Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

БИЧУРИН Н. Я. [ИАКИНФ]

СОБРАНИЕ СВЕДЕНИЙ О НАРОДАХ,

ОБИТАВШИХ В СРЕДНЕЙ АЗИИ

В ДРЕВНИЕ ВРЕМЕНА

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ОТДЕЛЕНИЕ III

СЯНЬБИ

[Хоуханьшу, гл. 120]

/161/ Сяньбийцы также составляют отрасль 386 Дома Дун-ху, отдельно осевших при горах Сяньби-шань: почему от них и название себе приняли.

Историческое пополнение. Сяньбийцы, после их рассеяния, осели в восточной Монголии на землях, ныне занимаемых небольшими аймаками Аохань, Наймань и Калка, на южной стороне Шара-мурэни, которая в то время по кит. называлась Жао-лэ-шуй. Они начали усиливаться с 93, упали в 181 году. П. И.

Язык и обычаи сяньбийцев сходны с ухуаньскими; только пред браком прежде обривают голову. В последнем весеннем месяце 387 собираются при реке Жао-лэ 388 [Шара-мурэнь]; и когда кончится пиршество, то соединяются браком. Там звери и птицы отличны от зверей и птиц Срединного царства. Водятся тарпаны, степные бараны, рогастые волы. 389 Из их рогов делают луки, /162/ называемые роговыми. Еще водятся соболи, обезьяны, хорьки. По мягкости шерсти меха их считаются в Китае превосходными. В начале династии Хань сяньбийцы также поражены были Шаньюем Модэ и далеко уклонились за укрепленную линию в Ляо-дун. Они жили в смежности с ухуаньцами, и не имели сообщения с Срединным государством. [150] В начале царствования Гуан-ву[-ди] хунны усилились и, присоединив к себе сяньбийцев и ухуаньцев, опустошали северные пределы, убивали и в плен уводили чиновников и народ. Не было ни одного [45] года спокойного. В двадцать первое лето правления Гянь-ву, 45, сяньбийцы в соединении с хуннами вступили в Ляо-дун. Цзи Юн, правитель сей области, разбил их и почти всех побил или в плен взял. Сие событие описано в повествовании о Цзи Юн. С этого времени распространился страх между сяньбийцами; когда же; южный Шаньюй покорился Дому Хань, то северные неприятели 390 остались одни и пришли в [49] бессилие. В двадцать пятое лето, 49, сяньбийцы открыли первое сообщение с Китаем чрез гонцов. После сего главный их старейшина Бяньхэ с прочими явился к Цзи Юн, и предложил Китаю свои услуги: почему и велено ему произвести нападение на северных хуннов. Он напал на восточное поколение Иньюйцы и порубил до 2.000 человек. Впоследствии Бяньхэ ежегодно выступал в поход и нападал на северных хуннов: а по возвращении из похода являлся в Ляо-дун с головами убитых для получения награды за них. В [54] тридцатое лето, 54, сяньбийские старейшины Юйчеупынь и Маньту с родовичами своими явились к Двору с /163/ поздравлением, и объявили желание, по долгу справедливости поддаться Китаю. Император дал Юйчеупыню княжеское достоинство Ван, а Маньту княжеское достоинство Хэу. В сие время от гор Чи-шань [есть другие горы Чишань близ устья Амура в связи с описанием ухуаньцев], что в Юйян [название области], ухуанец Иньчжибэнь с прочими несколько раз [58] производил набеги на Шан-гу. В первое лето правления Юн-пьхин, 58, Цзи Юн опять подкупил Бяньхэ напасть на Ичжыбэня, и последний был убит на сражении. После сего сяньбийские старейшины поддались Китаю, и все вместе явились в Ляо-дун для получения наград. Области Цин-чжеу и Сюй-чжеу ежегодно обязаны были платить по 270 миллионов чохов. 391 В царствование императоров Мин-ди и Чжан-ди они спокойно охраняли границу. При Хо-ди в правление Юн-юань, по распоряжению верховного вождя Дэу Хянь, западный пристав 392 Гын Кхой напал на хуннов и разбил их. [93] Северный Шаньюй бежал, 93, и сяньбийцы, пользуясь сим обстоятельством, заняли земли его. Оставшиеся роды хуннов, простиравшиеся до 100.000 кибиток, сами [151] приняли народное [97] название Сяньби. 393 С сего времени сяньбийцы начали усиливаться. В девятое лето, 97, сяньбийцы в Ляо-дун напали на город Фэй-жу-хянь. 394 Областный правитель Цзи Сэнь предан [101] суду за поражение при реке Гюй-шуй и умер в тюрьме. В тринадцатое лето, 101, сяньбийцы из Ляо-дун произвели набег на Ю-бэй-пьхин, и вступили в Юй-ян; но /164/ правителем сей области [110] были разбиты. При Ань-ди в правление Юн-чу, 110, сяньбийский старейшина Яньчжиян явился к Двору с поздравлением. Дын-хэу пожаловала Яньчжияну княжескую печать с шнурами, красную колесницу в три лошади; указала поместить его при ухуаньском приставе под городом Нин-чен, открыть торг с кочевыми и построить подворье для помещения заложников из поколений северного и южного. 395 Из ста двадцати родов сяньбийских каждый представил Двору заложника. После сего сяньбийцы то отлагались, то покорялись, то воевали с хуннами и [115] ухуаньцами. Во второе лето правления Юань-чу, 115, осенью сяньбийцы в Ляо-дун обложили Ву-люй-хянь. 396 Областные войска, по соединении, крепко держались в полях, и сяньбийцы ничего не могли получить. 397 Еще напали на лагерь в Фули 398 и побили чиновников. В четвертое лето, [117] 117, Ляньхю, сяньбиец из Ляо-си, сожег пограничные ворота 399 и произвел набег на жителей. Ухуаньский старейшина Юйчжи-гюй, бывший в ссоре с Ляньхю, соединившись с областными войсками, устремился на него и разбил совершенно; он убил 1.300 человек, а остальных всех в [118] плен взял и получил в добычу весь скот и имущество их. В пятое пето, 118, осенью, 400 сяньбийцы в Дай-гюнь в 10.000 конницы перешли чрез укрепленную линию для /165/ грабежа и порознь нападали на города. Они сожгли дворцы и [152] присутственные места, побили чиновников и ушли: почему двинуты пограничные латные войска, отряд стоявший в Ли-ян, и поставлены в Шан-гу для предосторожности. Зимою сяньбийцы вступили в Шан-гу и осадили крепость Гюй-юн-гуань: почему опять двинуты из пограничных областей Ли-ян и [119] стрельцов до 20.000 пехоты и конницы и расставлены в важных проходах. В шестое лето, 119 осенью сяньбийцы перешли укрепленную линию Ма-чен-сай 401 и побили чиновников. Главный хуннуский пристав Дын Цзунь с 3.000 стрельцов и войсками пристава Ма Сюй, южного Шаньюя и областей Ю-бэй-цьхин и Ляо-си выступил за границу, догнал сяньбийцев и совершенно разбил их; он много взял в плен и в добычу получил большое количество рогатого скота и имущества. В [120] первое лето правления Юн-нин, 120, Улунь и Цичжигянь, сяньбийские старейшины в Ляо-си, явились с своим народом к Дын Цзунь, и покорились. Они представили Двору дары; почему указано облечь обоих в княжеские достоинства 402 и с таким же различием награждены шелковыми [121] тканями. В первое лето правления Гянь-гуан, 121, Цичжигянь опять отложился, и произвел набег на Гюй-юн. Чен Янь, правитель области Юн-чжун, выступил против сяньбийцев, но отряд его был разбит и разбежался. Офицер Ян Му заслонил Янь собою и вместе с прочими пал на сражении. После сего сяньбийцы окружили ухуаньского пристава Сюй Чан в Ма-чен. Главный хуннуский /166/ пристав Гын Кхой и Пхан-сэнь, правитель области Ю-чжеу, для освобождения Чан, двинули войска из областей Гуан-ян, Ли-ян и Чжо-гюнь, и разделили их на две колонны. Чан в ночи скрытно вышел из города, и, соединившись с Кхой и прочими, произвел нападение. Неприятели сняли облежание. Как сяньбийцы часто убивали областных правителей, то смелость в них день ото дня возрастала. Они имели несколько десятков тысяч конницы. В первое лето [122] правления Янь-гуан, 122, зимою они еще произвели набег на Яй-мынь и Дин-сян, после сего [123] напали на Тхай-юань, ограбили и побили жителей. Во второе лето, 123, зимою, Цичжигянь с 10.000 конницы вступил в Дун-лин, послал разъезды на несколько дорог и осадил южных хуннов в Маньбо. 403 Югянь-жичжо-князь пал на сражении, потеряв до 1.000 [153] человек убитыми. В третье [124] лето, 124, осенью, опять произвели набег на Гао-лю и, разбив южных хуннов, убили Цзянгян-[126] князя. При Шун-ди в первое лето правления Юн-гянь, 126, осенью, сяньбийский Цичжигянь произвел набег на Дай-гюнь. Областной правитель Ли Чао пал на сражении. В следующем году, [127] 127, весною, хуннуский пристав Чжан Го отрядил своего помощника за укрепленную линию с 10.000 пехоты и конницы Южного Шаньюя. Сяньбийцы разбиты были, и потеряли до 2.000 телег с имуществом. В сие время около 6.000 сяньбийской конницы также производили набеги в Ляо-дун и Хюань-тху, ухуаньский пристав Гын Йе с войсками пограничных областей и сяньбийцами князя Шуай-чжун-ван напал на них за /167/ укрепленною линиею, порубил несколько сот человек и в добычу получил великое множество пленных, рогатого скота и имущества. После сего сяньбийские роды в числе 30.000 человек пришли в Ляо-дун, и изъявили желание вступить в [128-129] подданство. В третие и четвертое лето, 128, 129, сяньбийцы то и дело производили набеги на [130] Юй-ян и Шо-фан. В шестое лето, 130, осенью, Гын Йе отправил за укрепленную линию Сы-ма с несколькими тысячами хуннуской конницы. Сяньбийцы были разбиты. Зимою правитель области Юй-ян еще выслал за границу ухуаньское войско, которое побило до восьмисот человек, и в добычу получило множество людей и скота. Ухуаньский храбрый и сильный наездник Фусогуань в каждом сражении с сяньбийцами первый устремлялся на неприятеля: почему указано наградить его титулом Шуай-чжун-гюнь. 404 В первое лето правления Ян-гя, 132, зимою, Гын Йе отправил ухуаньского пристава 405 Юн Чжу-сэу и князя 406 Хэудогуя напасть на сяньбийцев за укрепленною линиею. Они нанесли последним великое поражение, получили большую добычу и возвратились. Догуй и прочие пожалованы достоинствами Шуай-чжун-ван, Хэу и старейшин и соответственно заслугам награждены шелковыми тканями. После сего сяньбийцы произвели набег на зависимые владения в Ляо-дун: почему Гын Йе перешел с своими войсками в Ляо-дун, не [133] считая нужным защищаться в стенах. Во второе лето, 133, весною, хуннуский пристав Чжа Чжеу отправил за укрепленную линию своего помощника с Фужуном, Гудухэу южных хуннов. Они /168/ разбили сяньбийцев; побили множество людей, и получили [154] большую добычу. Указано дать Фужуну золотую печать с пурпуровыми шнурами и наградить шелковыми тканями, а прочих каждого по заслугам. Осенью сяньбийцы перешли через укрепленную линию и вступили в Ма-чен. Правитель области Дай-гюнь напал на них, но без успеха. После сего с смертью Цичжигяня сяньбийские грабительства стали реже. В царствование Сюань-ди, 147 — 167, у сяньбийцев явился Таньшихай. 