй сказал: «Это отборные ханьские воины, мы нападаем на них, но не можем уничтожить. Они день и ночь увлекают нас на юг к укрепленной линии. Уж не спрятаны ли там в засаде войска?» Все данху и вожди ответили: «Вы, шаньюй, с несколькими десятками тысяч всадников напали на ханьский отряд [всего] в несколько тысяч человек, и раз [вы] не можете уничтожить его, в дальнейшем вам не удержать пограничные владения на положении слуг, а [династия] Хань с еще большим пренебрежением станет относиться к сюнну. Будем продолжать упорное сражение среди горных ущелий, которые тянутся еще на 40-50 ли, а когда выйдем на равнину, если не разобьем врага, вернемся обратно»».

В это время отряд [Ли] Лина оказался в еще более опасном положении; всадников сюнну было много, за один день произошло несколько десятков схваток и снова было убито и ранено более двух тысяч врагов.

Поскольку сражения складывались для варваров неудачно, они хотели повернуть назад. Однако в этот момент Гуань Гань, служивший в отряде [Ли] Лина начальником разведки, оскорбленный полковником, перебежал на сторону сюнну и рассказал, что у отряда [Ли] Лина нет резервов, стрелы на исходе и что перед сюнну находятся только отряд под командованием военачальника [Ли] Лина и полк Чэнань-хоу с желтым и белым знаменами, по 800 человек в каждом; [113] стоит только приказать отборным всадникам стрелять в них из луков, и они будут разбиты.

Чэнань-хоу был уроженцем [округа] Инчуань. Его отец Хань Цянь-цю, занимавший в прошлом должность главнокомандующего [во владении] Цзинань, совершил стремительное нападение на [владение] Наньюэ, но погиб в бою. После этого император У-ди возвел его сына [Хань] Янь-няня в титул хоу, и он в чине полковника участвовал в походе [Ли] Лина.

Шаньюй, заполучив [Гуань] Ганя, очень обрадовался и приказал своим всадникам дружно атаковать ханьский отряд. [Враги] с громкими криками «Ли Лин, Хань Янь-нянь, сдавайтесь скорее!» преградили отряду путь и стремительно напали на него. [Отряд Ли] Лина находился л ущелье, а варвары — на вершинах гор, они стреляли со всех сторон, причем стрелы сыпались подобно дождю. Ханьские воины, двигавшиеся на юг, недалеко от горы Тиханьшань израсходовали в течение дня [оставшиеся] 500 тыс. стрел, а затем бросили повозки и отступили дальше. Оставалось еще более трех тысяч воинов, но они были вооружены только спицами от колес, а командиры имели лишь короткие кинжалы. У горы [отряд] вошел в узкое ущелье. [Воины] шаньюя преградили [ему] путь отступления; используя крутые склоны горы, [они] сбросили вниз камни, образовавшие вал. Много воинов погибло, идти дальше не было возможности.

Когда спустились сумерки, [Ли] Лин в короткой одежде с узкими рукавами одни вышел из лагеря, предупредив приближенных: «Не ходите за мной. Если я мужчина, достойный этого имени, то один захвачу шаньюя».

Прошло много времени. [Ли] Лин вернулся и, глубоко вздохнув, сказал: «Потерпевший поражение на войне должен умереть». Кто-то из командиров возразил: «Ваше могущество потрясло сюнну, [но] по воле Неба вы не добились успеха, однако позднее [всегда] найдете способ вернуться на родину. Например, Чжое-хоу был взят варварами в плен, затем бежал, и Сын неба ласково отнесся к нему, так что же говорить о вас!» [Ли] Лин ответил: «Вы удерживаете меня от смерти, потому что сами не сильные воины» 5. После этого он изрубил все знамена и флаги и закопал в землю драгоценности.

[Ли] Лин сказал со вздохом: «Если бы достать несколько десятков стрел [на каждого воина], мы были бы спасены. Теперь же у нас нет оружия для новых сражений, а поэтому, когда настанет рассвет, нас перевяжут без всякого сопротивления. Пусть лучше все рассеются, подобно птицам и зверям, может быть кому-нибудь удастся спастись и доложить обо всем Сыну неба». После этого он приказал воинам взять каждому по 2 шэна сухого вареного риса и большому куску [114] льда и условился с ними ожидать друг друга в Чжэлучжане. В полночь [хотели] ударить в барабаны, чтобы поднять воинов, но барабаны не звучали 6.