407 Отец его Тулухэу 408 прежде три года служил в войске хуннов. В это время жена его дома родила сына. Тулухэу по возвращении изумился и хотел убить его. Жена сказала ему, что однажды днем, идучи по дороге, услышала громовой удар; взглянула на небо, и в этот промежуток упала ей в рот градинка. Она проглотила градинку, и вскоре потом почувствовала беременность, а в десятый месяц родила сына. Надобно ожидать чего-то необыкновенного, и лучше дать ему подрасти. Тулухэу не послушал ее и бросил; но жена тайно приказала домашним воспитывать сие дитя, и дала ему имя Таньхишай. 409 На четырнадцатом и пятнадцатом году он храбростью, телесною силою и умом удивил старейшин поколения. Однажды в матернином доме пограбили рогатый скот. Таньшихай погнался за грабителями на верховой лошади, рассеял их и обратно взял все пограбленное. С сего случая все поколение стало уважать его. Таньшихдй положил законы для решения спорных дел, и никто не смел нарушать их. После сего избрали его старейшиною. Таньшихай /169/ построил дворец у горы Даньхань при реке Чжочеу, в 300 с небольшим ли от Гао-лю на север. Он имел многочисленную конницу. Все старейшины на востоке и западе поддались ему. Почему он на юге грабил пограничные места, на севере остановил динлинов, на востоке отразил фуюй, на западе поразил усунь и овладел всеми землями, бывшими под державою хуннов, от востока к западу на 14.000 ли, со всеми горами, [156] реками и соляными озерами. Во второе лето правления Юн-шеу, 156, Таньшихай с тремя или четырьмя тысячами конницы произвел набег на Юнь-чжун. В первое лето правления Янь-хи, [158] 158, сяньбийцы произвели набег на северную границу. Зимою хуннуский пристав Чжан [159] Хуань выступил с южным Шаньюем за границу и убил двести человек. Во второе лето, 159, сяньбийцы опять вступили в Яймынь, убили несколько сот человек, произвели великое [155] [163] грабительство и ушли. В шестое лето, 163, около тысячи конников произвели набег на [166] зависимые владения в Ляо-дун. В девятое лето, 166, несколько десятков тысяч конницы, разделившейся на отряды, произвели набег на девять пограничных областей; учинили убийства, ограбили чиновников и народ: почему Чжан Хуань опять послан с войском, и сяньбийцы обратно ушли за укрепленную линию. Двор очень беспокоился, и не мог отвратить: почему отправил к Таньшихаю посланника с предложением ему печати с титулом Ван и союза на основании мира и родства. Таньшихай не согласился принять, а набеги и грабительства наипаче усилены. И так он сам разделил свои владения на три аймака. От Ю-бэй-пьхин на восток до межей фуюйской и вэймоской в Ляо-дун двадцать слишком родов составляли /170/ восточный аймак. От Ю-бэй-пьхин на запад в Шан-гу более десяти родов составляли средний аймак; от Шан-гу на запад до Дунь-хуан и Усуня более двадцати родов составляли западный аймак. 410 В каждом аймаке поставлен был старейшина для управления, и все они состояли под властию Таньшихая. Со вступления Лин-ди на [168] престол, с 168 года, пограничные поколения в трёх областях: Ю-чжеу, Бин-чжеу и Лян-чжеу ежегодно были разоряемы набегами сяньбийцев. Неисчислимое множество жителей побито и в [174] плен уведено. В третие пето правления Хи-пьхин, 174, сяньбийцы вступили 411 в Бэй-ди. Областной правитель Хя Юй и Хючжотугэ догнали и разбили их. Юй повышен переводом к [176] должности ухуаньского пристава. В пятое лето, 176, сяньбийцы произвели набег на Ю-чжеу. [177] В шестое лето, 177, летом, сяньбийцы произвели набег на три границы. Осенью Юй 412 [Хя Юй] в представлении государю писал: “Сяньбийцы с начала весны до сего времени произвели более тридцати набегов на границы. Смею представить, чтоб войска из всех округов областей в Ю-чжеу раз зимою и два раза весною отправлять за границу для нападения на сяньбийцев. Сим образом, можно совершенно обессилить их”. Правительство не согласилось на это. Пред сим тангутский пристав Тьхянь Янь, за несправедливый приговор, присужденный к лишению чинов, желал загладить вину заслугами и просил придворного сановника 413 Ван Фу [156] исходатайствовать ему место предводителя. Ван Фу /171/ представил, чтобы отправить Тьхянь Янь вместе с Хя Юй; почему император определил Тьхянь Янь сяньбийским приставом. Большая часть государственных чинов была несогласна в мнениях: почему указано всем чинам постановить мнение в совете министров. Советник 414 Цай Юн подал следующее мнение: “Древняя История упоминает о беспокойствиях, которые некогда южные инородцы причиняли Китаю. Тхан 415 ходил воевать Гуй Фан. 416 Дом Чжеу имел войну с Хяньюнями и в Мань-цзин. Дом Хань имел дела в Дяньянь и Ханьхай. 417 Война имеет разные виды и ценится по качеству причин. Впрочем во времени есть сходство и различие, в обстоятельствах есть возможность и невозможность: посему и в предположениях случаются удачи и ошибки, в делах бывает успех и потери. Уравнять все невозможно. Ву-ди имел обширные предположения. Он хотел распространиться во все четыре страны. На юге уничтожил Бо-юе, на севере ходил против могущественных хуннов, на западе воевал Давань, на востоке покорил Чао-сянь: посему-то скопленное государями Вынь-ди и Цзин-ди [предшественники императора Ву-ди] пролило изобилие на империю; а в продолжение нескольких десятков лет 418 правительство и народ /172/ истощились. И так установили продажу соли, вина и железа от казны, удвоили цену монеты. 419 От Гуань на восток 420 возникли смятения, и дороги сделались непроходимыми. 421 В одно время выступили сыщики в вышитом одеянии и поимщики с [157] алебардами: но вскоре правительство усмотрело свою погрешность: почему прекратило войну, министрам дан княжеский титул: Фу-жинь-хэу. 422 Посему князь Фу-янь сказал, еще не случалось, чтобы при победах и совершенном знании военного дела не раскаивались. 423 При нравственном духе государя Ши-цзун и храбрости его предводителей, при полном достатке в вещественных средствах, могли далеко распространиться, и при всем том развивались; кольми паче ныне, когда положение народа гораздо в худшем состоянии против прежнего. С того времени, как хунны удалились, усилились сяньбийцы, и овладели прежними землями их. Они имеют 100.000 войска, известны крепостью телесных сил, возрастают в образовании. Присовокупите к тому, что строгость на пограничных заставах ослаблена, и много проходит сквозь сеть запрещений. /173/ Неприятели получают от нас чистое золото, превосходное железо. Бежавшие китайцы служат им советниками. У них оружие острее и лошади быстрее, нежели у хуннов. В прошлое время Дуань Ин был хороший полководец, знаком с войною, искусен в боях. Он более десяти лет имел дело с западными кянами. Хя Юй и Тьхянь Янь в знании военного дела едва ли превосходят Дуань Ин. Сяньбийские роды многочисленны, не слабее против прежнего времени. Вот уже два года, как мы не можем придумать средств. Мы обещаем успех себе: но если несчастие последует за несчастием, и война продлится, можем ли отдохнуть на половине пути? Должно будет опять набирать войска, беспрерывно доставлять съестные припасы, и таким образом истощать Срединное государство, чтоб усилить инородцев. 424 Беспокойствия на границах подобны чесотке на руках и ногах; узы на Срединном царстве, злый веред на спине или на груди. Если в настоящее время мы не в состоянии прекратить разбоев по областям и уездам, то будем ли в состоянии покорить гадких дикарей? В древности Гао-цзу великодушно перенес стыд в Пьхин-чен; Люй-хэу 425 пренебрегла посрамление на письме. Они более имели средств против нынешнего времени. Небо положило горы и реки; Дом Цинь построил [158] великую стену; Дом Хань провел укрепленную линию чтобы отделить отличные внешние обычаи от внутренних. 426 Ежели положение дел не доведет Двор до раскаяния, то еще можно; но стоит /174/ ли подобно муравьям ходить взад и вперед с оружием в руках? Положим, что мы разобьем их - но можно ли истребить до единого, чтоб Двор и министры хотя поздно вечером улучили время поужинать? Для облегчения народа иногда целые области оставляют. Что же сказать о землях за укрепленною линиею, искони необитаемых? Ли Мэу искусно располагал средствами к охранению границ. 427 Янь Ю основательно изложил суждения о защищении укрепленных линий. 428 Сии средства, сии суждения дошли до нас на страницах Истории; и по начертаниям помянутых двух мужей можно, по моему мнению, соблюсти правила покойных императоров”. Император не послушал. И так отправлены были Хя Юй из Гао-лю, Тьхянь Янь из Юнь-Чжуе, хуннуский пристав Цан Минь с южным Шаньюем из Яймынь, каждый с 10.000 конницы, они выступили за границу 429 тремя дорогами и отошли около 2.000 ли. Таньшихай приказал старейшинам всех трех аймаков выступить с своими войсками и упорно драться. Хя Юй и прочие были совершенно разбиты. Они потеряли бунчуки и обоз, и каждый из них с несколькими тысячами конных бежал /175/ обратно к границе. Более двух третей лишились убитыми. Все три предводителя привезены в столицу в клетках и посажены в тюрьму, откуда освободились с потерею чинов. Зимою сяньбийцы [179] произвели набег на Ляо-си. В первое лето правления Гуан-хо, 178, зимою, они еще произвели набег на Цзю-цюань. Пограничные жители приведены были в крайнее положение. Скопища кочевых день ото дня умножались. Скотоводство и звероловство недостаточны были для их содержания. В правление Гуан-хо 430 Таньшихай умер на сороковом [159] году жизни. 431 Из пяти сыновей его Холянь заступил его место. Холянь в силе и способностях не мог сравниться с отцом. Он также несколько раз производил набеги и грабительства; был жаден и развратен, в решении дел пристрастен; почему половина народа отложилась от него. Впоследствии он напал на Бэй-ди, где житель уезда Лянь-жянь, искусный стрелец из самострела, застрелил Холяня. Сын его Цяньмань остался малолетен: почему Куйту, племянник от старшего брата, поставлен начальником. Цяньмань, по вступлении в совершенный возраст, завел с Куйту спор о престоле, и народ разделился на части. По смерти Куйту младший брат его Будугынь поставлен. После Таньшихая старейшины наследственно получали сие место.