[Ли] Лин и Хань Янь-нянь сели на коней и двинулись в путь в сопровождении более десятка сильных воинов. Несколько тысяч конных варваров погнались за ними. Хань Янь-нянь погиб в бою, а [Ли] Лин, воскликнув: «С каким лицом я буду докладывать о походе Его Величеству!», сдался. Из рассеявшихся воинов удалось спастись и достигнуть укрепленной линии более 400 человек.

Место, где [Ли] Лин потерпел поражение, отстояло от укрепленной линии всего лишь на 100 с небольшим ли, поэтому с укрепленной линии императору [быстро] доложили [о поражении Ли Лина]. Император хотел, чтобы [Ли] Лин бился с шаньюем на смерть, а поэтому [заранее] вызвал мать и жену [Ли] Лина и приказал гадателю посмотреть на их лица, но тот не обнаружил признаков, что им придется носить траур по покойному. Позднее, услышав о сдаче [Ли] Лина, император пришел в страшную ярость и стал допрашивать, под пыткой Чэнь Бу-лэ. Чэнь Бу-лэ покончил жизнь самоубийством.

Все сановники обвиняли [Ли] Лина, тогда император обратился к Сыма Цяню, занимавшему должность старшего историографа. [Сыма] Цянь красноречиво сказал: «[Ли] Лин с почтением служил родителям, в отношении посторонних соблюдал верность, всегда, не щадя жизни, стремился помочь стране в ее бедствиях, вот что обычно наполняло его [грудь], а это показывает, что ему присущи черты характера, вызывающие уважение во всем государстве. Ныне, едва его постигло несчастье в предпринятом деле, как все сановники, которые заботятся только о себе, своих женах и детях, всячески раздувают его недостатки, что поистине вызывает скорбь.

[Ли] Лин, командуя отрядом численностью менее пяти тысяч пехотинцев, глубоко вторгся в земли, [принадлежащие “царству] военных лошадей”, и сдерживал натиск противника в несколько десятков тысяч. Варвары не успевали подбирать убитых и относить раненых, а поэтому [шаньюй] собрал весь натягивающий луки народ, который общими силами напал [на Ли Лина]. Сражения происходили в разных местах на протяжении 1000 ли, причем, когда стрелы иссякли, а путь оказался закрытым, воины натягивали пустые тетивы, бросались на лезвия мечей и бились насмерть лицом к северу.

[Ли Лин] завоевал такую любовь воинов, что они не жалели отдать за него жизнь, и в этом его не могут превзойти даже известные полководцы древности.

Хотя он потерпел поражение и попал в плен, однако потери, нанесенные им сюнну, достойны того, чтобы рассказать о них в Поднебесной. [115] Он не погиб в бою, по-видимому, потому, что хочет найти подходящий случай отблагодарить династию Хань».

Следует сказать, что вначале император послал в поход крупные войска под командованием Эршиского военачальника и только после этого приказал [Ли] Лину выступить в качестве вспомогательного отряда. В то время как [Ли] Лин встретился с шаньюем, Эршиский военачальник добился лишь незначительных успехов. В связи с этим император подумал, что [Сыма] Цянь занимается клеветой и обманом, желая навредить Эршискому военачальнику, чтобы выгородить [Ли] [Лина, а поэтому приказал кастрировать его.

Прошло много времени, и император, раскаиваясь в том, что [Ли] Лину не была оказана помощь, сказал: «Следовало приказать воеводе стрелков, вооруженных тугими самострелами, встретить [Ли] Лина, когда он уже должен был выступать за укрепленную линию; я же отдал приказ заранее, когда [Ли] Лин стоял на месте, дав этим старому военачальнику возможность прибегнуть к лжи»; после этого он отправил гонца раздать спасшимся воинам из отряда [Ли] Лина награды за принятые лишения.

После того как [Ли] Лин пробыл среди сюнну более года, император приказал Гунсунь Ао, занимавшему должность иньюйского военачальника, вторгнуться с войсками в земли сюнну и возвратить [Ли] Лина. Войска [Гунсунь] Ао не добились успеха, а по возвращении он доложил: «Захваченные пленные рассказали: «Ли Лин обучает шаньюя военному делу для борьбы против ханьских войск», поэтому я ничего не добился».