[Из Тунцзянь-Ганму]

Прибавление о Сяньбийских Домах Муюн и Тоба. Около половины III века, когда Дом Сяньби начал распадаться исподволь; из его развалин начали возникать две сильные отрасли его, Муюн и Тоба. Муюн усилился на востоке южной Монголии; и покорил Домы /173/ Юйвынь и Дуань; Тоба уничтожил Муюнов. Оба сии Дома царствовали в северном Китае, но первоначально действовали в южной Монголии; и потому о первых их действиях, еще до их вторжения в Срединное царство, китайские историки ничего отдельно не писали. Ганму пополняет сей недостаток изложением путей, которыми они шли из Монголии к императорскому престолу в северном Китае.

I. Дом Муюн. Владетельный сяньбийский князь Мохоба первый из-за укрепленной линии вступил в Ляо-си и поселился по северную сторону города Гичен [Пекин] под названием Дома [281] Муюн. 432 Внук его Шегуй перешел на северную сторону области Ляо-дун в 281 году, постоянно был вассалом Срединного государства, и за оказанные ему услуги на войне получил наименование Великого Шаньюя. После сего он отложился, и произвел нападение на Чан-ли. По [285] смерти Муюн Шегуя младший его брат Муюн Шань похитил престол: но в 285 году Муюн Шань убит своими подчиненными, а на его место возведен Шегуев сын Муюн Хой. 433 Шегуй был в ссоре с Домом Юйвынь: почему Муюн [160] Хой просил китайский Двор о дозволении усмирить его оружием. Двор не согласился. Муюн Хой рассердился, неприятельски вступил в Ляоси, [289] произвел большое убийство и грабительство; и с сего времени ежегодно нападал 289 на пределы Китая: но в начале года покорился, и получил титул сяньбийского главнокомандующего. Сяньбийский Дуань Шаньюй выдал за Муюна Хой дочь /177/ свою, от которой родились Хуан, [294] Жень и Чжао. 434 Как Ляо-дун слишком удален, то Муюн Хой переселился к 294 горам [302] Цин-шань в уезде Тху-хэ, а в году отселе переселился в город Да-ги-чен. В 302 году [307] сяньбийский Юйвынь обложил Муюна Хой в городке Ги-чен, но был разбит. В 307 году [311] Муюн Хой объявил себя сяньбийским Великим Шаньюем. В 311 году покорил сяньбийские поколения Сухи и Мувань. Сухи Лянь и Мувань Цзинь, кочевавшие при укрепленной линии в Ляо-дун, покорили многие китайские уезды и часто поражали областные войска. Фын Ши, пристав восточных инородцев, не мог усмирить их. Великое множество жителей, 435 лишившихся состояния, перешло к Муюну Хой. Меньшой сын его Муюн Хань говорил ему: “Искони государи, славные по своим делам, воздавали должное Сыну Неба, чтобы, соответствуя ожиданиям народа, возвысить и свое достояние. Теперь Сухи Лянь и Мувань Цзинь не перестают производить грабительства. Надлежит обнародовать их преступления и усмирить их оружием. Для правительства восстановим Ляо-дун, а для себя покорим оба поколения; покажем усердие и справедливость царствующему Дому [в Китае династии Цзинь], а своему царству приобретем выгоды. Это составит основание нашей силы”. Муюн Хой действительно напал на помянутых князей, и обоих [131] предал смерти, а их поколения присоединил к своим владениям. В 313 году Муюн Хой напал на Дуаньских и взял у них город Тху-хэ. В сие время престол империи сильно был потрясен южными хуннами, и северный Китай весь занят был иноземными войсками, которые /178/ вели кровопролитную войну и с Китаем и между собою. Большая часть народа, уклоняясь от смятений, уходила к Ван Сюнь; 436 но как у него не было порядка в управлении, то опять уходили от него. Дуань с братьями преимущественно уважал в приходящих военные способности и храбрость, а гражданских чиновников никакого внимания не удостоивал. Один Муюн [161] Хой соблюдал строгий порядок в управлении государственными делами, любил и уважал людей: почему многие обратились к нему, и он, окружив себя отличными чиновниками из образованных китайцев, [318] предпринял великое дело при их содействии восстановить спокойствие в империи. В 318 году Муюн Хой получил от китайского Двора титулы полководца 437 и Великого Шаньюя. Он определил Суй правителем дел при себе, а Лю Цян секретарем, 438 и поручил первому сочинить придворные обряды. Цуйби, правитель области Пхин-чжеу, не мог равнодушно смотреть 1-на то, [319] что большая часть служащих и народа обратилась к Муюну Хой: почему в 319 году втайне склонил Гаогюйли, Дуань и Юйвынь произвести нападение на него. Три владетеля соединенными силами пошли на Муюна Хой и осадили Ги-чен [Пекин]. Муюн Хой затворился в городе, и крепко держался. Он послал к Юйвыню вино и быков для угощения войск. Прочие два владетеля возымели подозрение, что Юйвынь в заговоре с Муюном Хой, и каждый с своим войском пошел в обратный путь. Войско Юйвынево простиралось до нескольких десятков тысяч, и он 439 несмотря на то, что два владетеля обратно ушли, /179/ надеялся один кончить дело. Муюн Хой позвал сына своего Муюна Хань из Тху-хэ. Сидугуань, главнокомандующий Юйвыневых войск, отрядил несколько тысяч конницы для нападения на Муюна Хань: но Муюн Хань, ожидавший их с засадными войсками, мужественно ударил, и всех взял в плен. Пользуясь победою, пошел вперед и отправил лазутчиков известить Муюна Хой, чтобы выступил дать решительное сражение. Только что передовые завязали бой, то Муюн Хань с 1.000 конницы со стороны устремился в лагерь и пустил огонь. Неприятель был совершенно разбит. Сидугуань один спасся. Муюн Хой взял войско его в плен, и получил государственную печать с тремя шнурами. Цуй Би, получив известие о поражении, пришел в страх, и бежал в Гаогюйли. Муюн Хой поручил сыну своему Муюну Жень управление страною Ляо-дун; судебные места и торговые заведения оставил в прежнем положении. Он отправил Пхэй И с донесением к Двору в Гянь-кхан, причем представил [321] и найденную государственную печать. В 321 году Муюн Хой получил от Двора титулы [162] северного полководца, губернатора области Пьхин-чжэу и князя в Ляо-дун. 440 Ему сверх сего дозволено именем государя определять чиновников. После сего Муюн Хой поставил чиновников, сына Муюна Хуан объявил преемником по себе, и открыл училище, в котором Муюн Хуан образовался вместе с прочими учениками. В свободное время сам Муюн Хой приходил слушать преподаваемое. Муюн Хуан был мужествен, тверд, с большим соображением; любил заниматься /180/ книгами. Муюн Хой перевел Муюна Хань главнокомандующим в Ляо-дун, 441 Муюна Жень [333] главнокомандующим в Пьхин-кхо. В июне 333 года Муюн Хой скончался, Муюн Хуан, по вступлении на престол, начал весьма строго поступать. Придворные беспокоились. Секретарь его Хуан Фу-чжень убедительно отклонял его: но бесполезно. Муюн Хань, старший побочный брат Муюна Хуан, и младший единоутробный его брат Муюн Жень, обладавшие храбростью и умом, оказали услуги на войне, и были любимы Муюном Хой. Муюн Хуан не любил их. И так Муюн Хань с сыном своим бежал к Дуаньским. Дуань Ляо наслышался о военных его способностях, и весьма полюбил его. Муюн Жень занял Пьхин-кхо. Муюн Хуан отправил против него войско, которое было совершенно разбито. После сего Муюн Жень овладел страною Ляо-дун. Дуань-Ляо и [334] сяньбийские поколения приняли сторону его. В начале 334 года Дуань-Ляо послал младшего своего брата Дуаня Лань вместе с Муюном Хань для нападения на Лю-чен. Муюн Хуан отправил Муюна-хань 442 с прочими для подкрепления; но Муюн-хань был совершенно разбит, и Дуань Лань хотел преследовать до последней возможности: Муюн Хань [брат Муюн Хуана], опасаясь, чтобы не уничтожили его отечество, остановил его, велел своей дружине вступить в обратный путь, Дуань Лань по необходимости пошел в след за ним. Осенью Муюн Хуан получил от китайского Двора титулы полководца, правителя области Пьхин-чжеу и князя в Ляо-дун. 443 В исходе года [336] Муюн Хуан покорил /181/ Ляо-дун; а в начале 336 года пошел из Чан-ли на восток по льду — - всего около 300 ли. При Ли-линь-кхэу, оставя обоз, налегке пошли прямо на Пьхин-кхо. Не дошли только семи ли до города, как конный объезд [163] известил Муюна Жень. Он в торопях вышел дать сражение, взят в плен. Муюн Хуан прежде казнил приближенных мятежников, а потом [337] дозволил умереть Муюну Жень. В исходе 337 года, Муюн Хуан объявил себя царем с [338] титулом Янь-Ван; а в начале 338 года заключил военный союз с Ши Ху, царем царству Чжао, воевать Дом Дуань. Он одержал победу, забрал до 5.000 семейств, и возвратился, оставя союзника; но последний [Ши Ху] один счастливо кончил войну и немедленно обратил оружие на Муюна Хуан за то, что он в минувшую войну не соединился с ним, а наблюдал только личные свои выгоды. Он взял у Муюна Хуан 36 городов и подошел к резиденции его Гичен [Пекин]. Муюн Хуан хотел бежать. Предводитель его Му-юй Гынь, удерживая его, сказал: “Чжао силен, мы слабы; и если ты, государь, поднимешь ногу, то силы его воспримут полное действие, и не возможно будет противостоять