Услышал об этом, император уничтожил семью [Ли] Лина, предав казни его мать, младших братьев, жену и детей. Все уроженцы округа Лунси, состоявшие на государственной службе, считали, что [Ли] Лин опозорил их. Позднее, когда [император] Хань отправил к сюнну посольство. [Ли] Лин сказал послу: «Командуя в Хань отрядом из пяти тысяч пехотинцев, я прошел вдоль и поперек земли сюнну, но, не получив помощи, потерпел поражение. За какую же вину перед [династией] Хань казнена моя семья?» Посол ответил: «[Император] Хань услышал, что вы, Ли Шао-цин, обучаете сюнну военному делу». [Ли] Лин сказал: «Это делает Ли Сюй, а не я». Ли Сюй служил [династии] Хань за укрепленной линией в должности воеводы и имел ставку в г. Сихоучэне, но, когда сюнну напали на город, перешел на их сторону. Шаньюй относился к Ли Сюю с почестями, полагающимися гостю, и он всегда сидел на более почетном месте, чем [Ли] Лин. [Ли] Лин, возненавидев Ли Сюя за то, что из-за него была казнена его семья, подослал человека, который заколол [Ли] Сюя. [За это] старшая яньчжи хотела убить [Ли] Лина, но шаньюй спрятал его на севере, откуда он вернулся [116] только после смерти старшей яньчжи. Шаньюй, одобрительно относившийся к поступку [Ли] Лина, дал ему в жены свою дочь и поставил юсяо-ваном, а Вэй Люя поставил динлин-ваном, возвысил обоих и использовал на службе.

Отец Вэй Люя происходил из хусцев, живших по реке Чаншуй. [Сам же] Вэй Люй родился и вырос в Хань и был в дружественных отношениях с Ли Янь-нянем 7, занимавшим должность главного музыканта. По рекомендации [Ли] Янь-няня, [Вэй] Люй был направлен послом к сюнну. По возвращении посольства оказалось, что семья [Ли] Янь-няня брошена в тюрьму, и [Вэй] Люй, испугавшись, что его также могут казнить, бежал и перешел на сторону сюнну. Сюнну полюбили его, и он постоянно находился среди приближенных шаньюя. [Ли] Лин же жил вне ставки и, только когда возникали важные дела, являлся на обсуждение.

Когда на престол вступил император Чжао-ди, помогавшие ему в делах управления старший военачальник Хо Гуан и военачальник левого крыла Шангуан Цзе, которые давно находились в дружественных отношениях с [Ли] Лином, отправили к сюнну его трех старых друзей, уроженцев округа Лунси, во главе с Жэнь Ли-чжэном.

Когда [Жэнь] Ли-чжэн и другие прибыли [к сюнну], шаньюй устроил в честь ханьских послов пиршество, на котором за ними ухаживали Ли Лин и Вэй Люй. Встретившись с [Ли] Лином, [Жэнь] Ли-чжэн и другие не имели возможности поговорить с ним наедине, а поэтому [Жэнь Ли-чжэн] только бросал на него [многозначительные] взгляды, все время гладил кольца на рукоятке его меча и трогал его колено, намекая этим, что [Ли] Лин может вернуться в Хань 8.

Через некоторое время [Ли] Лин и [Вэй] Люй принесли ханьским послам [мясо] быка и вино, стали играть с ними в азартные игры и пить. Оба были одеты в одежды хусцев, а их волосы на голове были уложены в остроконечный пучок.

[Жэнь] Ли-чжэн преувеличенно сказал: «В Хань уже объявлена общая амнистия, Срединное государство наслаждается спокойствием и благоденствием, император в расцвете сил, Хо Цзы-мэн и Шангуань Шао-шу находятся у власти», надеясь незаметно поколебать этими словами [Ли] Лина. [Ли] Лин молчал, ничего не отвечал, а затем, внимательно посмотрев [на Жэнь Ли-чжэна] и пригладив свои волосы, ответил: «Я уже надел хускую одежду».

Спустя немного времени [Вэй] Люй поднялся переменить одежду. [Воспользовавшись этим], Ли-чжэн сказал: «Ах, как сильно вы страдаете! Хо Цзы-мэн и Шангуань Шао-шу выражают вам сочувствие». [Ли] Лин спросил: «Здоровы ли Хо и Шангуань?» [Жэнь] Ли-чжэн продолжал: «Прошу вас, [117] Шао-цин, вернитесь на родину и не беспокойтесь, что не добьетесь там богатства и знатности».