ему. Но если ныне решимся твердо защищать город, силы в нас во сто раз увеличатся; а когда не в силах будем помочь делу, то и тогда не поздно уйти. К чему же по первому слуху бросить все, и идти на верную погибель?” Муюн Хуан остановился, но еще страшился при виде угрожавших опасностей. Лю Пхэй, правитель области Хюань-тху говорил ему: “спокойствие и опасность зависят от одного человека. Государь! ты должен мужаться, чтобы укрепить предводителей; не должен показываться слабым. Когда дело дойдет до крайности, то /182/ дозволь мне выступить в поле и сразиться. Хотя не буду иметь значительной поверхности, но этого достаточно для успокоения войск”. Он вышел с несколькими стами отважнейших ратников и ринулся на неприятеля; куда ни устремлялся, все опрокидывал, и возвратился с пленными. После сего войско ободрилось, и Муюн Хуан успокоился. Муюн Гынь с прочими сражался беспрерывно около десяти суток. Неприятель не мог одержать победы и пошел в обратный путь. Муюн Хуан послал своего сына Муюна Кхо с 2.000 конницы преследовать их. Войско царства Чжао было совершенно разбито. Оно потеряло до 30.000 убитыми и в плен взятыми. Прочие войска рассеялись; один только объездный начальник Ши Минь сохранил свой корпус в целости. Ши Минь был китаец, и собственно прозывался Жань. Ши Ху воспитывал его вместо сына. Ши Минь был храбр, мужествен, искусен в бою, изобретателен в планах. Ши Ху любил его более прочих внуков. Между тем Дуань-ляо из гор Ми-юнь-шань отправил нарочного просить Ши Ху принять его к себе; но в след за сим раскаялся, и отправил нарочного о том же просить [164] Муюна Хуан. Ши-Ху отправил предводителя Ма Цю, а Муюн Хуан сам пошел для принятия Дуань Ляо. Последний тайно условился с Муюном Хуан напасть на Ма Цю. Муюн Хуан поставил отборную конницу в засаде в горах Миюнь-шань. Ма Цю был совершенно разбит. Муюн Хуан отлично содержал Дуань-Ляо:. но сей умыслил взбунтоваться, и Муюн Хуан казнил его. Юйвынь-Идэугуй, похитивший престол после Дуань-Ляо, с неприятностью смотрел на великие способности Муюна Хань [брат Муюн Хуана] : почему Муюн Хань притворился полоумным и пошел /183/ собирать милостыню. При Дворе все начали пренебрегать им, и отказали в жалованьи; почему Муюн Хань мог свободно везде ходить, и молча замечал положение гор и рек. Как Муюн Хань оставил свое отечество по подозрению, то хотя и находился в чужом государстве, но Муюн [340] Хуан постоянно продолжал тайные сношения с ним. В начале 340 года, он послал в Юйвынь купца Ван Че для торговли, и препоручил ему взять Муюна Хань. И так Муюн Хань украл у Идэугуйя славных лошадей, и с двумя своими сыновьями бежал в отечество. Муюн Хуан крайне был рад, и отлично принял его. В конце года Шы-Ху выступил в поход с полумиллионом войска, 10.000 судов вышли из Желтой реки в море. Повезли 11 миллион, мешков хлеба в Лэ-ань-чен; до 10.000 семейств переведено из Хэ-нань в Ляо-си, Бэй-пьхин и Юй-ян, и от Ю-чжеу на восток до Байлан открыто обширное казенное хлебопашество. Приказано отобрать у народа лошадей; а кто скроет, того пересечь по пояснице. Таким образом собрано около 40.000 лошадей. Таковы были военные приготовления царства Чжао против царства Янь. Муюн Хуан видел, что Ши Ху усилил охранение города Лэ-ань-чен, а не взял предосторожности по южную и северную сторону города Ги-чен. 444 Выступив скрытными дорогами, он прямо подошел к городу Ги-чен, разбил пристань Ву-суй-цзинь, 445 вступил в Гао-ян, и куда ни приходил, сожигал все военные запасы; и таким [341] образом принудил Чжао предпринять обратный поход. В начале 341 года Муюн Хуан сбил город по /184/ северную сторону города Лю-чен, по западную сторону горы Лун-шань; построил в нем храм предкам, дворец, и приказал дать сему городу название Лун-чен. Китайский Двор, по убедительному настоянию Лю Цян, 446 признал Муюна Хуан [165] государем царства Янь, с [342] титулом Янь-Ван. В конце 342 года Муюн Хуан перенес свой Двор в Лун-чен. В сие время Муюн Хань представил ему следующий план: “Юйвынь часто беспокоит наше государство. Ныне там Идэугуй похитил престол; но чины не расположены к нему; притом же он глуп, и неспособен предводительствовать войском; я его владениях нет предосторожностей, и войска не разделены на полки и сотни. Я долго жил в сем государстве; хорошо знаю положение мест. Если учинить нападение, то каждый раз будет увенчан победою. Но Гаогюйли очень близок к нам, и не преминет, пользуясь отсутствием войск, напасть в расплох. Здесь видимая опасность пред ними. Надобно прежде устранить это, а по возвращении взять Юйвынь очень легко. По покорении сих двух государств выгоды обратятся к восточному морю; государство к наше разбогатеет, войско сделается сильным, и нам нечего будет опасаться. После сего можно будет обратить внимание и на Чжун-юань 447” [Срединная равнина, т. е. Пекинская равнина или Китай]. Муюн Хуан одобрил план его. Две дороги вели в Гаогюйли: северная и южная. Первая дорога ровна и широка, вторая гориста и тесна. В совете полагали идти северною дорогою. Муюн Хань сказал им: неприятели, без сомнения, более обратят внимания на /185/ северную нежели на южную дорогу. Государю надобно с отборным войском взять южную дорогу и явиться там неожиданно. Тогда взять Вань-ду нетрудно; а по северной дороге послать отдельный корпус войска. Тогда они растеряются и не в состоянии будут действовать. Муюн Хуан последовал его мнению, и с 40.000 лучшего войска пошел южною дорогою; Муюну Хань и Муюну Ба 448 поручил начальство в передовом корпусе. Правитель дел Ван Юй отправлен с 15.000 войска по северной дороге. Гаогюйлиский государь Чжао действительно отправил младшего своего брата Чжао-ву с отборным войском противостать на северной дороге, а сам с слабым войском занял южную дорогу. Муюн Хань прежде пришел, и вступил в сражение с Чжао. Муюн Хуан в след за ним подоспел с главными силами. Гаолюйлисцы были совершенно разбиты, и Муюн Хуан, пользуясь одержанною победою, вступил в Вань-ду. Чжао один ускакал на верховой лошади; мать его и жена взяты в плен. Ван Юй вступил в сражение на северной дороге, и со всем корпусом погиб. Отправлен нарочный пригласить Чжао, но он не явился. Хань Шеу сказал: [166] “в Гаогюйли не нужно оставлять гарнизонов. Государь бежал, народ рассеялся, и скрылся в горных долинах. По уходе наших войск, хотя и соберутся, но об этом не нужно беспокоиться. Надобно взять труп его отца и мать, и отправиться в обратный путь; а когда Чжао добровольно покорится, то возвратить ему, и успокоить его милостями а верностью”. Муюн Хуан последовал его мнению. Раскопав могилу, взяли труп отца, отвели в /186/ [343] плен до 50.000 душ обоего пола, разорили Вань-ду, и пошли в обратный путь. В 343 году государь Чжао представил дань Дому Янь. Муюн Хуан возвратил ему труп отца; мать удержал [344] заложницею, а чрез несколько лет и ее отпустил. В 344 году Муюн Хуан пошел с оружием на Юйвынь Идэгуя. Муюн Хань начальствовал в передовом корпусе. Против них выступил Шеегань [Шейегань], который необыкновенною своею силою наводил страх на целое войско: но он первый был убит Муюном Хань, и войско его без сражения рассеялось. Войско Муюна Хуан, пользуясь победою, преследовало бегущих, и овладело резиденциею. Идэугуй на побеге умер по северную сторону Песчаной степи. После сего Юйвыньские рассеялись. Муюн-Хуан перевел их поколение в Чан-ли, где оно заняло до 1.000 ли пространства. Муюн Хань в сражении с Юйвыньскими был ранен стрелою, и долго был болен. На него донесли в умысле произвести переворот, и Муюн Хуан, по давней ненависти к нему, приказал ему умереть. Муюн Хань принял яд. В октябре [348] 348 года Муюн Хуан скончался. Наследник Муюн Цзюнь возведен на престол. Как покойный государь удалил все препятствия к завоеванию Китая, то Муюн Цзюнь решился приступить к [349] исполнению планов его. В 349 году он указал выбрать 200.000 лучших ратников, и приучать [350] их к соблюдению строгого порядка; в 350 году открыл войну взятием города Ги, 449 361 куда [351-352] немедленно перенес свой двор; в 351 взяли несколько других городов; в 352, Жань Минь, 450 последний /187/ государь из хуннуского Дома Чжао, взят в плен и предан казни. Прежние полководцы царства Чжао, занимавшие разные области и округи, отправили посланников с предложением своей покорности. Чины поднесли титул императорского величества, и Муюн Цзюнь согласился принять. Тогда он установил штат чинов, и в одиннадцатой луне вступил на императорский престол; ложно объявил, что он получил государственную печать, и переменил [167] название правления. В сие время прибыл в Янь посланник Дома Пзинь 451 Муюн Цзюнь в разговоре с ним сказал: по возвращении донесите вашему Сыну Неба, что Срединное государство, по неимению человека, 452 избрало меня быть императором.