[Ли] Лин, называя Ли-чжэна вторым именем, сказал: «Шао-гун! Вернуться легко, но что я буду делать, если снова подвергнусь позору!» Не успел он договорить до конца, как вернулся Вэй Люй; отчетливо услышав конец беседы, он сказал: «Ли Шао-цин, мудрые не живут только в одном государстве, например, Фань Ли 9 объездил всю Поднебесную, а Ююй 10 покинул жунов и переехал в Цинь, так к чему ныне этот интимный разговор?» После этого пиршество прекратилось.

Ли-чжэн, последовав за ними, сказал [Ли] Лину: «Вы тоже приняли решение?» [Ли] Лин ответил: «Мужчина, достойный этого имени, не может дважды терпеть позор!»

Ли [Лин] пробыл среди сюнну более 20 лет. В 1-м году эры правления Юань-пин (75 г. до н. э.) он заболел и умер.


Комментарии

1. Дворец Цзяньчжан (176) воздвигнут императором У-ди в 104 г. до н. э. в Чанани на месту сгоревшей башни Болян (177), в которой принимались отчеты от правителей владений и округов. Сына Цянь оставил следующее описание этого дворца:

«Будто бы после пожара, уничтожившего башню Болян, уроженец Юэ Юн-чжи сказал: «По юэским обычаям, если случится пожар и дом строится заново, он должен быть больше, чем прежний, это отведет повторное несчастье». В связи с этим император воздвиг дворец Цзяньчжан, имевший тысячу ворот и десять тысяч дверей. Высота переднего зала была выше, чем во дворце Вэйян. К востоку от переднего зала находились ворота Фынцюэ высотою более 20 чжанов. К западу от него находился сад Танчжун, на территории которого был загон для тигров площадью в несколько десятков ли. К северу был построен большой пруд с башней Цзяньтай, высота которой превышала 20 чжанов. Пруд назывался Тайнчи. Среди пруда были воздвигнуты горы Пэнлай, Фанчжан, Инчжоу и Хулян, в подражание священным горам, расположенным посреди моря, и расставлены огромные черепахи, рыбы и т. д. К югу находились зал Юйтан, ворота Бимынь, изваяния больших птиц. Кроме того, были поставлены башни Шэньминтай и Цзинганьлоу, высотою более 50 чжанов, соединенные между собой дорогой для проезда императора» (ШЦ. гл. 12, лл. 23б, 24б).

2. Утай (178) — название зала во дворце Вэйян.

3. Большие повозки (179) служили для транспортировки продовольствия и снаряжения.

4. Ли Лин хотел выжечь траву вокруг себя, чтобы остановить огонь.

5. Допустимо двоякое толкование этой фразы в зависимости от пунктуации. Возможен вариант (180): «Остановитесь, господин! Если я не умру, то не буду доблестным воином».

6. Барабаны издавали глухой звук, предвещая поражение (ХДСС, стр. 61, прим. 8).

7. Ли Янь-нянь (181). Годы рождения и смерти неизвестны. Родился в уезде Чжуншань. Служил музыкантом при дворце императоре У-ди, но совершил преступление, был кастрирован и отправлен работать на псарню. Через некоторое время, благодаря тому что его младшая сестра стала наложницей У-ди, а сам он написал музыку для жертвоприношений, которая понравилась императору, был назначен на должность главного музыканта (182) (букв. «воевода, гармонирующий музыкальные звуки»). Сумел войти в доверие к У-ди и постоянно находился при нем. После смерти сестры отношение У-ди к Ли Янь-няню ухудшилось. Он был казнен в связи с тем, что его младший брат нарушил правила поведения во дворце (ХШ, гл. 93, лл. 3б. 4а).

8. Кольца на рукоятке меча обозначаются иероглифом хуань (183), который читается точно так же, как и иероглиф хуань (184) возвращаться.

9. Фань Ли (185) — см. перевод гл. 93. прим. 29).

10. Ююй (186) — см. перевод: Сыма Цянь. Исторические записки, гл. 110. прим 37, — в кн.: «Материалы...».

(пер. В. С. Таскина)
Текст воспроизведен по изданию: Материалы по истории сюнну (по китайским источникам). Вып. 2. М. Наука. 1973

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.