Извлечено из Ганму.

 

II. Дом Тоба. Поколение сяньбийских косоплетов 453 из рода в род обитало в северных пустынях, и на юге не имело сообщения с Срединным государством. Уже при Хане 454 Мао 455 начало усиливаться, и заключало в себе 36 владений, 99 больших родов.

Историческое пополнение. Сяньбийское поколение Тоба далее всех других /188/ поколений отброшено было к северу. Из переселений его открывается, что тобаские [племена] занимали Хинганский хребет в России по Онону. Там в продолжение трех веков они размножились до 39 аймаков, заключавших в себе 99 больших родов, и, наконец, предприняли возвратиться в древнее свое отечество, к своим однородцам — сяньбийцам. Хань [Хан] Туинь первый перешел на юг к Большому озеру.

Я прежде полагал, что сие переселение состояло в переходе с Хинганского хребта к озеру Хулунь-нору, которое иначе на монгольском языке называется Да-лай-нор, что значит: великое или большое озеро. При недостатке посторонних сведений эта догадка казалась правдоподобною; но вышло противное. В кит. Географии И-тхун-чжы в 407 тетради сказано, что на землях, занимаемых ныне аймаками Абга и Абханар, при династии Цзинь кочевали тобаские. С сей точки открылось, что тобасцы пошли с Хинганского хребта не к Хулунь-нору, а к Дал-нору по [168] дороге, которая из Нерчинска идет на юг прямо на сие озеро. Еще по прошествии шести колен хан Гйефын переселился на древние земли хуннов, лежащие между Калганом и Ордосом. Преемник его Ливэй поселился в Чен-ло. Это место, по превосходным его пастбищам, искони служило местопребыванием сильных монгольских ханов, а ныне на нем лежит город Хуху-хота, по-китайски Гуй-хуа-чен. Надобно полагать, что нынешние земли Абга и Абханара оставались под владением тобаских и по переходе их на другие земли хуннов, на которые они перешли еще до династии Цзинь, вступившей на престол империи в 265 году; и потому сказано: что на нынешних землях Абги и Абханара при династии Цзинь кочевали тобаские. Сии слова относятся не к поколениям Тоба, а к аймакам Абга и Абханар.

/189/ По прошествии четырех колен хан Туйинь 456 перешел на юг к Большому озеру [Далай-нор]. Еще по прошествии шести колен хан Линь с семью братьями и двумя родственниками, Ичжанем и Гюйгунем все поколение разделил на десять родов. Линь, состаревшись, передал престол сыну своему Гйефыню, 457 который перешел на юг на древние земли хуннов. По смерти Гйефыня Ливэй 458 вступил на престол, и еще переселился в Чен-ло, 459 что в округе Дин-сян. Народ [261] его нечувствительно умножился, и прочие поколения повиновались ему. В 261 году Тоба Ливэй первый послал сына своего Шамоханя с данью к Дому Цао-Вэй [основанному Цао-Цао] : [268] почему Шамохань оставлен был заложником. В 268 году Дом Цзинь отпустил заложника [275] косоплетов [тобасцев] в свое отечество. В шестой луне 275 года косоплет Тоба Ливэй вторично послал своего сына Шамоханя с данью к Дому Цзинь. 460 Пред отъездом Шамоханя министр Вэй Гуань представил, чтобы задержать его, и тайно подкупить начальников поколений, [277] чтобы поссорить их между собою. В 277 году Вэй Гуань отпустил Тобу Шамоханя в свое отечество. Начальники поколений оклеветали его и убили. Ливэй умер с [169] печали на 104 году жизни. Сын Силу вступил на престол, и царство их упало. В то время две области были смежны с сяньбийцами: Ю-чжеу и Бин-чжеу. 461 На востоке /190/ Ухуань, на западе Ливэй много производили беспокойствий на их пределах. Вэй Гуань нашел средство поссорить их. Ухуань покорился, а [295] Ливэй умер. В 295 году косоплеты разделили свое государство на три аймака. Один из них кочевал от Шан-гу на севере, от вершины Шанду-гола 462 на запад. Сам Лугуань управлял им; другой кочевал от Сэнь-хэ-пхо, 463 что в округе Дай-гюнь на север, и поручен был Тобе Ито, 464 племяннику от старшего брата; третий аймак помещен в старом городе Чен-ло в округе Дин-сян и [297] состоял под управлением Тобы Илу, младшего Итоева брата. В 297 году косоплет Ито перешел на северную сторону Песчаной степи для завоеваний и покорил на западе более тридцати владений.

[307] В 307 году Тоба Лугуань скончался. Младший брат Тоба Илу временно принял управление всеми тремя аймаками. Он вступил в дружеские сношения с Муюном Хой. По смерти хуннуского Лю Мын, Лю Ху принял начальство над его войском. Он жил в округе Син-хин под названием Тефо и с сяньбийцами белого поколения находился под владением хуннуского Дома Хань. Лю Кхунь, 465 предпринимая оружием усмирить его, отправил к Тобе Илу посланника, чтоб униженною просьбою и великими дарами убедить его прислать войско. Илу послал 20.000 конницы под предводительством Юйлюйя. Лю Ху с белым поколением был разбит. Лю Кхунь побратался с Илу, и представил Двору, чтобы дать ему титул Великого Шаньюя и /191/ княжеское достоинство с титулом Дай-гун и с округом Дай-гюнь. 466 В сие время округ Дай принадлежал к области Ю-чжеу. Ван Сюнь 467 не согласился на это, и отправил войско против Илу; но Илу разбил войско его: [170] почему Ван Сюнь поссорился с Лю Кхунь. Но как местопребывание владетеля в Дай слишком было удалено от его собственных владений, и подданные не могли иметь сообщения между собою, то Илу с 10.000 юрт из Юнь-чжун вступил в Яй-мынь, и просил Лю Кхунь дать ему страну от Хин на север. Лю Кхунь не мог отказать, потому, что предвидел нужду в его помощи для сохранения вверенной ему области; почему жителей пяти уездов Лэу-фань, Ма-и, Инь-гуань, Фань-чжы и Го-хянь переселил от Хин на юг, а земли отдал Тобе Илу. После сего Илу наипаче усилился. Лю Кхунь просил дозволения идти с Тобою Илу для усмирения Лю Цун и Шилэ, 468 но [312] получил отказ, и отпустил войско Тобы Илу обратно. В 312 году Илу предпринял осадить Цзинь-ян; почему отправил сына своего Лусю с несколькими десятками тысяч войска вперед, а сам с 200.000 следовал за ним. Лю Кхунь с остальными своими войсками служил вожаком. Лусю вступил в сражение с Лю Ио на восточной стороне реки Фынь, и одержал поверхность. Лю Ио, упав с лошади, получил семь ран; в ночи перешел чрез гору Мын-шань и вступил в обратный путь; но Илу /192/ догнал его, и возобновил сражение в долине Лань-гу. Войско Дома Хань было совершенно разбито. Несколько сот ли пространства покрыто было трупами. После сего Илу произвел большую облаву в горах Шеу-ян-шань. От кож и мяса горы казались кровавыми. Лю Кхунь от ворот лагеря пеший шел к Илу и, учинив благодарное поклонение, убедительно просил продолжать поход далее. Илу сказал ему: я издали пришел. Ратники утомились, лошади похудели. Надобно ожидать вторичного похода. Лю Цун еще не может быть уничтожен. И так Илу оставил [313] охранное войско в Цзинь-ян. Лю Кхунь перешел в Ян-кюй для сбора разбежавшихся. В 313 году Дай-гун Илу обвел стеною Чен-ло, и назвал северною резиденциею, исправил древний город Пьхин-чен, и сделал южною резиденциею; сверх сего построил новый Пьхин-чен на южной стороне рекиЛэй-шуй, и поместил в нем Западного Чжуки-княэя с управлением южным [315] поколением. В 315 году китайский Двор повысил Илу в достоинстве с титулом Дай Ван, и еще дал ему округ Чан-Шань. После сего Илу установил штат чинов 469 при своем Дворе. Он любил менынего своего сына Бияня, и хотел его сделать преемником; почему старшего сына Лусю послал жить в [171] Синь-пьхин, а мать его выслал от себя. Когда Лусю явился к его Двору, то Илу приказал ему учинить поклонение пред Биянем. Лусю не послушал его, и ушел. Илу крайне рассердился, и пошел на Лусю войском; но Лусю разбил войско, и убил отца. Итоев сын Пугынь напал /193/ на Лусю, и, уничтожив его, сам вступил на престол. При Дворе произошло великое смятение. Но Пугынь вскоре скончался, и Юйлюй возведен на престол. Он на западе завоевал древние усуньские земли, на востоке покорил все, лежащее от Уги на запад. 470 Имея отборную [318] [321] конницу, Юйлюй в 318 году сделался сильным воином в северной стране. Но в 321 году открылись беспокойствия в его Доме. Вэй-шы, жена Тобы-Ито, досадовала, что Юйлюй усилился, и опасалась, что он не будет действовать в пользу ее сына; почему убила его и на престол возвела сына Хэну. Юйлюев сын Шеигянь 471 был еще в пеленах. Мать Ван-шы спрятала его в шальфары и [324] сказала: “если Небо хранит тебя, то не заплачешь”. Дитя долго не плакало и спаслось. В 324 году Хэну, по достижении совершеннолетия, вступил в управление государственными делами: но как большая часть поколений не повиновалась ему, то он сбил городок у горы Дун-мугынь-шань, [325] и переселился в него: но в следующем году, 325, скончался. Младший брат его Тоба-Гэна [329] вступил на престол: но в 329 году он бежал в поколение Юйвынь. На престол возведен [335] Тоба-Ихуай, сын Юйлюйев. В 335 году Тоба-Гэна опять вступил на престол; Ихуай ушел к [337] Дому Чжао, который в 337 году опять возвел его на престол в Дай; Гэна бежал в царство Янь. Шеигянь, младший брат Тобы-Ихуай, был заложником при Дворе Чжао. Ихуай, чувствуя опасность болезни, препоручил начальникам /194/ поколений возвести его на да престол. Когда Ихуай скончался, то начальники поколений полагая, что отдаленность затрудняет возвращение Шеигяня, думали поставить второго брата Тобу Гу: но Гу отклонил это, и сам явился в Йе, чтобы принять Шеигяня, а себя предложил в заложники вместо него. Ши Ху, владетель в Чжао, удивленный такою справедливостью, обоих отпустил. Шеигянь, по вступлении на престол по северную сторону города Фань-чжы, отделил половину царства, и отдал Тобе Гу. Со времени кончины Тобы-Илу, [172] в Дай много было внутренних беспокойств. 472 Поколения разделились и рассеялись. Шеигянь при его храбрости и уме в состоянии был сохранить наследие предков. Он первый установил штат чиновников и распределил им управление делами, важные государственные должности вверил природным китайцам, издал уголовные законы о бунтовщиках, убийцах и грабителях. Его постановления были ясны, судопроизводство беспристрастно и кратко; не было притязательных допросов прикосновенных к делу, и народ успокоился. После сего с востока от Сумо на запад до Полона, 473 с юга от Инь-шань на север до Песчаной степи, все [339] покорилось ему. Он имел несколько сот тысяч народа. В 339 году Шеигянь собрал начальников поколений на совет о построении столицы при вершине реки Лэй-шуй. Мать его Ван-шы сказала: “мы со времен наших праотцев ведем кочевую жизнь. Ныне Двор в трудных обстоятельствах. Если поселимся в городе, и неприятели произведут нападение, то нам не где и укрыться будет”. /195/ И так остановились. Шеигянь просил Дом Янь о браке. Муюн Хуан, [340] владетель царства Янь, выдал за него меньшую свою сестру. В 340 году Шеигянь [361] утвердил свое местопребывание в Юнь-чжун. В 361 году Лю Вэйчень отложился от Дома [365] Цинь, и поддался Дому Дай. В 365 году он опять взбунтовался, но был отражен. В 367 году Шеигянь пошел с оружием на Лю Вэйченя. Желтая река еще не покрылась крепким льдом. Шеигянь приказал на плывущее сало бросать фашины из тростника. Лед вскоре сперся, но еще не окрепнул. Сверху набросали тростнику, и лед, смерзшись с травою, сделался мостом. Войска перешли чрез реку. Лю-Вэйчень не ожидал столь скорого их прихода, и бежал на запад. Шеигянь взял более половины аймака его и возвратился. Лю-Вэйчень бежал к Дому Цинь, откуда он с [371] гарнизоном препровожден в Шо-фан. В 371 году скончался наследник Тоба Шы. Чан-сунь Гань, полководец царства Дай, умыслил убить государя Шеигяня. Тоба Шы предупредил удар; был ранен в бок и теперь скончался. Он был женат на дочери Шиганя, начальника восточного аймака. Жена по смерти его осталась беременною и родила сына, которому Шеигянь дал имя [376] Шегуй. Это был Тоба-Гуй, основатель династии Юань Вэй. В 376 году Лю Вэйчень, теснимый Шеигянем, просил помощи у Дома [173] Цинь, который и отправил войско, а Лю Вэйченя употребил вожаком. Лю Кужень начальник южного аймака, выступил дать сражение, и был совершенно разбит. Шеигянь по болезни не мог лично предводительствовать, и бежал на север за хребет Инь-шань; и когда получил известие, что войска Дома Цинь начали отступать, то опять возвратился в Юнь-чжун. Шеигянев /196/ наследный принц Тоба Шы давно скончался. Сын его Тоба-Гуй еще был малолетен. Сыновья, рожденные от Муюнской [сестра Муюн Хуана] уже все были в возрасте. Наследие престола еще не было утверждено. Тоба Шыгюнь, старший побочный сын, убил младших своих братьев и с ними Шеигяня. Войска Дома Цинь наскоре пошли в Юнь-чжун. Народ разбежался, и при Дворе открылось большое смятение. Хэ-шы, мать Тобы-Гуй, удалилась с ним к Хэне. Шеигянев делоправитель Янь Фын склонил государя Дома Цинь, до совершеннолетия Тобы-Гуй разделить владения Шеигяня на две части, от Желтой реки, т. е. от Ордоса на восток поручить в управление Лю Кужиню, от Желтой реки на запад Лю Вэйченю. Хэ-шы с Тобою-Гуй осталась при Лю Кужине, который служил ему с искреннею преданностью, [386] предвидя в нем большие надежды. В 386 году Гело, дальний дед Тобы-Гуй, с начальниками поколений просил Хэну, объявить его государем с титулом Дай-Ван. И так сделали большое собрание при реке Нючуань, возвели его на престол и утвердили состав государственных делоправителей. В марте того же года Тоба-Гуй перенес свое местопребывание в Чен-ло, что в Дин-сян; пекся о земледелии; дал отдых народу. Вельможи радовались. В мае вместо прежнего [388] названия Дай принял для своей династии название Вэй, с титулом для себя Вэй Ван. В 388 году Тоба-Гуй принял тайное намерение покуситься на владение Янь, в котором Дом Муюн царствовал; почему отправил князя Тобу-И посланником в Чжун-шань. 474 Прежде жужаньское поколение всегда находилось под владением Дома Дай. /197/ Когда Цинь уничтожил Дай, то оно поддалось Лю Вэйченю. Когда Тоба-Гуй вступил на престол, то гаогюйские поколения 475 опять [391] покорились ему; одни жужаньцы не хотели покориться. В 391 году Тоба-Гуй пошел на них с оружием, и они со всем поколением бежали на север. Тоба-Гуй гнался за ними около 600 ли. Полководцы говорили ему: мятежники далеко, [174] а съестные запасы вышли. Лучше заблаговременно возвратиться. Убьем заводных лошадей, сказал им Тоба-Гуй, и пищи достаточно будет на три дни. И так пошли преследовать удвоенным ходом; достигли их в Великой песчаной степи, совершенно разбили, и перевели их поколение в Юнь-чжун. Между тем Лю Вэйчень отправил сына своего Чжимиди с 90.000 войска ударить на южное поколение Дома Вэй. Тоба Гуй с 5.000 или 6.000 совершенно разбил их и, преследуя бегущих, прямо подошел к их городу Юеба. Лю-Вэйчень с сыном бежал. Отправлена легкая конница преследовать их. Чжимиди пойман, а Лю Вэйчень убит своими подчиненными. Тоба Гуй казнил до 5.000 родовичей их. Все поколения в Ордосе покорились ему; в добычу получил до 300.000 голов лошадей и до 4 миллионов штук рогатого скота. После сего изобилие разлилось во всем государстве. Бобо, меньшой сын Лю Вэйченев, бежал в Сеганево поколение; Сегань 476 проводил его к Муиганю; Муигань выдал за него дочь свою. Тоба Гуй до сего времени считался вассалом Дома Янь; а [395] ныне отложился, и в июне 395 года подошел к областям, прилегающим к укрепленной линии. Муюн Чуй /198/ отправил против него наследника Муюна Бао с 80.000 войска. Муюн Бао пошел чрез Ву-юань. Тоба Гуй, по совету своих полководцев, притворился отступающим. Взяв поколение со скотом и имуществом, переправился через Желтую реку на запад и уклонился на 1.000 ли. Войска Дома Янь, по прибытии в Ву-юань, взяли в плен до 30.000 семейств, собрали хлеба с полей до миллиона мешков, и расположившись у Желтой реки, приготовляли суда для переправы. В октябре Тоба-Гуй подошел с своим войском к Желтой реке. Муюн-Бао установлял войско для переправы: но ветром отнесло его суда к южному берегу. Когда Муюн-Бао выступил из Чжун-шань в поход, то Муюн Чуй уже болен был; а когда пришел в Ву-юань, то Тоба-Гуй занял дорогу в Чжун-шань, и приказал задерживать гонцов. Муюн Бао несколько месяцев не получал известия о здоровье Муюна Чуй, и печалился; войска были в волнении. Тоба-Гуй отрядил с Тобою-Цзунь 70.000 войска, чтобы преградить войскам Дома Янь дорогу на юг. В ноябре войска Дома Янь сожгли суда и ушли. В это время Желтая река еще не покрылась льдом. Муюн Бао наверное полагал, что войска Дома Вэй не могут переправиться; и посему не ставил отводных караулов. В декабре, при внезапном [175] ветре, река покрылась льдом, и Тоба-Гуй, переправившись через нее, немедленно послал 20.000 отборной конницы для преследования. Когда войска Дома Янь пришли к услону [покатости] Сэнь-хэ-пхо, то сильный ветр поднялся в тыл войскам, и воздух сгустился как стена. Муюн Бао, для предосторожности на непредвиденный случай, отправил Муюна Линь с 30.000 конницы расположиться в тылу главного войска. Муюн Линь, считая сию /199/ предосторожность излишнею, распустил конницу на облаву, и не взял никаких мер на непредвиденный случай. Войска Дома Вэй шли и рано и поздно; и когда подошли с запада к Сэнь-хэ-пхо, то увидели войска Дома Янь на южной стороне восточных гор по услону к реке. Тоба, сделав нужные распоряжения, приказал ратникам с кляпцами во рту и с стянутыми мордами у лошадей скрытно идти вперед. На восходе солнечном они поднялись на гору, а внизу под ними расстилался лагерь неприятелей. Войска Дома Янь ужаснулись, и пришли в замешательство. Тоба-Гуй произвел нападение, и побил до 10.000 человек. Тоба Цзунь, по возвращении ударил с лица, и взял в плен до 50.000 человек. Муюн Бао с прочими бежал. Ван Гянь, начальник среднего поколения, в предположении [396] обессилить царство Янь, всех пленных предал смерти. В апреле 396 года Муюн-чуй, оставя князя Муюн-дэ охранять Чжун-шань, тайно выступил в поход, перешел чрез горы Цин-лин, прошел через Тьхянь-мынь, просек дорогу через каменные вершины, и сверх чаяния Тобы-Гуй очутился прямо против Юнь-чжун. Князь Тоба Кянь охранил Пьхин-чен. Муюн Чуй напал на него. Тоба Кянь выступил в поле, и с потерею сражения лишился жизни. Муюн Чуй взял все поколение в плен. Тоба-Гуй пришел в страх и хотел уклониться. Поколения пришли в разномыслие, и Тоба Гуй не знал, что предпринять. Муюн Чуй при переходе через Сэнь-хэ-пхо увидел гору наваленных в кучу скелетов 477 и расположился принесть жертву. Ратники зарыдали, и воплями потрясли горные долины. У /200/ Муюна Чуй с досады и стыда пошла кровь изо рта. С сего случая он занемог, и когда болезнь усилилась, то он построил городок Янь-чан, и возвратился. Скончался в Шан-гу. Муюн Бао вступил на престол. Чины Дома Вэй советовали Тобе Гуй принять высокий титул, 478 и Тоба-Гуй в первый раз выставил знамена Сына Неба. Военный советник Ван Сюнь представил о завоевании северного Китая. Тоба-Гуй одобрил, и [176] решился предпринять великий поход на царство Янь. В сентябре с 400.000 пехоты и конницы выступил на юг в Ма-и, перешел через Гэу-чжу; особливый отряд послан занять Ю-чжеу. В октябре Тоба-Гуй подошел к городу Цзинь-ян. Князь Муюн Нун выступил дать сражение, и, быв совершенно разбит, обратно бежал. Сы-ма Му-юй Сун запер ворота, и не впустил его в город: почему Муюн Нун побежал на восток. Тоба-Гуй, преследуя его, взял в плен семейство его. Войско Дома Янь все погибло. Только Муюн Гун с тремя конниками прибежал в Чжун-чань. После сего Тоба-Гуй покорил всю область Бин-шжеу. 479 Вслед за сим он отправил полководца Юй-ли-дань, скрытно пробравшись из Цзинь-ян, открыть старую дорогу полководца Хань-синь, из Цзин-хин идти на Чжун-шань, напасть на Чан-шань и взять сей город приступом. Все это сделано. Областные и уездные города все покорились. Только Чжун-шань, Йе и Синь-ду — три города остались у Дома Янь. Тоба-Гуй приказал князю Тобе И осаждать Йе, полководцу Ван Гянь осаждать Синь-ду, а сам пошел под Чжун-шань. Но вслед за сим сказал полководцам: Чжун-шань есть /201/ крепкий город. Если поспешить осадою, то много надобно потерять людей. Если долго осаждать, то много хлеба нужно. Лучше прежде осадить Синь-ду. Тоба И осадил Йе. Муюн Дэ и Муюн Цин в ночи сделали вылазку, и разбили его. Войско Дома Вэй отступило к городу Синь-чен. Тоба-Гуй взял город Синь-ду. В марте Муюн-Бао получив известие, что Тоба Гуй осаждает Синь-ду, употребил сокровища Двора и дворцовых девиц, чтобы набрать из воров войско для похода, и расположился лагерем на северном берегу реки Хутхо. Пришло войско Дома Вэй, и расположилось на южном берегу реки. Муюн-Бао в ночи скрытно перешел через реку, напал на лагерь Дома Вэй и по ветру пустил огонь. Войско Дома Вэй пришло в большое замешательство. Тоба-Гуй оставил лагерь. Но войска Дома Янь вдруг и без всякой причины начали резаться и стреляться между собою. Тоба-Гуй, приметив это, ударил сбор войск, зажег множество светочей вне лагеря, и стремительно ударил на неприятеля. Войско Дома Янь было совершенно разбито и возвратилось. Оно еще претерпело несколько поражений. Муюн-Бао оставил лагерь, и с 20.000 конницы возвратился. В это время случился сильный ветер с снегом; множество ратников от стужи померли. Большая часть придворных чиновников и военных покорилась Дому Вэй. В Чжун-шань [177] был большой голод, и Тоба Гуй осадил его. Он вступил в сражение с Муюном-Линь под И-тхай, и одержал совершенную победу. Муюн-Линь бежал в Йе. Тоба Гуй, с покорением Чжун-шань получил государственную печать и казнохранилище со всеми сокровищами, и все роздал военным в награду. После сего Тоба Гуй перенес столицу в /202/ Пьхин-чен, построил дворец, основал храм предкам своего Дома, поставил жертвенник духам Ше и Цзи. 480 В храме предкам ежегодно пять раз приносили жертву: в два равноденствия, в два поворота [зимний и летний] и в двенадцатой луне. В след за сим Тоба Гуй предписал правительству провести рубежи столичного округа, означить меру путей, уравнить весы, определить меры длины; отправил чиновникам обозреть княжества и области, открыть злоупотребления гражданских и военных начальников, лично освидетельствовать отрешаемых и повышаемых. Он приказал написать Уложение о чиновниках, определить правила музыки, изложить придворные и другие обряды, сочинить уголовные законы, поверить астрономические измерения времени, чтобы все сии части служили образцами на вечные времена. В 12 луне Тоба Гуй вступил на императорский престол. Указал в столице и вне связывать волосы на голове и носить шляпу. 481 Отдаленному предку Мао и прочим, всего двадцати семи человекам, дал посмертные почетные наименования с титулом Хуан-ди, т. е. императора. По древним обычаям Дома Вэй, т. е. сяньбийским, в первой летней луне приносили жертву Небу и в восточном храме, т. е. предкам; в последней летней луне выходили с войсками прогонять иней на хребет Инь-шань; в первый осенний месяц приносили жертву Небу в западном предградии. Все сии обряды ныне возобновил на прежних установлениях. Определил жертвенные приношения в предградиях и храме предкам; установил обряды и музыку. Еще по совету /203/ министра Цуй Хун объявил себя потомком государя Хуан-ди, в силе земли. [Земля — одна из пяти Стихий].

Историческое пополнение. Китайцы полагают, что в свойствах человека находится пять добродетелей или способностей к усовершению нравственной его природы. Это суть: человеколюбие, обряд, справедливость, знание и верность. Сим пяти добродетелям соответствуют, по своим свойствам, пять стихий: человеколюбию дерево, [178] обряду огонь, справедливости металл, знанию вода, верности земля. И так в силе земли значит, что получил престол империи верностью, т. е. точным исполнением данных обещаний.

Переселил 2.000 семейств правителей и знаменитых домов из шести областей и двадцати двух округов в резиденцию в Дай. На восток, т. е. от столицы до округа Дай, на запад до Шань-ву, на юг до самого Инь-гуань, на север до Сэнь-хэ-пхо; все сие пространство земли было под столичным округом. Пространство в четыре стороны за столичным округом поручено в управление начальникам восьми поколений.

Заимствовано из Ганму.

КОНЕЦ I ОТДЕЛЕНИЮ В I ЧАСТИ

Комментарии

386 Т. е. боковую линию.

387 В апрельской луне.

388 Река Жао-лэ от Ин-чжеу на севере. П. И.

389 В Го-пху-чжу Эрр-я сказано: степный баран, юань-ян, походит на обыкновенного барана, но имеет большие рога. Водится в западной стороне. В Цянь-шу Ин-и сказано: рогастый вол, го-дуаньню, походит на вола; из рогов его можно делать луки для стреляния. П. И.

390 Т. е. северные хунны.

391 Что = 270.000 лан серебра. Вероятно, есть ошибка в цифрах.

392 Т. е. тангутский.

393 Здесь пресекается владычество Дома Хуннов в Монголии. Место его на время заступает Дом Сяньби, и монголы, называвшиеся до сего места хуннами, принимают народное название сяньбийцев.

394 Древний город Фэй-жу-хннь лежит в нынешнем округе Пьхин-чжеу. П. И.

395 Построено подворье для принятия заложников от покорившихся. П. И.

396 Уезд Ву-люй-хянь находился в ведомстве области Ляо-дун. П. И.

397 Т. е. сносили имущество в поля и не допускали до разграбления. П. И.

398 Уезд Фу-ли-хянь принадлежал зависимым владениям в Ляо-дун. Древний город лежал от нынешнего Ин-чжеу на восток. П. И.

399 В пограничной стене, отделяющей область Цзинь-чжеу от Монголии.

400 В ноябре. Ганму,

401 Уезд Ма-чен-хянь лежал в Дай-гюнь. П. И.

402 Первый получил титул Шуай-чжун-ван, что зн; царь, предводительствующий народом; второй получил титул Шуай-чжун-хэу что зн.: князь, предводительствующий народом.

403 Уезд Мань-бо-хянь лежал в области Ву-юань. П. И. 152

404 Кит. слова: царь, предводительствующий народом.

405 На кит. Цинь-хань Ду-юй.

406 В тексте: Шуай-чшун-ван. См. выше 120 год.

407 В кит. подлиннике Тхань-ши-хуай.

408 В подлиннике Тхэу-лу-хэу.

409 Это принадлежит к числу вымыслов, в Азии обыкновенно составляемых о рождении

410 Это есть древнее разделение Монголии, введенное ханом Модэ.

411 Вместо вступили надобно написать произвели набег. Ганму.

412 Ухуаньский пристав. Ганму.

413 На кит. Чжун-чан-сы.

414 И-лан.

415 Основатель династии Шан.

416 Древняя история Шу-гин, в главе Шунь-дянь говорит: Мань И развращают Хя, т. е. Китай. Народ Мань обитал на полосе земли между реками Хуай и Гян. Гао-цзун воевал Гуй-фан, и чрез три года победил их. Под Гуй-фан разумеется отдаленная страна. П. И.

417 При Ву-ди верховный вождь Вэй Цин, воюя с хуннами, доходил до гор Дяньянь и порубил до 10 т. человек. Хо Кюй-бин, воюя с хуннами, воздвиг жертвенник на горе Лангюйсюй и подходил к Байкалу [в Ханьхай]. П. И.

418 Которые вел император Ву-ди в четырех странах смежных.

419 Ву-ди указал запретить в империи частную продажу соли и железа и отливание денег; а одну связку денег считать за две, т. е. тысячу считать двумя тысячами. Связка денег есть нитка или веревочка, на которую чохи нанизываются. Продажа вина производилась от казны. П. И.

420 В губ. Шань-дун.

421 При Ву-ди, во второе лето правления Тьхянь-хань, 99, по Р. X., появились толпы разбойников по горам Тхай-шань и Лан-йе-шань. Они заперли горные проходы, осадили города, и дороги сделались непроходимыми. П. И.

422 Министрам дан титул Фу-жинь-хэу в знак льготы, которою правительство помышляло поправить расстроенное состояние народа. Фу-жинь-хэу кит. слова зн. князь обогащения народа.

423 В царствование Ву-ди это сказал князь Фу-янь, когда отсоветовал войну с хуннами. П. И.

424 В подлин. Мань-и, южные инородцы.

425 Гао-цзу основатель династии Хань, Люй-хэу [Гао-хоу] супруга его.

426 Т. е. Монголию от Китая.

427 По историческим запискам: Ли Мау был хороший полководец на северных пределах царства Чжао. Постоянно находясь в Яй-мынь (в обл. Дай) для предосторожности против хуннов, он нужным нашел определить чиновников для сбора пошлин; и сбор сей не брал в казначейство, а употреблял на содержание армии, вестовых маяков: и на границе не было беглых.

428 По истории Старшей династии Хань: Ван Ман выставил 30.000 войск, которые должны были десятью дорогами выступить на хуннов. Полководец Янь Ю удерживал его от сего предприятия. Янь-шы-еу пишет: что касается до военных действий, Янь Ю правильно судил о распоряжениях династий Цинь и Хань.

429 В сентябре. Ганму. 177.

430 В Ганму: в четвертое лето правления Гуан-хо. Сей год соответствует 181 году.

431 Он 26 лет опустошал Китай. Ганму. 181.

432 Мохоба переселился со всем народом.

433 Монголы со времени подданства южных хуннов Китаю принимали китайские имена: почему имена их оставлены без изменения, напр. Муюн Хой, Муюну Хой.

434 Пред именами должно подразумевать прозвание Муюн.

435 Китайцев.

436 Губернатор в Ю-чжеу. 160

437 Лун-сян Гян-гюнь.

438 Оба китайцы.

439 Начальник, на кит. Да-жинь, большой человек, по обычаю кочевых избирался из храбрых, сильных, способных разбирать спорные дела. Ганму.

440 Ань-бэй, Гян-гюнь, Пьхин-чжеу Цы-шы, Ляо-дун-гун. Губернатор сей области Цуй Би бежал за границу.

441 В Ляо-дун-чен. См. Ляо-дун-чен.

442 Это сын, а высший [вышеупомянутый] Муюн Хань был брат Муюна Хуан. См. выше.

443 Чжень-гюнДа-гян-гюнь, Пьхин-чжеу Цы-шы, Ляо-дун-гун. 162 .

444 Пекин.

445 Неизвестное место. Ныне главная пристань в Тхун-чжеу.

446 Лю Цян был делопроизводитель, т. е. статс-секретарь Муюна Хуан.

447 Т. е. решиться к завоеванию Северного Китая.

448 Муюн-Ба, сын Муюна Хуан.

449 Город Ги, иначе Ги-чен есть нынешний Пекин.

450 Он же Ши Минь.

451 Дом Цзинь царствовал в южном Китае; пребывание имел в Гян-нин-фу [Нанкин].

452 В сие время северный Китай не имел законного государя, а занят был наиболее иностранцами.

453 Косоплеты, на кит. Со-тхэу, составляли особливое сяньбийское поколение, по прозванию Тоба. У них в обыкновении было заплетать волосы в косу. Отсюда китайцами дано им и название косоплетов. Ганму, 261-й год.

454 Слово Хан в первый раз встречается в кит. Истории. Гао-цзун, государь из Дома Тхан, говорит: нынешнее слово Хан соответствует древнему слову Шаньюй. Ганму. 261.

455 Мао, имя Хана, впоследствии наименованного Чен-Хуан-ди. Ганму. 261.

456 Туйинь [сменивший дом Цао-Вей], имя хана, впоследствии наименованного Сянь-Хуан-ди. Ганму. 261.

457 Гйефынь есть имя хана, впоследствии наименованного Шень-юань Хуан-ди. Ганму. 261.

458 Ливэй есть имя хана, впоследствии наименованного Шень-юань-ди. Ганму. 261.

459 Чен-ло, см. Ганму. 261 год.

460 В 265 году Дом Вэй, иначе Цао-Вэй, передал престол империи Дому Цзинь.

461 Ныне губернии Чжи-ли и Сань-си [Шаньси].

462 На кит. Нуань-шуй.

463 Сэнь-хэ-пхо. См. в Ганму 295 г.

464 Ито был старший сын Шамоханев.

465 Область Бин-чжеу еще находилась под владением кит. Дома Цзинь; и потому Лю Кхунь от Двора назначен был правителем сей области.

466 Т. е. поставлен удельным владетелем кит. округа Дай, который дан ему в уплату за военные издержки.

467 Ван Сюнь в сие время был правителем, т. е. губернатором области Ю-чжеу. Как правители пограничных областей вообще заведывали и войсками в пределах своей области, то Ван Сюнь при настоящих смутных обстоятельствах царствующего Дома — наверное полагал достигнуть престола в сев. Китае.

468 См. отд. III.

469 Соответствующий королевскому, не императорскому Двору, что и внутренним и заграничным вассалам дозволяется. 170

470 Из сего места наиболее подкрепляется догадка, что поколения Жужань и Гаогюй покорены ханом Тобою Ито в минувшую войну, в.297 году.

471 Шеигянь был второй сын Тобы-Юйлюйя. Ганму.

472 Т. е. ссор между родными.

473 Полона есть название тюркистанского владения, лежавшего от Кашгара на северо-запад. Резиденция в городе Гуйшань. Ганму.

474 Столица царства Янь.

475 Гаогюйские поколения суть потомки Чи-ди.

476 Сегань есть название особливого сяньбийского поколения. 174

477 Убитых в прошлом году 50.000 пленных.

478 Титул императора.

479 Сань-си.

480 Храм предкам и жертвенник духам Ше и Цзи суть коренные принадлежности кит. Двора.

481 Т. е. одеваться по тогдашнему монгольскому обычаю.

 

Текст воспроизведен по изданию: Н. Я. Бичурин [Иакинф]. Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена.  М-Л. АН СССР, Институт этнографии им. Миклухо-Маклая. 1950

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.